николя


я состояниедиссонанса в голове давления в артериях и шелушащейся кожи на лице вечером в минус тридцатья шелушащаяся на морозе кожащеки нос веко лоб и обконченные губыя состояние безумного помешательства в изолированном вакууме идей суждений предположений и слов задыхающихся от этой изоляции и заставляющих говорить но не быть услышанным говорить но не бытьмы пустые места с самими собой мы боги творцы ангелы мухаммеда в каждом разговоре с кем-то другим и Мы будды по ночам когда точка просветления достигает пика вместе с достижением пика в мастурбации той самой что установлена для нас как ежедневная норма Партии мы будды по ночам пока состояние нирваны не обрывается нашими слезами о старых обидах событиях местах людях географических открытиях наших потерянных прогулок и всем всем всем делая нас не больше чем просто сгнивающими трупами мертвых собак под желчным солнцем всеобъемлющего пространства повышенного атмосферного давления давления которое выполняя свое лексическое предназначение давит на нас со всей силой заставляя думать насилуя свое сознание осознание и подсознание использованными вибраторами из магазинов любви и чувств заставляя не понимать Кто мы Зачем и Стоило ли говорить именно ту глупую шутку в разговоре пять лет назад Стоило так рьяно противопоставлять себя и общество Стоило ли превращать свои юношеские чувства в кухонный нож с затупившемся лезвием но который так быстро и легко обезглавливает тебя спуская с небес на землю с целью заставить ненавидеть с целью заставить презирать самого себя и презрение это нарастает с каждой секундой на отлично выполняя порученное ей задание засеять и вырастить Ту Самую Ненависть и получив нужные и огромные гонорары за проделанное она уходит оставляя диссонанс вопросы изоляцию удушливый спертый воздух сломанные кровати грязные простыни и облитые бензином и спермой руки и каждый день просыпаться богом творцом и ангелом мухаммеда перед выходом в школу в тысячу и один узел зашнуровываю все как учила мама во времена обшарпанных стен детских садов с игрушечными неваляшками пуховыми одеялами и невкусным киселем по дороге кто-то зовет по фамилии оборачиваюсь кричат здравствуй восходящая звезда русской литературы достаю пистолет застреливаюсь иду дальше киоски газеты свежий выпуск великий поэт двадцать первого века застрелился прямо на глазах журналистов иду дальше покупаю черную краску под окнами своего дома вырисовываю пенисы иду дальше киоски газеты свежий выпуск в своем последнем интервью поэт раскрывает тайны своей гомосексуальной жизни и любви к большим и толстым иду дальше две ветвистые дороги щебенка какого-то странного цвета персиков иду дальше выбрал первую дорогу на пути к метро ускорил шаг иду дальше еду дальше люди столпились думаю что случилось иду дальше думаю что случилось и иду дальше не обращаю внимания на труп с височной раной люди как-то странно смотрят иду дальше шарф закрывает лицо иду дальше думаю иногда забавно смотреть на свою смерть иду дальше я сгниваю
усаживаю себя на стул чтобы думать что тело живо и еще может из себя что-то выдавить но выдавливаю только гной из воспаленных прыщей и плохо обработанных ран просыпаюсь утром чтобы создать иллюзию иллюзии видимости того что еще могу просыпаться я обедаю завтракаю ужинаю обедаю завтракаю ужинаю завтракаю обедаю учиться работать рожать можно все вместе можно по этапам можно что-то пропускать и опускать но рожать все равно обязательно наша жизнь крутится вокруг двух противоположных половых гамет а мы продолжаем говорить и рассуждать о вопросах жизни и смерти философских подходах к познаваемости мира и новых движениях оппозицииза секунду до обсуждения любимой позиции в своей постелияпостелья водный матрас с рыбными головами внутри камнями на дне аквариума и камнями в почках яводоросльяудивительной формы водоросльв состоянии самого искривленного и уродливого обрывочного разочарования выставляю себя Самым Уникальным Товаром черного моря по доступным ценамнайди меня на витринах больших супермаркетов в маленьких уличных ларьках круглых консервных банках и ведрах базаров и рынков вне взоров любопытных детейя сгниваю ясгниваюя пишу чтобы передать запах своего гниения в каждой букве и слоге криво составленного текста на скорую руку завещая свое разложение как наследствотуда жепару дырявых носков лобковые волосы и томик старого доброго преступлениянаказание завещаю государству и каждому потерянному в капитализме буржуазному хую поверченному на самом же себесотни полтинники десятки и любые скрученные купюры подписываюсь раздать каждому школьнику с исколотыми венами и бездонными глазами своей необъятной родинывсе свои вещи передарил друзьям бумагу истратил на письма стерки протерлись а карандаши источились в портретах хожу в одном Том Самом зеленом свитере отцовских рейвов конца восьмидесятых и растянувшихся джинсах материя сборная солянка матери и отца мясная нарезка из слов и чувств из органов и пары литров кривоя все оплодотворенные яйцеклетки и рванные презервативыя следы от помады на стенках общественных унитазов я жирные опечатки на кране и умывальниках и я номер телефона Той Самой девы марии с Тверскоймой свитер такой же чистый как каждая из дев марии и матерей терезыходим на пару вдвоем грязные немытые и хорошо и грустно жаль только никто с нами больше не дружит окнососедской квартиры мамина любимая кружка хрустальные чашки стеклянные кувшины вазы тарелки миски и сервиз времен твоего прадеда статуэтки из чистого кварца сосульки сбитые развеселыми школьниками экран монитора камера радио и очки одноклассницы напротив бутылка недопитого зеркало на комоде и зеркало в маленьком защитном костюме в виде пудреницы фарфоровые куклы колени лицо и твое треснувшее сердце я смотрел на поверхность пола с разбитыми вещами вокруг было грустно забавно и холодно смешно когда грустно и грустно когда смешно потому что детские стоны и крики из подвала соседа легко перепутать со звонким смехом и выдохом после победы забавно смотреть на обложки журналов вчитываясь в заголовки и составляя из букв в названиях слова хуй пизда вагина родина забавно смотреть на проезжающие автомобили визжащие своими моторами и рожающими женами водителей забавно смотреть на стенки унитаза изнутри пока твоя голова опускается туда о спасибо великие страдальцы и агрессоры моего времени только благодаря вам я узнал красоту внутренних стенок школьных туалетов и искусство разбитых носов забавно смотреть как его руки трясутся от злости а мои от ее отсутствия забавно смотреть на попытки сказать новое слово с забитым едой и хуями ртом забавно кричать молчать кусаться смеяться забавно забавно забавно все только забавно еще вчера ты был похож на чучело обезглавленное солнцем и кривыми клювами черных ворон обезображенных колесом сансары в своем очередном перерождении
сегодня бросаешь вызов каждому кто назовет ход событий продуманным алгоритмом слов и действий показывая себя главным революционером своего времени исключительным бунтовщиком борцом за новое слово и справедливость способным плюнуть в лицо глаз зрачок зеркалик всеобъемлющего бога судьбы новый наполеон македонский рембо керуак и берроуз но ты только тот самый раскольников посчитавший себя способным убить вошь проснувшись на утро самой дрожащей тварью я смеюсь с каждым словом и визгом в попытке унизить несуществующего собеседника обливая бензином у горящего костра моей скучно прожитой молодости все тот же нигилист все тот же особенно уникальный патриарх церкви святой революции блюститель порядков беспорядка и юный анархист двадцатого посвящая себе же тексты выставляю себя королевой бессвязного чучело обезглавленное при первой же попытке сказать что-то стоящее позже, по слухам, именно из-за стимуляторов он начал сходить с ума поступки и решения в военных вопросах становились менее обдуманными речи более быстрыми и бессвязными а все действия и мысли абстрактно безумными буйство разгул вакханалия смена темы смена курса смена серебряных монет на медные виселица эшафот восстание и церковные расколы к черту

Приложенные файлы

  • docx 11252356
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий