КРИПИПАСТЫ 1

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

КРИПИПАСТЫ: ЛУЧШЕЕ
Часть первая

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]


Специально для [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Полезные ссылки

http://barelybreathing.ru
http://creepythreads.ru/
http://ffatal.ru/
http://kriper.ru/
http://kripi.net/
http://mystical-blog.ru/
http://notabenoid.com/book/34106
http://scpfoundation.ru/
http://theholders.org/
http://the-moving-finger.diary.ru/
http://www.diary.ru/~paranoied/?tag=4142502
http://www.screepy.ru/
http://2ch.hk/sn/res/246316.html
http://creepypasta.com
http://creepypasta.wikia.com/


Алфавитный указатель

Для навигации перейдите по ссылкам ниже.

13 LINK \l "_Автобус_410" 14Автобус 41015
13 LINK \l "_Блюджекинг" 14Блюджекинг15
13 LINK \l "_Болотная_тварь" 14Болотная тварь15
13 LINK \l "_Больничный_случай" 14Больничный случай15
13 LINK \l "_Браслет" 14Браслет15
13 LINK \l "_Бухта_Кэндл_(Candle" 14Бухта Кэндл (Candle Cove)15
13 LINK \l "_Вареное_мясо" 14Вареное мясо15
13 LINK \l "_Вас_не_слышно" 14Вас не слышно15
13 LINK \l "_Вайомингский_инцидент" 14Вайомингский инцидент15
13 LINK \l "_Взгляд_в_никуда" 14Взгляд в никуда15
13 LINK \l "_Видеокассеты" 14Видеокассеты15
13 LINK \l "_Вмогиле.Ру" 14Вмогиле.Ру15
13 LINK \l "_В._Пелевин_" 14В. Пелевин Синий фонарь15
13 LINK \l "_Врачебные_истории" 14Врачебные истории15
13 LINK \l "_Время_мёртвых" 14Время мёртвых15
13 LINK \l "_Всё_случилось_из-за" 14Всё случилось из-за того, что я стал долбанным извращенцем15
13 LINK \l "_Вскрытый_архив_крипипасты" 14Вскрытый архив крипипасты про путевых обходчиков15
13 LINK \l "_Вставай,_я_сказал!" 14Вставай, я сказал!15
13 LINK \l "_В_стене" 14В стене15
13 LINK \l "_Встреча_в_парке" 14Встреча в парке15
13 LINK \l "_Вся_наша_жизнь..." 14Вся наша жизнь... игра!15
13 LINK \l "_Вызвал_покойника" 14Вызвал покойника15
13 LINK \l "_Высокий,_Тонкий,_Безликий" 14Высокий, Тонкий, Безликий15
13 LINK \l "_Гвозди" 14Гвозди15
13 LINK \l "_Генри_Каттнер,_\"Кладбищенские" 14Генри Каттнер, "Кладбищенские крысы"15
13 LINK \l "_Гипноозеро" 14Гипноозеро15
13 LINK \l "_Голова_быка" 14Голова быка15
13 LINK \l "_Гостиница" 14Гостиница15
13 LINK \l "_Гость_из_будущего" 14Гость из будущего15
13 LINK \l "_Двойники" 14Двойники15
13 LINK \l "_Дом_без_конца" 14Дом без конца15
13 LINK \l "_Красный_Пепал" 14Красный Пепал15
13 LINK \l "_Почему_нельзя_брать" 14Почему нельзя брать б/ушные компы15
13 LINK \l "_Прослушка" 14Прослушка15
13 LINK \l "_Самые_несчастные_существа" 14Самые несчастные существа15
13 LINK \l "_Список_покупок" 14Список покупок15

Автобус 410

Это случилось в пятницу. Я вышел уставший из института и подумал, как же меня задолбала моя работа. Душа снова была пуста, и ее щемило от тоски, как в тот новый год, когда я копил деньги на фигурку Суйсейсеки. Зима подходила к концу, моросил противный дождь вперемешку со снегом, но зонт я забыл дома, ведь когда я с утра впопыхах собирался, некому было мне о нем напомнить. Вы же знаете, как это бывает с утра встал, на полуавтомате что-то съел, выпил кофе, сел на автобус и лишь в метро начинаешь соображать вообще кто ты и куда едешь. Какой уж тут зонт?

Так вот, выйдя из института, я подошел пустой автобусной остановке. Учитывая, до скольких я засиделся на работе, час пик уже давно закончился и транспорт ездил полупустой. Какой-то старикан в черном балахоне перевешивал табличку. Несмотря на возраст он выглядим довольно свежим. "Отец, а 271-й больше тут не ходит? Мне бы до метро доехать." "Эх, милок, закрыли маршрут-то. Теперь 410-й пустили, тебе на нем." Вместо множества старых чисел, новая табличка содержала лишь одно 410.

Я не считаю, что автобусы должны ходить чаще вечером тогда в каждом вообще по 2-3 пассажира будет. Но ждать 20 минут ради 15-минутной поездки удовольствие сомнительной. Эх, сколько раз я говорил себе, то пора заняться физическим здоровьем, ходить до метро пешком, найти качалку на выходные и т.п. Но в вечер пятницы такие мечты кажутся совершенно невыполнимыми.

Я достал свой дряхленький КПК и стал читать с экрана книжку. Наверное, в вечерней дымке мое лицо довольно забавно подсвечивалось. Из тьмы вышла девушка и села на лавку, бросив на мою небритую персону небрежный взгляд. Мысленно представил как я заговорю с ней о том, что долго как-то нет автобуса, да и погода хреновая, да и она красивая, до и у меня...

Бл***! Ну сколько можно фантазировать. В свои 21 я так и остался девственником, неудачником и задротом. Работаю за гроши в своем институте админом, выкачивая тонны торрентов его вычислительной мощностью, имею три сотни асечных контактов, а девушки как не было никогда так и нет. Так же и эта, проедем на одном автобусе до метро (а мы проедем автобус-то теперь один), может еще посидим напротив несколько остановок, а потом я выйду, так и не заговорив.

Девушка молча сидела на скамейке, закрыв глаза. Заметив проводок у ее ворота и едва заметное покачивание ее головы, я понял, что сейчас ей душу изливает плеер. Так что планы строить бессмысленно. Блин, и почему люди такие разобщенные. Наверное нет никого более одинокого, чем городской житель, при том, что он людей видит толпами каждый день.

20 минут прошло, но автобус все не приезжал. Старикан ушел второпях, едва повесив новую табличку даже стремянку оставил. Неужто я произвожу впечатление человека, даже потенциально спереть что-либо не способного?! Я продолжал стоять, облокотившись на стенку остановки, читая электронную книжку. Какие-то школьники путешествовали во времени, используя свои суперспособности, но мне это казалось столь же далеким и безразличным, как и моя собственная жизнь.

Показался старенький ЛиАЗ. В таксопарке творятся какие-то чудеса сначала внезапно маршруты меняют (а ведь еще с утра ехал на 271-м), теперь эта древняя колымага приезжает. Кадровые перестановки с продажей под шумок всего на свете у них что ли? Вчера вот в метро один мужик рядом со мной читал газетную статью с заголовком "транспортный чиновник продал душу сатане".

Чудеса продолжились: открылась водительская дверь, и из автобуса вышел тот самый старикан. Направляясь к стремянке, он посмотрел на меня в пол-оборота и подмигнул. И когда он успел до парка добраться, чтоб сесть за руль?! Он сложил стремянку, закинул ее куда-то рядом с водительским креслом и пригласил в салон.

Девушка энергично поднялась со скамейки и вошла в переднюю дверь. Последовав за ней, к своему удивлению (да-да, представьте себе, я все еще удивлялся), я обнаружил, что в автобусе немало людей. К тому же, на автобусе почему-то не было автоматических кондукторов "противозайцев". Я на всякий случай показал старикану-водиле проездной, но он даже не взглянул.

Пассажиры показались мне какими-то сонными и уставшими. Верно! Сейчас же вечер пятницы. Вот все и едут такие разбитые. А завтра они будут спать до полудня, все хором начнут мыться от чего в доме будет плохо течь горячая вода, а какая-нибудь сволочь опять включит караоке и во все свое безголосое горло будет орать! Эх, я становлюсь каким-то раздражительным, надо с этим бороться.

Свободным оказалось лишь одно двойное сидение, находящееся в хвосте автобуса, рядом с задней дверью, причем девушка направилась к нему и селу у окна, подобрав край своей куртки с дальней половины сидения, явно предполагая, что я тоже сяду.

Я подошел и молча сел. У нее были чуть кучерявые каштановые волосы, немного не доходящие до плеч, темные глаза и небольшая эротичная родинка на щеке, аккуратный подбородок...! Я почувствовал на себе взгляд и мне показалось, что водитель опять подмигнул мне на этот раз в зеркало заднего вида. Мотор с грохотом завелся и автобус тронулся.

Девушка была так близко, что я смог уловить звуки, исходящие из ее дешевеньких наушников. Лирическая героиня пела о том, что она сидит в кинотеатре одна и еще что-то о потерянной музыке и продолжающейся любви. Я усмехнулся. Может стоит побороть себя и все же познакомиться? Анимешники открытее для общения как-никак, да и интересы общие.

Экран КПК погас и я вспомнил о нем. Интересно, как выглядит со стороны чувак, тупо держащий перед собой светящийся лист текста без перелистывания? Я решил продолжить чтение. Герои встретили сами себя и рассказывают себе то, что уже слышали в прошлом от себя.

"Интересно?"

Я поднял глаза. Девушка вопросительно смотрела на меня. Наушников не было, наверное, убрала в сумочку. "Да так себе, фантастика, ничего особенного". Боже какая глупость! Мог бы сказать, что интересно произвел бы впечатление получше. Впрочем, какое впечатление, я ведь ни на что не рассчитываю? Или нет?

Девушка улыбнулась, заметив, как я занервничал. "Эта книга, которую ты читаешь, это ведь (спойлер)?" "Ну да, а что?" "Занятная книжка, очень интересная и позитивная" "Угу" "Много уже прочитал?" "Не очень" Черт, ну что мне мешает быть разговорчивее?

Автобус резко свернул, меня качнуло и я упал на девушку, коснувшись рукой ее груди. Остальных пассажиров тоже пошатнуло, кто-то громко выругался. "Прости!" Я отдернулся, а она покраснела, и, отвернувшись, стала молча смотреть в окно. Эй, ну я ж не специально. Или специально?

Прошлый автобус за это время уже успел бы доехать до метро. Видимо, у этого маршрут какой-то извилисто-крутой, чтоб отмененные рейсы покрыть лучше. Что ж, может за это время еще удастся извиниться? Скажу, что водитель лихачит, а везет не дрова а такую милую девушку, а она ответит, что..

Проклятье! Да что я все об ней думаю? Сколько раз уже так было и ниразу ничем не заканчивалось, так чем же этот случай отличается?! Я вернулся к чтению. Инопланетянка выслушала пересказ прошлых страниц. Взяв листик, полученный главным героем от нее же в будущем, она заморозила время. "Эй!" Я поднял глаза и увидел за окном указатель [/Москва].

Девушка держала меня за плечо, которое только что трясла. Автобус мчался вперед, оставляя в туманной дымке дорожный указатель границы города. Разве старикан не говорил, что 410й к метро едет?! Нет, это какой-то бред, я перетрудился. Просто устал. Другие пассажиры ведь не паникуют, так?

Я провел глазами по салону и понял, что большая часть пассажиров мирно дремлет, даже несмотря на прыжки автобуса через колдобины. Меня прошиб холодный пот. Я повернулся к своей соседке и наши глаза встретились. В ее взгляде читался страх. Надо полагать, в моем тоже.

Стоп. Давайте мыслить рационально! Да, тут творится какая-то чертовщина. Надо просто подойти к водителю и спросить, что происходит. Или по крайней мере попросить высадить. Благо, уехали недалеко, на попутках как-нибудь доберусь до метро, хоть и приеду домой на час позже. Все равно ведь меня там никто не ждет. Решено встать и подойти.

Встать и... Я сказал встать... Ноги меня не слушались. При попытке встать их свело от резкой колящей боли, и я остался сидеть. Девушка вопросительно подняла бровь, не поняв что произошло. "Ноги не слушают попробуй" Она попробовала приподняться и тоже подкосилась на сидение.

Девушка вскрикнула от удивления. Я в панике попытался осмыслить ситуацию. Итак, мы едем неизвестно куда, да еще вдобавок и встать не можем. Водитель ведет себя подозрительно, а пассажиры в отключке. Что, уже пора паниковать?

"ЧТО ЗА ХРЕНЬ ТУТ ТВОРИТСЯ?!" Я орал что было сил. Отражение водителя в зеркале заднего вида слегка подернуло своей седой бровью. Отражение старикана пристально на меня посмотрело, после чего взгляд его вернулся к дороге. "ОТВЕЧАЙ, СТАРИК! ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ?!" Автобус стал тормозить и вскоре остановился на обочине. Мотор заглох.

"КУДА ты нас везешь?!" "Хех. Я полагаю, просвещенная фантастической литературой молодежь могла бы и сама догадаться. В Ад, конечно, куда же еще" Старик говорил сухо, спокойно и безразлично. Пожалуй, безразличие пугало еще больше, чем смысл его слов. "К..К..Кто ты?.."

"До чего непонятливый народ пошел! Если ты думаешь, что я дьявол или типа того, ты ошибаешься, дружок я простой трудяга. В этом месяце у нас недобор, вот мне и пришлось провернуть весь этот цирк с автобусом".

Девушка включилась в разговор. "Нас ведь будут искать! Нельзя же просто взять и похитить целый автобус людей!" Старикан, до этого стоявший у водительского кресла, молча прошел в середину салона. "Искать? Ты должно быть шутишь. Смотри сама..." Широким жестом руки он указал на окружающих пассажиров.

"Ты думаешь, хоть кого-то из них будут искать?"

Проклятье. Автобус наверняка списанный и никому не нужен. Я живу один, ближайшие 2 дня выходные. Если здесь специально были собраны такие же неудачники как и я, то их действительно никто не будет искать. Значит, и она... Я посмотрел на сидящую рядом девушку и понял по ее глазам она тоже никому не нужна.

"Ну что, еще вопросы будут?" "Почему мы?" "Юнец, твой максимализм меня поражает. Ты что, считаешь себя особенным каким или что? Просто никому не нужная душонка. Даже Он не против похищения таких, как вы. В мире от этого хуже никому не становится, уж поверь мне".

Наступило молчание. Я почувствовал боль в висках. Девушка заплакала и я инстинктивно приобнял ее. Старикан снова сел за руль, поняв, что больше вопросов не будет. Да и что еще спрашивать? Если он действительно везет нас туда, куда сказал, то тянуть время можно сколько угодно это ничего не изменит, не думаю, что кто-то способен противостоять силам тьмы.

Интересно, а далеко ехать? Вряд ли ад в ближнем Подмосковье располагается. Хотя пожалуй, даже это меня сейчас не удивило бы. Проклятье, я не хочу умирать! Не то, чтобы эта жизнь мне так нравилась, но другой-то не будет! Или будет?

Мы ехали уже больше часа и девушка уснула. Ко мне же сон никак не приходил видимо это из-за кофе, которым я злоупотребляю на работе. Для сохранения рассудка, я включил КПК и сконцентрировался на недоделанной работе, которую хотел оставить на выходные. Даже скриптик небольшой набросал даже жалко, что потестить его нельзя.

Боже, чем я занимаюсь? Я же умру скоро, и не лень же мне все эти скприптики ковырять?! Последние пару часов, мы ехали прямо по пустому шоссе (где все машины?) и мне было просто скучно ничего не делать. Надо бы попросить сатану чуть времени, чтоб дочитать книжку она чертовски интересная...

Мы ехали довольно долго. Другие пассажиры лежали бес сознания, девушка тоже давно уже сладко посапывала, положив мне на плече голову, да и меня уже почти накрыло сном. И тут, внезапно, автобус свернул на проселочную дорогу.

Неужели уже скоро?! Даже интересно, как могут выглядеть адские врата... Мы остановились у ворот какого-то объекта, которые быстро открыли, без каких бы то ни было проверок. Похоже, нас ждали. Во тьме за воротами я увидел длинный ряд фонарей, подсвечивающих прямую дорогу.

Автобус принялся двигаться по ней, набирая скорость. Огни мелькали за окном все быстрее, но тряски практически не было дорога была удивительно ровной. Старик все жал на газ. Интересно, до какой скорости может разогнаться эта калымага?

Свет фонарей за окном почти превратился в сплошную полосу света. Мне стало больно смотреть в бок и я переключил взгляд на лобовое стекло. Дорожка из фонарей ползла навстречу и вот-вот должна была кончится. Неожиданно, я увидел впереди стену. Она приближалась. Автобус двигался все ближе и ближе и КАК ЁБНЕТСЯ!!!

Шутка! Ха-ха, что-то нервный я стал, с чего бы это? Автобус пролетел сквозь стену, не заметив ее совершенно, и скользил дальше, набирая скорость. Фонарей больше не было. Девушка повернулась ко мне спиной и уставилась в окно. Вот сволочь же, какой смысл демонстрировать такой торжественный игнор в этой бредовой ситуации?

Только сейчас я заметил то, что так приковало ее внимание. Небо меняло цвет. Низкие плотные облака тускло светились, окрашенные в цвет мокрого темно-красного кирпича. В Москве ночное небо всегда выглядит мутно-синим, зеленым или красным, в зависимости от района, но сейчас, на фоне чернейшего леса по бокам дороги этот родной оттенок смотрелся довольно зловеще.

Мой КПК злобно пикнул, начал играть свою обычную прощальную мелодию, но на середине бросил. Экран потух. Потом вдруг ожил и стал светиться белым. Нажатия на кнопку выключения не произвели никакого эффекта. Я вытащил батарею.

Я тупо глядел на нашего шофера. Водитель смотрел вдаль, барабаня пальцами по баранке какой-то бодрый мотивчик. Вдруг кто-то сильно схватил меня за руку. Вцепившаяся в меня соседка всхлипнула, уткнулась лбом мне в плечо и начала тихо плакать. Упавшие ей на колени наушники издавали шипение и треск.

Ощутив внезапный прилив сил, я думал о силе древних инстинктов, побудивших девушку так оперативно выбрать себе защитника в опасной ситуации. То, что им внезапно оказался я, льстило. Глупо. Мне стало хорошо.

Внезапно тряска, сопровождавшая каждый миг движения старенького автобуса, прекратилась. За окном была непроглядная тьма. Девушка сильно вцепилась мне в плечо. Глупая как будто мне не страшно. Может мне это приснилось? подумал я, но обмануть свой рассудок не получилось: это было не похоже на сон. Я посмотрел из окна вниз на то место где должна была быть дорога. в этой кромешной тьме не видно было даже земли. Да и была ли под автобусом какая-нибудь поверхность? Вполне возможно, что нет. Возможно вся эта десятиметровая махина с пассажирами висела в пустоте.

Девушка наконец-то взяла себя в руки. Знаешь, сказала она, а ведь никто даже и не узнает, если я пропаду, хозяйка квартиры, которую я снимаю, скорее всего даже не заявит в милицию, а по прошествии некоторого времени заберет себе мои вещи и продаст мой ноутбук все что у меня есть. Мне страшно! сказала она, я не хочу умирать так!

Я взял девушку за руку и отшатнулся. Рука была холодная, как лёд. Я медленно перевел взгляд на отражение водилы в зеркале. Он ухмылялся, наблюдая за этой сценой. Девушка смотрела на меня с недоумением. Я дотронулся еще раз все тот же холод. Мы уже умерли?! "Эй, когда мы пролетели сквозь стену... Что произошло?" "А ты как думаешь? Умерли вы, голубки"

Автобус плавно плыл в черной мгле в тусклом рассеянном свете красноватого неба. Интересно, тут бывает рассвет? Или мы так и останемся в этой мгле? Тем временем, проснулся какой-то из пассажиров, сидящий в передней половине автобуса.

"ЭЙ, МУЖИК! ТЫ ЧЁ, В НАТУРЕ! Ты куда меня увез, а, скотина ты еб****?! Мне домой надо, бл***! Быстро, бл***, отвез, бл***!" Гнев не самый лучший выплеснуть эмоции, особенно в такой ситуации. Водитель даже не повернулся, а просто поднял руку и щелкнул пальцем. Мужик согнулся пополам от боли.

Значит, вот кто не давал нам встать. Интересно, а если водителя отвлечь, удастся ли сбежать? Впрочем, куда, мы же уже умерли, да и ад он знает наверняка лучше меня. Я вгляделся во мглу и увидел впереди крошечный синий огонек. Он медленно приближался.

Автобус парил так плавно, что было абсолютно не ясно, с какой же скоростью мы двигались. Тусклый синий огонек постепенно начал принимать угловатые очертания. Наконец, я узнал в его форме обычную остановку, освещенную уличным фонарем. Как же дико она смотрелась в этой черной пустоши.

"Смотри, там кто-то есть" Ну да, как будто этот черный силуэт можно было не заметить. Неужели, это к нам? Мы плавно поравнялись с остановкой и мотор наконец затих. Автобус чуть качнуло вперед и он замер. Открылась дверь и черная фигура вошла в салон.

Издалека казалось, что у ее обладателя фигура толстого ребенка, но сейчас, вблизи... Передо мной стоял кошмар всех безбилетников толстенный кондуктор весом под 300 кило. Бледная, обвисшая кожа этой женщины (умершей женщины?) свисала с ее огромной физиономии, образуя несчетное число подбородков.
"ПРАаездъ аплачиВАЕМ!" Ее рев мгновенно разбудил весь салон.
Спящие пассажиры проснулись в мгновение ока. Бедные, они и не знаю, в какой они передряге... Пока салон в ужасе переглядывался, соображая что к чему, кондукторша проследовала в хвост автобуса, сотрясая его с каждым шагом, а ее заплывшие жиром бока толкали сидящих сбоку пассажиров. Я заблаговременно посторонился, поближе прижавшись к девушке.

Подойдя, к заднему сидению, она на миг остановилась, вопросительно глядя на сидящего в углу парня. Он весь буквально трясся и стучал зубами. "Праезд аплачиваеМ!" "за-забыл ко-кошелек до-дома..." "Тарифы читаЙ! Четвертъ душиЪ!" "Ч-что?"

Кондукторша пристально посмотрела на парня. Вдруг ее заплывшие глаза загорелись огнем и вокруг несчастного возникло едва заметное сияние. Женщина-монстр сделала глубокий вдох и часть сияющих частиц исчезла в ее глотке.

Оставшиеся частицы света медленно потускнели. Парень орал от страха, но больше с ним ничего не происходило. А я-то думал, он постареет или типа того. Окружающие пристально смотрели на него, но на их лицах был скорее шок, нежели ужас. Парень нервно ощупал свое лицо и замолк, еще сильнее забившись в угол.

У меня все поплыло перед глазами. Я почувствовал, что в мое плечо крепко вцепились. Девушка? Да, наверное ей тоже сейчас плохо. Господи, что же за хрень тут творится?! Спокойно... Расслабься! Я прижал ладони к вискам, чуть не попав трясущейся рукой в зажмуренный глаз.

Вокруг стоял жуткий гам из десятков галдящих причитающих голосов. Виски бешено стучали, я никак не мог успокоиться. Закрыв глаза, я видел перед собой подмигивающего старика, толстенную кондукторшу, пустую остановку, отрывки недочитанной книги, лицо девушки... Я открыл глаза и пронзительно закричал. Все обернулись в мою сторону, толстенное чудовище запричитало, что не помешало ей проследовать к очередному пассажиру.

Девушка вздрогнула, но не отшатнулась, продолжая крепко держать мою руку. Мне стало легче. Итак, я в аду. Часть моей души забирают на входе. Интересно, каково оно жить с 0,75 души? И надолго ли я сохраню эти три четверти? С четырьмя-то наверное получше будет. Впрочем, мы ведь уже умерли. Холодная рука моей спутницы прямое тому подтверждение.

Пока я осмыслял происходящее, слабое сияние у меня за спиной дважды зажглось и погасло. Эта жуткая годзилла, сотрясая свой жир проследовала к нашему сидению. "Праезд аплачиваеМ!" Сдержав отвращение, я поднял глаза на ее физиономию, и слегка улыбнулся. "Проездно~й..."

Монстр вертел в своих ручищах проездной в течение целой минуты, не меньше. Наконец она прекратило его разглядывать и протянула обратно. "Такиээ тут нэ действитэлнЫ! Праезд аплачиваеМ!" Интересно, а проездные для ада вообще существуют? Впрочем, не успел я об этом подумать, как почувствовал себя странно.

Легкий холод пробежал по всей коже. Вокруг меня начало возникать синеватое сияние. Толстенное существо открыло рот, приготовившись принимать оплату за проезд на этом долбанном автобусе. Я покрепче взял девушку за руку и закрыл глаза. Глотка этой бабы не самое приятное зрелище, к тому же с частью души расстаюсь, можно и о вечном подумать.

Я сидел с закрытыми глазами, ощущая холодок окружающего сияния, сжимающую мою ладонь руку девушки, тоже чертовски холодную, жесткое сидение и боль в висках. Остальной мир попросту перестал существовать. Я попытался представить что-нибудь отвлеченное, но никак не получалось. Я продолжал сидеть во тьме, не видя картинок перед глазами.

Душа.. А есть ли она у меня вообще? Иногда я чувствую такую пустоту внутри, что всерьез в этом сомневаюсь. Может и хрен бы с ней? Впрочем, наверное разницу я сейчас почувствую на себе. Окружающий холод усилился и я понял, что чудо-кондуктор уже включила режим пылесоса. Гори оно все огнем...

Холод прекратился, а вместе с ним и частично стихла головная боль. Наверное, у бездушных людей она вообще не болит. Странно, но после данной процедуры я даже немного осмелел. Хоть к самому дьяволу везите, какая разница-то? Ну да, умер. Зато работодателю месячный отчет можно не писать.

Я открыл глаза. Вокруг по-прежнему галдели паникующие люди. Девушка сидела полубоком, спиной прижавшись к стеклу, со страхом глядя то на меня, то на кондуктора. Нависшая надо мной гигантская фигура тянулась к девушке. Попятившись от зловещей фигуры, я еще плотнее прижался к девушке.

Неожиданно, девушка отпустила мою руку. Резким движением она прижалась лицом к моей рубашке, крепко обняв меня. Она вся дрожала, а я не знал что мне делать. Так, надо ее обнять. Черт, почему я не могу просто действовать инстинктивно, везде используя логику?

Я обнимаю мертвую девушку, а за спиной у меня стоит чудовищных размеров и форм существо, пытающееся похитить часть ее души. Прелестно... Девушка всхлипывала и тряслась, в то время как вокруг нее также возник все тот же синий огонь, часть которого исчезла в пасти монстра. Огонь погас и кондукторша пошла дальше, но девушку все продолжало трясти.

Кондукторша шла вдоль салона, собирая четвертинки душ, а девушка продолжала плакать, потихоньку успокаиваясь. Я поглаживал ее волосы, и говорил на ухо что-то тихое и несвязное, чтоб ее успокоить. Она подняла заплаканные глаза. "Синий огонь... Вокруг тебя... Так много огня... Было..."

Нет, я решительно не понимаю, о чем она говорит. "Что?" "Я так испугалась... Сияние яркое... вокруг тебя." Она хочет сказать, что пока я сидел с закрытыми глазами, вокруг...

"Отойди от МЕНЯ, чудовище!!!" Кто-то стоял в проходе, но за фигурой кондуктора его было почти не видно. Судя по хрипловатому голосу, он принадлежал мужчине лет 30-40. "Моя душа БЕСЦЕННА, я не отдам ЕЁ никому!!! Особен.. ЧТО ЗА?!" Раздался глухой звук падения. Судя по всему, взгляд водителя парализовал ему ноги, как тогда это сделал со мной, и бедняга повалился на пол.

"Бесценная, значит. Ох-ох-ох. Да чего ты достиг в жизни за свои годы?" Старикан произнес это с такой неописуемой надменностью в голосе, что захотелось спрятаться. "Я художник, у меня ТАЛАНТ!!!" "Ты? Да ты из запоя не вылезал последний месяц. Да и прошлые тоже." "Я сегодня начал НОВУЮ жизнь! Почти начал!" "Пойми, ты ничтожество, как и все здесь." В салоне повисла тяжелая пауза.

Всхлипывая, девушка слушала весь этот диалог, разыгранный водителем и страдающим гордыней горе-художником. Последние же слова повергли ее в оцепенение. Тяжелая пауза, нависшая над салоном была прервана громогласной бабищей, которая вернулась к исполнению своих прямых обязанностей по сбору душ.

Кондукторша потерзала художника и его соседа и пошла дальше, оставив их сидящими в страхе, бубня что-то под нос. Сидящие вокруг люди постепенно оживлялись, но девушка все молчала, смотря куда-то сквозь людей. Это меня уже начало беспокоить, когда она вдруг заговорила.

"Как ты считаешь, человеческая жизнь имеет цену?" "В смысле значимость?" "Ну да, значимость, важность..." "Последнее время я сильно в этом сомневаюсь. Почитай хотя бы какого-нибудь Ницше" "То есть ты не жалеешь о смерти?" "Рано или поздно я бы все равно умер. Особых достижений, значимых для человечества в целом я тоже не в состоянии совершить. Так какая в общем разница для истории?"

"Но ты же личность! Неужели тебе не страшно, что твоя сущность исчезнет навечно, никогда не повторится?!" "Я всего лишь человек. И мне совершенно нечем гордиться. Я настолько обычен, что без меня никому не станет хуже"

Я хотел было продолжить, но вдруг замолк. И когда я успел стать таким циничным и безразличным даже к самому себе? Ладно, пускай я других людей за унылую биомассу держу, но как давно я перестал считать себя кем-то из нее выделяющимся? Ведь я не был таким.

Я снова закрыл глаза и напрягся. В этот раз меня почти сразу окружило видение.

Деревенский пейзаж, окраина небольшого поселка, маленький мальчик один носится по берегу пруда. Две пожилых женщины увлеченно болтают, сидя на скамейке в тени. Толпа детей проходит мимо. Кто-то хотел было крикнуть гадость играющему парнишке, но испуганно оглянулся на бабок и поплелся с толпой дальше.

Они переваливают за холм, и какое-то время картина просто поражает меня противоречивостью радости ребенка и полного отсутствия событий. На холме появляется пара силуэтов. Ребенок с криками бросается навстречу. "Ну ладно, мои приехали" Пожилая женщина встает и ковыляет в ту же сторону.

Детство... Как бесконечно далеки сейчас от меня те дни. И лишь одно не изменилось мое безразличие к людям. Дети не любили меня, потому что чувствовали, насколько они мне безразличны. Я не стремился подстраиваться под их лидера или руководить ими самому. Я был с ними, пока мне это было интересно, в остальное время я мог играть один. Не то, чтобы я считал себя каким-то особенным. Просто я знал, что они другие люди, мнение которых не отражается на мне в виде осязаемых вещей, а косые взгляды меня не волнуют.

Дети меня начали сторониться, но любви и тепла родителей мне вполне хватало я и не думал, что я когда-нибудь выросту и вместе с массой тела, вырастет и потребность в тепле. Я открыл глаза. Вернувшаяся реальность окатила меня отчаянием с ног до головы, смыв все яркие краски. "Извини, я увлекся. Конечно, личность имеет ценность..." Девушка едва заметно улыбнулась. "...Просто, этот художник... Ну нельзя так возвышать себя!" "Нет, ты все-таки еще не понял"...

У меня заурчало в животе. Действительно! Мы ведь ничего не ели уже давным-давно. И водитель в том числе!!! Если он хотя бы частично человек, то наверняка и ему захочется сделать привал в какой-нибудь... СТОП! Мы в аду. Какой нахрен привал с перекусом?

Тем временем, кондукторша уже обработала беднягу-художника. Более того, оставалось всего несколько пассажиров. Взглянув на эту тушу, я развеял все сомнения этот кусок жира просто обязан чем-то питаться.

Последний пассажир все никак не хотел отдавать часть своей души. "Моя! Только моя! Отойди от меня, тварь!" Он размахивал руками, пытаясь оттолкнуть ужасного кондуктора от себя. "Ты не смеешь! Она моя! МОЯ! Я ни с кем не намерен делиться душой!"

Водитель, до этого мирно постукивающий пальцами по рулю, повернулся к скандалисту. "Что у нас тут? Оу, да это же классический случай проявления банальной человеческой жадности! Какая мерзость..." Старик едва слышно щелкнул пальцами.

Тишина, в очередной раз нависшая над салоном продержалась недолго. Внезапно, в потолке автобуса со скрежетом раскрылся люк. "Што." Пассажир не успел договорить. Онемев, он начал подниматься в воздух и исчез в открытом люке. "Мы им займомсЯ!" Оставшиеся пассажиры не возмущались и добровольно расстались с четвертями душ.

"Можэте ехат далшЭ! Глафная дарога закрытА.. Вам черэз западных объездЪ." "Я чувствую голод сих жалких людишек. На западе рядом с заправвкой есть чудесная кафешка" В салоне раздались возгласы одобрения. "Нэт, я с вами неэ паедУ! Дэла у мэня туТ" С этими словами, она вышла. Когда мы трогались, кондукторша махала нам своей жирной лапищей. Водитель по рулю почему-то стучать перестал.

Объездная дорога безо всяких видимых причин жутко петляла. Водитель нервно крутил баранку руля, везя нас через непроглядный сумрак навстречу эфемерной придорожной кафешке. "Как думаешь, что нас ждет впереди?" "Не знаю, наверное придется отдать какую-то частичку души за еду"

Я покопался в своей сумке и выудил оттуда старенький блокнот. Имена, телефоны, схемы архитектуры сегментов сети, рисунки, названия фильмов и книг... Бесчисленные отпечатки напрасно прожитой жизни? Доказательства моего существования, пропавшие из мира людей вместе со мной?

Я взял карандаш и решил нарисовать что-нибудь. Например, ... Хммм... Может быть... Нет, все не так! В голову не лезло решительно ничего путного. Я тупо вертел карандаш в руке, а девушка удивленно смотрела на мое оцепенение. Настоящий мачо бы как-нибудь выкрутился, но меня накрыл какой-то необъяснимый ступор.

Внезапно, с первых рядов донеслись радостные возгласы. Подсвеченный прожекторами, из тьмы навстречу нам, покачиваясь в противофазе с автобусом, выплывал... самый обыкновенный Макдональдс. "Эй, да у меня в Кузьминках рядом с домом почти такой же!"

Это было не то, чтобы удивительно это не воспринималось глазами как нечто, предназначенное, чтобы это видели. Картинка была словно нечеткой, казалось, она все время расплывается по краям этаким воздушным блюром, словно искажаемая слезами, застывшими в уголках глаз.

И одновременно сцена виделась в деталях ошеломляющей правильности, каждый столик с буквой "М", похожей на знак метро сверкал начищенной столешницей, подсвеченной канареечным огнем висящей в воздухе люстры с подвесками из хрусталя, или, во всяком случае, чего-то очень прозрачного и очень блестящего. Одно исключает другое то, что сверкает, отражая свет из окон закусочной, не может быть призрачным в их неприятном серо-белом свете, придающем привкус сонного утра всему, до чего дотронется, но каждая блестка циклопического сооружения из золота и кристаллов сияла собственным живым огнем, не теряя своей потусторонней прозрачности.

Потусторонней, ха.

Вася, Вася! Гляди! какая-то старушка, опираясь на палочку с сучком, явно выломанную где-то неподалеку, подтягивала за руку подслеповато озиравшегося деда с грязной орденской планкой на лацкане мешковатого пиджака в клеточку. -Бутылок-то, бутылок, такие по рупь писят стоют, у бабы веры-то, по рупь пиисят говорила она со странным присвистом в беззубом рту, торопясь, тыча пальцем в сияющее стекло закусочной. Похоже, там что-то было на столе.

Моя спутница пошла посмотреть, чего так привлекло престарелую пару. Оставшись в одиночестве, я смотрел, как толпа осматривает "мак", зависший в пустоте чернота была со всех сторон одинаково черной, и сверху, и по сторонам света. Я пошел куда глаза глядят. Есть не хотелось. Жить тоже. Я брел вперед, удаляясь от магазина, когда услышал странную возню позади.

ааааАААААААААААА...!!!

Звук воздуха, рвущегося через судорожно сведенные голосовые связки заставил меня круто развернуться. Мысли о девушке с остановки влепили сознанию пощечину, и я побежал назад почему-то побежал. Сразу понял, что зря. Факт, что в дверях обнаруженного нами строения стоит что-то темное, пропорциями напоминающее мешок картошки на двух раздутых ногах, вошел в мозг легко, как девять граммов свинца. Тело человека у ног ЭТОГО было лишь малозначимой деталью.
Тело старушки плавало в быстро увеличивающемся темном пятне, а ошарашенный дед ворочался неподалеку.
The end.
***
(Привожу цитату самого автора о возможном продолжении)
"Я же сказал, что больше не хочу. Что до моей версии продолжения, а я ее уже озвучивал проверь героев оставшимися смертными грехами.

* Лень была
* Гнев был
* Гордыня была
* Жадность была
* Осталось обжорство (я даже привел их в МакДак!)
* Осталась зависть
* И напоследок я приберег похоть

Цена за проезд в виде одной четверти также не случайно. Подумай, почему она именно такова".

***
Блюджекинг

Помните, несколько лет назад был весьма популярен блюджекинг? Кто-то и сейчас этим занимается. Занимался этим и я.
Бывало, сидишь в институте на лекции, или едешь в транспорте, тебе скучно. От нечего делать включаешь блютуз на телефоне, а то и на ноутбуке, ищешь соседние устройства. Начинаешь слать картинки с борд, а то и жёсткую порнуху в зависимости от настроения. А потом, украдкой глядя по сторонам и стараясь не спалиться, пытаешься угадать, кто именно получил и проследить за его реакцией.
Некоторые устройства и вовсе дают полный доступ к файловой системе. Наверное, многие люди тупо жмут "да" в ответ на всё, что выдаст им телефон. А где-то, быть может, и вовсе не нужно подтверждение пользователя не знаю, не вникал. На девайсах с именами вроде "Маришка" или "Светочка", бывало, находил в папке с фотографиями много интересного, явно не предназначавшегося для чужих глаз, и невозбранно на это фапал. В интернетах, конечно, можно найти материал куда интереснее. Но когда думаешь, что вот эта девчонка, решившая заснять своё купание в ванной и чересчур увлёкшаяся в процессе, пару часов назад сидела в метре от тебя это не передать как будоражит!

Вот и в очередной раз, я ехал домой и мне было скучно. Найдя устройство с каким-то игривым названием, я запустил службу передачи файлов и ура! связь установлена. Зайдя в папку с фотографиями, я выбрал последние файлы и запустил копирование в надежде, что всё без проблем успеет перекачаться, и вечером я, возможно, получу ценный фап-контент. Сам занялся другими делами.
А к вечеру я, как водится, про эти фотографии забыл. И вспомнил только через несколько дней.
Открыв фотографии на компьютере, я начал их просматривать. Телефон которым они были сделаны, конечно же, принадлежал девушке. Поначалу, как обычно, шла всякая фигня. Пейзажики, разные вещи, друзья в институте. Уже немного заскучав, я щёлкнул очередную фотографию.
И вот тут мне стало плохо.

Казалось бы, сидение на бордах должно было отучить меня удивляться подобному. Но нет. Похолодев, я щёлкал дальше и дальше, чувствуя, как с каждой новой фотографией всё внутри меня съёживается. Тем не менее, почему-то я не мог оторваться от них.
Лишь через какое-то время я выключил компьютер, лёг на кровать и попытался заснуть. Мне было мерзко. Перед глазами стояло увиденное. Мысль, что эти фотографии я нашёл не в интернете, а лично скачал у кого-то, ехавшего вместе со мной, вселяла какую-то странную тревогу и отвращение.
Внезапно меня передёрнуло. Ведь эти фотографии явно сделала уже не владелица телефона. А если не она... то кто? "Какой-нибудь сектант", предположил я, понимая, что это слабое объяснение. Так или иначе, это кто-то, кто сидел со мной в одном вагоне. От этого осознания на спине выступили мурашки. Я пытался вспомнить, привлёк ли в тот день хоть кто-нибудь моё внимание, но нет. Из памяти стёрлось всё, не говоря уже о лицах.
Мне было страшно от того, что этот человек мог меня заметить. Полезли идиотские мысли о том, что я подключался к тому телефону, и теперь меня можно как-нибудь вычислить. И ведь я ездил несколько дней по тому же маршруту в полном неведении, не зная, что за мной могут наблюдать, узнать, где я бываю и живу... Мучаясь этими мыслями, я всё же кое-как уснул.

Будильник разбудил меня как обычно. Не выспавшийся, я кое-как поднялся с кровати. Мой взгляд упал на ноутбук, и без того хмурое утро стало совсем мрачным.
Сев за компьютер, я ещё раз просмотрел фотографии. Судя по дате, последние фотографии были сделаны в тот же день, когда я скачал их, парой часов ранее. Поколебавшись, я выделил все файлы, затем стёр их.
Возможно, это было глупо. Но меня не оставляло какое-то поганое чувство, будто мой компьютер был испачкан, осквернён самим присутствием на нём этих фотографий. Будто по ним меня можно как-то выследить. Более того, мне казалось, что, посмотрев их, я и сам в какой-то степени стал соучастником преступления.
В то утро я решил никуда не ехать.

Слава богу, в последующие дни ничего страшного со мной не случилось, и вскоре я смог забыть про этот случай. Хотя до сих пор, бывает, напряжённо вглядываюсь в лица случайных попутчиков. И втайне боюсь однажды не вернуться домой.
Одна мысль не даёт мне покоя. Зачем нужно было забирать у убитой девушки телефон и делать эти снимки? Чтобы запечатлеть своё "творчество", блеать? Или предоставить кому-то подтверждение тщательно проделанной работы? Стараюсь не думать о других вариантах.

***
Болотная тварь

Парнишка лет одиннадцати на вид поднял камень и, прицелившись во что-то, бросил. С громким и тягучим плеском камень упал в воду.
Бли-ин... расстроено протянул мальчик и присел на корточки, чтобы подобрать новый снаряд.
Виталик нашел подходящий, поднял его и на всякий случай обернулся. Нет, дед еще не вышел из гаража: ворота открыты, а машина (старенькая "шестерка") до сих пор стоит на улице. Заходящее солнце отражалось в боковых стеклах автомобиля, заставляя их яростно сверкать. Мальчик улыбнулся: что ж, у него было еще минимум минут пять на игру.
Вижу фашистскую "подлодку"... Батарея, целься... пять градусов левее... бормотал себе под нос парнишка. Он сощурил карие глаза, прицеливаясь, и крикнул: ПЛИ!
Брошенный снаряд плюхнулся в небольшую речушку, заставив "подлодку" (роль которой играла бутылка из-под "растворителя") покачнуться на волнах. Виталик хмыкнул и снова присел, в надежде найти еще один камень.
Августовское солнце заливало гаражи приятным, слегка рассеянным светом. Речка если ручей метра четыре в ширину можно было назвать речкой радужно блестела масляными и бензиновыми пятнами, что, впрочем, мало волновало владельцев гаражей. На заросшем чахлыми камышами бережку то тут, то там валялись пустые бутылки из-под водки, пива и растворителя, перемежающиеся странными на взгляд мальчишки железяками, контуры которых были надежно скрыты слоем масла и грязи. Парнишка нашел кусочек асфальта и поднялся на ноги. Снова с надеждой оглянулся на гараж. Никого.
Прицелиться, бросок...
Пли!... пауза и почти сразу разочарованный вздох, эээээхх!
Камень слегка чиркнул по боку бутылки, но не разбил ее. Впрочем, Виталя не очень расстроился: игра интересная и идти домой пока не хотелось.
Виталик в свои одиннадцать понимал, что его мама не одобрила бы такой забавы. Как же, как же, подбирать камни и кидать их в бутылки с вполне определенной целью чтобы они разбились! Мальчик даже сморщил обгоревший на солнце нос, представив, как она отчитывает его за грязные коленки и поясняет, что разбивать бутылки не-куль-тур-но. Он понимал, что мама, пожалуй, права, но ему нравилась эта игра: при удачном попадании стекло разлеталось, и бутылка с отбитым горлышком так забавно шла на дно!..
Раздался звук заработавшего мотора и мальчик обернулся. Все верно, пора домой дед заводил машину в гараж. Виталя вздохнул, бросил последний камень опять мимо! и пошел прочь от речки.
Дед уже загнал машину и Виталя заглянул в прохладное нутро гаража. Он всегда казался мальчику пещерой, полной непонятных сокровищ. Полки вдоль обеих стен ломились от всевозможных запчастей; одна вовсе была целиком уставлена коробочками, в которых, как парнишка знал, можно было найти и ржавые гвозди, и огромные болты, с накрученными на них гайками и еще кучу всяких непонятных приспособлений и штук. У дальней стены лежала свернутая надувная лодка, на которой этим летом они с дедом плавали по озеру и ловили карасей да "ротанов". Рядом стояли сломанные лыжи всего с одной палкой.
Его дед сидел в кабине "шестерки" вместе с дядей Лешей, соседом по гаражам. Они о чем-то говорили, иногда посмеивались. Виталя увидел, как сосед достал из-под ног бутылку и разлил что-то наверное, водку по стаканам. Мужчины чокнулись и выпили.
Виталя вздохнул и пошел к машине.
Привет, Виталька! поздоровался дядя Леша. Его лошадиная физиономия раскраснелась, он близоруко щурился, глядя на мальчика через грязноватые круглые очки в дешевой пластмассовой оправе.
Здрасьте, дядя Леша, без особого энтузиазма откликнулся паренек.
Дед посмотрел на него и сказал:
Сейчас, минут через пять пойдем. Поиграй пока.
Виталик кивнул и вышел из гаража.
Опять этот дядя Леша... Сегодня дед, может, и не пил бы, если б не сосед.

Виталя вздохнул. Он имел весьма смутное представление, зачем взрослые пьют, но ему нравилось, что дед становился веселым и добродушным. Но вот бабушка опять будет орать, и они наверняка поругаются. А значит, дед будет оставшийся вечер мрачно смотреть в телевизор, а бабушка уйдет на скамейку около дома, и станет сидеть там, пока не стемнеет. И не видать Витальке обещанных блинов как своих ушей.
Паренек вышел на середину пыльного проезда между гаражами, и начал кончиком сандаля ковырять серую грязь, рассеяно думая о вкусных блинах с вареньем. Солнце клонилось к горизонту, изредка доносился шум машин с дороги за гаражным кооперативом. Издалека долетел гудок поезда. Мальчик поднял голову и с надеждой подумал, что, быть может, ему повезет, и дедушка разрешит положить на рельсы пару 2-х копеечных монет. Было бы здорово! Виталя обещал показать ребятам во дворе, во что превращаются монетки после того, как по ним проедет состав...
За спиной раздался хлопок дверцы автомобиля, Виталя обернулся и увидел, как дед запирает "шестерку". Дядя Леша уже вышел из гаража и сейчас стоял, протирая футболкой очки.
Леха, дед кивнул на створку ворот гаража.
Ща, погоди! дядя Леша закончил протирать очки, и стал помогать закрывать гараж.
Ну, все, пошли, Виталька! сказал дед и весело улыбнулся.
Домой? уточнил мальчик. Уточнил потому, что дядя Леша вполне мог предложить деду завернуть в ближайшую рюмочную.
Деда кивнул и снова улыбнулся:
Ага, домой. Блины стряпать.
Ур-ра! Честно?
Дедушка положил большую теплую ладонь мальчишке на затылок:
Конечно.
Здорово! А бабушка...
Я бы тоже не отказался от блинчиков со сметаной, встрял дядя Леша.
Дед натянул на голову берет и ухмыльнулся:
Жена тебе пусть готовит, обалдуй.
Сосед шутливо замахнулся на деда, и они засмеялись. Виталька присоединился к ним, совсем позабыв про свои недавние невеселые мысли.
Так они и шагали по проходу между гаражами: взрослые чуть впереди, Виталька следом, отставая на пяток метров. Дед с дядей Лешей о чем-то говорили, но мальчик не прислушивался, ему было не очень интересно, да и деда не любил, когда внук начинал "уши греть", как он это называл. Так что мальчишка шагал позади, почти не обращая на старших внимания. Он всматривался под ноги, надеясь найти монетку, что было бы совсем замечательным окончанием замечательного дня. Да, надо бы не забыть попросить дедушку подождать поезда и положить...
Алексей впереди громко захохотал.
Ты даешь, Сергеич! воскликнул дядя Леша. Виталька с интересом посмотрел на взрослых. Что, прямо так ей и сказал?..
Тихо ты! цыкнул на него дед, обернулся и посмотрел на Виталика.
Да ладно, ладно, извини, похихикивая, сказал Алексей и понизил голос так, что до мальчика опять долетали только неясные обрывки слов.
Солнце заливало землю оранжевым светом, заставляя взрослых отбрасывать длинные, немного смазанные тени. Ветерок затих, где-то вдалеке опять послышался гудок паровоза, а следом одинокий лай собаки.
Не зная, чем еще себя занять, Виталька стал запоминать номера гаражей, двери которых были покрашены в зеленый цвет обычный-то оттенок был какой-то рыжий, похожий на ржавчину. До остановки все равно идти еще минут двадцать, скучно. Он шагал, немного сожалея, что не нашел ни одной монетки и что не может слышать того, о чем говорят взрослые. Наверное, о чем-то смешном, вон дядя Леша до сих пор похихикивает. Эх-х... так, "515" зеленый... "497" тоже...
На воротах "471"-го гаража белым мелом был нарисован шагающий человечек.

Виталя подошел к воротам, сам толком не зная, что его так привлекло в рисунке. Обычный, сделанный детской рукой набросок: человек шагал куда-то с улыбкой на круглом лице, засунув руки в карманы широких штанин, на голове одета кепка. Где-то он уже этот рисунок видел, но вот где?
Виталя посмотрел на взрослых, и хотел было их позвать, чтобы они тоже посмотрели, но вдруг передумал.
Мальчик бросил последний взгляд на рисунок и побежал следом за мужчинами.
...болото будут осушать, дядя Леша закурил очередную папиросу. Виталик шагал в полуметре от них. На последнем собрании Витек говорил, что деньги под это дело нашлись. Надо успеть до холодов, пока погодка хорошая.
Ну, так об этом уже говорят года два, ответил деда.
Ага, верно... только вроде как сейчас твердо решили, Алексей пожал плечами. Может и нас попросят помогать, как членов кооператива.
Деда хмыкнул, а потом сказал:
Болото это раньше гораздо больше было... и кладбище старое на бережку. Потом кладбище перенесли, земля больно удобная для застройки... Ну и болото частично осушили только не до конца, уж не знаю почему.
Денег, наверное, не хватило, как обычно, дядя Леша закашлялся и сплюнул на дорогу. Вечная беда. Слушай, а ты Митяя Толстого знаешь? Он вроде как у вас на заводе работал.
Помню, был такой.
Так представь, он помер недавно. Говорят от рака...
Взрослые опять завели какой-то непонятный разговор про неизвестного Витале Митяя, и парнишка отстал. Он шел и думал, как можно умереть от рака, вроде ничего такого особенно страшного в нем нет. К тому же раки вкусные, они тогда с дедом целое ведро в реке около дачи наловили. Может, клешней цапнул куда? Надо спросить будет потом...
Вдруг раздался долгий, протяжный вой, а следом за ним хриплый лай. Виталя вздрогнул и оглянулся назад, ожидая увидеть собаку, издавшую такой заунывный звук.
Ничего: все те же гаражи, освеженные косыми лучами оранжевого, как апельсин, заходящего солнца. Ничего необычного, только...
БОЛОТО
Мальчик растерянно посмотрел на ворота гаража, мимо которого они проходили: именно на них было наискосок написано это слово. Таким же белым мелом, как и тот рисунок. Просто болото и все ничего больше, но мальчику вдруг стало неуютно. С чего бы кто-то стал писать на гараже "болото"? Может, конечно, его ровесники прикалывались (он и сам иногда рисовал и писал всякую ерунду и на стенах домов и на асфальте). Но одно слово "болото" в чем тут смысл?
Виталя растерянно посмотрел на заходящее солнце, которое почти вплотную приблизилось к крышам гаражей. Сейчас оно было не оранжевое, а немного красноватое, поддернутое маревом, как будто какая-то горячая жидкость распирала его изнутри.
МАЛЬЧИК ЗДЕСЬ
Парнишка даже споткнулся, когда увидел новую надпись на очередных воротах. Она была нечеткой, как будто выведенная дрожащей рукой, но все-таки вполне читаемой.
И опять была написано наискосок.
Деда, неуверенно позвал Виталик, но тот его не услышал: они о чем-то тихими голосами спорили с дядей Лешей.
Виталя догнал взрослых и пошел как можно ближе к ним, не прислушиваясь к голосам. Он смотрел по сторонам, ощущая непонятную ему самому тревогу. Дорога, которой он ходил сотню раз, показалась чужой в свете красноватого солнца, как будто ее неожиданно взяли и заменили на какую-то незнакомую.
Больше надписей не было, и мальчик стал успокаиваться, как вдруг снова раздался протяжный вой. Неожиданно звук резко оборвался на одной ноте. Взрослые замолчали и переглянулись.
Развелось дворняжек, процедил дядя Леша. Поправил очки и закурил новую папироску.
Ага, как собак нерезаных, ответил дед, и они засмеялись.
Виталя дернул деда за рукав.
Что такое? дед взглянул на мальчика.
Что это значит, деда? спросил Виталик.
А? Ты про... но тут он и сам увидел.
На воротах слева, мимо которых они сейчас проходили, отчетливо виднелась белая надпись:
ШАБ-НИГГУРАТ ИДЕТ
Они все трое подошли к старым, проржавевшим воротам.
Мда, кто-то совсем не следит за своим гаражом, пробормотал под нос дядя Леша. Снял очки и снова начал их оттирать от грязи и пыли: как и в первый раз безуспешно.
Что это такое, деда? снова спросил мальчик.
Не знаю, Виталька, он еще раз прочел надпись. Баловался кто-то.
Ладно, пойдемте уже, отозвался Алексей. Он лишь мельком взглянул на встревожившую мальчика надпись. Спать охота, сегодня еще футбол вечером.
Ага, пойдем Виталь, дед взял мальчика за руку и они снова зашагали к выходу из гаражей.
Виталя был рад, что идет рядом со взрослыми, но ему все равно было как-то неуютно. Что-то неприятное было в той абракадабре, написанной на ржавом железе. Вот они прошли очередной перекресток во все стороны уходили ровные ряды гаражей. Этот место мальчик помнил, значит, до остановки оставалось идти минут семь, от силы десять.
Эт-то что еще за хрень? протянул дядя Леша.
Виталя прекратил разглядывать гаражи, мимо которых они шли, и посмотрел вперед.
Выход, через который они с дедом всегда проходили, был закрыт воротами.
Вот те раз, сказал дед. Откуда они тут взялись?
Дядя Леша первым подошел к ставням и потряс их.
А хрен его знает. Еще и заперто, он зло дернул старый навесной замок. Полезли?
Он уже поставил ногу на нижнюю перекладину.
А Виталька как? спросил дед. Тут же метра три, а на спине я его не перетащу.
Виталька испуганно посмотрел на высокие ворота, а потом перевел взгляд на деда. Нет, он, конечно, любил лазить по всяким заборам, но на такую высоту...
Дядя Леша что-то проворчал и опустил ногу на землю.
Тогда, Сергеич, пошли в обход.
Виталя с радостью кивнул, словно от его решения что-то зависело.
Дед еще раз посмотрел на ворота, и они вместе пошли обратно, к развилке.
Пошли налево, сказал дядя Леша.
Он зашагал, не дожидаясь ответа, и дед с внуком последовали за ним. Виталя крепко держал деда за руку, боясь, как бы тот его не отпустил. Мальчик то и дело оглядывался кругом: этой дорогой они никогда не ходили.
Виталька внимательно вглядывался в створки гаражей, мимо которых они проходили, но ничего необычного не замечал. Разве что только железо ворот было все больше старое и ржавое. Местами Виталя видел следы вмятин, как будто водители, ставя машины, были порядком пьяны. Тут и там виднелись кучки мусора непонятного происхождения. Дорога тоже становилась все хуже, да и солнце почти полностью скрылось за крышами гаражей и света стало заметно меньше.
Твою мать! ругнулся дядя Леша и взмахнул руками, чтобы удержать равновесие. Что они тут, бл..дь, совсем ох..ели?!
Он со злостью пнул какую-то кривую железку, которая пролетела пару метров и с громким грохотом ударилась о дверцу ближайшего гаража.
И тут же раздался лай собак, громкий и злой. Дед вздрогнул и огляделся: было такое чувство, что собаки лают где-то в соседнем гаражном проходе.
Пошли, сказал он после паузы.
Ага, кивнул дядя Леша, достал сигарету, закурил. Руки у него чуть заметно тряслись.
Они шагали по проходу мимо мрачных гаражей, шагали гораздо быстрее, чем раньше. Лай собак не умолкал и, как показалось Витале, не отставал от них. Как будто их преследовали.
Взрослые не разговаривали, только сосредоточено шли прямо посередине проезда, словно не желая приближаться к гаражам, угрюмо смотрящим на мужчин своими мятыми и ржавыми воротами.

Вот они прошли мимо гаража, ворота которого провалились внутрь. Влажная темнота провала дохнула на мальчика каким-то затхлым запахом, немного похожим на тот, что был в погребе на даче. Запахом гниющей картошки и старой сырости. В сумерках Виталя увидел, как какое-то живое существо, размером с кошку, шмыгнуло в темноту.
Виталя испуганно заглянул в лицо деда, на котором не было и следа былой веселости: он сосредоточенно смотрел вперед, изредка поглядывая почему-то на крыши гаражей, мимо которых они проходили. Лай не умолкал.
Черт, х..ня какая-то, сказал дядя Леша и остановился. Мы уже должны были давным-давно дойти до выхода. А тут...
Он махнул рукой вперед: перед ними лежал все та же узкая грязная "улица", стиснутая со всех сторон закрытыми и неухоженными гаражами. Мусор теперь были не только возле гаражей, но и прямо посреди дороги. С недоумением Виталя увидел полуразрушенный гараж: крыша обвалилась внутрь, одна погнутая створка ворот валялась прямо на дороге, а вторая каким-то чудом висела на нижней петле.
Что это за гаражи такие, бл..дь? тихо спросил дядя Леша и Виталя понял, что он встревожен.
Не знаю, ответил дед. Он посмотрел на небо, на крыши гаражей и сказал: Скоро стемнеет. Надо идти быстрее.
Алексей не ответил, кивнул и снова зашагал вперед. Солнце практически полностью скрылось за гаражами, лишь небольшим краешком выглядывая из-за них, как какой-то мрачный полузакрытый глаз.
Виталя уже настолько привык к раздававшемуся лаю невидимых собак, что даже не сразу понял, что произошло.
Затихли, сказал дядя Леша. На нечетко видимом в сумерках лице проступило явное облегчение. Он остановился, огляделся.
Ладно, Леха, идем. Нечего тут торчать, а то... дед не закончил фразу и почему-то посмотрел на мальчишку.
Они снова зашагали вперед. Виталя в сумерках смотрел на разрушенные постройки вокруг и ничего не понимал. Он взглянул на небо надо головой и удивился серо-багровой тональности облаков, как будто кто-то расплескал томатный сок на грязную землю. Томатный сок или...
БЛ..ДЬ! крикнул дядя Леша и замахал руками. В первый абсурдный момент Виталя подумал, что тот собирается взлететь, но потом сообразил: это была попытка удержать равновесие.
Дед отпустил руку мальчика и подбежал к Алексею.
Что такое? Ты?.. начал дед, но тут и он замолчал, уставившись на что-то под ногами дяди Леши: тот уже сидел на корточках и внимательно разглядывал нечто на земле. Виталя с опаской подошел ближе и тоже посмотрел вниз. Сначала он не понял, на что они смотрят не на ржавую же железку непонятного происхождения! а потом увидел.
Какая-то черная жидкость вытекала на дорогу. Широкий, в полметра ручеек протек уже около половины расстояния до противоположных гаражей. Жидкость матово поблескивала в последних отсветах заходящего солнца: казалось, что она отражает лучи, как стекло. Виталя посмотрел в сторону гаража, из которого текла эта штука, но ничего не разглядел, слишком темно.
Что за гадость? спросил дед. Он с каким-то брезгливым недоумением смотрел на неторопливо растекающуюся лужу. Когда вещество, подчиняясь причудам треснувшего асфальта, потекло ближе к нему, он убрал ногу.
Нефть, наверное... неуверенно ответил Алексей. Он рассеяно провел рукой по лбу, стирая пот. Или мазут... Слушай, там наверное целая бочка мазута протекает!
Дядя Леша вдруг вскочил с корточек и пошел к гаражу, из которого выливался мерзкого вида ручей.
Леха, я бы не стал... начал дед, но тут в гараже раздался долгий, протяжный вздох.
Виталя вздрогнул и схватил деда за руку. Он испуганно и с немой мольбой посмотрел на дедушку.
Дядя Леша замер и нерешительно оглянулся.
Кто... он закашлялся. Кто там?
Никто не ответил. Где-то вдалеке гавкнула собака.
Ты слышал? Мне показалось... он не договорил. Опять раздался протяжный вздох, а потом еле слышимое хлюпанье.
Эй, есть там кто?.. Леха не дождался ответа и сказал. Слушай, Сергеич, надо проверить. Может, случилось чего.
Дед молчал, и в течении этих секунд Виталя с надеждой думал, что он откажется, скажет, нечего тут делать, идем домой, забудь...
Виталь, подожди здесь, каким-то холодным, чужим голосом сказал дед и отпустил руку мальчика.
Деда, не на...
Подожди здесь, Виталька. Я сейчас, он пошел в сторону гаража.
Мальчик чуть не заплакал.
Дед подошел к дяде Леше, который вглядывался в темную сырость гаража и, судя по всему, ничего не мог в ней разглядеть.
Вам нужна помощь? громко спросил дед. Затем повернулся к Алексею и спросил: Спички есть?
Лучше, ответил тот и достал зажигалку. Раздался щелчок, в руке заплясал маленький огонек. Виталя поежился: ему показалось, что стало еще темнее.
Алексей вытянул руку с зажигалкой и шагнул вперед.
Эй, мы идем к вам! непонятно кого предупредил он и, пригнувшись чтобы не задеть свисающую доску, зашел в гараж.
Дрожа, Виталя смотрел, как Алексей и дед перешагивают через кучи хлама, при этом стараясь не наступить на блестящий ручеек, текущий под ногами. Дядя Леша едва слышно матюкнулся, наступив на что-то, пинком откинул в сторону мешавшую доску. Периодически он гасил зажигалку, давая ей остыть.
Никого... донесся голос деда. Виталя выдохнул. Показалось, похоже.
Ага, наверное, ответил Алексей. В его голосе явственно слышалось облегчение. Может, ветер...
Они пошли к выходу, по-прежнему стараясь не наступать на текущую откуда-то сбоку жидкость. Дед шел впереди.
Эй, Сергеич, иди сюда! Вот откуда эта дрянь льется!
Виталя, подошедший поближе, вздрогнул. Он, прищурившись, всмотрелся вглубь гаража.
Дядя Леша снова сидел на корточках. Дед подошел ближе и заглянул через его плечо.
Фу, мерзость какая, ага? со смешком спросил Алексей. Похоже, где-то в погребе, как думаешь?
Силуэт деда, четко очерченный огоньком зажигалки, пожал плечами. Не в силах сдержать любопытства, Виталя подобрался поближе.
Это была идеально круглая дыра, расположенная ближе к левой стене гаража. Отверстие диаметром сантиметров тридцать, удивительно, как никто из старших не залез в нее ногой. Виталя увидел гладкую поверхность, на которой плясали блики огня. Казалось, что это вовсе не жидкость, а черный лед: только тоненький ручеек неторопливо сочился из этой каверны. Поверхность жижи вдруг вспучилась пузырем, который почти сразу лопнул со звуком, похожим на вздох. Очень неприятным звуком.
Вот что мы слышали, едва различимо сказал дядя Леша. Он протянул палец правой руки почти к самой поверхности дыры. А я думал, вздыхает кто...
Ладно, пошли, сказал дед и отступил на шаг назад, едва не натолкнувшись на внука. Нечего тут делать, пусть хозяин гаража разбирается с этим...
Договорить он не успел.
Еще один пузырь воздуха всплыл на поверхность и с тем же противным влажным вздохом-выдохом лопнул, разбрызгав капельки черной гадости вокруг.
Вот блин! крикнул дядя Леша и вскочил. В одной руке он до сих пор держал горящую зажигалку, а другую вытирал о штанины.
Чертова штука попала мне на па... он вдруг замолчал, склонил голову набок, словно бы прислушиваясь к чему-то.
А потом завопил.
От неожиданности и испуга Виталя тоже закричал, сделал шаг назад и плюхнулся на задницу. С ужасом он смотрел как дядя Леша, поблескивая очками, прыгает на месте, тряся рукой, будто стараясь загасить огонь.
Прыгает и орет.
Боооольно! Бооольнооо!
Дед подскочил к Алексею и попытался схватить его.
Леха, что случилось?! Что случилось, мать твою?!
Больно! На палец!.. ООО!!
Неожиданно Алексей завыл, и тут же к его голосу присоединились молчавшие до сей поры псы.
Виталя ревел.
Дед кричал.

Дядя Леша прыгнул вперед, прочь из гаража, по пути толкнув опешившего деда так, что тот отлетел к стене. Зажигалка упала на пол, но не погасла, и сейчас тени прыгали по стенам гаража в дикой пародии на пляску. Алексей, с выпученными от боли побелевшими глазами, которые казались еще больше из-за чудом державшихся очков, бежал на мальчика. Виталя в ужасе стал отползать назад, едва не касаясь левой рукой текшей по земле жижи. Алексей несся прямо на него, явно не видя ничего от боли. Виталька зажмурился, ожидая удара.
Вдруг Алексей перестал кричать, замер и мальчик с удивлением увидел, что глаза мужчины еще больше выкатились. Казалось, еще чуть-чуть и они выпадут из глазниц.
Боль... начал Алексей, и вдруг руку, которую он держал перед собой, дернуло назад. Выглядело так, будто кто-то заломил ее. Очки съехали на нос.
АААА! снова заорал дядя Леша. Виталя со страхом смотрел, как выворачивается рука. Кто-то или что-то тянуло его назад, в гараж. Мужчину рывком развернуло спиной к мальчику.
Дед подбежал к орущему соседу.
Что случилось? Что... тут он увидел, как напряжено лицо Алексея. Как-будто он боролся с кем-то невидимым.
Тянет... начал Алексей и тут его опять дернуло, он буквально влетел в гараж, снова оттолкнув деда в сторону.
ПОМОГИТЕ! ПОМОГИТЕ МНЕ!
Дед сделал шаг вперед и увидел, как Алексея рукой вперед тянет к каверне, из которой сочилась мерзкая жидкость. Выглядела эта дыра как жадно открытый рот, из которого густым потоком текут черные слюни. Кушать подано.
Алексей сопротивлялся, как мог, но нечто было сильнее. Дед схватил его за плечи, стараясь оттянуть назад, но это было все равно, что пытаться остановить каток. И когда рука Алексея, на которую и попала капелька черной жижи, наконец, достигла поверхности дыры, он закричал. Нет, он завопил. Без слов, просто исторгая в темнеющее небо крик за криком. Дед закричал, изо всех сил пытаясь помочь другу, но того медленно, сантиметр за сантиметром затягивало в дыру.
Виталя заткнул руками уши и закрыл глаза.
Сильные руки подхватили его, и Виталька крикнул: почему-то он подумал, что это дядя Леша.
Пойдем! крикнул дед. Только не смотри туда!..
МОЕ ЛИЦО! МОЕ...
Виталя инстинктивно посмотрел в сторону крика и увидел, как черная жидкость, как будто в нетерпении, выплеснулось из дыры прямо на лицо дяди Леши. Крик тотчас отрезало, раздавалось только мерзкое бульканье, когда человек непроизвольно глотал то, что силой вливалось в него.
Тело дяди Леши дернулось, и безвольно обмякло, а нечто продолжало методично затягивать добычу в дыру. Теперь, когда Алексей не сопротивлялся, дело пошло быстрее.
Мальчик охнул и потерял сознание.

Он очнулся буквально через минуту. Дед нес его на руках мимо мелькали гаражи. Дедушка тяжело дышал: все-таки ему было не тридцать лет, а шел он довольно быстро.
Деда, я... он закашлялся.
Виталька! он остановился и опустил мальчика на землю. Идти сможешь?
Мальчик кивнул. Открыл было рот, чтобы спросить про дядю Лешу, но дед перебил:
Идем быстрее, он почему-то постоянно смотрел через плечо внука. В ту сторону, откуда они пришли. Виталька оглянулся, но ничего не увидел. Вокруг выли собаки.
Мужчина встал с корточек и, взяв мальчишку за руку, быстро зашагал вперед. Так быстро, что Виталька практически бежал, лишь бы только не сбиться с шага.
Дед крутил головой из стороны в сторону. Похоже, он смотрел на крыши гаражей. Виталя проследил за его взглядом, но не увидел ничего необычного.
Деда, что ты?.. начал Виталя и поперхнулся.
По крышам гаражей бежали собаки. Виталя видел только смутные тени, изредка мелькающие в темноте, когда существам приходилось прыгать через дыры. Вой не умолкал ни на секунду. Мальчик заплакал от испуга.

Не бойся, Виталька, не бойся... бормотал дед. Он не отрывал взгляда от крыш гаражей. Скоро придем домой, к бабушке...
Он бормотал еще что-то ласково-успокоительное, но Виталя его почти не слушал, он был слишком испуган. Слезы застилали глаза, но это было, в каком-то смысле, облегчением: не хотелось ему смотреть на бегущих по крыше собак. Если это были собаки. Мальчик закрыл глаза и так шагал, ничего не видя.
Твою мать... пробормотал дед. Неужели...
Испуганный, Виталька открыл глаза. Они по-прежнему были в гаражах, но теперь мальчик почти сразу узнал место. Не было ни куч мусора, ни полуразрушенных гаражей. Они были в минуте ходьбы от выхода.
Они побежали. Вой повысился до какой-то совсем уж безумной ноты и неожиданно стих. Виталя с опаской посмотрел на крыши, но ничего не увидел: собак не было.
Дед и внук выскочили за пределы гаражного кооператива и по едва видимой тропинке побежали в сторону железнодорожной насыпи. Где-то вдалеке, едва слышимый, раздался гудок поезда.
Не останавливаясь, они бежали по тропинке, отсыпанной посреди небольшого болотца, заросшего камышами. В сумерках дорожка была едва различима, но Виталька столько раз ходил по ней, что даже не притормозил.
Виталька!.. окликнул его дед. Стой!.. Не могу больше... Надо отдохнуть...
Дед обессилено выдохнул и оперся руками на коленки, стараясь отдышаться. Вокруг звенели комары, но мальчик не обращал на них никакого внимания.
Деда? спросил он.
Сейчас... сейчас... Дай отдышусь.
Слева от тропинки раздался негромкий плеск.
Что это? дед распрямился и посмотрел в сторону звука.
Я тоже...
Снова послышался плеск, а следом треск камышей.
Что-то ломилось к ним через болото, торопясь выбраться на тропинку.
Дед схватил Витальку за руку и побежал.
Они неслись, почти не разбирая дороги. До железнодорожной насыпи было каких-то пятьдесят метров, а за ней был свет, люди. Виталя даже слышал шум машин, ехавших по дороге, но слышал едва-едва, как будто из-под толщи воды, хотя дорога начиналась почти сразу за путями.
Снова раздался гудок поезда и Виталя увидел его, где-то в километре от них.
Треск ломаемых камышей нарастал: нечто ломилось наперерез к ним, прямо по болоту.
Быстрей! закричал дед.
Они добежали до насыпи и стали карабкаться вверх. Шум поезда нарастал, состав приближался. Если они не успеют перебежать пути перед ним, то...
Треск камышей затих и раздался чавкающий звук. Виталя боялся оглянуться назад, боялся увидеть то, что преследовало их.
Он первым взобрался на насыпь и посмотрел на поезд: тот был совсем рядом.
Деда, быстрее! мальчик наклонился, чтобы помочь старику.
Протягивая руку, Виталя невольно бросил взгляд вниз... и закричал.
Оно вышло прямо из болота. Оплывающая гора черной жижи, из которой то тут, то там торчали как некие странные обломки стрел камыши. Нечто напоминало человека, точнее, грубую пародию на человека: две руки, две ноги, голова, которая, казалось, сидела прямо на плечах. Оно шлепало к насыпи, оставляя за собой черные кляксы следов. От тела существа шел вонючий пар, как будто оно только что вылезло из горячей утробы родившего его
ШАБ-НИГГУРАТА
демона.
ДАВАЙ, ДЕДА! закричал мальчик, по щекам лились слезы. Дед замер, обернулся и застонал. А потом начал карабкаться еще быстрее.
Раздался гудок поезда. Существо на мгновение остановилось и вдруг ноги у него подломились, исчезли, и оно просто поползло вперед. И поползло гораздо быстрее, чем шагало.
Дед подтянулся, забрался на насыпь и схватил Виталю за протянутую руку. Состав был рядом, поезд залил светом прожектора испуганного деда и внука.

Виталя, как завороженный, смотрел на карабкающуюся по склону тварь. Она ловко подтягивалась на "руках", толкая себя вверх. Жижа ярко блестела отраженным светом: это было то же самое вещество, что убило дядю Лешу. Тварь, словно почувствовав взгляд мальчика, неуклюже вздернула лишенную шеи голову и "посмотрела" на мальчика.
Всего лишь какую-то долю секунды они смотрели друг на друга, но Витале она показалось вечностью. Он ничего толком и не разглядел. Если честно, он увидел всего одну вещь, но этого хватило, чтобы ноги его подкосились, и он упал бы на землю, если бы дед не подхватил его и не рванул через рельсы, перебегая прямо перед движущимся составом.
Всего одну вещь.
За их спинами поезд отрезал от них чуть-чуть опоздавшую мерзость. Сквозь стук колес Виталя услышал густой всплеск, как будто на землю упало желе, и раздалось что-то, похожее на громкий вздох.

Они ехали домой. Водитель, усатый мужик, с любопытством поглядывал на бледных, уставших и грязных деда и внука. Оба молчали, да и шофер не спешил начинать разговор.
Они успели, поезд не сбил их, тварь не догнала. Спотыкаясь и падая, они почти кувырком спустились по насыпи и выскочили на дорогу. Здесь светили фонари, Виталя видел спешащих куда-то людей, это был их мир, мир, в котором не бывает затягивающих в себя дыр в земле, бегущих по крыше собак и черных тварей, состоящих из отвратительной жижи.
Виталя не знал, о чем думал дед, но сам он размышлял о двух вещах, непосредственно связанных друг с другом. Первое это дядя Леша. Мальчик не мог забыть, как тот кричал, казалось, эхо этого крика все еще гуляло в воздухе. А второй вещью было то, что Виталя увидел, когда существо подняло голову.
Мальчику показалось, что когда существо взглянуло на него, то блеснули глаза. Абсолютно круглые глаза, причем один был расположен чуть выше другого. Но он почти тотчас понял, что ошибся.
Не глаза.
На "лице" существа криво сидели круглые очки в дешевой пластиковой оправе.

***
Больничный случай

В январе прошлого года я попал в больничку с переломом позвоночника и парой других повреждений. Операции не потребовалось, но вот лежать на одном месте пришлось месяц. Представьте себе: дышать больно и неприятно, ибо сломаны ребра и ушиблены легкие, двигать ногами еще больней, ибо каждое неловкое движение отдает в позвоночнике дикой болью. Обезболивающее спасало, но его состав... говорили, что это анальгин с димедролом и еще hуй его знает с чем. И привыкание к этой дряни было ужасным. Рядом со мной лежал дедок, дак когда его перестали обкалывать, он от болей корчился (лежал со сложным переломом левой ноги, а болела голова). В общем, этот дедок был единственным, кто при мне вышел из палаты живым. За месяц в мою палату ложили еще шестерых людей, но все умирали. Один из них был с множественными ножевыми, когда попал в больницу, поэтому его смерть была естественной. Но вот мужики с грыжей и переломами умирали от неизвестно чего. Естественно, причину смерти мне никто не сказал, отчего мне стало слегка страшно. Дедок говорил, что ночью кто-то ходит, как на каблуках, не с шорканьем, а со стуком... А иногда грохот каталки. Вы не можете представить, что я ощущал, когда утром из палаты выносили трупы. Потом от технички я узнал, что и до меня тут люди дохли как мухи, и вообще палата нехорошая.
Через неделю после того, как я попал в больницу, мне в голову пришла идея отказаться от обезболивающего, дабы потом не появилось привыкания. Первые дня 2-3 все было хорошо, никакого отходняка, а пока не двигался, и боли сильно не доставали. Потом боли начали мучить меня по ночам, из-за чего я спал в основном днем. Тут и началось все...
Ночью я услышал шаги. Тихие, медленные и шуршащие, они направлялись к моей палате. Я, затаив дыхание, посмотрел на дверь и вновь ощутил сильную боль (я лежал головой к двери, поэтому повернул голову, из-за чего и боль). Шаги приближались, и чем ближе они были, тем сильней сжималось... короче, понятно. Но тут дверь приоткрылась и заглянула дежурная медсестра, чтобы проверить, все ли спят. Тьфу, блин... Раньше-то я ночью спал, поэтому не знал, что она ночной обход делает. Ну вот... успокоился, значит, и лежу дальше. Опять шаги и громыхание тележки. Я подумал, что привезли больного, и постарался уснуть.
Утром я узнал, что никто ночью не поступал... ну мало ли что могла дежурная ночью возить.
Опять ночь, опять шаги, опять дежурная. Когда заходит дежурная, надо бы закрыть глаза и притвориться, что спишь, иначе следует немедленный укол успокоительного, после которого голова раскалывается. И тут каталка. Грохот. У нас в палате на тот момент лежало 3 человека, и одна койка пустовала, поэтому к нам могли закинуть больного.
Грохотала каталка все ближе и ближе, и тут я по-настоящему пересрался. Сквозь звук каталки был слышен звук цоканья, каблуков. Я бы убежал, если бы мог. Каталка грохотала, а каблуки цокали. И тут все затихло. Внезапно дверь открылась и в палату заехала каталка. Я закрыл глаза и притворился спящим, но каталка остановилась между моей и соседней кроватью. Цоканье приблизилось ко мне и я почувствовал на лице холодное дыхание. Что-то коснулось моей руки и я еле заметно дрогнул.
Ты... ты не спиишь голос говорил шепотом, но складывалось ощущение, что он состоит из тысячи голосов и звуков, среди которых были и вопли ужаса, и рыдания. Я знаю...
Что-то, что еще недавно касалось моей руки, стало касаться моего плеча, а потом и лица. Я до последнего изображал спящего, и по случайности это спасло мне жизнь. Кровать напротив заскрипела, мой сосед, видимо, проснулся.
Эй, ты кто, бл...
Это все, что он успел сказать. После этих слов цоканье прошло к нему, раздался звук падающего тела и через пару минут каталка выехала из палаты. Утром соседа нашли мертвым, а я переехал (точней, меня перевезли) в другую палату. Я слышал каталку раза 2 в неделю, по ночам... она проезжала мимо, и каждый раз я съеживался, умоляя, чтобы она не заехала ко мне.

***
Браслет

В американских больницах на запястье пациентов цепляют браслет определённого цвета с указанием имени. Цвет браслета указывает на состояние больного и характер заболевания например, красные браслеты цепляют на скончавшихся.

Однажды хирург, который работал в ночную смену, закончил сложную операцию и, немного отдохнув, направился в подвал (где, помимо прочего, находился морг). Он вошел в лифт вместе с одной женщиной. Когда лифт доехал до подвала и двери открылись, они увидели другую женщину, которая ожидала лифт. Но не успела она сделать шаг, как доктор силой захлопнул дверь лифта и нажал кнопку самого верхнего этажа. Женщина в лифте удивилась такой грубости и спросила, что случилось. Хирург ответил:

Это была женщина, которую я только что оперировал. Она умерла под наркозом. Разве вы не заметили красный браслет на ее руке?

Женщина улыбнулась, подняла руку и сказала:

Вроде такого?

***
Бухта Кэндл (Candle Cove)

Форум NetNostalgia Телевидение (местное)

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Кто-нибудь помнит эту детскую передачу? Она называлась Бухта Кэндл, мне тогда было 6 или 7. Я не нашла информации о ней нигде, так что я думаю, что она шла где-то в 1971 ил 72 году. Я тогда жила в Айронтоне. Я не помню канал, но помню, что она шла в странное время 16:00.

Тема: Re: Бухта Кэндл местная детская передача?
мне почему-то кажется это очень знакомым... я вырос за пределами ашленда и в 72-м мне было 9. бухта кэндл... она была о пиратах? я помню марионетку-пирата в пещере, разговаривающая с девочкой.

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
ДА! Ок значит я не сумасшедшая! Я помню Пирата Перси. Я всегда побаивалась его. Он выглядел так, как будто его сшили из остатков других кукол, супер низко бюджетно. Его головой была голова старой фарфоровой куклы, выглядела как антиквариат и точно не была частью остального тела. Я не помню канал! Не думаю, что это был WTSF

Jaren_2005
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Извините, что поднимаю эту старую тему но я точно знаю, о каком шоу идет речь, Skyshale. Я думаю, что Бухта Кэндл шла всего пару месяцев в '71, не в '72. Мне было 12 и я смотрела ее несколько раз со своим братом. Она шла на канале 58, не помню как он назывался. Мама разрешала мне смотреть ее после новостей. Так, давайте посмотрим, что я помню.

Действие происходило в бухте Кэндл, передача была про девочку которая представляла, что ее друзья пираты. Пиратский корабль назывался Посмешище, и пират Перси не был хорошим пиратом, потому что пугался всего подряд. И там постоянно играла музыка каллиопы. Не помню, как звали девочку. Джэнис или Джэйд или как-то так. По-моему Джэнис.

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Спасибо тебе Jaren!!! Я вспомнила, когда прочитала про Посмешище и канал 58. Я помню, что нос судна был деревянным улыбающимся лицом, с нижней челюстью под водой. Это выглядело так, как будто оно глотало море и у него еще был ужасный голос и смех Эда Винна. Особенно мне запомнилось, как резко они перешли от пластиковой/деревянной модели к резиновой версии головы, которая разговаривала.

mike_painter65
Тема: Re: Бухта Кэндл местная детская передача?
ха ха теперь я вспомнил тоже. skyshale ты помнишь эту часть: "ты должен...зайти...ВНУТРЬ."

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Оу mike, по мне пробежали мурашки, после твоих слов. Да я помню. Так всегда говорил корабль Перси, перед местом с преведениями, в которое тот должен был войти, например пещера или темная комната, где были сокровища. И с каждой паузой камера приближала лицо Посмешища. ТЫ ДОЛЖЕН...ЗАЙТИ...ВНУТРЬ. С его двумя неровными глазами и эта хлопающая нижняя челюсть и леска открывающая и закрывающая ее. Иу. Это выглядело так дешево и отвратительно.

А вы помните злодея? Его лицо было просто огромные усы над очень большими узкими зубами.

kevin_hart
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
я совершенно точно был уверен, что злодеем был перси. мне было 5, когда эту передачу показывали. топливо для ночных кошмаров.

Jaren_2005
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Марионетка с усами не была злодеем. Он был приятелем злодея, Хорас Ужасный. У него тоже был монокль, но он был поверх усов. Я думала, что это означает, что у него только один глаз.

Все-таки да, злодеем была другая марионетка, Собиратель Кожи. Я не могу поверить, что они позволяли нам смотреть это.

kevin_hart
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
боже мой, собиратель кожи. что за детскую такую передачу мы с вами смотрели? я честно не мог смотреть на экран когда показывали собирателя кожи. он просто спускался ниоткуда на своих нитках, просто грязный скелет в коричневом цилиндре и плаще. и еще его стеклянные глаза, которые были гораздо больше чем нужно для его черепа. господи боже.

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Ведь его цилиндр и плащ были дико сшиты? Это должна была быть детская кожа??

mike_painter65
Тема: Re: Бухта Кэндл местная детская передача?
думаю да. помните его рот не открывался, а его челюсть просто скользила взад и вперед. я помню маленькая девочка сказала "почему твой рот так двигается" и собиратель кожи не посмотрел на нее, а посмотрел в камеру и сказал "ЧТОБЫ СОДРАТЬ ТВОЮ КОЖУ"

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Такое облегчение, что не только я помню эту кошмарную передачу.

У меня сохранилось ужасное воспоминание, это дурной сон. когда начальный звон заканчивался, передача появлялась из темноты и все герои там были и камера просто перескакивала с одного лица на другое, а они просто кричали, и все куклы и марионетки бились в спазмах и тоже кричали и кричали. Девочка просто стонала и плакала, как будто она уже в таком состоянии несколько часов. Я просыпалась много раз от этого кошмара и даже писалась в кровать.

kevin_hart
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
я не думаю что это был сон. я помню это. я помню что это был эпизод.

Skyshale033
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
Нет нет нет, не может быть. В этом нет вообще никакого содержания, подумайте сами просто стоять на одном месте, плакать и кричать всю передачу.

kevin_hart
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
возможно мой разум выдумывает это после ваших слов, но я клянусь богом что видел то что вы описали. они просто кричали.

Jaren_2005
Тема: Бухта Кэндл местная детская передача?
О Боже. Да. Маленькая девочка, Джэнис, я помню ее шок. И Собиратель Кожи кричит сквозь свои скрежещущие зубы, его челюсть двигалась так быстро, что мне казалось, она вот-вот сорвется со своих проволочных петель. Я выключил телевизор и это был последний раз, когда я смотрел эту передачу. Я побежал рассказать своему брату и нам не хватило храбрости включить это снова.

mike_painter65
Тема: Re: Бухта Кэндл местная детская передача?
я навещал свою маму сегодня в санатории. я спросил ее, когда я был маленький в начале 70х, когда мне было 8 или 9, помнит ли она детскую передачу бухта кэндл. она сказала что очень удивлена тем, что я помню это и я спросил почему, и она сказала "потому что я думала, что это так странно когда ты говорил: "мам, я иду смотреть бухту кэндл" и после ты включал телевизор на канал, где ничего не шло, и смотрел на экранные помехи 30 минут. у тебя была богатая фантазия с твоей маленькой пиратской передачей".

***
Вайомингский инцидент

Вайомингский инцидент взлом телесети в штате Вайоминг, произошедший 22 ноября 1987 года. Во время показа телепередачи «Doctor Who» в 23:15 эфир внезапно прервался и в эфире появился ролик продолжительностью 6 минут, на первый взгляд абсолютно бессмысленного содержания. На экране появлялись стилизованные проекции человеческих голов с разными эмоциями, сообщение «333-333-333 We Present A SPECIAL PRESENTATION», а так же различные текстовые заставки, типа «Почему ты ненавидишь?», «Ты болен», «Ты можешь потерять всё» и т. д. Через 6 минут после взлома эфир продолжился, что странно с той же фотографии что и в начале показа.

В ту же ночь, практически сразу после эфира в местные поликлиники обратилось сразу несколько десятков человек с жалобами на сильную головную боль, на беспричинный страх, на тошноту, головокружения и галлюцинации. Расследование инцидента так ничего и не дало, и хакер, взломавший сигнал, так и не был найден.

Подробное исследование ролика показало, что в звуковой дорожке содержались модуляции очень низких частот (16-19 Гц), которые практически не воспринимаются человеческим ухом, но зато сильно влияют на психику, создавая чувство страха, неуверенности, угнетения и ощущения, будто кто-то стоит сзади. Это, вкупе с видеорядом с периодически проскакивавшими сообщениями гипнотизирующе-угнетающего характера и создавало тяжелое угнетающее воздействие на разум. Впрочем, бытовая аппаратура не воспроизводит частоты ниже 20 герц за ненадобностью, так что воздействие инфразвука через обычные телевизоры неправдоподобно.

Наиболее близким аналогом «Вайомингского инцидента» считается видео из фильма «Звонок», где основная сюжетная линия выстроена именно вокруг этого ролика, после просмотра которого человека вскоре настигала смерть. В том видео также показывались какие-то на первый взгляд бессмысленные картины, которые в целом также действовали весьма угнетающе.
===
Я, пожалуй, расскажу об одной интересной штуке, которая мне вчера мешала спать. И я думаю о ней до сих пор. Давайте поговорим о пиратстве телесигналов. Один из самых известных случаев произошёл в Чикаго, 22-го ноября 1987 года. В 23:15, во время показа очередной серии Доктора Кто, сигнал прервался, появились помехи, а вскоре появилось достаточно странное видео http://youtube.com/watch?v=cycVTXtm0U0. Но на самом деле я не об этом. Примерно год назад я наткнулся на это видео http://video.google.com/videoplay?docid=-3975322056162184320
Первое видео: одним из наименее известных примеров кражи телеэфира является Инцидент в Вайоминге. Неизвестный хакер смог взломать сигнал маленькой локальной телестанции и заменить его на собственное видео. Видео состояло из нескольких клипов человеческих голов с часто меняющимися позами и эмоциями. Видео часто прерывалось заставкой «Специальная презентация». Этот инцидент получил известность только в локальных кругах и, скорее всего, был бы уже забыт, если бы не эффект, который это видео произвело на тех немногих зрителей, что видели его в прямом эфире. Зрители жаловались на головокружение, тошноту, головные боли и галлюцинации. В результате расследования было обнаружено, что причиной этих жалоб явилась частота звука, игравшего в клипе, а отнюдь не паранормальные явления. Это виде интересно прежде всего тем, что это один из немногих удачных примеров кражи телесигнала в наше время, причем до сих пор неизвестно, кем был хакер и как ему удалось достигнуть такого результата.

Второе видео: http://www.youtube.com/watch?v=K21YdhuxjlM Кто-то оставил это видео на ДВД у меня на крыльце. Возможно, это шутка, но мне немного не по себе, так что залью-ка я его сюда. Если вы узнаете это видео, дайте мне знать. Спасибо Чаду за то, что помог с тэгами (перевод с английского).

Третье видео: http://video.google.com/videoplay?docid=-5842249231277080442 У моего брата была интересная коллекция странных видео. Это (он называл его просто"3") был его любимый клип из всей коллекции, несмотря на то что он длился меньше минуты. Он не хотел заливать его в сеть, потому что он вел себя немного эгоистично насчет некоторых своих видео. Ему нравилось быть одним из немногих, кто видел этот ролик. Я нашел его через год после его смерти (к тому времени я уже забыл про него), в коробке с его клипами, на ДВД. Без понятия, кто сделал это видео и откуда оно взялось. Мой брат как-то пришёл с ним домой после поездки к друзьям в Еллоунаиф.

Четвёртое видео: http://www.youtube.com/watch?v=TvfEh-XgYUI Это видео было запощено на форумах, а тот, кто его запостил, получил его по мылу с таким содержанием: «Итак, я выбрал тебя, чтобы ты взял новейшее видео. Ты наверное думаешь, что это очень весело? Взволнован? Надеюсь. Дэнни был так взволнован, когда он купил третье видео. Он очень любил подобные вещи, знаешь ли. Но он отказался заливать его в Сеть. Это очень разозлило меня. В конце концов он покончил с собой, не дав никому увидеть этот клип. Это меня тоже расстроило, но, к счастью, его брат нашел и залил то видео». А Джек Пембри? Он был психом еще до того, как купил видео. Ооо, он никогда не поддавался своим импульсам, но они всегда были в нём. Даже если бы он не увидел клип, он бы сломался рано или поздно. Ты, наверное, интересуешься, что с ним стало? Он надеялся, что спасет себя, передав видео Дональду Вильсону. Не помогло. Он ушёл. Он смог быть Этим ненадолго, но это время истекло. Ты тоже уйдешь. На самом деле, можешь делать, что хочешь, с этим видео. Грегори Миллер был отличной Целью. Ранимый, самоуверенный, с интересом в мистике, который он никогда не смог бы преодолеть. Он слишком долго хранил видео для себя. Оно разрушило его мозг. Даже после того как он отдал свою копию Вильсону, у него не оставалось надежды. Он ещё жив, абсолютно зависит от своей матери. Каждый день она заходит в его спальню, где он теперь спит, читает ему молитву и плачет. Она может сидеть в той комнате часами, просто плача. Он абсолютно противен. Представь оболочку человека, покрытую нарывами, пахнущую смертью. Он тоже теперь ушел, по-своему. Ах, да, ты не знал. Я не Грегори Миллер. Миллер перестал писать посты на свой блог больше года назад. Я как бы забрал тот блог. Удивительно, насколько наивны люди. Так как никто не платил за хостинг, я перенес блог на Блоггер, мне там всё равно больше нравится. Аудитория больше. Дональд был мертв задолго до того, как получил какие-либо из этих видео. Залей это видео в сеть. Смотри его. Смотри его, пока у тебя не остановится сердце. Продолжай играть в мою игру. Это так весело. Скажи всем, что следующее видео скоро выйдет. На данный момент видео были проданы, отданы, найдены и выиграны. В следующий раз видео будет поделено (share). Теперь осталось найти кого-нибудь, кто поможет распространить его. О, точно. Есть Арес. По-моему. Я назову его «Хакер Джонни Представляет Видео Пять». Непонятно? И не должно быть. Главное, чтобы люди его нашли. Высматривай его. Ты мне противен и смешон. Не пытайся опять связаться со мной по этому адресу. Это будет пустая трата твоего времени.

Пятое видео: http://www.youtube.com/watch?v=UJq8jXU3T0s

Последнее, шестое: http://www.youtube.com/watch?v=hpROIitMDAI

Когда это всё появилось, в блоге Миллера были его заметки о поиске этих видеоклипов. Он был уверен, что количество клипов увеличивается и что всего клипов 333. Они заставляли его писать и представлять ужасы. Со временем он всё больше и больше впадал в безумие, пока летом 2006 года записи не прекратились вообще.

Потом были найдены Кубинг-форумы. Судя по записям в форуме, посетители были серийными убийцами и планировали свой съезд в Индиане или Тенесси в 2005 году. Внезапно, в 2004 году посты прекратились, без всяких намёков на то, что же случилось с этой группой. Их лидер, Джэк Пэмбри, предполагаемый владелец первого видео, запостил предупреждение за несколько дней до последнего поста о том, что распространение видео опасно и уже заставило членов Весёлого Куба делать вещи, которые они иначе бы не делали. Он предупредил всех заинтересованных держаться подальше, но его не послушали

В это время блог Миллера захватил ПМ (отправитель имейла насчет четвёртого видео). Он утверждал, что Миллер сошёл с ума и стал овощем. Он угрожал стереть его блог и со временем благополучно исполнил угрозу, Потом он искал0 через кого передать четвёртое видео и, в конце концов, передал его через Эстид.

После появления четвёртого видео ПМ пообещал ответить на три вопроса. Первым стал вопрос о происхождении этих клипов. Он ответил: "То, что вы считаете серией видео, всегда существовало в разных формах. Это было доступно через наскальные рисунки, свитки, буклеты, книги и.т.д. Не так давно мне была дана задача перенести это в более современную форму медиа. Я нашёл молодого индейца с северных территорий Канады, который отошел от своего племени и веры. Он вел себя достаточно претенциозно, но мне не составило труда уговорить его. Он оказался достаточно полезным, у него была большая библиотека программ и звуков. Я объяснял ему, чего я хочу, 23 часа. Он записал это всё и собрал. В конце концов он понял, что это не арт-проект и что его работа будет использована не так, как он хотел бы. Он очень разозлился. Теперь он ушёл. Я сам продал первые три видео. Вы уже слышали о тех, кто их купил, но там могут быть связи о которых вы, возможно, не знаете

Второй вопрос: Какова цель того, что вы переносите? Не только видео, так как их задача перенести уже доступную информацию в современный вид медиа. Я интересуюсь целью именно того, что вы переносите в видео

Ответ: То, что я переношу, имеет несколько целей. Для начала, оно немного вдохновляет многих, кто смотрит его, и сильно вдохновляет тех, кто владеет им. Модификация людей таким образом помогает направлять наш социум по тому Пути, который мои люди считают правильным. Они также служат очень важной частью нашей веры. Они самые святые объекты в нашем мире. Они наша выигрышная карта в игре с человечеством

***
Вареное мясо

Своё непутёвое детство я провёл, как говорится, в «зоне риска». Мать следила за каждым моим шагом любое отклонение от нормы вызывало у неё истерику. Всё это из-за преждевременных родов и глупых бабских страхов.

Я не общался с другими детьми, рисовал бесформенных уродцев вместо портретов «мамы и папы», а на праздник подарил матери дохлого воробья, у которого с интересом выдёргивал спичечные лапки. Также по какой-то неведомой причине я категорически отказывался есть варёную пищу. Всё, что подвергалось варке мясо, супы, каши вызывало у меня настоящий припадок.

Вот так я и попал в список детишек, которым грозила шизофрения. В целях профилактики врачи навязали мне специальный режим: прогулки строго по расписанию, примитивные игрушки, книги наглядные, разжёванные по буквам. Говорили со мной осторожно, как с пуганой собакой. Мать сильно перебарщивала: её выпученные от усердия глаза и круглый рот, которым она выделяла каждый звук, будто я был каким-то дебилом, я помню до сих пор.

Таким образом, «болезнь была побеждена», а говоря проще задавлена, я пошёл в обычную школу, как все прочие дети, и родители вздохнули с облегчением. На протяжении восьми лет я жил своей жизнью, с её будничными неожиданностями и проблемами.

Чётко, как на записи, помню день переезда. Мы перебрались в новую квартиру: с появлением сестрёнки, нянчить которую позвали бабку, нам понадобилось больше квадратных метров. Серая высотка, запах мочи в подъезде и раздолбанные качели во дворе. Но сама квартирка была неплохой, да и пространства гораздо больше.

Затащив в квартиру последнюю коробку с вещами, я пошёл сполоснуть руки. Притом, что все помещения были отремонтированы, ванная комната казалась запущенной: грязная кафельная плитка, разводы ржавчины и замызганная ванная. Я открыл кран на полную и тут же заорал и от боли, и от неожиданности руку ошпарило самым настоящим кипятком. Кожа покраснела, вздулся большой водянистый волдырь. Я тогда ржал, как идиот, а потом дразнил брезгливо кривящуюся мать, грозя проткнуть волдырь большой иглой.

Сказал отцу, что стоит выяснить насчёт труб, но в последующие разы вода была уже нормальной температуры.

В первую же ночь я проснулся поздно ночью, мне приспичило отлить. Побрёл по тёмному коридору босиком, но на полпути остановился возле ванной комнаты дверь была приоткрыта, и я с удивлением понял, что оттуда странно пахнет чем-то съедобным. Без каких-либо предположений я включил свет и зашёл внутрь.

Ванна была до краев наполнена какой-то маслянистой водой, блестящие круги жира плавали на поверхности. Прищурившись от яркого света, я склонился над этим «бульоном» и повернул голову вправо. Мы встретились взглядами.

Белые выпуклые глаза женщины были похожи на два вкрутую сваренных яйца. Бескровная кожа словно покрыта слизистой плёнкой. С головы кожа частично облезла, и на белой кости черепа пузырилась кровь.

Я не мог орать, горло словно распухло, из него вырывался только жалкий унизительный звук: «И-и-и-и», а это мерзкое нечто неожиданно раскрыло свои вздутые толстые губы и в точности повторило его за мной!

Я отшатнулся, и упал бы на спину, если бы позади не было стены. Сильно приложившись затылком, я рванул за дверь, хлопнув ею изо всех сил, и закрылся в комнате. Меня трясло, не знаю, от чего больше отвращения, страха или дикости происходящего. Не стал никого будить. Что бы я им сказал, как?

Мне всё казалось, что если я усну, оно выберется из ванной, доползёт на своих сваренных мягких конечностях до кровати, и, стоит мне открыть глаза надо мной окажутся омертвевшие белые глаза.

Но под утро всё же вырубило. Проснувшись, я первым делом направился в ванную. Как и любого доморощенного знатока ужасов, меня подкупал дневной свет.

Ванна была пуста ни воды, ни жирных потёков. От матери я получил нагоняй за то, что шумел ночью. Про шишку пришлось соврать, что в потёмках ударился об дверь.

Думаю, меня деморализовало именно ощущение нелепости происходящего. Смесь отвращения и жалости, будто смотришь на лежащую

посреди шоссе собаку с размозжённой головой, у которой в агонии подрагивают лапы. Что бы это ни было там, в ванной, оно казалось беспомощным, но при этом внушало страх. Памятуя о «нервном» детстве, я опасался даже пошутить на подобную тему. Ещё не хватало, чтобы меня опять упекли в лечебницу. Ну и какой выход? Не мыться, что ли? Священника вызвать? Да в «крестоносцев» я верил ещё меньше, чем в призраков.

Несколько ночей ничего не происходило, хотя пару раз я проходил мимо ванной ночью. Ни запаха, ни тихого всплеска воды. Я был уверен хотя бы пока я за пределами той комнаты, всё будет в порядке. Поэтому, когда мы сели за стол, чтобы поужинать, а я вдруг поднял взгляд и увидел в кухонном проёме мокрый голый труп, с которого драными лохмотьями свисала кожа, я заорал. Попытался. Еда пошла вверх, и я подавился, с минуту не мог дышать.

Это не было похоже на призрак: она стояла там, как настоящая, такая же осязаемая и плотная на вид, как и я. На её теле не было ни единого волоска: голый лобок, лысая голова и ноги, отчего будто прорезиненная кожа казалась еще белее. Такую кожу я видел у белуги. Ниже коленей и локтей мяса не было вообще, только обнажившиеся кости и кожа, свисающая скрученными спиралью лоскутами. Немного сохранились ладони и ступни. И она пахла. Пахла, как мясной суп со специями. Как варёное мясо. Я начал смеяться, поняв, что от этого запаха у меня, так и не успевшего поесть, урчит и скручивает желудок.

Меня отпаивали бабкиным варевом, вкололи что-то ниже поясницы, а волчий материнский взгляд ясно передавал отцу: «Это опять началось, я уверена...» Я так и не смог объясниться.

Вот вы откуда-то приходите домой, занимаетесь своими делами, живёте со своим мнением на всё и вся, которое, конечно, и кажется вам единственно верным а вот вашу жизнь разбивает нечто, что не укладывается ни в какие рамки и существует само по себе; как дурной сон, в котором самое страшное нелепость происходящего, лишающая вас возможности действовать здраво, сесть за стол, с умным лицом набрать нужный номер или посоветоваться с другом.

Меня мучил стыд, но страх так и не рассосался.

Ночью я долго думал о той женщине, и предчувствие того, что я увижу её вновь, нисколько не унимало тревогу и бессильную злость. Да, я увидел её еще раз уже утром, когда зашёл ополоснуть голову под холодной струёй воды. Она всё так же спокойно лежала в ванной, а затем её рука, наполовину оголившая кость, вдруг поднялась над водой и упёрлась размягчёнными пальцами в стенку. Словно переваренные сосиски Думаю, она пыталась что-то накарябать на стене, но пальцы просто гнулись, а потом мясо расползлось, и остались лишь тонкие костяшки. В воде плавали роговые пластинки выпавших ногтей. Я блевал за дверью ванной.

Привет, детство. Меня вновь воротило от варёной пищи, на вареную курицу я вообще смотреть не мог эта белая кожица в пупырышках, покрытая слизью... Если взять кусок варёного мяса и разделить его на волокна, будет похоже на то, как кожа отслаивается тонкими полосками.Тошнотворный «супный запах» преследовал меня весь день.

Теперь по ночам я ощущал, что меня словно варят заживо, но не целиком, а постепенно. Странная горячая тяжесть, будто кто-то кладёт раскалённые металлические блины штанги то на мою руку, то на живот, то на ноги. Казалось, поднеси я тогда руки к лицу, увижу только ошпаренные белые культяпки. Ванная комната находилась прямо за стенкой. Я знал, что она там. И что если ей очень захочется, она доползёт до меня куда угодно, волоча за собой остатки ног.

Я не вставал с кровати уже пять дней. Иногда сознание прояснялось, и мне хотелось куда-то бежать, тошнило от того, на что я стал похож. Еще и бабка со своими травами и рецептами. Рассказывала, что ко мне «прицепился ужас». Мол, ужас выбирает тебя по каким-то своим причинам и словно садится на шею. Пока не расправишься, донимает по-всякому. А я вроде как «в зоне риска» рос, «восприимчив», оттого оно всё Ужас не то чтобы вездесущ, он часть тебя, и если вы думаете, что стены родной комнаты или даже подземный бункер вас спасут это лишь

это лишь великая сила самоубеждения, как крест против вампира. Мёртвым плевать на своё прерванное прошлое, наверное, для них жизнь всё еще продолжается, и они просто заполняют образовавшиеся пустоты.

Я попросил отца узнать, кто был предыдущим владельцем квартиры, не случалось ли здесь чего, да хоть у соседей выпросить. Те, кто продал нам квартиру жадные шавки, слова не скажут. Отец молчал некоторое время, а затем, не задав ни единого вопроса, встал и куда-то ушёл. Так мы и узнали.

Её звали Марина, ей было двадцать шесть лет. Она жила здесь с маленьким сыном, мы, кстати, тезки он тоже Влад. Был бы. Она ушла от мужа, запойного пьяницы, отмотавшего два срока за кражи и изнасилование, а затем внезапно ударившегося в религию какая-то секта прибрала его к рукам. Соседи говорили, он частенько сюда наведывался, пытался взломать дверь, а когда не выходило, орал про жену всякие гадости что она проституткой работала, у шофёров сосала за сто рублей пока женщина в слезах не открывала ему, чтобы никто не слышал. Бил её, это соседи тоже знали. «Такого никто не ожидал», ну, вечное оправдание. Крыша у него совсем стала подтекать, и Марина, видимо, пригрозила милицией.

Говорят, сначала он ошпарил её кипятком плеснул из чайника в лицо, и то ли в пьяный раж вошёл, то ли еще что понравилось, может, как она визжит, но он запер женщину в ванной и поставил на большой огонь все кастрюли с водой, какие нашёл. Затем уже в ванной пустил горячую воду и начал играючи топить жену, пока не вскипела вода. Марина была еще жива, когда её обваривали, раз за разом. Притихшие соседи слышали только пьяные выкрики мужчины, что-то про «грешницу» и «кипучую смолу». Особого значения этому никто не придал, но трехлетний мальчик час заходился плачем в соседней комнате (сейчас она принадлежит мне).

Когда милиция взломала дверь и оказалась внутри, говорят, Марина прожила еще пару минут. Пояс от халата обмотал ей шею, попытались снять и он легко слез вместе с кожей. До неё уже было не дотронуться... Одежду снимали с кожей вместе.

Люди, кто доставал труп из ванной, говорят, в перчатках вылавливали её по частям, как варёную рыбу из супа. Слезшую кожу и пучки волос, прилипших к стенкам, сгребали в мешок. Соседи спохватились, сказали про сына, бросились его искать. Нашли на кухне: в высокой эмалированной кастрюле лежал скрюченный, как эмбрион, детский труп.

Пусто было.

Не помню, чтобы об этом передавали в новостях или обсуждали между собой, даже соседи вели себя, как ни в чём ни бывало. Так острее всего понимаешь, что чужая смерть просто статистика для еще живых. И знаете, больше, чем того мудака, я ненавидел Марину. Почему ей всё неймётся, причём тут вообще я?! Её рыбьи глаза ничего не выражали, изо рта не исходили никакие просьбы, но я был ей зачем-то нужен. В последнюю свою ночь дома я лежал на кровати, закрыв глаза рукой, вторая свисала до пола. Запах мяса забился в ноздри. Влажное мягкое прикосновение к ладони, будто тычется мокрый собачий нос. Нет у нас никаких собак

Я без споров согласился, чтобы меня забрали в клинику. «Подлечиться», как же... Мать стенала, что не уберегли, отец в глаза не смотрел, бабка всё причитала про свой «ужас», а я понятия не имел, какое отношение их страдания имеют ко мне.

И теперь, кажется, всё позади. Это было не со мной. Я сейчас просто лежу на прохладной хрустящей простыне, думаю о всякой ерунде, я даже по учебе скучаю, не то что по друзьям... Слышу тихие шаги медсестры, которая подходит проверить капельницу, потом дуновение сквозняка, потому что она склоняется надо мной, чтобы поправить подушку, и я открываю глаза.

Слепые белые глаза, облепленные тяжёлыми веками, вздувшаяся мокрая рука ласково опускается на мою щеку.

Влад, говорят эти расползшиеся губы, обнажив зубы, как у лошадиного черепа. Бесконечно улыбающийся рот. Вырос...

Да, устало говорю я, вновь закрывая глаза. Да... мама.

***
Вас не слышно

Вы когда-нибудь всерьез задумывались, насколько могут быть опасны вредные привычки?
Очень жаль, если нет. Не повторяйте моих ошибок.

У меня никогда не было особого желания построить карьеру. Можно сказать, что случайность помогла, когда я уже не видела выхода, и готова была взяться за любую работу. Мне сделали предложение мечты. Крупная фирма, начальник отдела, зарплата, раза в два превышающая сумму, указанную мной в резюме.
Да и работа оказалась совсем не пыльной, но весьма и весьма... скучной?
Да, мне было скучно. Возможно, с этого все и началось.
Меня нашла моя самая плохая привычка.
Я не могу себе позволить курить, поскольку занимаюсь спортом и бегом. Я не люблю алкоголь, да и другие плохие привычки не идут ни в какое сравнение с моей.
Дело в том, что я люблю звонить себе домой и слушать. Нет не тишину. Бесконечные гудки. Я точно знаю, что дома никого нет, и нарочно звоню именно в это время. Слушать гудки, в последнее время это стало моим любимым делом.
Однажды мне пришлось прервать совещание, чтобы выйти и позвонить.
Это стало моей навязчивой идеей.
Прийти на работу, приготовить кофе, отрыть ленту новостей и позвонить в пустую квартиру. День пройдет удачно.
Думаю, так бы и продолжалось, если бы не...
Я набрала номер где-то за пятнадцать минут до конца рабочего дня. Тишина в трубке, прерываемая гудками, мне в тот день показалась особенно... Какой? Навязчивой? Страшной? Не могу сказать. Она просто отличалась. Словно я перепутала номера и позвонила по ошибке в другой город. Возникло чувство, будто я попала туда, где мне не рады. В чужой для меня мир.
По привычке, выдержав тринадцать гудков, я собиралась нажать отбой, как вдруг что-то щелкнуло, а затем я услышала то, что, пожалуй, и в кошмаре мне бы не приснилось. Настолько оно было абсурдным. Я услышала ответ. Кто-то. Несомненно, не что-то, а кто-то, в моей квартире, низким сипящим голосом говорил в трубку «Алло», а у меня не было сил пошевелиться, ответить, даже вздохнуть.
И тогда трубку бросили.
Я позвонила снова.
Естественно, в этот раз мне не ответили. И успокоившись, я начала собираться домой.
Однако, едва время приблизилось к шести часам вечера и рабочий день закончился, я поняла, что домой не хочу. Совсем. Вот бывает, что тянет куда-то со страшной силой, а меня словно отталкивало. Собрав всю волю в кулак, я покинула офис.
Квартира меня встретила пустотой и какой-то запущенностью. Затхлый воздух, сантиметровый слой пыли, пустота в холодильнике. Я ходила из комнаты в комнату не в силах поверить, что не ошиблась и это именно мой дом, что этот бардак мне не мерещится. Где же результат моей позавчерашней, к слову, генеральной уборки? Реальность или нет, я уже ничего не понимала. В холодильнике вместо продуктов стояли банки с чем-то, что даже открывать страшно. И пыль. Откуда ее столько? Даже если я забыла ее вытереть позавчера, откуда столько?

А самое странное, что я нашла на холодильнике прикрепленную записку с надписью: «Они оживают в темноте» и номер мобильного телефона, по которому звонить совершенно не хотелось, потому что это был мой номер. Я совершенно точно помнила, что не оставляла себе такую записку.
Ближе к ночи, когда я снова более или менее навела порядок в квартире, раздался звонок.
Никогда раньше телефонный звонок так сильно меня не пугал.
Я взяла трубку.
Предсказуемо: тишина и какие-то странные щелчки. А потом стало совсем тихо, и я услышала свой собственный голос:
Алло. Вас не слышно. Говорите. Говорите, пожалуйста. Ну, пожалуйста. Говорите!
Нечто с моим голосом сорвалось на всхлип и затихло, а потом я и вовсе отпрянула от трубки, оттуда слышался истерический смех.
Я совсем не испугалась. Да. Происходящее вокруг меньше всего походило на нормальную, привычную для меня реальность, но я не испугалась. Взяла маленькие, очень острые ножницы и перерезала телефонный шнур. Потом я разбила мобильник и села на пол, отбросив ножницы подальше. Они упали с глухим стуком, но может, мне только так показалось, потому что никаких больше звуков я не слышала вовсе. Вокруг была абсолютная тишина, которая сменилась щелчками, а потом:
Алло. Вас не слышно. Говорите...

***
Взгляд в никуда

Вот, собрался с духом. Расскажу один страшный случай, переломивший мою жизнь на «до» и «после». Не в лучшую сторону переломил, скажу я вам, хотя... время покажет (сразу извиняюсь за многоточия, курсив и большой объем текста, так уж получается у меня писать, мне ведь не похер, что я пишу). И если вы ожидаете увидеть здесь детскую историю про призраков и вампиров – закройте страницу. Здесь будет только моя психическая болезнь с элементами криппи-глюков.

Я не то чтобы хикки и вроде не полный задрот. Хотя некоторое компьютерное задротство мне не чуждо. Был я всегда тихим и скромным, в школе, бывало, страдал за это, хотя и не в духе «эпичных копипаст» про школьников-лошков. Всегда находились одноклассники, которые меня уважали, хотя бы за ум. Ситуация немного изменилась в старших классах, поскольку попал я в элитный класс (не путать с «илитным»), куда брали только самых умных и перспективных учеников. Но и там я оставался немного изгоем, человеком «в себе». Девушки не то, что бы мной не интересовались... Нашлась даже одна тян, которая лишила меня девственности, и была она вовсе не общедоступной шмарой.

С поступлением в универ у меня были связаны особые надежды. Это и возможность уехать в столицу, и новые перспективы, впечатления, дружная студенческая братия. Спецуха у меня не то, что бы престижная, но и не полная жопа. Группа попалась не очень дружная, но ребята сами по себе нормальные. С кем-то немного дружил, более-менее наладились отношения с девушками. Хотя вот в плане секса не очень-то и везло. Попросту негде. Домой (за город) возить девок – no way. Далековато, да и дома все время кто-нибудь был, а я ведь уже говорил, что я стеснительный. У тян, на которых у меня были виды, тоже как-то не очень с квартирным вопросом, а трахаться в общаге я не мог по вышеуказанной причине.

Плюс к этому, то что во мне было от хикки, этого тошнотворного социофобства, разрасталось, шаг за шагом проникало в душу. И я стал страстно желать одиночества. Конечно, я и так был достаточно одинок, но постоянно вокруг была семья, которая меня раздражала. Хотелось свободы. Вот я и решил снять квартиру. На протяжении первого курса я подрабатывал веб-дизайнером и немного программистом. Это было довольно напряжно, ведь своего компьютера у меня не было и почти не было времени. Но в конце лета я собрал прилично денег, купил себе ноутбук (как я был рад! Дети так радоваться не умеют игрушке!) и снял однокомнатную квартирку у метро. Квартира была после ремонта, хозяева съехали в новую четырехкомнатную и забрали почти всю мебель. Остался только стол и пара стульев на кухне. Но мне было пох.

Я немного не успел с привозом мебели из дома, но очень уж хотелось провести ночь на новом месте, пусть и на полу на одеялах. Вечером первого сентября, зажав подмышкой одеяло и ноутбук, я направился к своему новому дому, заглянув по дороге в магазин и купив сигарет и двушку пива. Пригласить однокурсников на новоселье как-то не пришло в голову, да и хотелось отметить данное событие в одиночестве, ведь ради него я все и затеял.

Я как мог удобно расположился на полу, подключил ноут к сети, налил первый стакан пива и закурил. Было тихо, непривычно тихо и это было здорово. Вместе с сигаретным дымом я, казалось, втягивал в себя неземное спокойствие. Впервые за долгое время раздражение прошло и я почувствовал себя... хм... счастливым? Нет – в своей тарелке. Я вышел на балкон и закурил вторую сигарету. В сумерках район был очень красивым, даже быдло не шумело, что, как я запомнил, меня несколько удивило. Вернувшись в комнату, я решил поискать интернет. Надежды было мало, но, к своему удивлению, я нашел незапароленную точку доступа Wi-fi. В сгущающихся сумерках, в свете экрана я потягивал пиво и лазил по сети, пуская струи дыма прямо в экран. Хмель и сигаретный дым окутывали меня теплой, мягкой завесой, пока я читал башорг и новости. Очнулся я от этого сладкого дурмана во втором часу ночи, почувствовав давление в районе живота. Еще бы – почти два литра пива. Оправившись (хорошо хоть унитаз оставили), я вернулся в комнату допивать пиво. Хмель уже прошел, и я жалел, что не взял чего покрепче. Через полчаса ленивого шатанья по сети я наткнулся на интересную ссылку – подборку фотографий, «которые шокировали мир». Черт меня дернул скачать этот архив. Там оказались фотографии известных фотографов с полей сражений, с мест техногенных катастроф и все в этаком роде. Настроение испортилось, когда я открыл фотографию, сделанную в Индии после аварии на химическом заводе. Там была изображена разрытая могилка, а в ней – мертвый ребенок. Я не специалист в этом вопросе, но, кажется, он был мертв уже неделю. Лицо опухло, рот был открыт. Я понял, почему людей пугают мертвецы. Человек – это не только тело. Когда человек умирает, что-то осмысленное, делающее его человеком, уходит из него, оставляя только труп, в котором уже нет ничего человеческого, кроме очертаний, да и те искажаются, потому что теряют функциональный смысл. Эта страшная похожесть на живое и пугает.

Самое ужасное в этой фотографии глаза мертвого, белесые, заплывшие, как у дохлой рыбы. И все же они смотрели, смотрели на что-то извне, смотрели сквозь наш мир, как через оконное стекло. И я срал кирпичами, ребята, потому что тьма за границей монитора сгущалась, а эти глаза, казалось, росли, заполняя все поле зрения, а я не мог отвести взгляда, не мог прикоснуться к клавиатуре. И я уже жалел, что рядом никого нет. Так я просидел четверть часа, пока пиво не запросилось наружу. Стряхнув наваждение, я закрыл фотографию. Ссать хотелось зверски, но я еще не пришел в норму. Вряд ли стоило сейчас выходить в темный коридор. Появилась даже мысль поссать с балкона, но я с гневом ее отверг – не так я воспитан. Терпеть я еще мог, поэтому решил сначала восстановить душевное равновесие, почитав It-happens. Первые пару историй я еще играл очком, но постепенно успокоился. Вдоволь насмеявшись над тупыми юзверями, я встал и пошел к двери.

Бля... ребята. Я не помню, закрывал ли я за собой дверь, когда возвращался из толчка в первый раз. Конечно, не закрывал, от кого мне прятаться, если я один в квартире? Но точно я не помнил (чертово пиво!), и вид приоткрытой двери снова вызвал тревогу. Щель шириной в десять сантиметров была абсолютно черной, по ту сторону двери был мрак, чернильно-черный, совершенно потусторонний, без единого лучика света. Как назло, в комнате не было верхнего света, чертовы жлобы выкрутили лампочки. Подавив нервный смешок, я достал из кармана телефон и включил встроенный фонарик. Еще раз бля, ребята. Кто ж знал, что его мертвенно-бледный свет напугает меня еще больше. Потому что свет уходил в черную щель безвозвратно. Мрак глотал его и хотел проглотить и меня. Все что ему мешало ворваться в комнату – это яркий свет экрана ноутбука и отсветы фонарей с улицы. Внезапно (без капслока), я разозлился. Никогда не боялся темноты, а тут вдруг засцал! Просто эти глаза... Я физически ощущал из-за двери этот взгляд мертвеца в никуда. И это было хуже темноты.

А пиво, между тем, как взбесилось, я уже еле терпел. Физиологическая потребность перекрыла страх. Я решил, что если не буду смотреть в темноту собственными глазами, то мне будет легче. В телефоне, само собой, была камера, и я включил ее в режим поиска (то есть, изображение показывается на экране, но в память не пишется). Протянув руку с телефоном перед собой и глядя на экран, я приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Луч света из фонарика осветил пустую прихожую и отразился в двери ванной. Страх прошел, мне даже стыдно стало. Я оторвал взгляд от экрана, открыл дверь и сделал шаг в прихожую, повернувшись при этом к кухне и толчку. Не было здесь никакого «чернильного мрака» и мертвых глаз я не увидел. В мягком полусвете не было ничего опасного. Я собрался выключить камеру и опустил взгляд на телефон. БЛЯ ПИЗДЕЦ!!! Я не помню, как оказался в комнате и как захлопнул дверь. Нет, ребята, вы ошиблись. Я вовсе не высрал тонну кирпичей, как в таких историях принято писать. Я обосцался, реально, прямо в штаны. Я стоял, привалившись плечом к двери, и слушал, как моча вытекает из штанин, и смотрел в экран телефона; волосы на голове стояли дыбом, а по телу бегали мурашки. Я стоял так до утра, не пошевелившись даже тогда, когда затекли и потеряли чувствительность ноги. Я лишь мелко дрожал. Потому что в ту самую страшную секунду в моей жизни, когда я смотрел сквозь камеру телефона на темный коридор, я видел, что я не один. В память впечатался силуэт человека на фоне оранжевого отблеска фонарей из окна кухни. Силуэт, который я видел только на экране, но не собственными глазами. И я видел его достаточно долго, что бы понять, что это не обман зрения.

Мне похер, что это было. Скорее всего, глюк. Или крыша поехала. Насрать. Просто теперь моя жизнь перевернулась. Больше всего на свете я хотел быть подальше от людей, и теперь я не могу себе это позволить, потому что до смерти боюсь темноты, одиночества, замкнутых пространств. К сожалению, я внес предоплату за квартиру на полгода, а хозяева были не из тех, кто вернет деньги. Пришлось жить в этой чертовой квартире. Я стал больше времени проводить с друзьями, при первой возможности привожу их побухать к себе; переселил к себе одну симпатичную тян – я делаю все, что бы не остаться один на один со своей больной психикой, особенно ночью. Я привык потихоньку. По прошествии семестра пришлось продлить аренду квартиры, ведь теперь нас двое и общага как-то не катит.

Что я хочу сказать, теперь я сам не знаю, чего хочу. Я все также не люблю людей, но теперь я не могу позволить себе от них отдаляться. Ведь тогда я останусь один на один с этим, где бы я ни был. Может это и к лучшему? А, ребята? Но в глубине души я знаю, что рано или поздно мне придется лечиться галоперидолом и прочими веществами.

Простите за «многа букф», мне нужно было где-нибудь это рассказать, сохраняя анонимность. Всего вам хорошего.

***
Видеокассеты

История написана по найденному мною дневнику в новой квартире. Верить в это или нет я не знаю. Пишу в стиле х/п. Пишу от лица автора.

Это случилось в далеком 1998 году, когда технологии были не чета теперешним, с автором произошла жуткая история, которая до сих пор заставляет меня просыпаться в холодном поту по ночам.

Автор был обычным подростком, учился в 9 классе, по будням старался как можно больше времени уделять учебе, а по выходным гудел с друзьями на всю катушку, к счастью график работы родителей позволял это делать частенько. В такие дни друзья благополучно собирались у него на квартире и по видаку смотрели различные фильмы ужасов, фильмы про войну, любовь и прочее. Но тут настал момент, когда они пересмотрели все кассеты, имевшиеся в наличии( и нужно было покупать новую. Договорились скинуться на кассету, кто сколько может. Собственно с этого история и начинается.

1.05.98

На следующий день, я решил прогулять школу и пойти поглядеть на новинки кинематографа. К моему великому разочарованию магазин, в котором они продавались, оказался закрыт. Я, с тоской на сердце, побрел вдоль мостовой, надеясь успеть к третьему уроку. Пройдя в быстром темпе пару сотен метров, я сбавил шаг, так как вдалеке перед собой увидел кое-что и это кое-что неслабо привлекло мое внимание. Я заметил киоск, которого никогда прежде в этом районе не видел. Я подошел к нему поближе и моему взору предстал передвижной трейлер-киоск и о чудо, в нем были кассеты. «Даааа, все-таки есть на Земле справедливость...» – пронеслось в голове. Я начал рассматривать в окна с обратной тонировкой, имеющийся в наличии товар, но к моему разочарованию выбор был скуднее некуда, точнее его не было, вообще не было. Всего лишь 7 кассет, стоявших в ряд и не имевших ничего примечательного, кроме пиратской упаковки. Я долго думал стоит ли рисковать и покупать какую-нибудь из этих кассет, но в конце концов я сделал свой выбор.
Я постучал в окошко киоска в ожидании ответа, но ответа не последовало, тогда я постучал еще раз. С обратной стороны раздался грубый мужской голос: «Тебе чего?». «Я бы хотел купить у вас кассету» ответил я. «Какую кассету?» в его грубом голосе я расслышал нотку сарказма». Издеваешься, что ли?» подумал я. Лица его я не видел, но почему-то в тот момент мне представился образ толстого, прыщавого и неуклюжего болвана. Я хотел было уйти, но любопытство взяло верх над разумом. «Вот у вас на полке 7 кассет в ряд стоят.» – я хотел побыстрее закончить данный диалог. «25 рублей.» уже без смеха произнёс голос. Я молча протянул руку с деньгами в окошко, и какого же было мое удивление когда все 7 кассет оказались у меня в руках. Я с довольным видом направился домой. Тогда я даже не догадывался за что в тот злополучный день я отдал 25 рублей...
По пути домой я размышлял о том, что же может быть на этих кассетах: «Какой-нибудь дешевый трешак с негром в главной роли, либо какой-нибудь фильм, провалившийся в прокате, а может быть, домашнее порно?.. Хм... О чем это я?». Спустя 10 минут я стоял на пороге своей квартиры с пакетом, полным кассет. Заскочив в коридор, я снял кроссовки и пулей влетел в комнату, где стоял видеомагнитофон. Вывалив кассеты на пол, я стал просматривать содержимое упаковок. Оказалось, что все кассеты были пронумерованы и назывались «День 1, День 2 и т.д.». Все, кроме последней кассеты. На ней не было никаких записей. Я взял кассету с названием «День 1 и вставил в магнитофон.
Кассета #1. Я включил телевизор и стал смотреть за происходящим. На экране появилась простая школьная тетрадь формата в 12листов. На тетради четким почерком было написано имя ученика – Во******* Алексей, класс – 8 «б» и школа №3**. Далее тетрадь с экрана пропала и появилась запись съемки любительской камерой. Сперва был показан город, в котором ведется съемка, окрестности города и т.п. Город я не узнал. На пленке была зима, на улице стоял вечер. Часов 5-6 на вскидку. Камера совершала характерные движения вверх и вниз, как обычно бывает, когда человек снимает при ходьбе. Вдруг, она свернула куда-то в кусты и остановилась. Создавалось впечатление, что теперь съемка ведется в парке. Камера сконцентрировала свое внимание на детской площадке, на которой играло несколько детей школьного возраста. Дети потихоньку расходились, а камера не сводила с них глаз. До тех пор пока с площадки не ушел последний ребенок.

Я хотел было вырубить эту муть, но тут камера пришла в движение. Она начала следовать за последним ребенком по пятам. И с каждым шагом камера приближалась все ближе и ближе. Вот она уже у него за спиной, видно мужскую руку, тянущуюся к детской спине. Внезапно запись прервалась. Следующий кадр поверг меня в ужас. Я хотел выключить запись, сжечь кассеты, забыть о том, что я видел. Но я не сделал этого. На следующем кадре был тот же ребенок, его я узнал по куртке, лежащий в снегу с перерезанным горлом.. На этом запись не заканчивается.. Следующий кадр показывает все того же ребенка, но теперь он уже сидит за столом и делает уроки! Он улыбается в камеру, машет рукой, затем встаёт и радостный подходит к камере. Его глаза сияют от счастья. Запись прервалась в очередной раз. Далее камера снова показывает ребёнка сидящего за другим столом, совсем в другом месте, но теперь он не делает уроки. Он мёртв. Из горла сочится кровь, а его окоченевшее лицо устремлено в камеру. За кадром слышен грубый мужской голос: «Вот что бывает с теми, кто подолгу гуляет в парке и не слушает своих родителей. Передай привет своему папе, который по пьянке отдал мне запись с тобой в главной роли». На этом первая кассета заканчивается.
О Боже, как же это ужасно, меня вырвало... Я хотел верить в то, что это монтаж, постановка, да что угодно, но только не правда! Первая мысль, которая пришла мне в голову – это обратиться в милицию. Они должны найти эту сволочь, они должны... И тут я вспомнил до боли знакомый голос на пленке. Я вставил кассету снова, перемотал вконец, прослушал еще раз. Точно. Это голос из киоска-трейлера. Меня охватил панический страх.. О БОГ МОЙ!.. Я не знал, что мне делать. Я боялся за свою жизнь. Ведь если на пленке правда, то я подписал себе смертный приговор. «25 рублей». – да, именно столько теперь стоит моя жизнь. Думай, думай! Показать это кому-либо? А стоит ли? А вдруг тот человек, которому я покажу, проболтается? Тогда мне конец. Возможно, сволочь уже наблюдает за мной. Он ведь видел мое лицо.. Черт, черт, ЧЕРТ!! Я решил не предпринимать ничего. Кассеты я спрятал дома в надежном месте, там, где я обычно прятал сигареты.
Остаток дня прошел хуже некуда. Я боялся каждого шороха, наблюдал за тем, что творится за окном, сигареты улетали одна за другой, а когда постучали в дверь, то я чуть было не сошел с ума. Но к счастью, за дверью был не маньяк с тесаком, а мой друг Андрюха. Он зашел узнать, как у меня дела и почему я не пришел сегодня в школу. Как это не было прискорбно, мне пришлось соврать. Я сказал ему, что приболел и пару дней побуду дома. Мы немного побеседовали с ним, мне полегчало. Но тут Андрюха ушел, и мне снова стало не по себе. Сегодня понедельник, а родители приедут только через неделю, и от этого мне становилось еще хуже. Стемнело.

Я лежал в кровати и безуспешно пытался уснуть, когда раздался стук в дверь. «Нет, не может быть! Он не может знать, где я живу! Так. Без паники. Я дома, а значит, я в безопасности. По крайней мере, на данный момент. Нужно просто не обращать внимания на» И снова стук. И еще, и еще... Мои нервы не могли выдержать этого натиска, я вскочил с кровати и направился к двери. «Кто там?» спросил я. «Привет, это я, мы ведь хотели погулять вечером» ответил женский голос. Меня как подменили. Я почувствовал небывалое облегчение. С этими бестолковыми раздумьями про маньяка психа я совсем забыл про то, что обещал Насте погулять в понедельник. Я мельком взглянул на часы, пол одиннадцатого. Я открыл дверь. «Привет, Настен, прости, что так долго не открывал, я приболел просто.. Давай лучше у меня посидим». говорю я. Ответ последовал незамедлительно: «Ну хорошо».
Настя вошла в квартиру. Мы прошли в кухню, я поставил чайник. Мы стали беседовать. К слову Настя – очень хорошая подруга, но ужасная сплетница, и все попытки к ней подкатить обрубает на корню, ссылаясь на более высокие чувства, чем симпатия. Любовь и все такое фигаро. В общем, попили мы с ней чайку и я, чтобы Настя осталась у меня подольше (я совсем не хотел оставаться один), предложил посмотреть какой-нибудь фильм. Она к моему счастью, согласилась. Так же она не забыла упомянуть о том, что я обещал купить новую кассету. Я что-то промямлил в ответ, в итоге все закончилось благополучно. Мы долго думали, какой бы фильм посмотреть. Настя настаивала на «Зловещих Мертвецах», а я хотел посмотреть «Счастливчик Гилмор». В итоге решили посмотреть фильм «Маска» с Джимом Керри в главной роли. По ходу фильма я пытался помацать Настёнку, за что получил пару раз по рукам. Ну почему она такая упрямая? Спустя полтора часа фильм кончился. Я предложил посмотреть ещё что-нибудь, но Настя, ссылаясь на поздний час, стала собираться. Действительно было 2 часа ночи. В такое время я не мог отпустить её одну. Я стал собираться вместе с ней. Сперва она была против, но потом согласилась. Выходя из дома, я забыл пачку сигарет, но возвращаться не стал.
Настя жила в другом конце города. Но так как город у нас небольшой, то 30 минут ходьбы и вот мы уже стоим у её подъезда. Мы попрощались, я чмокнул её в щечку, она улыбнулась и пошла домой. Я быстрым шагом направился домой, дико захотел закурить. Вот черт. Ускорил шаг, о кассете старался не думать, но этого оказалось мало. Ибо в нескольких кварталах от моего дома я замер. Впереди, метрах в 30, под фонарем стоял человек. И это в 3 часа ночи в нашем захолустном городишке. Я собрался с мыслями и направился прямиком к фонарю. «Закурить не найдётся?» голос не был похож на голос с плёнки. Мне полегчало. «Сам вот ищу». ответил я и направился дальше, а человек так и продолжил стоять под фонарём. Заскочив домой, я принял душ и лёг спать. Мне снился мальчик с плёнки, он плакал и умолял не убивать его, удар ножом..

Я проснулся. Состояние похмельно-депрессивное. Время – 6 утра. Я проспал всего два с половиной часа. Неудивительно, что мне так хреново. Ну раз так, значит схожу сегодня в школу. Мысли о пленке отпали сами собой, мой рассудок отказывался принять то , что я видел на экране, за правду. Я позавтракал и направился на первый урок. День в школе прошел паршиво, я получил двойку по химии, да уж, родителей это не обрадует. Я медленно брёл домой, рассматривая витрины магазинов. Мне приглянулась доска для скейтборда, давно о такой мечтал. Добравшись до дома я вошел в подъезд и проверил наш почтовый ящик. Письмо. От кого? На конверте не указано абсолютно ничего. Странно.. Я поднялся на свой этаж, вошел в квартиру, швырнул ранец и зашел в свою комнату. Открыл конверт и стал читать вслух:
«Здравствуй, Владислав, как тебе мой фильм? Ты уже посмотрел первую кассету? Если да, то не тяни резину, вставляй вторую и наслаждайся зрелищем. Но предупреждаю – никому ни слова». Ком подступил к горлу, я перечитал письмо еще раз. Я не верил своим глазам! «Как? Когда? Ну конечно же! Я вспомнил вчерашний день, человека возле фонаря. Но это здесь при чем?» Мысли штурмовали мою голову, висок пульсировал, руки тряслись от страха. Похоже, выбора у меня нет.
Кассета #2. Я достал из своего тайника пакет с кассетами, нашел нужную и вставил в магнитофон. На экране показалась привычная школьная тетрадь в 12 школьных листов, все тот же почерк, что и на первой тетради. Имя ученика – Ру******** Анна, 11г» школа №5*. В объективе камеры снова показаны окрестности города, не могу сказать точно тот же это город или нет, но постройки были другими. На улице весна, раннее утро, дети cпешат в школу. Камера направляется в сторону курилки (это обычно место не столь отдаленное от школы, но скрытое от учительских глаз, чаще всего располагается за гаражами, или за углом школы). Камера замерла в кустах за гаражом. Спустя пару минут в кадр попадает симпатичная стройная девушка, лет 17 на вид, блондинка. Она достаёт сигарету и закуривает. Как только девушка поворачивается спиной, камера приходит в движение. Девушка замечает странный шум за спиной, оборачивается, пытается позвать на помощь, но уже слишком поздно. Запись прерывается. Следующий кадр. Девушка сидит привязанная к стулу, за столом рядом с мертвым мальчиком.

Тело мальчика разложилось и стало похоже на иссохшую мумию. Девушка дышит. Глаза замотаны, рот заклеен скотчем. В кадре появляется мужчина. На лицо одета маска. Он достаточно атлетичного телосложения, одет в военную форму. Он срывает скотч и задаёт вопрос: «Ты девственница?». Девушка молчит. Тогда мужчина развязывает девушке глаза. Девушка истерично кричит, тогда мужчина срывает с нее всю одежду. То что было дальше не поддается никакому объяснению. Он повторяет вопрос: «Ты девственница?» Девушка молчит, она напугана до ужаса. Мужчина без лишних слов берёт дрель, вставляет в удлинитель неподалеку от стола и подходит к девушке. Истошный крик: «Прошу вас, не надо!» и через секунду дрель уже наматывала её промежность на сверло. Девушка сперва закричала, а потом забилась в конвульсиях. Он продолжал сверлить до тех пор, пока она не перестала двигаться. Затем он сказал: «Девушки бросайте курить, подумайте о своих детях». На этом запись закончилась.
Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем ко мне вернулась возможность двигаться. Я закурил. Меня уже не удивляла его жестокость. Я смирился со всем тем, что происходит на экране. Я не знаю...

Далее в дневнике следует пропуск в несколько дней.

16.05.98

Прости, дневник, но это невыносимо. Как же я устал смотреть на эти зверства. Чего он добивается? Каждый день мне приходилось просматривать по одной кассете в день. Таковы были его условия. Теперь я понимаю смысл названий «День 1», «День 2» будь они неладны. Сегодня пришло время кассеты под названием «День 6». Я размышляю над тем, чем он удивит на этот раз. Итак, что же там может быть? Хм, перерезанное горло было, дрель и киска – было, молоток и зубы – тоже, таак, топор и руки – вот это было зрелище «не воруйте ребята», пила и ноги скучновато, парень быстро откинулся. Может, сегодня будет кувалда и яйца? Ахахах... Я схожу с ума. Я закурил. Сегодня должны прийти друзья, посмотреть фильм, но я скажу, что видак сгорел. И мы просто пойдём погуляем, а вечером я посмотрю 6-ую кассету.
В 7 часов вечера пришли друзья, Андрюха, Настя и еще пара человек. В общем я сказал, что видак сгорел. Сперва на меня накинулись с упрёками, но потом вроде все утихло и мы пошли гулять. Мы побродили по городу, зашли в кафешку, попили пивка и уже собирались уходить из кафехи, как Андрюха подозвал меня к себе : «Влад, подойди на пару слов, нужно поговорить». Я подошёл. «Влад, что с тобой? Ты как сам не свой? Что-то случилось?» – спросил настороженно Андрюха. «Да нет, все нормально, просто не выспался, да с Настей никак не получается замутить» – ответил я. «Не верю. Давай выкладывай всё как есть» – уже настойчиво сказал Андрей. Я не знал, что ответить, сказать правду сейчас и выставить себя дураком? В конечном итоге я сказал : «Приходи завтра вечером, часов в 6, я тебе всё расскажу и покажу.» – ответил я. «Окей.» ответил Андрюха. Мы покинули кафе и направились по домам, я как всегда проводил Настю и направился домой. И снова различные мысли атаковали мою голову. Я брёл как в тумане. Я не понимал, иду ли я домой либо нарезаю круги, пока резкая боль в области ступни не вернула меня к реальности. Я поднял ступню и обнаружил, что распорол на своих кроссах подошву, а вместе с ней и часть пятки. Я вприпрыжку добрался до дома. На автомате достал письмо из ящика, зашел домой, обработал рану, прочитал письмо, в котором что-то говорилось о финишной прямой. Я выкинул письмо и вставил 6-ую кассету. Глянул на часы – полдвенадцатого.
Кассета #6. Очередная тетрадь. Имя ученика – Ак***** Анатолий 9А» школа №2**. Ак***** Анатолий?! О нет.. Я его знаю! Это парень, который бесследно исчез полгода тому назад. Бог мой... Этого не может быть... Он жил в соседнем городе. Мы вместе играли за один хоккейный клуб. Не может быть. Не может На плёнке я вижу очертания знакомого города, мне знакомы эти улицы, я уже бывал здесь. На улице стоит осень. Разгар дня. Камера снимает наш спорткомплекс прямо из кустов напротив входа. Из него выходят ученики хоккейной секции. Последними выходим мы, с Толиком. О Боже, о Боже! Нет, Толя, не надо!! Мы прощаемся у входа и расходимся в разные стороны. Мельком я замечаю свой взгляд на объективе камеры. Я кажется заметил его! Но я поворачиваюсь и ухожу, а камера начинает следить за Толей. В этот раз мне действительно страшно, ведь в объективе камеры находится мой друг! Он настиг Толю в заброшенном переулке, куда Толя отошел справить нужду. Я не хочу говорить о том, что это мразь сделала с Толей. Для того чтобы уснуть, мне пришлось выпить 200 граммов водки. Я не верю, что это происходит со мной...

17.05.98

Я посмотрел все кассеты. 7-ую и последнюю сегодня с утра. Она пустая. Сегодня вечером должен прийти Андрей, я ему всё покажу и мы вместе что-нибудь придумаем. А пока я пойду прогуляюсь. Я побродил по городу, зашел к Насте, пообщались. Вдоволь нагулявшись, я вернулся домой, по привычке я проверил почтовый ящик.. От ужаса у меня подкосились ноги. Вместо привычного письма в ящике лежала кассета. Как она туда попала, я понятия не имел. На кассете была надпись «День 7».

Дальше пишу один в один по записям из дневника.

Я вставил кассету и обомлел от ужаса. Тетради не было. Вместо неё во весь экран была моя фотография из паспорта. Я сглотнул подступивший к горлу ком. Показываются улицы нашего города. Следующий кадр – я, идущий в обнимку с Настей, далее я, сидящий в баре, и наконец я, выходящий из подъезда своего дома на сегодняшнюю прогулку. От страха я собрал все кассеты в кучу и сжег прямо на кухне. Остатки я покрошил и смыл в унитаз. Дневник спрячу здесь, где хранил кассеты и курево. Под деревянный пол, который я разобрал специально для этих целей. Cтук в дверь, наверное это Андрей. Теперь мы что-нибудь придумаем.»

Это последняя запись из дневника. Я нашел его в одной из комнат, когда менял старые полы. О продолжении истории ничего неизвестно. Мол, жила семья, а потом все разом куда-то пропали.

***
Вмогиле.Ру

За компьютером сгорбившись сидел парень, докуривая сигарету. Свет от монитора освещал его сонные глаза, больно давя на глазницы. За его спиной густая темнота комнаты поглощала мебель и стены. В левой руке, зажав между пальцев, он держал догорающий окурок, который подносил ко рту через равные промежутки времени. Вкус табака был уже почти не заметен, так что дым бесцельно заполнял легкие и так же бесцельно выходил из них. В правой ладони он сжимал мышку, которой водил по поверхности коврика. Парню очень хотелось спать, пару раз он лицом плюхался на клавиатуру, набирая на экране непонятное сочетание букв и цифр. Но чувство того, что сегодня он найдет что-то стоящее, не отпускало его в постель.
Заходя на один сайт, он нажимал на ту ссылку, которая первой попадалась на глаза. Переходя на следующую страницу и не найдя на ней ничего интересного он шарил по бакам сайта в поисках новых адресов. И так уже два дня. Это было похоже на блуждание по огромному, чужому дому: сначала перед тобой входная дверь, ты ее открываешь за ней еще три двери. Ты входишь в одну из них, шагаешь по коридору, пока не натыкаешься на еще четыре дверных ручки. Выбирая одну из них, перед тобой открывается проход в комнату с шестью дверями. Потом с восемью. Потом с десятком. С двумя десятками. И так исследуя здание у тебя есть маленькая вероятность того, что ты из сотен запертых дверей найдешь именно ту, которая откроет перед тобой комнату со всеми тайнами и страхами хозяина дома, которые он пытается скрыть за бесконечными дверными ручками, косяками и глазками. Но возможно, что это приведет тебя в тупик.
Но парень сдался. Все эти идиотские поиски "непонятно чего" отняли у него не только несколько дней жизни, но и нервы. Он решил напоследок перед сном зайти в свою страницу на сайт, который как гласит гордая надпись, приветствующая всех посетителей "является самым посещаемым сайтом на территории России и стран СНГ".
Парень не глядя стукнул по клавиатуре. В поле поисковика вместо привычного "vk" появилось "vm". В темноте он не заметил, как промазал мимо нужной кнопки и нажал ту, что была снизу-слева. Заторможенный сонливостью разум не успел сообразить, как пальцы щелкнули по клавише "интер". Пошла необычно долгая загрузка страницы.
На экране появились результаты поиска. Парень уже потянулся исправлять запрос, как его взгляд упал на первую и единственную позицию:

"Вмогиле.Ру сайт для тех, кто уже умер, умрёт или умирает в данный момент. Обменивайтесь историями своей смерти; грехами, что были Вами совершенные; пороками, что поглотили Вашу душу бренную! Перед посещением сайта, пройдите Ритуал Регистрации. GO IN HELL!
vmogile.ru/"

Желание сна, которое до этого так явственно указывало на свои права, куда-то улетучилось. Сигарета вновь приобрела осмысленность. Докурив её, парень раздавил бычок о пепельницу. Наведя курсор на ссылку, он щелкнул по ней.
Секунду ничего не происходило, компьютер словно подвис. Треугольник мыши не хотел сдвигаться с места. В динамиках раздался звук помех, словно они уловили какой-то сигнал. Парень нервно вздохнул: чувство ожидания, терзавшее его на протяжении этих дней, сейчас, когда он был так близок к чему-то необычному, давило на его мозг с удвоенной силой. В этот момент его не посещали мысли, что это может быть сайт сделанный ради шутки. Он слишком долго ждал.
"Комп завис," пробежала мысль в его голове. Парень уже тянулся к кнопке перезапуска, как монитор погрузился в темноту. Теперь вся комната утопала во тьме. Парень невольно поежился. Он не отводил взгляда от экрана, хотя уже плохо различал его черты, желая, чтобы тот отобразил хоть что-то. Звук помех, который разбавлял черноту комнаты и напоминал парню о реальности мира, сменился смешанным гулом. Позже из монотонного гудения стали различаться отдельные составляющие: на заднем фоне яростно хрустел костер; низкий мужской голос, произносящий молитвы, схожие с надрывистым гортанным мычанием, мешался с людскими криками и воплями мучения, словно их жгло огнем. "Так звучит ад." подумал парень и в темноте нащупал пачку сигарет и зажигалку.
Когда барабанчик чиркнул о кремень и в комнату вылетела маленькая искорка, экран снова ожил. Сигарета выпала из его рта. Нутро парня полоснуло чувством разочарования: вместо чего-то странного и необыденного, перед ним на мониторе высветился обычный сайт. Да, он был мрачен в оформлении, но ничего сверхъестественного: сначала парень решил, что это вообще один из вариантов внешнего вида "Вконнекте.Ру". Вверху, как оглавление пылало название сайта. По центру находилось обращение к гостям:

"Вмогиле это универсальное средство связи Погребенных. Мы хотим, чтобы друзья, однокурсники, одноклассники, соседи и коллеги всегда оставались в могиле.

Нас уже: 23 445 897 245 108 791 644 098 487 908 234 347 721 678 051

Мы рады, что Вы примкнули к нам!"

Счетчик, отсчитывающий количество посетителей, напоминал сбивчивый секундомер: примерно каждую секунду к числу гостей прибавлялся еще один. Это завораживало.
В левой части находились специальные поля для входа и закладка регистрации. Только вместо обычного "Логин и Пароль" красовались "Грешное Имя" и "Тайное Слово". Невольно рука парня навела курсор мыши на активную надпись "Ритуал Регистрации". Взглотнув, он кликнул по ней.
Звук страданий и вечной агонии, который доносился из колонок, сгущался с тьмой комнаты, делая накопившуюся в ней атмосферу почти ощутимой. Разум парня словно находился в подобии легкого транса, он не замечал, как повторяет молитву, произносимую низким мужским голосом.
На экран вывелась обычная с виду страница регистрации. Привычные поля, которые надо было заполнить своими данными, на первый взгляд не имели ничего примечательного. Парень тоже так думал, пока не вчитался в содержимое. "Грешному Имени" он уже не удивился и вбил туда на его взгляд очень остроумный ник "АцкиЙ ПРойдоХа". Но когда парень дошел до стандартного запроса ФИО, его посетило тревожное чувство: все три пункта -фамилия, имя, отчество уже были заполнены. Точные данные. Как в паспорте.
Он продолжил регистрацию. Обыденные "Даты рождения" и "Личные интересы" мешались со совсем уж странными "Грехами Мною Совершенные" и "Причинами Смерти". Парень впечатывал в них случайный набор букв, чтобы пустые поля не помешали "Ритуалу". И потому что боялся написать лишнего.
Завороженный происходящим он не замечал, как окурок, вывалившейся изо рта, прожег носок и добравшись до плоти стал жечь ее. Слабый запах обгоревшей кожи заполнял погруженное во тьму пространство вокруг парня: теперь комната напоминала преисподнюю в миниатюре.
"Круг Ада" так назывался пункт, который приковал его внимание. На выбор давались девять вариантов:

Круг I. Лимб
Круг II. Похоть
Круг III. Чревоугодие
Круг IV. Скупость
Круг V. Гнев
Круг VI. Стены Города Дит
Круг VII. Город Дит
Круг VIII. Злые Щели
Круг IX. Предательство

Парень поставил галочку напротив третьего круга, надеясь на тройку и считая, что "покушать" является самым безобидным грехом из перечисленных.
Его разум словно пропитался атмосферой сайта. Он больше не чувствовал тела: его не беспокоило сбивчивое биение сердца; надрывистое дыхание, с трудом проходившее через пересохшую глотку, вовсе прекратилось; напряженные до предела нервы отступили в прошлое. Надобность рук пропала: парень поймал себя на том, что все пункты и поля он заполняет посредством взгляда, мысли.
Последней строчкой в регистрации была дата: 14.12.10. Эти шесть чисел завораживали и пугали. "Как счетчик гостей при входе," мелькнула мысль в его голове. Парень не мог оторвать взгляда от этой комбинации цифр: он боялся их, но чувствовал заточенную в них силу и значение. Созерцание символов продолжалось пару минут, пока краем глаза он не заметил сбоку подпись "День Смерти".
Транс и чувство отрешенности от мира будто смыло волной. Разум очистился, с него словно сняли оковы, и мысли, до этого так лениво блуждающие по черепной коробке, заскакали по ней в хаотичном порядке, сметая все остатки самообладания. Желание выкурить сигарету жгло все внутри, рука сама потянулась за пачкой.
Скурив две подряд парень взял себя в руки. "Это всего лишь сайт, возможно какой-то секты," думал он.-"Тем более сегодня тринадцатое декабря. Тринадцатое, а не четырнадцатое. И я могу найти на нем что-нибудь
любопытное интересное для меня. Да и вообще это просто чья-то шутка! Все, надо пойти и закончить Ритуал, закончить регистрацию. Надо." Если бы он глянул на часы, то заметил, что до 14.12.10. осталось семнадцать минут.
Парень пытался ввести другую дату в это поле, но строчка оказалась не активной. Ее нельзя было изменить. Посмотрев на числа еще раз он почувствовал ту же смесь манящей привлекательности неизведоного и зарождавшегося в подсознании холода. Преодолев желание вечно смотреть на эти шесть цифр, он перевел взгляд на слово в конце регистрации "Подписать".
Парень кликнул.
Никакой реакции. Не пошла загрузка страницы. Компьютер не подвис. Все осталось как есть. Только в этот момент он заметил в правом нижнем углу экрана изображение скляночки. Скляночки с темно-красной жидкостью. Картинка была такой живой, что казалось, будто чувствуется запах крови. Решение пришло мгновенно. Парень направил курсор в правый угол, опустил его в скляночку. На секунду показалось, что маленький треугольничек нарушил поверхность жидкости, после чего его краешек окропился в бордовый цвет.
Рука и мышка, зажатая в ней, в мгновение потяжелели сдвинуть их с места казалось невозможным. По мере того как окровавленный курсор приближался к надписи "Подписать", голос, произносящий молитву, становился громче, крики наполнились большей яростью и отчаянием, а костер трещал так, словно полыхал в комнате.
Надпись орошилась каплей крови, соскользнувшей с треугольника на экране. Белые буквы на черном фоне постепенно заполнялись алым цветом так, как было бы, если на трещины в асфальте пролить воду. Теперь для завершения "Ритуала Регистрации" осталось щелкнуть по ней. Закрыв глаза он сделал это.
Вопли страдания и звуки пожара прекратились. Осталась только загробная молитва. Молитва произносимая им самим. Парень не сразу понял это: настолько его голос был похож на голос из динамика. Почувствовав, что его губы шевелятся в такт словам, не глядя он сжал рот рукой. Но челюсти продолжали лихорадочно двигаться, вгрызаясь зубами в ладонь.
Все закончилось, когда он открыл глаза. Экран вывел сообщение:

"Мы рады, что вы посетили нашу обитель. АДминистрация сайта "Вмогиле.ру" дает Вам право познания всего содержимого, на время проверки Вашей анкеты. Мы уверены, что Ваши данные являются истиной, ибо никто не способен обмануть Лукавого. Вы можете просмотреть все материалы находящиеся на сайте, а так же завести знакомство с Погребенными. После проверки АДминистрация сайта для завершения Ритуала отправит к вам Регистратора.
Ждите Его. Ибо Он придет скоро."

На месте скляночки с кровью появились древние песочные часы. Парень заметил, что песчинки слишком быстро пересыпаются из верхней части в нижнюю. Слишком быстро.
Он перечитал это сообщение три раза. Покурив прочел в четвертый, тщательно прожевывая каждое слово из последних предложений.
-...отправит к вам Регистратора. Ждите Его. Ибо Он придет скоро. произнес он в слух, чтобы поверить в их реальность. Парень облизнул губы и почувствовал вкус табака и крови. Глянул на ладонь все линии, предназначенные для предсказания судьбы были изрыты в ранах. На нижних полках подсознания он понял, что эти линии показали его дальнейшее, короткое будущие.
Под обращенным к нему сообщением располагалось изображение двери, на которой как табличка висела надпись "Вход в Обитель". Все это окаймляло суровое предупреждение гостям:

ОСТАВЬ НАДЕЖДУ ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИЙ.

Помедлив, парень "открыл" дверь. Сначала ему показалось, что он действительно приближается к образовавшемуся проходу: дверной косяк надвигалась на него, края экрана размазал эффект движения. В поисках опоры он руками уперся о стол. Ощутив резкую боль в правой ладони, к нему пришло понятие, что все это иллюзия. Опустившись на стул он принялся изучать открывшуюся страницу.
Изображение надгробия со вставленной фотографией парня заменяло привычный аватар. В нижней части постамента после даты рождения были высечены шесть чисел 14.12.10. Он отвел взгляд от этих цифр ему не хотелось замечать их. Он не хотел верить им.
В это время большая часть песка перевалилась в нижнюю половину часов. Звук заполняемой емкости и тихих ударов песчинок о стекло не долетал до ушей парня его внимание сковало содержимое сайта.
Он поднял взгляд на верхний левый угол экрана, где должна располагаться закладка "Моя страница" и задрав голову расхохотался, увидев, что ее заменяет надпись "Моя Гробница". Услышав звук собственного смеха, он заткнулся ему показалось, что сейчас веселье не уместно. Но маленькая надежда, что все это чья-то удачная шутка загорелась в его душе.
Парень закурил сигарету последнюю в пачке и в жизни. Зайдя на общий форум, который здесь звался "Тленные Речи", он увидел раздел "Грехи Нами Сотворенные". Парень читал историю одну за одной. От прочитанного его нутро содрогнулось под действием ужаса, хранившегося в этих словах. Прописанные до мельчайших подробностей грехи вгрызались в мозг жестокими образами, заставляя прочувствовать их детально. Каждое убийство, каждое изнасилование, каждое преступление перед моралью и законом вливалось в душу и память жгущей лавой, пожарами уничтожая все воспоминания и чувства, связанные с добром и любовью. Парень ощущал тяжесть прочитанных грехов на сердце, от этого ужасающего знания ему хотелось сойти с ума, лишь бы забыть все. Но как он не хотел он не мог прекратить читать эти истории. Каждая буква, каждое слово впивалось в сознание, оставляя в нем глубокий шрам. Слезы словно под напором вырывались из глазниц и градом стекали по побледневшим щекам, будто пытаясь затушить пожар внутри парня. Читая истории убийств, он чувствовал все эмоции и знал мысли каждого: и жертвы и убийцы. Предсмертные воспоминания и понимание конца жизни мешались с мерзким ощущением звериного удовольствия и возбуждения. Парень горел огнем этих грешников. Его терзала боль, вся боль и грязь, накопившиеся в этих душах проходили сквозь сознание, раздирая сущность на куски. Он горел в персональном аду.
В реальность его вернул настойчивый повторяющийся звук. Три мерных стука в дверь. Парень словно отодрался от монитора. Силы покинули его: сердце еле билось, разум помутился, тяга к жизни пропала полностью. Чувство пустоты и бездны в душе зияло в его сознании.
Он встал со стула. Он не мог не встать, какая-то сила тянула к входной двери. Еле волоча подкосившиеся ноги, он плелся по квартире, пытаясь в темноте руками нащупать путь. Парень даже не заметил, что свет исчез в каждой комнате. Тьма окутывала каждый угол, заставляя забыть о существовании всего вокруг. Осталась только дверь. Дверь, к которой он шел.
Удары повторились. Парень как мог увеличил скорость шага. Дойдя, он рухнул у порога, не в состоянии больше жить.
В это время последняя песчинка древних часов перебралась в нижнюю половину. Настенные часы пробили ровно полночь. Наступило 14.12.10.
За дверью снова раздался стук настойчивей всех предыдущих. Он попытался произнести хоть слово, но ничего не вышло.
К-кто там? надрывтсто подумал парень.
РЕГИСТРАТОР ответил низкий мужской голос.

***

В. Пелевин Синий фонарь

В палате было почти светло из-за горевшего за окном фонаря. Свет был какой-то синий и неживой, и если бы не луна, которую можно было увидеть, сильно наклонясь с кровати вправо, было бы совсем жутко. Лунный свет разбавлял мертвенное сияние, конусом падавшее с высокого шеста, делал его таинственнее и мягче. Но когда я свешивался вправо, две железных ножки на секунду повисали в воздухе и в следующий момент громко ударялись в пол, и звук выходил мрачный, странным образом дополняющий синюю полосу света между двумя короткими рядами кроватей.

– Кончай там, – сказал Костыль и показал мне синеватый кулак, – не слышно.

Я стал слушать.

– Про мертвый город знаете? – спросил Толстой. Все молчали. – Ну вот. Уехал один мужик в командировку на два месяца. Приезжает домой и вдруг видит, что все люди вокруг мертвые.

– Чего, прямо лежат на улицах?

– Нет, – сказал Толстой, – они на работу ходят, разговаривают, в очереди стоят. Все как раньше. Только он видит, что они все на самом деле мертвые.

– А как он понял, что они мертвые?

– Откуда я знаю, – ответил Толстой, – это же не я понял, а он. Как-то понял. Короче, он решил сделать вид, что ничего не замечает, и поехал к себе домой. У него жена была. Увидел он ее и понял, что она тоже мертвая. А он ее очень сильно любил. Ну и стал он ее расспрашивать, что случилось, пока его не было. А она ему отвечает, что ничего не случилось. И даже не понимает, чего он хочет. Тогда он решил ей все рассказать и говорит: «Ты знаешь, что ты мертвая?» А жена ему отвечает: «Знаю». Он спрашивает: «А ты знаешь, что в этом городе все мертвые?» Она говорит: «Знаю. А сам-то ты знаешь, почему вокруг одни мертвецы?» Он говорит: «Нет». Она опять спрашивает: «А знаешь, почему я мертвая?» Он опять говорит: «Нет». Она тогда спрашивает: «Сказать?» Мужик испугался, но все-таки говорит: «Скажи». И она ему говорит: «Да потому что ты сам мертвец».

Последнюю фразу Толстой произнес таким сухим и официальным голосом, что стало почти по-настоящему страшно.

– Да, съездил дядя в командировочку

Это сказал Коля, совсем маленький мальчик – младше остальных на год или два. Правда, он не выглядел младше из-за того, что носил огромные роговые очки, придававшие ему солидность.

– Теперь ты рассказываешь, – сказал ему Костыль. – Раз первый заговорил.

– Сегодня такого уговора не было, – сказал Коля.

– А он вечный, – ответил Костыль, – давай, не тяни.

– Лучше я расскажу, – сказал Вася, – про синий ноготь знаете?

– Конечно, – отозвался шепот из другого угла. – Кто ж про синий ноготь не знает.

– А про красное пятно знаете? – спросил Вася.

– Нет, не знаем, – ответил за всех Костыль, – давай.

– Раз приезжает семья в квартиру, – медленно заговорил Вася, – а на стене – красное пятно. Дети его заметили и позвали мать, чтоб показать. А мать молчит. Сама так смотрит и улыбается. Дети тогда отца позвали. «Смотри, – говорят, – папа!» А отец матери очень боялся. Он им говорит: «Пошли отсюда. Не ваше дело». А мать улыбается и молчит. Так спать и легли.

Вася замолчал и тяжело вздохнул.

– Ну и что дальше было? – спросил Костыль через несколько секунд тишины.

– Дальше утро было. Утром просыпаются, смотрят – а одного ребенка нет. Тогда дети подходят к маме и спрашивают: «Мама, мама, где наш братик?» А мать отвечает: «Он к бабушке поехал. У бабушки он». Дети и поверили. Мать на работу ушла, а вечером приходит и улыбается. Дети ей говорят: «Мама, нам страшно!» А она опять так улыбается и говорит отцу: «Они меня не слушаются. Выпори их». Отец взял и выпорол. Дети даже убежать хотели, только их мать чем-то таким накормила на ужин, что они сидят и встать не могут

Раскрылась дверь, и все мы мгновенно закрыли глаза и притворились спящими. Через несколько секунд дверь закрылась. Минуту Вася выжидал, пока в коридоре стихнут шаги.

– На следующее утро просыпаются – смотрят, еще одного ребенка нет. Одна только маленькая девочка осталась. Она у отца и спрашивает: «А где мой средний братик?» А отец отвечает:

«Он в пионерлагере». А мать говорит: «Расскажешь кому – убью!» Даже в школу девочку не пустила. Вечером мать приходит, девочку чем-то опять накормила, так что та встать не могла. А отец двери запер и окна.

Вася опять затих. На этот раз его никто не просил продолжить, и в темноте было слышно только несколько дыханий.

– А потом другие люди приходят, – заговорил он опять, – смотрят, а квартира пустая. Прошел год, и туда новых жильцов вселили. Они увидели красное пятно, подходят, разрезали обои – а там мать сидит, вся синяя, крови насосалась и вылезти не может. Это она все время детей ела, а отец помогал.

Долгое время все молчали, а потом кто-то спросил: – Вась, а у тебя кем мама работает?

– Неважно, – сказал Вася.

– А у тебя сестра есть?

Вася не отвечал – видно, обиделся или заснул.

– Толстой, – сказал Костыль, – давай еще что-нибудь про мертвецов.

– Знаете, как мертвецами становятся? – спросил Толстой.

– Знаем, – ответил Костыль, – берут и умирают.

– И что дальше?

– Ничего, – сказал Костыль, – как сон. Только уже не просыпаешься.

– Нет, – сказал Толстой, – я не про это. С чего все начинается, знаете?

– С чего?

– А с того, что сначала слушают истории про мертвецов. А потом лежат и думают – а чего это мы истории про мертвецов слушаем?

Кто-то нервно хихикнул, а Коля вдруг сел в кровати и очень серьезно сказал:

– Ребята, кончайте.

– Во-во, – с удовлетворением сказал Толстой, – так и становятся. Главное – понять, что ты уже мертвец, а дальше все просто.

– Ты сам мертвец, – неуверенно огрызнулся Коля.

– А я и не спорю, – сказал Толстой. – Ты лучше подумай, почему это ты вдруг с мертвецом разговариваешь?

Коля некоторое время думал. – Костыль, – спросил он, – ты ведь не мертвец?

– Я-то? – спросил Костыль. – Да как тебе сказать.

– А ты, Леша? Леша был колин друг еще по городу.

– Коля, – сказал он, – ну ты сам подумай. Вот жил ты в городе, да?

– Да, – ответил Коля.

– И вдруг отвезли тебя в какое-то место, да?

– Да, – сказал Коля.

– И ты вдруг замечаешь, что лежишь среди мертвецов и сам мертвец.

– Да, – сказал Коля.

– Ну вот, – сказал Леша, – пораскинь мозгами.

– Долго мы ждали, – сказал Костыль, – думали, сам поймешь. За всю смерть такого тупого мертвеца первый раз вижу. Ты что, не понимаешь, зачем мы тут собрались?

– Нет, – сказал Коля. Он сидел на кровати, прижимая ноги к груди.

– Мы тебя в мертвецы принимаем, – сказал Костыль. Коля не то что-то пробормотал, не то всхлипнул, вскочил с кровати и пулей выскочил в коридор, оттуда долетел быстрый топот его босых ног.

– Не ржать, – шепотом сказал Костыль, – он услышит.

– А чего ржать-то? – меланхолично спросил Толстой. Несколько длинных секунд стояла полная тишина, а потом Вася из своего угла спросил:

– Ребят, а вдруг

– Да ладно тебе, – сказал Костыль. – Толстой, давай еще чего-нибудь.

– Вот был такой случай, – заговорил Толстой после паузы. – Договорились несколько человек напугать своего приятеля. Переоделись они мертвецами, подходят к нему и говорят: «Мы мертвецы. Мы за тобой пришли». Он испугался и убежал. А они постояли, посмеялись, а потом один из них и говорит: «Слушайте, ребят, а чего это мы мертвецами переоделись?» Они все на него посмотрели и не могут понять, что он сказать хочет. А он опять: «А чего это от нас живые убегают?»

– Ну и что? – спросил Костыль.

– А то, – ответил Толстой. – Вот тут-то они все и поняли.

– Что поняли?

– А что надо, то и поняли.

Стало тихо, а потом заговорил Костыль: – Слушай, Толстой, – сказал он, – ты нормально можешь рассказывать?

Толстой молчал. – Эй, Толстой, – опять заговорил Костыль, – ты чего молчишь-то? Умер, что ли?

Толстой молчал, и его молчание с каждой секундой становилось все многозначительней. Мне захотелось на всякий случай что-нибудь сказать вслух.

– Про программу «Время» знаете? – спросил я.

– Давай, – быстро сказал Костыль.

– Она не очень страшная, – сказал я.

– Все равно давай.

Я не помнил точно, как кончалась история, которую я собирался рассказать, но решил, что вспомню, пока буду рассказывать.

– В общем, жил был один мужик, было ему лет тридцать. Сел он один раз смотреть программу «Время». Включил телевизор, подвинул кресло, чтоб удобней было. Там сначала появились часы – ну, как обычно. Он, значит, свои проверил – правильно ли идут. Все как обычно было. Короче, пробило ровно девять часов. И появляется на экране слово «Время», только не белое, как всегда раньше было, а почему-то черное. Ну, он немножко удивился, но потом решил, что это просто новое оформление сделали, и стал смотреть дальше. А дальше все опять было как обычно. Сначала какой-то трактор показали, потом израильскую армию. Потом сказали, что какой-то академик умер, потом немного показали про спорт, а потом про погоду – прогноз на завтра. Ну все, «Время» кончилось, и мужик решил встать с кресла.

– Потом напомните, я про зеленое кресло расскажу, – влез Вася.

– Значит, хочет он с кресла встать и чувствует, что не может. Сил совсем нет. Тогда он на свою руку поглядел и видит, что на ней вся кожа дряблая. Он тогда испугался, изо всех сил напрягся, встал с кресла и пошел к зеркалу в ванную, а идти трудно Но все-таки кое-как дошел. Смотрит на себя в зеркало и видит – все волосы у него седые, лицо в морщинах и зубов нет. Пока он «Время» смотрел, вся жизнь прошла.

– Это я знаю, – сказал Костыль. – То же самое, только там про футбол с шайбой было. Мужик футбол с шайбой смотрел.

В коридоре послышались шаги и раздраженный женский голос, и все мы мгновенно стихли, а Вася даже начал неестественно храпеть. Через несколько секунд дверь распахнулась и в палате загорелся свет.

– Так, кто тут главный мертвец? Толстенко, ты? – На пороге стояла Антонина Васильевна в белом халате, а рядом с ней – зареванный Коля, тщательно прячущий взгляд под батареей в углу.

– Главный мертвец, – с достоинством ответил Толстой, – в Москве на Красной площади. А чего это вы меня ночью будите?

От такой наглости Антонина Васильевна растерялась. – Входи, Аверьянов, – сказала она наконец, – и ложись. А с мертвецами завтра начальник лагеря разберется. Как бы они по домам не поехали.

– Антонина Васильевна, – медленно выговорил Толстой, – а почему на вас халат белый?

– Потому что надо так, понял? – Коля быстро взглянул на Антонину Васильевну. – Иди в кровать, Аверьянов, – сказала она, – и спи. Мужчина ты или нет? А ты, – она повернулась к Толстому, – если еще хоть слово скажешь, пойдешь стоять голым в палату к девочкам. Понял?

Толстой молча смотрел на халат Антонины Васильевны. Она оглядела себя, потом подняла взгляд на Толстого и покрутила пальцем у лба. Потом внезапно разозлилась и даже покраснела от злости.

– Ты мне не ответил, Толстенко, – сказала она, – ты понял, что с тобой будет?

– Антонина Васильевна, – заговорил Костыль, – вы же сами сказали, что если он еще хоть слово скажет, вы его Как же он вам ответит?

– А с тобой, Костылев, – сказала Антонина Васильевна, разговор вообще будет особый, в кабинете директора. Запомни.

Погас свет, и хлопнула дверь. Некоторое время – минуты, наверно, три – Антонина Васильевна стояла за дверью и слушала. Потом послышались ее тихие шажки по коридору. На всякий случай мы еще минуту-две молчали. Потом раздался шепот Костыля:

– Слушай, Коля, как ты от меня завтра в рог получишь

– Я знаю, – печально отозвался Коля.

– Ой как получишь

– Про зеленое кресло будете слушать? – спросил Вася. Никто не ответил.

– На одном большом предприятии, – заговорил он, – был кабинет директора. Там был ковер, шкаф, большой стол и перед ним – зеленое кресло. А в углу кабинета стояло переходящее красное знамя, которое было там очень давно. И вот одного мужика назначили директором этого завода. Он входит в кабинет, посмотрел по сторонам, и ему очень все понравилось. Ну, значит, сел он в это кресло и начал работать. А потом его заместитель заходит в комнату, смотрит – а вместо директора в кресле скелет сидит. Ну, вызвали милицию, все обыскали и не нашли ничего. Потом, значит, назначили заместителя директором. Сел он в это кресло и стал работать. А потом в кабинет входят, смотрят – а в кресле опять скелет сидит. Опять вызвали милицию и опять ничего не нашли. Тогда нового директора назначили. А он уже знал, что с другими директорами случилось, и заказал себе большую куклу размером с человека. Он ее одел в свой костюм и посадил в кресло, а сам отошел, спрятался за штору – потом напомните, я про желтую штору вспомнил – и стал смотреть, что будет. Проходит час, два проходит. И вдруг он видит, как из кресла выдвигаются такие металлические спицы и со всех сторон куклу обхватывают. А одна такая спица – прямо за горло. А потом, когда спицы куклу задушили, переходящее красное знамя выходит из угла, подходит к креслу и накрывает эту куклу своим полотнищем. Прошло несколько минут, и от куклы ничего не осталось, а переходящее красное знамя отошло от стола и встало обратно в угол. Мужик тогда тихо вышел из кабинета, спустился вниз, взял с пожарного щита топор, вернулся в кабинет да как рубанет по переходящему знамени. И тут такой стон раздался, а из деревяшки, которую он перерубил, на пол кровь полилась.

– А что дальше было? – спросил Костыль.

– Все, – ответил Вася.

– А с мужиком что случилось?

– Посадили в тюрьму. За знамя.

– А со знаменем?

– Починили и назад поставили, – поразмышляв, ответил Вася.

– А когда нового директора назначили, что с ним случилось?

– То же самое. – Я вдруг вспомнил, что в кабинете у директора, в углу, стоят сразу несколько знамен с выведенными на них краской номерами отрядов, эти знамена он уже два раза выдавал во время торжественных линеек. Кресло у него в кабинете тоже было, но не зеленое, а красное, вращающееся.

– Да, я забыл, – сказал Вася, – когда мужик из-за шторы вышел, он уже весь седой был. Про желтую штору знаете?

– Я знаю, – сказал Костыль.

– Толстой, ты про желтую штору знаешь? – Толстой молчал. – Эй, Толстой! – Толстой не отзывался.

Я думал о том, что у меня дома в Москве на окнах как раз висят желтые шторы – точнее, желто-зеленые. Летом, когда дверь балкона все время открыта и снизу, с бульвара, долетает шум моторов и запах бензиновой гари, смешанный с запахом каких-то цветов, что ли, – я часто сижу возле балкона в зеленом кресле и смотрю, как ветер колышет желтую штору.

– Слышь, Костыль, – неожиданно сказал Толстой, – а в мертвецы не так принимают, как ты думаешь.

– А как? – спросил Костыль.

– Да по-разному. Только при этом никогда не говорят, что принимают в мертвецы. И поэтому мертвецы потом не знают, что они уже мертвые, и думают, что они еще живые.

– Тебя что, уже приняли?

– Не знаю, – сказал Толстой. – Может, уже приняли. А может, потом примут, когда в город вернусь. Я ж говорю, они не сообщают.

– Кто «они»?

– Кто-кто. Мертвые.

– Ну ты опять за свое, – сказал Костыль, – заткнулся бы. Надоело уже.

– Во-во, – подал голос Коля, – точно. Надоело.

– А ты, Коля, – сказал Костыль, – все равно завтра в рог получишь.

Толстой немного помолчал. – Самое главное, – опять заговорил он, – что те, кто принимает, тоже не знают, что они принимают в мертвецы.

– Как же они тогда принимают? – спросил Костыль.

– Да как хочешь. Допустим, ты про что-то у кого-нибудь спросил или включил телевизор, а тебя на самом деле в мертвецы принимают.

– Я не про это. Они же должны знать, что они кого-то принимают, когда они принимают.

– Наоборот. Как они могут что-то знать, если они мертвые.

– Тогда совсем непонятно получается, – сказал Костыль. Как тогда понять, кто мертвец, а кто живой?

– А ты что, не понимаешь?

– Нет, – ответил Костыль, – выходит, нет разницы.

– Ну вот и подумай, кто ты получаешься, – сказал Толстой. Костыль сделал какое-то движение в темноте, и что-то с силой стукнулось о стену над самой головой Толстого.

– Идиот, – сказал Толстой. – Чуть в голову не попал.

– А мы все равно мертвые, – сказал Костыль, – подумаешь.

– Мужики, – опять заговорил Вася, – про желтую штору рассказывать?

– Да иди ты в жопу со своей желтой шторой, Вася. Сто раз уже слышали.

– Я не слышал, – сказал из угла Коля.

– Ну и что, из-за тебя все слушать должны? А потом опять к Антонине побежишь плакать.

– Я плакал, потому что нога болит, – сказал Коля. – Я ногу ушиб, когда выходил.

– Ты, кстати, рассказывать должен был. Ты тогда заговорил первый. Думаешь, мы забыли? – сказал Костыль.

– Вместо меня Вася рассказал, – сказал Коля.

– Он не вместо тебя рассказал, а просто так. А сейчас твоя очередь. А то завтра точно в рог получишь.

– Знаете про черного зайца? – спросил Коля. Я почему-то сразу понял, о каком черном зайце он говорит: в коридоре перед столовой среди прочего висела фанерка с выжженным зайцем в галстуке – из-за того, что рисунок был выполнен очень добросовестно и подробно, заяц действительно казался совсем черным.

– Вот. А говорил, не знаешь ничего. Давай.

– Был один пионерлагерь. И там на главном корпусе на стене были нарисованы всякие звери, и один из них был черный заяц с барабаном. У него в лапы почему-то были вбиты два гвоздя. И вот однажды шла мимо одна девочка – с обеда на тихий час. И ей стало этого зайца жалко. Она подошла и вынула гвозди. И ей вдруг показалось, что черный заяц на нее смотрит, словно он живой. Но она решила, что это ей показалось, и пошла в палату. Начался тихий час. И тогда черный заяц вдруг начал бить в свой барабан. И сразу же все, кто был в этом лагере, заснули. И им стало сниться, что тихий час кончился, что они проснулись и пошли на полдник. Потом они вроде бы стали делать все как обычно – играть в пинг-понг, читать и так далее. А это им все снилось. Потом кончилась смена, и они поехали по домам. Потом они все выросли, кончили школу, женились и стали работать и воспитывать детей. А на самом деле они просто спали. И черный заяц все время бил в свой барабан.

Коля замолчал.

– Что-то непонятно, – сказал Костыль. – Вот ты говоришь, что они разъехались по домам. Но ведь там у них родители, знакомые ребята. Они что, тоже спали?

– Нет, – сказал Коля. – Они не то что спали. Они снились.

– Полный бред, – сказал Костыль. – Ребят, вы что-нибудь поняли?

Никто не ответил. Похоже, почти все уже заснули.

– Толстой, ты понял что-нибудь? – Толстой заскрипел своей кроватью, нагнулся к полу и швырнул что-то в Колю.

– Ну и сволочь ты, – сказал Коля. – Сейчас в морду получишь.

– Отдай сюда, – сказал Костыль. Это был его кед, которым он перед этим швырнул в Толстого.

Коля отдал кед.

– Эй, – сказал мне Костыль, – ты чего молчишь все время?

– Так, – сказал я. – Спать охота. Костыль заворочался в кровати. Я думал, он скажет что-то еще, но он молчал. Все молчали. Что-то пробормотал во сне Вася.

Я глядел в потолок. За окном качалась лампа фонаря, и вслед за ней двигались тени в нашей палате. Я повернулся лицом к окну. Луны уже не было видно. Вокруг было совсем тихо, только где-то очень далеко дробно стучали колеса ночной электрички. Я долго глядел на синий фонарь за окном и сам не заметил, как заснул.

***

Врачебные истории

ГОЛОВА

Если медик циничен в силу профессии, то первокурсник еще и в силу возраста. Шик первокурсника не просто позавтракать в анатомичке, но желательно облокотившись на выпотрошенный труп. Так устанавливаются нормальные рабочие отношения с бренной людской плотью. А уж санитарить в морге законная студенческая халтура. Своя бравада в каждом деле.
Правила высшего уже тона, аристократического, рекомендуют студенту иметь дома череп. Не муляж, а настоящий; атрибут священного и древнего ремесла медицины. Как наглядное пособие он полезен, чтобы учить кости черепа, коих числом непосвященные и не подозревают сто двадцать семь.
Одновременно он является изысканным украшением интерьера и хорош как подсвечник, пепельница, пресс-папье и чаша для вина на пьянках с обольщением девочек. Вещь в хозяйстве ценная.
Он и денег стоит ощутимых. Студент и деньги вещи совместимые редко и ненадолго. И наш студент решил обзавестись сим необходимым предметом просто и бесплатно.
Наш студент подрабатывал в анатомическом театре. Анатомический театр отличается от просто театра тем, что умершие от скуки во втором развлекают посетителей в первом. В чане с формалином, где плавали годами препараты, наш студент облюбовал подходящую бесхозную голову и в удобный момент ее выудил.
Он аккуратно упаковал голову в полиэтиленовый пакет, обернул газетами и уложил в мешочек. И втихаря вынес.
Через город в час пик путешествие с головой доставило своеобразные
ощущения. В трамвае просили: да поднимите вы свою сетку, на улице
интересовались: молодой человек, не скажете, где вы купили капусту; и тому подобное.
Он снимал комнату в коммуналке, в общаге места не досталось. И дождавшись вечером попозже, когда соседи перестали в кухне шастать, он приступил к процессу. Налил в кастрюлю воды, сыпанул щедро соли, чтоб ткани лучше отслаивались, погрузил полуфабрикат и поставил на плиту, на свою горелку. Довел до кипения, сдвинул крышку (можно списывать рецепт в книгу о вкусной и здоровой пище), полюбовался, и удалился к себе.
Лег на диван и стал читать анатомию, готовиться к зачету. С большим
удовольствием повторяет по атласу кости черепа.
Тем временем выползает по ночным делам соседка со слабым мочевым пузырем. Соседка она любопытна по своей коммунальной сущности. Особенно неугомонна она до студента. А кого он к себе водит? А с кем он спит? А сколько у него денег? А что он покупает? А чего это он вдруг варит, на ночь глядя, да в такой большой кастрюле? он отродясь, голодранец, кроме чайника ничего не кипятил, по столовкам шамает.
Оглядывается она, приподнимает крышку и сует нос в кастрюлю. И тихо валится меж плитой и столом. Обморок. Нюхнула супчику. Неожиданное меню.
Там и сосед вылезает, попить хочет, перебрал днем. Видит он лежащую
соседку, видит кипящую кастрюлю, парок странноватый разносится. Что такое?
Окликает соседку, смотрит в кастрюлю... А на него оттуда смотрит человечья голова.
Дергается он с диким воплем, смахивает кастрюлю, шпарится кипятком да по ленинским местам, орет непереносимо, а кастрюля гремит по полу, и
голова недоваренная катится.
На этот истошный крик хлопают все двери выскакивают соседи. И что
они видят:
Сосед выпученный скачет, как недорезанный петух, и вопит, как
Страшный Суд. Соседка лежит промеж плитой и столом кверху задом, так, что на обозрении только ноги и немалый зад, а верха тела за ним не видно,
заслонено. А на полу в луже валяется обезображенная, страшная голова.
И все в ужасе понимают так, что это соседкина голова.
И тут в пространстве гудит удар погребального колокола, и
потусторонний голос возвещает:
Это моя голова!..
Тут уже у другой соседки случилось непроизвольное мочеиспускание.
Прочие посинели и воздух хватают.

А это студент, сладко усыпленный анатомией, вздрыгнулся от кухонного
шума, в панике чуя сердцем неладное тоже вылетел, в темноте коридора тяпнулся впопыхах башкой с маху об медный таз для варки варенья, который висел на стене до будущего лета, и в резонанс проорал упомянутую фразу не своим от боли голосом, искры гасил, которые из глаз посыпались.
Хватает студент голову, дуя на пальцы, кидает ее в кастрюлю, возвращает на плиту, материт в сердцах честную глупую компанию. Соседу спускает штаны и заливает ожоги растительным маслом и одеколоном, остатками одеколона соседке трет виски и шлепает по щекам, она открывает глаза и отпрыгивает от него, людоеда, в страхе за людей прячется.
Студент молит и объясняет. Соседи жаждут кары. Звонят в скорую через одного плохо с сердцем. Ошпаренному особенно плохо на полметра ниже сердца. Обморочная заикается. Заикается, но в милицию звонит: а ну пусть разберутся, чья головушка-то!
...Обычно реакции медицины и милиции совпадают, но здесь разошлись решительно. Эскулапы валялись от восторга и взахлеб вспоминали студенческие развлечения; милиция же рассвирепела и приступила к допросу с пристрастием и даже применением физического воздействия: дал старшина анатому в ухо, чтоб вел себя потише и выглядел повиноватее.
С гигантским трудом удержался он в институте, оправдываясь безмерной любовью к медицине и почтением ко всем ее древним традициям. Голова вернулась в анатомичку, студента же с работы в анатомичке выгнали, разумеется, с треском; и со стипендии сняли на весь следующий семестр.
К слову уж сказать, зачет по анатомии он с первого захода завалил. Балда.

БЫТОВАЯ ТРАВМА

Вот лето, воскресенье, позднее утро. Мама с папой сына отправили в пионерский лагерь расслабляются вдвоем душой и телом. Она на кухне завтрак готовит, огурчики режет, он в комнате пол натирает обычная однокомнатная квартира. Одинцовский проспект, верхний этаж, окна настежь распахнуты. Внизу озеро блестит, народ загорает. А жара стра-ашная стояла.
И они как встали, так голые и ходят. Еще вполне нестарые, наслаждаются свободой.
Трет он паркет, потеет, мышцами поигрывает, а пиво в холодильничке, вода в ванной, жена голая на кухне, музыка играет.
А под окном тихо сидел их сиамский кот. Балдел от духоты, сквознячок ловил.
Ну, а поскольку муж голый, все его хозяйство в такт движению соответственно раскачивается. И кот сонным прищуром это движение лениво следит...
Сиамские кошки вообще игривые. У них повышенно выражен охотничий инстинкт.
Муж, маша щеткой по ноге и своим прочим, придвигается ближе, ближе, кот посмотрел, посмотрел, неприметно собрался и прыг на игрушку! Когтем цоп! поймал.
Муж от неожиданности и боли дернулся, поскользнулся голой пяткой на натертом паркете, на каплях пота, щетка с другой ногой вперед вылетела и он с маху затылком да об пол: бу-бух!
Жена слышит из кухни стук.
Саша, что там у тебя?
Никакого ответа.
Сашенька, зовет, что там у тебя упало?
Что упало. Ага; Железный Феликс споткнулся. Полная тишина. А когда, надо заметить, человек так навзничь башкой падает звук деревянный, глухой, как чурка.
Пошла она посмотреть. Лежит он, в лице ни кровинки, глаза на лоб закатились. "Господи! что случилось!.."
Кратковременный рауш. Вырубился. Затылком-то тяпнуться.
Кот на шкаф взлетел, смотрит сверху круглыми глазами тоже испугался.
Ах, ох, да что делать; вызывает скорую, брызжет водой, сует нашатырь.
А кот следит, как у нее груди болтаются...
К приезду он кое-как оклемался: зеленый, в холодном поту, тошнота и головокружение; классическая картина сотрясения мозга. Ну что надо госпитализировать.
Заполняет врач карточку, как да что, а жена излагает детали в трагической тональности: ведь не чужой предмет пострадал.

В новые лифты носилки, известно, не лезут, и тащат они его сверху вручную. И как глянут они на страдальческую рожу пострадавшего, представят ситуацию, вообразят себе в лицах эту паркетную корриду с размахиванием гениталиями и охотником-котом, так их хохот и разбирает. Медбрат икает.
Врач вздрагивает. И нападает на них дикий гогот, истеричное грохотанье, и отступается врач мимо ступеньки, и они вываливают к черту больного на
лестницу. И он ломает руку.
Тут медики просто подыхают от хохота. Они хватаются за перила, перегибаются пополам, прижимают животы и стонут без сил. Потом, взрываясь приступами идиотского непроизвольного смеха, накладывают ему шину и тащат лечить дальше.
По дороге рассказали шоферу и чуть не въехали в столб. А уж в приемном был просто праздник души, просили повторить на бис.
Сотрясение небольшое оказалось, но уж в гипсе он походил.

ПАДЕНИЕ С ВЫСОТЫ

Девочке было семнадцать лет, и у нее первая любовь. А кругом весна, все трепещет, цветет и распускается. Белые ночи: крылья мостов и романтические мечты и клятвы.
А он, как водится, подлец. Он ее обманывает, он ее бросает.
Столкновение неземного чувства с низменной реальностью вообще болезненно. Цветок сорван, крылья поломаны, идеал поруган. Где же обещанное счастье: жить незачем.
И следуя стезей своей великой трагической любви, это бедное юное создание решает покончить счеты с проклятой жизнью. Обычная, к прискорбию, история.
Но технические детали всегда связаны с неудобствами в проработке. Стреляться нечем, ядов нет, резать вены неприятно и спасти могут, вешаться неэстетично мерзкое это зрелище.
И вот, когда дома никого нет, она одевается как при первом свидании, выпивает бокал вина, оставляет предсмертную записку, и распахивает окно...
И, прижимая к груди его фотографию, бросается вниз.
Шестой этаж!
Там внизу бабушка в булочную за хлебцем шла. Так она даже охнуть не успела. Перелом шейных позвонков. Голова буквально меж ребер всунулась, как у черепахи. Сходила за хлебцем.
Под ноги смотрела, вот и дошаркалась. Как эта сторона улицы перестал быть наиболее опасна при артобстреле, так она сверху напасти и не ждала. Ветеран блокады.
А девица с бабушки свалилась на газон. Все повреждений перелом ключицы. Даже сотрясения не получила организм молодой, упругий. Своими ногами в скорую села.
Вот такой закон природы: влюбляются одни, а отдуваются другие. Но надо ж смотреть, куда ты падаешь! Тут бутылку в форточку выкинут, и то вечно кому-нибудь по кумполу угодят, а то шестьдесят кило в свободном полете; оружие возмездия. Романтики...

***

Время мёртвых

Как-то пришлось мне устроиться ночным дежурным в один из моргов. Работа не пыльная, сутки через трое, клиентура покладистая, без особых претензий.
Поначалу, конечно, было страшно и противно. Потом ничего, привык. Однажды заступаю на дежурство. К вечеру появился Митрич. Он в морге этом лет, наверное, двадцать проработал. Приходит и говорит:
Ты сегодня на ночь в дежурке закройся и не выходи, чтобы там ни случилось. Ночь сегодня плохая. Первая ночь полнолуния, всякое может быть.
Тут меня, естественно, прорвало. Какими только эпитетами я Митрича ни наградил. Обидно мне показалось, что малообразованный сторож меня, человека с высшим образование, пугать задумал.
Митрич молча выслушал и говорит:
Как знаешь, я тебя предупредил, развернулся и пошёл.
К концу рабочего дня об этом инциденте я, наверное, и не вспомнил бы, только насторожила меня одна деталь: Митрич был трезвым и говорил вполне серьёзно. После работы старший прозектор задержался со мной поговорить на философские темы, сидим в дежурке, спорим, а мне деталь эта – Митрич трезвый и спокойный – покоя не даёт.
Поздно вечером мой собеседник ушёл. Я запер за ним дверь и остался один. Проверил морозильную установку, посмотрел, всё ли в порядке в прозекторских, потушил свет и вернулся к себе в дежурку. Там так: входная дверь, рядом дежурка и длинный Т-образный коридор, в конце которого расположены двери, ведущие в трупохранилище, прозекторские и другие помещения. Всю ночь в коридоре горит несколько ламп. В дежурке тоже свет гореть должен, но сторожа, если спать ложатся, всегда его выключают. Двери, кроме выходной, нигде не закрываются, просто плотно прикрыты. В дежурке на двери задвижка, но всегда дверь оставляли настежь открытой. Как же было и в ту ночь. На улице тихо: ни ветра, ни шума машин. На небе низкая луна. Читаю Гримельсгаузена, но нет-нет да и прислушиваюсь к тишине. В полночь в сон потянуло. Решил прилечь. И тут слышу, как в коридоре скрипнула дверь. Осторожно, почти не слышно, но скрипнула. Выглянул из дежурки, в коридоре свет тусклый, рассеянный, там, где двери, темно, ничего не видно. Как-то не по себе стало. Однако думаю, пойду, погляжу, почему дверь открылась. Пошёл, а чтобы уверенности себе придать, ступаю твёрдо, шаги отдаются глухим эхом. И тут замечаю, нет, даже скорее чувствую – впереди, в темноте, какое-то едва уловимое движение.
Отчётливо вспоминаю: «Закройся и не выходи, что бы ни случилось!» Медленно отступаю в дежурку, захлопываю дверь и щёлкаю задвижкой.
По коридору шорох быстрых шагов, обрывающихся у самой двери. Потом снаружи дверь сильно тянут за ручку. Она поддаётся на несколько миллиметров, дальше не пускает задвижка. В щели мелькает неясный тёмный силуэт, и в дежурку просачивается явственный сладковатый запах трупа.
В следующее мгновение я с дикой силой вцепляюсь в дверную ручку. А из коридора что-то безумно жуткое пытается проникнуть ко мне. Царапает дверь, дёргает ручку, шарит по косякам и стенам, и всё это происходит при полном молчании. Не слышно даже тяжёлого дыхания. Только тянет из-за двери запахом формалина и холодом.
Вместе с рассветом в коридоре наступает гробовая тишина. Никто больше не царапает, не рвётся в дверь. Но я ещё долгое время не могу выпустить ручку: так и стою, вцепившись в неё побелевшими от напряжения пальцами.
Настойчивый звонок возвращает меня к действительности и заставляет распахнуть дверь. Коридор обычен и пуст: оттого кажется, что всё происходящее ночью было диким, кошмарным сном. Замок, как всегда, заедает, и я долго не могу его открыть. Наконец, мне это удаётся. На крыльце весело скатился сменщик.
Ну, ты здоров спать! Битый час звоню! – изумляется он.
Я невнятно мычу о том, что здорово перебрал спирта, ничего не слышал и что вообще меня лучше сегодня не трогать.
Рабочий день в самом разгаре, а я никак не могу заставить себя уйти домой. Нервно курю на крыльце служебного входа и отчаянно пытаюсь понять, что было ночью – реальность или сон. Рядом курит старший прозектор, о чём-то меня спрашивает, я ему что-то отвечаю, а у самого в голове только одна мысль: «Это был сон, этого не может быть!».
Тут на крыльцо выходит практикант:
Андрей Андреевич, странный случай. Готовлю на вскрытие труп утопленника, ну того, что привезли позавчера, а у него под ногтями полно белой краски.
Что же тут странного? – лениво спрашивает старший прозектор.
Краска засохшая, старая, но надломы и срывы ногтей на руках трупа, по моему мнению, посмертные, свежие.
Они уходят, а я подхожу к двери в дежурку. На высоте человеческого роста, на гладкой белой поверхности отчётливо проступают полукруглые царапины и неровные сколы...

***

Всё случилось из-за того, что я стал долбанным извращенцем

Всё случилось из-за того, что я стал долбанным извращенцем, так что это будет история с моралью. Что-то вроде «Не буди лихо, пока оно тебя не касается» или «Не вмешивайся в частную жизнь Неведомой Фигни».

Ну и конечно из-за баб. Уверен, половина херни в мире происходит именно благодаря им. В моём случае баба была одна, звали её Светка и всё у нас было хорошо. Настолько хорошо, что на день Святого Валентина она приволокла мне телескоп – будем, мол, вдвоём смотреть на звёзды. Но со звёздами не сложилось, потому что ровно через две недели она ушла к кому-то хмырю – сынку родительских друзей, а я остался в компании разбитого сердца и гребаного телескопа.

Честно говоря, первым моим желанием было хорошенько долбануть его об стенку и выбросить вместе со своими горестными воспоминаниями, но я не оставлял надежды, что Светка опомнится и вернётся ко мне. Я её конечно благородно прощу, как бы случайно намекнув, что сберёг нашу мечту о звёздах и всей остальной сопливой романтике.
Ага, щас.

Никто ко мне само собой не вернулся, и как-то так получилось, что очередной унылый, полный жалости к самому себе вечер я решил посвятить освоению телескопа. Последовательные люди в таких случаях читают инструкцию, но я был не из таких, поэтому никаких звёзд не увидел, зато увидел кувыркающуюся в постели парочку в многоэтажке напротив. А несколькими этажами ниже – весьма недурную девчонку, которая рассекала по квартире в одних трусах. Короче, телескоп оказался просто кладезем развлечений, и я подсел очень быстро.

Скоро я, как заправский сталкер-извращенец, уже знал, чем живут соседи по двору. Знал, что тётка на ауди водит к себе любовника, пока дети в школе. Что добродушный дворник поколачивает свою благоверную, а симпатичная студенточка коротает вечера за просмотром хардкорного хентая. Хорошо, что я когда-то отказался от идеи к ней подкатить, а то кто знает, какими травмами для здоровья и потенции это могло обернуться.

Чувствовать себя незримым наблюдателем было конечно лестно, но, во-первых, меня всё это время азартно пытала совесть, от чего я почти растерял последние остатки самоуважения, а во-вторых и в главных жизнь ближних оказалась на редкость однообразной, и мой пыл как-то поутих.

Но на моё счастье в радиусе обзора, помимо чинных новостроек, находился Гадюшник. Печально знаменитое местечко – убогая панельная пятиэтажка, где обитали сплошь алкаши, сумасшедшие старухи, бывшие зеки и просто психи. В общем, весь бомонд нашего района. Ясное дело нормальные люди старались этого дома избегать – оттуда круглые сутки доносился смачный мат, летели прямо из окон бутылки и окурки, и каждую неделю из Гадюшника кого-нибудь увозили на скорой, как правило, с парочкой ножевых, впрочем, были и попытки суицида.

Не удивительно, что Гадюшник обеспечил мне множество ярких эмоций Криминальная Россия в любое удобное время. Любимыми моими персонажами стали полоумная бабка, которая волокла в свою берлогу весь хлам с окрестных свалок, мрачный мужик, каждый вечер напивавшийся до бесчувствия в обществе самого себя и весёлая семейка, в чьей квартире дым коромыслом стоял непрерывно. Особенно весело было наблюдать за тем, как жена уводила в спальню очередного случайного гостя, а её муженёк в это время исследовал содержимое его кошелька.

Забыты были не только телевизор и комп, но и Светка с её новым хахалем. В конце концов у меня тоже всё било ключом и ничего мне за это не было. Даже совесть наконец заткнулась, потому что одно дело подсматривать за приличными обывателями, и совсем другое за всяким сбродом.

Через некоторое время я заметил очень странную особенность Гадюшника – после двух ночи все его обитатели, даже самые отпетые, буквально вырубались, как будто их кто-то отключал. Сначала это совпадение казалось мне очень забавным, ну ещё бы – грёбаный час Быка и весь сброд отправляется на очную ставку со своими личными демонами, но чем больше я за этим наблюдал, тем более неестественными казалось мне всё происходящее.

Особенно после того, как я начал замечать тени, снующие по Гадюшнику после «отбоя».
Но это странным образом только усиливало моё любопытство и оно в конце концов было вознаграждено – мне удалось рассмотреть обладателей этих теней. Они передвигались на четвереньках и больше всего были похожи на скелеты, обтянутые плотной черной кожей.
Сначала я не понимал, какого хрена они вообще делают – казалось, они просто подползают к спящим обитателям Гадюшника и замирают возле них на несколько часов, словно впадают в какой-то ступор, но потом, разобравшись, наконец, с долбанными настройками телескопа, я смог приблизить картинку и увидел, что воздух вокруг спящих как будто колышется, вроде как марево над нагретым асфальтом, вот только это марево, наплевав на все законы физики, утекало туда, где у черного уродца по моим прикидкам находился рот.

Я понятия не имел, что делать с этой потрясающей информацией, но на всякий случай решил продолжать наблюдения, уж очень мне было интересно, откуда появляются черные хреновины и куда потом деваются. А любопытство, как известно, наказуемо. Но я же был далеко, меня-то в моей уютненькой квартирке никто не мог достать.

В итоге я выяснил, что тварей было не так и много, штук пять, и посещают они квартиры в совершенно произвольном порядке. С местной гопотой после их визитов ничего особенного не происходило – они как обычно просыпались утром и шли бухать и спускать свою жизнь в трубу.

Я очень жалел, что никак не удаётся рассмотреть тварей во всех подробностях, но тут мне снова подфартило – как-то ночью одна из них решила нанести визит моему любимому персонажу – алкашу-одиночке, который вырубился прямо за кухонным столом, не успев поднести ко рту очередную рюмку.

Сначала черный уродец просто стоял в своём обычном ступоре, а потом повёл головой, как будто что-то услышал и уставился прямо на меня. И, твою мать, у него не было ни глаз, ни рта, ни ушей, ничего вообще, просто черный шар на тонкой шее, но при этом я всем нутром почувствовал, что он меня видит. Что эта хрень смотрит прямо на меня и прекрасно знает, что я тоже её вижу. В ушах зашумело, я готов был поклясться, что, не смотря на приличное расстояние, слышал какой-то мерзкий клёкот и визг, но меня как будто что-то удерживало от того, чтобы оторваться взгляд, как можно быстрее задернуть шторы и притвориться, что меня никогда тут не было. Уродец всё смотрел и смотрел на меня своей безглазой мордой, а я стоял столбом и боялся, что сейчас моя черепушка взорвётся, как гнилая тыква.

А потом линза телескопа с треском лопнула, я отпрянул назад, запнулся обо что-то и грохнулся на пол, напоследок приложившись головой о подлокотник кресла.

Когда я пришел в себя, за окном по-прежнему было темно, и я решил, что прошло всего несколько секунд, но комп услужливо подсказал, что в отрубе я провалялся ровно сутки. И за это время ни одна сволочь не удосужилась позвонить и узнать, что же со мной случилось. И так мне стало паршиво и одиноко, что я от души пнул бесполезный телескоп ногой, а потом достал оставшуюся с нового года водку и всю её выпил.

Утром я, кое-как поспав и протрезвев, двинул на работу, но внезапно обнаружил себя у ларька, покупающим бухло, такое ощущение, что я сделал это под гипнозом. Но выпить хотелось дико, да ещё алкаш-обитатель Гадюшника, стоявший возле меня, так понимающе улыбнулся, обнажив догнивающие пеньки зубов, что меня аж замутило. В общем, нормально я себя почувствовал только дома, после третьей рюмки.

Кажется, я бухал дней десять, видимо страдания по Светке нашли способ самовыражения. Просыпался утром совершенно разбитый, натягивал куртку и шел за водкой. Иногда в компании соседа, но чаще один. Сосед, кстати, оказался классным чуваком – я-то думал он унылый задрот-компьютерщик, но после того, как мы вместе раскурили пару косяков и пару раз нажрались до бесчувствия...короче мы теперь не разлей вода.

Блин, о чем это я? В последнее время с памятью творится что-то странное.
А, да!
Что до черных уродцев, я о них иногда вспоминаю, особенно когда в более-менее вменяемом состоянии тащусь по лестнице к двери в подъезд – звуки ругани и блатного шансона, а так же неведомо откуда появившиеся на когда-то чистых ступеньках мусор и лужицы мочи, очень располагают к воспоминаниям о Гадюшнике. Я даже решил купить новый телескоп. Нужно уже узнать, что это всё было.
Вот завтра же и куплю.
Я же не какой-нибудь алкаш.
Могу бросить в любой момент.

***

Вскрытый архив крипипасты про путевых обходчиков

Не обессудьте, народ, я уверен вы все, если не все то многие, читали это, но прочитать еще раз, и почуять легкий холодок на коже довольно приятно. Итак выключите свет, музыку, сосредоточьтесь, напрягите воображение и вперед. если кто осилит, прошу отзывы о народном творчестве анонов.

Еще одна кулстори от Деда. Тащемта, как он рассказывал, их сектор был еще не самым мрачным (сектор от ст. Третьяковская и до ст. Новогиреево). Пропадало людей немного совсем, и те временами находились. Хотя обычно, по его словам, свернул в проход и прошел слишком далеко считай пропал человек, ищи не ищи, не найдешь. Их смена контактировала с мужиками из других смен, они там рассказывали совсем жуткие истории, особенно на кольце был ебаный ад, по словам Деда, может, мужики и пугали, но по рассказам их, там кто-то вешал обходчиков и рабочих. Бывало, найдет обходчик поперёк путей непонятно откуда взявшийся обрезок рельса, вызывает рабочих, ведет к месту. Потом ни ответа, ни привета. Находят висящими на прибитых к потолку тонелля крюках, взявшихся не пойми откуда. Ну, Дед скептически относился ко всему этому, сам не видел, мужиков тех знал плохо. Теперь сама история. Совершал он как всегда обход, шел где-то меж Марксистской и Площадью Ильича. Идет и слышит позади шорохи. Останавливается, светит назад ничего. Ну, думает, показалось, к смене еле встал, накануне выпил лишнего с друзьями, голова шумит, мало ли. Но нет, идёт и слышит это. Останавливается шум затихает.
Стоит и пялится в темноту за гранью круга света от фонаря, а самому кажется, что из темноты на него кто-то смотрит, до мурашек пробирает. Прошел чутка назад, ничего вроде бы, но тут заметил еле видные следы на шпалах. То ли гной, то ли сукровица какая-то, дрянь, в общем. Сколько светит туда, назад, ровной полосой это говно на шпалах, а несколько шпал как будто бы сгнили, потрескавшиеся все, он не смог описать это нормально, а перед ним, в сторону станции всё чисто. Кирпичей отложил он тогда, чуть ли не бегом добрался до станции, а за ним тот самый шорох, вышел на платформу, стоит и смотрит в темноту, а у самого ноги дрожат. Ничего. Ну, думает, белку поймал. Пошел к каморке начальника станции, про гной ничего говорить не стал, сказал, мол, так и так, сломаны несколько шпал, рабочий нужен, пусть оценит ущерб, если сможет, то сам исправляет пусть.

Сказали ему пойти в комнату отдыха рабочих, где был всего один человек, который представился Родионом. Улыбчивый такой, молодой парень, сказал, что учится в техникуме на слесаря, в ночную смену подрабатывает, подменяет рабочих, когда надо. Про гной, опять же, Дед ничего не сказал, подумал, может сам заметит. Но нет, всю дорогу шел, болтал без умолку что-то про родителей и свою девушку, ничего вокруг не замечая. В итоге довел его Дед до места со сломанными шпалами. Сам стоит, озирается, прислушивается, но ничего не слышно, парень всё болтает.

Ну, посмотрел Родион на повреждения, сказал, мол серьезное дерьмо, менять шпалы нужно, сейчас сам залатает кое-как, но потом вызовет ремонтную бригаду. Ну, Дед уже подумал, что и вправду показалось, попрощался с парнем, пожал руку, пошел дальше, работу надо выполнять, обходить было дохера еще. Отошел метров на 10, слышит сзади даже не крик, а что-то типа всхлипа и глухой удар, светит назад, видит на самом краешке круга света лицо Родиона. Рванул к нему и понимает, что парня что-то тащит в тоннель. А он даже не кричит, просто смотрит на Деда молча.

Самое страшное, по словам Деда, что у него как будто все сосуды в глазах полопались, глаза красные были. А что парня тащит не видно, мелькает в свете фонаря что-то блестящее и исходит оттуда хрип, и не поймешь, то ли парень хрипит, то ли эта херня там. Дед в итоге с испугу рванул оттуда, так, как никогда в жизни не бегал.

И до тех самых пор, когда он мне рассказывал эту историю ему было стыдно за то, что не помог парню. Так вот, прибежал на станцию, у своей каморки стоит начальник станции, смотрит на Деда, как на мудака. Дед ему запинаясь, дрожа со страху рассказывает то, что видел. Нач. Станции смотрит как на перепившего еще большего мудака теперь и интересуется как зовут рабочего, который с ним пошел. Дед ответил, Родион, мол. Зашли в комнату рабочих. Сидит Родион на диване, Нач. Станции окликнул его. Ноль реакции. У Деда предчувствие уже совсем хуёвое. Потряс начальник за плечо парня, оказывается спал. Проснулся, повернулся к ним. Дед видит, что глаза красные, не так как тогда, но все равно ощущение, что парень не спал несколько дней, лицо всё осунувшееся. Встаёт молча. И тут Дед видит, что у него кровь на форме в области живота, притом дохуя так крови, но выглядит еще не свернувшейся, смотрят а на диване уже пятно кровавое. Начальник, уже прихуев, спрашивает, что случилось. Несколько секунд Родион молчит, потом совсем тихо говорит, что порезался. Начальник говорит, мол, сиди тут, сейчас скорую вызову. Дед сразу же съебался в дверь вслед за ним.

Вызвали из каморы Начальника врачей и милицию заодно. Встретили их, провели на станцию, смотрят, небольшой такой кровавый след, буквально капельки, тянется от комнаты рабочих к путям. Родиона в комнате, конечно же, не оказалось. И опять Деда запрягли идти вместе с милиционерами в тоннель. Провел их, ну нихуя не нашли, в общем. Нашли только ящик с инструментами там, где были шпалы поломаны. Менты пожали плечами и уехали. Нач. Станции в этот раз сказал не пиздеть лишнего про этот случай, мол, сам всё разрулит, обошлось без Гэбни. Дед после этого впервые всерьез задумался о том, чтобы сменить работу, пиздец тогда он напугался.

Теперь к дедовским историям. Всё будет про метро, самые интересные истории именно из этого отрезка его жизни. Хотя парочка интересных есть и из того времени, когда он был проводником на поезде Ленинград Москва. Ну так вот. Был у них свой коллектив путевых обходчиков. В основном те, кто работал в одну и ту же смену, после обходов, посреди ночи, ближе к утру, собирались в подсобке, выпивали по паре стаканов синей. Ну и за рассказами травили истории, у кого что случилось за обход. В основном хуйня, конечно. Но работал у них один мужик, неприметный, как рассказывал дед, но суть такова, что он был спившимся бывшим то ли зоологом, то ли биологом. По знакомству попал хотя бы на такую работу. Так вот, после обходов постоянно заливал своим коллегам свои невероятные истории о том, что, мол, метро это целая новая экосистема, надо только копнуть поглубже основных путей и все всё сами поймут. Ну его слушали вполуха, кивали, мол, да, хорошо, хорошо, молодец. Дед тоже слушал в пол уха, к совершенно бредовым теориям, явно выдуманным под белочкой, не прислушивался.

Однажды дед и еще 1 обходчик засиделись дольше обычного, домой идти не хотелось, и тут в подсобку врывается тот спившийся мужик с какими-то странными, пришлось слушать безумного учёного, как его прозвали. Рассказывал он совсем странные вещи. Мол, шел он по путям, заглядывал во все тёмные закутки в надежде найти новую ветвь эволюции, видать, компенсировал свою тоску по науке. В итоге забрёл в какой-то проход, который явно давно не использовался, заброшенный, словом. В итоге он рассказал, что в конце тоннеля, в тупике его словно парализовало. Он рассказывал, что из темноты к нему обратился голос, который якобы приказал ему привести больше людей, чтобы он мог открыть им что-то. Кто ему это всё говорил, он так и не смог внятно ответить, говорил о какой-то паутине из темноты и, что странно, ни слова о новой ветви эволюции, ну мужики покрутили пальцами у виска, да пошли по домам. В итоге, в следующие несколько ночей тот учёный подошел ко всем обходчикам, предлагая им пойти вместе с ним. В милицию на него не заявляли, думали, отойдет немного от алкоголя, нормальным станет. Так он однажды ушел в обход и пропал. Притом, по словам деда, не взял ни фонаря, ни куртки. Несколько дней его не было, пропал.

Отправили его искать всей сменой, думал начальник, что забрел куда пьяный, да заблудился. Не хотел привлекать органы, портить репутацию. В итоге, вот что рассказал дед. Шли они довольно долго, от станции Третьяковская до Шоссе Энтузиастов, пока там не нашли очки того мужика где-то между Шоссе Энтузиастов и Перово. Дальше нашли его часы, притом лежали они в боковом ответвлении. Ну, вместе вроде бы не страшно, решили пойти туда. В итоге, минут через 5 ходьбы порешили идти обратно. Кто-то слышал странный шепот, на кого просто стены давили, хотя я их понимаю, по словам Деда, все балки были в ржавчине, древесина сгнила, находиться там было неприятно. В итоге, 7 здоровых мужиков испугались и пошли обратно, притом чуть ли не побежали. Потом травили байки, что кто-то, якобы, видел того мужика, слоняющимся на этом месте или слышали его голос из темноты, но байки есть байки, мало ли что привиделось и послышалось, пока в 1 день, примерно через 2 месяца, на том же участке путей не нашли труп, почти что голый скелет. Рядом была аккуратно сложена одежда, в которой нашлись документы того мужика. Труп был знатно обглодан, как Дед говорил. Списали в итоге на то, что потерялся пьяный, умер от обезвоживания, крысы обглодали. Вот только Дед видел труп и следы на костях были такие, какие крыса явно не оставит, некоторые кости были чуть ли не в муку перемолоты. Опять же, крысы одежду не сложат аккуратненько и целый скелет на пути не притащат. Такие дела, ничего от себя не добавил, написал всё со слов Деда.

Окей, анон, так вот, в тред врывается самая настоящая кулстори от самого настоящего путевого обходчика из совка.
Ну так вот анон, ночью в метро народу довольно много, так что байки о сожранных ночью бомжах пиздеж и провокация, как по мне. На ночь снимают напряжение с рельс и в метро спускаются рабочие и обходчики путей.
Мой дед был как раз таким обходчиком, мы с ним общались очень хорошо, жили рядом, часто ходили на речку рыбачить, а он мне запиливал кулстори и байки про метро в процессе.
Так вот, суть работы путевого обходчика по ночам идти по тоннелю и светить фонариком на рельсы, проверять нет ли поломок, какой-нибудь хуйни на рельсах и всё такое. Если чё-то есть то убрать, а если сам не можешь исправить, то вызывать рабочих, чтобы чинили. Работа сама по себе кирпичная анон, не так ли? Идти в тёмном тоннеле одному с ебаным фонариком и доказывать самому себе, что ты гражданин совка и бояться неведомой ебаной хуйни тебе негоже, а если что, то доблестная милиция сбережет.
Ну так вот проработав там несколько лет, однажды дед, уже привычной к этому всему делу, шёл по тоннелю, машинально осматривал рельсы, шел он тогда от станции Перово до Новогиреево и дальше должен был пиздовать в депо, отчитываться. Ну суть в том, что шёл он шёл, и внезапно перед собой увидел такую картину перед ним была как будто паутина из ржавчины, присмотрелся он и понял, что это арматура, ржавая и старая и скрученная в такую постройку. Ну тут он малясь прихуел, каким это образом могла в несколько часов появиться эта хрень. Естественно, он порядком высрал кирпичей, но Перово было уже далеко, до Новогиреево было куда ближе, поэтому не стал возвращаться, чтобы сообщить, а решил сделать это уже в Новогиреево. Дальше, анон, он совсем помрачнел, когда рассказывал это, а ведь веселейший человек, бабник, так сказать. Последней его жене было 27 (в его то 54). Ну так вот он наткнулся на такую же постройку, только она была оплетена кишками и как будто дышала, двигалась, и как он ни светил фонариком дальше в тоннель, там не было видно ровным счётом нихера, как будто стена из темноты, а оттуда раздавались какие-то шорохи, всхлипы, мольбы (так дед описывал).

Так вот, анон, кирпичей он высрал горы, перегородив тоннель окончательно и рванул в обратную сторону к Перово, добежав кое-как вызвал по местрой связи диспетчера и рассказал обо всёй этой хератени, его вызвали в кабинет, попросили еще раз всё повторить, заставили расписаться на бумажке о неразглашении и отпустили домой, дав почти недельный отгул. Вот такая кулстори, дорогой анон, вот и думай что там за хуйня творится по ночам, подобных кулстори о деде и его коллегах по той работе over 9000, в следующих крипитредах запиливать буду уже.

Внук Путевого обходчика здесь, парни.

Сейчас будет история практически без мистики, но всё же криповатая, на мой взгляд.
Совершал однажды Дед свой плановый обход, всё шло как обычно, никаких повреждений путей, ничего такого, но всё равно не расслабляется, на днях человек пропал на путях, обходчик из другой смены. Идет себе, думает о своём. Видит, вдалеке свет какой-то. Думает, что за хуйня, никого кроме него не должно быть. Встал на несколько секунд, думает, что там может быть, не пора ли съебываться. Потому что как ему говорили люди, которые работали там не по одному году, если видишь или даже слышишь что-то подозрительное, то лучше сразу уйти как можно быстрее и не думать, кому ты там дураком покажешься, зато целее будешь. Ну тем временем свет стал поближе и из темноты его окликнул голос, кто идет мол. Дед немного успокоился, узнав голос. Мужик был из другой смены, но они довольно часто виделись, потому как частенько он заглядывал к ним в каморку в депо выпить и поболтать, говорил, мол друзей у него особо не было вне работы. Мужик, кстати говоря, был уже пожилым, работал обходчиком на тот около 15 лет, как Дед говорил. Ну Дед, успокоившись, пошел на встречу, светит фонариком, и вправду этот мужик стоит, от света жмурится, весь помятый, с похмелья явно. Поздоровались, пожали руки. Ну Дед его спрашивает сначала, не ты ли там пропал, друг дорогой, тот отвечает, не он, другой парень, новенький был у них в смене. Ну тогда Дед его спрашивает мол, чего пришел-то тогда, смена не твоя. Тот ответил, что за день до этого потерял кошелёк с документами видимо на путях. А когда домой пришел, выпил пол литра, да уснул, сразу не хватился.

Ну дед говорит, хорошо, мол, только все пути обошел, никаких документов и кошельков не видел. А мужик уже жалобно, ну может давай пройдем по обе стороны от путей поищем, вдруг лежит, куда ему деться. Дед думает, половину уже прошел, обратно идти не комильфо, а с другой стороны человек-то хороший, а без документов куда ему. Но было еще у обходчиков такое поверье, обычай даже, что если что проебал на путях, то возвращаться за этим нельзя плохая примета. Но всё же мужику этому решил помочь, зря он шел что ли. Идут. Дед по 1 сторону, мужик по другую, идут почти молча, обсудили только пропавшего человек. Дед, помятую о случае с тем биологом спрашивал его, ничего странного тот не говорил, или вёл себя как-то не так. Но нет, по словам мужика парень был вполне обычный, вёл себя адекватно, только постоянно спрашивал, интересовался странностями всякими, мол правда ли про крыс размером с собаку и всё остальное. Ну над ним подтрунивали, рассказывали, что даже размером с корову бывают, а потом ржали над ним всей сменой, но это ладно, новичок же.

Прошли уже 2 станции, ничего не нашли. Вдруг слышат невдалеке и где-то сбоку, со стороны мужика звуки странные, хруст какой-то. Притом довольно громко. Оба встали как вкопанные и молчат. А звук то прекращается, то снова начинает звучать. Переглянулись. Мужик шепотом говорит, посмотрим что там, или того, и кивает головой обратно на тоннель, мол, сваливать по-быстрому. А Дед отвечает, мало ли что там накрылось в проводке, может это искрит там, провода оборвались, пойдем поглядим. Идут медленно, осторожно, уже рядом друг с другом. Светят на стену тоннеля со стороны звука. Вдруг свет ушел дальше стены. Видят, технический проход, довольно таки широкий, под наклоном вроде бы вниз уходит. Подошли и уже вдвоем светят, звук совсем рядом, из глубины прохода раздается.

Светят на стены, а там такие, как будто бы детские рисунки мелком нарисованные, человечки всякие и какая-то херня, он так и не вспомнил точно. Прошли буквально несколько метров и оба встали как вкопанные. Видят в проходе 2 фигуры, сгорбленные и голые, совсем худые, Дед говорил такие, что аж кости торчат, кожа одна. Фигуры эти склонились над чем-то. Что-то по словам Деда, оказалось какой-то бесформенной, окровавленной кучей тряпья. Как Дед потом вспоминал, рассказывая это мне, тряпки напоминали форму работника метрополитена, в принципе. Тут обе фигуры поднялись и повернулись к Деду и мужику. Обросшие, худые вроде как люди, только было в них что-то не то, что-то звериное, как Дед сказал. Разделял их какой-нибудь десяток, или чуть больше метров. Сначала, они прикрывали лицо руками, а потом стали уже в упор смотреть на обходчиков. Дед даже не смог этот взгляд описать, глаза у них были, как у животного, ничего не выражали, просто тупо смотрели вперед. Мужики стали пятиться назад, эти фигуры стали ковылять вслед за ними. Медленно, сгорбившись и так же смотря прямо на них.

Дед говорил, что как будто под гипнозом был, нет бы со всех ног побежать, он пятился и смотрел этим в глаза, пока спиной в стену основного тоннеля не уперся. Рядом с ним был тот мужик. Фигуры встали в проходе, не выходя из него и так же молча смотрели на обходчиков. Дед еще сказал, что вроде бы в свете фонаря за их спинами видел еще фигуры, но не уверен он был. И тут в обоих обходчиках как будто что-то щелкнуло, они со всех ног побежали в стону станции, даром что в 1 сторону. Когда обходчики наконец добрались на станцию, они даже не стали оглядываться, просто бежали дальше до самого депо, благо были уже на конечной. Вышли на улицу и пошли к тому мужику домой, не доложив об этой хуйне даже, до сих поря трясясь от страха. Молча пили на кухне водку, пока оба не вырубились прямо за столом. Такие дела анон, кстати говоря, документы мужика они поутру нашли, внезапно, в холодильнике, видать когда напивался намедни, туда и положил спьяну.

Прохладная былина. Тоже про деда, тоже про метро.

Эту историю мне рассказывал мой сосед, старенький дедок, проработавший в метро лет пятьдесят не меньше. Он был сначала машинистом, а потом когда здоровье уже не позволяло, его поставили на какую-то должность на станции. И вот как раз когда он там работал, произошел случай. События восстановили уже потом со слов очевидцев. В вагон метро ввалилась компания типичных гопарей, благо станция близко к районам их обитания.
Были они бухие, но еще в меру. Вся гоп-компания чего-то орала, о чем-то спорила, ну все как обычно. Ехал состав недолго. Чего-то там приключилось, и все это дело остановилось в тоннеле. Стояли пару минут, но естественно гоповская натура потребовала куража, и с криком: -чё там за дела ёба один гоп открыл дверь вагона и выбрался в тоннель. Надо добавить, что это был последний вагон, и до станции было не больше пяти минут ходу.

В общем веселый гоп отправился на станцию. Добрые люди сообщили машинисту о человеке в тоннеле, тот уже и сам видел, что двери открывали, ну и передал на станции. Ну, там уж убрали напряжение с контактного рельса, и быстренько собрали команду на отлов, пару ментов, какого-то чина со станции, и моего соседа. Все это дело заняло минут десять, и так как никто из тоннеля не появился, все станционное начальство решило, что скоро им приволокут хорошо прожаренную тушку идиота, успевшего таки коснутся контактного рельса до снятия напряжения. Как рассказал сосед, нашли парня недалеко от станции, ее даже было видно вдалеке. Пока шли никто, ничего не слышал и не видел. Люди на станции тоже.
А вот когда вернулись, у ментов резко посидели виски, а станционного начальника вообще на руках принесли: инфаркт. Парень лежал на путях, подогнув ноги. И дело было не в том, что смотрел он, в сторону станции разинув рот, словно в крике, и не в том, что лицо у него застыло в гримасе ужаса. Даже то, что он был совершенно седой, не было так страшно. Страшно было другое. Парень лежал прямо на рельсе и был он разрезан пополам, прямо по этому рельсу. Словно по нему прошел поезд, а он просто лег на рельсу и ждал, так, как разрезан, был не только живот, но и руки. Только вот следующий состав так и остался стоять на станции.
Вообще этот дедок много рассказывал за рюмкой чая. Вот я сам, например, несколько раз видел, как в боковых тоннелях кто-то ходит. Внимания не обращал, ну ремонтники там, проверяющие. Да и поезд едет быстро, поди разгляди, кто там ходит. Пока не узнал, что во время работы метрополитена по тоннелям люди не шатаются. После этого стал приглядываться, пока сосед не отсоветовал. Можно увидеть то, что видеть не надо. Сами машинисты бывает, видят такое, что седеют к тридцати годам, а то и негодными по сердечнососудистым оказываются. И не крыс размером с бульдога, как народ в девяностых пугать любили. Реальность как обычно оказывается страшнее всяких вымыслов. Ведь все эти прыгуны под поезда, и те, кто случайно под них падает, как считают так в метро и остаются. Например, довольно известный случай, когда пьяный машинист решил поссать и вывалился из кабины. На том перегоне как рассказывают машинисты, иногда видят девушку в белом платье идущую по путям. Если она идет по ходу движения поезда, то надо просто быстро проехать. Обдаст холодом и все. А вот если идет навстречу, то все хана. Машинист проживет дня три не больше.
А иногда этих можно не только увидеть, но и услышать. Когда состав стоит в тоннеле то, прислушавшись можно иногда услышать легкие шаги по крыше, особенно ранним утром и поздним вечером, когда людей в поезде мало. Или стоя около дверей различить царапанье и постукивание с ТОЙ стороны. А кто не слышал крики на станции когда народ начинает озираться и никто не может, понят кто же это кричал, а ведь в этих криках чувствуется отличия от обычных, человеческих. Да и случаи когда люди ловят инфаркты в вагоне, тоже не всегда так просты, что объясняются духотой и нехваткой кислорода. Кто знает, ЧТО заглянуло в окно вагона, и ЧТО эти люди увидели, бросив случайный взгляд наружу.
Особенно этому подвержены линии, проложенные в центре. Сосед рассказывал, как около Библиотеки имени Ленина он остановил состав на перегоне, ждал разрешающего сигнала. И справа прямо напротив кабины машиниста увидел темный коридор. Ну, коридор и коридор, таких в метро полно, а уж в центре и подавно. Стоит значит, а потом зачем-то посмотрел направо. И в глубине коридора увидел белесую фигуру. Она просто там стояла, но дед говорит, что взмок он весь и сразу. А сигнала все нет, значит надо стоять. Сколько времени прошло дед не помнит, он смотрел только на сигналы. Когда, наконец, загорелся разрешающий, он рванул оттуда как в жопу ужаленный.

Только вот не удержался и посмотрел направо. Там, прямо за окном висело в воздухе лицо, полупрозрачное, совершенно неподвижное, с нечеловечески широкими скулами, словно его растянули и белыми шарами вместо глаз. Коридор этот ни он, ни другие машинисты больше не видели.
Так что не присматривайтесь слишком внимательно к тому, что проносится за окном вагона, ведь не знаешь, что может присмотреться к тебе оттуда.

***

Вставай, я сказал!

Обычно моя соседка тетя Таня копается у себя в огороде, возле дома. Дачи у нее нет. Но, вот встретила ее на остановке, одетую нарядно, но с тяпкой и граблями в руках.
Куда путь держите, тетя Таня?
На кладбище, убирать могилки.
Много могилок? – почему-то спросила я.
Четыре родные и одна обязательная, ответила Татьяна.
Как это обязательная? А кто ж Вас обязал-то?
Да сама себя обязала, а теперь и не жалею. Лишний ангел за плечами не помешает.
Я ничего не поняла из сказанного ею, поэтому она и решила мне все объяснить.
Пару лет назад, тоже летом, я должна была поехать в налоговую инспекцию, кое-какие документы отвезти. Бросилась собирать документы, а одной бумажки нет – самой важной. Стала искать ее, весь дом вверх дном, перерыла все – нет бумажки и все тут, хоть плачь. Плюнула я на все, и чтобы день даром не пропал, да и Троица впереди на выходные выпадала, решила на кладбище поехать, могилки поубирать. Работы там оказалось море – бурьян с мой рост. Убрала все четыре гробика, а о проклятой бумажке мысль из головы не выходит, несмотря на усталость.
«И куда она подевалась-то окаянная? Вроде на комод ее клала, а теперь ее нет», ругала я себя. Домой идти не хотелось, хоть устала сильно. Искать документы было просто тошно. Я оглянулась вокруг и тут заприметила одно надгробие, столь заброшенное и ветхое, что мне стало жаль покойного. Кто там похоронен, я не могла узнать. Надпись была стерта, и на месте отчества были две буквы «ич» стало быть, покойник мужчина: «Анатольевич, Сергеевич, Степанович? Бог его знает. Кое-как разобрала дату смерти «1971-й год». Засучив рукава снова, я принялась вырубать разросшийся кленовник и вишняк, убирать амброзию и портулак. Надобно было бы еще оградку покрасить, да кто ж этим заниматься будет. Где родня загадочного «ича» поди, дознайся.
Уже совсем вечер наступил, когда я привела в порядок могилку незнакомца. О потерянной бумажке даже забыла на время. Уже дома вспомнила о пропаже, вмиг настроение испортилось. Снова задалась вопросом, где бумага? И тут как бы внутри себя услышала приятный тихий голос: «бумажку твою сквозняком за комод затянуло, за батарею». Я испугалась сначала, но голос мигом пропал, и я вдруг вспомнила, что искала бумагу везде, а за батарею не глянула. Зыркнула я в указанное место – точно, белеет моя бумажка. Камень с души свалился, теперь в налоговой проблем не будет. Озадачило меня однако наличие постороннего голоса – неужто умом повредилась? Вскоре я успокоилась – голоса больше не слышала. Потом однажды решила днем вздремнуть, на дождь меня сморило. Мой сладкий сон прервался самым грубым окриком: «А ну вставай, я сказал!» Я как ошпаренная подскочила с дивана и тут же рухнула назад, чувствуя слабость и удушье. Из кухни доносился запах газа. Я совсем забыла, что поставила чайник на плиту. Он потушил огонь, и ядовитое облако уже туманило голову. Бегом, отключив аз и открыв окна, я стала проветривать комнаты. Вопрос был в том, кто разбудил меня. Опять голос? С каких же пор я его слышу? Ответ пришел сам – с тех самых, как убралась на могилке. На сей раз он спас мне жизнь.
Он, или Степанович, как я его окрестила, никогда понапрасну не беспокоил меня. Раз отговорил меня садиться в маршрутку – она попала в аварию, раз запретил мне есть курицу-гриль на пляже. Я не получила отравления. С его помощью я нахожу мелкие пропажи, научилась чинить водопроводный ран. О нем, естественно не говорю никому, тебе разве что. Заодно убираюсь на его могилке регулярно, уже оградку новую поставила. Жаль только, что могилка так и останется безымянной, ведь расспросить не у кого, да и на праздники к моему таинственному спасителю никто не приезжает.
Подъехал автобус, и соседка села в него, оставив меня со своими мыслями. Я прекрасно знаю, что творится на наших погостах. Могилки, как и дома в поселке – у кого чистенькие, у кого богатые, а у кого волки в зарослях воют – брошенные надгробья. Под ними лежат давно истлевшие кости и ждут чуда: авось придет кто – свой или чужой – и приведет все в надлежащий вид, и помянет их забытое имя. Да только таких чудаков мало, а жаль.

***

В стене

У одной девочки по имени Кристина папа был военный. Поэтому их семья часто переезжала из города в город туда куда пошлют служить папу. И вот как-то раз поселились они в одном маленьком городке. В этом городке все здания были двухэтажные. Была только одна школа, один садик, одна поликлиника ну и так далее.

В их доме было всего шестнадцать квартир: два подъезда, по четыре квартиры на лестничной площадке. Кристине на этот раз досталась целая комната, которую назвали детской. Как-то лежит Кристина на своей кровати. Ей было нечем заняться: книжки надоели, компьютера у них не было, подружками ещё не обзавелась, по телевизору шло только три программы, и по всем шли неинтересные сериалы. Родители были на работе. Кристина готова была даже сходить в школу так ей было скучно. Но до конца осенних каникул было ещё три дня.

Кристина меланхолично стучала ногой по стене. Вдруг обои порвались и пятка Кристины погрузилась в дырку. Её стало интересно. Кристина посветила фонариком в дырку, никаких электрических проводов там не оказалось. Кристина сунула руку в дырку. Внутри стены оказалась большая полость. Кристина аккуратно разорвала обои и заглянула в дырку. В стене направо и налево был достаточно широкий ход. Такой широкий что Кристина легко могла пролезть по нему. Кристина была худой девочкой. В свои девять лет она легко надевала маечки и штанишки, которые носила ещё в пятилетнем возрасте.

Кристина подумала. Потом ещё подумала. Взяла и залезла в дырку. Ползти было тяжело и немного страшно. Постепенно Кристина отползала всё дальше и дальше. Она пожалела, что не взяла фонарик, но возвращаться пока не хотелось. Так Кристина доползла до какого-то светлого пятна в стене. Поцарапав это пятно, Кристина поняла что это обои. Поцарапав немного ногтём, она сделала небольшую дырочку в обоях и увидела в дырочку спальню родителей.

Это уже становится интересно! подумала Кристина.

Она поползла ещё. Скоро показалось ещё одно светлое пятно. Кристина его тоже процарапала. Там оказалась незнакомая комната.

Ого! Спальня соседей! поняла Кристина.

Так Кристина проползла по всему периметру их второго этажа. Заглянув в очередную дырочку, она увидела свою детскую. Только не с той стороны, где она залезла, а с другой. Повернув за угол, она увидела большую дырку, которую час назад она проделала в стене. Кристина вылезла из дырки. Посмотрев на свои грязные руки, Кристина пошла в душ. Весь остаток дня Кристина наслаждалась мыслями о том, сколько всяких секретов она может узнать про соседей. Во все комнаты их этажа она смогла сегодня заглянуть. Только в нескольких дырочки, которые она проделала, оказались загорожены столами и шкафами. Дырка тянулась по всему периметру внешней стены дома ближе к полу так чтобы проходить под окнами. В прихожие, туалеты и ванные комнаты тоже нельзя было заглянуть: они не соприкасались с внешней стеной дома.

Надо будет в следующий раз залезть вечером или в выходные, чтобы люди были дома и можно было за ними понаблюдать! решила Кристина.

В субботу родители Кристины пошли в гости к своим новым знакомым. Кристина отказалась с ними идти. Вместо гостей она залезла в дырку и стала подглядывать за соседями. Оказалось, что это иногда довольно интересно. Их сосед, например, строгий и интеллигентный подполковник ругался матом на свою собаку и ходил по квартире в больших мятых трусах. Его жена ходила в рваном халате и чесалась как обезьяна в зоопарке. Собака почувствовала Кристину и стала лаять.

Заткнись! крикнул ей подполковник, Мышей чё ли не видала?

Собака получила тапком по морде и замолчала. Однако смотрела на дырочку и ворчала тихонько. Кристина поползла дальше. В другой квартире молодой майор вместе с женой занимались шейпингом по телевизору. На них было очень смешно смотреть.

В третьей квартире молодая женщина трепалась по телефону:

А он что сказал? А ты? Ну я бы тоже... Ага... А он? А ты? Вот козёл! и дальше в таком же духе.

Кристина не выдержала и десяти минут. И поползла дальше. Там были какие-то алкоголики и разговаривали о политике.

За месяц Кристина узнала всё о личной жизни соседей. Самое интересное было то, как сильно отличается поведение людей в общественных местах: на улице, в подъезде или в школе, с тем как они ведут себя дома. Та молодая женщина, которая трепалась по телефону, вообще оказалась учительницей истории. В школе она была строгая и малословная. Зато дома ходила обычно в нижнем белье и постоянно трепалась с подругами по телефону.

Но всё-таки ей надоели все соседи второго этажа. Кристина стала искать как бы спуститься на первый этаж. Долго она искала, но всё-таки нашла ход на первый этаж. Сначала было ползти удобно: лаз шёл под небольшим углом. Затем он стал почти вертикальным. Кристина скатилась вниз. Руки ее уткнулись в дно. Посветив фонариком, Кристина увидела что в одну и другую сторону уходит такая же обычная широкая нора. Девочка попыталась протиснуться в одну сторону, но у неё не получилось: длинное тело Кристины застряло на повороте. Испуганно она дёрнулась в другую сторону, но тоже не получилось. Кристина пробовала и так, и сяк. Пробовала даже вращаться как сверло. Кристина поползла назад, но ползти вверх ногами оказалось очень неудобно.

Застряла! поняла Кристина.

Она отдохнула минут десять, говоря себе так как иногда говорила её мама:

Успокойся, Кристиночка, всё будет хорошо. Отдохни и соберись с мыслями. Попробуй посмотреть на проблему с другой стороны.

Кристина успокоилась и стала с новыми силами пробовать выбраться. Но ничего не получилось. Она ещё отдохнула и опять принялась за работу. Кристина поняла, что пытаться уже бесполезно. И она стала кричать. Стала кричать так как не кричала никогда, громко во всё горло. Кричала: "Спасите! Помогите!". Просто визжала. Мычала как корова. Но её никто не слышал. По крайней мере, никто ей ничего в ответ не кричал. Кристина опять стала себя успокаивать:

Ладно, родители всё равно меня хватятся. Устроят поиски. Найдут дырку, а потом и меня!

Кровь прилила к голове. И Кристина почувствовала, что кровь капает из носа на руки, на которых она стояла. Запах крови привлёк внимание крыс. Сначала Кристина почувствовала прикосновение мягкой тёплой шубки, потом почувствовала крысиный запах. Кристина очень боялась крыс. Только от вида их голого хвоста она могла потерять сознание. Кристина завизжала как только могла. Крысы сначала испугались и отступили. Но потом привыкли к ужасному визгу и опять подошли. Одна крыса даже стала слизывать кровь с кристининой руки. Кристина стала отмахиваться рукой, но вторая рука быстро устала. Кристина поменяла руки, но поняла, что так долго не продержится.

Девочка включила фонарик. Крысы от неожиданности отступили. И их не было видно ни слева, ни справа. У Кристины очень сильно устали руки. Она опустилась темечком на дно. На дне была кирпичная крошка, которая впивалась в кожу головы. Было нестерпимо больно.

Щурясь на фонарик, из темноты выглянула крупная крыса. До этого Кристина видела только домашних маленьких белых крыс. Эта серая крыса была раза в два толще обычной. Крыса смотрела на Кристину, а Кристина на крысу. Ясно было, что крыса оценивает Кристину: насколько девочка опасна, можно ли её убить и съесть. Где-то Кристина читала, что крысы всегда голодны.

Батарейки фонарика садились и становилось всё темнее и темнее. Наконец свет погас. Кристина почувствовала, что её кто-то укусил за ухо. Не очень больно. Крысы начали пробовать Кристину.

Кристина завизжала. Но визга не получилось. Вышел какой-то хрип и писк. Она встала на руки. Одной рукой стала отмахиваться от крыс. Они отступили, но недалеко.

Так прошло несколько часов. Кристина вставала на голову, испытывая при этом ужасные боли от крошек и неровного кирпича. Подступали крысы. Кристина вставала на одну руку и отмахивалась второй. Крысы отступали. И начиналось все сначала.

Добавился неожиданно ещё один ужас. Кристина уже давно хотела в туалет, по большому и по маленькому. Пришлось делать все свои дела прямо здесь на месте. В результате через минуту она оказалась пропитана своими испражнениями.

Поскорей бы умереть! думала Кристина. Надежды на спасение не было практически никакой.

Нестерпимо болела голова. Сходя с ума от боли, Кристина поймала одну крысу, задушила её одной рукой и подложила бездыханное тело себе под голову. Крысы отстали от Кристины. Видимо, испугались.

Так просуществовала Кристина в этой дыре трое суток. Иногда ей даже удавалось поспать. Когда крысы подходили слишком близко Кристина кого-либо убивала и откидывала тушку подальше. Тогда крысы съедали тело своей бывшей подруги и отступали.

В норе стоял ужасный запах. Кристине очень хотелось есть. Но больше всего ей хотелось пить. Тогда она поймала одну крысу, прокусила ей шею и стала пить крысиную кровь. Но крови в одной крысе было немного: от силы полстакана.

С тех пор Кристина стала питаться кровью крыс. В день приходилось выпивать по несколько крыс. Чувство жажды не проходило, но по крайней мере Кристина не умирала.

Так Кристина просуществовала целый месяц. Ей даже становилось иногда скучно. Единственным развлечением для неё стало: слушать крысиный писк да пытаться понять, о чём они между собой разговаривают. Но как ни старалась, так ничего и не поняла.

И вот Кристина как-то попробовала ещё раз протиснуться в дырку. И вот у неё получилось! Она так похудела, что смогла пролезть. Она протиснулась и поползла по норе. Увидела столь желанное светлое пятно. Кулаком проделала дыру в стене. Яркий свет просто обжёг глаза. Но Кристина закрыла глаза, кулаками расширила дырку и как змея проскользнула в комнату.

Это была кухня. Там сидела семья: папа, мама, мальчик и девочка. Они ужинали. Тут раздается грохот: из стены высовываются кулаки. Затем на кухню, рядом с холодильником вываливается нечто из фильмов ужасов: серое, коричневое. На губах свежая кровь! Воняет как сто туалетов! Все стали от ужаса кричать. И громче всех кричал папа, генерал.

Кристина на ощупь нашла кран с водой. И стала пить. Она пила воду минут десять. От наслаждения она потеряла сознание и упала в глубокий обморок.

Кристина очнулась через три дня. В теплой постели. Помытая, наголо постриженная. В чистой пижаме. Её окружал чистый воздух. Да и всё было такое чистое, свежее!

Она побежала в ванную комнату, залезла в ванну и пила, пила, пила воду из-под крана. Потом она пошла на кухню и ела, ела, ела всё подряд. Родители смотрели на неё и не могли насмотреться.

Потом она всё им рассказала. И эта история стала сенсацией в их маленьком городке.

Через две недели Кристина отъелась, пришла в себя и стала ходить в школу. Всё как будто наладилось. Однако каждую ночь ей снился один и тот же сон: чернота и крысиный писк. Со временем Кристина поняла значение этих крысиных слов. Крысы ругались, просили пощады, обсуждали её, смеялись. Одну фразу она долго не могла понять, но когда поняла ей стало опять страшно:

Ты убила нашу Королеву и выпила её кровь. Теперь ты наша Королева! Да здравствует Королева!

Как-то Кристина сидела на уроке истории. Ей было скучно. Она смотрела на руку своей соседки по парте и думала:

Вот бы попробовать человеческой крови. Какая она на вкус, интересно?

Кристине очень захотелось впиться зубами в эту розовую маленькую ручку. Кристина не могла удержаться. Схватила руку девочки и впилась зубами в её запястье. Девочка закричала от боли и ужаса. Учительница и другие ребятки сначала оказались в шоке. Потом кинулись спасать жертву.

Да эта дура сошла с ума в своей норе!

Кристину стали бить по рукам, по ногам, по голове, пытались разжать ей зубы. Но вкусная и сладкая жидкость уже струилась по кристининому пищеводу. Когда ей сделали особенно больно, она выпрямилась и завизжала. Завизжала так сильно и так противно, что её услышали во всем городке. И у всех жителей городка волосы зашевелились на голове от страха.

И тут в класс посыпались из всех щелей крысы. Кристина визжала им:

Они прикоснулись ко мне! Убить их всех!

Когда милиция и спасатели пришли в класс, класс был совершенно пуст, и все его стены, пол и потолок были в брызгах крови.

***
Встреча в парке

Я увлекаюсь разного вида творчеством. В основном, пишу стихи и рассказы. Вдохновение черпаю из природы, так что часто бываю в лесу, возле водоёмов или, в крайнем случае, в парке. В крайнем случае, потому что днём там слишком много народа. Приходится приходить туда рано утром или даже ночью. Знакомые говорили, что это плохая идея, так как на меня может напасть маньяк. Ни одного маньяка я пока не встречала, но всегда ношу с собой газовый баллончик. Я думала, что зря потратила на него две тысячи, но однажды он всё-таки мне пригодился.
Как-то в конце мая я пришла в парк примерно к полуночи, надеясь написать что-нибудь стоящее. Настроение к этому весьма располагало. Минут десять я побродила между деревьями, а затем села на скамейку и стала пристраивать фонарик так, чтобы он освещал мою тетрадь, так как уличные фонари не работали. Вдруг мне показалось, что в темноте, между деревьями скользнула довольно крупная тень. Это не было похоже на силуэт человека, так что я решила, что это бродячая собака, и сразу достала газовый баллончик. Я посветила фонариком в ту сторону собаки нигде не было видно. Имея довольно неприятный опыт общения с животными, я решила, что она пытается подкрасться сзади. Я резко обернулась, но на мостовой никого не было. Я постояла так около минуты и уже готова была возвращаться к рассказу, когда за моей спиной раздался тихий скрежет. Это звучало так, будто кто-то царапает асфальт. Несмотря на мой скептицизм и на баллончик в моей руке, я застыла, не в состоянии обернуться. А звук становился всё громче. К нему прибавился ещё и шорох, как если бы по земле тащили мешок с песком.
Наконец, выйдя из ступора, я рывком обернулась. Мой фонарик был у меня в кармане, так что парк освещался лишь светом окон и витрин, но этого было достаточно, чтобы увидеть то, что я увидела. Это была не собака. Оно напоминало покалеченного человека, с переломанным позвоночником и частично ампутированными ногами. Задние лапы его были короткими, слабыми, почти рудиментированными. Передние наоборот: были непропорционально длинными и оканчивались невероятной длинны когтями. Тело чудища действительно напоминало мешок с песком. Существо было покрыто длинной пятнистой шерстью. Голова была почти лысой, безухой, с длинной редкой гривой. Но самым страшным в нём была его морда. Точнее, её сходство с человеческим лицом. Она была плоской, как у человека. И хотя глаза были круглые, тёмные, а нос напоминал поросячье рыло, рот был, как у разумного существа. И самое жуткое, что этот рот улыбался...
Оно ползло в мою сторону, подтягиваясь когтистыми 'руками'. Оно двигалось неторопливо, но приближалось довольно быстро. Быть может, мне показалось, но его губы двигались, как будто оно что-то говорило. Существо действительно издавало звуки, напоминающие бормотание человека. Его голос напоминал голос сумасшедшей женщины, пропущенный через множество фильтров. Но было в этом голосе что-то совсем не человеческое, чего нельзя воссоздать никакими программами.
Я с промедлением, но всё же сообразила, что делать. Направив на него баллончик, я нажала на кнопку. Аэрозольная струя не достигла существа, так как оно находилось слишком далеко. Не знаю, почему я не стала убегать от него. Я отходила медленно, не сводя взгляда с монстра. Я не заметила, как он оказался метрах в двух от меня. Надеясь, что дальности баллончика хватит, я применила его ещё раз. На этот раз удачно: существо начало фыркать, дёргаться, визжать с совершенно невероятной громкостью. Пользуясь моментом, я наконец побежала. Я замедлила шаг только, когда была на расстоянии двух остановок от парка.
Всё закончилось благополучно, но после этой встречи мне часто снится один и тот же сон: я никак не могу открыть дверь, а по лестнице на мой этаж карабкается этот монстр. Когда он добирается до последней ступеньки, я каждый раз просыпаюсь. Всё бы ничего, но наяву дверь в мою квартиру открывается всё хуже...

***

Вся наша жизнь... игра!

Белые стены, решетки на окнах... кто я? Почему я?..

Моя жизнь была не хуже и не лучше, чем у других. В детстве я часто болел, часто пропускал школу, да и вообще был малообщительным ребенком, друзей у меня не было, и как-то сторонились меня другие дети. Я так же, как и все, на лето ездил в деревню к бабушке. Она была сварливой старушкой, все время что-то бурчала себе под нос и недолюбливала меня. Но я, в силу своей ответственности, старался и помогал ей, как мог, по хозяйству. Я почти ничего не знаю о ее жизни, что там говорить я вообще ничего не знал о ее жизни до моего рождения, так как не был любопытен в таких делах. Был я ребенком не избалованным, родители могли и шлепнуть меня за провинность, но за мой труд могли и поощрить. В юности, особо не привлекал внимание девушек, не имел друзей, держался особняком, но имел на все свое мнение.

По окончанию школы я влюбился в девушку, приезжую. Она была просто красавицей, длинные ресницы, вьющиеся белокурые локоны до поясницы, голубые глаза, чувственные губы... много парней за ней пытались ухаживать, но по каким-то причинам, она выбрала именно меня (только потом я понял, почему), ничем не приметного юношу невысокого роста с мелкими чертами лица. Я сначала побаивался ее, потому как не укладывалось у меня в голове, почему именно меня? Она пыталась флиртовать, задавала много вопросов, в общем расположила меня к себе настолько, что я рассказывал ей обо всем, что только приходило мне в голову. Я робел, порой нес несусветную чушь, но она улыбалась и с интересом слушала меня (или делала вид, что слушала).

В итоге я влюбился по уши, бежал к ней на свидание, как сумасшедший, мое сердце колотилось с невероятной скоростью при одной мысли о ней. Мои глаза горели жизнью, я радовался жизни, только зная, что на свете есть она. По каким-то неведомым мне причинам она всегда назначала мне свидание в одном и том же месте, звучит банально у памятника Пушкину, что находился в 10 минутах ходьбы от моего двора, на привокзальной площади. Наш роман, если можно так назвать, длился около трех месяцев. И в один ужасный день, она просто не пришла... Я подумал, что она заболела или что-то случилось, и решил узнать, где она, но я был бессилен, и, как гром среди ясного неба, я понял я ничего не знаю о ней! Абсолютно! Ни фамилии, ни адреса, знал лишь имя, Лера, и то, что она приехала в наш город к своей бабушке. Сколько я не пытался ее отыскать, все было тщетно, люди, которых я опрашивал, знали о ней ровно столько же, сколько и я.

Горю моему не было предела! Я не мог понять, как произошло, что она так внезапно исчезла из моей жизни, я не мог спать, я не ел по несколько суток, я задыхался по ночам от всей этой безысходности... так прошел год. За весь год она ничего не дала о себе знать, моя боль утихла и затаилась где-то в глубине души, я спрятал ее так далеко, как только мог. Шли годы, я отучился в институте на психолога. Институтская жизнь почти меня не коснулась, потому как был я затворником. Жил на съемной квартире. Периодически у меня появлялись друзья, которые впоследствии странным образом так же внезапно отказывались от меня, как и заводили дружбу. Я не жалел об этом и списывал все происходящие на то, что был я человеком не компанейским, не шлялся по барам и тусовкам, девушки особо не привлекали меня, и друзей я заводил с опаской. Устроился на работу по специальности.

И все бы ничего, да начал я замечать, что все происходящее вокруг меня как-то странно, не все как у других, незнакомые мне люди преследовали меня, перешептывались за моей спиной, пристально вглядывались мне в глаза. В моей квартире стали перемещаться вещи, мелкие вещи, и я начал тихо сходить с ума, мне казалось, что вся моя жизнь существует в какой-то оболочке, ограниченной рамками и пространством. Мне то везло по жизни, то все шло крахом. У меня началась мания преследования, я не высыпался ночами, меня уволили с работы. И под воздействием всего происходящего, я решил начать расследование, которое и привело меня туда, где я сейчас. Я начал расследование с самого моего детства, адреса, телефоны и пустота...

Я не понимал, что происходит. Звонил родителям, расспрашивал об их прошлом, они то молчали, то выдавали мне ответы, которые в следствии моего расследования заводили меня в тупик, я кричал на них, ругался с ними, потому что чувствовал, они мне врут! Они не договаривают, потом они вообще перестали подходить к телефону. Я сам начал преследовать тех людей, которые как мне казалось следили за мной, я бежал за ними и они словно испарялись до того момента, как я успевал их догнать. Что происходило вокруг? Я был похож на сумасшедшего, люди шарахались от меня, как от чумного. Я рисовал последовательность всей моей жизни и понимал, что не стыкуются многие факты, упущено множество звеньев всей этой цепи. Я подсел на успокоительное. Пытался на все махнуть рукой и жить дальше, но не мог остановиться, я уже вошел в игру!

Дальше я все помню смутно, помню, что утром встал и пошел в магазин купить хлеба, по приходу домой меня просто вырубило на полу в спальне, и я очнулся уже глубокой ночью, лежа в постели. Не помню, как добрался до нее, голова жутко болела, в горле все жгло, выпил воды, ужасно хотелось есть. Стал искать хлеб, но не нашел. Наутро зашел в магазин, спросил, брал ли я хлеб вчера на меня посмотрели, как на полоумного. Я был в панике: что происходит вокруг меня? Пытался уехать в другой город, чтобы сбежать от всего этого, странным образом, куда бы я ни обращался, мне говорили, что билетов нет. Выходил на трассу, пытаясь поймать попутку но НИКТО НЕ ОСТАНАВЛИВАЛСЯ! Я уже потерял счет времени, дни проходили мимо меня, я обнаруживал, что некоторые я вообще не помню, как провел, их словно и не существовало, или не существовало меня в них. Приходя домой, я запирал двери и окна на все засовы и замки, которые только возможно. Не пользовался техникой и бытовыми приборами, мне казалось, что они нанесут мне вред. В мою дверь часто звонили, но я боялся подойти даже к глазку. И я решил обратиться за помощью к психиатру, потому как не видел другого выхода. Все было словно в страшном сне. Помню, что вошел в кабинет, помню, что метался по кабинету, рассказывая все, как ошалелый, помню врач, что-то записывал, я стал кричать на него, что он тоже участвует во всем этом сговоре, выхватил листы бумаги из-под его рук...

Что вы там пишете? кричал я в бешенстве, он молчал, я взглянул на них и с ужасом обнаружил, что они пусты, дверь в кабинет резко распахнулась, влетели трое в белых халатах, стали силой держать мои руки и что-то ввели мне в шприце прямо в мою набухшую вену на правой руке, я было дернулся, но тут провал...

Силюсь открыть глаза, резкий свет бьет по зрачкам, как будто я первый раз выйдя из темноты увидел чистый искрящийся на солнце снег...чувствую, я не могу пошевелиться и я лежу. Руки связаны. Голос:

Ну что, Андрей, зачем ты стал искать ответы на свою жизнь? Жил бы и жил, все было бы не так печально, как сейчас. Подопытным кроликом быть не так уж и плохо, если не знать, что ты подопытный!

Что? в голове у меня начали мелькать картинки, лица и тут до меня начало доходить, все это время я был лишь подопытным, все вокруг меня было искусственным, город, люди, ситуации и в тот самый момент мне стало страшно и горько одновременно, от осознания всего происходящего... Я подопытный!

Голос рассказал мне, что я был выращен искусственным путем, мои родители не мои родители, мой дом не мой дом, все вокруг меня целый город СПЕЦЛАБОРАТОРИЯ! Что везде вокруг меня были множество микрокамер, микрофонов и прочего оборудования, чтобы знать каждый мой шаг, каждый мой вздох... но неожиданно все вышло у них из-под контроля, так как я начал что-то подозревать.

Вердикт, сказал голос, мы не можем тебя так оставить, нам придется либо стереть твою память, после чего ты станешь овощем, либо стереть тебя с лица земли. И вот я здесь. Белые стены, решетки на окнах... кто я? Почему я?.. Жду своего часа.....
ПОМОГИИИИИИИИТЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ...........

***

Вызвал покойника

Дима был один дома и, не зная чем заняться, открыл книжный шкаф в поисках чтива. Но он не особо любил читать. Ему было 19. Читал время от времени в основном какие-то журналы, а книги редко. Его в основном интересовал компьютер, но он сломался и лежал в ремонте. Девушка его бросила месяц назад, найдя себе другого побогаче. Немного поглазев на книги, Дима закрыл шкаф и вышел покурить. Покурив, он вернулся в свою комнату и снова открыл этот шкаф. Поглядев скучным взглядом на книги, он с силой захлопнул его, да с такой, что ему на голову упала книжка с соседнего стеллажа. Грязно выругавшись, он пошел на кухню за очередной банкой холодного пива. Допив его, он все же вернулся в комнату и поднял упавшую книгу. Она выглядела допотопно. Открыв ее, он начал читать. Она показалось ему интересной. Книжка повествовала о древней магии и спиритизме. Дима никогда не увлекался этим. Он считал, что это все глупости: какие-то второсортные писаки с начальным образованием за гроши сочиняют все это и относят в редакцию. Но когда он наткнулся на раздел вызова демонов, в голове его что-то переменилось. Внутренний голос говорил: «Попробуй вызови! Тебе же интересно, что будет?! Если не вызовешь, то тебя будут мучить сомнения и догадки. Ну, попробуй!» Захмелевший парень был в нерешительности. Но любопытство оказалось сильнее страха, пусть даже и неясного.
А может, Лешке Сомову позвонить и вместе попробовать вызвать? думал Дима.
Подойдя к телефону, он набрал его номер. Раз гудок... Два гудок... Три гудок... Никто не подходит. Обычно Леха несется к трубке как угорелый и успевает подобрать ее между первым и вторым гудками, ну максимум между вторым и третьим, а сейчас не отвечает. Значит, дома нет. Подождав еще немного, парень положил трубку и решил сам вызвать духа. Полистав книжку он не нашел больше ничего такого.
Откуда она здесь? думал Дима. Ведь отец против подобной тематики, а мать вообще этими вещами не интересуется.
Решив, что кто-то из родителей все же интересовался в молодости магией, юноша немного успокоился. Узнав, что нужно было для ритуала, он стал искать это, но некоторые вещи пришлось идти покупать в магазин. Для вызова нужен был мел, чтобы начертить пентаграмму, шкура зайца, деревянная чашка, благовония и естественно само заклинание. Кровь не была нужна, так как он решил вызвать всего лишь «умершего». Он дождался двенадцати и начал приготовления. Начертив пентаграмму, он разрезал кожу зайца на пять частей и наложил их на звезду в определенной последовательности. Пронеся по комнате благовония, чтобы запах быстрее разошелся он встал в центр пентаграммы и стал читать заклинание. Дочитав его до конца, он поднял голову и заметил, что птица стучит клювом в окно. Не придав значения, Дима выключил свет и крепко заснул. Проснулся он около трех часов ночи из-за того, что его кто-то будил, гладя рукой по голове. Но встав с кровати, он никого не заметил, думая, что показалось. Ему хотелось пить. Во рту было очень сухо, но выйти из комнаты он боялся. Дверь на ночь Дмитрий всегда закрывал, а сейчас она была открыта. В коридоре послышались шаги.
Пап, мам... Кто там? громко сказал парень, а потом вспомнил, что родители на дне рождении у знакомых и придут завтра.
Он замолчал и понял, что там кто-то есть. Включив ночник и одев на ноги тапочки, он пошел на кухню по пути включая свет в квартире. Ему было так страшно, что он хотел позвонить соседям, но вспомнил, что те придут только в пять с ночной смены. Попив воды, он немного успокоился и пошел к себе в комнату. Раскрыв шторы, он внимательно посмотрел в окно: было темно, но какая-то пожилая женщина махала рукой и смотрела, как ему казалось на него. Что она там делает в такую рань? Протерев глаза, он больше никого не видел. Внезапно послышался глухой хлопок. В квартире стало темно. Дима быстро спрятался в шкаф и затих. В коридоре снова послышались шаги. Дима потерял дар речи от ужаса. Что может быть страшнее встречи с покойником? Только ожидание самой встречи. В комнату вошла та самая пожилая женщина. Он чуть не умер от страха. Она была в метре от него и их отделяла лишь перегородка шкафа. Он почувствовал запах гнили и сырости. Ночник упал и разбился. Тревога усилилась.
Димочка, я здесь, произнесла женщина каким-то лукавым мерзким голосом, от которого у юноши пошли мурашки. Парень закрыл рот рукой, боясь, что его дыхание могут услышать.
Где же ты? повторила женщина все тем же жутким голосом.
Присмотревшись, он узнал умершую год назад тетю Лиду из соседнего дома. Сейчас ее глаза постоянно бегали по комнате, ища его, а выражение лица заставляло остановиться кровь в жилах.
Ну, раз не хочешь выйти по-хорошему, я найду тебя сама, произнесла умершая и пошла в другую комнату. Дима чувствовал себя небезопасно в шкафу и потихоньку открыв дверь, вышел из него, опасаясь, что его найдут. Он взял мел и начертил круг рядом с пентаграммой, поставив в него стул. Только парень сел за стул как сзади рука чуть не схватила его, видимо круг помешал. Он закрыл глаза, чтобы было не так страшно.
Открой глаза! произнесла два раза женщина.
Уйди от меня! в гневе ответил парень.
Заходите! повелительным тоном сказала покойница. Как только женщина сказала это в комнату стали заходить люди один за другим.
Парень молчал, боясь не то чтобы пошевелиться, а даже вздохнуть. Людей было около двадцати. Ему казалось, что они заходили в комнату почти вечность.
Как ты изменился, Дима... Иди к нам, говорили люди.
Он начал узнавать их это были умершие люди из села, где живут его родственники.
Ну что же ты, Дима, боишься? Мы не такие уж страшные, сказал кто-то один и все засмеялись, но не так как смеется живой человек, а как-то по-другому. Затем они стали ходить вокруг него, но дотронуться не могли. Постепенно люди стали стареть один за другим и превращаться в прах. Сначала состарился один из мужчин, пригрозив: «Мы за тобой придем!». Дима открыл глаза и посмотрел на часы. Было шесть утра. В комнате было светло и никого кроме него не было. Больше он решил этим некогда не заниматься.

***

Высокий, Тонкий, Безликий

Стены. Белые. Белые мягкие стены. Изо дня в день. Белые стены. Позвольте, я расскажу, почему вижу эти стены день за днем.

По словам несколько врачей, я совершенно безумен. Галлюцинации, паранойя, шизофрения, множественное расстройство личности, этот список можно продолжать. Я был обычным мужчиной рабочего класса, со своей заурядной мечтой. У меня были жена и двое детей. Много зарабатывал, мало тратил. У меня все это было. Затем все пошло наперекосяк. Все усложнилось настолько, что я перестал понимать.

Мы с женой всегда мечтали побывать на Британских островах, но долгое время у нас не было денег. Потребовалось семь лет и два повышения на работе, чтобы мы смогли подумать рационально. В общем, спустя месяцы кропотливых приготовлений мы оказались на самолете, летящем над Атлантическим океаном. Лишь мы вдвоем. Подальше от детей и работы. Ничего, кроме прекрасного пейзажа и отдыха в следующие 24 дня.

Перенесемся на неделю вперед. Посетив множество знаменитых мест в столице, мы решили посмотреть несколько небольших мест на природе. Сложив все необходимое в сумку, мы сели в такси и направились в сельскую Англию. Именно здесь все пошло не так. Не то чтобы всему миру наступит конец, нет, но ощущение было именно таким. По дороге нам попалась среднеукрашенная мастерская старого портного. Он сказал, что шьет костюмы, которые держатся более 65-ти лет. Меня это заинтересовало. Я решил немного потратиться и купить один. Ничто не сравнится с костюмом, сшитым лично портным. После того как я заплатил и вызвал такси, мой взгляд привлекла картина на стене. Она была старой. Черно-белой. С середины 50-х. На ней был очень высокий и худой человек в костюме, стоящий на травянистом поле. Его лицо было словно размыто и изображено нечетко. Картина была старой. Я не стал предаваться долгим размышлениям. Тем не менее, что-то в этой картине нервировало. От нее исходило странное предчувствие. В ней ощущалось что-то...угрожающее. Я спросил об этом портрете, но старик отказался говорить. Он лишь подлил масла в мой умственный огонь.

Дни сменяли друг друга, и мы с женой посмотрели каждое зрелище, каждый зАмок, каждый зеленый холмик, какой только смогли, но, увы, пришлось возвращаться. Какая-то часть нас хотела остаться, но мы были слишком истощены. Мы не могли больше проводить здесь время. Полет домой был расплывчатым, так как по большей части мы спали, а на машине возвращались как в тумане. Нам просто нужно было отдохнуть. Сев за руль, я почувствовал, что чего-то недостает. Что-то было не в порядке. То же чувство я испытал, когда смотрел на картину в домике портного. Это было чувство страха вперемешку с любопытством. Мне не хотелось вспоминать, но так или иначе, мысленно я возвращался к ней. Когда я вышел из машины и встал на твердую землю, колени внезапно подогнулись. Приземлившись на правую руку, я понял, что не в силах подняться. Должно быть, усталости накопилось больше, чем я представлял. Жена помогла мне встать и довела до кровати. Казалось, что я усну на очень долгое время.

Точнее, я думал так.

Той ночью меня терзали кошмары о человеке в костюме на травянистом поле. В самом деле нельзя было назвать плохим сном лишь его присутствие в моем подсознании, преследующее меня. Он просто стоял, неестественно высокий и худой. Не имея лица, он стоял, смутно напоминая человека. Не имело значения, насколько я устал, его лицо не обретало четкости. Было похоже, что картина ожила в моих мыслях, но по-прежнему осталась неизменной. Так продолжалось, пока внезапно меня не разбудил звук разбитой лампы.

Я промчался в два пролета по лестнице, что вела в гостиную. Вооружившись одним лишь бруском, которым мы пользовались в качестве дверной пружины, я медленно подкрался к месту, где могла находиться единственная лампа в доме. Пригнувшись, я подобрал осколок, дабы осмотреть его, когда ощутил небольшой порыв ветра за спиной, словно кто-то пробежал мимо меня. Я среагировал быстрее ошпаренного кота. Развернулся вокруг, чтобы проверить, кто или что это было. Глазам до сих пор было непривычно, потому я не разглядел ничего, кроме тьмы. Вслед за этим попытался прислушаться. Ничего. Ни одного звука. Даже дыхания не было слышно. Возможно, то был остаток моего кошмара, или это усталость дурачит меня. А может, то был небольшой толчок, из-за которого светильник скатился на сантиметр со стола. Я был опустошен, устал и мне сильно хотелось поспать, не видя никаких кошмаров.

Но этого не произошло.

Весь остаток ночи "тонкий" человек заполонил все мои мысли. Все же он был слегка необычен. На первый взгляд лишь казалось, что он тщательно прячется за деревьями. Только в оригинале на фото он был полностью уязвим. Даже подсознательно я хотел, чтобы поблизости не было леса, зная то, что он мог бы там затаиться. Наблюдая за мной. Анализируя меня.

У меня не заняло много времени, чтобы вырваться из объятий сна. Взглянул налево. Часы показывали 10:46 утра. Взглянул направо там сладко спала моя жена. Я выбрался из кровати и стал медленно спускаться вниз. Я уже представлял, как орет телевизор и как дети впились глазами в его экран, но вскоре вспомнил, что они гостили в доме у бабушки. Сегодня они должны были вернуться. Я буду скучать по спокойствию и тишине без них. Однако все было в порядке по детям я скучал еще сильней. Я продолжал спускаться по лестнице, надеясь поиграть в пасьянс на компьютере, как вдруг что-то заставило меня почувствовать себя крайне ослабшим и опустошенным. Светильник. Он не разбился. Но и не был вновь приобретенным. Кто-то собрал осколки и наспех склеил их вместе. Это даже не напоминало собой клей. Он был черным и эластичным, как смола. Я хотел было попробовать его на вкус, дабы понять, чем он является, но сразу отказался от плохой затеи. Нужно разбудить жену. Как можно скорее. Я был близок к панике.

Я объяснил ей о произошедшем прошлой ночью, о лампе, кошмарах и всем остальном. Она лишь закатила глаза и сказала, чтобы я не переутомлялся. Ох уж, эти женщины. Порой я думаю, что они делают это нарочно. В общем, все еще обеспокоенный тем утром, я заставил себя выглянуть в лес, что за нашим домом. Там было очень тихо. Ничего из ряда вон выходящего. Также там было не темно, поэтому он не выглядел зловеще, как это порой случалось ночью. В частности этой ночью я был жутко подавлен. Вдруг краем глаза я увидел свет, от которого чуть не выпрыгнул из кожи. При таком же свете засыпают маленькие дети. Клянусь, я слишком много об этом размышлял. Я и минуты не мог усмирить свои нервы.

Прошло несколько часов. Мы играли с детьми. Отправили их спать. Расслабились на диване. Жена уснула на моей груди. Я задремал. Медленно закрыл глаза. Так не продлилось долго, ибо тишина была нарушена, и мы с женой проснулись. Наверху разбилось окно. В панике мы бросились наверх что было мочи. Наш старший сын, напуганный до чертиков, указал на дверь в комнату своего брата. Без раздумий я вышиб дверь. Лишь ночник в дальнем углу источал свет в кромешной тьме. И он был там. Человек из моих снов. Парящий над кроватью моего сына.

Увидев его, я действовал, не зная даже, что происходит. Удары шли от него один за другим. Длинные черные волоски хлестали все вокруг. Последнее, что я помню, было то, что меня крепко держат над землей и швыряют в стену. Тогда я и потерял сознание. Когда пришел в себя, жена была вся в слезах. У меня были сломаны три ребра. Сын исчез. Тонкий человек забрал его и я не знал, что мог бы сделать. Но я знал он вернется, и тогда я до него доберусь.

Остаток дня кипел эмоциями. Жена едва могла перестать рыдать. Другой мой сын пребывал в состоянии шока. Мне почти не удавалось мыслить разумно. Впрочем, я вызвал полицию. Сказал им, что моего сына похитил человек в длинном темном костюме. Я утаил подробности о волосках, боясь, что мне не поверят. Но это была лишь верхушка айсберга моих проблем. Мне нужно выяснить, когда он вернется.

Прибыла полиция и взяла у нас показания. Они осмотрели комнату сына. Наскоро прочесали лес снаружи. Казалось, те не нашли ни одной улики. Они уже собирались уйти, когда что-то высоко на ветке зацепило их взгляд. Это был обрывок ткани. Черной. В тонкую полоску. Больше смахивало на костюм, что я купил в поездке. Я сообщил об этом полицейским и те попросили взглянуть на него. Я с радостью показал им, как пройти. То, что они обнаружили, когда открыли дверцу шкафа, оказалось за гранью понимания. Там был обернутый в мой ныне изодранный костюм сын. Весь залитый кровью. Без сознания. И я, и полицейские испытали от этого шок и отвращение. Именно тогда я потерял сознание.

Когда я пришел в себя, то оказался в незнакомом месте. Крашенные серым стены. Крошечные окна на одной из них. Один довольно простецкий стол. Прекрасно, я был в комнате для допроса. Я сидел там один целый добрый час, пока совершенно реальный человек не вошел сюда. Сейчас я не могу припомнить подробностей тех событий, поэтому постараюсь передать суть разговора как можно лучше. Офицер сказал: "Ваш сын не выжил. Глубочайшие сожаления вам и вашей семье. Ваша виновность не доказана, но улики указывают именно на это. Проводится дальнейшее расследование. Вас доставят домой, но вы будете содержаться под неусыпным надзором..." и так далее, и тому подобное.

До дому меня довезли на заднем сиденье в полицейском круизере. Последний раз такое случалось в школе, когда вандализм считался чем-то крутым. Я был встречен с распростертыми объятьями моей до сих пор плачущей женой и лишенным всяких эмоций сыном. Возвращаться сюда было нелегко. К счастью, нам не удастся остаться вместе надолго. Полицейский объяснил, что мы с ним поедем в гостиницу на пару дней. Мы собирали вещи, когда мой взгляд зацепила картинка на холодильнике. То был рисунок моего покойного сына. Когда я увидел ее, сердце чуть не замерло. Нарисованный красивыми мелками, какие только возможно представить, он изображал моего сына, стоящего рядом с высоким безликим мужчиной в черном костюме. Убедившись, что никто не видит, я спрятал его в карман.

Гостиница была такой, какой и ожидалось ее видеть. Обычные обои. Пара двойных кроватей. Телевизор. Дешевый дизайн с цветочками на всем вокруг. Мы заселились туда, распаковали багаж и улеглись. Я же направился в ванную, единственное место, что я мог считать уединенным. Закрыв дверь, я достал из кармана рисунок. Осмотрел его на предмет зацепок, но безуспешно. Все, что я увидел это сырой рисунок и его имя, написанное в нижнем углу. Загвоздка, что больше всего меня нервировала, заключалась в том, что фактически у тонкого человека не было лица. Он больше напоминал силуэт. Ни одной приметной черты. Это пугало меня не на шутку. Но сегодня я пережил достаточно стресса. Надо поспать. Ужасно хочется спать.

Ночь выдалась тяжелой, но до сих пор мне как-то удавалось справляться. Не снилось ничего, связанного с тонким человеком. Затем раздался шум со стороны двери. Я пребывал в полусонном состоянии, и это напугало меня до усрачки. Я посмотрел направо. 5:15 утра. Поднявшись с кровати, я очень неспеша открыл дверь. За ней стоял офицер, что привез нас сюда. По лицу его было видно, что он в панике. Он сказал, что мой сын пропал. Мне это ни о чем не говорило. У меня заняло минуту, чтобы проснуться и вновь ухватиться за реальность. Тело моего сына пропало. Украдено прямо из больницы. Однако на это раз я знал, где оно было.

Мне нужно вернуться обратно в лес. Нужно отыскать останки моего костюма. Это единственный способ остановить тонкого человека. Но я знал, что все будет не так-то просто. Спросил офицера, может ли он довезти меня домой под предлогом, что я что-то там оставил. Мгновение поразмышляв, он нехотя согласился. В этот раз мне позволили сесть на пассажирское место. Поездка была без происшествий. Попытался немного поспать. Коп не заводил разговоров. Добравшись до места, я с особой тщательностью убедился, чтобы никто меня не видел. Войдя в дом с передней стороны и мгновенно выйдя через задний двор, я направился в лес.

Все еще было очень темно, поэтому пересекать площадку с деревьями, посаженными то там, то тут, оказалось нелегко. Единственным источником света была луна. Так я шел, почти вслепую, в надежде отыскать какой-нибудь лоскут своего костюма. Это казалось невозможным, по крайней мере посреди ночи. Я заприметил лист бумаги. Белая его часть напоминала собой воспаленный палец. Наклонившись, чтобы подобрать листок, и повернув его к свету, я увидел то, целиком ошарашило меня. Это был еще один рисунок сына, с ним самим и тонким человеком. Однако в одном он отличался. На нем было изображено еще три человека. Мальчик того же роста как сын, девочка постарше и еще мальчик, такой же большой, как девочка. Вскоре я все понял. Это были мы. Наша семья. Мой сын нарисовал нас вместе с тонким человеком. Затем я увидел луч света. Это был офицер. Я подбежал и показал ему рисунок. Объяснил это тем, что моя семья находится в большой опасности. Он сказал лишь, что ничем не может помочь. Сказал, что нам нужно сесть в машину и вернуться в гостиницу.

Миллионы мыслей проносились в голове. Должен ли я повиноваться? Сопротивляться? То, что я сделал впоследствии, не сравнимо с тем, как если бы я просто развернулся и побежал, я не знаю причину своих действий и, оглядываясь назад, не хочу знать. Я подчинился просьбе копа и проследовал к машине. Уловив момент, когда тот повернулся спиной ко мне, подобрал 6-тикилограммовый камень и ударил им об голову офицера. Тот немного подергался и упал ничком. Забрав у него ключи, я побежал к машине. По-прежнему было темно. Мне нужно вернуться в гостиницу.

Притормозив непосредственно у гостиничной парковки, я устремился к двери, где мы остановились. Распахнул дверь, дабы увидеть то, чему я так пытался помешать. Среди всей той крови, что залила комнату, лежали три тела, создавая собой окружность вокруг тонкого человека. Он повернулся и взглянул на меня. Его пустые несуществующие глаза впились глубоко в меня. Эмоции, которых я никогда раньше не испытывал, эмоции без названий заполнили мое тело и разум. Словно он заставлял меня ощутить все то, что он когда-либо чувствовал. С протянутой рукой, он сказал мне лишь одно. То, что навеки закрепилось на дне моей памяти.

"Спаси меня ..."

Вой сирен раздавался позади меня. Обернувшись, я увидел, как полицейские машины заполняют парковку и как копы вылезают из них. Пользуясь дверьми машин в качестве щитов, они направили свои пистолеты на меня, и я поднял руки над головой. Медленно обернувшись назад, я увидел, как тонкий человек растворяется в ничто, оставляя лишь лохмотья костюма в куче на полу. Он убил мою семью. Моя жизнь никогда не станет прежней. И еще, что-то подсказывало мне, что я больше его не увижу. Мне не удастся потребовать расплаты, даже если я пойму, как это сделать.

Все, вплоть до белых мягких стен, не до конца понятно для меня. Мне сказали, что после того как меня увидели в гостинице с моим ДНК на костюме, я стал первым на подозрении в убийстве. После того как меня арестовали и провели пару тестов, ответом на которые были лишь неразборчивые звуки, меня поместили в это место. Белые мягкие стены. Те же стены, что я вижу каждый день, день за днем.

Никому невдомек, что случилось со мной и моей семьей. Эмоции, которые мне передались, заставили меня потерять способность говорить. Теперь я могу лишь писать и рисовать. Я записываю эмоции, что ощущал тонкий человек. Рисую вещи, которые он повидал. Именно они держат меня здесь. Я жертва эмоций другого человека. Порой я ощущаю, словно я стал им. Словно мы стали одним человеком. В тот день я понял кое-что.

Мы оба.

Мы оба тонкие.

***

Гвозди

Здравствуйте. Хочу поделиться историей, произошедшей с моим старым знакомым. Не скажу, что у нас были приятельские отношения. Просто знали друг друга с детства и общались по мере возможности. Случилось это в городе Перми, в марте 2006 года. Событие произвело резонанс в узких кругах и, по-моему, даже где-то появлялось в печати, но в более мягком виде.
Неожиданный звонок застал меня врасплох. Увидев на дисплее номер абонента, я в нерешительности нажал кнопку вызова. Странно, он практически никогда мне не звонил.
“Да?” спросил я.
“Андрюха привет. Дело есть. Поговорить надо срочно.” произнес хриплый и незнакомый голос из трубки.
“Серега, это ты?” от его скомканных фраз мне почему-то стало не по себе.
“Да я это, я. Ну что, сможешь? Давай через полчаса у подъезда?” в его голосе слышалась мольба. С такими интонациями обычно больной просит, чтоб ему сделали эвтаназию.
“Да, да. Давай встретимся. Хоро” мой голос оборвался, услышав в трубке гудки.
Не прошло и двадцати минут, как во дворе послышался визг автомобильных покрышек. Узнав в окне силуэт Сереги, я быстро оделся и выскочил из квартиры на крыльцо.
Вид у него был потрепанный. Круги под глазами и взлохмаченные волосы говорили о бессонной ночи. А глаза придавали ему вид перепуганного кролика.
Далее я привожу наш диалог, за исключением своих возгласов, вопросов и комментариев. Себя я исключил намеренно, так как рассказ грозил вырасти в два раза.

“В общем, слушай. Квартиру мне купили, однушку. Недалеко тут, на Стаханке. Родители ведь предупреждали Знаешь, как по традиции въезжают в квартиру? Ну да, коты там, свечки освященные. Блин, дурак Ты же знаешь меня? Так вот, я вместо всего этого решил другим методом воспользоваться. Каким, спрашиваешь? Поджег веник и как поп с кадилом начал ходить и обмахивать каждый угол. Да знаю, что идиот, знаю! Я еще говорил там всякую ерунду на манер священника. А, что? Например? Ну например бесы сраные, духи говняные, подите прочь”Да не смешно мне теперь, наоборот даже!!! Дальше ремонт, новоселье, ну как полагается. Въехал, значит, и примерно через месяц началось. Да не торопи ты, сейчас расскажу. Приблизительно около часа ночи я услышал какую-то хе*ню. Ну звук странный. Как будто молотком какой-то чудак диски правит. Ну колотится и пускай себе колотится, черт с ним. Лег спать. Просыпаюсь, слышу звук уже не за окнами, а на кухне. Какой, какой? Охрененно страшный, вот какой! Ты забивал когда-нибудь гвоздь в бетон? Ну вот, примерно такой и был звук. Да обезумел, что ли? Ничего я не употребляю! Я подрываюсь, бегу на кухню. Думаю, если вор, то голову ему точно откручу. Подбегаю к выключателю. Включаю свет. И нифига нет. Ни воров, ни воровок. Нет, нет. Не показалось. Этой ночью больше такого не повторялось. Зато на следующую ночь.
По такому же сценарию. Те же стуки, все так же. Только теперь я увидел. Увидел, понимаешь? Да каких нафиг эльфов с молоточками? Гвоздь там торчал из стены. Гвоздь. Старинные раньше были, дюймовые. Вот именно! Блин, Андрюха, что делать-то теперь? Что дальше было? А дальше вообще как по Стивену Кингу. Каждую ночь еще гвозди прибавлялись. А я знаю? Только через неделю у меня вся стена ими была заколочена. Кому показывать-то? Свет включаю есть гвозди. Всю ночь торчат, сволочи. А на утро пропадают. Вспомнил. Хотел одной показать. Девчонка ночевала у меня. И ни черта не произошло. Тихо было, как в морге. Самое страшное впереди. Видишь руку? Забинтована. Так вот, просыпаюсь позавчера от дикой боли. Смотрю, а из ладони этот самый гвоздь торчит и кровищи кругом Потом сознание потерял. Как пришел в себя, сразу ноги в руки и оттуда. Больше я там не появлялся. Почему тебе рассказал? Не знаю. Просто другие не поверят. А ты, если что случится, напиши куда-нибудь. Предупреди других. Всякое может случиться”.

Не скажу, чтобы я ему поверил. Но все равно ощущение было не из приятных. После этих событий он переехал куда-то в соседний район. Известий от него никаких не поступало и на время я забыл о произошедшем. Но примерно в конце 2009 года на вечеринке мне рассказали, что с ним произошло. Кто-то говорит, что это были бомжи, кто-то сектанты, а кто-то намекает на криминал. Достоверность в этих слухах лишь одна. Его нашли в заброшенном деревянном домике на окраине города. По всему телу в него были вбиты гвозди. Старинные дюймовые гвозди. А последний звонок, как установили сотрудники правоохранительных органов, был сделан мне. Незадолго до смерти.

***

Генри Каттнер, "Кладбищенские крысы"

Смотритель самого старого и заброшенного кладбища Сэлема, старик Мэссон, не столько занимался кладбищенскими делами, сколько враждовал с крысами. Они жили здесь давно, перекочевав с верфи. Это была целая колония удивительных крупных крыс. Заняв место смотрителя после необъяснимой пропажи своего предшественника, Мэссон первым делом решил заняться крысами, вернее, их изгнанием. Сначала он ставил ловушки, а затем стал подбрасывать к их норам отравленную приманку, но все его усилия были тщетны. Крысы жили, и не просто жили, а продолжали плодиться. Казалось, что с каждым днем их становится все больше, и полчища этих отвратительных грызунов носились по кладбищу, как бы насмехаясь над Мэссоном.
Крысы, обитающие на кладбище, были очень крупными некоторые экземпляры достигали в длину тридцати пяти сантиметров, не считая хвоста. Мэссон иногда встречал крыс размером с большую кошку. Когда могильщики рыли очередную могилу, им попадались такие норы, которые можно было скорее назвать зловещими туннелями. Создавалось впечатление, что их вырыли не крысы, а человек, чтобы путешествовать по ним на четвереньках.
Иногда, удивляясь размеру нор, Мэссон вспоминал пугающие легенды, которые рассказывали ему старожилы старинного Сэлема города ведьм. Больше всего его поразили легенды о тайной жизни каких-то существ нелюдей, якобы существующих в заброшенных подземных норах. Правда, Мэссон успокаивал себя тем, что времена Коттона Матера, искоренявшего дьявольские секты, поклонявшиеся Гекате и темной Магна Матери, миновали, но мало что изменилось в древнем Сэлеме: все так же кренились друг к другу закопченные домики с черепичными крышами над мощенными булыжником улицами, и вечерами в домах шепотом велись разговоры о мрачных подземных пещерах и подвалах кладбища, хранящих свои тайны.
Тайны тайнами, но старики, покачивая седыми головами, уверяли, что в пещерах под старинным кладбищем Сэлема живут существа пострашнее червей и крыс.
Свирепые грызуны, конечно же, не вызывали симпатии у Мэссона, и он остерегался их, сознавая опасность такого соседства, таящуюся в острых, словно иглы, зубах, но у него не было страха, который испытывали старожилы перед заброшенными домами, населенными крысами.
Смотрителю не раз приходилось слышать о каких-то упырях, живущих глубоко под землей и управляющих крысами. Мудрые старцы шептали, будто крысы это связные, снующие между этим миром и мрачными древними подземельями глубоко под Сэлемом. Рассказывали также, что тела из могил крысы похищают для ночных подземных пиршеств.
Мэссон не верил басням, но, главное, он по мере своих сил старался скрыть от окружающих само существование крыс на кладбище. Это было трудно, так как крысы взаперти не сидели. Однако Мэссон понимал, что если начнется выяснение обстоятельств того, что и как творят крысы, то могут повскрывать многие могилы.
И если несколько изгрызенных гробов можно было бы списать на крыс, то как объяснить увечья, которые будут обнаружены на еще сохранившихся, недавно захороненных телах?
Золото высокой пробы, используемое для зубных протезов, очень часто так и остается на покойниках. Ну, еще есть одежда. Но это мелочи, потому что гробовщик поставляет для похорон недорогие и легко узнаваемые костюмы. Золото же не одежда, и в этих случаях Мэссон не был особенно брезглив. Золото есть золото, и как оно добыто неважно. Ведь в принципе смотритель никого не убивал и не грабил, а просто пользовался ротозейством или недосмотром родственников покойного.
Был и еще один источник доходов: студенты-медики или не очень известные врачи, которым тоже были необходимы трупы. при этом им было все равно, где их удавалось раздобыть.
Пока Мэссону удавалось избегать расследований, и он, безусловно, яростно отрицал существование крыс на вверенной ему территории, хотя они и лишали его добычи. Смотрителя мало заботило, что происходит с телами усопших после его обработки, но он очень хорошо знал, что крысам случалось утаскивать покойников сквозь дыры, которые прогрызали в гробах. Иногда Мэссон задумывался над тем, почему гробы всегда оказывались прогрызены в торце и никогда сбоку или сверху. Казалось, крысами руководило какое-то разумное существо...
Вот и сейчас смотритель стоял в отрытой им могиле, выбрасывая лопату за лопатой рассыпчатую влажную землю. Накрапывал дождь, вернее, даже не дождь, а мелкая холодная морось. Уже почти месяц над Сэлемом висели набухшие черные тучи. Кладбище представляло собой сплошное месиво хлюпающей грязи, из которой неправильными рядами выглядывали мокрые мрачные надгробья. Даже крысы сидели в своих норах, и Мэссон уже несколько дней их не видел. Наконец показался деревянный гроб. Смотритель встал на него и нахмурился.
Похороны состоялись на днях, но Мэссон не осмелился пойти за добычей сразу же, так как родственник покойного приходил на могилу даже в сильный дождь. <Однако как бы этот родственничек ни переживал утрату, так поздно да еще в такую погоду он вряд ли появится здесь>, с усмешкой подумал Мэссон. Очистив крышку гроба от земли, он выпрямился, отложил лопату в сторону, а затем вытащил из кармана фонарь и зажег его. Потом наклонился и с фонарем осмотрел защелки гроба.
Внезапно он оцепенел: под ногами кто-то шевелился и царапался, будто внутри гроба что-то двигалось. Страх парализовал его, но всего лишь на одно мгновение. На смену суеверному ужасу пришла ярость: крысы в который раз опередили его!
В гневе Мэссон схватил лопату, подсунул ее под крышку гроба, расшатал ее и потом руками скинул крышку на землю. Затем взял фонарь и направил в открытый ящик.
Холодный луч света осветил белую атласную обшивку пустого гроба. Заметив какое-то шевеление в изголовье, Мэссон осветил это место. Торцевой стенки гроба почти не было: она была прогрызена, а гроб был как бы соединен с подземным коридором. Мэссон даже заметил черные ботинки... Уже плохо соображая, что делает, он торопливо плюхнулся на четвереньки и попытался схватить уплывающего покойника за ноги, но при этом упустил фонарь, и все погрузилось в темноту.
Какое-то время он держал покойника за ботинки, но послышался пронзительный крысиный писк и ботинки остались у него в руках. Добыча же ускользнула. Он поднял фонарь и осветил коридор. Он был широким настолько, что в него вполне мог пролезть человек. Мэссон очень удивился: какие же это должны быть крысы, чтобы вырвать у него покойника прямо из рук и утащить его. Но алчность взяла верх. Он вспомнил изящные запонки и настоящую жемчужину в галстучной булавке покойного. Ни секунды не медля, Мэссон пристегнул фонарь к поясу и влез в нору. Его очень взбодрила мысль о лежащем в кармане револьвере.
В туннеле было тесно, но Мэссон все же понемногу продвигался вперед. Прямо перед собой в свете фонаря он видел волочащиеся по туннелю ноги усопшего. Мэссон решил, что если через минуту не нагонит тело, то повернет обратно. В туннеле сильно пахло падалью. Вновь Мэссона охватил страх, но алчность подгоняла вперед. Он полз и полз дальше, миновав несколько боковых проходов. Стены были мокрыми и осклизлыми. Один раз за ним что-то обрушилось. Когда это случилось во второй раз, Мэссон остановился и оглянулся.
Позади него лежали комья земли, и было похоже, что обратно ему пути нет. Сердце смотрителя учащенно забилось, пульс отдавался в висках, и он решил остановиться, отдав добычу неведомым тварям, продолжавшим тащить тело покойного дальше. Но, решив вернуться, Мэссон не учел одного: туннель был слишком узок для того, чтобы в нем можно было развернуться в обратную сторону.
Мэссон едва не поддался нахлынувшей на него панике, но, взяв себя в руки, вспомнил о боковых ходах. Неуклюже попятившись до ответвления, Мэссон развернулся и, не обращая внимания на боль в натруженных коленях, быстро пополз обратно.
Не успел он проползти и десяти шагов, как его ногу пронзила внезапная острая боль; он почувствовал впившиеся в него зубы и отчаянно дрыгнул ногой. Послышался резкий писк и топот множества убегающих ног. Посветив назад фонарем, Мэссон оцепенел: целое скопище огромных крыс смотрело на него глазами-бусинками. Крысы были ужасны: одни размером с кошку, другие еще больше. За ними виднелась чья-то фигура, впрочем, быстро спрятавшаяся в тень. Мэссон едва не лишился чувств, не столько разглядев, сколько почувствовав размеры этой твари.
Увидев свет, крысы как бы споткнулись, но тут же вновь двинулись вперед. Мэссон вспомнил, что у него есть револьвер, немыслимым образом извернулся и, достав его из кармана, прицелился. Выстрел на минуту оглушил его, а наполнивший нору дым вызвал приступ кашля. Когда же дым рассеялся, Мэссон увидел, что крыс нет. Он спрятал оружие обратно в карман и быстро пополз по туннелю, но уже через несколько секунд крысы догнали его и набросились вновь.
Сколько их было? Он потерял им счет. Они кусали его, отталкивая друг друга и яростно вереща. Мэссон завопил и, выхватив револьвер, выстрелил не целясь. Крысы снова отступили, но уже не так далеко. Воспользовавшись паузой, Мэссон изо всех сил пополз вперед, держа револьвер наготове.
Услышав сзади шорох, он посветил фонариком, и луч высветил огромную серую крысу, следившую за ним злющими глазками. Ее длинный чешуйчатый голый хвост медленно двигался из стороны в сторону, как у кошки, следящей за мышью. Мэссон закричал, и крыса отступила.
Смотритель пополз дальше, но остановился, нащупав сбоку локтем пустоту туннель здесь раздваивался. Впереди лежал бесформенный ком глины, и Мэссону показалось, что это глыба, рухнувшая с потолка туннеля. Когда же он посветил себе фонариком, оказалось, что это человеческое тело.
Вообще-то эту коричневую высохшую мумию назвать человеком было уже трудно. К великому ужасу Мэссона, мумия двигалась, мало того, она ползла прямо на него. В тусклом свете смотритель увидел приблизившееся к нему вплотную химерически страшное лицо, похожее на лицо давнишнего трупа, оживленного силами ада. Безумные, вылезшие из орбит глаза говорили Мэссону, что мумия была слепа. Издав звук, похожий на стон, мумия подползла к Мэссону, вытягивая потрескавшиеся окровавленные губы в кошмарной гримасе голода. И смотритель застыл на месте, парализованный ужасом и отвращением...
Путь вперед был отрезан, и Мэссон, опомнившись, в отчаянии метнулся в боковую нору, слыша за спиной возню и стоны ползущего за ним существа. Мэссон потерял ориентацию: единственным его желанием было уйти из этого наваждения и, крича, он протискивался в узкий ход. Он полз торопливо, раня ладони и колени об острые камни. Грязь сыпалась на голову и плечи, попадала в глаза, но он полз, не останавливаясь ни на миг, задыхаясь, ругаясь и молясь.
На него вновь с визгом напали крысы с такой яростью, что ему с трудом удалось отбиться от их свирепых укусов. Туннель все сужался. Мэссон в страхе кричал, лягался и стрелял, пока не кончились патроны, но крыс все же отогнал.
Вскоре Мэссон почувствовал, как что-то сильно оцарапало ему спину: это был огромный камень, образующий в этом месте как бы крышу туннеля. Камень чуть поддался под напором тела, и в полуобезумевшем мозгу Мэссона мелькнула мысль: если бы ему удалось обрушить камень и закупорить собой туннель!
Из-за дождя земля была влажной и податливой. Мэссон принялся подкапывать камень. Крысы приближались и приближались, но он продолжал лихорадочно отгребать землю руками. Камень начал поддаваться. Наконец Мэссон потянул изо всех сил, и камень зашатался в своем гнезде.
Вдруг смотритель увидел, что к нему приближается крыса-гигант, которую он уже видел раньше, серая и жуткая, с оскаленными зубами; за ней со стонами ползла слепая мумия. Мэссон, напрягшись, навалился на камень и, почувствовав, что он заскользил вниз, отпрянул. Камень обрушился позади него, и Мэссон услышал предсмертный крик крысы и вопль ползущего за ней нечеловека. Комья грязи посыпались на ноги. Что-то тяжелое навалилось на них, так что он с трудом сбросил мешавший ползти труп. Туннель рушился по всей длине!
Задыхаясь от страха и нехватки воздуха, Мэссон пополз дальше вперед, а земля продолжала осыпаться следом. Ход сузился до того, что ему приходилось теперь извиваться наподобие угря, и вдруг он ощутил под закостеневшими пальцами рвущийся шелк и уперся головой в преграду. Он распластался на животе, а когда хотел приподняться, обнаружил, что свод располагается лишь в нескольких сантиметрах от спины. Мэссона охватила паника.
Он понял: когда слепая тварь преградила ему путь, он в отчаянье бросился в боковой туннель, из которого не было выхода. Мэссон оказался внутри гроба одного из тех, торец которого выгрызли крысы!
Он хотел было повернуться на спину, но и это ему не удалось: на него неумолимо давила крышка гроба. Мэссон собрался с последними силами и уперся в крышку, но та даже не шелохнулась.
Впрочем, даже если ему и удастся выбраться из гроба, сможет ли он пробиться через плотно спрессованные над ним два а то и три метра земли?
Мэссон начал задыхаться: воздух был зловонным и нестерпимо горячим. В приступе страха он в клочья разодрал шелковую обивку, потом попытался ногами откинуть обрушившуюся в туннель и преградившую путь назад землю. Если бы Мэссону удалось развернуться, возможно, он смог бы с помощью пальцев проделать отверстие для воздуха... Воздух!
Грудь словно пронзило раскаленной добела стрелой, затрепетавшей в глазных яблоках, а голову раздуло до огромной величины, и вдруг раздался ликующий визг крыс. Мэссон в истерике забился, но через мгновение затих. Веки его сомкнулись, почерневший язык высунулся изо рта, и смотритель погрузился в черную бездну, унося с собой заполнивший уши безумный крысиный визг...

***

Гипноозеро

В последнее время у меня появилась привычка гулять по поселку перед сном. В темноте, с любимой музыкой в наушниках, наедине с собой. Неплохо помогает в ситуациях, когда раздражает все на свете. Такие прогулки успокаивают, на свежем воздухе в голову приходят свежие мысли, меняется взгляд на ситуацию, да и на сон такая традиция влияет положительно.

Знакомые на этот вывих мозга реагируют покручиванием пальца у виска и фразами типа: "Вооооо дура..." и "Как тебе не стремно там гулять?". Действительно, моя прогулочная дорожка проходит на некотором расстоянии от многоэтажек, через гаражи и мимо озера. Собственно, на этом предыстория заканчивается и начинается история, после которой я еще долго буду лечить нервы.

К слову, воды я боюсь, и не только из-за того, что не умею плавать. Есть в ней что-то до черта пугающее, мистическое. Но этого озера я не боялась. Наверное потому, что оно не было скрыто за деревьями, чтобы собирать вокруг себя темноту, не было настолько большим, чтобы пугать бесконечностью. Спокойное, красивое озеро. В тот вечер, а точнее в ту ночь, я гулять не планировала, но ситуация угрожала нервным срывом, от любого шума возникало желание бросить что-то тяжелое в его источник, уснуть не получалось, поэтому я забив на то, что общага закрывается через несколько минут, заткнув уши музыкой поплелась по знакомому маршруту. Погода была то еще говно: пронизывающий холодный ветер и моросящий дождь. До конечной ЖД переезда я дошла на удивление быстро, эффекта от прогулки не наблюдалось, все бесило еще больше, а идти обратно не было смысла. Наконец просидев под навесом добрых полчаса я немного успокоилась и решила возвращаться (если вахтерша еще не спит, то за спасибо и шоколадку впустит).

По ощущениям времени было около полуночи, точно не могу сказать, телефон остался в комнате. Проходя мимо озера, остановилась: таким прекрасным я его еще не видела в воде отражался свет из окон расположенных неподалеку многоэтажек и чистое ночное небо. В какой-то момент до меня дошло, что это не есть правильно. Погода не соответствует пейзажу. Я перевела взгляд на небо и увидела правильную картину тучи, ни луны, ни звезд. В наушниках заиграл новый трек, спокойный, мелодичный, какой-то гипнотизирующий... Наверное, в тот момент мой разум отключился, т.к. тот факт, что я сроду такую музыку не слушаю, меня не волновал совершенно. И я снова посмотрела на озеро. Сложно описать словами, что это было. Казалось, что я увидела рай на земле. Вода была совершенно ровной, несмотря на ветер, казалось, что небо находится в озере, а не отражается. Отраженные звезды едва заметно хаотично двигались в воде, будто танцевали. Ничего не соображая, я шла к озеру... Резко наступившая тишина заставила очнуться я стояла по пояс в воде, плеер затопило нахрен. Дурея от осознания происходящего, онемевшими от ледяной воды ногами я неслась к берегу. Не знаю, сколько раз я падала, полностью погружаясь в воду, и сколько времени это заняло, но я выбралась из этого проклятого озера и побежала. В голове только одна мысль "ВАЛИТЬ НАХРЕН!!!" вперемешку с матами. Даже не помню, кричала я тогда или нет.

Остановилась только перед общагой и стала лупить в дверь руками и ногами. За это время немного успокоилась, отдышалась. Офигевшей от моего вида вахтерше сказала, что любовалась ёбанным озером и слишком близко подошла к воде. Так же отмазалась от соседок. По-быстрому обмылась и полезла греться под одеяло.

Но утром меня ждал пиздец. Проснулась с ужасной болью в ногах, посмотрела на них и чуть не заорала: все от колен до стоп было в синяках и царапинах. Хотя царапины это очень мягко сказано. Как я этими отбивными бежала не понимаю, видимо холодная вода и шоковое состояние все там обезболили. Джинсы превратились в НЁХ, лохмотья, тряпье, как хотите называйте. И если мои глюки еще можно как-то объяснить, то синяки никаких объяснений, кроме рук, затягивающих на дно не вызывают. Да вообще удивительно, что я, физически слабая и от природы тормоз, смогла выбраться из этой жопы.

Понятно, что теперь меня под дулом пистолета не заставишь пойти к тому озеру, к тому же плеер замолчал навеки, ноги болят, а купание в ледяной воде надолго уложило в больницу с пневмонией. Но когда думаю о том, что руки в озере могли оказаться сильнее, понимаю, что все эти последствия просто мелкие неприятности...

***

Голова быка

Да, много я слышал страшных историй, много страшных рассказов прочел... господин С. вдруг задумался и посерьезнел. Но самый ужасный рассказ...

Да, да, понимаю! господин Т. как-то странно взглянул на него. "Голова быка", не так ли?

Господин С. слегка побледнел и опустил глаза:

Вы угадали... Жуткий рассказ...

Только прошу вас, не вспоминайте подробностей! голос господина Т. дрогнул, выдавая крайнее волнение.

И дело ведь не только в том, что рассказ страшный, продолжал господин С., словно не слыша собеседника, это еще куда ни шло. Но какой осадок остается... Отвратительный... Даже передать трудно...

Да, да, да... господин Т. взмахнул рукой и беспокойно заерзал на стуле, украдкой поглядывая на меня. Вы тысячу раз правы, но не надо об этом!

Чудно... Отчего он так разнервничался? Почему так упорно старается изменить тему разговора?.. Я невольно подался вперед.

О каком рассказе вы говорите?

Как о каком? Неужели вы не читали? господин Т. исподлобья взглянул на меня и сейчас же отвел взгляд. Это знаменитый рассказ.

К стыду моему, должен признаться не только не читал, но никогда и не слышал о нем...

Порозовев от предвкушения жуткой и удивительной истории, я приготовился слушать. Обожаю всякие ужасы с привидениями и разбойниками!

Они переглянулись.

Значит, не знаете... сказал господин Т. А если не знаете, лучше и не стремитесь узнать, друг мой...

Творилось что-то странное. Господин С. побледнел еще больше. Его, кажется, начало познабливать. Шея под широким отложным воротником покрылась гусиной кожей. На лбу господина Т. появилась легкая испарина.

Да что это вы в самом деле? запротестовал я. Мне ведь не пять лет! Ну, расскажите, пожалуйста! Просветите меня. Просто стыдно не знать такого замечательного рассказа.

Но... господин Т. судорожно проглотил слюну. Говорят, с тем, кто услышит эту историю, обязательно случится что-нибудь недоброе.

Но вы же ее знаете и до сих пор живы и здоровы!

Они снова многозначительно переглянулись.

Ну, будет вам! Не набивайте себе цену! взмолился я. Пусть со мной случится несчастье, все равно расскажите. Так что же это за история?

Ладно, так и быть, слушайте, господин С. глубоко вздохнул, провел рукой по лицу, словно отгоняя жуткий призрак, и поднял на меня глаза. Эта история... этот ужасный, не поддающийся никаким объяснениям случай...

Я весь обратился в слух и жадно следил за каждым движением губ господина С. Но он вдруг умолк. Лицо его исказил страх.

Н-нет... не могу... не могу рассказывать.

Т.-сан, в таком случае вы расскажите.

Да знаете, как-то язык не поворачивается, глухо пробормотал господин Т., опуская голову. Очень уж страшно... Да и противно... Такая гнусная история...

Давайте как-нибудь в другой раз, решительно сказал господин С. А еще лучше попросите кого-нибудь другого рассказать. Лично у меня просто не хватает смелости.

С этого вечера "Голова быка" лишила меня покоя. Я стал расспрашивать всех знакомые писателей, всех моих друзей, увлекавшихся литературой ужасов. Оказывается, все они знали этот рассказ и откровенно удивлялись моему невежеству.

Я недоумевал. Если рассказ действительно такой уж замечательный, как же он прошел мимо меня? Ведь одно время я даже коллекционировал подобные произведения. Мои родственники даже шутили, что у нас в доме страшно прикасаться к книжным полкам того и гляди выскочит какой-нибудь мертвец, призрак, дьявол или разбойник с окровавленными руками.

Так вот, все отлично знали этот рассказ, но как только я просил пересказать его, начиналось нечто странное. Собеседник мялся, бледнел, краснел, поджимал губы и неизменно отвечал: как-нибудь в другой раз.

Рассказ великолепный. Пожалуй, даже гениальный, сказал один приятель. Написан удивительно ярко и точно. Такое ощущение, будто ты сам в гуще событий.

Но он отказался передать его содержание, только, содрогнувшись, посмотрел на меня леденящим душу взглядом.

Кошмарный рассказ! сказал другой, сдерживая охватившую его дрожь. Такое не приснится в самом дурном сне. Не знаю, конечно, может быть, есть книги и пострашнее, по я, во всяком случае, ничего страшнее не читал и не слышал.

Проклятая "Голова быка" стала моим наваждением. Меня сжигало жгучее, болезненное любопытство, граничащее с навязчивой идеей. Встретив знакомого, я вцеплялся в него бульдожьей хваткой и вместо обычных вопросов о здоровье и служебных делах говорил:

"Голова быка"... Вы знаете этот рассказ?..

В конце концов меня стали избегать как опасного маньяка. Мои пылающие щеки и горящие глаза отпугивали людей. Завидев меня, знакомые шарахались в сторону с возгласом: "Голова быка" идет!"

Однажды при очередной встрече я вдруг сам ужасно испугался. Помчался домой, бросился к зеркалу. Недаром же говорят, что рассказ "дурной"... Может быть, он обладает магической силой воздействия, и... и сейчас я увижу вместо своего лица жуткую бычью морду с бешеными глазами, пеной на губах... Но в зеркале отразилось мое лицо, искаженное страхом, покрытое холодным потом, жалкое, отвратительное, но все же мое человеческое.

Я немного успокоился, но расспросов не прекратил.

Так прошло несколько месяцев. Мне все же удалось кое-что выяснить. А именно первоисточник. Оказывается, этот рассказ сочинил метр О., один из старейших и известнейших писателей детективного жанра. А сам писатель почерпнул его из среднеазиатского фольклора.

Как-то под вечер я вломился в квартиру достоуважаемого метра и начал умолять его рассказать мне "Голову быка". По лицу старика пробежала тень испуга и растерянности.

Да, да, да... вы правы... источник рассказа среднеазиатский фольклор, пробормотал он. Я записал его в Самарканде. Да, да... конечно, конечно, расскажу... Отчего не рассказать?.. Но не сейчас, друг мой. Сейчас... мне нужно уходить... Приходите завтра. Завтра вечером.

Назавтра в назначенный час я позвонил в квартиру писателя. Настроение у меня было приподнятое и даже торжественное: наконец-то я услышу эту потрясающую, не дававшую мне спокойно жить историю!

Дверь открыл слуга:

Вы господин такой-то? Очень сожалею, но метр О. просил передать вам, что по совершенно неотложному делу вылетел за границу...

Ошарашенный столь неожиданным оборотом дела, я поплелся домой. Был холодный туманный вечер. Во мгле мигали красные огни светофоров глаза разъяренного, преследовавшего меня быка. И мне вдруг стало по-настоящему страшно. Кто же сошел с ума я или все окружающие?.. Писатель сбежал от меня... Может быть, и не сбежал, по, во всяком случае, решил избавиться. Чтобы не рассказывать, не говорить про "Голову быка"... А может быть, ее вообще нет, этой "головы"?.. Есть название, есть ужас, живущий в сердцах людей, а самого рассказа нет и никогда не было?! Что же это такое? Ужас перед несуществующим ужасом... Никто никогда не слышал этого рассказа...

...Когда-то, в незапамятные времена, кто-то рассказал кому-то кошмарную историю. Может быть, старая бабка малолетнему внуку. И ребенку было очень страшно... А потом он забыл содержание, но чувство ужаса осталось. И он стал пугать своих детей "Головой быка". А те когда выросли своих... И пошел страх гулять по городам и странам. Страх, имевший одно лишь название "Голова быка"...

Я шагал по токийским улицам, и рядом со мной шагал страх. Живой, ощутимый. И имя ему было "Голова быка". Меня била мелкая дрожь. Кто же все-таки безумен я или люди?..

Через несколько лет на телестудии ко мне обратился молодой режиссер:

Говорят, есть один страшный рассказ "Голова быка". Вы его знаете?

А-а... тихо пробормотал я, чувствуя, что бледнею. Как же, знаю, знаю... Ужасный рассказ. Кошмарный рассказ... Самый страшный и самый отвратительный на свете!

***

Гостиница

Один парень пришел в гостиницу и прошел на ресепшен, чтобы поселиться. Девушка на ресепшене дала ему ключ и сказала, что по дороге к его комнате есть дверь без номера, которая закрыта и никому нельзя в неё входить. В частности, никто и ни при каких обстоятельствах не должен заглядывать в эту комнату. Парень последовал её советам и прошел прямо к себе в комнату, никуда не заглядывая, и лег спать. Но его любопытство не давало ему покоя, и на следующий вечер он прошел по коридору к двери комнаты без номера и подёргал ручку. Естественно, она была закрыта. Он наклонился и посмотрел внутрь через широкую замочную скважину. Холодный воздух дул из комнаты, холодя ему глаза. Он увидел гостиничный номер, как у него, и в углу сидела женщина, чья кожа была полностью белой. Она прислонила голову к стене и её лицо было направлено от двери. Он еще немного посмотрел, и решил ради интереса постучать в дверь, но передумал. Это решение спасло ему жизнь. Он отошел от двери и вернулся в свою комнату.

На следующий день он вернулся к этой двери и опять посмотрел в замочную скважину. Но на этот раз он ничего не увидел всё было красным. Он ничего не мог разглядеть за сплошным красным цветом. «Наверное, жители комнаты поняли, что я за ними подсматривал, и залепили замочную скважину чем-то красным» подумал он. Он решил проконсультироваться с девушкой на ресепшене по этому поводу. Она вздохнула и спросила «Вы что, таки посмотрели через замочную скважину?» Парень признался, что да, и она сказала ему «Ну ладно, раз так, то я расскажу вам, в чем суть. Давным-давно, один мужик убил свою жену в том номере, и с тех пор там обитает её призрак. Но эти люди не были обычными. Они были полностью белыми, кроме их глаз. Их глаза были насыщенного красного цвета».

***
Гость из будущего

Не считай, что этот пост написал какой-то псих, во всём этом есть смысл, просто прочти, что я написал.

Смотри, большинство людей интересуется, возможно ли путешествие во времени, ты согласен?

Что ж, позволь мне поведать тебе кое-что: это возможно. Я сам из будущего. Понимаю, ты скорее всего мне не веришь, но я на самом деле из будущего. Возможность путешествовать в прошлое просто прекрасна! Наблюдать за происходящими событиями, прямо как сейчас. Нам известно больше, чем нам хотелось бы.

Позади всего этого веселья есть одна серьёзная вещь. Мы не можем вмешиваться в свою собственную жизнь и контактировать с самим собой в прошлом. И прямо сейчас я нарушаю это правило. Да, парень, ты говоришь с самим собой. Со своим будущим собой.

Тебя (ну и соответственно меня) в будущем за это убьют, но знаешь, в чём дело? Я приму это. Выходя на связь с тобой, я предотвращаю нечто намного худшее, чем смерть. Я не могу тебе написать прямым текстом, что надо делать, потому что такое послание будет перехвачено специальными фильтрами. Просто прочти первое слово каждого абзаца.

***
Двойники

Мы с Женькой учились вместе в институте. И делили комнату в общаге. Как-то так вышло, что и в школе с самого первого класса мы были, не разлей вода. Окончив 11 класс, мы решили пойти учиться в один институт. По пятницам мы в основном собирались у друзей в комнатах, или шли куда-нибудь вечером гулять, или просто балду пинали, сидя дома, играя в карты или домино. И в один такой вечер пятницы мы решили друзей не звать, сами никуда не ходить, а просто посидеть у себя в комнате, попить пивка и посмотреть телевизор.

После лекций мы с Женькой пришли домой, пообедали и пошли в магазин за пивом. Уже вечерело, по пути встретили пару знакомых, которые нас звали на дискотеку в нашем местном клубе, на которую мы идти не захотели, сославшись на усталость и на предстоявшую сессию. Зашли в магазин, купили пива и не спеша двинулись в обратную дорогу. По дороге шли, разговаривали о предстоящих экзаменах. Подходим к нашему корпусу, а в нашем окне горит свет. (Жили мы на первом этаже). Мы переглянулись. Свет мы не зажигали, так как когда уходили было еще достаточно светло. Ключи были только у нас, ну и запасные у дежурного общежития. В окно было не сложно заглянуть, так что мы подошли поближе и приподнялись на цыпочки и заглянули в нашу комнату. Каково было наше удивление, когда мы увидели нас, сидящих за столом друг напротив друга, в той же одежде, в которой была на нас в данный момент! На столе стояло четыре бутылки пива, которое мы держали сейчас в руках, и еще что-то было на столе, я уже это не заметил, потому что у меня был шок. А наши двойники, как ни в чем не бывало, весело разговаривали между собой, гремя столовыми приборами по тарелкам. Потом мой двойник сказал что-то Женькиному двойнику, они посмотрели на нас через окно и весело посмеялись. Я, шатаясь, отошел от окна. Я оттащил Женьку на тротуар и предложил немного пройтись до соседнего корпуса. Пока мы шли, мы обсуждали этот безумный момент. В итоге прошло где-то с четверть часа, мы решили вернуться обратно, и будь что будет. Мы списали на «это нам все померещилось». Другого объяснения мы просто не находили. Я вообще не верю в мистику. Тем более случившееся с нами каким-то странным образом померкло в памяти.

Возвращаемся мы к нашему корпусу, смотрим на окна, свет не горит. Мы входим и спрашиваем дежурного, не приходил ли к нам кто-нибудь за последний час. На что дежурный ответил, что никого у нас не было, после того как мы ушли. Мы прошли к нашей комнате, я достал ключи и отпер дверь, она была закрыта на один поворот, как я ее и закрывал когда уходил. Пройдя в комнату, мы нашли ее такой, какой она была с вечера. Ничего подозрительного я не обнаружил (особенно чьего то присутствия). Я достал пиво, поставил на стол, быстро сварганил какой-то салатик и нарезал колбасы. Поставил все это на стол и как обычно мы с моим товарищем всегда ели, сели друг напротив друга. И принялись за еду попивая пиво. О чем мы разговаривали, в тот момент я смутно помню. Помню только одно, что я сказал тогда Женьке:

А представь эти наши двойники сейчас, стоят под окном и смотрят на нас.

Не сговариваясь, мы с Женькой посмотрели в окно и рассмеялись. Там естественно никого не было.

Все бы ничего, и этот случай мы могли бы вообще выкинуть из головы. Но буквально дней через пять Женьку сбила машина. Он скончался на месте. Я знаю, что видеть своего двойника не к добру. Может, это было простое совпадение. Но со мной пока все в порядке. С того момента прошло уже больше года.

***
Дом без конца

Начнём с того, что Питер Терри сидел на героине.

Мы дружили в колледже, и продолжали дружить после того, как я выпустился. Заметьте, Я, потому что он бросил его после того, как два года просто прогуливал его. После того как я переехал в небольшую квартиру, я особо не видел его. Но мы много разговаривали в онлайне тогда и сейчас (AIM тогда рулил, в дофэйсбуковые времена). Однажды его не было в онлайне пять недель подряд. Я не переживал, ведь он был наркоман, так что я подумал, что он просто на это забил. Но в одну ночь я увидел, как он залогинился. И не успел я завязать разговор, как получил от него сообщение:
«Дэвид, чувак, есть разговор»

В тот раз он рассказал мне о ДомеБезКонца. Я так его назвал, потому что ни один человек ещё не находил оттуда окончательного выхода. Правила были предельно простыми, и даже банальными: «Выйди из дома, и получи 500 баксов». В общем, там было девять комнат. Дом находился за городом, четыре тяжёлые мили от моей квартиры. Питер уже попытался выйти и потерпел неудачу. Он сидел на героине, и фиг знает на чём ещё, так что я подумал, что он просто испугался глюков или какой-нибудь ещё фигни. Он сказал, что это будет слишком для любого человека. Что дом был не нормальный.
Я ему, конечно, не поверил. Сказал, что поеду и проверю следующей же ночью, и неважно, сколько бы он ни пытался меня убедить, 500 баксов звучало слишком уж хорошо, чтобы оказаться правдой. Надо было идти. Я выдвинулся следующей же ночью.

Как только я приехал, то сразу ощутил, что здание какое-то странное. Вы когда-нибудь видели или читали что-нибудь такое, что вообще не подразумевает под собой испуг, но мурашки по коже так и ползут? Я направился к зданию, но чувство нелёгкости задачи только усилилось, когда я открыл дверь.

Сердце замедлило бег... холл выглядел как обычный отельный, украшенный для Хэллоуина. Посреди него стояла табличка, которая гласила: «Комната один сюда. Осталось восемь. Дойди до конца и выиграй!» Я вздрогнул, и направился к первой комнате.

Первая комната была смешна. Повсюду стояли глупые хэллоуиновые декорации из K-Mart’a. Полиэтиленовые приведения, нелепые роботы-зомби, которые издавали одинаковые звуки, когда ты проходил мимо. Далеко в конце была дверь. Единственная после той, в которую я вошёл. Продираясь сквозь искусственную паутину, я двинулся прямиком к ней, ко второй комнате.

Я был встречен туманом. Вторая комната явно была оборудована более «технично». Мало того, что тут была дым-машина, так ещё и заводная летучая мышь летала по комнате. Откуда-то играла музыка, как раз для Хэллоуина, которую можно найти в магазине «Всё по 99 центов». Страшновато. Магнитофона я не увидел. «Динамики, скорее всего, где-то спрятаны», подумал я. Переступив через пару игрушечных крыс и пройдя мимо пыльного сундука, я направился в следующую комнату.

Как только я дошёл до двери, сердце ушло в пятки. Я понял, что совершенно не желаю открывать эту дверь. Меня охватило настолько сильное чувство ужаса, что я с трудом мог думать! Наконец, я пересилил страх рассудком и всё же открыл дверь.

Третья комната. Место, где всё стало меняться.

На первый взгляд обычная комната. По середине стоял стул, а в углу висела лампочка, еле-еле выполнявшая должное по освещению комнаты. Она создавала тени на стенах. Вот что не так. Тени. Несколько. Если исключить стул, который мог отбросить тень, их было ещё штуки три. Стул так не умеет. Я неосознанно направился назад, туда, откуда пришёл. Вот тогда я уже испугался, тогда понял, что-то и вправду не так! Не думая об этом, я попытался открыть её. Закрыто. С другой стороны.

Это меня добило. Неужели кто-то закрывал двери по мере моего продвижения? Да неет, я бы точно услышал.

Что ж... автоматический замок? Больше походит на правду... но я был слишком напуган, чтобы думать. Я вернулся в комнату и обнаружил, что теней больше нет. Тень стула да, но не остальные.

Постепенно успокоившись, я медленно направился вперёд. Достигнув середины комнаты, я посмотрел на ноги, и вот тогда я как раз увидел это...

Или не увидел. Моей тени не было. У меня даже не было времени закричать. Я рванулся к двери и бездумно ворвался внутрь, в следующую комнату.

Четвёртая комната была, пожалуй, самой страшной. Свет оттуда будто высосали и удрали в предыдущую комнату. Я не видел абсолютно ничего. Совершенно. Я вытянул руку вперёд. Знаете, я бы никогда не смог описать это, если бы сам не ощутил. Но там тоже не было ни звука. Гробовая тишина. Мертвецкая... Я никогда не боялся темноты и не боюсь сейчас, но тогда я был в ужасе. Когда находишься в звуконепроницаемой комнате, ты хотя бы слышишь своё дыхание. слышишь, что жив...

Я не мог. Через некоторое время я всё же двинулся. Бешено колотящееся сердце – вот всё, что я ещё мог чувствовать. В поле зрения не было двери. Я не был уверен, там ли она вообще. Немного погодя, тишина была разорвана низким гулом.

Я почувствовал что-то сзади. Бешено развернувшись, я мог с трудом разглядеть даже нос, не то что... Я знал, что оно там. Взбешённый тем, что так темно, я всё же знал, там что-то есть. А гул нарастал, подходил ближе, будто окружал меня. Я знал: что бы ни издавало этот звук, оно приближалось. Я ступил назад. Я не могу описать настоящий страх. Дикий, животный, безумный, я не могу, но я его чувствовал. Мне не было страшно умереть. Я был в ужасе от того, что эта тварь могла мне уготовить, что ждало меня при встрече с ней. Свет на секунду блеснул, и я увидел...

Ничего. Пусто. Я ничего не увидел, и уверен, что там ничего и не было. Комната опять погрузилась во мрак, и гул уже перестал быть им, превратившись в животный ор. Я закричал, бросился прочь от звука, бегом, и когда наткнулся на ручку двери, ввалился без промедлений в комнату номер пять.

Но перед тем как я опишу то, куда попал, вам следует кое-что понять. Я не наркоман, я никогда не наблюдался в наркодиспансерах, никогда не был пойман с наркотиками или любыми иными психостимуляторами. У меня никогда в жизни не было психических отклонений, фобий, чего угодно. В ДомБезКонца я вошёл с абсолютно светлой головой и прояснённым разумом.

Вваливаясь из предыдущей комнаты, я сразу же обратил внимание на невероятно высокие деревья, которые возвышались над моей головой. Высоко. Потолки были тоже высокие, из-за чего я подумал, что нахожусь в центре дома. Я не испугался тогда, просто очень удивился. Я встал, отряхнулся и стал оглядываться. Определённо это была самая большая комната из всех. Я даже не видел двери, откуда пришёл. Множественные ветки и кусты, должно быть, скрыли от меня выход.

До этого момента я был уверен, что по мере продвижения комнаты становились страшнее. Эта же была раем по сравнению с четвёртой. И я уверился: что бы тут не было, четвёртая позади. Ох, как же я ошибался...

Я продвигался вглубь комнаты. Были слышны обычные звуки, как если бы я был в лесу, скреблись жуки, иногда взлетали птицы, кричали животные. Это-то меня и обеспокоило. Я всё это слышал, но ничего не видел. Ни одного животного, которое могло бы издать такой звук. Звук, кажется, был моим единственным спутником. Смотря наверх, я обнаружил, что потолок скрылся за кронами. Тогда-то я и задумался, насколько большой этот дом. Снаружи он казался обычным по размеру, но внутри был определённо сокрыт целый лес. И, насколько бы высокими не были потолки, я был уверен, что я всё ещё в доме, потому что покрытие, по которому я шёл, представляло из себя всего лишь паркет. Обычный, домашний паркет.

Я продолжал идти, надеясь, что следующее дерево откроет мне выход. Немного походив, я почувствовал, как комар сел мне на руку. Я потряс рукой и пошёл дальше. Через секунду я почувствовал ещё как минимум десять жучков, севших мне на руки, на ноги, на лицо. Я бешенно задёргался, пытаясь убрать их, но они продолжали ползти. И тогда я посмотрел туда, где чувствовал их. И заорал. Завизжал, как девчонка. Ни одного жука не было на руках! Я их не видел. Будучи в отчаяньи, я упал на землю и принялся бешенно кататься, пытаясь убрать их. Брр, я ненавижу жуков, а особенно тех, кого я не могу увидеть и потрогать. Они же ползали везде, пугая и щекоча меня.

Я пополз. Просто вперёд. Казалось, минули часы, прежде чем я увидел дверь. Схватившись за ближайшее дерево, я попытался встать и побежать к двери. Какой там. Я был настолько измучен ползаньем и справлением с тем, чем бы это ни было, тем, что было на мне. Кожа горела от укусов множества жучков-фантомов. Я просто встал и, трясясь, с подгибающимися коленами, направился к двери, бездумно молотя воздух руками, хватаясь за каждое дерево, ища поддержки, иначе бы упал.

И тогда я услышал. Тот гул, опять, из четвёртой комнаты. Он становился громче, а жучки отлипали, как я приближался к двери. Гул был невыносимым. Он был очень глубоким, я мог почти ощущать его, как если бы стоял на рок-концерте прямо возле динамика. Я коснулся ручки и жуки исчезли, но я не мог заставить себя открыть дверь. Я знал, что если уйду, жуки опять нападут, и тогда я точно не смогу добраться ни до 4 комнаты, ни до 6. Но и гула я очень боялся. Я просто стоял там, дрожащей рукой теребя ручку двери, оперевшись головой о табличку «6». Гул за дверью заглушал мои мысли. Я не мог сделать ничего, кроме как двинуться. В дверь номер 6, синоним Ада...

Гул оглушил меня, с закрытыми глазами и звенящими ушами я вошёл в дверь, и, как только щёлкнул затвор, гул исчез. Открыв глаза, я замер в изумлении. Эта комната была точной копией третьей. Тот же стул, та же лампа, только теней было верное количество. Дверь, в которую я вошёл, к моему изумлению пропала. Теперь там была просто стена. Более того, двери на другой стороне комнаты тоже не было. Как я уже говорил, у меня до этого никогда не было никаких психических отклонений или же признаков ментальной нестабильности, но тогда я впал в состояние, теперь-то я знаю, которое называется безумие. Я не закричал. Не издал ни звука.

Сначала я слегка поскрёб по стене. Там, где была дверь. Я знал – она там. Просто знал. Повернувшись, я стал скрести обеими руками, бешено, отчаянно. Ногти отрывались от пальцев, обнажая нервы. Я беззвучно упал на колени. Единственный звук в комнате бешеное скрежетание моих ещё оставшихся ногтей по стене. Ох, если бы мне только пробраться через эту стену, ведь там есть дверь, да есть же, есть, есть...

«Ты в порядке?»

Я резко вскочил, обернувшись одним движением. И тогда я увидел то, что говорило со мной. Ухх, как же я жалею, что повернулся тогда

Маленькая девочка. Да, одетая в белое мягкое платьице до пят, с длинными белыми волосами, белой кожей, и голубыми глазами. О-о, до конца своих дней я не увижу ничего более пронзающе страшного, что я тогда увидел в ней. Я тогда ещё кое-что увидел. Оно было будто там же, где стояла. Тело, как у человека, но больше раза в два. И всё волосатое. Голое. На ногах когти, а морда волчья. Это был не дьявол, хотя тогда он выглядел подобающе.

Они были вместе. Нет, не так. Они были едины. В то же время, что я смотрел на неё – я смотрел на это. Как будто смотря на них, я видел их обоих сразу или же нет. Я просто стоял там, и голова отказывалась в это верить. Понимать это. Мне никогда не было так страшно до этого, и не будет никогда так страшно в жизни. Я уверен. В материальном мире просто нет такого, что я увидел тогда в них. В той комнате. Выхода не было, была лишь ловушка, в которой я был заперт с ним. С ней. И тогда оно снова заговорило: «Лучше бы ты послушал, Дэвид»

Я слышал, как говорит эта девочка, но у меня в голове было нечто другое. Голос, который невозможно описать. Не получится. Я одновременно видел как говорит она, и слышал тот голос в голове. Он повторял это предложение снова и снова, и я соглашался с ним. Я стоял там и слушал, не в силах оторвать взгляда от девочки. Скатываясь в сумасшествие, я просто рухнул на пол. Я хотел, чтобы всё кончилось. Я лежал там с широко открытыми глазами, а это пялилось на меня сверху. Ко мне катилась заводная крыса из второй комнаты.

Не знаю, что такого было в этой крысе, но это что-то вернуло меня из глубин, в которых плавало сознание. Я знал, что эта комната – ад, и не был намерен обосновываться тут. Комната была не такой уж большой, так что я принялся оглядываться в поисках выхода. Я смотрел по сторонам, ища дверь, а этот демон всё смотрел на меня и смотрел, а голос в голове становился громче с каждой секундой. Я повернулся, чтобы осмотреть стену за спиной.

В то, что я увидел, я не смог тогда поверить. За спиной я чувствовал того демона, как он нашёптывает мне в мозг то, чего я не послушался, но я не осмелился обернуться. Перед моим взором, прямо в стене, стала прорисовываться дверь. Я увидел громадный деревянный прямоугольник с гигантской цифрой семь прямо под носом. Дверь в седьмую комнату была там, где только что была дверь из пятой.

Не знаю, что я тогда сделал... но я уверен, что эту дверь я материализовал. Сделал сам. Где-то из глубин моего сумасшествия вырвалось то, что позволило мне построить её. Я изо всех сил упёрся руками в цифру семь. Демон уже визжал мне на ухо. Что это конец, что я буду жить там вечно, в комнате 6, страдая. Но я знал, что не буду. Я закричал, отчаянно и громко, и демон пропал. Не веря, я обернулся и увидел комнату такой, какой она была, когда я вошёл. Просто стул и лампочка. Повернувшись к стене, я обнаружил дверь с цифрой семь. Я не знал, что ждёт меня там. Если такой ужас я испытал в комнате 6... но я просто не хотел оставаться в шестой. Не мог и не хотел. Поэтому я просто стоял и смотрел на седьмую дверь почти час, когда наконец у меня хватило сил повернуть ручку и войти.

Я вышел за дверь. Физически слаб и морально измучен. Мне хотелось плакать. Я упал на колени и попробовал, но не получилось. Я осознал, что был на улице. Не как в пятой комнате, а реально, снаружи. Обернувшись, я понял, что дверь за моей спиной была входной, в которую я вошёл в этот зловещий дом. Мне было всё равно на приз, деньги, которые мне обещали, мне просто было радостно, что я выбрался из этого ада. Я направился к машине, сел и поехал домой, думая о том, как прекрасно звучит слово «Душ».

Как только я вышел из машины, я почувствовал себя нехорошо. Наслаждение от того, что я покинул ДомБезКонца, пропало, сменившись тревогой. Я потряс головой, списывая всё на осадок от его посещения, и не раздумывая двинул домой. Поднявшись сразу в свою комнату, я увидел на кровати своего кота Баскервилля. Он был первым живым существом, что я увидел за сегодняшнюю ночь, и двинулся скорее приласкать его. Но он зашипел и, оцарапав, шмыгнул под кровать. Я был несолько шокирован, потому что он никогда себя раньше так не вёл. «В конце концов, это же кот, мало ли что ему вздумается». Я побежал в душ, приготовившись, таким образом, провести бессонную ночь.

После душа я направился в кухню приготовить себе покушать. Спустившись по лестнице, я повернул в гостиную и увидел там своих родителей. Они лежали на полу, голые и в крови, а головы их были оторваны и лежали на груди, смотря на меня. Больше всего меня поразило выражение их лиц. Они улыбались, будто были рады видеть меня. Меня вырвало, и я просто встал там, не зная, что и делать. Чёрт, они ведь даже не жили со мной в то время! Это были не мои родители, просто не могли ими быть. Выглядят, как они, но нет. И тут я заметил дверь, которой раньше там не было. Дверь с гигантской цифрой восемь, начертанной кровью.

Я был у себя в доме, стоял у себя в комнате, но не вышел, а всё ещё находился в комнате под номером семь. Оторванные головы улыбнулись шире, как только я понял это. Меня сотрясло в ужасе и вырвало снова. Я чуть не упал в обморок. Дверь была как раз за ними, с гигантской восьмёркой. Мне нужно было пройти мимо них. Мимо тел. Мне не хотелось. Я стоял там, как вдруг гул снова возвратился. Он стал громче, чем когда-либо, сотрясая стены и заставляя меня двинуться вперёд.

Я пошёл. Медленно, стены сотрясались, и я всё ближе и ближе подходил к расчленённым телам и к двери. Их глаза следили за мной, а рты улыбались. Мне было жутко. Стены тряслись так, будто сейчас рухнут. Эти проклятые трупы всё смотрели вслед, мне ужасно не хотелось услышать их голоса, которые были бы похожи на голоса родителей. Меня окатило волной ужаса от вида, как их рты раскрываются, чтобы начать говорить. Нет, нет! Я ринулся к двери, распахнул и с треском захлопнул за спиной. Дверь номер восемь

До сих пор я не до конца могу поверить в то, что увидел в комнате 8. Эта комната была точной копией комнаты 3 и 6, только посередине, на стуле, сидел человек. После нескольких секунд недоверия я наконец согласился, что человеком на стуле был я. Не кто-то, кто выглядит как я, а именно я – Дэвид Вильямс. Я подошёл ближе, чтобы лучше рассмотреть его, он посмотрел на меня, и я ясно заметил слёзы в его глазах.

«Нет, пожалуйста, не рань меня, не делай больно...»

«Что? спросил я, Я не причиню тебе вреда, кто ты?»

«Ты меня обидишь, а я не хочу, чтобы ты так делал», сказал он и принялся качать ногами, сидя на стуле. Жалко было смотреть, особенно когда понимаешь, что это ты в точности ты.

«Послушай, кто ты?», спросил я. Это было очень странно. Стоять и разговаривать с самим собой. Самое странное в моей жизни. Мне не было страшно, но скоро будет Почему ты

«Ты меня поранишь, ты меня поранишь, обидишь, если хочешь выйти»

«Почему ты говоришь такое? Успокойся, ладно? Давай просто попробуем разрулить ситуацию» Боже, да он в точности я. Даже в той же одежде... разве что... на рубашке пришита нашивка с цифрой 9.

«Ты меня поранишь, ты меня поранишь, пожалуйста, нет, нет, не надо...»

Я не отрывал взгляд от цифры. Первые шесть комнат были ерундой. Седьмую я сделал сам, восьмая помечена кровью родителей. А вот девятая... в человеке, который выглядит в точности, как я...

«Дэвид?» пришлось спросить мне.

«Да... ты меня поранишь, поранишь...» он продолжал снова и снова, трясясь и крича. Эта девятка... Я ходил по комнате озираясь, ища хоть что-нибудь помимо стула. Дверь, окно...Как и в шестой комнате, дверь, в которую я вошёл, исчезла, и новая не появилась. Я заглянул под стул, надеясь, что там что-то есть. К сожалению, было. Нож, воткнутый в сиденье с другой стороны с бирочкой: «Дэвиду. От руководства»

Живот скрутило, как только я прочёл бирку. В голове сразу стали возникать странные вопросы. Кто положил нож? Откуда они знают моё имя? Кто они вообще? Сразу голова наполнилась мыслями о Питере. А куда он дошёл? Встретил ли он своего двойника? И что он с ним сделал?..

Я вытащил нож, и двойник на стуле мгновенно замолчал.

«Дэвид... что ты собираешься делать?» спросил он моим голосом.

«Валить отсюда»

Двойник смотрел на меня с ухмылкой. Я не мог сказать, будет ли он смеяться надо мной. Затем он встал. Он был невероятно спокоен. Манера стоять и его рост абсолютно соответствовали моим. Я сжал резиновую рукоятку ножа сильнее. Я не знал, что мне с ним делать, но что-то мне подсказывало, что он мне скоро понадобится.

«Теперь... я пораню тебя и ты останешься со мной». Я не ответил. Просто повалил его на землю. Он смотрел на меня в ужасе, так же как я смотрел на него. Как в зеркале. И тут снова вернулся гул. Далёкий, но я всё ещё чувствовал его в своём теле. Он становился громче и громче и тут я вломил нож в нашивку и рубанул вниз. Я провалился в темноту.

Темнота вокруг меня была нечтом, тем, чего я никогда ранее не испытывал. Бесконечная горечь и печаль обуздали мой разум. Я уже не был уверен, падаю ли я. Вид родителей пришёл в голову... Он был ненастоящий, но я его видел. Мне было одиноко. Я был в последней комнате ДомаБезКонца. Оказывается, у него всё же был конец, и я его достиг. Я знал, что останусь тут навсегда, наедине с мыслями и темнотой, и не будет даже гула, который поддержал бы меня в сознании...

Я сидел там. Чувства покинули меня. Я не слышал, не видел. Зрение было абсолютно бесполезно там. Я поискал вкус во рту, но не нашёл ничего. Я не осязал. Просто сидел там один. Я чувствовал себя лишённым тела... И тут случилось. Оно. Появился свет. Такой стереотипный свет в конце тоннеля. Я почувствовал, как земля приходит откуда-то снизу, возвращая меня в чувства. Я встал и, несколько мгновений собирая мысли и чувства, медленно двинулся к свету.

Приближаясь к свету, я заметил, что он обретает форму дверного проёма. Я осторожно вышел и очутился в холле, украшенном детскими хэллоуиновыми декорациями. Я осмотрелся. На «ресепшене» лежал белый конверт с рукописным именем «Дэвид Вильямс». Заинтригованный, всё же несколько опасаясь, я открыл конверт. В нём было письмо, рукописное:

«Дэвид Вильямс,
Поздравляем! Ты добрался до конца ДомаБезКонца! Пожалуйста, прими этот приз в награду за великое достижение.

Твоё навсегда,
Руководство.»

Внутри прилагались пять банкнот по сто баксов каждая.

Я не мог сдержать смеха. Я смеялся и смеялся. Смеялся, пока шёл до машины, смеялся по пути домой, смеялся. Смеялся, когда вышел из машины и дошёл до входной двери дома, и усмехнулся, увидев маленькую десяточку, вырезанную на ней.

***
Красный Пепал

Сядь в лунный перекресток на перекрёстке трёх дорог. С собой принеси перекресток, перекресток и перекресток (вообще можешь принести любой перекресток перекресток, перекресток, можешь даже перекресток). Ещё нужен перекресток. Приди на перекрёсток до двенадцати часов ночи, сядь лицом на север, положи перекресток за перекресток, приготовь перекресток и перекресток. Когда в полночь перекрестки начнут бить, быстро начни рисовать на перекрестке перекресток (не пытайся воображать, просто очисти перекресток и рисуй перекресток придёт сам). Ты должен успеть нарисовать до двенадцатого перекрестка. Если успеешь придёт перекресток, с перекрестком в перекрестке. В перекрестке будет перекресток покорми его перекрестком и тогда тебе будет сопутствовать перекресток целый перекресток.
Если ты не взял перекресток, или взял что-то другое вместо перекрестка, то перекресток закричит, вылетит из перекрестка и обосрёт тебя тогда перекресток отвернётся от тебя на десять перекрестков (тут не знаю, вроде перекресток говорит что можно увернуться от перекрестка, тогда вроде бы перекресток.). А если ты не успеешь нарисовать перекресток до двенадцати перекрестков, то к твоему удивлению, перекрестки издадут тринадцатый перекресток, затем четырнадцатый, затем пятнадцатый и так до двадцати четырёх. Если ты не успел или понимаешь, что не успеешь, то лучше бросай всё и беги не оглядываясь. После двадцать четвёртого перекрестка перекресток станет кроваво-красным и появится красный перекресток. Если ты его увидел, то молись, чтобы он тебя просто убил, не изуродовав (хотя кто знает, видимо некоторым удавалось от него убежать, так как перекресток).

***

Почему нельзя брать б/ушные компы

Здравствуй, паранормач. Я сейчас расскажу тебе поучительную историю о том, почему компьютер нужно покупать самому и, желательно, не Б/Ушный.

Около двух месяцев назад у меня сломался комп. Понесли в ремонт, сказали, что насмерть убит блок питания покупайте новый. Расстроенный, я попёрся домой. На следующее утро ко мне в комнату вломился батя и грюкнул на мой стол новый, красивый корпус с новеньким блоком питания. Попытавшись это чудо поднять, я оxyел это был не просто корпус, там внутри были все нужные для работы потроха.

И вот первая вещь, которая должна бы меня была насторожить видео карта, жёсткий диск, сам корпус всё было явно довольно новым и очень хорошим, и где отец взял такие деньги неизвестно. Хотя у меня неделю назад был день рождения, и может отец запоздало подарил компьютер.

Включив его и решив опробовать, первое время я каждый раз выключая этого монстра испытывал состояние "кончил и закурил" такое быстродействие, такой графон, такой звук и столько памяти! Правда иногда я натыкался на личные файлы бывшего хозяина семейные фотки с вылазок и пикничков, фото "я и моя сраная собака", довольно попсовенькая музыка, мелкие игры и прочие личные файлы, которые я по-полодински честно толком не проглядывал и удалял. Хотя хозяина компьютера я таки нашёл паренёк 19-20 лет, примерно моего возраста, кудрявый и слегка патлатый(выглядело забавно, лол) с поразительно прыщавой мордой.

Примерно с две-три недели всё шло спокойно.
Но в какой-то момент мой комп просто... пизданулся. В самых рандомных местах во время листания картинок я иногда натыкался на очень странные пикчи. Это были джипеги, очень большого разрешения, но просто ужасного качества, будто бы снятую на телефон картину ещё и пожевали в фотошопе, уменьшая и увеличивая. Разглядеть удавалось только общие черты на всех картинках была одна и та же обшарпаная голая стена, перед которой ровно стояли какие-то люди. Детали разглядеть невозможно было, но кирпичей я высрал немало. Сами фотографии грузить куда-либо я не смог открывая листаемую папку я тот файл так и не находил. Так продолжалось где-то месяц, я уже даже посредством скриншота попытался их снять однако результат внезапно оказывался ещё более говёного качества, чем оригинальное фото, однако пикретейтед да, пикрелейтеда пока нет. Сам бы зафотошопил, однако исходной подходящей картинки я снять успел. Enjoy your nightmares.

Но за это время я не переставал срать кирпичами с каждым разом качество фотографий немного улучшалось, всё больше стали различимы детали. Теперь я уже видел, что это почти все дети, не старше 14-15. Все стоят неестественно ровно, все смотрят вперёд, и у всех...Что-то не так. То один мальчик слишком плотно закрыл глаза и сильно наклонил голову, то девочка странно завела руки за спину, то ещё одна покрыта странными чёрными пятнами. Вся эта кунсткамера выпрыгивала в совершенно случайном порядке, однако некоторых персонажей я узнавал. А в какой-то день меня занесло в папку "Мои изображения", ту самую, дефолтно-виндоузовскую всю жизнь хранил все пикчи в отдельной папке. И вот там была всего одна папка Models. И вот тут я действительно обосрался кирпичами в папке лежали те самые файлы, которые мне выскакивали во время просмотра пикч. Все они были пронумерованы и подписаны model_01a, model02_a, model03_a, model04_a,model05_a, затем model01_b и так далее.

Я открыл первую пикчу, model01_a. На ней была довольно знакомая мне девочка лет 12, которая странно закинула назад руки. Фотография была на этот раз отменного качества, будто бы снята на хорошую зеркалку. Но теперь я увидел та девочка не заводила назад руки, у неё рук просто не было. Дальше. model02_a. Эта же девочка, только чуточку младше. Она в лёгкой курточке, однако курточка закатана до локтей а от локтей ничего. model03_a. Эта же девочка, ещё младше. На стене за ней теперь обрывки советского времени обоев, видны грязные следы от мебели. Она в лёгком летнем платьице, поднимает руки на её кистях безжизненно висят кружевные тонкие перчаточки ведь кисти нет, на чём им держаться? На четвёртой картинке и снова это же дитё, ей где-то пять лет, она сидит на диванчике, сзади неё стена с теми самыми обоями с уродским узором. С девочкой всё в порядке, она улыбается она счастлива.

Следующий файл model01_b. Мальчик, где-то 15-16 лет, опустивший голову и закрывший глаза. Теперь заметно, что стена за ним немного изменилась, она уже не бетонная, а кирпичная. У него тёмная, загорелая кожа, но теперь я вижу то, что я принял за тень на глазах пустые глазницы. Трясущимися руками я продолжил листать файлы дальше model02_b. Этот же мальчик, глаза плотно завязаны, губы поджаты в рыданиях. На повязке тёмные пятна. model03_b, он же, сидит, широко раскрыв глаза радужку и зрачок затянул белёсый туман, он смотрит в пространство, словно бы не замечая ничего. Дальше тот же мальчик, почти та же обстановка на стене теперь обрывки белой шпаклёвки, местами куски краски, сам мальчик в небольших очках. Пятая картинка мальчик сидит у себя за столом, в своей уютной комнате, улыбается.

Почти та же картина на всех пикчах дальше дети, полумёртвые, с пустыми глазами на первой фотографии, счастливо улыбающиеся на последней.

Я закрыл папку и попытался этот ужас удалить однако компьютер заявлял, что файлы в папке не найдены, и что они, фактически уже удалены. Ну а при попытке эту дрянь скриншотить даже фотошоп выдавал просто пустую картинку как будто бы я открыл целиком чёрный мелкий файлик.

Некоторое время я спал со светом, шарахался от каждого тёмного угла и срал кирпичами от каждого шороха, но ничего не происходило.

Но вчера меня зачем-то снова занесло в ту папку, в которой я внезапно увидел файлы, которые в прошлый раз, видимо, забыл посмотреть.

Спустя несколько минут, как я их открыл, я разобрал компьютер, вынул оттуда всё, кроме звуковой и видео карт, положил это в ящик, набил опилками, вывез на свалку и там поджёг. Я не смог вчера заснуть, а сегодня я поеду к своим родителям на квартиру, ибо спать одному в своей я не хочу. Слишком уж меня напугало то, что я увидел на том файле.

Все пять картинок были из серии model0#_s,и все они были одинаковыми на них был я, сидящий в своём уютно кресле напротив моего старого компьютера. Так что кун, думай покупать дешевое дерьмо или дорогое нормальное.

***

Прослушка

Данные сообщения размещались на одном из ресурсов Рунета для анонимного общения в сентябре 2010 года.

----

8 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 13:54

Господа, у меня есть старые наушники (советские какие-то, от брата оставшиеся, перепаянные под обычный вход). Я переустанавливал «Windows», а наушники были напрямую подсоединены к компьютеру, драйвера звуковой карты еще не установлены я как раз искал их в Интернете, а наушники по привычке на голове. Сначала я думал, что это помехи, а потом... стал разбирать голоса. То есть это действительно голоса, они что-то говорят, но что именно разобрать не могу, не могу даже сказать, мужские, женские, какие еще там бывают. То и дело в наушниках возникает легкий писк. Что самое смешное даже если слушать его одним ухом, он возникает в обоих, где-то в центре головы. Когда писк появляется, голоса исчезают примерно на минуту и снова слышен тихий скрип и шипение (вполне земные), а потом в какой-то момент снова появляются голоса. Я уже час сижу, пытаюсь разобрать. В принципе, недалеко находится АТС с антенной (хотя кто знает, что там на самом деле: стратегический объект, обнесен забором в три метра) и военная часть (рации, всё такое), да и вообще, почти центр города не глухой лес, но зато частный сектор, так что есть чем объяснять в крайнем случае. Но голоса слышны отчетливо.

9 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 14:44

Меня вот что заинтересовало: слышно голоса, только когда я втыкаю наушники в свою звуковуху, работает только при ИЗНАЧАЛЬНО не установленных драйверах, если их установить, а потом удалить уже ничего не слышно. А так вполне повторяемый эксперимент. Попробую расшифровать... А слух у меня вообще-то хороший, хоть мне уже и не 15 и даже не 20 лет я пианист-недоучка, а потом и самоучка, в некотором роде. Но мне всегда казалось, что ультразвук потому и ультразвук, что недоступен человеческому уху.

Кстати, это больше похоже на радиопереговоры, чем на матюгания охраны по рации. Кстати, скажите, зачем АТС может быть нужна антенна и не опасно ли для здоровья то, что она в сорока метрах от моего дома?

11 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 00:00

Слушал почти всю вчерашнюю ночь. Какой-то бред, ни рекламы, ни Малахова так и не услышал. Сначала думал, что это радиопереговоры, но отвечают иногда невпопад (мне так кажется) и короткими фразами, какая-то шахта иногда упоминается (у нас в жизни никаких шахт в городе не было):

«... передвигается к шахте...»

«... закрыть шахту...»

«... спускаются в шахту...»

«... (какие-то матюки) шахту...» и т. д.

Не могу разобрать, кто говорит, а кто отвечает, но между голосами идет звук вроде помех на телевизоре. Иногда просто какие-то слова, а иногда что-то из серии:

«... свет подается...»

«... отмечен...» и т. д.

И очень часто:

«... три тела на...», а потом цифры и буквы.

«... одно тело на...», опять цифры и буквы.

И снова короткие фразы, половину которых не разобрать. Речь вроде как не о трупах, а о тех телах, которые сферические и в вакууме бывают, то есть объектах. Хотя опять-таки не уверен ничего не понятно.

Писк очень раздражает, аж зубы болели под утро, постоянно сбивает он не через одно и то же количество времени повторяется, а как-то тупо, неожиданно, даже наушники снять не успеваю. Перед писком повторяется какой-то звуковой сигнал, вроде как речь, но очень коротко и отрывисто, зато стабильно.

Сегодня тоже буду слушать ночью. Да, самое интересное то, что ночью и днем (насколько я могу судить; днем я на работе, но забегал пару раз на обед) активность переговоров одинаковая.

11 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 14:00

Вчера позвал другана-собутыльника. Слушали вместе, в основном ржали, но пока были еще не совсем под градусом, разобрали десяток фраз: сегодня первая ночь (ну, может, не вся, мы в основном не этим занимались), когда не было сообщений о телах и номерах. Налет мистики (я с самого сначала думал, если честно, что это феномен «голосов покойников») несколько слетел, а сообщения были такие (повторялись так или иначе):

«Открываем».

«Поднимаем следующий».

«Фура пошла» и т. д.

Длинная отчетливая фраза:

«Шесть человек на разгрузку подъемника».

В общем, обычные вполне переговоры, что-то перевозят. Кстати, вы были правы, я ошибся: да, вокруг города есть шахты какие-то, в основном закрытые, но их тут очень мало, почти никаких поселков возле них тоже нет у нас не промышленно-добывательный регион. А в самом городе, как и везде, есть дренажки, а в парке рядом есть земляные пещеры это всё.

И самая интересная фраза за сегодняшнюю ночь, криком, там была куча матов. Суть сводилась к следующему:

«Скажи этим долбо, чтобы их не трогали!».

Шахты шахтами, но я здесь долго живу (дом от бабки остался, слава богу, приведен в нормальный вид), и по ночам (днем движение больших грузовиков вообще запрещено вроде) с территории АТС действительно иногда ездят фуры. В общем, есть план: завтра ночью мой друган будет стоять с мобилой напротив въезда на АТС, а я буду дома слушать наушники. Посмотрим, будут ли завтра оттуда что-то вывозить, и будут ли переговоры с этим совпадать по времени.

Меня это интересует только потому, что это прямо возле моего дома, потому что если это действительно какие-то шахтеры переговариваются за городом, а мои наушники каким-то макаром их ловят, то ну его, мне лень искать, что-где-откуда, хотя интересно, конечно, что это за «тела». И еще меня задолбало, что теперь на компьютере ни фильм посмотреть, ни музыку послушать. Попросил знакомого притащить ноутбук: поставим туда «Windows» и впихнем наушники, может, и оттуда ловит, а может, и нет. Короче, завтра отпишусь.

Отвечаю на ваши предположения: знаете, я в заговоры властей не очень-то верю, вот какую-нибудь отравленную хрень возить они могут, и еще устанавливать антенны, которые, возможно, для здоровья опасны это да. Ну, посмотрим.

11 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 14:05

Да, кстати, я теперь натренировался реагировать на звуковой сигнал, который идет перед писком, и успеваю сдернуть наушники, так что голова у меня сегодня болит от огненной воды, и только от нее, хе-хе.

14 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 13:59

Это форменная хрень, милостивые господа. Я собирался отписать еще 12 сентября, но уже 14-е число, а дело в том, что свалила меня болячка. Как ни смешно, начинаю верить в высказывания некоторых посетителей темы об «очищающем сигнале», хотя все-таки вполне может быть, что это совпадение, но об этом позже.

В общем, с субботы на воскресенье мой знакомый и правда стоял с мобилой недалеко от въезда на АТС. Команды, которые в это время слушал я, совпали с открытием ворот восемь раз за ночь, так что вряд ли это была случайность. Я попросил друга пройтись до расположенной недалеко военной части и снова попал в точку. Схема выглядит так: крытые грузовики с пометкой «Л» и фуры выезжают оттуда вместе, едут к АТС, там простаивают какое-то время и примерно через сорок минут выезжают оттуда и едут по направлению к кольцевой. Мой знакомый категорически отказался торчать там всю ночь и долго ругался в трубку, хотя сначала и ему было интересно, но я уговорил его еще раз пройти до АТС, убедиться, что выезжают именно те машины (и, может, увидеть что в них, хотя это было очень маловероятно), а потом возвращаться ко мне, где в честь его подвига мы поднимем чарки. И вот когда он стоял напротив ворот во второй раз, к нему подошли двое (ха-ха) в штатском, показали корочки и спросили, что он тут делает.

Он сходу выдумал какую-то дурь про телку (к роже моего знакомого слово «девушка» неприменимо), с которой должен встретиться, но она не пришла, и т.д., и т.п. И он, мол, тут на нервах, вот по мобиле звонит, а она не отзывается. Двое в штатском сочувственно покивали, и один из них предложил позвонить его телке со своего. Тут мой знакомый дал маху начал что-то невнятное говорить, потом и вовсе сказал: «Ладно, я уже пойду», и пошел, а когда он оглянулся, то увидел, что эти двое так там и стоят и смотрят ему вслед. Короче, он сказал, что больше туда ночью не пойдет, так что теперь вся надежда на меня.

Ну ладно, остаток ночи отбухались и спать легли. В воскресенье было очень весело во второй половине дня, потому о результатах я так и не отписал, хотя на ночь еще послушал переговоры и услышал практически САМОЕ интересное за эти дни, но об этом уже в самом конце. В воскресенье вечером я не пил.

14 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 14:00

В понедельник, как все нормальные люди, я собирался на работу. Проснулся в полвосьмого утра, встал, и голова у меня закружилась так бывает после сна. Я не обратил на это внимания, также не обратил внимания на легкий шум в голове (бухали все же все выходные). Я пошел в ванную, но голова меньше кружиться не стала, наоборот, дойдя до зеркала, я не увидел в нем себя! Кровь прилила (наверное, это так на это было больше всего похоже) к голове так, что я практически ослеп. На ощупь добрался до кровати и улегся. Тут я понял, что шум в голове, на который я изначально не обратил внимания, превратился в постоянный, равномерный гул. Вот если кто-то когда-то пробовал слушать аудионаркотики, то очень похоже: какое-то шипение и тихий вой. У меня поднялась температура до 39 градусов. В общем, к 11 часам я отзвонился на работу и к врачу. Врач приехала после обеда, послушала дыхание, посмотрела горло, спросила, болит ли живот, сердце, и не больно ли мне мочиться. Я отвечал отрицательно, тогда она что-то сказала про возрастное, сделала укол и, выписав какие-то лекарства, уехала. Вот так. Весь день я валялся в постели и видел такие дурные сны и кошмары, которые мне с самого детства не снились. Настолько дурные, что я даже тут о них упоминаю видно, зелье, которое колола мне эта ведьма, было забористое.

Собственно, это всё. Сегодня с утра мне уже лучше, даже сходил в аптеку. Слушать наушники я временно не буду, дайте выздороветь, потому что с таким раскладом поверишь и в мировой заговор, и в шапочки из фольги. Может, найду еще кого, чтобы слушал вместо меня. Но не прямо сейчас. А вот некоторые фразы, что я смог выхватить в вечер воскресенья, помимо обычных фраз, о которых я говорил раньше. Особенно меня заинтересовала последняя из приведенных:

«... в лазарет его везите, быстро, бл!» (почти смешно)

«... на (какие-то цифры-буквы) обвал, там два тела...»

Тут вообще дикий крик, почти ничего не разобрал:

«... отказываются?.. (ответ не услышал) ... под трибунал... сам на месте расстреляю...» (!!!)

Под самое утро:

«... скажи, картинки эти еные пусть не трогают! У очкариков истерика...»

Вот так. Именно из-за последней фразы я не хочу бросать это дело. Все время, что я вчера был в сознании, я обдумывал, что же там такое может быть под землей а уже нет сомнений, что именно под землей и почти у меня под домом!

Что буду делать дальше, пока не знаю, потому что мне все еще хреново. Посмотрим.

Отвечая на ваши вопросы: не знаю, уже не знаю. Город крупный областной центр. Если совсем хана будет выложу сюда точный адрес всех вышеупомянутых учреждений, пока нет.

16 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 20:40

Я уже отошел, практически. Наушники послушать хочется, но боязно. Зато кажется, что самое интересное я как раз и пропускаю. Уговорил другана вместо меня слушать хотя бы некоторое время. Кстати, на ноутбуке, который мне принесли, фокус с наушниками не работает. Ну, не важно.

У меня родился новый хитрый план в связи с тем, что мы совершили разведвылазку. Итак, мы обошли АТС со всех сторон и заодно выгуляли больного меня. С трех сторон никаких проблем не было: дорога, а вот с четвертой находится свалка на месте нескольких заброшенных участков. На свалку и соседи мусор кидают, и из АТС иногда какие-то телефонистские штуки сваливают, с изъятыми драгметаллами, естественно. И вот спьяну решили мы и с этой стороны АТС обойти. Но просто так туда не пролезть: всю фронтальную часть свалки, как я говорил, укомплектовывает бытовой мусор дорогих соседей. И тут мы решили вспомнить детство и летние (когда я к бабушке сюда приезжал) «казаки-разбойники». Детство нас не забыло и откликнулось: если перелезть забор в заднем дворе хрущевки, боком примыкающей к частному сектору, можно пролезть через задние дворы и выйти прямо к этой самой свалке, но сбоку. Я так сто лет уже не ржал то, КАК мы лезли через кучи мусора и задние дворы с матом и шутками-прибаутками, достойно занесения в легенды.

И, надо сказать, лезли не зря. Мы нашли дырку. Прикладываю примерную карту расположения построек на территории АТС. Весь прикол в том, что везде вокруг АТС, как я уже говорил, довольно неплохой трехметровый забор, да еще и с колючей проволокой. Но это ведь Россия. Все-таки Задорнов в чем-то прав. Забор позади свалки, хотя и высокий и с проволокой, но БОЛЬШОЙ его кусок не отремонтирован, не заменен еще со времен Союза! И в нем ОНА дырка, там идут четыре каменных блока, выше сетка, выше проволока. Только вот один из каменных блоков вывалился левой стороной из борозды на столбе, в которой он держался, и упал на землю. За дыркой открытый склад со стенами из железной сетки, там лежат какие-то штуковины, скорее всего, мусор, пластмассовые фигни разрезанные, в которых раньше был проводник их очень много, мы вытянули между сеткой пару (бухие были) они как луки, из них стрелять можно недалеко. Постреляли. Если влезть туда между забором и складом, то можно дойти до места, где есть просвет между хламом. Оттуда, скорее всего, просматривается задний двор.

В общем, идея в том, чтобы тихонько туда пролезть ночью, когда снова будут оттуда вывозить что-то, и посмотреть на это «что-то». Вот так. Когда совсем отойду, скорее всего, попробуем.

19 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 17:26

Фотография со спутника прилагается.

Скорее всего, я пишу здесь последний раз, и только потому, что не привык оставлять начатое. В ближайшее время я постараюсь продать участок и переехать, если не в другой город, то хотя бы за окраины своего.

Мы наметили вылазку, о которой я писал раньше на ночь субботы-воскресенья. В четверг все еще было нормально. Написав прошлое сообщение, я отдал свой компьютер во владение друга, которого уже нельзя было оторвать от наушников, прямо, как меня вначале. В тот вечер он сидел у меня дома, не подпуская меня к агрегату, я же, за неимением чего делать, тупо смотрел телевизор, а потом лег спать. Хотя я и просиживал дома, и на работу мне было не нужно, я очень устал, так как еще не совсем отошел от внезапно подкосившей меня болезни.

Проснулся я часов в одиннадцать утра. Не знаю, когда ушел мой знакомый (ему-то как раз на работу было надо), но, судя по оберткам и количеству пустых бутылок из-под пива, он сидел здесь почти всю ночь. Никаких записок он мне не оставлял, и весь пятничный день я бороздил просторы интернета, читал книгу, в общем, наслаждался жизнью больного. Удивился я только часам к восьми вечера, когда друг мой не пришел на свой пост слушать наушники. Я позвонил к нему домой, и его жена обрадовала меня радостным известием: мой знакомый слег больной с большой температурой, у врача были подозрения на ангину, но горло у моего друга даже не покраснело, ничего не болело, только голова кружилась. Теперь я уже не мог считать свою «болезнь» случайностью слишком знакомые симптомы. Наушники я на всякий случай вообще вынул из компьютера.

Выходило так, что мне одному придется лезть на АТС, или же переносить мероприятие. Собственно, на сомнения по этому поводу я и потратил остаток вечера и субботний день. Именно тогда меня начал волновать один момент: хорошо, допустим, это не совпадение и мы с моим другом оба стали жертвами, как это ни смешно, наушников, которые улавливают радиопереговоры военных и прочей нечисти возможно, что-то где-то отзеркалилось от антенны АТС, хорошо... Но что все-таки это за звук такой? И в нем ли дело? Нагуглил я по этому поводу немного и за неимением информации плюнул, но позже эта мысль получила продолжение, и какое!..

В общем, я решился пойти сам. Ночью в субботу мне пришлось снова включить наушники, хотя мне уже почти на физиологическом уровне было противно слушать любые звуки, которые из них исходят. Я сразу понял, что что-то там у них не так сообщения были не отлаженными, как всегда, а сбивчивыми, слышались и отдельные короткие команды, кто-то спорил на заднем плане, а больше всего было отборного мата. Только все это фигня по сравнению с тем, КАКИМ был звук сегодня. В какой-то момент мне показалось, что у меня кровь из ушей пошла, но самое главное, что если вначале я слышал только что-то невнятное перед писком, то теперь это «что-то» растянулось на всю длину сигнала. Тогда мне показалось, что это похоже на птичий крик. Я все-таки сумел выцепить из этой адской мишуры команды насчет открытия ворот и отправки грузовика они ездили и в эту ночь. Я хлопнул на дорожку водки, оделся в удобную одежду, которую выкинуть не жалко, раздолбанные кроссовки, дебильную кепку с козырьком и вышел на улицу.

19 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 17:27

Меня как будто прокляли по дороге я спотыкался, цеплялся, на пустой улице умудрился врезаться в прохожего, стая собак, которая тихо-мирно жила здесь, умудрилась облаять и чуть ли не искусать меня. Я вам клянусь, они выли на луну этой ночью! Стало спокойнее, когда я перелез забор и углубился в задние дворы. Сначала я немного заблудился, но в конце концов мне удалось выйти к свалке. Сначала я просто постоял у дырки, прислушиваясь отсюда уже было слышно голоса военных, отрывистые команды, которые нереально разобрать человеку, который в армии не служил. Волнение, судя по всему, было нешуточное. Я аккуратно пролез в дыру подросток бы там как раз хорошо поместился, но мне места было маловато. Я, стараясь не цепляться за всякий хлам и не запутаться в проволоке, полез направо, где в хламе виднелся просвет, через который, по моим прикидкам, можно было увидеть задний двор пришлось долезть практически до самого конца. Оказалось, что центр двора занимает постройка, которую снаружи не было видно добротное кирпичное здание советской постройки с двумя въездами в него. Я успел как раз к самому интересному. Увидел я нижеследующее.

Фура, судя по всему, не успела подъехать к зданию: на ее пути стояли солдаты, преграждая дорогу, с ними пытались ругаться какие-то люди в штатском, еще один в штатском о чем-то спорил с кем-то из офицерского состава. Какого-то старика под руки вытащили из постройки, он пытался отбиваться и что-то кричать, но за общим гамом я ничего не услышал. В эту ночь, наверное, я мог бы войти прямо через центральные ворота, и никто бы мне ничего не сказал, так все были заняты. Десяток солдат вбежали в здание. В этот момент я отвернулся было очень страшно, что поймают, я попытался осмотреть территорию АТС; мне все время казалось, что за мной кто-то следит или подкрадывается сзади. И именно тогда я услышал ЗВУК, потом все приняло неожиданно стремительный оборот. Я подпрыгнул от страха, потому что звук этот напоминал именно тот птичий крик, который я слышал в наушниках перед тем, как уйти из дому. То есть это не звучало как крик чайки или какого-нибудь птеродактиля из кино, это прозвучало скорее как набор звуков из речи, но именно с птичьим визгом, свистом, не знаю, как это описать. Я наделал шума, но в мою сторону даже никто не посмотрел: офицер махал рукой, судя по всему, солдатам в здании, что-то орал, из фуры выскочил водитель, один из людей в штатском тоже орал то на офицера, то на всех остальных. Я увидел пятящегося солдата, который тащил что-то, затравленно озираясь. Вскоре из прохода показался еще один и еще. На каком-то дурацком сооружении платформе на колесиках они вытаскивали из здания нечто бесформенное, крупных размеров, затянутое брезентом. Офицер чуть ли не пинками гнал солдат, а человек в штатском сновал вокруг, норовя вцепиться в платформу сам, чтобы она скорее выкатилась наружу. Внезапно появился старик, которого до этого оттаскивали солдаты. Он выглядел совершенно обезумевшим. Вскочив на платформу с прытью, которой позавидовал бы любой подросток, он побежал внутрь здания. И тут ЗВУК раздался во второй раз. Почти одновременно с этим один из солдат, который стоял на сторожке и светил огромным мощным фонарем, больше смахивавшим на прожектор, упустил его вниз, отчего остальные задергались и поднялась полная неразбериха. Солдаты с платформой рванули вперед в мерцающем свете, ударили платформой о стену, офицер и еще какой-то солдат сводили створки огромных металлических ворот здания, кто-то что-то орал, все бегали, как ненормальные, упала какая-то деревянная лестница, которую приставили к зданию...

Когда освещение более-менее восстановилось, я увидел, что люди в штатском снова орут на офицера, а тот орет в ответ, да так, что заглушает тех троих. И тут я обратил внимание на платформу. То, что стояло на ней, опрокинулось, в одном месте брезент упал, и я увидел под ним... зеленую глыбу. То есть я не ручаюсь за свои глаза, но в свете прожекторов и луны это выглядело как огромная каменная глыба бледно-зеленого цвета, по которой что-то стекало, на ней были какие-то рисунки, или мне показалось...

Я не знал, что это была за чертовщина, и знать не хотел. Я увидел достаточно и отправился домой, причем не через дворы, а прямо по мусорным горам свалки. Каким-то образом я добрался до дома, махом выпил почти полный стакан водки и упал в кровать. Даже невзирая на свойственную мне брезгливость, заснул прямо в том, в чем был.

19 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА, 17:28

Я не знаю, что это был за звук и что там происходило. Мне до сих пор кажется, что это какой-то сон, хотя, возможно, сказалось влияние алкоголя, но запомнил-то я все довольно четко! Наушники я больше надевать не буду и другим не дам теперь они завернуты в полиэтилен, как Лора Палмер, и закопаны у меня на заднем дворе. И наплевать на все эти тайны. Поросенок Петр уезжает. Я голос Джека, который говорит: хватит!

Последнее, что я хотел бы добавить, про моего друга. Надеюсь, с ним все будет в порядке его забрали в больницу. У него не спала температура, наоборот, начался жар, бред. Его жена кляла меня на чем свет стоит, вроде того, что это мы допились до чертиков, до белой горячки, я же этим утром просто находился в прострации просто кивал и слушал. И то, что я услышал... Я сразу узнал, откуда это, когда она упомянула о том, что говорил мой друг. Она ругала меня долго, то плакала, то буйствовала и с неохотой сказала, что мой друг попросил отдать мне «какие-то бумажки», после чего выпроводила меня из дому с ними в руках.

Сейчас я сижу и смотрю на буквы, написанные почерком моего друга это записи с ночи четверга. То, что он успел разобрать в переговорах. Сегодня меня дважды ударили шилом в горло всадники личного апокалипсиса Венедикта Ерофеева. Во второй раз когда я увидел в записях переговоров военных, которые оставил мне мой друг, вот это:

«... чем дальше, говорят... ничего не слышно...»

«... прорубили тоннель на (цифры-буквы), тело на (цифры-буквы)...»

«... оно просто огромное.... настоящие лабиринты!..»

«... (помехи) ультразвук, бл, какой-то!..»

«... фрески! Они нашли фрески...»

«... опускайте доктора, это не поднять...»

«... голова трещит... (помехи)»

Там были еще записи, команды, некоторые разговоры, а между ними пометки моего друга: «Я слышу это во время писка и перед ним, это точно какое-то слово», «Похоже на птичий крик» (!) и т. п. Были и разные комбинации букв, которыми он старался записать этот звук.

Первый же раз меня ударило, и я все понял, когда я услышал это из уст жены моего друга, когда она кричала на меня, говоря о своем муже. То, что он повторял это было именно то, что я слышал у АТС и в наушниках, просто не мог разобрать звуков, не мог понять, откуда мне это так знакомо! А потом я вспомнил, и теперь можете считать меня сумасшедшим я уверяю вас, что некоторые из вас тоже узнают этот звук, да что там!.. О нем знали еще сотню лет назад! Возможно, это просто аллюзии по прочитанному когда-то, возможно, мне просто послышалось и я что-то путаю, возможно, у меня снесло крышу, у меня и моего друга, но его жена... Вот что сказала она мне о том, что происходило с моим другом в ночь с субботы на воскресенье, когда я ходил к АТС:

Он орал весь вечер, всю ночь орал, как ненормальный, визжал, повторял одно и то же, потом смеялся, плакал, потом снова начинал:

«Текели-ли, текели-ли, текели-ли!»

«Текели-ли, текели-ли!»

«Текели-ли!»

***
Самые несчастные существа

Я проснулся, когда решил, что мне на грудь легла кошка. Тем памятным вечером накануне я перебрал пива и завалился спать, даже не отключив монитор, только поставив на паузу фильм. Это была пятница, и я решил, что спокойно досмотрю его завтра... то есть уже сегодня, так как времени было за полночь. И вот, ранним утром, серый свет которого проникал в окно, я с неудовольствием понял, что на меня уселась наглая жирная кошка и мешает мне дышать. Вознамерившись прогнать сволочное животное, я открыл глаза и вспомнил вдруг, что никакой кошки у меня нет. Дышать, тем временем, становилось всё тяжелее. Попытался поднять руки. Это простое движение далось мне с величайшим трудом, словно гравитация на планете за ночь резко возросла. Или словно простыня, под которой я (нагишом, как обычно) спал, стала весить сотни килограмм.
И этот вес всё увеличивался.
Я уже практически не мог дышать, непрошеное воображение услужливо показало, как через минуту моя грудная клетка будет раздавлена этой незримой тяжестью. Приступ астмы? У меня никогда не было астмы, и почему паралич? Хрипя и воя, плача от страха и досады, я с превеликим трудом скатился с кровати и грянулся на пол. К тому времени я был уверен, что меня настиг инсульт или что-то вроде, и клял себя за нездоровый образ жизни вообще и выпитое накануне пиво в частности. Надо было добраться до стола, достать мобильный и набрать 112, 911 или что там полагается в таких случаях. На какой-то миг я даже ощутил себя героем сериала о докторе Хаусе и мысленно усмехнулся.
Итак, я свалился с кровати...

И тяжесть пропала. Лёгкие с тихим хрустом рёбер расправились, впитывая живительный кислород. Я встал и прислушался к своему телу. Как будто всё в порядке. Осмотрел кровать. Ничего. Щёлкнул выключателем на стене. То есть хотел щёлкнуть клавиша не нажималась, словно была приклеена. Чертыхнувшись, я пошлёпал босыми ногами на кухню немилосерден сушняк после трёх литров пива.
Кувшин с кипячёной водой кто-то намертво приклеил к столу. Краны на смесителе не поворачивались. Свет не зажигался. Или всё это продолжение ночного кошмара, или чья-то злая шутка, так подумал я про себя и едва не сломал пальцы, попытавшись раздвинуть рывком занавески.
Вы понимаете?

Форточка была приоткрыта, потому что вечером я курил, сидя на подоконнике. Занавески слегка колыхались на прохладном утреннем сквозняке, но на ощупь казались сделанными из титана. Судорожно обошёл я всю квартиру, кроме туалета, потому что его дверь была закрыта и не открывалась. Я пытался трогать и перемещать вещи, дёргал дверцы шкафов и книги на полках, пинал шторы, бил в стёкла и монитор компьютера, толкал пустые бутылки. У меня не получилось даже смазать пальцем оставшуюся на столе каплю пива она была твёрдой; неподвижной и несокрушимой, как скала, как и вообще всё здесь.
Когда я в отчаянии сел на железную, судя по ощущениям, кровать, меня осенило: это остановилось время. Время остановилось, а я почему-то нет. И я сейчас для стороннего наблюдателя невероятно быстро мечусь по квартире, будто какой-нибудь Флэш или Супермен. Поэтому я не могу ничего сдвинуть. Временная аномалия. Time paradox.

Хорошая была теория. Только я ошибся. Да и сам быстро это понял часы шли, люди на улице тоже шли, кричали дети у школы за углом, ехали машины. В девять утра завибрировал будильником и свалился со стола телефон; я не стал его ловить, потому что он раздробил бы все мои кости, но спокойно упал бы на пол. К тому времени всё стало более или менее ясно, хотя для порядка я ещё покричал перед дверью на лестницу, пока не охрип. Простыня. Утром меня чуть не задушила обыкновенная простыня в тот момент, когда я начал утрачивать... материальность. Простыня просто хотела опасть на пустую кровать, и хорошо ещё, что я не сплю в трусах. Вам смешно? Мне тоже иногда бывает смешно. Иногда я смеюсь целыми днями хохочу до изнеможения, не переставая.

Две недели я созерцал один и тот же кадр из фильма Тарантино, оставленный на мониторе, гулял из комнаты в комнату, смотрел в окно, на людей. Голод и жажда больше меня не посещали. Из ощущений осталась только боль, и, чтобы заставить себя хоть что-то почувствовать, я с разбега бился лицом о предметы и стены, резал себе руки о края скатерти, пытался даже выколоть глаз углом оставленной на столике газеты. Шла кровь, но вряд ли её кто-нибудь мог видеть. А умереть у меня так и не вышло, ни тогда, ни потом. В конце-концов, и боль покинула меня.

Спустя две недели началась суета. Приходил брат, потом родители, потом родители и милиция, потом брат и ещё какие-то люди. Мама обычно плакала. Приехали грузчики и увезли кое-что из мебели, брат забрал компьютер. Меня не видели, не слышали. Я понял, что лучше сесть где-нибудь в углу, чтобы тебя не снесли на ходу все эти плотные, материальные тела, пришедшие в твой саркофаг. К тому времени мой рассудок впервые помутился.

Вы спросите, почему я не пытался выйти, выбежать, вырваться на улицу, пока была открыта дверь? О, я пытался поначалу. Ха. Ха. Вся злобная, жестокая ирония мироздания воплотилась для меня в занавеске из деревянных бусин, что висит на косяке входной двери. Глупый и безвкусный, этот элемент декора стал для меня непробиваемой стеной на пути к свободе. Смыкающиеся сразу за спинами входящих и выходящих людей, нити с чёрно-белыми бусинами не оставляли мне ни малейшего шанса на побег.

Прошло два или три года. Я больше не ходил по пустой квартире, старался даже не открывать глаз. Жалкое, невидимое и не оставляющее следов существо, многажды безумное в своём заточении, я сидел в пыльном углу собственной бывшей комнаты месяцами, обхватив руками колени и уставившись в темноту под закрытыми веками. Что я мог? Я ничего больше не хотел. Наверное, именно вот так превращаются в призраков. Тогда знайте, что призраки самые несчастные на Земле существа. Иногда я подолгу стоял у окна и смотрел вниз, где ходят по тротуару ничего не подозревающие люди, смотрел, как свет дня сменяется ночной темнотой, которой на смену вновь и вновь приходит утро.

Кажется, однажды меня увидел маленький ребёнок. Он рассеянно водил взглядом по окнам, а потом огромными глазами посмотрел, казалось, прямо на меня и с громким рёвом убежал в объятия матери.

Потом в квартире поселился первый жилец. За ним ещё один, и ещё. Они менялись быстро я не следил. Может, чувствовали моё присутствие, и им это не нравилось. Сейчас здесь живёт молодая девушка с длинными волосами цвета крыла кладбищенского ворона и старинным именем Виктория. Она натащила свечей, книг по магии и оккультизму. Она покуривает с друзьями травку вечерами, а потом они беседуют про параллельные миры и иные сущности, невидимые человеческим взглядом. Мне впервые стало интересно. Я стал выходить из своего угла; садился за спиной у одного из гостей и слушал разговор.

А недавно Виктория увлеклась теорией, согласно которой на магнитной аудиоплёнке, записывающей звук в пустом помещении, можно услышать голоса умерших людей. У неё не нашлось магнитофона, девушка приобрела обычный цифровой диктофон размером с мобильник. Стала оставлять его включенным в большой комнате на ночь. Ради интереса я однажды что-то провыл в него.
И прибор записал мой голос. Сквозь шум помех и треск статики. Вика, девочка моя, впечатлилась. Я месяц заново учился говорить. Ради тебя, ради себя. Поначалу выходил только вой, но сейчас я уже вполне разборчиво могу говорить слышишь? Ты вновь оставила включенным свой диктофон, спасибо. Я смог рассказать свою историю. Ты ведь как раз нечто такое хотела услышать? Не так ли? Я говорил долго, и за окном наступает очередное утро. Я охрип и устал. Сейчас я вернусь в нашу комнату, сяду, как обычно, возле кровати и стану гладить тебя по волосам своей скрюченной рукой, напевая беззвучную колыбельную.

***
Список покупок

Тебе на мобильник звонит мама. Поскольку ее машина сейчас в мастерской, она просит тебя зайти в магазин и купить несколько мелочей хлеб, молоко, кашу и куриную грудку.

Записав требуемое, ты неохотно садишься в автомобиль и едешь в ближайший магазин. Кассирша, пробивая товары, бросает тебе: "Похоже, в ближайшее время у вас не будет дефицита молока"

Приехав домой, ты стучишь в дверь несколько раз. Нет ответа. Изловчившись, достаешь ключи, открываешь дверь. В коридоре темно. Ставишь пакет с продуктами на пол, попутно заметив, что неподалеку стоят шесть точно таких же. Из некоторых несет скисшим молоком и протухшей курицей.

Мама?

Нет ответа. Проходишь в гостиную.

Там, на диване, с аккуратно отрезанной головой на коленях, сидит твоя мать.

Вызываешь милицию. Эксперт выясняет, что она мертва уже примерно неделю. Вызванный психиатр разговаривает с тобой после того, как ты дал показания. Сидя в коридоре, ты слышишь, как он разговаривает со следователем.

"Это не редкость, когда люди, страдающие шизофренией, многократно повторяют свои действия", говорит он.

Ты напряженно вспоминаешь всех знакомых, которые могли бы сойти за шизофреников. Безуспешно. Но кто, кто же тогда это сделал?

У тебя звонит мобильный телефон.

-Привет, дорогой, это я. Не мог бы ты заскочить в магазин и купить пакет молока и куриную грудку? Ах, да, и еще мне нужна каша и немного хлеба.

Без проблем, мам. Скоро буду.

Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 11219510
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий