история протестантизма в Миассе


«Только живите достойно благовествования Христова,
чтобы мне, приду ли я и увижу вас, или не приду, слышать о вас,
что вы стоите в одном духе, подвизаясь единодушно за веру Евангельскую...»
Послание Филиппийцам 1:27
Можно только гадать
Признаться честно, при подготовке материала пришлось изрядно попотеть (так как все сведения обрывочны и не систематизированы), перелопатить не только горы литературы, но и разыскать живых участников тех далеких событий, их детей и внуков.
Когда на миасскую землю ступила нога первого евангельского христианина неизвестно, об этом можно только гадать. Так, например, старший научный сотрудник челябинского центра историко-культурного наследия Владимир Боже в разговоре с нами высказал весьма интересное предположение проникновения первых протестантов в южноуральские земли.
-Конец 19-го начало 20-го веков связано было с массовым переселением, -- рассказывает В. Боже. -- Огромное количество людей из перенаселенных центральных губерний, а также Украины устремляются в Сибирь в поисках новых более плодородных земель и лучшей жизни. В Челябинске в 1892-1896 годах был построен один из крупнейших в России переселенческих пунктов, где ежедневно до 20-30 тысяч человек ожидало отправки в Сибирь. И многие из приезжих оставались здесь, рассредотачивались в крае. Среди мигрирующих были семьи (чаще всего это семьи предпринимателей), исповедующие протестантскую веру. Вот таким образом евангельские христиане и попадали к нам. А специальных миссионерских групп здесь не было.
Причем тут немцы?И все же первое упоминание о миасских протестантах мы нашли в главном городском историческом документе — летописи Миасского завода Петропавловской церкви. Так, например, известно, что в 1859 году в Миассе уже проживало 8 лютеран (одно из наиболее старых протестантских течений в христианстве). 
Вообще же на Южном Урале первые лютеране появились ориентировочно во второй половине 18 века, когда на рудники и заводы прибыли специалисты рудного дела в основном из немецких земель. Первая евангелическо-лютеранская община официально была утверждена в Златоусте в 1810 году и состояла из немцев и латышей. Поэтому не исключено, что из соседнего города лютеране могли легко попасть и в Миасс.
А первые серьезные попытки создать общину в Миассе среди спецпереселенцев (трудармейцев) в 1952-1953 году предпринял лютеранский проповедник Х. Кречмар. Молитвенные собрания проходили на частных квартирах, в них принимало участие до 30 человек. Среди лидеров домашней церкви были рабочие И. Готман и А. Гартман (последняя была осуждена по ст. 58 УК РСФСР за религиозную деятельность).
Между тем, лютеранские общины в Миассе продолжали существовать вплоть до начала 21 века. В большинстве своем их представляли репрессированные немцы, в том числе переселенные при Сталине на Урал из европейской части России. Последняя небольшая лютеранская община, состоящая из престарелых людей, прекратила свое существование в 2002 году. Несколько членов церкви, в числе которых и семья пастора Виктора Лаукерт, эмигрировали в Германию. Остальные же в силу своего возраста покинули этот мир.
Из Империи в страну СоветовПожалуй, наиболее яркими представителями евангельского движения в Миассе стали христиане-баптисты (конфессия протестантского христианства, вышедшая из среды английских пуритан). В одной из статей семитомной энциклопедии Челябинской области автор М. Сляднев рассказывает, что первые миасские баптистские общины появились еще в конце 19-го – начале 20-го веков. Откуда? Попробуем предположить... 
Известно, что в 1916 году из-за отсутствия необходимых площадей на златоустовском механическом заводе производство напильников решено было перенести в Миасс. Туда же из Риги переправили спецоборудование, купленное царским правительством у английской фирмы «Томас Фирт и сыновья». Не исключено, что вместе с этим оборудованием в Миасс прибыли и латышские специалисты, рабочие, исповедующие баптизм. Кстати, в пользу этого предположения говорят и рассказы пожилых членов общин, которые вспоминают, что когда-то в общине действительно были латыши.
Со временем евангельские церкви стали расти, их членами становились уже местные жители, обратившиеся к Богу. Советская власть поначалу достаточно лояльно относилась к общинам этого вероисповедания. Однако с наступлением 30-х годов для верующих настало время серьезных испытаний, впрочем, как и для всех остальных конфессий. Различные религиозные организации все чаще стали привлекать к себе внимание со стороны чиновников.
Научный сотрудник миасского краеведческого музея Нина Чухарева в своей статье «Церковь и советская власть в Миассе» (http://www.kraeved74.ru/pages_print_65.html) пишет: «...Закрыты были духовные центры всех религиозных конфессий, находящихся в Миассе. В архивных документах упоминаются Старообрядческая Покровская часовня (председатель совета — Козицин Е. Е.) и Свято-Троицкая, община Евангельских христиан баптистов. В 20-е годы прошлого столетия прекратил свое существование и Никольский женский старообрядческий монастырь недалеко от озера Кысыкуль...» 
Со временем советский гнет становился все сильнее и сильнее. По словам очевидцев, например, чтобы совершить обряд водного крещения, верующие в тайне собирались на Ильменском озере. Однако бывали случаи, когда бдительные сотрудники КГБ уже поджидали христиан в засаде. Нередки случаи привода служителей в милицию, Горисполком, где им «прочищали» мозги, пытаясь запретить веровать.
«В основном собирались скрытно, -- вспоминала, ушедшая в вечность, пожилая прихожанка Мария Антоновна Хонякина. -- Однажды домой пришли с милицией и всех забрали, в том числе и меня. Когда сидела перед кабинетом, ожидая своей очереди на допрос, в душе не было страха. В сердце звучали слова из Библии: «Когда поведут предавать вас, не заботьтесь наперед, что говорить, и не обдумывайте, ибо не вы будете говорить, но Дух Святой». Мои силы еще более укрепились, когда я увидела брата во Христе, выходящего из кабинета КГБ с узелком в руках. Тогда все обошлось благополучно, но некоторых верующих в последствие все-таки посадили».
Закрыли из-за гриппаМаразм действительно крепчал. Доходило до того, что верующих, прежде чем крестить (например, молодого человека), обязывали подавать заявление в Горисполком, где принималось решение: разрешить или запретить. Последнее случалось чаще. В разъяснении о порядке применения законодательства «о культах» от 26 июля 1961 года говорилось, что церковь не имела права «создавать кассы взаимопомощи и заниматься благотворительной деятельностью; устраивать религиозные шествия; совершать религиозные обряды и церемонии под открытым небом, а также в квартирах и домах верующих; организовывать паломничества к святым местам».Миасский краевед Нина Чухарева, ссылаясь на архивные документы, приводит документальный пример гонения на верующих: «Местная власть зорко следила и буквально выслеживала все собрания. 15 марта 1960 года настоятель Миасской православной церкви Завьялов Константин Павлович без спросу устроили сбор верующих в пос. Тургояк по ул. К. Маркса в доме № 44. Сюда пришли 70 взрослых и 20 детей. Но на «место происшествия» прибыли представители горисполкома и поссовета и остановили «безобразие». Причем в документе указывается причина «благого действия» органов власти: «Скоробогатов и Завьялов могли способствовать распространению среди населения инфекционного заболевания — гриппа».
В годы войны и послевоенный период немногочисленная баптистская община (до 50 человек) продолжала существовать, несмотря на все запреты и репрессии в отношении служителей церкви. Молитвенные собрания продолжали проводить на квартирах верующих. Одним из первых пасторов баптистской церкви стал Василий Григорьевич Солодянкин. Будучи солдатом еще царской армии, Василий Григорьевич попал на Первую мировую войну. Братаясь с немцами, от них получил в подарок Библию и узнал об истинном Спасителе душ человеческих. После демобилизации жил в Кировской области. В 1932 году с семьей переехал в Миасс. Работая на Мелентьевском прииске, нашел единомышленников, с которыми и начал изучать Библию. В числе тех, кто также стоял у истоков баптизма в Миассе и прошел, как говорится, сквозь огонь и воду — Федор Козловский, Герхард Пеннер, Абрам Левин, Петр Фризен, семьи Кондыбиных, Царыгиных, Обвинцевых, Борецких, Гладковых и многих других.
Миасс — духовный центрНаконец, пожалуй, самым молодым протестантским движением в Миассе стали христиане веры евангельской (или пятидесятники — от названия библейского праздника «Дня Пятидесятницы») -- одно из направлений позднего протестантизма. На Южном Урале появление общин пятидесятников относится к 1940-50 годам. Примерно в это же время пятидесятники попадают и в Миасс. Их общины в основном состояли из бывших переселенцев с Западной Украины и трудармейцев. Советские годы также стали серьезным испытанием для верующих. Однако репрессии и уголовные преследования не сломили их духа. 
С середины 90-х Миасс наравне с Челябинском становится духовным центром пятидесятников, где миссионерскую и внекультовую деятельность до сих пор продолжают вести несколько религиозных организаций.
Что касается Миасса, то в 90-е годы сюда последовательно приезжают сразу несколько семей миссионеров: семья Владимира Сыромятникова, Виктора Марченкова и Александра Николаева. Благодаря миссионерской деятельности последнего в мае 1998 году решением церковных советов через слияние двух небольших общин появляется церковь «Святой Троицы» Христиан Веры Евангельской.
Известны и другие протестантские деноминации, действовавшие на территории города, но сведений о них, к сожалению, крайне мало.На сегодняшний день по неофициальным данным общая численность евангельских христиан в Миассе составляет порядка 2000 человек.

Приложенные файлы

  • docx 11252502
    Размер файла: 21 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий