Бэтмен и Философия: душа темного рыцаря. pdf


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Серия Философия Блэквелла и Поп-культура представляет:
Редактор серии: Уильям Ирвин
Гриффины и Философия
Под редакцией Джереми Дж. Вишневски
Ежедневное шоу и Философия
Под редакцией Джейсона Хольта
Остаться в живых и Философия
Под редакцией Шеран Кайе
24 и Философия
Под редакцией Ричарда Дэвиса, Дженифера Харда Вика
и Рональда Вида
Звездный крейсер «Галактика» и Философия
Под редакцией Джейсона Т. Эбрела
Оффис и Философия
Под редакцией Джереми Дж. Вишневски
Доктор Хаус и Философия
Под редакцией Генри Якоби
Герои и Философия
Под редакцией Девида Кайла Джонсона
Металлика и Философия
Под редакцией Уильяма Ирвина
Южный Парк и Философия
Под редакцией Роберта Арпа
БЭТМЕН
ФИЛОСОФИЯ
Душа Темного Рыцаря
Редакция Марк Д. Вайт
и Роберт Арп
Посвящается памяти
Хита Леджера (1979 - 2008)
СОДЕРЖАНИЕ
Благодарности:
Речь для Оскара,
которую Джордж Клуни никогда не произнесет

Вступление: Загадай мне загадку...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ВСЕГДА ЛИ ТЕМНЫЙ РЫЦАРЬ
ПОСТУПАЕТ ПРАВИЛЬНО?
Почему Бэтмен не убьет Джокера?

5
Марк Д. Вайт
Правильно ли создавать Робина?

19
Джеймс ДиДжиованна
Добродетельная ненависть Бэтмена

30
Стивен Кершнар
Ничейная Земля: Порядок в Готэме
и Новом Орлеане
42
Бретт Чендлер Паттерсон
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
СПРАВЕДЛИВОСТЬ, ЗАКОН И ПОРЯДОК:
ГДЕ ТУТ НАХОДИТСЯ БЭТМЕН?
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭТИКА: СТАНОВЯСЬ

КОСТЮМИРОВАННЫМ КРЕСТОНОСЦЕМ
Обещание Бэтмена

88
Рэндэлл М. Дженсен
Должен ли Брюс Уэйн становиться Бэтменом?
105
Махеш Анантх и Бен Диксон
Как поступит Бэтмен? Брюс Уэйн
как моральный ориентир

119
Райан Инди Родес и Дэвид Кайл Джонсон
Без маски: Как кто-нибудь может стать Бэтменом? 134
Сара К. Донован и Николас П. Ричардсон
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
КТО ТАКОЙ БЭТМЕН?
Руководящий Готэм

58
Тони Спанакос
Безумие Джокера:
Можно ли возложить на Клоуна
моральную ответственность?
75
Кристофер Робичауд
11
Может ли Бэтмен быть Джокером?
148
Сэм Коулинг и Крис Рагг
Каково быть Бэтменом? 176
Рон Нови
Кризис личности Бэтмена и

семейное сходство Виттгенштейна

164
Джейсон Саутворт
ЧАСТЬ ПЯТАЯ
БЫТЬ ЛЕТУЧЕЙ МЫШЬЮ: ПРОНИКНОВЕНИЕ В
ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ И ДАОСИЗМ
Темная Ночь и зов совести

208
Джейсон Дж. Говард
Конфронтация Бэтмена со Смертью, Страхом и

Свободой
223
Дэвид М. Харт
Лучшие в мире... Друзья? Бэтмен, Супермен,

и Природа дружбы

252
Дэнниел П. Мэллоу
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
ДРУГ, ОТЕЦ ... СОПЕРНИК?
МНОЖЕСТВО РОЛЕЙ БЭТМЕНА
Почему Бэтмен лучше, чем Супермен?
238
Гален Форесман
Дао Летучей Мыши

Бэт-Цзы
Покидая тень летучей мыши: Аристотель, Кант и

Дик Грейсон о нравственном воспитании
268
Карстен Фог Нильсен

СОДЕРЖАНИЕ
Альфред, Темный Рыцарь веры:
Бэтмен и Кьеркегор

191
АВТОРЫ:
Клоуны принцы (и принцессы) 294
казуистики и
категорических императивов
БЛАГОДАРНОСТИ
Речь для Оскара, которую
Джордж Клуни никогда не произнесет
Мы хотим поблагодарить Лигу Справедливости (Эрика
Нельсона, Конни Сантистебан и остальной персонал Вилей) за их
бережливый присмотр и драгоценный вклад; Комиссара Гордона и
Департамент Полиции Готэма (Джефф Дин и Блэквелл), благодаря
которым зародился этот проект; и Томаса Уэйна (Билл Ирвин) за
его неоценимую помощь и вдохновение. Не бойтесь, Билл все еще
жив, а иначе кто будет курировать
Бэтвумен и Философия
Марк желает выразить благодарность легиону писателей,
художников и редакторов, десятилетиями вселявшими жизнь в Бэ
тмена; и Роб хочет сказать спасибо своей жене Сьюзан (ни смотря
на то, что она никогда не писала истории о Бэтмене – ни одной!»).
ЗАГАДАЙ МНЕ ЗАГАДКУ...
Мы знаем что вы подумали (потому что мы умные, мы
философы): «
Бэтмен и Философия
? Серьезно? Зачем?»
Что же, раз вы сами спросили... Мы верим, что Бэтмен
самый целостный персонаж из всех, когда-либо появлявшихся на
страницах комиксов и графических новелл. Потому что истории о
нем, за последние семьдесят лет, и даже больше, представленные
не только в книгах комиксов, но и в мультипликационных филь
мах, телевизионных шоу и кино, обеспечивают нас колоссальным
количеством материала для философских дискуссий. И, потому
что у нас просто появился шанс, вкупе с другими двадцатью фа
натами, скомпилировать страсть к персонажу с нашей любовью к
философии, и выплеснуть все это на страницы книги, которую вы
держите в руках. (И не надо нас благодарить — мы сами счастли
вы от того, что сделали это.)
Одна из причин по которой Бэтмен привлекает огромное
число людей со всего мира в том, что он «простой человек», хоть
все таки и не такой простой, как остальные. Он посвятил всю
свою жизнь отмщению за смерть родителей и других жертв пре
ступности, и, рискуя жизнью, защищает свой город Готэм. Тра
тит долгие годы, силы, страдания на тренировку тела и разума,
доводя их до совершенства. Он богат, но предпочитает аскетизм
(если не считать такую роскошь как дворецкий) на пути к своей
цели, которая никогда не будет достигнута. И, он делает все это в

костюме большой летучей мыши. (Носить костюм? Это можем и
мы, но сейчас не об этом!)
Что заставляет человека вести столь экстремальный образ
жизни? Вершит ли Бэтмен добрые, правильные или добродетель
ные дела? Говорит ли его навязчивая идея «миссии» что-нибудь
о нем самом? Как он относится к партнерам, друзьям, врагам?
Какого это на самом деле быть Бэтменом? Это все сложные фи
лософские вопросы, и когда мы читаем истории о Бэтмене, мы
не можем ему помочь, но, тем не менее, думаем обо всех этих
вещах (из таких дум, записанных на бумагу и получается книга).
Двадцать глав под обложкой исследуют вопросы этики, личности,
дружбы, политики, и многие другие, используя примеры из зна
менитых комиксов о Бэтмене: «Возвращение Темного Рыцаря»,
«Год Первый», «Ничейная Земля», «Смерть в Семье», и «Убийст
венная Шутка», наряду с ними нам помогут различные фильмы,
анимационные сериалы, и, да, даже раритетный, 1960-года теле
визионный сериал с Адамом Вестом и Бартом Вардом.
Так что, если вы знаете что-либо о воскрешении Джейсо
на Тодда, или способны процитировать роль Джека Николсона
из первого фильма о Бэтмене Тима Бертона, или, просто любите
надевать плащ и маску, значит в этой книге есть что-то и для вас.
Бэт-сигнал светит — Вперед!

ЗАГАДАЙ МНЕ ЗАГАДКУ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ВСЕГДА ЛИ ТЕМНЫЙ
РЫЦАРЬ ПОСТУПАЕТ
ПРАВИЛЬНО?
Почему Бэтмен не убьет Джокера?
Встречайте Джокера
За последние несколько десятилетий, Джокер трансформи
ровался из Клоуна-Принца преступного мира в гениального убий
цу, не имеющего конкурентов. Самые известные его злодеяния,
во-первых, убийство второго Робина, Джейсона Тодда, которого
он забил ломом, почти до смерти, прежде чем взорвал. Во-вто
рых, застрелил лейтенанта Сару Эссен, вторую жену Комиссара
Джима Гордона, на глазах не менее десятка детей, заманив ее к
себе, угрожая убить их. И, годом ранее, Джокер стрелял в Барбару
Гордон — дочь Джима Гордона и, по совместительству, Бэтгерл
— что парализовало ее нижнюю часть тела, а затем пытал Джима,
заставляя смотреть на фотографии его дочери, лежащей на полу,
голой и истекающей кровью. Так же не стоит забывать о беско
нечном числе простых горожан Готэма — Джокер даже уничто
жал многих из своих собственных приспешников!
Каждый раз, сбегая из лечебницы Аркхэм, Джокер со
вершает гнуснейшие преступления — которые философ Джоел
Фейнберг (1926 — 2004) называл «Больные! Больные! Больные!»

Марк Д. Вайт
или «Трижды больные».
Конечно, Бэтмен снова ловит Джокера и
помещает обратно за «закрытые двери» Аркхэма.
Детектив знает,
что Джокер сбежит, и что ему, возможно, посчастливится кого-
нибудь убить, если только он не сможет это предотвратить, что
получается далеко не всегда.
Так почему Бэтмен не убьет Джокера? Подумайте сколько
людей он бы спас! А еще лучше, представьте все те жизни, кото
рые могли остаться неприкосновенны, сделай он это годы назад,
даже ближайшие друзья и напарники Бэтмена могли выжить.
Комиссар Гордон рассматривал возможность убить Джокера не
сколько раз и Темный Рыцарь единственный кто его сдерживал.
В одной из мрачнейших сцен в комиксе «Бэтмен: Хаш», Бэтмен
очень близок к тому, чтобы уничтожить Джокера, но Джим его
останавливает, Детектив спрашивает комиссара, «Сколько еще
жизней мы позволим ему разрушить?» на что Джим отвечает,
«Мне наплевать сколько. Я не позволю ему разрушить твою».
Таким образом, Бэтмен может думать и представлять себе
сколько угодно вариантов убить Джокера, но все равно никогда
этого не сделает, хоть тот и является самым жестоким и смер
тоносным из всех его врагов. Бэтмен отказывается убивать не
только Джокера, но и вовсе, если не считать самых ранних дел.
Он утверждает, что убийство превратит его в такого же преступ
ника с которыми он поклялся сражаться. Но это очень эгоистично
— многие могут сказать: «Эй, дело не только в тебе, Бэтс!» Пра
вильно ли это? Обычно мы думаем, что человек обязан сделать
Что-то, что спасет множество людей, но что если это «Что-то»
подразумевает собой убийство? Что важнее, делать хорошие вещи
или не совершать плохие? (Ох, Альфред, тут нам понадобится
В этой главе мы рассмотрим этические вопросы убийст
ва ради предотвращения будущих смертей, проблему с которой
столкнулся Бэтмен, когда на одной чаше весов расположился его
моральный кодекс, а на другой бесчисленное количество жиз

МАРК Д. ВАЙТ
ней, требующих спасения. Вообще-то, этот вопрос поднимался
в комиксах уже множество раз, последний — двумя злодеями
Хашем и Джейсоном Тоддом (воскресшим из мертвых), и ранее
Джином-Паулом Уолли («Падение Темного Рыцаря»), хоть ни у
одного из них нет морального кодекса, как у Бэтмена.
Я подниму
его проведением некоторых теоретических философских экспе
риментов, позволяющих нам проследить метаморфозы с этикой,
разбив вопрос на ряд основных, базовых элементов, прямо как
Бэтмен, при расследовании преступления. (Может не именно так,
но дайте парню помечтать!)
ПОЧЕМУ БЭТМЕН НЕ УБЬЕТ ДЖОКЕРА?
Бэтмен Утилитарист или Деонтологист?
(Или ни тот ни другой?)
Аргумент в поддержку убийства Джокера четок и прямо
линеен — если Бэтмен пойдет на это, он предотвратит множест
во смертей, причиной которых мог бы стать Клоун в будущем.
Подобное соображение вполне типично для утилитаризма – эти
ческой концепции требующей от нас максимизировать полнейшее
счастье и получать блага в качестве результатов наших действий.
Спасение множества жизней ценой одной представляет собой чи
стейшее благо или пользу. Это, конечно же, трагичный выбор, но
утилитаристы в целом одобряют его. (Мы можем присовокупить
к вышесказанному такие соображения, как удовлетворение чувст
ва мести семей его прошлых жертв, или компенсация
несчастий, что Клоун принес людям, убивая кого-либо, но, давай
те оставим пока все как есть.)
Супергерои в основном не утилитаристы. Конечно, они
стремятся к счастью и благополучию, как простые люди, но есть
определенные вещи, которые они не могут делать, чтобы добить
ся их. Преступники, зная это, пользуются ситуацией в свою поль
зу: а иначе, почему они, по вашему мнению, берут в заложники
невинных людей? Супергерои, как и полиция в нашем, реальном
мире, не хотят рисковать невиновными жизнями, чтобы остано
вить злодеев, хоть принесенные ими жертвы и могут впоследст
вии спасти еще больше жизней. Очень важно, что супергерои не
убивают, даже ради спасения огромного числа людей.
Но почему же они отказываются так поступать, приняв во
внимание эти аргументы? Утилитаристы не понимают подобных
высказываний: «Ты позволишь умереть многим людям, потому
что не хочешь убивать одного?» Фактически, это именно то, что
Джейсон Тодд и Хаш сказали Бэтмену. Хаш спросил: «Как много
жизней, по-твоему, ты стоишь, сколько семей ты разрушил, по
зволив Джокеру жить?.. И почему? Из-за своего долга? Твоего
чувства справедливости?» Джейсон Тодд отреагировал на ситуа
цию куда сильнее (конечно же): «Брюс, я прощаю тебя за то, что
не спас меня. Но почему, почему Бога ради, он еще жив? Проиг
норировать все, что он совершил в прошлом. Слепо, глупо, не об
ращать внимания на бесчисленные ряды могил, что он заполнил,
на тысячи пострадавших... друзей, что он покалечил... Я думал...
Я думал мое убийство... Что я последний кому ты позволишь ему
навредить».
Стандартный ответ Бэтмена всегда таков, что, убив
кого-либо, он встанет в один ряд с преступниками, с которыми
поклялся сражаться, или что он боится, однажды переступив чер
ту, что не сумеет остановиться — думаю, на самом деле он силь
но желает смерти Джокера.
Пока утилитаристы считают допустимой смерть одного
человека ради спасения большинства, ученики этической школы
деонтологии, думают по-другому.
Деонтологисты осуждают мо
ральную составляющую акта основанного на качественных осо
бенностях самого акта, независимо от результатов, вытекающих
из него. Для деонтологистов, цель никогда не оправдывает сред
ства, а средства должны основываться на достоинствах и благах.
Итак, даже если убийство может остановить в будущем ряд дру
гих смертей, для них это не имеет никакого значения, единствен
ное, что важно так это сам факт того, что убийство – плохо. Но, и

МАРК Д. ВАЙТ
у самых преданных деонтологистов существуют исключения из
правил, например, вполне допускается применение крайних мер
ради самозащиты. Таким образом, убийство допустимо, но только
ради правильных целей? Возможно, смерть серийного маньяка
является как раз одной из таких целей? Давайте выясним это, но
до этого прокатимся на трамвае...
На Бэт-трамвае, профессора Томсон!
Одна из множества классических моральных дилемм,
обсуждаемых философами – «проблема трамвая», введенная
Филиппом Футом и разработанная Джудит Джарвис Томсон.
Представьте, что трамвай катится вниз по рельсам. Впереди на
его пути пять человек, не слышащие приближения трамвая и не
способных самостоятельно сойти с рельс. К сожалению, време
ни, чтобы остановить трамвай до того как он собьет людей нет.
Единственный способ спасти пять этих жизней – перевести трам
вай на другую линию. Но на ней стоит один человек, так же не в
состоянии отойти в сторону и времени на остановку транспорта
слишком мало, чтобы не врезаться и не убить его. Теперь пред
ставьте, что есть субъект, человек, стоящий у кнопки перевода
трамвая с одной линии на другую, которому необходимо срочно
принять решение: ничего не делать, что значит гибель для пяте
рых на первой линии, или действовать и перевести трамвай на
другую линию, обрекая на смерть лишь одного человека.
Давайте назовем субъекта Брюсом. Позволяет ли мораль
Брюса перевести трамвай на вторую линию или нет? Если да, мо
жем ли мы говорить, что он обязан это сделать? Томсон занимает
в своей дилемме среднюю позицию, включающую возможность
и способность, но не требование к Брюсу совершать какие-либо
действия. Типичные утилитаристы заставили бы Брюса спасти
ПОЧЕМУ БЭТМЕН НЕ УБЬЕТ ДЖОКЕРА?
пять жизней, в то время как деонтологисты посчитали бы куда
большей проблемой перевод Брюсом трамвая с одной линии на
другую (чем позволить пятерым погибнуть от бездействия). По
зиция Томсон комбинирует взгляды обоих учений на поставлен
ный ею вопрос. Человек способен (возможно, даже будет поощ
рен) перевести стрелки и убить одного ради пятерых, но встает
проблема с осуществлением этого самостоятельно.
Один из способов провести черту между Утилитаризмом
и Деонтологизмом, взглянуть на перечень используемых ими
правил. Утилитаризм подводит своих учеников к вполне ней
тральному закону, такому как: «Увеличивай благополучие», не
заботясь о том, кто и как будет следовать их постулату. Каждый
должен действовать, чтобы увеличить благо, и тут нет причин или
извинений для людей, которые говорят: «Я не хочу». Для контра
ста, деонтология имеет дело с очень специфичными правилами.
Когда деонтолог говорит: «Не убивай», это значит: «Ты не должен
убивать», даже если есть другие причины, подтверждающие что
это хороший поступок. Это простое различие позволяет увидеть
контраст между утилитаристами, желающими поступать во благо,
и деонтологистами, желающими поступать как правильно.
Пока действие – перевод стрелок, чтобы убить одного, а не
пятерых – может являться благом, оно не способно одновремен
но быть правильным поступком (потому что, что за человек тогда
должен быть, чтобы свершить подобное действие?).
Хашу понравится эта история...
Томсон нравится совмещать историю о трамвае с ситуа
цией, о хирурге и пяти пациентах, каждый из которых умирает
от отказа различных внутренних органов и может быть спасен
при трансплантации. Пока нет доступных органов, поступающих
согласно больничным предписаниям, очередям и инструкциям,

МАРК Д. ВАЙТ
врач одурманивает свою (совершенно здоровую) коллегу наркоти
ческими препаратами и удаляет ее внутренности для пересадки.
Поступив таким образом, он убивает одного человека, но спасает
пять пациентов.
За исключением перевязанного и безумного Доктора Хаша,
мало кто одобрит столь ужасный и безумный план (меньше всех
его одобрил бы Доктор Томас Уэйн, Царствие ему небесное).
Давайте проследим к чему я клоню (Эх, фанаты Бэтмена такие
умные) - «Какая разница между Брюсом в деле с трамваем и
нашим хирургом?» В обоих случаях человек может ничего не
делать и позволить погибнуть пятерым, или убить одного ради их
спасения. Томсон, и многие другие философы после нее, боро
лись с этим вопросом изо всех сил, и пришли к тому, что тут нет
правильного ответа. Большинство людей согласятся, что переве
сти стрелки на рельсах справедливо, а действия хирурга – нет, но
нам очень тяжело объяснить, почему мы так считаем — и филосо
фы тут не исключение!
Десять причин, почему Бэт-мобиль не
трамвай...
Как ситуация Бэтмена соотносится с вопросами о трамвае
или трансплантации? Какие факторы, воздействующие на отно
шения Бэтмена и Джокера, отсутствуют в этих двух классических
философских дилеммах? И что отказ Бэтмена «сделать что необ
ходимо» может сказать о нем?
Одно очевидное отличие между этими случаями, опи
санными Томсон, и ситуацией Бэтмена и Джокера в том, что в
философской дилемме смерти пятерых, если стрелки не будут
переведены, или одного, если будут, считаются морально экви
валентными. Другими словами, здесь не существует морального
различия между людьми в примерах, а так же тем, как с ними
ПОЧЕМУ БЭТМЕН НЕ УБЬЕТ ДЖОКЕРА?
11
надо обращаться, какие права они имеют и так далее. Все люди на
рельсах «невинны», как пациенты и коллега врача в деле о тран
сплантации.
Разве это важно чтобы они были морально «невинны»?
Томсон представляет несколько модификаций чтобы доказать что,
Да. А если эти пятеро застряли на путях, потому что сильно напи
лись этим утром, в то время как человек на другой линии простой
ремонтник, совершающий восстановительные работы на путях?
Ремонтник имеет полное право находиться тут, а пятеро пьяных
– нет. Позволяет ли нам это обстоятельство чувствовать себя
более комфортно, переводя стрелки? Что если пятеро пациентов
находятся в своем неутешительном состоянии, потому что сами
не следили и портили свое здоровье, а коллега наоборот берегла
его и заботилась? Мы можем сказать, что в обоих случаях пятеро
оказались в такой ситуации из-за собственного неверного выбо
ра, и обязаны нести ответственность за свои поступки. И даже
более того, в обеих ситуациях их жизни не должны быть спасены
за счет другого человека, который в отличие от них несет за себя
ответственность.
Но ситуация с Джокером диаметрально противоположная:
он тот самый человек на путях или на операционном столе, а его
жертвы (в основном невинные) это другие пятеро. Так, следуя вы
шеуказанной логике, мы имеем довод в пользу убийства Клоуна.
После всего, почему люди должны жертвовать свои жизни, что
бы он не погиб — особенно если его жизнь состоит из убийств
Этот случай отличается от классических философских
ситуаций на другом уровне, включающем моральные различия
между его составляющими. В отличие от первоначального приме
ра с трамваем и трансплантацией, Джокер подвергает опасности
других. Как если бы в случае с трамваем, он бы привязал пятеро
людей к рельсам. Затем встал на другой путь, чтобы посмотреть,
что Бэтмен станет делать! Если мы согласны убить одного ради
спасения пятерых, это соглашение работает лишь тогда, когда мы

МАРК Д. ВАЙТ
знаем что причиной, по которой пятеро попали в опасность, явля
ется тот самый один человек!
Мы так же можем сказать, что один человек на других
рельсах Имеет право не быть убитым, ради спасения других. В
то время как пожертвовать им будет считаться для него благород
ным поступком, большинство философов (кроме утилитаристов)
думают, что он не обязан так поступать. Что верно и в случае с
трансплантацией. Хирург может спросить свою коллегу хочет ли
она отдать органы (и свою жизнь) для спасения пяти пациентов,
но мы не можем утверждать, что она должна это делать. Еще раз.
Различие с Джокером в том, что он подвергает других опасности.
Если перефразировать, вполне в его духе было бы заявить: «Ко
нечно, я убью этих людей, но я не хочу умирать, чтобы спасти
Роль Клоуна в создании подобных ситуаций также про
ливает свет на ответственность, с которой сталкивается Бэтмен.
Если мы скажем Темному Рыцарю, как делали многие до нас,
что «если ты не убьешь Джокера, смерти всех его будущих жертв
будут на твоих руках», он может с легкостью ответить: «Нет,
смерти, которые произойдут из-за Джокера полностью его ответ
ственность. Я в ответе лишь за те из них, что происходят из-за
Это другой способ взглянуть на ситуацию, обсуждаемую
ранее Субъект в примере с трамваем может легко сказать, что «я
не являюсь причиной, по которой трамвай может погубить пять
жизней, но я могу стать причиной смерти одного человека, если
переведу стрелки».
ПОЧЕМУ БЭТМЕН НЕ УБЬЕТ ДЖОКЕРА?
«Я требую своего адвоката! Ой, точно, я
же его тоже убил»
То, что делает хирург в нашем примере о трансплантации,
само собой является не законным. Возможно, если Брюс переве
дет стрелки и спасет пятерых, но убьет одного, то незаконность
его действий будет не так очевидна. Конечно, вопрос легитимно
сти в деле Бэтмена и Джокера более прост. Предположим (хотя бы
на время), что у Бэтмена те же права и обязанности, что и офицер
полиции. При каких обстоятельствах (за исключением самооборо
ны) у полицейского есть полное право на убийство Клоуна? Если
Джокер собирается убить кого-то, тогда офицер полиции имеет
все законные основания применить крайние меры (конечно, если
нет других способов, кроме полного уничтожения цели). Итак,
если Бэтмен видит, что действия Джокера могут привести к смер
ти невиновного человека и единственный способ предотвратить
это – уничтожить его самого, Темный Рыцарь имеет на то полное
право. (Зная Мыша, думается, он все же найдет другой путь.)
Усложним ситуацию — Бэтмен находит Джокера сразу
после убийства кого-либо. Бэтмен (или офицер полиции) уже не
может спасти жертву, но если он уничтожит Джокера, он пре
дотвратит гибель тех, кого в будущем, возможно, убьет Клоун.
Возможно? Что ж, давайте сейчас будем предельно честны — мы
пока не знаем, что Джокер убьет кого-нибудь. «Это мой послед
ний, Бэтти. Я обещаю!» Джокер утверждал такое ни раз, но, мо
жет быть, именно сейчас он говорит серьезно? Или вдруг завтра
Джокер скончается от естественных причин, и никогда больше не
убьет. Факт в том, что мы не можем быть уверены, убьет он еще
раз или нет, таким образом, мы не знаем точно, спасаем ли мы
множество людей в будущем, забирая его жизнь прямо сейчас.
Принятие во внимание данного факта, равноценно измене
нию условий в примере с трамваем: густой туман закрывает обо
зрение главного пути, но при этом не мешает видеть на соседней

МАРК Д. ВАЙТ
линии одинокую фигуру. Мы не уверены находится ли кто-нибудь
впереди в опасности, но при этом мы знаем что иногда там стоят
люди. Что делать? Или, меняя случай с пересадкой: у хирурга на
данный момент нет пациентов, требующих органы, но, возможно,
они появятся завтра, в то самое время, когда у здоровой коллеги
будет выходной. Должен ли он все еще пожертвовать коллегой
сегодня?
Я думаю, никто из нас не будет чувствовать себя в комфор
те в обоих случаях, выбирая смерть для одного, чтобы предотвра
тить гипотетическую гибель пятерых. Одно дело приписывать
Джокеру ответственность за убитых им, вплоть до смертной
казни (если на нее снимут мораторий), совсем другое судить за
людей которых он только еще может убить в будущем. Правда он
довольно ненормальный человек, потому смело может заявить
о своем намерении убивать и дальше. Что если у нас есть все при
чины — как и у Бэтмена — поверить его словам? Должны ли мы
разобраться с ним до того как он убьет снова?
Наказание людей, до того как они совершили преступле
ние, было названо философами предварительным наказанием.
Концепция его стала знаменита благодаря короткому рассказу
1956 года Филлипа К. Дика «Особое мнение», и более популяр
ной после экранизации произведения, осуществленной Стивеном
Спилбергом, с Томом Крузом в главной роли.
Пока убийство
Бэтменом Джокера не будет классифицировано в качестве нака
зания — так как он не имеет на то юридически законных прав —
мы можем все еще сомневаться в применении предварительного
наказания в качестве морально допустимой нормы, по крайней
мере, в описанном нами случае. Некоторые могут сказать, что
если Джокер собирается убивать вновь, и делает об этом четкие
заявления, у нас не могут возникнуть моральные трудностей с
применением к нему превентивных мер. (Тут, однако, может быть
информационная или эпистемологическая проблема — почему он
признается в будущих преступлениях, если знает что может быть
убит за них заранее?) Но, другие могут сказать, что даже если он
ПОЧЕМУ БЭТМЕН НЕ УБЬЕТ ДЖОКЕРА?
и заявляет о будущих смертях невинных, он все еще имеет воз
можность передумать (согласно концепции о свободе воли), и у
нас не будет права сделать этический выбор, согласно которому
мы должны заранее наказывать людей.
Вопрос превентивного
наказания ввергает многих из нас в панику, но мы не скоро стол
кнемся с этой проблемой в реальной жизни.
Итак, Дело закрыто?
Мы все согласны что Бэтмен был прав не убивая Джокера.
Что? Не согласны?
Что ж, конечно нет. Причисляя себя к деонтологистам,
даже я допускаю, что возможно Бэтмен должен уничтожить
Джокера. (Я надеюсь, никто из моих коллег из Сообщества Канта
Северной Америки не читает это — иначе я буду белой вороной
еще долгие годы!) Мы, деонтологисты верим, что права предше
ствуют добру, но подумать только какое невероятное количество
добра было бы сделано, если бы жизнь Джокера прервалась годы
назад. Сравните этот вопрос с недавними дебатами о пытках —
даже те, кто яро выступает против них, находит несколько причин
для их применения, например, когда тысячи или миллионы жиз
ней находятся под угрозой.
К счастью, литература — а под «литературой» я подра
зумеваю комиксы — позволяет нам исследовать и обсуждать
подобные вопросы без личного участия в них. Мы не должны
хитростью заманивать людей на трамвайные пути, чтобы узнать
переведем мы стрелки или нет, и у нас нет в реальной жизни
Бэтмена и Джокера. Для этого, я думаю, и нужны эксперимен
ты — они помогают нам проигрывать воображаемые сценарии и
представлять, что мы должны или не должны делать. К несчастью
для Бэтмена, но к счастью для его фанатов, Джокер для него не
иллюзорный человек, и я уверен, что он будет бороться с этой
проблемой еще долгие-долгие годы.

МАРК Д. ВАЙТ
ПОЧЕМУ БЭТМЕН НЕ УБЬЕТ ДЖОКЕРА?
1. Джейсон Тодд был убит в «
Смерть в семье
» (1988); Лейтенант Эссен была убита в «
Земле
» Том 5 (2001); Барбара Гордон была ранена в «
Убийтсвенной шутке
» (1988) ; и большинство
последователей Джокера было убито в «
Бэтмен# 663
2. Джоель Фейнберг, «
Зло
Проблемы в корнях законов»
(Оксфорд: Изд. Оксфордского универси
тета, 2003), 125 - 192.
3. Джокер изображает умственно отсталого ребенка для защиты, потому его никогда не казнят.
4. Для справки, Лейтенант Эссен была убита позже в «
Ничейной Земле
Бэтмен# 614
» (Июнь 2003), включенный в «
» Том 2 (2003). К сожалению, у меня нет воз
можности разместить в этой главе полный диалог Бэтмена из комикса, но написан он превосходно,
великими трудами Джефа Лоеба.
«Рыцарях Готэма# 74»
(Апрель 2006), Джейсон Тодд в
«Бэтмен# 650»
Джин-Пол Уоллей в
«Робин# 7»
7. Утилитаризм обычно ссылается на
«Принципы Морали и Законодательства»
Джереми Бентама
(1781; Буффало, Нью-Йорк: Издательство прометеус Букс, 1988).
8. Недавнее наказание применимое Чудо-женщиной относилось к Лорду Максу, чтобы прекратить
его психическое влияние на Супермена, это существенное исключение вдальнейшем тритируемое
в последующих сюжетах. (Смотри
«Чудо-женщину# 219»
, Сентябрь 2005, также присутствует в
«Супермен: Самопожертвование»
9. Смотри примичание 6.
10. В сцене с Джейсоном Тоддом он объясняет это: «Все что я когда-либо хотел сделать, так это
убить его... Я хочу его смерти, возможно, больше чем что-либо другое, что я когда-нибудь мог
желать». В
«Человек, который смеется»
(2005), Бэтмен, держа Джокера над резервуаром Готэма с
отравленой водой, думает: «Эта вода отравлена настолько, чтобы убить тысячи. Будет так просто
позволить ему упасть в него. Столько уже погибло из-за этого человека... [но] я не могу».
11. Известный деонтологист Иммануил Кант и его конструктивная этика в
«Основы метафизики
нравственности»
(1785; Индианаполис, Издательская компания Хаккет, 1993).
12. Оригинальное обращение Фут смотрите в ее эссе
«Проблемы Аборта и Двойной Эффект»
книге
«Добродетель и Порок»
(Оксфорд: Издательство Кларендон, 2002), 19 - 32. Для теории Томп
сон смотрите
«Проблема с Троллейбусом»
, переизанная в ее книге
«Права, Возмещение и Риск»
, под
редакцией Уильяма Парента (Кэмбридж: Издательство Гарвардского университета, 1986), 94 - 116; а
также главу 7 в
«Реалии Прав»
(Кэмбридж: Издательство Гарвардского университета, 1990).
13. Для подробностей смотрите
«Отречения Консиквенциализма»
(Оксфорд: Издательство Оксфор
дского университета, 1990).
14. Не обращайте внимания на чудовищную вероятность что один человек подойдет в качестве
донора пятерым пациентам.
«Бэтмен# 614»
, он думает:
«Я не могу... Я не буду... принимать любую ответственность... за
Джокера». Но, затем добавляет: «исключая, что я должен был убить его годы назад». И, наконец-то,
осознав, что Джокер может убить кого-нибудь близкого: «Он умрет сегодня от моей руки», показано
в графической фантазии множества путей его убийства. Что заставляет задуматься над будущими
событиями, если бы Джим не остановил Бэтмена...
16. Это так же показано в протеворечивом этическом различии между причиной смерти от действия
и причиной смерти от бездействия. Естественно мерть от бездействия несет меньше проблем, чем
смерть от воздействия - учтите выбор Ночного крыла не останавливать Тарантулу от убийства за
клятого врага, Блокбастера, который также убьет множество людей в будущем (
«Ночное крыло# 93»
Июль 2004). Интересно, что Дик убил Джокера однажды, хотя Джокер его потом оживил (
«Джокер:
Последний смешок# 6»
, Январь 2002).

МАРК Д. ВАЙТ
17. Вы можете найти расказ Филипа К. Дика в сборнике «
Особое мнение
» (Нью-Йорк: Цитадель,
2002). Том Круз, если вы не знаете, женился на актрисе Кэти Холмс из «Бэтмен: Начало». (На мой
взгляд он больше не сделал ничего выдающегося.)
18. Кристофер Нью ратует за предварительное наказание в
«Время и Наказание»
(1992): 35 - 40, и против этого подхода выступает Саул Смилански в
«Время карать»
(1994): 50 - 53. Новый ответ для Смилански смотрите
«Карающее время: Ответ для Смилански»
19. Чудо-женщина столкнулась с этим вопросом вместе с Максом, обещавшим заставить Супермена
убить, прийдя к противоречивому умозаключению. (Видимо она читала статьи Нью.) Но, иронич
но, что именно она остановила Бэтмена от убийства Алекса Лютора (близкого к убийству Ночного
«Кризисе личности# 7»
(Июнь 2006). Чоо еще более иронично, так кто убил Алекса в конце
того же комикса? Джокер.
Правильно ли создавать Робина?
Как должен поступить Бэтмен?
Бэтмен и Робин, Динамичный дуэт Темного Рыцаря и Чу
до-мальчика — что может звучать лучше? Но не важно как при
влекательно и чарующе звучат слова, вы все еще можете спросить
себя: правильно ли поступает Бэтмен, тренируя молодого мальчи
ка, чтобы тот стал Робином и смог отправиться бороться с опа
снейшими преступниками? Ответ на этот вопрос, согласно кано
нам философии, мы вычленим следующим образом: Что я должен
делать? Как нужно провести жизнь? Каким человеком я должен
Представим, что у вас непревзойденный интеллект, неогра
ниченный талант в области боевых искусств, и ужасные воспоми
нания о том, как на ваших глазах безжалостный преступник убил
ваших родителей. Вы можете ответить на эти этические вопросы,
сказав: «Я должен надеть маску и плащ и раствориться в ночи,
чтобы силой заставить бандитов остановиться, не позволив им
совершить противоправных деяний». Или, возможно, вы можете

ответить на этот вопрос так: «Я должен пройти терапию. Пере
стать быть одержимым и стараться стать более гуманным челове
ком. Более заботливым». (Но тогда мало кто станет писать про вас
комиксы.)
А что насчет такого варианта: предположим, вы найдете
осиротевшего мальчика, живущего на улице, и захотите помочь
ему. Что вы должны сделать? Похоже, что моральная приемле
мость ответа на этот вопрос включает в себя возвращение ребенка
в социальную службу, поиск дома, помощь в адаптации и забота
о нем. Но, что насчет того, чтобы одеть его в костюм, научить
бороться с преступностью, и подвергнуть его жизнь опасности
во имя совершенствования своих навыков и умений? Это то, что
Бэтмен делал с Робином дважды (Дик Грейсон и Джейсон Тодд)!
Тяжело представить, что поступать с ребенком таким образом –
морально допустимо. И еще, если углубиться в историю, многие
люди воспитывали своих детей подобными методами, например,
спартанцы, европейские рыцари, викинги. Они подвергали мо
лодых мальчиков потенциальной смертельной опасности, чтобы
взрастить из них взрослых мужей. Но лишь крестоносцы и рыца
ри одевали своих детей в плащи. Есть что-то в этом похожее на
поведение Бэтмена.
Можно ли оправдать подобные методы воспитания де
тей? Можем ли простить Бэтмену, что он отправляет мальчишек
бороться с преступниками одетыми как клоуны? Эти вопросы и
составляют ядро этических проблем связанных с воспитанием
Робина, они же и являются основой этой главы.
Обязанности Супергероя
Кратко определение этики сводится к попытке жить в
соответствии с рядом правил или обязанностей, где необходимо
следовать этим правилам и обязанностям вне зависимости от
последствий, поскольку сами эти обязательства являются наи

ДЖЕЙМС ДИ ДЖИОВАННА
более важными. Мы называем это деонтологической этикой, от
греческого слова «деон», что значит «обязанность». Наиболее
известным философом деонтологом был Иммануил Кант (1724 —
1804), который, как известно, считал, что основные обязанности
должны быть категоричными и всеобъемлющими. «Категоричны
ми» значит «без исключений» – другими словами, мы не можем
сами выбирать обязанности и даже думать о тех случаях, когда
их можно выполнять или нет. Кант говорил, что этическим обя
зательством является не лгать. Предположим, Бэтмен был взят в
плен Джокером и Клоун захотел выяснить, где находится Робин.
Темный Рыцарь может, конечно же, ничего не говорить, или укло
ниться от вопроса. Но он не может соврать Джокеру и сказать,
что Робин находится в каком-нибудь месте, где Бэтмен расставил
ловушки, чтобы поймать Джокера, в то время как Робин на самом
деле находится в другом месте, поскольку это нарушение обяза
тельства говорить правду.
«Всеобъемлющий» означает, что правила распространяют
ся на всех; мы должны задать вопрос о каждом своем действии:
«Что если все так сделают?» или как сказал Кант: «Поступай
только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то
же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».
Кант говорит, что если твоя максима не «всеобъемлющая», тогда
она не может быть этична, потому что все должны жить согласно
одним и тем же моральным правилам, без исключения.
Давайте взглянем на Джейсона Тодда, второго Робина,
которого Бэтмен начал тренировать после того как обнаружил,
что Джейсон пытается снять колеса с бэтмобиля.
Если мы хо
тим быть Кантианскими деонтологистами, то должны спросить
себя: «Соответствует ли такой поступок всеобъемлющему прави
лу (одни правила для всех) и правилу категоричности (не име
ет исключений)?» Максима Темного Рыцаря может выглядеть
так: «Если вы видите сироту, обворовывающего вашу машину,
вы должны одеть его в яркий красно-желтый костюм и послать
драться с Пингвином». Вряд ли тут действует всеобъемлющее

ПРАВИЛЬНО ЛИ СОЗДАВАТЬ РОБИНА?
правило, так что Кант посчитал бы такое решение безнравствен
Но максимы очень специфичны; если следовать максиме
«Станьте философами», тогда весь мир окажется в тупике, хоть
и в самом становлении философом нет ничего безнравственного.
«Делай то, что делает тебя счастливым» или «Используй свой
талант» будут более общими и всеобъемлющими максимами. К
счастью, мы можем перефразировать максиму Джейсона Тодда:
«Делай все, чтобы помочь сироте» - это, безусловно, всеобъемлю
ще, и согласуется с Кантовской идеей помогать другим. Конечно,
помощь сиротам не обязательно включает в себя «Отправь сироту
на борьбу с психически больными преступниками в маскарадном
костюме». На самом деле, к несчастью, вы можете подумать, что
это должно быть всеобъемлющим правилом охранять ребенка от
бед пока вы ему помогаете. В этом случае, обязанность защищать
ребенка налагает ограничения на методы, которыми вы може
те помочь ему. Если мы примем это, то выходит что Бэтмен не
очень-то хороший Кантианец, по крайней мере, в нашем случае,
потому что он не защищает Робина от ранений.
Использование Робина во благо
Этика так же может определяться как процесс выявления,
какие из наших действий будут давать лучший результат, и далее
следовать этому курсу. Это называется этикой консеквенциолиз
ма, потому что связана с последствиями наших действий куда
больше, чем с их моральной приемлемостью. Утилитаристы,
такие как Иеремия Бентам (1748 — 1832) и Джон Стюарт Милль
(1806 — 1873), говорят, что действие морально допустимо покуда
его последствие предоставляет высокую пользу и выгоду, удо
вольствие для большинства людей.
В оппозиции деонтологистам,
что говорят о «Защищайте детей» или «Не подвергайте их тяже
лому труду», утилитаристская доктрина может использоваться

ДЖЕЙМС ДИ ДЖИОВАННА
Бэтменом чтобы оправдать отправку Робина в пучину опасности,
когда это несет благо для всего Готэма. Если тренировка Робина
приносит больше пользы жителям Готэма, несмотря на затрачен
ное время, испорченные боксерские груши и травмы, тогда ути
литаристы поддержат ее.
Но, что насчет самого Робина? В конце концов, Джейсон
Тодд был забит до смерти Джокером. Не слишком ли большая
жертва, даже если она спасла многих граждан Готэма? Утили
таристы, как известно, выступают за употребление человека во
благо большинства, даже если используемому объекту будут
нанесены травмы и повреждения. Для примера, если для спасе
ния огромного количества людей необходимо убить одного, двух
или даже сотню людей, по мнению утилитаристов, жертва вполне
допустима и морально обоснована. Так мы можем предположить,
что Бэтмен возможно согласится, что отправить своего юного
протеже на опасную миссию – оправданный поступок, поскольку
приносит большую пользу для общества.
Но, мы так же знаем,
что он никогда не пожертвует чей-либо жизнью чтобы остановить
преступника. Таким образом, Темный Рыцарь применяет нашу
доктрину лишь к тем, кого тренирует, кто сознательно идет на эту
работу. (Но, опять же, какой мальчишка на нее не согласится?)
Итак, тренировка Робина может быть объяснена утилитаристской
частью философии Бэтмена, в то время как само учение прости
рается куда глубже.
Борьба с преступностью и характер
Есть ли еще способы, чтобы понять этические постулаты
Бэтмена? Его решение тренировать Робина для борьбы с преступ
ностью может исходить из этических побуждений, выделяющих
такие черты характера, как добродетель или превосходство, а не
осуждение специфических действий (как это делают деонтоло
гисты и утилитаристы). Добродетельная этика так же принимает
во внимание различия характера, модели поведения, и разницу в

ПРАВИЛЬНО ЛИ СОЗДАВАТЬ РОБИНА?
культуре в которой существуют люди. Пока он стремится поддер
жать моральные, непогрешимые с его точки зрения, принципы,
Бэтмен понимает, что различные аспекты характера толкают на
различные виды действия. Не все должны быть Бэтменом или
Робином. Только специфичный тип характера нуждается в том,
чтобы быть супергероем. Нельзя всех облачить в маску и плащ.
Общество ожидает различных ролей от каждого из нас.
Действия Бэтмена можно оправдать тем, что он сеет в
Робине специфические задатки характера, пока не подходящие
для всех типов людей, но необходимые и важные во взаимодей
ствии с большими культурами.
Другими словами, Робин может
играть роль, согласно которой он превращает мир в лучшее место,
и Бэтмен может сделать Джейсона Тодда лучше, превратив его в
Робина, даже если правда, что одевающийся как летучая мышь,
должен превратить сироту в живое орудие правосудия, не универ
сальна.
Платон (428 — 348 до н.э.) был первым западным филосо
фом, заложившим основы добродетельной этики.
Он верил – раз
личные этические нормы подходят к разным личностям, зависят
от их роли в обществе. Тем не менее, всеобъемлющие этические
правила апеллируют ко всем, таким образом, в различных аспек
тах все подвержены этическим правилам, где этические нормы
зависят от социальных ролей общества, следовательно индивид
действует согласно различным этическим императивам.
Добродетельная этика начала растворяться в ранней сов
ременной эре. Но, в двадцатом столетии, философы, включая
Майкла Слота, Марту Нуссбаум, и Аласдаира МакИнтайра заяви
ли, что здесь лежат проблемы с деонтологистской и утилитарной
этиками, облегченными добродетельной этикой.
Деонтологисты
и утилитаристы могут обсуждать пути действия, но они, похоже,
не способны сказать какого, когда кто-то может быть способен
принять правильное решение. Деонтологические и утилитарные
теории иногда называют этиками «действия» и «правил» соответ
ственно, так как они имеют дело с индивидуальным действием

ДЖЕЙМС ДИ ДЖИОВАННА
и универсальным правилом, применимыми к ним. С чем они не
имеют дела, так это подготовка необходимая для создания лично
сти, которая может действовать морально. Деонтология и утили
таризм, похоже, имеют в виду, что простого понимания этической
теории должно быть достаточно; кто угодно, кто знает лучше,
может или должен поступать лучше. Но так же мы можем знать
что-то плохо и все равно делать это в силу нашей слабой воли.
Кроме того, похоже, ясно, что некоторые вещи, которые
мы считаем хорошими, не обязательно настолько хороши для
всех людей в определенных обстоятельствах. Например, офицер
полиции может арестовать человека, реквизировать транспортное
средство, и использовать в некоторых ситуациях оружие. Но,
мы не хотим, чтобы обычные граждане поступали как он. Итак,
специфичная роль офицера подразумевает следование специфи
ческим этическим нормам, даже если социальные роли должны
стать всеобъемлющими. Куда важнее, что полицейские обязатель
но проходят обучение, чтобы научиться своим ролям, и только
после его окончания, есть надежда, что они будут действовать
как офицеры полиции. Вот почему отцы добродетельной этики,
Платон и Аристотель (384 — 322 до Н.Э.), подчеркнули строение
характера, отметили важность обучения кого-то этике, а не просто
объяснять, как быть этичным.
В своей книге «После Добродетели», Аласдаир Макинтайр
говорит, что «характер строится всю человеческую жизнь людьми
нас окружающими». Макинтайр соглашается с Платоном, кото
рый считал, что сначала у нас проявляется мораль, и только потом
мы учимся ей. Другими словами, мы не объясняем этику детям,
мы просто говорим – «Нет». Только когда люди становятся стар
ше и имеют всеобъемлющую добродетель, они способны понять
абстрактные причины для добродетельного поведения или мора
ли. С этой позиции, можно участвовать в философской мысли об
этическом поведении и выполнять различные теоретико-этиче
ские эксперименты –деонтологисты и консенквенциалисты счита
ют их сердцем этики – таким образом, выводить общие правила и

ПРАВИЛЬНО ЛИ СОЗДАВАТЬ РОБИНА?
эффективно рассуждать о результатах.
Впервые мы учимся этике, когда нас наказывают за про
ступок, и вознаграждают за что-то правильное. Если мы хотим
привить определенные качества, такие как мужество, мы должны
найти личность, у которой есть предрасположенность к данному
качеству. Мужество приходит из столкновения с опасностью. Так,
если ребенок хочет стать мужественным, он должен столкнуться
некоторой опасностью. Если мы видим что у ребенка средний
уровень мужественности, значит, он будет хорошим кандидатом
для роли полицейского или солдата. Затем, обучив мужеству,
добавляем другие добродетели, включающие умеренность, позво
ляющие в дальнейшем сформировать характер.
Без опыта этического поведения, и главного опыта — жиз
ненного, такая мысль, может быть неприемлема для руководства,
и без моральных качеств, способных довести до конца этическое
образование, она бывает неэффективна. Без обучения хорошему
поведению, никакое абстрактное знание о хорошем поведении не
будет достаточным. Неважно как много теории мы изучим, без
опыта действия, наша склонность поступать эгоистично будет
превалировать над знанием, как поступить лучше.
Может ли Бэтмен обучить Робина Добродетели?
Когда Бэтмен взял Робина под свое крыло, он не только
объяснил ему этику супергероя, но и обучил Робина на примере и
опыте быть супергероем. Но, у нас все еще открыт вопрос о том
насколько это морально допустимо: например, один может трени
ровать тело, чтобы стать вором и получить «навыки» преступни
ка. Добродетельная этика также требует, чтобы мы решили каким
обучением необходимо воспользоваться, какой вид этической
личности мы хотим создать. Для этого у нас должно быть, как у
деонтологистов и консеквенциалистов. Нам необходимо обра
титься к главному правилу, и как консенквенциалисты спросить
себя: «Какую личность мы хотим создать из молодого человека?»

ДЖЕЙМС ДИ ДЖИОВАННА
Хоть добродетельная этика и содержит проблемы, не
каждый может подойти для обучения любой роли; если кто-то
демонстрирует естественные задатки для определенной доброде
тели, эта добродетель может быть выучена. Но если человек не
имеет задатков той или иной добродетели, то, может быть, просто
невозможно обучить такую личность какой-либо роли, требую
щей добродетели. Для примера возьмем Джейсона Тодда: полу
чив урок добродетели — мужества, все еще оставался резким и
вспыльчивым. Он наслаждался избиением преступников и сделал
ряд решений, которые ставили Бэтмена и его самого в опасную
ситуацию. С точки зрения этической подготовки Джейсона, Тем
ный Рыцарь проиграл в двух вопросах: в развитии сдержанности,
и изменении основного характера своего юного протеже.
Бэтмен столкнулся с рядом трудностей во время трени
ровки Джейсона Тодда. Первое, характер Тодда был уже омрачен
тенью преступности в его жизни. Второе, внимание Бэтмена
всегда было сначала направлено на обучение боевым искусствам,
мужеству и действию. Он был просто не готов тренировать Роби
на сдержанности и умеренности в мужественности. Возможно,
результатом этих неудач и стало, что Джейсон кинулся в битву
с Джокером и был убит, трагедия, ранившая Бэтмена навсегда
(даже после воскрешения Джейсона).
Иногда и герои терпят неудачу
Но как Робин мог быть спасен? В конце концов, иногда
моральные качества могут просто ускользнуть от нас, неважно
насколько хороши намерения наши или наших учителей. Но,
преследовать добродетель стоит всегда; если бы Брюс не сделал
добродетельный выбор в своей тренировке, он никогда бы не стал
Темным Рыцарем.
Пока деонтологистские правила и консек
виенциалистские акценты на результаты могут помочь сделать
моральный выбор, нам будет казаться, словно мораль всегда была
вопросом правильного выбора. Иногда, добродетельная этика

ПРАВИЛЬНО ЛИ СОЗДАВАТЬ РОБИНА?
признает, что даже лучшие намерения неспособны к производ
ству нравственно положительного результата из-за множества
ограничений накладываемых на развитие характера. Как Джейсон
Тодд, когда обнаружил что порой проигрыш – просто факт жиз
ни. Возможно, Джейсон был просто не готов к роли супергероя,
не имел естественной склонности или желания. (Действительно,
после его воскрешения, он стал практически лучшим злодеем,
выбрав убийство преступников.) В этом случае, Бэтмен должен
был готовить его для другой роли. В конце концов, он приостано
вил обучение Джейсона на роль супергероя (но, было уже слиш
ком поздно). Или, возможно, Джейсон Тодд просто нуждался в
таком виде тренировки, которую Бэтмен ему не смог дать.
Мы можем теперь вернуться к вопросу из начала главы:
Было ли решение Бэтмена тренировать Робина морально верным?
Независимо от того, как вы ответите, с точки зрения определен
ных этический мировоззрений, по контексту вопроса ясно, что
Бэтмен прожженный деонтологист, достойный консеквенциалист
и, вне всякого сомнения, имеет добродетельную этику. И не нуж
но быть великим детективом (или философом), чтобы понять что
этот вопрос мы должны оставить как есть!

ДЖЕЙМС ДИ ДЖИОВАННА

ПРАВИЛЬНО ЛИ СОЗДАВАТЬ РОБИНА?
1. Смотри «
Дети сквозь годы: История Детства
» (Нью-Йорк: МакГроу-Хилл, 1978).
2. Смотри Иммануил Кант
«Основы метафизики нравственности»
[1785], в переводе Джеймса
В. Эллингтона (Индианаполис, Издательская компания Хаккет, 1993). Кант приводит почти такой
же пример в своем эссе
«О мнимом праве лгать из человеколюбия»
(Это эссе входит в это издание
«Основы метафизики нравственности»).
3. Кант,
«Основы метафизики нравственности», 421.
4. Мы фокусируемся на Джейсоне из-за того, что в начале он был уличным панком (как минимум в
«Кризис на Бесконечных Землях»
), и закончил очень трагично (
«Смерть в семье»
«Принципы Морали и Законодательства»
Джереми Бентама (1781; Буффало, Нью-Йорк: Издатель
ство Прометеус Букс, 1988). Джон Стюарт Милл,
«Утилитаризм» (1863;
Индианаполис, Издатель
ская компания Хаккет, 2002).
6. В защиту утилитаристских заявлений в пользу использования людей в качестве инструмента, смо
трите «Практическая Этика» Питера Сингера (Кэмбридж: Издательство Кэмбриджского университе
та, 1993). Кант категорически против такой позиции, заявляя, что человек не должен быть использо
ван инструмент (
«Основы метафизики нравственности», 429).
7. Одна из ведущих финур добродетельной этики двадцатого столетия Аласдаир МакИнтайр, в своем
труде
«После Добродетели»
(Нотр Дам: Издательство Нотр Дама, 1984), защищает «характер», ком
бинирующий социальную роль и индивидуальность (стр. 28). Другими словами, в нашем характере
заключены действия других, включающие их работу, отпуск, звонки, желания, собраные вместе.
МакИнтайр замечает, что греческое слово лежащее в основе «этики» и латинское слово лежащее в
основе «морали», приблизительно переводятся как «принадлежащий характеру» (стр. 38).
8. Смотрите
«Республику»
Платона в переводе Груба (Индианаполис: Хаккет, 1992). Труды китай
ского философа Конфуция (551 - 479 до Н.Э.), что предшествовали Платону, также рассматривали
проблемы добродетельной этики. Гомер (седьмой век до Н.Э.) также писал работы, включающие
основы традиционной добродетельной этики, однако в поэтической форме и не в виде философских
трактатов.
«После Добродетели»
Аласдаира МакИнтайра упорно критикует нравственность современного
«Грани хорошего»
Марты Нуссбаум (Кэмбридж: Издательство Кэмбриджского университета,
1986), менее полемична и направлена на рассмотрение на что похожа добродетельная этика, уважа
ющая многогранность человека.
«От нравственности к добродетели»
Майкла Слота (Оксфорд: Из
дательство Оксфордского университета, 1992) пытается резюмировать и оправдать движение назад
через размышления о добродетели в этических суждениях двадцатого столетия.
10. Смотри главу Анантха и Диксона в этой же книге, для более ясного осознания этики в решении
стать Бэтменом.
Добродетельная ненависть Бэтмена
Давайте признаем — Бэтмен ненавидит преступность. В
«Возвращении Темного Рыцаря» (1986), например, он был на
позиции снайпера, чтобы убрать могущественного мутанта беге
мота, члена молодой банды, который терроризировал Готэм. Но,
вместо убийства, Бэтмен решил победить бегемота, уничтожив
тем самым в себе неуверенность насчет возможного поражения.
Сломав бегемоту нос, он все же проиграл бой. После выздоровле
ния, Бэтмен снова решил бороться с ним. На этот раз, игнорируя
свою совесть, он нейтрализовал врага. В этом случае (и несколь
ких других), Бэтмен, похоже, получил удовлетворение от доми
нирования и немедленного уничтожения плохих парней, хотя,
кажется, прямого блаженства он от этого никогда не получал.
Что может объяснить его поведение? Бэтмен страдает от
кошмаров и воспоминаний о беспомощном стоянии, когда его ро
дители были убиты (для справки, смотрите «Слепое Правосудие»
1992-го года). Так же, помимо своего дворецкого Альфреда, он

Стивен Кершнар
живет одинокой жизнью. Конечно, он хорошо работает с Комис
саром Гордоном, с различными Робинами, Женщиной-кошкой,
и другими, но, похоже, он стесняется всего, что не относится к
борьбе с преступностью. В частности, кроме флирта и периодиче
ских связей с Женщиной-кошкой (которые проходят у обоих как
в масках, так и без них), он никогда не строил отношения с ней.
Ненависть преступников к Бэтмену частично объясняет, почему
это ставит под угрозу любые отношения с женщинами в его жиз
ни. Например, отношения с Джули Мэдисон, Вики Вэйл, и Веспер
Фэирчайлд так и не дошли до женитьбы, детей или хотя бы до
какой-то стабильности. Как результат, похоже, его жизнь, ценная
для других, одинока и невосполнима.
В осуждении личности плохая она или хорошая, мы можем
использовать идею Добродетели и Порока, каждая из которых
является центральной частью моральной философии, известной
как Этика Добродетели. Проблемы Добродетельной этики в том,
какой тип личности должен быть, в отличие от других школ эти
ки, которые фокусируются на том, как кто-то должен действовать
(деонтология) и о том, как оценить последствия действий (утили
таризм).
Философ Аристотель (384 — 322 до Н.Э.) создал самую
известную версию Этики Добродетели.
По его учению, мораль
наиболее подходящая черта характера человека, которая делает
его лучше и позволяет принимать правильные решения. Подумай
те о добродетели, как о середине между крайностями в своих
действиях и реакциях на них. Например, в ситуации, когда од
ного человека призывают воевать, у личности есть добродетель
оставаться мужественным и не становиться берсеркером (высшая
точка крайности) или бежать как трус (низкая точка крайности).
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ НЕНАВИСТЬ БЭТМЕНА
Существует несколько добродетелей, включающих справедли
вость, самоконтроль, жалость, сострадание и многое другие.
Добродетельные люди, в основном, действуют рационально и
правильно, что делает их жизнь процветающей и в то же время
она удовлетворяет нормам морали.
Добродетельная этика была раскритикована по двум при
чинам. Первая, можно заявить, что это замкнутый круг, в котором
«добродетель» определяется тенденцией совершать хорошие
поступки, в то время как «хорошие поступки» определяются тем,
что делают Добродетельные люди! Второе, добродетельная эти
ка раскритикована за то, что она не практична, потому что в ней
нет решения на случай конфликта двух или более добродетелей.
Например, справедливость и сочувствие имеют тенденцию к кон
фликту между собой на регулярной основе, при попытке сделать
моральный выбор о справедливом наказании преступника. Судья,
который считает что давать большой срок заключения для рас
каявшегося Загадочника не может быть милосердным и справед
ливым одновременно, не найдет ответа в добродетельной этике,
которая почти не говорит о том что делать в подобной ситуации.
(Вот так загадка!)
Однако, пока не ясно, чтобы критики возымели успех.
Добродетель не обязательно должна определяться тенденцией со
вершать правильные поступки; вместо этого добродетель может
трактоваться как любовь к хорошим и ненависть к плохим по
ступкам. И, даже если добродетель не полезна в выборе направле
ния наших действий, она может быть до сих пор полезна в других
вопросах. К примеру, в помощи личности определиться какой
она хочет быть. Несмотря на эти различия, добродетельная этика
находится рядом с деонтологией и утилитаризмом, как одна из
главных этических систем, используемых философами для оцен
ки и обоснования моральных решений, и это та система, на кото
рую мы будем опираться для рассмотрения ненависти Бэтмена.

Есть две популярные доктрины о том, что делает челове
ка добродетельным (или порочным). Обращаясь к Аристотелю,
«люди сами по себе в основе своей добродетельны». Личность
добродетельна, когда она способна совершать правильные по
ступки, и эти действия добродетельны лишь тогда, когда вещи,
которые добродетельная личность должна делать. Давайте назо
вем эту теорию «Теория Добродетельной Личности».
Например, если комиссар Гордон решит делать правиль
ные вещи — относиться хорошо к своей жене и ребенку, предо
твратить использование полицией крайних мер, таким образом,
он добродетелен. Согласно «Теории Добродетельной Личности»,
добродетель концентрируется вокруг вопроса о поведении чело
века. Даже когда Гордон начал отношения с женщиной офицером
в «Бэтмене: Год Первый» (1987), он чувствовал вину и сознался
во всем жене, вероятно, отчасти чтобы восстановить свой брак и
отчасти, чтобы быть способным бороться с полицейской жестоко
стью и коррупцией. Согласно теории, действия Гордона доброде
тельны, если они похожи на те, которые на его месте осуществил
бы добродетельный человек.
Хотя, «Теория добродетельной личности» имеет несколь
ко проблем. Одна из них состоит в нашей вере, что нас делают
добродетельными наши мысли, а не действия или намерения.
Например, парализованный человек может быть как доброде
тельным, так и порочным, даже если эта личность неспособна
проецировать себя через действия. Итак, теория некорректна, по
скольку в основном фокусируется на том, что человек делает или
собирается сделать, нежели на том, что происходит в его голове.
Другая проблема в том, что конкретные действия могут
быть добродетельными или порочными независимо от того кто
действует. Например, рассмотрим Кэннина «Римлянина» Фалько
не, дона мафии, источника насилия, коррупции, смерти, которого
Добродетелен ли Бэтмен, или он лишь
совершает добродетельные поступки?
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ НЕНАВИСТЬ БЭТМЕНА
выслеживали Бэтмен и Женщина-кошка в «Долгом Хэллуине»
(1988). С одной стороны, Кармайн обещал один миллион долла
ров за головы Бэтмена и Женщины-кошки, что в итоге привело к
гибели Фальконе и краху его империи. Но, вдобавок к этому нега
тивному действию, Фалькне действительно любит своего сына и
эта любовь добродетельна. Даже если сам Фальконе нет. Плохие
парни могут иметь хорошие мысли и делать славные вещи, и нам
необходима наша теория добродетели и порока, чтобы обдумать
это.
Вторая теория добродетели говорит что мысли личности и
ее действия, прежде всего, добродетельны (или порочны), боль
ше, чем сама личность — она добродетельна лишь в той степени
в коей имеет добродетельные мысли или поступки. Мы назы
ваем эту теорию «Добродетельная Думай и Действуй Теория».
Согласно ей, мысли добродетельны, когда речь идет о личности,
любящей то, что хорошо (например, чтобы жители Готэма были
счастливые, здоровы и веселы) и ненавидящей то, что плохо
(например, жители Готэма страдают от Джокера или Чревове
щателя). Личность любит что-то, когда удовлетворена тем, что
это произойдет. Она желает, чтобы это случилось, или делает
все, чтобы это случилось, и ненавидит что-то, что препятствует
его стремлению к свершению необходимых ему вещей. Схожие
мысли у порочной личности, когда она ненавидит то, что хорошо
и любит то, что плохо. Согласно этой теории, личность порочна,
если имеет множество порочных мыслей, или возможно просто
больше порочных мыслей, нежели добродетельных.
«Добродетельная Думай и Действуй Теория» очень при
влекательна. Позволяет нам осуждать мысли или поступки, не
имея представления о личностях, у которых они есть. К примеру,
в «Бэтмене: Год Первый», сутенер избил молодую проститутку за
ее неверные приемы по привлечению клиентов. Кроме его мо
тивов, нам не нужно знать что-то еще о сутенере, чтобы понять,
что его действия касательно сутенерства и избиения проститут
ки порочны. Конечно, Брюс (под видом ветерана он осматривал

район красных фонарей) ответственен в провокации сутенера и в
его устранении ударом локтя и сокрушительным пинком в голо
ву. Провокация подразумевает, что Бэтмен ищет предлог, больше
чтобы ранить сутенера, чем помочь молодой девушке. Его жесто
кость результат ненависти к злу.
«Добродетельная Думай и Действуй Теория», в отличии
от «Теории добродетельной личности», объясняет, что доброде
тельные люди имеют право думать и действовать в соответствии
с ней, потому что они любят хорошие вещи и ненавидят плохие.
Согласно теории, добродетель личности зависит от количества
добродетельных мыслей у человека. Что вполне согласуется с
тем, как мы думаем о людях, не так ли? Мы считаем, что доброде
тельна личность или нет, она зависит от того, что происходит в ее
голове, в частности от того любит ли она добро и ненавидит зло.
Ненависть Бэтмена Добродетельна
Бэтмен ненавидит преступников и любит наблюдать их
страдания, что может подразумевать его порочность. Например,
когда он ударил сутенера локтем, он переживал о том, что ему это
слишком понравилось. Но, является ли Бэтмен порочным? Или
его ненависть на самом деле добродетель?
Этот вопрос о добродетели Бэтмена очень сложен, потому
что не все люди хорошие и не всякая боль это плохо. Для ясности,
мы предпочитаем думать, что это хорошо, когда злодеи страдают.
Мы считаем правильным, когда люди получают по заслугам, и
порочные люди заслуживают боли (или страдания). Потому что
добродетельные люди ценят добро, они могут наслаждаться, сле
дя за страданиями порочных – добродетельная личность может
желать страданий для порочной, и быть удовлетворенной, когда
та получает свою долю страданий, что равносильно ненависти к
этой персоне. Добродетельные люди могут ненавидеть. Бэтмен
тому подтверждение.
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ НЕНАВИСТЬ БЭТМЕНА
«Простые десерты» объясняют, почему мы считаем стра
дания Бэтмена ужасными, в то время как муки не чистого на руку
и жестокого полицейского – нет. Детектив Фласс в «Бэтмене: Год
Первый», бывший Зелеый Берет, использовал свои навыки и силу,
чтобы третировать человека, просто стоявшего на углу улицы.
Фласс и его приятели офицеры избили Джеймса Гордона за то,
что он не берет взятки и не толерантен к «грязным» копам. Гор
дон позже снова дерется с Флассом, даже дает тому бейсбольную
биту, чтобы сделать драку более жестокой, но все равно побежда
ет, чуть не избив Фласса до госпитализации. Он оставляет того
голым и связанным, передав тем самым послание другим «гряз
ным» копам.
Как и Бэтмен, Гордон превосходный боец, но в отличие от
Темного Рыцаря, нам не ясно наслаждается ли Гордон всплесками
справедливой ярости и избиением людей в качестве послания.
Мы можем представить, что Бэтмену, возможно, понравилось бы
избивать и унижать Фласса. Его ненависть добродетельна, но эта
темная сторона его личности ярко контрастирует с такими людь
ми как Святой Франсис и супергероями как Человек-паук и Су
пермен, которые тоже добродетельны, но лишены ненависти.
Говоря критически, вы можете объявить, что по-настояще
му добродетельный человек не ненавидит других людей. Скорее
всего, ненависть плохое качество, изначально негативное, потому
его следует избегать. Если это так, мы в состоянии сделать два
вывода. Можно подумать, что по причине ненависти к некоторым
людям, Бэтмен не добродетелен, или, по крайней мере, менее до
бродетелен, чем он может быть. С другой стороны, заключив, что
Бэтмен добродетелен, он не ненавидит людей. Возможно, видя
преступников, как цель – подобно солдату, наблюдающему на
войне за врагом – которая должна быть убита, но не как личность
достойную презрения или неуважения.
Я соглашусь, наверное, что такая критика ошибочна (ду
маю, не буду ненавидеть моих критиков за это!). Ненависть
(иметь негативное отношение к чему-либо) – соответственное

отношение к личностям, заставляющих других страдать. Другая
точка зрения, которая может быть как позитивной, так и ней
тральной, не подходит нам: хорошие люди не должны быть до
брожелательными к злодеям намеренно избивающим, отравляю
щим или убивающим других. При этом человек не должен просто
указать через безразличие к злодеям, на то, что он не заботится,
какими способами они действуют. Негативное отношение и эмо
ции, такие как ненависть, отвращение или презрение, морально
правильные способы ответить на порочные действия, и потому
они добродетельны.
Аналогия с солдатами также ошибочна, поскольку не
отображает истинного отношения Бэтмена к злодеям. Он демон
стрирует мало внимания к преступникам и ни капли сожаления
или угрызения совести, когда рушит их планы, даже когда срывы
планов включают серьезные ранения злодеев. Преступники, в
отличие от солдат, сражающихся за свою страну, не заслужива
ют уважения и восхищения, лишь ненависть и презрение. Таким
образом, я согласен с утверждением, что Бэтмен действительно
ненавидит преступников. И пока это единственное верное от
ношение, которое может складываться к подобным людям. Он
добродетелен из-за, а не вопреки, его ненависти.
Ненависть Бэтмена не в его собственных
интересах
Даже если принять, что ненависть Бэтмена к злодеям
добродетельна, она может быть не в его собственных интересах.
Поскольку обязывает его сосредоточиться на борьбе с преступ
ностью, вместо того чтобы посвятить себя другим вещам, запол
няющими обычную человеческую жизнь: семья, друзья, хобби.
Тот факт, что Бэтмен имеет массу врагов, делает невозможным
для него находиться в отношениях с женщинами. Взглянем на то,
что произошло с Джимом Гордоном в «Бэтмене: Год Первый».
Фласс с друзьями избили его бейсбольными битами, похитили
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ НЕНАВИСТЬ БЭТМЕНА
жену, сбросили его новорожденного ребенка с моста и раскрыли
его роман. Что не имеет ничего общего с тем, что может произой
ти с близкими Брюса Уэйна, если его личность станет известна
Джокеру, Двуликому, и остальным. Несмотря на то, что Бэтмен
поглощен ненавистью и борьбой с преступностью и это хорошо
для жителей Готэма, его собственное душевное и эмоциональное
здоровье под угрозой.
Есть нечто неприличное в том, чтобы вся жизнь враща
лась вокруг ненависти и насилия, даже если они направлены на
людей, заслуживающих этого. Возможно, это объясняется тем,
что в добродетельной жизни не все должно идти хорошо. Бэтмен
прекрасное тому доказательство. Добродетель сама по себе не га
рантирует, что ваша жизнь будет успешной, поскольку подразуме
вает серьезные отношения, истинные убеждения и удовольствия
— все те вещи что необходимы для процветания чей-либо жизни.
Человек, чья жизнь связана с ненавистью, даже если ненависть
добродетельна, может иметь менее приятную жизнь, или не иметь
возлюбленных и друзей, что объясняет, почему его жизнь очень
скудна. С его задумчивым и полным насилия мировоззрением, его
изоляцией, Бэтмен как раз такой человек.
Ненависть Бэтмена делает мир лучшим местом, даже если
это делает его собственную жизнь хуже. Его боль и изоляция
тускнеет по сравнению с океанами смертей и разрушений, кото
рые могли бы произойти, если бы Темный Рыцрь не остановил
планы своих врагов. Например, в «Долгом Хэллуине» Джокер
планирует остановить серийного убийцу отравив газом всех
людей в Парке Готэма на Новогоднем празднестве. Он рассматри
вает «шанс», что убийца будет в толпе, оставаясь, кажется, совер
шенно равнодушным к сопутствующим разрушениям и жертвам.
(К счастью, Бэтмен остановил его.) Другой пример насколько
опасен может быть Джокер изложен в «Возвращении Темного
Рыцаря»: после заявления об убийстве шестисот человек, он гово
рит, что отравит и убьет еще сотни, которые придут услышать его
интервью на ночном ток-шоу. Бэтмен не останавливает Джокера

каждый раз, но когда ему удается, он спасает тем самым множест
ва жизней, и, безусловно, делает мир гораздо лучше, в противовес
собственному благополучию.
Может ли Бэтмен не ненавидеть? Очевидно, что нет: боль
шое влияние на него произвело наблюдение гибели родителей,
что и определило его отношение к криминалу и преступникам.
В «Возвращении Темного Рыцаря», мы видим, что, будучи ре
бенком, Брюс, перед сном утверждал, что все преступники будут
пойманы и наказаны. В другом эпизоде, этой же истории, кото
рая является сновидением, молодой Брюс падает в яму, где был
напуган огромной летучей мышью, вселившей в него ненависть
и свирепость. Не контролируя свою ненависть, Бэтмен не может
нести ответственность за нее. Таким образом мы можем ответить
на вопрос, о том добродетелен ли Бэтмен или ответственен ли он
за то, что делает его добродетельным – его ненависть к злу.
Хрупкий Баланс
Один вопрос, который мы не рассмотрели: требует ли
успешная жизнь баланса между любовью к добру и ненавистью к
злу. Вполне вероятно, что жизнь человека счастливее, если у него
есть баланс между любовью и ненавистью.
С этой точки зрения,
человек, который тратит слишком много времени на любовь до
бра, кажется равнодушным к страданию и боли, которые являют
ся частью любой жизни. Так же, человек, который тратит много
времени на ненависть зла, кажется безучастным ко всему хороше
му и прекрасному в жизни. Учитывая сосредоточенность Бэтмена
на борьбе с преступностью, его легко можно отнести к последней
категории. Таким образом, исключая его изоляцию и мучитель
ные сны, жизнь Брюса ограничена преобладающей ненавистью.
Но без нее, Мог бы существовать сам Бэтмен? Был бы он тем же
самым Темным Рыцарем? Я думаю – нет.
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ НЕНАВИСТЬ БЭТМЕНА

1. Смотри «
Никомахова этика
», Аристотель, в переводе Дж.Веллдона (Амхерест, Нью-Йорк: Проме
теус Букс, 1987), особенно Книга 2.
2. Для простого погружения в добродетельную этику, деинтологию, утилитаризм и другие этические
теории, смотрите Саймона Блэкберна
«Этики: Очень краткое вступление»
(Оксфорд: Издательство
Оксфордского университета, 2003).
3. Смотри Бэт- Тзу в 20 главе этой книги для более детального объяснения баланса в рамках одной
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
СПРАВЕДЛИВОСТЬ,
ЗАКОН И ПОРЯДОК:
ГДЕ ТУТ НАХОДИТСЯ
БЭТМЕН?
порядок в Готэме и Новом Орлеане
Ничейные земли: Готэм и Новый Орлеан
Типичный Американец считает порядок чем-то само
собой разумеющимся. Мы просыпаемся каждый день с мыслью,
что наши социальные институты — образовательные, медицин
ские, политические и другие — исправно работают, даже если не
всегда в наших интересах. Терроризм принес с собой некоторые
сомнения, но, тем не менее, большинство Американцев до сих
пор пребывают в покое и наслаждаются своим мирным сущест
вованием. Даже Соединенные Штаты не защищены от огромных
природных катаклизмов и катастроф. Ураган Катрина болезненно
точно сумел это доказать. Случаются землетрясения, оползни,
цунами, ураганы, торнадо и даже падение метеоров — и, притом,
остается еще много сил во вселенной, остающихся вне нашего
контроля, сил, пугающих и тревожащих нас. Когда страх напада
ет на людей до и после катастрофы, что происходит с порядком?

Бретт Чендлер Паттерсон
Обратится ли человеческая натура в примитивную и жестокую в
своей отчаянной борьбе за выживание?
Это и есть основная тема, одной из самых прекрасных
историй о Бэтмене — «Ничейная Земля», демонстрирующая раз
рушение социального порядка в пережившем землетрясение Готэ
Вымышленная история опередила на шесть лет наводнение в
Новом Орлеане. Если проследить за ужасным совпадением между
графическим романом и днями, последовавшими после урага
на Катрина, обрушившегося 29 Августа 2005 года, то мы уже
не сможем считать ее преувеличенной и мелодраматичной, что
добавляет вес и глубину комиксу. «Ничейная Земля» представляет
собой широкий спектр последствий падения социального поряд
ка и напоминает нам, что, несмотря на всех красочных злодеев,
истинный враг Бэтмена и, возможно, и наш – анархия. Комикс так
же вызывает в памяти политическую философию Томаса Гоббса
(1588 — 1679), говорившего, что человеческая натура в своем
естественном состоянии склонна к войне и разрушению. Когда
система социального порядка претерпевает бедствие, «естествен
ное состояние» поднимает свою уродливую голову, заставляя лю
дей вступить и начать борьбу за возвращение привычного строя.
Готэм пал ночью 1998 года в сюжете «Катаклизм»: земле
трясение силой в 7,6 баллов разрушило город (уже ослабленного
смертельным вирусом – «Инфекция» 1996 года). Единственными
зданиями, оставшимися после катастрофы, были ранее укре
пленные строения Уэйн Энтерпрайзис. Особняк Уэйнов, между
прочим, тоже уничтожен, так как его историческая архитектура
не могла быть укреплена (иначе секретная пещера Брюса Уэйна,
находящаяся под ним была бы раскрыта). В следующие месяцы,
Бэтмен и компания в первую очередь выбирались из-под облом
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
ков и оценивали ущерб. В «После Шока» и «Дороге к Ничейной
земле», элита Готэма покидает город после того как инфраструк
тура – необходимая для поддержания их бизнеса – была унич
тожена. А восстанавливать ее у них не было ни желания, ни сил.
Между тем, по всему городу толпы людей пребывали в состоя
нии паники и, так или иначе, способствовали разрушению мо
ста, падение которого убило сотни человек. Несмотря на то, что
Комиссар полиции Джим Гордон старался сохранить мир, он все
же поддался минутной слабости, пытаясь, хоть и напрасно, найти
работу в другом месте.
В «Мистер Уэйн едет в Вашингтон» Брюс намерен убедить
федеральное правительство помочь Готэму. Ссылаясь на жизни
семи миллионов людей, запертых среди руин, он боролся с нега
тивной риторикой Николаса Скрэтча (таинственной публичной
фигуры (злодея)), нацелившегося на Готэм.
Невзирая на усилия
Брюса, президент идет на сюрреалистический поступок, поддер
жанный позже конгрессом — отрезать город от остальной страны,
поскольку восстановление его дорого и нецелесообразно. Феде
ральное правительство выделяет 48 часов на эвакуацию населе
ния. Затем, без промедления, взрывает оставшиеся мосты, отрезая
все пути из города, и выставляет вокруг военную блокаду. С этого
момента Готэм официально становится Ничейной Землей.
Возвращаясь из мира вымысла: Ураган Катрина и последу
ющее наводнение погубили Новый Орлеан в 2005 году. Около 80
процентов города было затоплено (в основном вода прибывала из
озера Пончартрэйн) после разрушения дамб. Многие из тех, кто
отдыхал поздно ночью у себя дома сильно удивились произошед
шему, поскольку считали, что дамбы и система канализационного
слива способны справиться с наводнением. Хотя местное феде
ральное правительство не пошло так далеко, как его рисованный
побратим, тем не менее, существовали два дня бездействия, пока
в силу не вступила полномасштабная спасательная операция.
Кроме того, пара политиков активно голосует за то, чтобы бро
сить город, превратив его в одно из болот наподобие тех, что

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
ранее окружали его.
В Новом Орлеане, в отличие от Готэма, зара
нее сообщили о надвигающейся катастрофе, что побудило тысячи
людей к поискам убежища в Новоорлеанском конференц центре.
Падение социального порядка в Новом Орлеане хоть и не было
столь катастрофично, как в Готэме, но впоследствии тоже вызва
ло массу хаоса и беспорядков.
Обратится ли человеческая натура в примитивную и жестокую в
своей отчаянной борьбе за выживание?
Выживание свыше Справедливости:
Злодеи, Банды и
естественное состояние Гоббса
На время объявления Ничейной земли, огромное количест
во людей не могло или не желало покидать город. Они оказались
в окружающей среде без технологий, электричества, отопления
или воздушного кондиционирования, ни топлива, ни транспорта,
ни продуктовых или хозяйственных магазинов. Готэм окунулся в
первобытный строй, жители позабыли о том, каким когда-то был
их мегаполис. «Без Закона и Новый Порядок» (в НЗ 1) водит нас
в «Ничейную Землю», показывая группу детей борющихся за еду,
сброшенную с вертолета фотографом, который хотел заполучить
фото сражающихся людей. Через несколько страниц Лицо со
шрамом застрелил молодого парня всего за пачку печенья. Скоро
мы понимаем, что разработана сложная система бартера, в кото
рой люди обмениваются больше не имеющими значения вещами
(электроприборы) на базовые предметы (фонарик с батарейками,
свежие продукты).
Также нам становится известно, что люди начали присо
единяться к бандам, в надежде защитить себя и получить некое
подобие стабильного распределения товара. Тэг, нанесенный
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
баллончиком с краской, теперь ни что иное, как символ банды,
демонстрирующий в каком вы районе города: дружелюбном или
враждебном. В первые дни кризиса в Готэме, основные против
ники Бэтмена, включая Двуликого, Пингвина, Черную Маску и
Джокера — каждый захватил себе территорию, пользуясь всеобъ
емлющим хаосом – празднуют отсутствие социального поряд
ка, державшего их в Лечебнице Аркхэм. Одновременно с этим,
Бэтмен переживает свой собственный кризис, в качестве Брюса
Уэйна, отсутствуя в городе, что несет населению еще больше
отчаяния.
Ситуация напоминает «естественное состояние», кото
рое описывал Томас Гоббс в своей политической философии. В
«Левиафане» (1651), он рисует мрачный портрет естественного
состояния человечества, заявляя, что вне общества мы превратим
ся в зверей, ведущих войну всех против всех.
Эта теория разви
валась из его собственных наблюдений и опыта, пока он жил в
ссылке во Франции во время гражданской войны в Англии 1640
года, наблюдая, как рушится социальный порядок нации. Гоббс
выступает в пользу централизованной власти, цель которой сти
мулировать остальное население. По его мнению, человеческая
жизнь есть соревнование за получение власти; жизнь — борьба за
ограниченное количество материальных благ. Мы мотивированы
страхом смерти и страхом перед могуществом других, неважно
насколько благородны мы сами. Страх заставляет нас искать мир:
мы соглашаемся на социальный контракт, дабы сохранить наши
жизни в социальном порядке; соглашаемся на систему правосу
дия, для поддержания этого порядка. Верховная власть – «Леви
афан» – защищает тот порядок и тех субъектов, что согласны на
этот порядок. Страх вернуться назад к «естественному состоя
нию» сдерживает субъекты от нарушения порядка.
Хоть некоторые из философов и бросили вызов, проявляя
недоверие к существованию «естественного состояния», Гоббс
возразил бы, что страна, находящаяся в пучине гражданской
войны, возвращается к этому состоянию. Несколько новелл двад

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
цатого века, под авторством Джозефа Конрада «Сердце Тьмы»
(1899\1902), Уильяма Голдинга «Повелитель мух» (1954) и даже
телевизионное шоу «Lost», имеют сходство в том, что уход от
«цивилизации» к экстремальной природной изоляции может при
вести человеческую натуру к «дикому» существованию.
Конечно
же, крупномасштабное стихийное бедствие имеет тот же потенци
ал.
В дни, последовавшие за наводнением Нового Орлеана в
2005 году, пресса сообщала о грабежах, изнасилованиях, убий
ствах, и о конфликтах между различными бандами с примене
нием оружия. Напряженность в городе росла на почве вопросов
расизма и бедности – городом овладела паника, а на его улицах
лежали трупы. Когда войска Национальной Гвардии приступили к
эвакуации жителей и налаживанию порядка, они обнаружили, что
слухи сильно преувеличены: СМИ ради сенсации преувеличива
ли степень уголовной активности, особенно в местах-убежищах.
Таким образом, Новый Орлеан не похож на Готэм, но, тем не ме
нее, было множество схожих моментов, когда люди теряли веру,
надежду и преступная активность, порожденная толпами, вполне
могла возрасти. Некоторые офицеры полиции покинули город, за
что позже были наказаны. Двадцать пять тысяч человек ждали
спасения более пяти дней; позже войска Национальной Гвардии
выгоняли пострадавших из общественных убежищ; отели высе
ляли людей на улицы; и шериф местечка Джефферсон, по имени
Пэриш, закрыл для беженцев мост из Нового Орлеана, боясь, что
хаос перекинется на вверенный ему пригород. Многие заявляли,
что латентный расизм захлестнул огромное количество людей,
не сумевших или не захотевших покинуть город.
чательно, что одним из первых восстановленных социальных
институтов, стала исправительная колония. Похоже, что «естест
венное состояние» Гоббса живет и процветает.
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
Уильям Петит против Джима Гордона:
Насилие в поисках правосудия
Одна из сюжетных линий в «Ничейной Земле», заставля
ет нас сильно задуматься: конфликт между Джимом Гордоном и
его подчиненным, офицером Уильямом Петитом, представляет
две противоположные точки зрения на то, как бороться с насту
пившим анархизмом. Гордон и Петит начинают действовать на
одной стороне; ищут, как восстановить Готэм и вернуть веру
людей в полицию. Но, спустя некоторое время и последовавших
успехов, нам показывают радикальное различие между Петитом и
Гордоном. Мы видим, как они предлагают различные тактики по
свержению суверенной власти хаоса. В «Левиафане» Томас Гоббс
описывает два пути, как верховная власть становится могущест
венной — люди добровольно соглашаются на правила («покрови
тельственная» власть) или же правитель захватывает власть силой
(«деспотичная»).
В данном случае, Гордон — покровительствен
ная власть, стремящаяся поддерживать стандарты правосудия,
как фактор возвращения контроля над социальным порядком, в
то время как Петит – деспотичная власть, ищущая контроля через
силу и подавление.
В «Без Закона и Новый Порядок», Джим Гордон верит, что
соскальзывает в нравственную неопределенность, решив раз
вязать войну между двумя бандами с целью их ослабления, но
Петит давит еще сильнее, призывая к убийству, дабы начать вой
ну — и находит эту возможность при спасении Гордона. Другой
конфликт между ними возникает спустя почти неделю: под руко
водством Джима Полицейский Департамент Готэма освобождает
территорию от банд, при этом полицейские интересуются, куда
деть заключенных. Гордон решает отпустить их, но Петит гово
рит, что они должны быть предупреждены, чтобы не вернулись

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
спустя какое-то время в еще большем количестве и казнит одного
из них до того как Гордон сумел его остановить. Комиссар неза
медлительно призывает Петита к дисциплине, но чувствуя, что
он также скомпрометирован, оставляет без ответа высказывание
Петита: « Скажи мне, что я не прав». С этого момента, Петит ста
новится одержимым насилием, заявляя, что единственный путь
справится с преступниками Готэма – уничтожить их.
Основная обязанность Гордона, кроме поддержания своей
семьи в безопасности, восстановление закона в городе. В «Хлеба
и Зрелищ» (в НЗ 2), Комиссар демонстрирует закон Макиавелли,
согласно которому он должен следить за соблюдением закона,
чтобы заново создать социальное доверие в обществе.
Самый
трудный компромисс, на который идет Джим – работа с Двуликим
в силовой игре за большую территорию для ПДГ, обернувшуюся
ужасными последствиями.
Гордон и Петит прошли сквозь этот компромисс вместе,
но в «Фруктах Земли» (в НЗ 3), конфликт достигает поворотной
точки. В то время как они сталкиваются с взятием членами банды
в заложники офицера полиции, Джим пытается вести переговоры,
но Петит просто стреляет в парламентера другой стороны. После
выговора от Гордона, он решает идти своим собственным путем,
заявив, что Комиссар не достаточно жесток, чтобы признать за
коны Ничейной Земли. Охотница (одна из героинь Готэма) позже
сталкивается с Петитом, говорившим о необходимости смены
тактики, потому что теперь они солдаты на войне. Петит витает
на краю сюжетной линии, хотя периодически появляется с призы
вами применить крайние меры против Убийцы Крока, Двуликого
(которому повезло оказаться в тюрьме), и Джокера. Встреча с
Джокером в «Конце Игры» (НЗ 5) показывает нам Петита окон
чательно сломленным и безумным; в поисках смерти Клоуна, он
заканчивает убийством нескольких собственных людей (одетых
Джокером в костюмы клоунов).
В «Юриспруденции» (НЗ 4), Гордон предстает перед своим
собственным судом, когда Двуликий (бывший прокурор Харви
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
Дент) похищает его и «обвиняет» в несоблюдении закона, кото
рый тот поклялся защищать. Из-за сострадания Харви Дента, и
с помощью Офицера Рене Монтойя, Комиссару удалось выжить.
В последующий душераздирающий момент, после того как Джо
кер убивает его жену, Гордон встречает маниакального клоуна, и
Бэтмен уговаривает Джима не жертвовать своими ценностями.
Комиссар не убивает Джокера, но он стреляет ему в колено, до
того взятия преступника под стражу — показывая нам, что оста
точное влияние Ничейной Земли все еще в силе. В последующие
дни, переживая потерю своей жены, Джим удивляется, стоили ли
их усилия для победы стольких жертв.
Свидетели ненасильственного гуманизма
К счастью, здесь есть несколько миролюбивых гумани
стов в середине сюжета. Два самых ярких примера: отец Кри
стиан, католический священник во главе паствы, и Доктор Лесли
Томпкинс, доктор медицины, старающаяся поддержать жизне
способность госпиталя для оказания помощи раненым жителям
города (и одна из старейших друзей и соратников Брюса Уэйна).
Их параллельные истории, рассказаны в «Страхе веры» (НЗ 1)
и «Духовной валюте» (НЗ 4). В первой истории, отец Кристи
ан превратил свою церковь в убежище для людей, находил еду,
воду, кров, и некое подобие безопасности для тех, кто там оста
новился. Он отказался объединиться с кем-либо, использующим
силу (включая ПДГ), чтобы вернуть обратно порядок в город. Он
распространяет свою благотворительность даже на такого злодея,
как Пугало, не смотря на все предупреждения Охотницы. Пуга
ло саботирует миссию по получению еды, столкнув Кристиана с
другим преступником — Пингвином, который разбогател в обла
сти торговли и обмена в атмосфере вездесущего хаоса. Пингвин
дал Кристиану необходимые продукты в обмен на хранение сво

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
его оружия в подвале церкви. Чувствую себя загнанным в угол,
священник принимает соглашение, которое разразилось борьбой
за власть перед фасадом церкви, где паства Отца Кристиана была
спасена вмешательством ПДГ, Охотницы и Бэтмена. В конце
истории, Отец Кристиан и его последователи сбрасывают оружие
в Бухту Готэма, упорно решив, что оно не должно попасть ни в
чьи руки.
Во второй истории, Доктор Лесли Томпкинс видит свою
клинику убежищем, даже для закоренелых преступников, таких
как лидер банды Зсасз. Охотница, Петит и Бэтмен против ре
шения Доктора Томпкинс, но она заявляет, что ее обязательство
лечить и хранить мир. Охотница отвечает, что легко так говорить,
пока тебя защищает Бэтмен. И в самом деле, далее по сюжету,
Зсасз просыпается и Темного Рыцаря не оказывается рядом. Лес
ли сталкивается с ситуацией, когда она может умереть и пытается
апеллировать к состраданию преступника, заявляя, что не станет
сопротивляться насилию. Убийца Крок, ищущий Зсасза чтобы
отомстить за смерть друга, хватает его до того как он сумел ра
нить доктора, и затем наконец-то прибывает Бэтмен, убирая Кро
ка подальше от Зсасза в тюрьму Блэкгейт. Бэтмен извиняется за
используемую им жестокость, поскольку ранее Доктор Томпкинс
критиковала его тактику. Она соглашается с ним, что если он бу
дет работать ради добра в городе, она поможет ему, работая ради
мира в его сердце.
Обе истории резко контрастируют с чрезмерной жестоко
стью, состязаниями, и ненавистью порожденной деятельностью
банд и смертельными маневрами различных беглецов Аркхэма.
Хоть другие, такие как Бэтмен и Джим Гордон готовы их защи
тить, Кристиан и Томпкинс сами хотят встретиться с последстви
ями своего гуманизма и пацифизма, даже если придется прине
сти в жертву самих себя. В «Левиафане» (книга 3), Томас Гоббс
пишет, что религиозные организации должны быть подчиненны
единой верховной власти, дабы пресечь двоякую преданность, и
тем самым сохранить мир. Церковь должна признать превосход
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
ство верховной власти; в противном случае она будут подрывать
стабильный социальный порядок в жизни государства.
Христианские теологи сегодня, следуя Г. Ричарду Нейбу
ру, Джону Говарду Йодеру, и Стенли Хауервасу, возможно, резко
не согласятся с этими заявлениями. Поскольку выступают за
особый социальный характер Церкви; верования и обряды хри
стианской общины выделяют ее из других общин. Обязательство
перед Богом должно быть основной деятельностью, определяю
щей остальные аспекты человеческой жизни. Христиане могут
служить земному правительству, но их основная преданность
направлена через церковные общины только Богу. Такие богосло
вы верят, что, в отличие от теории «удаленного Бога», представ
ленной Томасом Гоббсом, Бог на самом деле действует по новому
порядку, выраженному политикой Церкви.
У Отца Кристиана были уважительные отношения с Джи
мом Гордоном и Бэтменом, но он отказывается быть подвластным
социальному порядку, который те хотят восстановить насильст
венным путем. Заботясь о своих людях, он идет на компромисс с
Пингвином и позже подтверждает значение Церкви, сбросив ору
жие в Готэмскую Бухту. Не ясно считает ли себя Доктор Томпкинс
христианкой, но, как пацифист, она также сопротивляется стрем
лению Джима Гордона и Бэтмена восстановить общественный
порядок насильственным путем, осуждая Темного Рыцаря за
жестокую тактику. Бэтмен, Джим (и другие) нуждаются в Отце
Кристиане и Докторе Томпкинс в качестве примера. Без которого
они могут обратиться в безумцев, как Уильям Петит.
Более того, несмотря на то, что большинство новостей
приходивших из Нового Орлеана фокусировали свое внимание
вокруг хаоса, среди них так же были истории о героизме и гума
нитарной помощи — преподобные старались вселять надежду
своей пастве, врачи старались сохранить пациентов в живых при
самых трудных обстоятельствах. Множество из рабочих волонте
ров сами оказались заперты в городе. Обычные жители также ста
новились героями: помогая окружающим, строя убежища, делясь

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
питьевой водой и запасами еды, предоставляя комфорт старым и
больным; их героизм вдохновлял остальных.
Многочисленные
официальные гуманитарные организации пробились в Новый
Орлеан лишь после катастрофы. Хоть они и работали с разреше
ния местных властей, оставалось огромное количество самостоя
тельных гуманитарных учреждений, продолжающих вести свою
работу. Новому Орлеану требовалась любая поддержка.
«Это мой город»:
Бэтмен и восстановление порядка
Наконец-то, в «Мошенничестве» (НЗ 5), мы становимся
свидетелями событий, предрекающими конец «Ничейной Земле».
Лекс Лютор приезжает в город с помощью хитрого политического
хода, претендуя на захват земельных участков людей, погибших
во время землетрясения, и тех, кто не может противостоять его
планам. Общественности он приносит внимание и деньги, так
необходимые Готэму, чтобы выйти из кризиса и разрухи. Бэтмен
встречает Лютера дважды — впервые почти сразу после его при
бытия и снова после срыва махинаций Лютера — оба раза заяв
ляя, что Готэм его город, а не Лютера.
В начале «Ничейной Земли», многие персонажи подвер
гали сомнению его заявление, поскольку, никто не мог найти
Бэтмена. Когда спустя три месяца изоляции города он наконец-то
появился, то выяснил, что необходимо восстановить мифологию,
используемую им для запугивания преступников, и подстроить
свою тактику под новые условия. Научившись работать с укоре
нившейся системой банд, Темный Рыцарь понял: люди чувству
ют себя потерянными в отсутствии лидера (верховной власти),
который может защитить их и помочь справедливо распределить
продукты между ними. Бэтмен в итоге стал лидером банды, хоть
и доброжелательным. Он также допускает существование раз
личных резидентов Аркхэма, таких как Пингвин и Ядовитый
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
плющ. Позволяет им жить согласно ролям, схожими с теми, что
были у них раньше (после выхода их Аркхэма), до тех пор пока
эти роли приносят городу пользу. Готэм тяжело ранен, и Бэтмен
претворяет в жизнь долговременный план (в отличие от Суперме
на, желавшего все быстро исправить, и провалившегося в своем
стремлении),
который требует участия множества его друзей и
коллег: Оракл, Охотница, Новая Бэтгерл (Кассандра Кейн), Робин,
Найтвинг, Азраель, Альфред и Доктор Томпкинс, а так же Джим
Гордон и ПДГ. Это долгая дорога к исцелению города, восстанов
лению закона и порядка, существовавших до землетрясения.
Конечная цель Бэтмена восстановление общественного
порядка; здесь очень важно, что он примирился с Джимом Гордо
ном, изначально отдалившимся от Бэтмена, чувствовавшим себя
преданным из-за его отсутствия в первые месяцы. Продолжающи
еся отношения Детектива и Джима подчеркивают, что Бэтмен не
изолированный мститель, не сам себе закон. Он пытается восста
новить правосудие, и для достижения цели ему лучше работать
бок о бок с Джимом Гордоном и с ПДГ, нежели одному. У него
до сих пор есть правило не убивать, и его осуждение жестоких
методов Охотницы, идентично дисциплинарному высказыванию
Гордона Уильяму Петиту. (Охотница, в конце концов раскаивается
и становится свидетельницей того как Петита охватывает без
умие.)
В качестве детектива, Бэтмен раскрывает преступления
против общественного порядка ночью; как лидер банды, он идет
по улице днем и требует дань, чтобы наладить правила и струк
туру общества для граждан, утративших эти понятия. Темный
Рыцарь помогает людям сплотиться и более справедливо делить
ресурсы, в отличие от таких эксплуататоров как Пингвина, Ми
стера Фриза, Двуликого и других. Бэтмену необходимо в первую
очередь уничтожить их системы угнетения, а затем создать новый
порядок вещей, который в конечном итоге перекликается с це
лями Джима Гордона и ПДГ. Это долгий процесс, включающий
работу на улице всей «семьи» Бэтмена в течении долгих месяцев

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
Ничейной Земли, а также деньги Лекса Лютера и Брюса Уэйна,
пока необходимый закон наконец-то не восстановился. Восста
новление Готэма это долгий, мучительный путь, с множеством
страданий в процессе.
Годы спустя, в настоящем мире, Новый Орлеан все еще
восстанавливается. Множество людей до сих пор живут во вре
менных жилищах, а широкие секторы беднейших районов за
полнены заброшенными домами. Каждую годовщину внимание
нации возвращается к происшествию, но потом эта история теря
ется среди других новостей. Жители Нового Орлеана знают, что
процесс восстановления долог: здесь еще так много нужно сде
лать. У них нет Бэтмена с его удивительным планом по поднятию
города из руин, но у них есть помощь правительства, националь
ной гвардии, полицейских офицеров, и волонтеров, пришедших
им на помощь. Горячие дебаты продолжаются — достаточно ли
помощи после подобной катастрофы; разрушение было громад
ным и многие до сих пор страдают.
Истории о разрушенном Готэме и затопленном Новом
Орлеане оставляют в нас смешанные чувства. Нам интересно
насколько мы можем быть близки, в наших различных общинах,
к анархии. Что будет если сорвать этот тонкий занавес порядка?
Но, с другой стороны, мы видим истории героизма: люди объе
диняются вместе перед лицом ужасного вызова. Основной враг
Бэтмена – хаос: безумные преступники Аркхэма празднуют в
разрушенном Готеме, городом правит анархия. Действия Детекти
ва направлены не только против них, но, что более важно, против
того что они представляют. Хоть мы и воспринимаем общест
венный прядок как само собой разумеющееся, в нас коренится
всепоглощающий страх не выжить, если этот порядок когда-ни
будь рухнет. Бэтмен встает в качестве защитника общественного
Тонкий занавес
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
порядка, даже если он действует в сомнительной манере мсти
теля. Эта картина, встающая перед глазами, сильно резонирует
с читателями, начиная с 1939 года, хотят они это признавать или
нет. Она вдохновляет тех, кто готов слушать и откликнуться ради
борьбы по сдерживанию хаоса, как мы сейчас все еще боремся
с огромными последствиями урагана Катрина. Надеюсь, у нас
будут свои собственные герои в моменты подобных испытаний,
обычные люди, готовые встать перед лицом опасности и беды.

БРЕТТ ЧЕНДЛЕР ПАТТЕРСОН
НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ: ПОРЯДОК В ГОТЭМЕ
1. Основная часть сюжета опубликована в «
Ничейная Земля
», Том 1-5 (1999 - 2001), в тексте их
названия сокращены до
и т. д. Некоторые истории не были включены в книги, вы
можете найти их в различных комиксах о Бэтмене с 1999 по 2000.
2. Эти сюжеты включают выпуски комиксов 1998 и 1999 годов.
«После шока»
включает в себя
«Бэтмен# 555 - 559»
«Детективные комиксы# 722 - 726»
«Тень летучей мыши# 75 - 79»
Бэтмена# 14»
«Дорога к Ничейной Земле»
включает в себя
«Бэтмен# 560 - 562»,
«Детективные
комиксы# 727 - 729»
«Тень летучей мыши# 80 - 82»
«Бэтмен# 560 - 562» (Д
екабрь 1998 - Февраль 1999
«Новый Орлеан в муках от Катрины и Апокалипсис»
) WWLTV.com, 2 Сентября, 2005.
Томас Гоббс (Издание Нортон Критикал) (Нью-Йорк: В. В. Нортон, 1996), Книга 1,
главы 10 - 18.
6. Смотри Бретт Чендлер Паттерсон,
«О моли и человеке:Пути искупления на острове второго
шанса»
«Остаться в живых и Философия: У Острова есть свои причины»
, ред. Шарон Кайе
(Малден: Блэквелл, 2007).
7. Сара Кауфман,
«Рост преступности в Новом Орлеане во время Катрины»
, 11 Июня,2006, http://
www.understandingkatrina.ssrc.org.
8. Гоббс,
Книга 2, глава 20.
9. Николо Макиавелли,
(Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005 [1532]).
Одна из мыслей изложенных в книге заключается в том, что правителю нужно знать о своей социаль
ной репутации. Недостаточно быть добродетельным; важно чтобы ваши подчиненные видели это.
10. Стэнли Хауэрвас,
«Мирное Королевство»
(Нотр Дам, Индианаполис: Издательство универститета
Нотр Дам, 1983); Г. Ричард Нейбур
(Нью - Йорк: Коллер Бук, 1961 [1941]); и
Джон Говард Йодер,
«Политика Иисуса»
(Гранд Рапидс, Уильям Б. Ердманс, 1992 [1972]). Полити
ческая философия Гоббса устраняет Бога из светской политики, потому очень просто понять почему
большинство его сторонников являются атеистами, хотя Гоббс отрицал эту связь.
11. Крис Кэрролл,
«Надежда в Аду: От морского побережья до Уганды - Размышления о гумани
тарной помощи»
, Декабрь 2005, http://www7.nationalgeographic.com/ngm/0512/feature1/index.html.
12. Смотри
Руководящий Готэм
Готэм заставил меня сделать это
Побеждать плохих парней, используя классные устройства
и гаджеты, и исчезать в дыму – очень впечатляюще. Но, что более
удивительно – понять, почему Бэтмен каждый вечер натягивает
капюшон и ходит по городу. История о происхождении Темного
Рыцаря пересказывалась уйму раз самыми различными способа
ми, но они все фокусируются на его детстве: будучи ребенком,

Кто-нибудь может мне сказать,
в каком мире мы живем, когда
мужик в костюме ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
отбирает у меня всю популярность?
Этому городу нужна клизма!

-Джокер, «Бэтмен» 1989
Тони Спанакос
он становится свидетелем смерти родителей, затем вырастает и
становится «летучей мышью», борющейся с преступностью.
Значительный анализ действий Детектива и его мотивов
демонстрировались в картине «Бэтмен: Начало» (2005), сфоку
сированной на психологическом влиянии тех событий на Брю
са Уэйна/Бэтмена. В этой главе мы посмотрим на все с другой
стороны, утверждая, что это Готэм, а в частности его правитель
ство, являются причиной действий Бэтмена. Томас и Марта Уэйн
погибли, потому что оно было не в состоянии поддерживать закон
и порядок. Также оно ответственно за становление Брюса Уэй
на в качестве борца с преступностью — Бэтмена, старающегося
скорректировать закон в своем городе. Рассуждая радикально, его
реакция не уникальна. Почти все основные персонажи в пантеоне
Бэтмена действуют против государства, утверждая, что оно либо
слабо, либо слишком ненадежно. Бэтмен и Джим Гордон имеют
более детальное видение общественной безопасности, в чем они
и поддерживают государство, но отклоняют его исключительные
полномочия в области осуществления безопасности. Что сви
детельствует о сомнительной природе политических правил, и
объясняет, почему Бэтмен (и, периодически, Гордон) имеют такие
проблематичные отношения с правительством.
Нужны ли нам эти вонючие «значки»?
Законность и насилие
«Быстрее пули! Сильнее локомотива! Одним прыжком
перепрыгивает высотное здание!». Эти и другие способности
всегда доступны Супермену для службы добру, правосудию, и
Американской идее. Он сирота с другой планеты, бескомпромис
сно преданный стране, приютившей его. Супермен эквивалентен
всему добру, что есть в Америке, созданный около семидесяти
лет назад, он образец гражданина/солдата. Из-за бескомпромис
сной любви к приемной стране, он защищает власть правитель

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

ства своего государства, наделившего его полномочиями отстаи
вать эту самую власть. Когда Супермен спасает Готэм от ядерной
угрозы в «Бэтмен: Возвращение Темного Рыцаря» (1986), его
действия и силы лицензированы, следовательно «легитимны»,
поскольку он агент правительства. Борьба же Бэтмена с преступ
ностью, между тем, не лицензирована и не легитимна.
Что ставит перед нами интересный вопрос, исследуе
мый Фрэнком Миллером в «ВТР». Супермен Миллера – золо
той мальчик, решивший «играть» с людьми и правительством.
Он изо всех сил старается понять язвительность Брюса Уэйна:
«Конечно мы преступники... Мы всегда были преступниками.
Мы должны быть преступниками». Брюс – друг, но он понимает
порядок, преступность, и мир совершенно по-другому. Несмотря
на их дружбу, Супермен не сомневается, на чью сторону встать во
время конфронтации правительства и Бэтмена. Он сперва преду
преждает Брюса, говоря: «Именно так, Брюс — рано или поздно,
кто-нибудь прикажет мне убрать тебя. Кто-то с властью». Позже,
как агент правительства, он убивает (или, по крайней мере, он так
думает) Бэтмена.
Немецкий социолог Макс Веббер (1864 — 1920) описы
вает правительство как институт, удерживающий монополию на
легитимность принуждения на подвластной ему территории. С
помощью полиции и военных, государство — и только государ
ство — может реализовывать власть. Использование насилия
негосударственными субъектами (террористами, революционе
рами, преступниками, мстителями) так же имеет место, и порой
бывает даже более понятно, но никогда не законно. Большинство
супергероев, даже непреднамеренно, играют роль нарушителей
закона, потому что лишь несколько из них официально лицензи
рованы или аттестованы правительством на использование своих
способностей для охраны общественного порядка (за исключени
ем Второй мировой войны и Холодной войны, когда герои, такие
как Капитан Америка и Общество Правосудия Америки работали
вместе с правительством ради победы над нацистами, коммуни


ТОНИ СПАНАКОС
стами, пришельцами, и другими захватчиками).
Бэтмен, является
нарушителем, особенно в его воплощении «Темного Рыцаря»
(ранних историях и снова после 1986 года), поскольку его пони
мание порядка и добра идут в разрез с государственными. Он ис
пользует насилие, в обход, а не с согласия правительства. Вызов
государственной монополии на легитимное использование силы
четче всего показан в миллеровском сравнении Бэтмена с Супер
меном и Комиссаром Йиндел.
Возвращение Бэтмена в «ВТР» соотносится с ростом
насильственной преступности в Готэме (случайно дебют мил
леровской истории в 1986 году совпал с ростом преступности в
Нью-Йорке – прототипе Готэма). Мэр изображен как сторонний
наблюдатель, слабый политик у которого нет собственного мне
ния насчет деятельности Бэтмена, пока его помощник не навязы
вает ему свое. Когда приходит время выбирать преемника Комис
сара Гордона, мэр выбирает Эллен Йиндел. У нее изумительно
успешная карьера борца с преступностью в Чикаго, но Чикаго это
не Готэм. Неспособность Йиндел понять Готэм лежит в основе ее
отношений с Гордоном и Бэтменом. Она правильно понимает, что
наследует ситуацию, в которой присутствует иллюзорная анар
хия. Но ее видение мира, интерпретация закона, где все делится
на «черное и белое», заставляет ее считать Бэтмена мстителем,
а, следовательно, преступником. Она отстаивает свою позицию,
декларируя: «Не смотря на чуму преступности в Готэме, я счи
таю, что единственный наш спаситель это правоохранительные
органы. Я не буду участвовать в деятельности мстителя. Кроме
того, как ваш комиссар полиции я выдам ордер на арест Бэтмена
по обвинению в избиениях, преступлении закона и угрозе обще
ственному порядку».
Фанаты комиксов могут быть шокированы таким заяв
лением, но на самом деле это более чем рациональный ответ,
особенно, если учитывать, что он идет от представителя госу
дарства, который гордится собой в качестве воплощения «зако
на и порядка». Наша проблема, как читателей и фанатов, в том,

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

что мы знаем – закон и порядок не совершенны. Иногда нужно
так мало для того чтобы он перестал работать, и именно в этом
кроется причина почему нам необходим Бэтмен. Но Йиндел, по
крайней мере, пока не закончился «ВТР», слепа к этому, потому
что воспринимает правительство единственным носителем закона
и порядка. Если только государство может легитимно соблюдать
закон, и использовать в процессе жестокость, по логике вещей
любая другая жестокость и насилие уголовно наказуемы и неза
конны, даже если они направленны на доброе дело. После всего,
даже если Готэм безопаснее благодаря Бэтмену, его действия все
равно «не правильны», поскольку они расходятся с идеей о чело
веке, способном использовать насилие законно. Что распахивает
двери для подражателей с меньшими способностями и мотивами
(«ВТР» – «сыны Бэтмена»).
он становится свидетелем смерти родителей, затем вырастает и
становится «летучей мышью», борющейся с преступностью.
От Преступной Аллеи до Города Грехов:
Гоббс и Готэм
Молодой Брюс Уэйн увидел необходимость существования
кого-то, охраняющего порядок Преступной Аллеи, между ту
склым светом фонарей и трупами своих родителей Марты и Тома
са Уэйн. Как и многие из нас, он считал – правительство должно
поддерживать порядок, предотвращать преступные действия, сле
дуя своим собственным интересам. Но ограбление, обернувшееся
двойным убийством, изменило его взгляды. Бэтмен родился в
городе, где правительство не справилось с выполнением своих
основных обязанностей — обеспечении общественной безопа
сности – где «социальная договоренность» между гражданами и
государством более не существенна. Жизнь в Готэме страшная,
ничего не стоящая и пугающая; опасность подстерегает повсюду.
Конечно, нет правительства, способного полностью остановить


ТОНИ СПАНАКОС
преступность, но Брюс знает, что государство больше не может
и не должно единолично охранять порядок. В «Бэтмен: Год пер
вый» (1987 год), пересказывается история происхождения Бэт
мена. История начинается с приезда лейтенанта Гордона в Готэм
на поезде и Брюса Уэйна на самолете. Оба знают, они приехали в
падший город. Правительство потеряло в нем контроль над пре
ступностью, исправление этого становится их личным вызовом.
На протяжении «Года первого» каждый из них поймет, каких это
требует усилий, сотрудничества, а порой игнорирования прави
тельства, или даже противостояние ему.
Без государства, следящего за выполнением порядка,
жизнь «одинокая, бедная, не приятная, грубая и короткая»: заяв
ляет Томас Гоббс (1588 — 1679) в «Левиафане», опубликованном
почти сразу же после гражданской войны в Британии.
Гоббс
представляет мир до зарождения государства. В нем у людей есть
неограниченная свобода, но ими движет страсть, инстинкты, и
свобода скоро станет ужасом и естественное состояние превра
тится в войну всех против всех. Что приведет к отсутствию по
рядка и возможности правосудия. Это так будет гнести человека,
что он согласится отдать почти все свои свободы верховной влас
ти, дабы был установлен порядок. Это, согласно Гоббсу, и есть
начало государства.
Большинство историй о Темном Рыцаре начинаются с того,
что Готэм остался без правительства, превратился в образчик хао
са Гоббса. Различные персонажи в комиксах о Бэтмене вводят нас
в проблему: как падение государства делает приемлемым беспо
рядки и как они стараются их преодолеть или использовать. Для
ясности, Гордон, прибыв в Готэм в «Бэтмен: Год первый», был
встречен Детективом Флассом, успешным и удачливым полицей
ским. Он отвез его на встречу с Комиссаром Джиллианом Лоубом,
управляющим полицией, защищающим интересы могуществен
ной городской элиты, политиков и продавцов наркотиков. Когда
Гордон отказывается брать взятки, Фласс и еще несколько офи
церов, нападают и избивают его. Позже, Джим наносит ответный

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

удар Флассу и благодарит за то, что тот дал понять, какого быть
полицейским в Готэме. При первых появлениях Бэтмена, Гордон
расставляет ловушки, силясь его поймать, но Комиссар говорит,
что не нужно так усердствовать: в конце концов, он снижает уро
вень преступности и не мешает рэкету Лоэба. Лишь после того,
как Бэтмен вторгается на званый ужин Готэмской элиты (на кото
рой был Лоэб) и запугивает гостей, его поимка встает на первый
план в приоритетах Лоэба.
Вместо наведения порядка, правление Лоэба извращает
его. Воздействие настолько велико, что оказывает влияние на Гор
дона. В личном плане, он изменяет свой беременной жене Бар
баре с коллегой, сержантом Сарой Эссен. В профессиональном
– сопротивляется приказам, которые не может понять, особенно
после того, как увидел и изучил больше информации о Бэтмене.
Он ложится в постель, смотрит на пистолет в своей руке, пока
Барбара спит и думает:
Я не должен думать о Бэтмене. Он преступ
ник. Я полицейский. Все просто. Но, но я полицей
ский в городе, где мэр и комиссар полиции использу
ют полицейских в качестве наемных убийц. Он спас
ту старую женщину. Он спас ту кошку. Он даже
заплатил за этот костюм. Кусок металла в руке тяже
лее, чем когда-либо.
Как Супермен и Йиндел в «ВТР», Лоэб и его прихвостни
в «Бэтмен: Год первый» навязывали свой закон в Готэме. Но, в
отличие от Супермена и Йиндел, их намерения не столь благород
ны, и, как агенты правительства, они не только не предотвратили
использование насилия другими, кроме полиции, людьми, но и
лично применяли его самыми незаконными способами. Что более
важно, у них есть возможность защищать закон, соблюдать по
рядок, и отстаивать жизни горожан, но позволяя распущенности
преобладать в Готэме, они тем самым прикрывают свои


ТОНИ СПАНАКОС
Неудача правительства в соблюдении своих основных
обязанностей прекрасно объясняет происхождение Потрошителя
– злодея в комиксах «Бэтмен: Год второй» (1988). Его появление
очень схоже с появлением Бэтмена: Джудсон Каспейн, его жена и
дочь, подверглись нападению несколько лет назад по пути из опе
ры, итогом стала смерть его жены. Неспособность правительства
поддерживать порядок толкает Каспейна стать Потрошителем, а
его дочь Рейчел уйти в монастырь. (Мы сфокусировались здесь на
Потрошителе, но любопытно, что и он и его дочь, оба стремятся
навести порядок в мире разнузданности и греха в обход государ
ства.) Потрошитель начинает свою карьеру с убийства четырех
грабителей, говоря испуганной жертве нападавших: «Ты не долж
на ничего бояться. Расскажи миру, что Потрошитель вернулся,
и он спасет этот город — с его согласия или без него». Падший
город нуждается в спасении, и вместо присоединения к политиче
ским программам, коллективным действиям, Каспейн поднимает
оружие, дабы начать одиночную войну.
Сходства и различия между Бэтменом и Потрошителем
становятся явными, когда Темный Рыцарь останавливает его,
собравшегося убить проститутку: «Бэтмен, да? Они сказали: ты
продолжил битву, которую я начал. Если это так, докажи — уйди
в сторону». Бэтмен отказывается, поскольку Потрошитель хочет
«резни», а он – справедливости. Тогда Потрошитель намечает сво
ей целью Большого Вилли Голонка – гангстера под защитой, ко
торого убивает, не смотря на все меры безопасности. Государство,
не сумевшее защитить его жену, теперь защищает гангстера. Это
неприемлемо и непостижимо. Полиция, как институт правитель
ства, «должны выучить — тот, кто защищает зло... должен испы
«Две» маленькие безопасности

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

«грязные» дела. Вместо того чтобы государство пресекло хаос
естественного состояния, как на то надеялся Гоббс, правительство
само пребывает в войне всех против всех.
тать такие же страдания, как и те, кто их приносит». Государство,
каким его видит Потрошитель, перевернуло мир с ног на голову и
забыло, что должно оберегать людей от войны всех против всех.
Его «работа» восстановить порядок в мире Гоббса, но оно делает
это в качестве само провозглашенного Левиафана. «Левиафан»
Гоббса, с другой стороны, решает проблемы естественного состо
яния через создание коллективного социального договора, а не
грубой силой.
Еще один из наиболее интересных врагов Бэтмена – Харви
Дент, также известный как Двуликий. Дент честный и неподкуп
ный окружной прокурор, поддерживавший Бэтмена и шедший
против величайших преступников Готэма, даже тех, что были свя
заны с политикой (для справки, смотрите «Бэтмен: Год первый»).
Когда гангстер облил его кислотой во время судебного процес
са, лицо Дента стало обезображено, что превратило его в новую
личность — Двуликого. И дело не только в том, что пол лица было
изуродовано, но и в том, как сильно Дент изменился внутри. Это
не просто ситуация Доктора Джекилла, старающегося подавить
свою личность, создать условия для появления мистера Хайда.
Харви Дент не смог привести мир к порядку через закон, являясь
публичным обвинителем, он сделал себя мишенью и физически
превратился в полу-монстра.
Двуликий еще один персонаж во вселенной Бэтмена, ответ
ственный за вступление вырождающегося государства в Гоббсовое
состояние войны всех против всех. Гоббсовый Готэм не имеет над
ежного правительства. У Лоэба (автор комиксов), правительство
сознательно выбирает хищные и жестокие действия, развязывая
войны. Жестокость Потрошителя не взвешенный ответ на пора
жение общественной безопасности, которую государство обязано
было поддерживать.
И Харви Дент был верным, но, в конечном
счете, неэффективным человеком правительства. Неспособность
государства действовать и выполнять свои функции, воспринятая
им изнутри, превратила его в того, кто старается создать порядок
через криминал.


ТОНИ СПАНАКОС
Понимание Вебера и Гоббса государства подразумевает его
как легитимный институт, обеспечивающий безопасность. Фрид
рих Ницше (1844 — 1900), тем не менее, видит правительство как
угрозу личностному самовыражению и самопознанию. Государ
ство, как одержимое старается изменить своих граждан по своему
образу и подобию. В «Так Говорил Заратустра», Ницшеанское
правительство говорит, что «на земле нет ничего величественнее
меня: Я перст божий порядка».
Ницшеанское государство являет
ся «новым идолом», которое не менее репрессивно, чем его пред
шественники, поскольку оно определяет, что есть добро и зло, и
навязывает «меч и сотни аппетитов», для верующих в него.
Ни один из врагов Бэтмена не видит этого столь очевид
но и ясно как Анарки – подросток-анархист из книги 1999 года
«Бэтмен: Анарки». Анарки желает принести угнетенным наса
ждаемыми порядками политики, религии и капитализма людям
«свободу». Как и Потрошитель, он выходит на борьбу с непопу
лярными личностями — продавцами наркотиков, корпорациями,
загрязняющими окружающую среду, и крупными банками, разру
шившими место, где когда-то жили бездомные. Альфред указы
вает на сходство между Бэтменом и Анарки Брюсу Уэйну, быстро
отреагировавшего: «Я знаю. Я знаю — мои собственные методы
тоже не всегда законны. Но здесь есть разница, Альфред, я ис
пользую насилие, только когда в этом есть необходимость, а не
как способ наказания. Не в последнее время, по крайней мере!»
Стремление Анарки принести порядок в мир прослежива
ется в его длинном письме-исповеди родителям, где он говорит
кто он «на самом деле», в обучении анархизму других несовер
шеннолетних правонарушителей, и в его сне в самом конце гра
фической новеллы. Во сне, Анарки старается «очистить разум»
Готэма, чтобы граждане смогли лицезреть настоящий город. «Где
правители видят мир только через окна своих длиннющих лиму
Анти-Бэтмен: Ницшеанские Восстания

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

зинов, пока семьи спят в картонных коробках — коррумпирован
ные правители процветают, пока честный человек лежит в канаве
— преступность разрастается. Достойные люди боятся ходить
по улицам, за которые они платят свои налоги. Вся человеческая
жизнь здесь — от лучшего к худшему, от королей в своих башнях,
до подонков в их подчинении. И все они верят, что так и должно
быть. Я собираюсь показать им, что это не так». Во сне Анарки
создает дистопию, где нет государства, где политиканы прова
ливают «тест на паразита» и интернируются в гетто как «враги
человечества», где люди — в отсутствии государства — становят
ся неприятными и жестокими. Мораль рассказа в том, что анар
хистские порядки, которые Анарки пытается превратить в жизнь
куда хуже, чем те, что он хочет уничтожить. Его поиски органи
зационного принципа, который был бы менее репрессивным, чем
государственный, терпят крах.
Для сравнения, цели Джокера, несколько далеки от поли
тики, но так же содержат идеи подрыва установленного порядка.
Главный враг Бэтмена зачатый в «ВТР», как игривый арлекин,
чья порочная преступная деятельность противоречит его мотивам
совершения правонарушений: необходимость уничтожить поря
док и победить скуку. Государство навязывает порядок не столько
политически, сколько социально, а Джокер отвечает, разрушая
любой порядок. В «ВТР», Джокер разыгрывает мелкие шутки
в Лечебнице Аркхэм, пока не узнает, что Бэтмен вернулся. Воз
вращение Бэтмена равнозначно возвращению Джокера. Бэтмен
слишком скучный, наводит много порядка. Джокер направляется
в Готэм рушить скучные планы Бэтмена. Двойственность между
Бэтменом — который следит за порядком — и Джокером — ко
торому необходимо бросать вызов порядку — лучше всего про
слеживается когда Джокер, говоря о своих жертвах, рассказывает
Бэтмену: «Я никогда не вел счет, но ты ведешь, и я люблю тебя за
это».


ТОНИ СПАНАКОС
«Бэтмен: Год второй» начинается с интервью на телевиде
нии только что назначенного на пост Комиссара Гордона:
Интервьюер: Вы, кажется, находитесь в хороших отноше
ниях с полицией Готэма, но у многих возникает вопрос о ваших
отношениях с этим мстителем в маске, известным как Бэтмен.
Гордон: Мои отношения с Бэтменом прямо-
Интервьюер: Многие думают, что Бэтмен не лучше чем
костюмированный правонарушитель, который двадцать лет назад
патрулировал улицы и называл себя Потрошитель.
Гордон: Это сравнение проводилось, да, но несправедливо.
Интервьюер: Некоторые говорят, что исчезновение По
трошителя из Готэма погрузило наш город в пучину криминала и
полицейской коррупции, из которой она только что вышла.
Гордон: Если я могу закончить: Я не могу говорить за де
партамент двадцатилетней давности, но Бэтмен работает вместе с
полицией, а не против нее.
Интервьюер: И этот «Бэтмен», является ли он официаль
ным представителем органов?
Гордон: Нет, он действует самостоятельно. Но, он предла
гает мне свои услуги.
Настоящий динамичный дуэт:
Бэтмен и Гордон

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

Этот диалог — микрокосм для Бэтмен-Гордоновского
понимания порядка, выходящего за пределы государства. Прави
тельство не единственный субъект способный законно применять
насилие (по мнению Вебера), и это играет конструктивную роль
для поддержания порядка (в противовес Ницше). Но у общества
так же есть своя роль в обеспечении безопасности: Бэтмен симво
лизирует и выражает ее, и Гордон знает это.
В то же время действия Бэтмена не совсем законны. Когда
Брюс Уэйн проводит различие между собой и Анарки, он гово
рит: «Дело в том что, ни один человек не может позволить себе
быть судьей, присяжными и палачом». И, действительно, даже
если это смотрелось глупо в ранних комиксах или телесериале,
Бэтмен всегда избивал плохих парней и связывал их, чтобы поли
ция могла произвести арест. Он регулярно препровождал Пин
гвина, Ядовитый Плющ, Джокера, и многих других в Лечебницу
Аркхэм, зная, что они входят туда и выходят, словно там установ
лены вращающиеся двери. У Бэтмена есть способность свершить
правосудие и наказать злодея, но он этого не делает. Что говорит
о многом относительно места государства (и общества) в наведе
нии порядка и правосудия.
В «ВТР», государство слабо, полно паразитирующих ор
ганизаций и специалистов, утверждающих, что говорят от лица
общества, но их помыслы очень далеки от нужд граждан. Совет
матерей просит мэра арестовать Бэтмена, потому что он имеет
«пагубное влияние на детей Готэма,» и Общество по защите прав
жертв требуют защиты от жестокости Темного Рыцаря. Даже
социологи называют Детектива «социальным фашистом» из-за
его усилий переделать общество согласно своему видению. После
собрания на тему опасности мутантов, мэр заявил: «Вся ситуация
– результат некомпетентности Гордона и террористических дейст
вий Бэтмена. Я надеюсь сесть за стол переговоров с лидером му
тантов для урегулирования ситуации». Тремя страницами далее,
Мэр погибает от рук лидера мутантов, в его тюремной камере,


ТОНИ СПАНАКОС
после того как сам настоял остаться с ним наедине без защиты
полиции. Он погиб, потому что не понимал реалий Готэма.
В отличии от мэра, Гордон понимает Готэм и Бэтмена. В
«ВТР», он пытается объяснить это Йидел, но она начинает осоз
навать это только после того, как понимает реальную суть пре
ступлений, преобладающих в Готэме, и что Бэтмен необходим для
ответа на них. Симпатия Гордона к Бэтмену редко воспринима
ется как значительное отклонение от выполнения обязанностей в
правоохранительных органах. Практически каждая книга комик
сов отсылается к этому, и не одна так точно, как «Темная победа»
(2001), в которой молодой, красивый, либеральный, и наивный
окружной прокурор по имени Дженис Портер вступает в откры
тую конфронтацию с Гордоном. Относительно преступников,
которых избил Бэтмен, она говорит Гордону: «Бэтмен слишком
переборщил с ним. Разве его гражданские права не были наруше
ны? И, как я понимаю, ты не один был там, во время его ареста —
вы стояли в стороне и позволили всему этому произойти».
Бэтмен всегда нарушает гражданские права преступников,
поскольку у него нет права действовать в качестве представителя
закона, и Гордон знает это, но он не ставит право и закон против
справедливости и порядка. Вам нужны права, чтобы получить
справедливость, но как сказала Лана Лэнг во время защиты Бэт
мена в «ВТР» : «Мы живем в тени преступности... с молчаливым
согласием, что все мы жертвы — страха, насилия, социального
бессилия. Человек взял и показал нам, что власть у нас, и всегда
была у нас в руках. Мы в осаде. Он показал нам, что мы можем
сопротивляться». В «Темной победе», Гордон находится под дав
лением, потому что Портер старается отстранить его от нецелесо
образных контактов с Бэтменом. Это положение является фунда
ментальным аспектом в мифе о Темном Рыцаре, связывающим
двух людей: одного внутри правовой системы и другого вне ее.
Личные отношения между Гордоном и Бэтменем так же
очень существенны. Бэтмен не может сам наказывать преступни
ков, а Гордон не может положиться на полицию в поимке супер-

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ

злодеев. Они устанавливают и приводят в действие порядок, кото
рый читатели считают легитимным. Мы знаем, что только Бэтмен
может справиться с загадками других парней в трико, которые
могут решить кроме него разве что советские шахматисты. В то
же время, мы сознаем, Бэтмен совершенно не способен кого-либо
наказывать или судить, даже убийцу своих родителей — Джои
Чилла. Мы радеем за праведную месть Бэтмена, но в последний
момент отступаем, и вместе с нами отступает Бэтмен. Однажды
редакторТемного Рыцаря Деннис О’ Нил сказал, что убийство
«это не тот путь которым идет Бэтмен».
Но в то время как этот порядок удовлетворяет читателей, и
позволяет нам знать, что мы можем спокойно спать ночью, пото
му что кто-то наблюдает за соблюдением закона на Преступной
Аллеи, это очень смущает власть. Правительство верит, что оно
монополизировало право на использование насилия. И чем боль
ше врагов повергает низ Бэтмен, и чем больше Гордон помогает
ему обходить законы власти, тем больше государство теряет свою
монополию на законное применение насилия. Вот почему Бэт
мен оказывается под прицелом в «ВТР» и «Бэтмен: Год первый»,
и почему его действия провокационны в «Бэтмен: Год второй»
и «Темной победе». Ирония отношений Бэтмена с государством
в том, что чем больше он снижает уровень преступности и спо
собствует поддержанию общественного порядка, тем очевиднее
бросает вызов правительству, давая понять насколько неэффек
тивно применение силы государством. Что подталкивает Гордона
предостерегать и притормаживать Бэтмена от становления со
вершенной угрозой. Бэтмен доверяет Гордону и приводит к нему
всех пойманных преступников, и в ответ Джим признает за ним
право обходить государственную монополию.


ТОНИ СПАНАКОС
Можно удивляться до какой степени мы, как фанаты, спо
собны вообразить разрыв между законом и порядком. Ни одно
государство не может утверждать, что в состоянии безупречно
обеспечивать их все время. Бэтмен и Гордон сдерживают вместе
мир, ускользающий от нашего чувства логичности и справедли
вости происходящего, и хотя все персонажи стараются сдержать
какой-либо порядок, именно его установление тандемом Бэтмена
и Гордона является наиболее легитимным. Что делает государ
ство нестабильным и показывает, как общество должно само
осуществлять свою безопасность, и указывает насколько огромно
значение личных отношений при установлении границ между
простым использованием насилия и надлежащим исполнением
закона. Конечно, можно просто теоретизировать о государстве,
справедливости, и насилии, без обсуждения Бэтмена, но как ска
зал Джокер: «К чему нам это?».
Теоретизирование правительства

РУКОВОДЯЩИЙ ГОТЭМ



ТОНИ СПАНАКОС
1. Для более детального изучения этого вопроса смотри как
«Акт Регистрации Суперлюдей»
повли
ял на героев комиксов Марвел в сериях
«Гражданская Война»
«Инициатива»
. Я благодарен Марку
Вайту за разрешение использовать эту ссылку.
2. Томас Гоббс,
(Нью-Йорк: Пингвин Букс, [1651] 1985), xiii.
3. Уолтер Кауфман,
«Компактный Ницше»
(Нью-Йорк: Издательство Пингвин, 1976), 161.
4. Для более подробного обзора Ницше и Френка Миллера, смотри Перегрина Дека
Супермена: Исследование работ Френка Миллера»
«Журнале философии Южной Африки»
5. Роберта Е. Пиарсон и Уильям Урисчио,
«Записки из Бэт-пещеры: Интервью с Денисом О’Нилом»
в книге, которую они редактировали
«Множество жизней Бэтмена: Критические заметки к
(Нью-Йорк: Роутледж, 1991), 19. Подробнее об отказе Бэтмена от убийства,
смотри главу Марка Д. Вайта в этой книге.
6. Я хочу поблагодарить Роба Арпа, Марка Вайта, Майкла Спанакоса и Фотини за согласия, данные
ими и укрепившими эту главу.
Безумие Джокера:
Можно ли возложить на Клоуна
моральную ответственность?
Смейся, и весь мир засмеется с тобой — или нет?
Джокер никогда не играет полной колодой. И это не но
вость, особенно для него самого. «Не стоит да-да-даже злиться»
говорит он в «Убийственной шутке» Алана Мура (1988). Отравле
ние рыбы в Готэмской бухте, ядом, чтобы оставить на их мордах
собственную незабываемую метку – улыбку,
попытка запустить
светил Готэма в стратосферу с помощью ракет, установленных на
верхушке огромного именинного торта,
эти и другие сумасшед
шие планы подарили ему личную камеру в Лечебнице Аркхэм.
Безумие Джокера не отличается от отклонений других персона
жей, таких как Двуликий, но, тем не менее, его мрачные выходки
в качестве Клоуна Принца Преступного мира, делают ему честь

Кристофер Робичауд
быть самым главным антагонистом Бэтмена.
Мы могли бы оставить Джокера без дальнейших рефлек
сий о нем, если бы все ограничивалось смеющимися рыбами и
нелепым именинным пирогом. Но, как фанаты приключений Бэ
тмена, мы с ужасом осознаем, что деяния Джокера настолько же
абсурдны, как и кошмарны. После бесчисленных, загубленных,
«заставляющим смеяться» газом, жизней, Джокер избивает ломом
Джейсона Тодда, второго по счету Робина, до смерти на глазах у
его матери, и взрывает его, отправив туда, откуда не возвраща
ются.
Также он стреляет в Барбару Гордон, раздевает ее догола
и фотографирует. Похищает Джеймса Гордона, привязывает его
обнаженным к аттракциону, катаясь на котором он вынужден ли
цезреть фото его голой, раненой и парализованной дочери.
И это
было сделано Джокером только для доказательства своей точки
зрения – достаточно лишь одного плохого дня, чтобы заставить
хороших людей переступить через край.
Итак, Клоун не просто совершает преступления, а дела
ет невообразимо ужасные, морально отвратительные вещи. Но,
сколько морального порицания он заслуживает? Скорее всего,
нашей первой реакцией будет: «Вы издеваетесь надо мной? Он
злодей, мерзавец, и заслуживает самого жесткого морального
порицания». Возможно, но тогда нам стоит напомнить себе факт,
с которого мы начали: Джокер действительно никогда не играет
полной колодой. И среди нас бытует мнение — не абсолютное,
но и не редкое тоже — больные безумием люди не могут нести
моральной ответственности за свои поступки, и потому не за
служивают морального порицания за свои преступления. Может,
Джокер тоже не должен отчитываться перед моралью за свои
Если так, то мы должны выяснить почему. И в этом месте
вступает философия. Из чего следует, что мы проверим несколь
ко вариантов, предлагаемых философами, в попытке пролить
свет на отношения между личностью действующей свободно, с
одной стороны, и несущей моральную ответственность за свои

КРИСТОФЕР РОБИЧАУД
поступки, с другой. Мы фокусируемся на этом, потому что разум
но заключить, что человек морально ответствен лишь за те дей
ствия, которые он совершает добровольно. Таким образом, если
мы хотим сказать, что Джокер морально не ответственен за свои
поступки, то должны доказать, что его душевное состояние не
позволяет добровольно совершать злые деяния. Давайте сделаем
это!
Любое добросовестное философское исследование должно
содержать отправную точку, способную помочь глубже изучить
тему нашего обсуждения. Давайте сначала рассмотрим самое
вопиющее предположение, состоящее в том, что Джокер действи
тельно безумен.
Общепризнанно, что вопросы относительно сумасшествия
сложны и многогранны, и куда ближе к области психологии и
психиатрии, чем философии. Тем не менее, ряд философов, таких
как Мишель Фуко (1926 — 1984), внесли неоценимый вклад в эту
область, объяснив как группы людей, получив статус сумасшед
ших, становятся маргиналами.
Обсуждая работы Фуко, к сожа
лению, у некоторых людей возникал вопрос: существует ли на
самом деле безумие? Мы не станем заходить так далеко; примем
за аксиому – существует несколько видов душевного расстройст
ва, включающих целые категории лиц страдающих от них. Так
же допустим, что Джокер страдает от одного или более из этих
психических состояний, позволяя нам справедливо классифици
ровать его в качестве сумасшедшего.
Но, прежде чем мы двинемся дальше, следует обезопасить
эту позицию от протестов, насчет ее беспочвенности или чрез
мерной экспрессивности. Мы можем согласиться, что называем
кого-то сумасшедшим, когда его поведение кажется странным, не
Выгоняя летучих мышей с чердаков

БЕЗУМИЕ ДЖОКЕРА

подразумевая, что человек действительно страдает от серьезных
нарушений психики. Но не в случае с Джокером. Да, он соверша
ет странные поступки, в этом нет сомнений — давайте признаем,
заставить всех рыб в бухте улыбаться, словно Чеширский кот, то
еще чудачество — но он также демонстрирует некоторые при
знаки серьезных расстройств. Например, он чаще воспринимает
людей в качестве объектов. Джокер не моргнув, прострелил по
звоночник Барбаре Гордон и раздел ее. Он не старался «навредить
ей». Просто хотел доказать свою точку зрения. Она была лишь
объектом, способным помочь ему в этом, не более или менее зна
чимым, чем аттракцион, использованным позже, для той же цели.
Классическое поведение психопата.
У Клоуна также отсутствует базовый инстинкт самосохра
нения. В мультфильме «Бэтмен и Супермен» (1998), есть момент,
когда Лекс Лютор и Джокер находятся вместе на борту самолета,
пытаясь спастись от Темного Рыцаря и Человека из Стали. Ко
робка открывается, и шарики с взрывчаткой высыпаются в каби
не прямо рядом с Лексом и Джокером. Лютор кричит, пытаясь
спастись. Джокер же начинает неконтролируемо смеяться. Если
этого объяснения все еще не достаточно, возможно слова Альфре
да Пенниворта внесут ясность. В «Темном Рыцаре» 2008 года он,
говоря о Джокере, произнес: «Некоторые люди не поддаются ло
гике. Их не купить, не запугать, не договориться. Некоторые люди
просто хотят видеть мир в огне». Точное доказательство того, что
Клоун безумен.
Теперь нам необходимо обсудить важнейшее различие, ко
торое поможет нам избежать казусов в дальнейшем, и это разли
чие, пролегающее между причинной и моральной ответственно
стью. При рассмотрении причинной ответственности, необходимо
лишь задать вопрос: являются ли действия личности причиной
того или иного события? Допустим, Джокер обливает ничего не
подозревающую жертву «Улыбчивым» газом, который убьет ее.
Будет ли на нем причинная ответственность за ее гибель? Конеч
но, он облил ее газом — действие, являющееся звеном в цепи

КРИСТОФЕР РОБИЧАУД
событий, повлекших смерть. Моральная ответственность подра
зумевает моральное одобрение и осуждение, связанное с действи
ем. Давайте предположим, очень приблизительно, что личность
морально ответственна за свои действия, если она соответствует
предмету морального поощрения или порицания за это действие.
Сейчас у нас может возникнуть чувство, словно наши по
зиции подорваны: если согласимся, что на Джокере лежит при
чинная ответственность за такие вещи, как отравление людей, то
из этого следует, что он морально ответственен за свои действия.
Но это не так, и мы попытаемся разобраться почему.
Представьте, что Темный Рыцарь заводит свой Бэтмобиль,
намереваясь поехать в город, и его задние габариты, будят лету
чих мышей в пещере. Они вылетают наружу и вынуждают води
теля, едущего по проселочной дороге, свернуть в кювет. То, что
Бэтмен несет причинную ответственность за случившееся вы
глядит вполне правдоподобно. Запуск Бэтмобиля – звено в цепи
событий, приведших к аварии. Но, не разумно призывать Темно
го Рыцаря к моральной ответственности за инцидент на дороге.
Он просто не мог предвидеть последовавших событий. Итак,
личность, несущая причинную ответственность за что-либо не
является автоматически морально ответственной. Это позволяет
нам допустить, что Джокер, неся причинную ответственность за
свои злодеяния, не всегда морально ответствен за них.
Кладя еще одну карту на стол
(Не бойтесь это не джокер)
Еще одно важное предположение, которое необходимо от
стоять, заключается в том, что простые люди, такие как мы, дей
ствуют свободно. Проблема в том, что если это не правда — если
никто из нас не имеет свободы воли — тогда ни один человек не
несет моральной ответственности за свои поступки. Что лишает

БЕЗУМИЕ ДЖОКЕРА

нас какого-либо интереса к Джокеру, поскольку мы оказываемся с
ним в одной лодке, как и все человечество.
Довольно честно. Но, давайте спросим себя, что в мире
заставит нас поверить, якобы мы никогда не действуем свобод
но? Конечно, такое заявление противоречит привычному для нас
мышлению и ощущениям! Изнутри, когда мы совершаем посту
пок, это выглядит так: мы постоянно сталкиваемся выбором, как
поступить и чувствуем себя свободными решать самостоятельно.
Но почему же тогда часто считаем, что наши чувства и убеждения
не всегда точны на счет принятого решения?
Ответ заключен в теории детерминизма (предопределе
ния). Согласно ей для любой точки во времени, состояние мира
фиксировано (определенно) высшими силами (или же законами
природы, по которым живет наш мир). Эта точка зрения привле
кательна во многих аспектах, например, ее соответствие со зре
лым научным пониманием мира. Если детерминизм правдив, мы
не более чем результат событий, начавших происходить задолго
до нашего появления. И сталкиваясь с выбором, мы точно знаем,
что наш поступок уже определен. Что практически исключает
свободу воли.
Один из путей противостоять данному опасению – отвер
гать детерминизм как таковой. Что иногда с радостью делают
некоторые философы. Отстаивая свою позицию, они прибегают
к доводам науки: факт фундаментальной случайности в кванто
вой механике не является причиной, позволяющей предположить
предопределение будущего прошлым. Или, иногда, они просто
заявляют, что детерминизм восстает против здравого смысла, и
этой причины уже достаточно, для его отвержения.
Однако, другие философы оспаривают несовместимость
теории детерминизма с идеей о свободе воли. Давайте рассмо
трим пример, основанный на знаменитом письме мыслителя
Гарри Франкфурта (род. 1929).
Предположим, Джокер тратит
огромное количество денег на постройку машины, следящей за
действиями Бэтмена и, что более важно, за его мыслями. Кроме

КРИСТОФЕР РОБИЧАУД
того, она способна «контролировать» поступки ТемногоРыцаря.
Конечной целью Джокера является использование машины, для
того, чтобы заставить Бэтмена делать ужасные вещи, но, пока, он
просто хочет очистить Готэм от других суперзлодеев. Итак, пред
ставим, что машина отслеживает столкновение Темного Рыцаря и
Ядовитого Плюща. Ситуация такова, что для ареста Плюща, Бэт
мену достаточно метнуть всего один бэтаранг. А теперь положе
ние вещей становится гораздо интереснее. Когда Темный Рыцарь
решит бросить бэтаранг, — он делает психологический выбор —
машина Джокера не остановит его: не пошлет в голову соответ
ствующие лучи внушения (или около того), дабы прервать курс
его действий (поскольку Джокер желает поимки Плюща). Но,
если Бэтмен, по какой-либо причине, выберет не метать бэтаранг,
машина вмешается и заставит его это сделать. Предположим,
Бэтмен выбрал бросить бэтаранг и сделал это. Формально можно
считать, что, поступив так, он выразил свою свободу воли, согла
сно которой он и действует, хотя на самом деле у него не было
альтернативы. Другими словами, его выбор был предопределен.
Таким образом, если детерминизм существует и наши
поступки предопределены прошлым положением дел и законами
природы, все еще существует возможность выражения свободы
воли. И, так долго, как есть место для свободы воли, есть место и
для моральной ответственности. Конечно, можно многое сказать
в ответ на эти рассуждения. Вот только одна проблема: похоже,
что моральная оценка сталкивается с эпистемологической про
блемой, заключающейся в невозможности знать хвалу или пори
цание приписывать человеку, чьи поступки обусловлены детер
минизмом. Дабы понять почему, вернемся к случаю изложенному
выше. Для того чтобы точно знать, что Бэтмен заслуживает поощ
рение за свои действия, мы не можем просто опираться на его по
ступки, предопределенные ранее; он бы все равно сделал это вне
зависимости от намерений. В конечном итоге мы должны залезть
в его разум и увидеть какое решение он принял. Без хитроумной
машины Джокера, попасть в голову человека не самое простое

БЕЗУМИЕ ДЖОКЕРА

дело. У нас может возникнуть обеспокоенность, что свобода воли
и моральная ответственность, приходящая вместе с ней, будет
сохранена лишь ценой лишения нас возможности поощрять или
порицать. Цена слишком высока.
У нас есть ответ на это беспокойство, но, к сожалению, мы
должны действовать дальше. Давайте просто признаем: у нас есть
свобода воли, и она может осуществляться вне зависимости от ее
совместимости с детерминизмом. Теперь вернемся к вопросу о
том, что с Джокером что-то не так, что, в частности, не позволяет
ему осуществлять свободу воли, и, таким образом, освобождает
его от моральной ответственности за поступки.
Погружение:
Падение свободы
До сих пор мы говорили о свободе воли с точки зрения
принятия решений. Но, на самом деле, в данный аспект вовлечено
гораздо больше факторов. Многие философы верят: проявление
свободы воли и моральной ответственности, следующей за ней,
включают в себя способность личности думать о том, что моти
вирует ее, и затем использовать эту способность, чтобы менять
свои мотивы, по крайней мере, иногда. Суть идеи, поддерживае
мая, кроме прочих, Гарри Франкфуртом, состоит в том, что одной
из вещей отличающих нас от животных, является способность
формировать желания о наших желаниях, то есть желания второ
го порядка.
Мы можем занять позицию вокруг желаний первого
порядка — вещей, напрямую подталкивающих животных к дей
ствию — в этом смысле мы не пассивны в отношении того, куда
наши желания приведут нас. Наша свобода воли позволяет нам
формировать желания относительно наших желаний, чтобы реф
лексировать и оценивать их, и соответственно менять мотивацию.
Например, Бэтмен может, устав после долгой недельной
битвы с приспешниками Джокера, проявить желание первого

КРИСТОФЕР РОБИЧАУД
прядка и решить спать дальше. Но, у Бэтмена так же есть жела
ние нести справедливость в Готэме, и это тоже желание первого
порядка (хоть и более абстрактная). Давайте предположим, что
это желание очень сильное, хоть и не настолько, как остаться в
постели. Что делает Бэтмена свободным так это его возможность
взвесить оба желания и создать в себе желание второго порядка,
которое подскажет, что его желание добиться справедливости
куда сильнее, чем остаться в кровати.
Это очень грубый набросок того, как работает свобода
воли. И этого вполне достаточно, дабы помочь нам объяснить, по
чему мы считаем, что некоторые личности «не поддаются контр
олю»; вот почему мы думаем, что они не способны выражать
свою свободу воли. Обратимся к классическим примерам о нарко
манах. Мы часто говорим, что люди, пристрастившиеся к героину,
не в состоянии выразить свою свободу воли, хотя им прекрасно
известно о пагубных для жизни последствиях. Идея, основанная
на наброске выше, покоится на утверждении, что наркоманы не
могут формировать желания второго порядка. Другими словами,
одна из проблем зависимости в том, что однажды попробовав,
желание человека получить дозу не может быть остановлено же
ланием второго порядка быть здоровым.
Но, если наркоманы не способны выражать волю, когда
речь идет о принятии наркотиков, значит ли это, что они мораль
но не ответственны за свои будущие действия? Безусловно, нет.
Резонно предположить: первый прием наркотиков был созна
тельным выбором человека, он несет ответственность за то, что
поддался желанию первого порядка. Другими словами, решение
личности отказаться от желания оставаться здоровой, в пользу
желания принять дозу и есть выражение свободы воли. Она мо
рально ответственна за последующие поступки. Причем, мо
ральная ответственность уже переносится на будущие действия,
которые уже не будут свободными.
Кажется, эта линия открывает нам дверь, чтобы заключить
– Джокер морально ответственен за свои поступки. Допустим,

БЕЗУМИЕ ДЖОКЕРА

его безумие является вопросом о неспособности формировать
желания второго порядка, останавливающие его желания перво
го порядка, а именно убивать. Можно согласиться, что однажды
став сумасшедшим, все будущие действия Джокера не будут
свободными. Но, обращаясь к одной из ранних историй («Убий
ственная шутка»), мы помним, что Джокер был мужем и отцом,
выбравшим вступить в преступную банду, — в качестве Красного
колпака — чтобы как-то свести концы с концами. Конфронтация
с Бэтменом привела к падению в чан с химикатами, превративши
ми его лицо в ужасную клоунскую физиономию, оставшуюся при
нем до сих пор. Что и толкнуло его за грань разума (буквально.)
Но, он вошел в мир преступности самостоятельно — и если так,
кажется, что моральная ответственность за это действие перено
сится и на будущие действия, учитывая, что свобода воли привела
его туда, где он сейчас.
Но, не так быстро. Сначала, мы должны изложить, почему
наркоманы несут моральную ответственность за свои будущие
действия, которые уже не были сделаны свободно. Мы считаем,
что первоначальный выбор личности принимать препараты был
исключительно свободным, учитывая осведомленность о возмож
ных последствиях. Изначально человек должен отречься от всех
полученных знаний о вреде героина: забыть уроки о здоровье,
специальную школьную литературу, фильмы «На Игле» и «Рекви
ем по мечте», которые очень точно описывают последствия зави
симости. Протестируем нашу интуицию: если зависимый человек
знал о вреде наркотиков и, тем не менее, самостоятельно решил
принять их, будем ли мы навязывать моральную ответственность
за это и за их дальнейшие поступки? Я думаю, что нет.
Если это верно, мы должны спросить себя: учитывал ли
Джокер риск и последствия, беря на себя работу Красного колпа
ка? В то время как он должен был быть осведомлен обо всех опа
сностях и последствиях своих действий, не разумно ли ожидать,
что он предвидел, что становление Красным колпаком приведет
его к риску превратиться в маньяка убийцу. Обратите внимание,

КРИСТОФЕР РОБИЧАУД
что это правда, даже если он каким-то образом мог предвидеть
свое попадание в чан с химикатами. Джокер должен был знать
больше о своем психологическом состоянии, дабы предвидеть,
что его контакт с химикатами приведет к сумасшествию. В конце
концов, если бы мы приняли аналогичный выбор, вряд ли бы мы
превратились в Джокера. К сожалению, для Бэтмена и Готэма, им
выпал шанс на миллион, при котором «родился» Клоун.
После этой дискуссии, мы смело можем защитить наше
утверждение, что кто-либо настолько же безумный, как Джокер,
не несет моральной ответственности за свои поступки. Суть
идеи в том, что Джокер не ответственен морально, потому что не
выражает свои поступки свободно. Его безумие блокирует воз
можность формировать желания второго порядка, превалирую
щих над желаниями первого порядка, которые, в свою очередь, и
включают его лунатические импульсы.
Резюмируя сказанное, заключим, что Джокер сумасшед
ший. Безумие, показанное не способностью выражать свободу
воли, освобождает его от любых моральных ответственности за
свои действия. Это удовлетворительный анализ, но, как часто
бывает, наше философское расследование с одной стороны реши
ло некоторые вопросы, а с другой подняло еще больше вопросов.
Важная проблема: какие существуют обязательства у Бэтмена и
Готэма перед Джокером, за награждение его безумием. Нет про
стых моральных ответов на вопрос: как поступить с душевно
больным, способным на самые мерзкие поступки? Жалеть его?
Ненавидеть? Госпитализировать? Или позволить умереть, если
представиться такая возможность? Джокер это крест Бэтмена.
Его расплата, и не только за то, что он сделал, но за то, какой он
есть. И, если Клоун сумеет понять эту мысль, без сомнения, он
найдет ее очень смешной.
Так кто смеется последним?

БЕЗУМИЕ ДЖОКЕРА


КРИСТОФЕР РОБИЧАУД
«Детективные комиксы# 475»
(Февраль 1978). Эта истоия также включена в книгу Леса Дениелса,
«Бэтмен: Законченная история: Жизнь и время Темного Рыцаря»
(Сан Франциско: Хронологические
«Бэтмен# 321»
(Март 1980).
«Смерть в семье»
«Убийственная шутка»
5. Мишель Фуко,
«Безумие и цивилизация»
, (Нью-Йорк: Винтаж Букс, 1988).
6. Гарри Франкфурт,
«Альтернативные возможности и моральная ответст венность»
, в
«Журнале
философии»
Том 66, №23 (1969): 829 -39; Это эссе также доступно в
«Значимость того, о чем мы
заботимся»
(Кэмбридж: Издательство Кэмбриджского университета, 1988).
7. Франкфурт,
«Свобода воли иконцепция личности»
«Журнале философии»
Том 68, №1 (1971): 5 -
20; также издано в
«Значимость того, о чем мы заботимся»
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ПРОИСХОЖДЕНИЕ И
СТАНОВЯСЬ
КОСТЮМИРОВАННЫМ
КРЕСТОНОСЦЕМ
ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА
Бэтмен начало
Откуда берутся супергерои? Как они получают свои силы?
Что заставляет кого-то становиться костюмированным борцом с
преступностью и поборником добра? Кто решается выходить из
дома в трико и плаще?
Каждая хорошая супергеройская сага включает в себя
историю происхождения персонажа. Такие сюжеты, запоминаю
щиеся и могущественные, идут рука об руку с мифотворчеством.
В основном истории происхождения вытекают из необычных и
фантастических событий: генетическая мутация, странный ла
бораторный инцидент, инопланетное происхождение, сделка с
дьяволом, и так далее. Но, истоки Бэтмена другие. Важный ката
лизатор – пошедшее не по плану ограбление, которое обернулось

Рэндэлл М. Дженсен
Прошлое не мертво. В действительности это даже не прошлое.
-Уильям Фолкнер

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

трагичнее обычного. Дальнейшее становление Темного Рыцаря
было построено на детских переживаниях и на его обещании по
гибшим родителям, что он очистит Готэм от преступности.
Бессмысленное убийство Томаса и Марты Уэйн напо
минает поклонникам комиксов трагические элементы в других
сюжетных линиях о происхождении супергероев. Например,
Питер Паркер стал дружелюбным соседушкой Человеком-пауком
в основном из-за обстоятельств, связанных с убийством его дяди
Бена; Френк Касл возродился в ипостаси Карателя после пережи
той потери жены и детей. История Бэтмена отличается тем, что в
его случае Почему он стал тем, кто он есть сейчас, предшествует
вопросу Как он им стал. На момент гибели дяди Бэна, радиоак
тивный паук уже укусил Питера Паркера, даровав ему невообра
зимые способности. Касл, принимая участие в военных опера
циях, также имел свои навыки задолго до убийства его семьи
мафией. Но, в то время как Брюс потерял своих родителей, он
был простым мальчиком. У него не было причин думать, что он
сможет сделать то, что пообещал. Брюс Уэйн не приобретал спо
собностей, чтобы затем понять, как они действуют. Нет, сначала у
него появилась цель, миссия — призвание или позыв — и вместе
с ней отчаянная потребность в необычайных навыках. С помо
щью своих собственных геркулесовых усилий (а также огромной
финансовой империи, полученной по наследству, конечно!), он
создал Бэтмена, чтобы выполнить данное им обещание.
В отличии от множества других, Брюс Уэйн не приобрел
способности случайно, а лишь благодаря непоколебимой силе
воли. Поскольку даже самая крупная трагедия не превращает
большинство детей в супергероев, ключевым элементом станов
ления Бэтмена стало не убийство его матери и отца, а необычное
обещание данное маленьким мальчиком.

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Природа обещания
В версии происхождения Бэтмена, созданной Бобом Кей
ном и Биллом Фингером в 1939 году, Брюс Уэйн произносит
клятву лишь несколько дней спустя после гибели отца и матери:
«Я клянусь душам моих родителей отомстить за их смерть, по
тратив всю мою оставшуюся жизнь, борясь с преступностью».
В
более поздней версии Джефа Лоеба и Тима Сейла «Долгий Хэл
луин» (1998), Темный Рыцарь вспоминает свое детское обещание:
«Я дал слово моим родителям, что очищу город от зла, которое
забрало их жизни». Фактически, эта клятва играет важную роль
во всех комиксах, созданных Лоэбом, для мифологии Бэтмена,
включающих в себя «Пойманный Рыцарь» (1996), «Темная по
беда» (2001, продолжение «Долгого Хэллуина»), «Хаш» (2003) и
«Супермен/Бэтмен» (2003-2005). Для Лоэба, она является ключе
вым моментом жизни Темного Рыцаря. Так что же это за тип об
ещания? Что заставило Брюса его дать? И почему оно так прочно
укоренилось в мифотворчестве Бэтмена?
Первый и самый очевидный ответ на наши вопросы –
обещание есть проекция его желания свершить акт отмщения.
Действительно, в ранней версии, Брюс говорит о «возмездии»
за смерть родителей. Но крайне важно понять, что это не просто
месть, которую он ищет; Брюс не клялся им, что убьет человека,
ответственного за их смерть. Очевидно, что в любой интерпрета
ции обещания, он говорит о более возвышенной цели, чем просто
месть. Он подразумевает борьбу с криминалом и очищение Гот
эма от зла! Более того, в первом томе «Справедливости» (2006),
Бэтмен говорит: «Когда я был ребенком, они были убиты у меня
на глазах. Я посвятил свою жизнь, чтобы остановить преступ
ность, независимо от той формы и вида, которые она принимает.
Действительно, форма не имеет значения»
В большинстве сюжетных линий, Темный Рыцарь никог
да не приводит безымянного и неизвестного убийцу родителей

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

к справедливости. Голливуд, к сожалению, не учел этого факта.
В фильме Кристофера Нолана «Бэтмен: Начало» (2005), Брюс
молодой, озлобленный человек, только что вернувшийся домой из
колледжа, терпит неудачу в попытке застрелить убийцу родите
лей, лишь из-за того, что это делает кто-то другой, когда преступ
ник неожиданно выходит из зала суда. Правда позже он понимает
– его цель куда больше, чем обычная расплата, однако в комиксах
он осознает это еще будучи мальчишкой. Но самое ужасное было
продемонстрировано в «Бэтмен» 1989 года Тимом Бертоном , где
убийцей родителей Брюса являлся Джек Напье, позже ставший
Джокером. В этом фильме, Брюс сначала наблюдает смерть отца
и матери, будучи ребенком, а позже, в качестве Бэтмена, видит,
как их убийца разбивается насмерть. Но, это всего лишь кино —
больше нигде во вселенной Темного Рыцаря мы не найдем такого
простого и гладкого разрешения проблемы.
Однако большая ошибка сразу отвергнуть идею, что месть
— или желание возмездия — играет важную роль для мотивации
Бэтмена. Возмездие и месть не одно и тоже, хоть и трудно до
казать имеющиеся в них отличия. Существенная разница в том,
что возмездие менее личное и связано с тем, чтобы преступни
ки получили по заслугам.
В комиксе «Супермен/Бэтмен: Враги
общества» Лоэба (2005), когда Бэтмен наталкивается на улику,
способную помочь выяснить кто застрелил его родителей, он
замечает: «Ничто неважно для меня так, как выяснить, кто убил
моих родителей». Но, он тут же усложняет ситуацию, добавляя,
что «их незаслуженная гибель изменила Готэм». Темный Рыцарь
не зациклен только на своей личной утрате. Да, у него есть инте
рес исполнить акт правосудия в отношении убийцы родителей.
Но ключевым моментом является то, что есть нечто большее,
чем просто расплата. Ранее в том же сюжете Супермен говорит:
«Я знаю Брюса долгие годы. Я не могу решить, это герой внутри
него управляет им — что я уважаю... или темная сторона, что вы
вела его на этот сложный путь, старается компенсировать смерть
его родителей. Что я не уважаю».

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Тем не менее, у нас отсутствуют основания полагать, что
только эти два мотива движут Бэтменем или что они исключают
друг друга. Почему мы должны делать этот выбор? И почему так
необходимо принимать упрощенное представление Супермена о
том, какого это быть героем? Может, стоит согласиться с тем, что
Бэтмен очень разносторонний персонаж, у которого может быть
бесконечное количество мотивов? Возможно, время от времени
они даже кажутся неясными — особенно если учесть, как много
разных людей писало о нем комиксы! Почему бы не позволить на
шему герою быть человеком, не всегда понимающим самого себя
и часто остающегося непонятым другими?
Какие еще мотивы, кроме желания возмездия, повлияли
на обещание Брюса и на его борьбу длиною в жизнь, чтобы вы
полнить его? В «Пойманном рыцаре», Бэтмен вспоминает, как его
отец был поднят с постели посреди ночи, чтобы помочь в скорой
помощи, и он спрашивает себя, сидя на крыше дома словно гор
гулья: «Потому я здесь?». И это не единственный случай, когда
Темный Рыцарь считает, что его роль в Готэме как-то связана с
ролью его отца в оказании медицинской помощи. «Бэтмен: Нача
ло» также демонстрирует нам, как Брюс хочет продолжить путь
своих родителей, но в этот раз в качестве финансового благоде
теля Готэма. Прежде чем принять решение стать Бэтменом, мы
видим как Рэйчел Доус говорит Брюсу: «Хорошие люди, как твои
родители, стоявшие против несправедливости? Их больше нет.
Какие шансы есть у Готэма, когда хорошие люди бездействуют?»
Но, пока его родители филантропы боролись с преступностью,
оказывая экономическую поддержку инфраструктуры Готэма,
Бэтмен принял бой на улицах. Тем самым подразумевается, что
помимо желания Брюса компенсировать их смерть, он хочет при
дать смысл их жизни, доказав что их наследие не умерло вместе с
ними в ту ночь. Если это верно, тогда Бэтмен не просто старается
уничтожить зло в Готэме; он пытается построить что-то. Подоб
ный конструктивизм сильно отличает его от таких героев как
Каратель или Роршах из «Хранителей».

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

На ментальном уровне, кажется, что отчаянная клятва
Брюса, служит, чтобы скреплять и придавать форму его жизни,
которая только что была разбита на кусочки. Как Альфред замеча
ет в разговоре с Хашем:
Я не могу представить человека, которым молодой
Брюс мог бы стать, если бы его детство не умерло
под дулом пистолета. Вдруг осиротевший и одино
кий, мрачные события снедали его. Для этого ре
бенка не было утешения. Сколько времени было по
теряно, когда он желал изменить ход тех событий.
Осталось только обещание. Теперь каждую ночь,
на улицах, в которые впитались, кровь его матери и
отца, он выполняет обет избавить этот город от зла,
что забрал их жизни.
Когда его родители покинули мир, Брюсу понадобилась
новая точка опоры, что доказывает данная им клятва. Для выпол
нения свое обещания он потратил долгие годы, учась, тренируясь,
и путешествуя, что сформировали навыки и знания необходимые
для того, чтобы, вселяя ужас в сердца преступников, сдержать
слово. Если убрать из его жизни обещание, он останется просто
шокированным мальчиком, склонившимся над телами своих
родителей. Клятва же сказала ему что делать и, куда важнее, кем
быть. Наши обязательства и цели формируют нас и определяют
характер. Согласно чему, молодой Брюс Уэйн вырос и стал Тем
ным Рыцарем; как Рэйчел Доус грустно отметила в конце «Бэт
мена: Начало», Брюс Уэйн миллиардер-плейбой не что иное, как
удобная маскировка.

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Обещания и мораль
Основная часть миссии Темного Рыцаря включает расчет
на будущее: он хочет сделать Готэм безопасным и лучшим местом
— местом, где дети не теряют своих родителей, подобно ему. Та
ким образом, Бэтмен имеет очень глубокие моральные причины в
своей войне с преступностью. Являются ли эти поводы достаточ
ными, чтобы оправдать его действия?
Для консеквенциалистов, верящих, что последствия един
ственный релевантный фактор в принятии решения о хорошем
и плохом, все зависит от того к каким возможным последствиям
может привести миссия Бэтмена.
Если так, то он должен идти
работать. Конечно, Бэтмен делает много хорошего, в противовес
тому что телевизионные критики в комиксе «Темный Рыцарь
Наносит Ответный Удар» (2002), могут сказать. Но если борьба с
преступностью в качестве Бэтмена не приносит лучшие из воз
можных последствий, Темный Рыцарь обязан снять свои маску и
плащ. Будет ли это нарушением данного родителям обещания? И
плохо ли нарушать клятву?
Консеквенциалисты, похоже, испытывают громадные
трудности с деланием обещаний имеющих моральную ценность.
Их этика вращается вокруг превращения мира в лучшее место, и
пока выполнение клятвы может этому поспособствовать – если
это верный вид клятвы, между прочим — необходимо ее придер
живаться, но не остается места держанию обещания, от которого
люди будут страдать. Консеквенциалисты не любят и не оце
нивают фразу «Я сделаю, потому что обещал!» как моральную
причину, считая, что мы должны отодвинуть в сторону наши
обязательства, когда благо требует от нас этого. Перефразировав,
консеквенциалисты считают, что цель оправдывает средства, и
согласно этому утверждению, нарушение обещания вполне допу

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

Почему мы должны выполнять обещания? Например,
если Альфред дал клятву, исполнение которой принесет благо,
тогда, конечно, он должен держать свое слово. Он будет счаст
лив его выполнить в любом случае! Но, если осуществление его
обета кажется плохой идеей, тогда почему Альфред должен его
исполнять? Потому что он дал клятву? И что? Если он заглянет в
будущее, возможно, он поймет что данное в прошлом обещание
не важно. Потенциальная причина для Альфреда сдержать слово
кроется в необходимости доверия людей к нему, и если они выя
снят что он не человек слова, тогда не примут от него ни одного
обещания в будущем. Но это лишь повод для Альфреда желать,
чтобы никто не выяснил, что он нарушил обещание и только то!
Все это подчеркивает лишь тот факт, что клятвы не прин
ципиальны. Обещание Бэтмена замораживает его цель в прош
лом; его готовность держать свое слово дает нравственную мо
тивацию выполнять миссию, ночь за ночью злодей за злодеем.
Бесспорно, что он хочет охранять безопасность жителей Готэма
от преступников, а злодеи получили по заслугам. И возмездие за
прошлое, естественно. С другой стороны, война Бэтмена с кри
миналом тесно связана с прошлым, с его собственной историей,
и с историей злодеев, против которых борется. (Заметьте, как он
постоянно возвращается к месту гибели родителей, на Парковую
Улицу, позже переименованную в Аллею Преступности). Однако,
это не должно удивлять нас. Потому что согласно архитектуре
Готэма, повсеместной разрухе, присутствию страха, неизвестно
сти, и сверхъестественного, история Бэтмена готическая — связь
прошлого с будущим является одной из отличительных черт жан
ра готики.
Это также значит, что Бэтмен не радикальный консеквен
циалист. Помимо прочего, он мотивирован деонтологистскими
моральными принципами, которые подразумевают что поступки
важнее, чем последствия.
«Потому что это нарушит обещание!»
или «Потому что это будет убийством!» Бэтмен четко придержи
вается принципа не убивать на пути к своей цели, даже если речь

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Не смотря на то, что некоторые аспекты клятвы могут вве
сти нас в заблуждение, их важность в отношении нашей рядовой
моральной жизни трудно отрицать. Мы часто даем обещания
другим, даже будучи маленькими детьми, и тем самым берем на
себя ответственность за их выполнение. Тем не менее, у нас есть
философская проблема в случае клятвы Бэтмена. Мы даем кому-
то свое слово, верно? Что, фактически, является неотъемлемой
частью, отличающей обещание от более обобщенных обязаннос
тей. Отдаленный, но очень простой способ понять неверность
нарушения своего обещания заключается в том, что в какой-то
степени подобный отказ от своих слов является неправильным
поступком или же приносит вред личности, которой обещание
было дано. Такая идея может быть поддержана фактом, что когда
Бэтмен нарушил обещание данное Ораклу, он обязан извиниться
за подобный поступок. И даже если он думал что было морально
допустимо нарушить клятву, безусловно, он задолжал ей хотя бы
объяснение причин. Но, родители Брюса были мертвы, когда он
дал им слово. Правильно ли обещать что-либо мертвым людям?
Может ли нарушение обещания, данное мертвым, быть непра
вильным в той же степени, что и данное нами живым людям?
Мертвец может быть оскорблен или ранен в случае его не испол
нения? Находятся ли мертвые внутри или снаружи нашей мораль
ной вселенной?
Обещать мертвецам
идет о Джокере. Это прекрасная иллюстрация его отношения к
деонтологистской морали.
Другая чудесная иллюстрация – как
Бэтмен мотивирован решением хранить свое детское обещание. И
как Альфред замечает в «Под колпаком» (2005-2006), враги Бэт
мена боятся его решимости больше, чем его силы. Темный Ры
царь это человек, который всегда держит свое слово, что делает
его больше чем простым человеком в глазах товарищей.

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

Естественно, мы не можем долго думать о подобных аспек
тах, не столкнувшись с очень важным вопросом: что происходит
с нами, когда мы умираем? Является ли смерть концом нашего
существования, или есть возможность жизни после смерти? Эти
вопросы волнуют бесчисленное количество религиозных и фило
софских мыслителей и, тем не менее, ответ остается во тьме даже
для самых великих детективов в мире! В «Под колпаком», когда
Бэтмен начинает подозревать, что каким-то образом Джейсон
Тодд – второй Робин, убитый Джокером – вернулся из мертвых,
он находит Супермена и Зеленую Стрелу, чтобы спросить их о
том, какого это умереть, а затем вернуться к жизни. Хоть сам он
пока не понимает этого факта, но воскрешение реально во вселен
ной Темного Рыцаря. Мы не должны забывать о источнике Лазаря
Рас’Аль Гула, который, между прочим, может возвращать мер
твых назад к жизни. Не смотря на то, как дела обстоят в нашей
реальности, в комиксах смерть не кажется концом существования.
Похоже смерть еще не конец для нас. В комиксах 1939 года
обещание Бэтмена вызывает к жизни призраки Томаса и Марты
Уэйн. Один относительно ясный способ пролить свет на клятвы
данные покойным, сказать, что в каком-то отношении мертвые все
еще существуют среди нас – в качестве призраков или духов. Но
в то время как Бэтмена преследуют призраки его родителей, они
делают это не в буквальном смысле.
Они не появляются, чтобы
бороться на одной стороне с ним, как, например, сделали мертвые
родители Гарри Поттера. Когда они показываются, их явление
всегда происходит в форме воспоминаний, снов или галлюцина
Бэтмен не преследуемый буквально призраками родителей
видит их в воспоминаниях, вызванных его привязанностью к ним
и потерей жизни, которую делил с ними. Таким образом, наш
вопрос состоит в том, что мертвые родители Брюса уже покинули
мир живых и не появляются в качестве призраков или духов, что
бы выразить разочарование в случае нарушения сыном клятвы.
Как выяснилось, это наиболее интересный философский вопрос,
вокруг решения, которого борется множество мыслителей.

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Итак, давайте предположим, что смерть все же конец су
ществования. Античный греческий философ Эпикур (341 – 270
до Н.Э.) поддерживал эту точку зрения. Его видение человека,
как компиляции атомов, тела и души, приводит к тому, что смерть
это распад: мы просто разбираемся на части, и все. И не можем
воссоздать себя, подобно Глиноликому. Эпикур аргументировал,
что смерть не является чем-то чего стоит бояться:
Привыкай думать, что смерть для нас – ничто: ведь
всё и хорошее и дурное заключается в ощущении, а
смерть есть лишение ощущений. Поэтому если дер
жаться правильного знания, что смерть для нас – ни
что, то смертность жизни станет для нас отрадна: не
оттого, что к ней прибавится бесконечность време
ни, а оттого, что от неё отнимется жажда бессмер
тия. Поэтому ничего нет страшного в жизни тому,
кто по-настоящему понял, что нет ничего страшного
в не-жизни. Поэтому глуп, кто говорит, что боит
ся смерти не потому, что она причинит страдания,
когда придёт, а потому, что она причинит страдания
тем, что придёт; что и присутствием своим не беспо
коит, о том вовсе напрасно горевать заранее. Стало
быть, самое ужасное из зол, смерть, не имеет к нам
никакого отношения; когда мы есть, то смерти ещё
нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет. Таким
образом, смерть не существует ни для живых, ни для
мёртвых, так как для одних она сама не существует,
а другие для неё сами не существуют.
Эпикур гедонист – он верит, что хорошо для человеческого
существования есть удовольствие и что плохо есть боль. И до тех
пор, пока удовольствие и боль не могут существовать без их ощу
щения, Эпикур говорит, что «все хорошее и плохое существуют в
прочувствованном опыте». И, пока смерть является отсутствием

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

опыта ощущений, она ничто, что можно бояться. (Процесс умира
ния может быть воистину болезненным, и этого можно опасать
ся, но до тех пор, пока вы в процессе умирания «смерть еще не
наступила»). Более того, ничто не может быть плохо или хорошо
для покойного, поскольку их опыт есть ничто. Если Эпикур прав,
тогда, похоже, нет ничего хорошего или плохого для умерших
родителей Брюса. И, если большая часть причины не нарушать
обещание, заключается в том, чтобы не навредить человеку,
которому было дано обещание, то эта причина не действительна
в этом случае, или в любом другом случае в котором ты «обеща
ешь» мертвецу.
Но, большинство людей не принимает аргументы Эпикура,
по одной простой причине: даже если сама смерть не несет ника
ких плохих ощущений, умирать плохо, потому что мы лишаемся
хороших ощущений, которые могли бы испытать!
Кроме того,
есть причины не верить идее, что все плохие вещи должны быть
прочувствованы. Согласно следующим утверждениям Аристотеля
(384 – 322 до Н.Э.): «Ведь принято считать, что для умершего су
ществует некое зло и благо, коль скоро это так для живого, когда
он ничего не чувствует; это, например, честь и бесчестье, а также
благополучие и несчастья детей и вообще потомков».
По Аристотелю, существуют вещи, которые хороши или
плохи для мертвых. Давайте назовем эти вещи посмертными
выгодой и убытком. Аристотель начинает, апеллируя к анало
гии: если живые могут быть ранены, но не знать об этом, тогда и
мертвые также могут быть ранены. Таким образом, он опроверга
ет заявление Эпикура, что «все хорошее и плохое существуют в
прочувственном опыте». Допустим, что Селина Кайл (Женщина
кошка, для тех, кто не в курсе) только изображает романтический
интерес к Бэтмену, как часть некого плана против него. А еще,
предположим, что Бэтмен наслаждается ее компанией – и никогда
не узнает о ее двуличности. Будет ли он ранен? Произошло ли с
ним что-то плохое, пока он не узнал правду? Если так, тогда, воз
можно, это неожиданное ранение.

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Данный пример предполагает, что обман и предательст
во могут ранить обособленно от их эффекта на наш опыт. Как
сказал Томас Нагель: «Разоблачение предательства делает нас
несчастными, потому что плохо быть преданным – а не потому
что предательство плохо из-за того, что его открытие сделало нас
несчастными».
Аристотель верил: мы можем быть ранены через
нашу репутацию, друзей и семью, что не зависит от нашего опы
та. Таким образом, идея непредсказуемого вреда выглядит очень
Что насчет посмертного вреда? Если живой Бэтмен может
быть ранен без явно выраженного вреда, почему не может мер
твый? Если Брюс Уэйн умрет, и после смерти люди ошибочно
поверят, что он был ужасным злодеем, а не великим героем, неу
жели мы не подумаем что что-то вредное – по словам Аристотеля
«несчастное» – случилось с ним? Выражения типа «Он в гробу
перевернулся» подразумевают, что подобные мысли о мертвых
неприемлемы. Аристотель действительно так думал, в то же вре
мя, признавая, что вред мертвым гораздо слабее, чем живым.
Возможно, Эпикур не прав, говоря, что мертвые не могут
быть ранены, потому что не могут почувствовать вред. Но, со
гласно еще одной его точки зрения, живой человек может быть
ранен, даже если это не отражается в его ощущениях. Другими
словами, как это сделал Аристотель, люди которые больше не
существуют, могут быть ранены! Как можно ранить кого-то кто
не существует? Что ж, это невозможно. Что бы мы ни сделали, ни
вы, ни я не можем ранить Брюса Уэйна, так? Потому что он выду
манный персонаж; он не настоящий. Конечно, смерть немного в
другой категории, нежели вымышленный герой! Пока последние
не существуют и никогда не существовали во плоти, их создатели
реальные люди.
Это та связь, понимание которой проливает свет на причи
нение вреда мертвым. А также говорит, что нарушение обещания
мертвым может ранить их, мы должны быть осторожны в том, как
мы характеризуем их. Может ли Брюс принести посмертный вред

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

Томасу и Марте Уэйн? Если так, нужно спросить можем ли мы
ранить призрак, или труп, или даже ничто. И это просто глупо. Но
что если мы спросим, мог ли он нанести вред Уэйнам, которые
были еще живы, которые заботились о нем в раннем детстве?
Если это то, как мы об этом думаем, тогда у нас есть подходящий
кандидат для страдания от вреда нарушенного обещания. Сле
дующая проблема выяснить, как нам говорить о вреде, который,
похоже, включает прошлые отношения. В рамках вопроса пред
положим, что Брюс может сделать в настоящем что-то, способное
навредить его родителям в прошлом. И это важная философская
проблема, но, кажется, это правильный вид проблемы для фана
тов Бэтмена. Поскольку, чтобы в ней разобраться, нам необходи
мо заглянуть в истории о Темном Рыцаре, которые смешивают
прошлое и настоящее.
В «Грядущем Королевстве» (1997), сюжете, описывающем
возможное будущее или альтернативную Землю во вселенной
«DC», Бэтмен все еще борется с преступностью в Готэме. Фак
тически, похоже, что он выигрывал войну, при помощи легиона
роботизированных Бэт-Рыцарей. Он выполнил свое обещание,
или был близок к тому. Но в начале «Возвращения Темного Рыца
ря» (1986) Фрэнка Миллера – другой классической футуристиче
ской истории – Бэтмен ушел на пенсию. Почему? Не потому что
очистил город от зла и выполнил данное родителям обещание.
Далеко не так. У Миллера Темный Рыцарь снял маску и плащ,
не потому что его миссия подошла к концу, а из-за смерти Джей
сона Тодда, бывшего Робина. (Любопытно, что Миллер написал
свою историю за пару лет до того, как Джейсон погиб в основной
серии комиксов о Бэтмене, таким образом, предсказывая – и к
Бэтмен Возвращается

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
сожалению помогая – известному убийству Робина Джокером,
описанном в «Смерть в Семье» в 1988).
В «Возвращении Темного Рыцаря» карьера Бэтмена за
канчивается на том с чего началась: с обещания. Приведем этот
внутренний монолог, где Брюс описывает отношения со своим
внутренним Бэтменом:
И он (Бэтмен) смеется надо мной (Брюсом Уэйном),
проклинает меня. Называет глупцом. Он заполняет
мои сны, он обманывает меня. Приводит меня сюда,
когда ночь еще длинна и моя воля слаба. Он безжа
лостно, яростно, борется, чтобы освободиться – Я не
позволю ему. Даю мое слово.
Ради Джейсона.
Никогда.
Никогда снова.
Наконец Бэтмен побеждает в этом психологическом кон
фликте; он вырывается наружу, чтобы вновь бороться со злом.
Почему? Возможно потому что старое, сильное обещание просто
не может быть проигнорировано. Как пишет Миллер, в попыт
ке не быть Бэтменом, Брюс превратился в «ходячего мертвеца».
Клятва родителям и ее выполнение дали новое рождение тому,
кем он является. Без них, он просто оболочка человека. И прош
лое не может быть забыто: «Это могло случиться вчера. Это мог
ло случиться сейчас. Они могут лежать у твоих ног, подергиваю
щиеся, кровоточащие». Бэтмен дал обещание, которое никогда не
сможет полностью выполнить, пока эта клятва есть то, без чего
он не может существовать.

ОБЕЩАНИЕ БЭТМЕНА

Некоторые философы утверждают, что человечество долж
но быть благодарно, что оно не бессмертно, бесконечная жизнь
будет неопровержимым доказательством скуки и больше прокля
тием, чем благословением.
Неожиданно, смерть способна стать
частью, делающей жизнь привлекательной. Даже жизнь супергероя
бывает утомительной; волнение от борьбы со злом может пройти
спустя годы, десятилетия или века. Но Бэтмен движем не обыден
ным волнением преследования зла или удовольствием победы.
Он не супергерой, потому что он находит жизнь волнительной и
удивительной. В «Супермен/Бэтмен: Враги общества», он предель
но честен: «Это не та жизнь, которую я желаю кому-либо». Нет,
поход Бэтмена против криминалитета мотивирован обязанностью
стараться хранить его невыполнимое обещание, что формирует его.
Эта обязанность дает его жизни смысл, не связанный с его личным
удовлетворением. Фактически, она связана с его личными страда
ниями. Обещание Бэтмена связало его с Готэмом, до тех пор, пока
он необходим этому мрачному и отчаявшемуся городу.
Бэтмен Навсегда?

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
«Детективные комиксы# 33»
(Ноябрь 1939).
2. Для примера, смотри, Роберт Нозик,
«Философское объяснение»
(Кэмбридж: Издательство Гар
вардского университета, 1983), 366 - 368.
3. Исторически сложилось, самыми важными консеквенциалистами являются Британские филосо
фы Иеремия Бентам (1748 - 1832) и Джон Стюарт Милль (1806 - 1873). Полезная для нас антолоия
Стивена Л. Дарволла, ред.,
«Консеквенциализм»
(Оксфорд: Издательство Блэквелл, 2002).
4. Самая важная фигура в деинтологистской этике, Немецкий философ Иммануил Кант (1724 - 1804).
Полезная для нас антолоия Стивена Л. Дарволла, ред.,
«Деинтология»
(Оксфорд: Издательство
Блэквелл, 2003).
5. Более подробно о решении Бэтмена не убивать Джокера вы можете узнать в этой книге, в главе
Марка Д. Вайта.
6. Смотри третью историю
«Пойманого рыцаря»
, переосмысление
«Рождественской песни»
Чарльза
Диккенса в котором отец Брюса появляется в качестве призрака Джейкоба Марли; или
«Долгий
Хэллуин»
, где Брюс, отравленный Пугалом, живет наполовину в настоящем, на половину в прошлом
и вместе с матерью пытается избежать убийцы родителей.
7. Смотри различные эссе Джона Мартина Фишера,
«Метафизика смерти»
, (Стэнфорд: Издательст
во Стэнфордского университета, 1993).
«Письмо к Менекею»
Эпикура в
«Эллинистической философии: Вводное чтение»
, под редак
цией Бреда Инвуда и Л. П. Герсона, 2 издание, в переводе Теренса Ирвина (Индианаполис: Издатель
ство Хаккет, 1997), 29.
9. Смотри
«Смерть»
Томаса Нагеля в его
«Смертельных вопросах»
(Кэмбридж: Издательство Кэм
бриджского университета, 1979), также переизданная в
«Метафизике смерти»
10. Аристотель,
«Никомахова этика»
, 2 издание, в переводе Теренса Ирвина (Индианаполис: Изда
тельство Хаккет, 1999), 13.
11. Нагель,
«Смертельные вопросы»
12. Смотри Джордж Питчер
«Неудача смерти»
, переизданная в
«Метафизике смерти»
13. Бернард Уильямс,
«Дело Макропулоса: Размышления об утомительности бессмертия»
зданно в
«Метафизике смерти»
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН
СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
Что делать с таким количеством
свободного времени и денег?
Брюс Уэйн, Альтер-эго Бэтмена, богат, даже очень богат. В
списке из пятнадцати обеспеченных вымышленных персонажей,
составленным журналом «Форбс», он занимает седьмое место,
владея состоянием в размере около семи миллиардов долларов.
Напомним, что Брюс, родившийся в достатке, унаследовал свое
состояние после гибели родителей. Рискуя, сражаясь ради спра
ведливости в Готэме в качестве Бэтмена, двадцатипятилетний
Уэйн, принял моральное решение, заявляющее, что поступать
подобным образом хороший способ тратить свободное время и
полученное богатство. Он считает, правильным отдавать дань па
мяти родителям, очищая Готэм от криминала. Но насколько верен
его выбор в моральном аспекте?

Махеш Анантх и Бен Диксон

МАХЕШ АНАНТХ И БЕН ДИКСОН
Превратиться в Темного Рыцаря – не благородно
В «Бэтмен: Год первый» появление Брюса показано визу
ально мрачным: семилетний Уэйн беспомощно стоит на коленях
перед своими родителями. Его истекающий кровью отец, конвуль
сивно подергивающая плечом мать, оба беззвучно лежат на зем
ле. Несколькими страницами дальше мы видим повзрослевшего
Брюса, снова склонившегося перед ними на колени, точнее перед
их надгробием. Душевная боль, выраженная в его несчастном
состоянии и сгорбленном скорбью теле, не уменьшилась за годы.
Так и есть, и сюжет комикса раскрывает нам, почему Брюс, через
метаморфозу в Бэтмена, решает, что ему не жаль никаких ресур
сов ради борьбы за справедливость. Следуя примеру отца, состо
ятельному мужчине и Готэмскому врачу, он должен использовать
собственный интеллект и неисчислимое богатство, дабы сделать
Готэм лучшим местом.
Борьба Бэтмена с преступностью – способ отдать дань
уважения погибшим родителям, что изображено в одной из наи
более сюрреалистичных сцен в «Бэтмен: Год первый». Неудачная
стычка с бандитом приводит к тому, что раненный Брюс находит
ся на пороге смерти от потери крови; сидя в Поместье Уэйнов,
он начинает «разговаривать» с появившимся силуэтом мертвого
отца, Томасом. Брюс спрашивает его, как напугать преступников,
чтобы успешнее бороться с криминалом. Вдруг, ему становится
Оно пришло без предупреждения… разбив
окно в твоем доме… и моем… Я видел это
ранее… где-то… оно испугало меня как маль
чишку… да. Отец. Я должен стать летучей
- Брюс Уэйн, 25 лет, «Бэтмен:

Год первый» (1987)
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
понятно, что он тянет с успехом своей миссии с той самой ночи,
ознаменованной гибелью родителей – ночи, когда «все чувства
покинули (его) жизнь». Воспоминания ужасных обстоятельств
утраты, были прерваны звуком разбитого летучей мышью окна,
влетевшей в комнату, и севшей на скульптуру Томаса Уэйна. Ин
цидент вызвал в памяти пугающее обстоятельство детства, вклю
чающее летучую мышь. Напуганный ею, Брюс решает вселять
аналогичный ужас в сердца Готэмских преступников. Одевшись
как летучая мышь, он будет бороться с отбросами города. Изобра
жение и описание этой сцены связывают воедино смерть близких
людей, решение Брюса стать Бэтменом, и желание отдать дань
памяти отца, служа Готэму.
Сингер: Первый настоящий враг Бэтмена
Но разве для Брюса стать Бэтменом лучший поступок с
нравственной точки зрения? На первый взгляд, моральный статус
жить, как Бэтмен, выглядит чудаковатым. Конечно, его решение
очистить от преступности Готэм, который, только что приехавший
лейтенант полиции Джеймс Гордон, назвал «городом без надежды»
в «Бэтмен: Год первый», не только похвально, но и демонстрирует
высокие моральные нормы. Однако, при более тщательном осмо
тре эти показатели могут оказаться преждевременными.
В своей знаменитой работе «Голод, Изобилие и Мораль»
философ Питер Сингер (р. 1946) говорит, что люди имеют нрав
ственные обязательства помогать тем, кто страдает и умирает от
недостатка основных благ, таких как еда, защита, медицинская
помощь.
Сингер приверженец утилитаризма. А согласно их по
стулатам теории морали, основанной на утверждении о всеобщем
равенстве, мы обязаны поступать таким образом, чтобы приносить
всеобъемлющее добро или, как минимум, ограждать от зла как
можно большее количество людей.
Сингер говорит, что следую
щие моральные принципы должны быть неотъемлемой частью на

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
шего повседневного мышления: «Если в наших силах, предотвра
тить что-то ужасное, без жертвования чем-то морально важным,
нравственно мы обязаны сделать это».
Полезность и воззвание к этим принципам может быть
продемонстрировано примером Сингера, включающим тонущего
в неглубоком озере ребенка. Представьте, что прогуливаясь воз
ле водоема, вы видите утопающего мальчика. А также замечаете,
как легко зайти в воду и спасти его. Но ваша одежда промокнет
и придет в негодность, что является незначительным минусом,
если сравнивать с жизнью ребенка, верно? Предельно ясно, что вы
должны помочь тонущему мальчику.
Пример Сингера объясняет, почему кто-то, видящий утопа
ющего ребенка, должен предложить помощь: если можешь спасти
жизнь, ценой низких моральных затрат, то сделай это. Философ,
возможно, хочет, чтобы мы признали эти принципы, как неотъем
лемые постулаты, по которым человек должен жить изо дня в день.
Заметьте, что состоятельные люди без ощутимой потери мораль
но важных вещей, как человек в примере с тонущим ребенком,
способны помочь нуждающимся, тем, кто столкнулся с голодом и
другими ужасающими жизненными обстоятельствами. Многие из
нас не считают себя богатыми, и, тем не менее, мы можем позво
лить себе маленькие блага, такие как CD и DVD диски, брендовую
одежду, приемлемую еду. Моральные принципы Сингера заставля
ют нас отказаться от наслаждения этими незначительными излише
ствами в угоду более важного – спасения человеческих жизней.
Назовем аргументы Сингера «превентивными аргумента
ми». Он заявляет, что если мучения и смерть от нехватки еды, за
щиты, медицинской помощи – плохо, но в наших силах предотвра
тить подобные вещи, тогда мы, как личности, нравственно обязаны
предотвратить их. По его мнению, страдание от голода или плохой
защиты, на самом деле плохо. Он говорит, что если вы не согласны
с этим мнением, тогда прекратите читать его книги! Ради нашей
дискуссии, давайте признаем (вместе с Сингером), что его мысли
верны.
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
Теперь важно понять, что он подразумевает под словом «да
вать» (или «жертвовать»). Как много мы можем оторвать от себя
в попытке помочь тем, кто нуждается? Молодой Брюс Уэйн четко
решил жить моделью жертвенной жизни. Ведя ночную деятель
ность в качестве Бэтмена, он предотвращает страдания и смерти
граждан Готэма. Конечно, он идет на жертву, выбрав такой образ
существования, не так ли? Но, сколько нужно жертвовать, чтобы
было достаточно? Мысли Сингера на эту тему начинаются так:
Одна возможность (сильная версия)… заключается
в том, что мы должны давать (жертвовать), пока не
достигнем уровня предельной полезности, уровня на
котором, дав больше, мы неизбежно доставим стра
дания себе или нашим иждивенцам, и захотим умень
шить уровень нашей щедрости. Это значило бы, что
мы могли бы довести себя до таких материальных
обстоятельств, как голодание и нищета. (Взамен), я
предлагаю более умеренную версию – согласно ко
торой мы можем предотвращать плохое до тех пор,
пока нам не придется пожертвовать чем-то морально
важным – только с целью показать что, даже при этом
бесспорном принципе, изменения в нашем образе
жизни необходимы.
Сингер выразился предельно ясно, сказав выше, что есть две
версии жертвования: «сильная» и «умеренная» (заметьте, как скеп
тически он относится к последней, но все же допускает ее, хоть и
ради примера). Сильная версия утверждает: если мы богаты, то мо
рально обязаны жертвовать, пока не достигнем точки, в которой мо
жем причинить себе страдания равноценные тем, что хотим остано
вить. Умеренная же версия призывает жертвовать, до тех пор, пока
не придется отдать что-то морально значимое, способное продемон
стрировать степень нашей готовности «давать».
110

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Бэтмен против Сингера: Битва за помощь Готэму
До конца не ясно, сколько Брюс жертвует из унаследованно
го богатства. Возможно, описанная ниже сцена, объяснит его по
зицию насчет благотворительности и щедрости. Комикс «Смерть в
семье» (1988), в котором Джокер убивает второго Робина (Джейсо
на Тодда), включает сцену, где Брюс Уэйн сталкивается с голодаю
щими эфиопскими беженцами. Рефлексируя на тему человеческой
трагедии, он думает про себя: «Беженцы тысячами сбиваются в
лагеря каждый день. Это весьма печально. Когда я вернусь в Готэм,
я вышлю еще очередной чек, чтобы помочь им и попытаться за
быть то, что я здесь видел. Я не отличаюсь от них. Здесь так много
бед, что даже Брюс Уэйн и Бэтмен не смогут все исправить».
Заметьте скептицизм Уэйна насчет того насколько «эффек
тивно» может быть его пожертвование, а также желание забыть
страдания, увиденные в Эфиопии. Желание, которое он хочет
удовлетворить выписыванием очередного чека. Являются ли эти
основные верования и ощущения демонстрацией того, что Уэйн
мыслит как молодой человек? Если так, и они вместе фактически и
морально приемлемы то, возможно, помогут противостоять вызо
ву Сингера. Суть которого может или нет Брюс Уэйн становиться
Бэтменом в свете сильной версии жертвования или умеренной?
Согласно сильной версии, вызов понятен: Уэйн должен жер
твовать все, что получил – включая наследие и прибыль от «Уэйн
Энтерпразис» – тем, кто находится в нужде, до тех пор, пока не
сможет показать, что результат, принесенный им в качестве Бэтме
на, морально равноценен или превосходит материальную жертву.
Такие утилитаристы, как Сингер, могут допустить, что если Брюс
успешен в качестве Темного Рыцаря, – и это очень большое «если»
– то он способен показать приемлемый уровень борьбы с преступ
ностью Готэма, тем самым редуцируя часть страдания горожан. Но,
кажется, подобная помощь бледнеет по сравнению с преимущест
вами, которые могут получить бедные и нуждающиеся по всему
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
миру, особенно с учетом его возможностей финансировать благот
ворительные организации. Что противоречит сомнительному успе
ху, приносимому Брюсом в качестве Темного Рыцаря, использую
щего высокотехнологичные приспособления против преступников
и маскирующегося как плейбой миллиардер. Но, согласно сильной
версии жертвования Питера Сингера, Уэйн не способен защитить и
оправдать свой выбор стать Бэтменом.
В ответ, Брюс может признать свою моральную ответствен
ность жертвовать нуждающимся, но взамен настоять на отставке в
качестве Бэтмена. Таким образом, он отзывается от чего-то мораль
но важного. А заявление, что его желание отдать дань уважения
памяти родителей помогая Готэму, рационально считается «мо
рально равноценным». Такой ответ позволит ему стать Бэтменом и
помогать нуждающимся.
Сингер, наверное, мог бы ответить на эти аргументы, осно
вываясь на двух следствиях своего личного понимания утилитариз
ма. Первое подразумевает: ни одна из версий жертвования не при
знает близости или удаления от тех, кому нужна помощь.
Второе:
ни одна из версий жертвования не признает идею, что жертвование
голодающим есть суть благотворительности.
В истинной форме утилитаризма, Сингер проясняет это
на примере наших богатых интерактивных всемирных торговых
бирж, иррелевантных уважению к сделанному моральному выбо
ру. Каждая личность морально считается как одна. Таким образом,
страдания «первых лиц» Готэма от рук преступности, важнее и
тяжелее, чем страдание голодающих людей живущих в обеднен
ном государстве, стоящем на пороге смерти. Таким образом, связь
семьи Уэйнов с Готэмом не позволяет добавлять «пункты» утили
таристских вычислений, что сравнивают беды и пользу. Суть в том,
что Уэйн не может использовать предполагаемое право отдать дань
уважения родителям, чтобы сфокусироваться на помощи Готэму,
– даже когда это приносит пользу, устраняя некоторые страдания в
городе – как аргумент против утилитаристов как Сингер.
Хорошо осведомленные поклонники, вооруженные грозным
112

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Бэтмен против Сингера (Раунд второй):
Нет ненужных супергероев
знанием мифологии Темного Рыцаря, могут с легкостью подме
тить, что как только Брюс утвердил себя в качестве Бэтмена, не
прошло много времени, прежде чем он начал встречать злодеев,
желающих сеять разрушения и страдание далеко за пределами
границ Готэма. Подобно утилитаристам, плохие парни не обеспо
коены близостью или удалением, только не тогда, когда их деньги
и власть находятся дальше от дома! Согласно мнению изощренных
поклонников Темного Рыцаря, можно сказать, что решение Уэйна
стать летучей мышью, приносит пользу не только жителям Готэма.
Вспомним, что в этой главе мы анализируем только исход
ный выбор Брюса стать Бэтменом. Мы хотим знать справедливо
ли это конкретное решение с точки зрения теоретической морали.
Конечно, утилитаризм требует от Уэйна строго взглянуть на то, ка
кой способ более рационален, чтобы избавиться от его громадных
ресурсов, приводя доводы, которые он имел, будучи молодым чело
веком, принимающим это решение. Таким образом, утилитаристы
скептически смотрят на решение Уэйна бороться с преступностью
в качестве Бэтмена.
Что мог бы сказать Сингер, на понимание Брюсом актов
благотворительности, что выходят за пределы зова долга? Уэйн
может сказать, что его желание отстоять честь родителей и города,
который однажды спас его отец от разрушения, должно класси
фицироваться куда больше, чем простая моральная легитимность,
настолько больше насколько его помощь нуждающимся (вне Готэ
ма) должна считаться благотворительностью. Согласно этической
концепции, Уэйн может настаивать, что его благотворительность
другим людям это излишки – что его благотворительная контр
ибуция должна считаться, как выходящая за пределы зова долга. С
этой перспективы, Брюс может назвать себя не только нравствен
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
113
ным и героическим, но так же супер-нравственным и супер-герои
ческим, действуя за пределами морального долга.
Утилитаристы, возможно, это оспорят. Поскольку для них
не существует актов благотворительности и излишней щедрости,
поскольку подобные действия подразумевают, что мы должны все
равно быть обязанными. Такие акты просто «нужные»! Как пишет
философ моралист Лоуренс Хинман: «Каждый должен делать то,
что приносит наивысшее благо, именно это обязательство называ
ется долгом. Для утилитаристов, не существует чрезмерных дейст
вий, поскольку ничто вне долга есть значимо».
Сингер считает, что моральная значимость страдания
нуждающихся людей настолько велика, что попытки облегчить
их не сводятся только к «благотворительному пожертвованию».
Таким образом, пожертвования Брюса, – которые, конечно, могли
быть больше, если бы не расходы, связанные с жизнью под маской
Бэтмена, –ни являются, ни благотворительностью, ни превышени
ем долга. Теперь, должно быть ясно, что утилитаристская мораль
требовательна – в этом и заключается точка зрения Сингера. Его
аргументы не могут быть опровергнуты контраргументами Уэйна.
Так, основываясь на сильной версии жертвования, Уэйн морально
ответственен, отказаться стать Бэтменом ради того, чтобы сильнее
помогать нуждающимся. Если же он выберет игнорировать силь
ную версию жертвования, тогда решение стать Темным Рыцарем
и его соответствующие действия будут казаться аморальными с
точки зрения утилитаристкой этики.
Согласно умеренной версии жертвования, Брюс должен до
казать, оправданность отказа поступиться жизнью Бэтмена и всем
что идет вместе с ней. Показать, что она морально ценна. Проблема
в том, что не ясно (даже в анализе Сингера) что же считать «мо
ральной ценностью». Одни могут говорить, что множество изли
шеств в жизни морально значимы, потому что они увеличивают
уровень счастья. Понятно, что некоторые ограничения и запреты
тоже считаются «морально значимыми», чтобы любая роскошь не
казалась морально ценной. Следуя руководству Сингера, мы счи
114

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
таем, что морально ценной вещью считается та, что приносит нам
настоящее счастье, а владение ею не препятствует сокращению
страданий нуждающихся.
Соответственно этому определению людям позволительно
хранить часть их материальных благ, как результат жизненного
пути, но они должны отказываться от некоторых, чтобы помочь
другим. Однако, следуя мыслям Сингера, наше определение исклю
чает (в основном) приобретение множества «легкомысленных»
материальных вещей, потому что они существенно мешают умень
шать сумму страданий в голодающих странах.
Победа Сингера:
Позвольте свету разума озарить бэт-пещеру
Отвечая Сингеру, Брюс может предложить разумное объ
яснение решения стать Бэтменом двумя способами: умеренной
версией жертвования и определением «моральной ценности».
Первое, факт того, что он способен спасать множество человече
ских жизней и претворять в жизнь безопасность в Готэме делают
ясным, что его жизненный путь (в основном) морально значим. В
конце концов, даже если он добьется незначительного успеха, его
усилия сократить страдания и смерти, точно идентифицируются
Сингером, как морально значимые. Второе, деньги Брюса от «Уэйн
Энтерпрайзис» позволяют ему чувствовать некое подобие финан
совой безопасности и технической поддержки, чтобы быть Бэтме
ном, и позволяет ему помогать нуждающимся с помощью Фонда
Уэйнов. Так, хоть Брюс и идет на огромные финансовые затраты,
чтобы скрывать свое Альтер-эго и казаться ленивым плейбоем, его
расходы приемлемы, и даже необходимы, соответственно мораль
ной значимости его миссии. Таким образом, Брюс способен защи
тить свой выбор быть Темным Рыцарем как морально приемлемый,
с помощью умеренной версии жертвования.
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
115
Вопреки всему сказанному умеренная версия позволяет
подтвердить решение Уэйна стать Бэтменом. Но Сингер не видит
причин для превалирования этой версии над сильной. Он пишет:
Я не вижу хорошей причины, чтобы придерживаться
умеренной версии больше, чем сильной. Даже если
мы примем принцип жертвования только в умеренной
форме, тем не менее, должно быть ясно: мы должны
отдавать достаточно, чтобы обеспечивать общество
потребления, защищая людей растрачивающихся на
пустяки больше, чем на жертвование, чтобы облег
чить голод, замедлить его и возможно полностью по
бедить.
Эта неудовлетворенность не удивляет, позиция жертвования
Сингера полностью утилитарна. Обычно, утилитаризм имеет мак
симальные/минимальные пороги, согласно которым, мораль есть
принесение величайшего блага, или уменьшение бед, для большего
числа людей. Умеренная версия жертвования (традиционно говоря)
не утилитаристская в своей основе; потому, заявление умеренной
версии в поддержку решения стать Темным Рыцарем не то же самое,
что в поддержку этого заявляет Сингеровский утилитаризм.
Но есть другая причина, почему выбор Брюса Уэйна вступает в кон
фликт с утилитаризмом, и она преследует решение Брюса с самого
начала: его поиски в прошлом, чем отчасти оправдать становление
Бэтменом. Однако, для утилитариста, важный аспект действия свя
зан с будущими последствиями, таким образом, они не одобряют,
что Брюс видит смерть родителей и их связь с Готэмом, как прием
лемое оправдание для борьбы с преступностью. Только полезные в
будущем последствия могут оправдать выбор Брюса. Множество на
ших сомнений относительно этого пропадают сами собой! «Утили
тарианский аргумент Сингера» заставляет Брюса Уэйна выбросить
за борт жизни его морально заряженные воспоминания, продать ко
стюм и пояс, и пожертвовать все деньги голодающим беднякам.
116

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
Но это рушит все!
Если вы фанат Бэтмена, как мы, вам, возможно, не понра
вится возможность Брюса действовать согласно утилитаристской
морали и никогда не становиться Бэтменом. Вы можете подумать:
«Это слишком требовательно и неразумно». Но, утилитаризм пред
ставляет собой сильный путь решения морально сложных проблем,
особенно когда эти проблемы демонстрируют выбор между са
мопожертвованием ради множества людей, и самопожертвование
ради меньшего числа людей, даже если это меньшинство наши
близкие и любимые.
Взрослый Брюс Уэйн и его Альтер-эго Бэтмен, иногда
придерживаются утилитаристских мыслей, когда приближается
подобная проблема. Вспомним, например, когда Джокер украл
медицинские приспособления и заменил их на свои, начинив
умертвляющим газом, чтобы уничтожить целый лагерь Эфиопских
беженцев. Раскрыв план Клоуна, Темный Рыцарь должен перехва
тить конвой грузовиков, везущих смертельный товар Джокера. Од
нако, решив преследовать машины, он вынужден оставить Робина
(Джейсона Тодда), зная, что его протеже может быть, скорее всего,
ранен или убит Джокером. Решая оставить Робина, Бэтмен прини
мает моральное решение между спасением сотен людей, находя
щихся в немедленной опасности или остаться с его другом и пар
тнером, Робином, чтобы встретиться с Клоуном вместе. Он выбрал
остановить смерть и страдания множества людей; как говорит сам
Бэтмен: «У меня нет выбора, правда» («Смерть в семье»).
Иронично, что подобный способ мышления может остано
вить Уэйна от превращения в Бэтмена! Возможно, это иллюстри
рует, как привлекательно следовать утилитаристской позиции,
когда нам представляется трудный моральный выбор, включающий
такой большой, немедленный и ощутимый ущерб, что мы чувст
вуем сильное рациональное давление уменьшить ущерб. Но, со
гласно Питеру Сингеру, ущерб постоянно где-то есть, вокруг нас.
ДОЛЖЕН ЛИ БРЮС УЭЙН СТАНОВИТЬСЯ БЭТМЕНОМ?
117
Усвоив этот факт своим собственным умом, нам предоставляется
возможность увидеть трудный моральный выбор: должны ли мы
копировать молодого Брюса Уэйна и отдавать предпочтения нашим
обязательствам, закрыв возможность погони за нашими собствен
ными интересами? Или, как старый Уэйн, должны приготовиться
пожертвовать благополучием близких, пытаясь совершать великое
благо для множества людей?
118

РЭНДЭЛЛ М. ДЖЕНСЕН
1. Майкл Нор и Дэвид М. Эвалт,
«Форбс: пятнадцать вымышленных»
, Forbes.com, 20 Ноября 2006:
28 Сентября 2007. Смотри: http://www.forbes.com/2006/11/20/forbes-�ctional-richest-tech-media_cx_
2. Согласно мифологии Бэтмена, наше понимание решения Брюса Уэйна стать Бэтменом было
продиктовано в комиксе Френка Миллера
«Бэтмен: Год первый»
и в фильме Кристофера Нолана
«Бэтмен: Начало»
(2005), одинаково показывающие преданность Брюса своим родителям.
3. Питер Сингер,
«Голод, Изобилие и Мораль»
«Философия и общественное мнение»
1, №3 (Весна
4. Смотри
«Утилитаризм»
Джона Стюарта Милла (Индианаполис: Издательство Хэккет, 2005).
5. Сингер
«Голод, Изобилие»
6. Там же-, 231.
7. Там же, 235.
8. Лоуренс М. Хинман,
«Этика: Плюралистический Подход к Теории Морали»
(Белмонт: Вэдсворт,
9. Сингер
«Голод, Изобилие»
10. Там же, 241.
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?
БРЮС УЭЙН,
КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
Нравственные ориентиры
Как прожить хорошую жизнь? Ответ на этот вопрос вклю
чает в себя моральные ориентиры – людей, содержащих в себе
нравственную добродетель. Изучив их, мы можем узнать, что
такое добродетель, и как провести хорошую жизнь. Но, кто такие
моральные ориентиры? Для начала составим список известных
мужчин и женщин, работавших над положительным изменением
мира: Иисус, Будда, Ганди, Мать Тереза, и, среди прочих, Далай
Лама.
Что насчет Бэтмена – может он входить в этот список?
Его
переполняет жажда возмездия, но, тем не менее, для поклонни
ков, он морально непогрешим. Темный Рыцарь один из «хороших
парней», посвятивших жизнь защите людей от супер-злодеев,

119
Райан Инди Родес и Дэвид Кайл Джонсон
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
Добродетель Бэтмена
таких как Джокер, Пингвин, Загадочник и Бэйн и это помимо об
ычных уличных преступников и бандитов. Как и другие вымыш
ленные герои: Сэр Галахад, Робин Гуд и Момоторо (из Японского
фольклора), он борется, чтобы улучшить мир. Возможно, некото
рые философы скажут, что вымышленные персонажи, такие как
Бэтмен, не могут служить в качестве морального ориентира. В
этой главе мы ответим на их протесты и докажем, что он может
соответствовать этой роли.
Хоть большинство читателей не нуждается в напоминании,
давайте все же приведем несколько примеров, демонстрирующих
нравственную добродетель Бэтмена. Справедливость – неизменная
цель его деятельности, выраженная не только в борьбе с преступ
ностью и защитой невиновных людей, но и в других, более редких
действиях. Например, в «Хрониках Бэтмена# 7» (Зима 1997),он
неожиданно принимается за расследование дела об осужденной
женщине, основываясь на возникшем сомнении в ее виновности.
В сюжете «Ничейная Земля» Бэтмен копирует документы, дабы
остановить планы Лекса Лютера по покупке Готэма с помощью
нечестных махинаций с бумагами.
В фильме «Бэтмен: Начало»
(2005), Темный Рыцарь проявляет себя, жертвуя своей репутацией,
– и, между прочим, репутацией погибшего отца – заставляет гостей
покинуть вечеринку, чтобы защитить их от насилия. Мы видим
благородство Бэтмена в помощи бесконечным благотворительным
организациям, как было показано, например, в «Азраиль# 2» (Март
1995), где он дает своему поверженному союзнику, ставшему вра
гом, несколько миллионов долларов на восстановление его разру
шенной жизни. Примеры храбрости настолько часто демонстриру
ются Бэтменом, что очень трудно выбрать какой-то один случай в
качестве примера. От победы над преступностью, до конфронта
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?БРЮС УЭЙН, КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
ции с безумцами и прыжков в бездну на веревке, спасая невинного
человека, практически все, что он делает, являются прекрасными
образцами храбрости.
Нереалистичный протест
Вместо того чтобы отрицать добродетель Бэтмена, неко
торые люди подходят с другой стороны, заявляя, что его изобра
жение настолько нереалистично, что копировать его в реальной
жизни невозможно. Действительно, никто не может совершать те
вещи, что и он, тем самым, становясь неподходящим примером для
человеческого поведения. Но, это почти не относится к Бэтмену, в
сравнении с другими супергероями, конечно. Он более реалисти
чен, чем остальные персонажи «DC», такие как Супермен, Зеленый
Фонарь и Чудо–женщина. Темный Рыцарь не пришелец, у него нет
волшебного кольца, создающего объекты силой воли, и не наделен
суперсилами решением богов. Фактически, самая притягательная
вещь в Бэтмене то, что он простой человек – хоть и чрезвычайно
умный, с исключительными физическими навыками и огромным
количеством денег, все равно простой человек. Все его «силы»
включают в себя натренированность, сообразительность и гадже
ты, транспортные средства, что позволяет купить или построить
унаследованное состояние.
Тем не менее, некоторые подвиги Бэтмена невозможно
повторить. Несколько (если таковые найдутся) людей могут вы
держать психологическое бремя от постоянной войны с убийцами,
ворами и психопатами – что еще не говорит об их героизме. Бэт
мен «величайший в мире детектив», раскрывает тайны, которые
не под силу Комиссару Гордону и остальным сотрудникам поли
ции Готэма. Он один из лучших рукопашных борцов, способный
разоружить и одновременно остановить несколько вооруженных
бандитов.
Может задержать дыхание под водой на четыре мину
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
И строить планы, опережающие мысли врагов, как минимум
на пять шагов. «Пять планов на непредвиденные обстоятельства
и пять планов, чтобы прикрыть эти обстоятельства».
Технически,
не являясь сверхчеловеком, психические и физические возможно
сти Бэтмена, тем не менее, превышают способности большинства
смертных людей.
Однако копирование моральных ориентиров не включает в
себя эмуляцию специфичных действий. Нет нужды творить чудеса
и лечить больных, для модуляции добродетели Иисуса Христа; по
могая больным любым доступным мне путем, я могу демонстриро
вать его сострадание. Подобным образом, мне не обязательно про
никать в тюрьму, для освобождения политического заключенного,
одному противостоять группе насильников или давать миллионы
долларов страждущим, чтобы практиковать добродетель Бэтмена.
Написав письмо в центр международной амнистии, поддерживая
программу самообороны для женщин, и раздавая еду совместно
с Армией спасения, я могу эмулировать его справедливость, ще
дрость и великодушие. Могу поступать не в точности как Бэтмен,
но быть способным совершенствоваться самому и помогать в этом
другим людям, чтобы разделять его добродетель.
Лингвистический протест
Похоже, что, пока Бэтмен вымышленный персонаж, на него
нельзя сослаться лингвистически. Поскольку Бэтмен не настоящий
человек, высказывания о нем не работают тем путем, как в случае
с реально существующими объектами. Обсудим два следующих
факта: (1) «Брюс Уиллис богат» и (2) «Брюс Уэйн богат». Первое
утверждение правдиво, поскольку ссылается на действительно
существующий «объект»: актера Брюса Уиллиса. Уиллис либо име
ет, либо нет в своем распоряжении «богатство». Банковский счет
Уиллиса это то, что делает наше заявление правдивым или лож
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?БРЮС УЭЙН, КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
ным – реагент гипотез. В нашем случае денежное состояние Брюса
Уиллиса находится в прекрасном состоянии, таким образом, пред
положение правдиво. Но, если у нас нет личности по имени «Брюс
Уиллис», предложение нельзя будет проверить на правдивость.
Почему так? Потому что оно не ссылается ни на кого! Так, если
Брюс Уиллис не существует, предложение касательно его богатства
не может быть правдивым или ложным.
Очевидно, что второе предположение, «Брюс Уэйн богат»,
не может быть правдивым или ложным. Нет реально существую
щей личности по имени «Брюс Уэйн», одевающей плащ и маску,
дабы вселять ужас в сердца злоумышленников. Таким образом, не
может быть правдой или ложью что Брюс Уэйн богат или – воз
вращаясь к теме нашей дискуссии – добродетелен. Если Бэтмен не
существует, то все протесты обоснованы, и, возможно, правда, что
Темный Рыцарь добродетелен. Следовательно, ошибочно помещать
его в наш список «моральных ориентиров».
Но, этого аргумента не достаточно, для оценки важной
особенности использования нами языка. Конечно, на самом деле
Бэтмен не существует: нет миллиардера по имени Брюс Уэйн,
который борется с криминалом, комбинируя военное искусство,
детективную работу и изумительную коллекцию гаджетов. Тем не
менее, обсуждая такой персонаж, как Бэтмен, все еще верно сказать,
что настоящее имя Бэтмена – Брюс Уэйн, его родители были уби
ты годы назад, он носит костюм с плащом и маску, когда борется с
криминалом, и так далее. Если кто-нибудь отрицает эти утвержде
ния, можно справедливо возразить, что они базируются на том, кто
такой Темный Рыцарь, как персонаж. Таким образом, если Бэтмен
не существует, то заявления о нем все еще правдивы – только не в
буквальном смысле.
Но что может значить «не буквальная правда», разве это не
то же самое, что «не правда»? Не совсем. Рассмотрим заявление –
«Драконы дышат огнем». Это все еще похоже на истину, даже если
драконы не существуют. Почему? Когда мы говорим «Драконы
дышат огнем», мы не имеем в виду буквально, что: «Есть, по край
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
ней мере, одно живое создание, называемое драконом, и оно ды
шит огнем». Мы прекрасно знаем, что буквальное понимание этой
фразы ложное. На самом деле мы имеем в виду: «Наша концепция
о драконах включает в себя то, что они дышат огнем». Более точно
будет сказать: «Истории, в которых есть драконы, описывают их как
огнедышащих». И это правда!
Отражая протесты, мы, говоря «Драконы дышат огнем», не
терпим краха, ссылаясь на что-то нереальное, поскольку ошибочнее
заявить что-то, что может быть правдой или ложью. Мы опираемся
на действительно существующие субъекты: истории о драконах.
Наше заявление «Драконы дышат огнем» говорит нечто о содержа
нии историй. Основное отличие между двумя видами предложений
– «Драконы дышат огнем» и «Брюс Уэйн богат» - в том, что первая
ссылка на «драконов», имеет недвусмысленный субъект предло
жения. Понимая такое заявление, мы должны знать, что фраза не
должна быть принята буквально и означает нечто другое.
Значит, когда мы говорим «Бэтмен добродетелен», мы не
имеем ввиду буквально: «Одна из существующих вещей во все
ленной, это личность по имени Бэтмен, и эта личность доброде
тельна». Действительно, мы говорим лишь об историях Темного
Рыцаря, а в них он изображен как добродетельный человек. Что,
кстати, правда. Таким образом, даже если Бэтмен не существует,
его добродетельность остается истиной. С этой точки зрения, вы
мышленность персонажа не играет роли.
Гиперболический протест
Другое возможное возражение не использовать вымышлен
ные персонажи, такие как Бэтмен, в качестве моральных ориенти
ров заключается в том, что физическая и психическая подготовка
героя показана писателями и художниками куда выше, чем у боль
шинства людей, таким образом, его добродетель также может быть
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?БРЮС УЭЙН, КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
выше уровня ее досягаемости людьми. В реальной жизни, исто
рические примеры, – Иисус, Будда, Мать Тереза, Ганди и Далай
Лама – должны быть досягаемы, поскольку сами должны соответ
ствовать уровню свей добродетели. Вымышленные же персонажи
непригодны в качестве примеров, не потому что они недостаточно
добродетельны, а потому что писатели могут присвоить им ее на
столько высокий уровень, что в действительности никто не сможет
соответствовать их немыслимым стандартам.
Но, мы с легкостью можем парировать подобные заявления.
Множество исторических личностей были не настолько доброде
тельны, как мы их себе представляем. Фактически, мы лишь смеем
догадываться, когда речь идет об «исторических ориентирах», что
личности, добавленные в «список ориентиров» в основном вовсе
не исторические, но преувеличенные (мифические) представления
о реальных людях. Хотя Будда, безусловно, добродетелен, без сом
нения большинство его проповедей, правил и жизненных историй
были приукрашены и преувеличены за четыре сотни лет устных
традиций, чьи письменные записи упразднились. Например, сказка
о четырех знаках Будды является метафорической, не буквальной.
Даже если прошло незначительное время между жизнью Иисуса
и написанием «Евангелия», нечто похожее может быть сказано и
о записях его жизни и учений. Даже когда мы думаем о Сократе –
излюбленном примере философов – мы придерживаемся описания
Платона о нем, вопреки знанию, что это в лучшем случае грубое
отражение того, как он на самом деле говорил и поступал. То же
относится к современным примерам. Возможно, даже Ганди и
Мать Тереза не были такими, как «история» изображает их.
Итак, «версия» о жизни личности, квалифицирующая ее как
моральный ориентир, часто не соответствует действительности. Те,
что состоят в списке моральных примеров, как минимум частично
вымышлены аналогично Бэтмену. Но это не значит что историче
ские Будда, Иисус, Ганди и Мать Тереза были плохими людьми.
Конечно нет! Они были хорошими – только идея о них, которой мы
придерживаемся, как морального ориентира, может быть не до кон
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
ца правдивой. Однако, мы не утверждаем, что преувеличенная вер
сия об этих исторических личностях должна быть изъята из списка
моральных ориентиров. Наоборот: они должны в нем остаться!
Смысл в том, что гиперболизация жизни образца, похоже, не отра
жает вопрос, должна ли эта личность копироваться, как моральный
ориентир. Ясно, что Будда не сидел буквально под пальмой, ища
просветления и ожидая увидеть, в точной последовательности, ста
рика, больного, похоронную процессию и мудреца. Это не значит,
что просветление недостойный идеал и что не уменьшает ценность
его поисков Буддой. Итак, даже если историческая фигура никогда
не выказывала мужества, справедливости, как это всегда делает
Бэтмен, мы все еще можем совершенствовать себя, имитируя черты
характера, демонстрируемые им. Темный Рыцарь, хоть и не исто
рический, но моральный пример.
Для защиты: нехватка информации
У нас также имеются возражения, предполагающие, что ре
альные примеры предпочтительнее вымышленных. Давайте обра
тимся к аргументам, отрицающим, что вымышленные персонажи
могут быть лучшими моральными ориентирами. Согласно нашим
выводам, истина об исторических моральных примерах часто
менее впечатляющая, чем гиперболизированный идеал, но боль
шинство личностей все еще сложно копировать. Однако существу
ет мысль, согласно которой человек больше не будет допустимым
примером для восхищения.
Представьте адвоката, занимающегося трудными подрост
ками, чье очевидное сострадание, решительность и проницатель
ность делают его уважаемым членом общества и личным героем
для подростка, которому он помогает. Однако, обнаружив, что,
несмотря на все усилия, его собственный ребенок находится в
трудной ситуации и систематически преступает закон, мы можем
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?БРЮС УЭЙН, КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
исправить свою оценку о нем, но, к сожалению, все еще должны
считать его достойным похвалы и копирования. Но, если выяснит
ся, что он имеет низкий уровень успеха у клиентов и получает
свою репутацию ложными утверждениями о работе с другими,
мы должны справедливо заключить что он не только не подходит
на роль морального ориентира, но также является ужасной лич
ностью. Смысл этого примера в том, что пока мы не узнаем все о
жизни нашего ориентира, мы подвергаемся риску счесть доброде
тельным кого-нибудь, кто на самом деле таковым не является. Даже
если личность не кажется морально плохой, как в примере выше,
мы до сих пор можем выяснить что те, в кого мы однажды верили,
как в героя, на деле морально неприемлемы.
Из-за того что Бэтмен вымышленный персонаж, тем не
менее, он не является объектом этой проблемы. Мы можем иметь
полный доступ не только ко всему, что он делает, но также к его
внутреннему состоянию и мотивации. Если реальная личность по
могает кому-либо в нужде, мы обязаны спросить себя, сделала она
это из-за сострадания или только потому, что это служит ее собст
венным интересам. В случае с Бэтменом, мы можем прочесть его
мысли в текстовом облаке и быстро ответить на этот вопрос. Когда
слышим, как кто-то благородный восхваляет мужество, необходи
мо спросить себя, какие действия могут подтвердить это, или на са
мом деле он лицемер и ханжа. В случае с Бэтменом можно просто
прочесть сюжеты и увидеть все его действия своими глазами. Если
кто-то добродетельный сейчас, есть право сомневаться, продол
жит ли он быть таковым в будущем, или же однажды его решение
изменится, и он лишится благородства. В случае Бэтмена, писате
ли могут гарантировать, что он всегда помнит истинность своей
миссии. Согласно вышеуказанным причинам, Темный Рыцарь, как
вымышленный персонаж, служит лучшим моральным ориентиром,
чем реальный человек. В отличие от реальных людей, что страдают
от человеческой слабости, Бэтмен всегда выражает неутомимую
добродетель. Как сказал Брюс в «Бэтмен: Начало»: «Как человек
из плоти и крови я ничего не смогу сделать, могу быть уничтожен.
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
И снова…
Однако, согласно нашим же доводам, Бэтмен имеет сла
бости, которых нет у исторических людей – другой вид неполной
информации. В случае с человеком, личность самостоятельно
решает какие действия ей предпринять, и какая правда для нее
строго ограничена относительно того, что она в действительности
сделает. Кроме того, когда ее жизнь заканчивается, нет места для
перемен – ее особенности и действия, добродетельная или пороч
ная она, останутся такими же, как и были. Но, в случае с Бэтменом
и другими вымышленными персонажами, всегда есть возможность
перемен, поскольку множество людей создают и описывают пер
сонаж, тем самым потенциально конструируют эти изменения. Мы
только надеемся, что писатели могут гарантировать, что Темный
Рыцарь всегда будет помнить истинную цель своей миссии, но в
то же время здесь нет гарантий, что они будут помнить эту цель
сами. Большинство историй о Бэтмене, написанных огромным ко
личеством разных людей, повышают шанс, что сюжеты не смогут
показать последовательного, цельного персонажа, не говоря уже о
том, что его жизнь всегда будет соответствовать тем же стандартам
морального совершенства.
Проблема не только в потенциальной правдивости будущих
историй, но и прошлых сюжетов. Пока множество особенностей
характера Бэтмена довольно обыкновенные, но есть исключения.
Например, большинство историй иллюстрируют его, как отказы
вающегося использовать огнестрельное оружие, и убивать. Однако
когда он был впервые создан, Бэтмен использовал огнестрельное
оружие. Тем самым у нас есть альтернативный вариант видения
героя. Что порождает потенциально сильный протест: Темный
Но как символ? Как символ я могу быть неподкупным. Могу быть
вечным».
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?БРЮС УЭЙН, КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
Рыцарь не может служить моральным примером, потому что нет
способа отличить настоящего Бэтмена от конкурирующих, равно
жизнеспособных альтернатив. Как ответить на эту проблему?
Сначала попытаемся исключить истории, что не составляют
«канон» Бэтмена. Некоторые комиксы не являются частью беспре
рывной серии, но служат для представления видения персонажа с
другой стороны. Во Вселенной «DC», есть линии, известные как
истории «Других миров», имеющие место быть в альтернативной
временной рамке или на альтернативной Земле. В случае с Бэт
меном, это включает такие работы как «Темный Рыцарь круглого
стола» (1999), помещающий Брюса Уэйна в Камелот, и «Замок
летучей мыши» (1994), где Брюс типичный Доктор Франкенштейн.
Однако, исключение не канонических комиксов недостаточно для
ответа на наш вопрос по двум причинам. Первая, исключение не
решит проблему будущих выпусков комиксов в переделах ос
новной сюжетной линии, которые потенциально могут изменить
персонажа (мы уже видели «мягкого и нежного» Бэтмена после
событий в «Кризисе личности» и «52»). Вторая, существует схожее
изображение Бэтмена, снаружи основной сюжетной линии. «Воз
вращение Темного Рыцаря» Фрэнка Миллера (1986) ценится не
только за альтернативное видение Бэтмена, но и в качестве одной
из величайших публикаций в комиксах. Подобным образом, «Бэт
мен: Анимированные серии» (1992 - 1995) расходится с воплоще
нием героя в комиксах, что было встречено одобрением фанатов, за
то, что Бэтмен, как персонаж, наконец-то был изображен правиль
но. Так мы должны перейти к другому решению.
Во фразе «показать Бэтмена правильно», возможно, имеет
ся для нас подсказка. Если есть способ показать Темного Рыцаря
верно, значит существуют пути исказить представление о нем как
персонаже – но как обнаружить разницу? Может она определяться
фанатским большинством? Нет, потому что если основываться на
мнении большинства, тогда что делать, когда оно изменится? А
мы ищем стабильного персонажа, «нашего Бэтмена». Возможно,
тогда, «наш Бэтмен» тот, что демонстрируется последовательно с
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
его оригинальным изображением. Но как мы видели выше, может
существовать различие от того, что сегодня рассматривается в
качестве необходимых Бэтменских свойств – свойств, что Бэтмен
должен иметь, чтобы быть Темным Рыцарем. И вот к чему, кажет
ся, сводится весь вопрос: может вымышленный персонаж, такой
как Бэтмен, иметь необходимые свойства? И как?
Бэтмен – Икона
Имеет смысл говорить о необходимых свойствах Бэтме
на, до тех пор, пока Темный Рыцарь остается иконой. Правда, его
изображение, когда он был впервые создан, отличается от того,
каким большинство из нас воспринимает его сейчас. Однако, как
Супермен и множество других вымышленных персонажей внутри
и снаружи комиксов, концепция Бэтмена растет и меняется в нечто
другое и великое. Эти новые, созревшие сущности персонажей,
становятся иконизированными, как часть современной мифологии.
Есть психологическая сила в персонаже, что апеллирует к нашему
буквальному самосознанию, как архетипу и вот почему персонаж
продолжает вдохновлять.
Есть место, конечно, для продолжающихся увеличиваться
будущих историй о Бэтмене. Как с множеством устоявшихся персо
нажей в литературе, мы можем наблюдать подобный рост в контек
сте сохранения сущности персонажа. Только получение достаточно
новой информации о личности способно сделать невозможным
видение Темного Рыцаря в качестве морального образца. Если
изменения персонажа достаточно радикальны, мы не можем прав
доподобно продолжать называть его «Бэтменом». До тех пор пока
Бэтмен существует как икона, а не только как персонаж, он обла
дает для нас мифологическим статусом. Как таковой, он вовлечен
в то, что мы справедливо можем назвать его истинной личностью.
КАК ПОСТУПИТ БЭТМЕН?БРЮС УЭЙН, КАК МОРАЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР
Бэтмен: Нравственный ориентир
Вымышленная сущность Бэтмена не должна препятствовать
нашему стремлению и желанию быть как он. После всего, приду
манные истории имеют мораль, не так ли? Часто они призывают
быть как герой в истории. Как наши «исторические» ориентиры,
идеал Бэтмена может лежать за пределами наших возможностей.
Но даже если так, учась и копируя Бэтмена, мы можем развить
мужество, справедливость, благожелательность и другие качества.
Мрачный Темный рыцарь из вымышленного города может помочь
нам прожить хорошую, добродетельную жизнь в реальном мире.
Итог последовательного персонажа, современного литературного
героя, может способствовать нашему становлению более доброде
тельными людьми.
РАЙАН ИНДИ РОДЕС И ДЭВИД КАЙЛ ДЖОНСОН
1. Как сказал Продавец Комиксов в
«Симпсоны»
«- Как бы поступил Бэтмен?»
(Мэтт Гроенинг,
«Футболка из шкафа»
«Книга Продавца Комиксов о Поп-культуре»
[Нью-Йорк: Издательство
«Ничейная Земля»
, Том 5 (2001).
«Рыцари Готэма №27»
«Детективные комиксы №663»
(Июль 1993).
«Тень Летучей Мыши №92»
(Декабрь 1999).
6. Смотри Джон М. Коллер и Патриция Джойс Коллер,
«Азиатские философы»
, 3 издание (Нью-
Джерси: Прентис Холл, 1998), 136 - 137. Схожие заявления были сделаны Гананат Обейесекере.
Смотри
«The Buddhist Meditative Askesis; Excerpts From The William James Lecture for
, http://www.hds.harvard.edulnewslbulletinlartidesljames_ 04.html.
7. Смотри Кристофер Хитченс,
«Позиция миссионера: Мать Тереза в теории и практике»
(Лондон
и Нью-Йорк: Версо, 1995); Ароуп Чатерджи,
«Мать Тереза: Последний пердикт»
(Индия, Колькута:
Метеор Букс, 2002); и Г.Б. Смит,
«Ганди: За маской божественности»
(Нью-Йорк: Прометей Букс,
8. Для более подробного изучения «различных» версий Бэтмена спустя годы и сквозь различные
формы СМИ, смотрите эссе Джейсона Саутворта в 12 главе этой книги.
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
КТО ТАКОЙ БЭТМЕН?
(ЭТОТ ВОПРОС
С ПОДВОХОМ?)
ПОД МАСКОЙ:
КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
А, вы хотите стать Бэтменом?
Итак, хотите? Если да, то сначала надо понять, какая
существует глубина познания нас, как личностей. Вы должны
принять мир без религии или высшей силы, как угодно. Отказать
ся от любых моральных принципов, базирующихся на религии
или концепции Бога. Поверить всем сердцем, что в детерминации
веры, мы абсолютно одиноки. Необходимо жить среди преступ
ников и одеваться как летучая мышь. Согласны – или, по крайней
мере, вам любопытно – продолжайте читать. (Если нет, все равно
не прекращайте – ведь вы уже заплатили за книгу!)
Мы рассмотрим три книги, демонстрирующие самостоя
тельное конструирование Бэтменом себя начале, середине и на за
кате карьеры: «Бэтмен: Год первый» (1987), «Лечебница Аркхэм»
(1989) и «Возвращение Темного Рыцаря» (1986). Следуя за идея

Сара К. Донован и Николас П. Ричардсон
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
ми о личности и силы, выдвинутыми Фридрихом Ницше и Мише
лем Фуко, мы увидим, что индивидуальность Бэтмена а также его
реальность сконструированы, соответственно, он должен знать об
этом процессе и следовать ему.
Пусть «настоящий» Бэтмен сделает шаг вперед
Но до того как мы начнем делиться с вами знаниями о том,
как стать Темным Рыцарем, необходимо уяснить несколько основ
ных правил базирующихся на идеях Фридриха Ницше (1844 - 1900)
и Мишеля Фуко (1926 - 1984). А также взглянем на один из крити
куемых философией аспектов: метафизику, строящуюся вокруг не
одушевленных вещей, как Бог, душа, моральные принципы, чистый
разум, абсолютная правда.
Скомпилируем идеи Ницше и Фуко, перечислив несколь
ко коротких аргументов. Они не верят, что у человека есть душа,
определяющая кто мы такие или чем мы станем. Бога нет, равно
как и жизни после смерти – ты умираешь вместе со своим телом.
Ни биология, ни генетика не могут объяснить или определить то,
что мы называем собственной личностью, (или персоной, или объ
ектом, или сущностью, или индивидуальностью – выберите соб
ственное название, поскольку они сейчас все иррелевантны). Кто
мы есть – продукт нашего окружения и собственного поведения
внутри этого окружения. Нет глубинного смысла в наших жизнях
(некоторые это наверняка уже поняли). Мы ничто кроме множества
личностей, (порой конфликтующих между собой) коими ежеднев
но или от случая к случаю живем или станем. Согласно Ницше и
Фуко, ежедневная рутина вызывает онемение этих истин и, отсут
ствие понимания пределов, ограничивает нашу свободу. Бэтмен же
способен приподнять завесу и принять истину.
САРА
К. ДОНОВАН И НИКОЛАС П. РИЧАРДСОН
Но для начала остановимся на секунду, дабы устранить
лингвистическую проблему. Говоря о Брюсе Уэйне, создающем
Бэтмена, мы не утверждаем, что Темный Рыцарь и есть Брюс Уэйн,
а лишь используем подобное выражение, поскольку это самый лег
кий способ понять, о чем мы хотим сказать. Гипотетически, Бэтмен
мог создать Брюса Уэйна, таким образом, Бэтмен будет не больше
Уэйном, чем Брюс Уэйн Бэтменом. Следуя Ницше и Фуко, при
знаем, что оба и Брюс Уэйн и Бэтмен являются представлениями.
Мы отвергаем идею, что есть некоторое «истинное» Я под личиной
Брюса или Бэтмена, соединяющее их. Очевидно, что обе лично
сти перекликаются друг с другом и знают друг друга через призму
памяти, но есть намного больше, чем это.
Как показывает Фуко в своих книгах, таких как «История
Сексуальности»: «представление, идентичность, тела и знания не
существуют в чистом состоянии вне истории и силы отношений».
Мы не рождаемся вместе с личностью; личность есть продукт
силы (сила государства или общества) или отношений (как отноше
ния между Бэтменом и Джокером). Фуко бросает вызов, благодаря
которому необходимо понять все аспекты наших жизней в услови
ях специфичного «описания» силы. Фактически он фокусируется
на том, как нас невольно контролируют правилами, законами и
социальными нормами.
Многие следуют правилам, не подвергая их сомнению, или
даже не осознавая их власть. Что еще более интересно люди со
здают законы, не осознавая, зачем они это делают. Возвращаясь
к миру Бэтмена, рассмотрим пример Двуликого, принимающего
решения на основе подброшенной монеты. В «Лечебнице Аркхэм»,
когда Бэтмен возвращает ему монету, Двуликий использует ее,
дабы определить судьбу Бэтмена, и даже Джокер следует прави
лам ритуала Харви. В том же графическом романе, Клоун сам их
создает для Темного Рыцаря: дает ему один час, после попадания
в лечебницу, чтобы спрятаться, и Бэтмен следует этому правилу.
Согласно Фуко, соблюдение законов позволяет конструировать
индивидуальность человека.
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
Кроме того, конструирование личности Брюса Уэйна от
ражает его роскошную жизнь. Будучи ребенком, он был укрыт от
мрачных реалий Готэма, жил с любящими родителями, и очевид
но имел безопасное детство. Но Уэйн скоро становится жертвой
обстоятельств — убийство его родителей открыло ему глаза на
природу порочности и бессмысленности мира. В «Бэтмен: Год
первый» он описывает этот день, как день, когда «все чувства
покинули мою жизнь». Как мы наблюдаем в «Лечебнице Аркхэм»,
маленький мальчик, видевший смерть своих родителей и ставший
Бэтменом, потерял веру в правила и цивилизованное общество.
Будучи взрослым, Уэйн решает перестать бояться и создает свои
собственные законы.
Создание Бэтмена
В «Бэтмен: Год первый», мы наблюдаем становление Тем
ного Рыцаря, читая рассказ о создании Бэтмена Брюсом. Бэтмен не
какая-то героическая сила, возникающая в Уэйне в случае необхо
димости. Рассмотрим три примера, иллюстрирующие сознательное
решение Уэйна стать Бэтменом.
Первый, когда Брюс Уэйн тренируется в поместье своей
семьи до того как создать Бэтмена, он говорит: «Я не готов. У меня
есть средства, навыки. У меня есть сотни методов. Но чего-то не
хватает. Что-то не так.» Второй, после первой неудавшейся по
пытки спасти молодую девушку от сутенера, он начинает загибать
пальцы, считая, что же упустил. Думая о промахах того вечера,
он говорит: «Бог... страх перед Богом... страх... я должен заста
вить их бояться...». И когда он сидит раненый дома, размышляя,
как вселять страх в других, летучая мышь влетает, разбив окно, и
Брюс говорит: «Да, Отец, я должен стать летучей мышью» – так
родилась идея Бэтмена. Третий, Уэйн начинает надевать костюм
САРА
К. ДОНОВАН И НИКОЛАС П. РИЧАРДСОН
и практиковаться быть Темным Рыцарем. Как отметил Комиссар
полиции Джим Гордон, Бэтмен работает «проходя путь от уличных
преступников до вышестоящих боссов, от наркоманов, до пушеров
и торговцев — и если потребуется, до любого полицейского, кото
рый может помочь в этом деле». Мы все еще чувствуем сомнение
Уэйна, когда он ворвался на вечеринку мэра, чтобы вселить страх
в коррумпированных политиков: «Костюм и оружие были прове
рены. Время действовать. Водитель за водителем, я прокладываю
свой путь к особняку мэра».
Действия Уэйна конструируют личность Бэтмена. Оба и
Ницше и Фуко согласятся, что личность всегда находится в процес
се строительства и потому способна радикально меняться. Когда
Брюс стал свидетелем смерти родителей, он получил финансовую
возможность навсегда покинуть Готэм. Однако выбрал вернуться
и перестроить себя физически, психически и эмоционально, как
Лечебница Аркхэм и создание истины
Если вы проделали столь длинный путь сквозь дебри этой
главы, значит, вы действительно решили стать мстителем в маске.
Теперь мы должны раскрыть очередной кусочек информации: нет
абсолютной истины. Ницше и Фуко критикуют философов, настаи
вающих на существовании абсолютной истины о том, что есть наш
мир на самом деле, кто мы как личности, и как мы должны жить.
Они также считают, что люди наделены силой выяснить, что счи
тать правдой. Как говорит Ницше в «Философия и истина»: «Что
такое истина? Движущаяся толпа метафор, метонимий, антропо
морфизмов...» Тем же способом что Ницше верит, что христиане
создали Бога в собственном воображении, он затем говорит, что это
происходит другим способом. Он верит – люди создают истину, но
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
затем претворяются, что она существует вне нашего разума, дабы
быть обнаруженной.
Соглашаясь с основными утверждениями Ницше об истине,
Фуко применяет это к анализу социальных вопросов. Он заявляет,
что мы делим наш опыт на нормальный и анормальный. Нормаль
ность создается, и она не может существовать без «анормальности»
(которая также создается). Анормальность должна поддерживаться,
укрепляя «нормальность».
Возьмем логику Фуко о конструировании и взаимозависи
мости отношений между категориями нормальности и анормаль
ности и применим к «Лечебнице Аркхэм», заменив их на «вменяе
мый» и «невменяемый». Приняв что вменяемость и невменяемость
являются сконструированными и более того по своей природе
нестабильными категориями, давайте сфокусируемся на том, как
эти две категории конструируют личности Джокера и Бэтмена
соответственно. Пока большинство людей считают, что Джокер
невменяем, а Бэтмен вменяем — мы сказали большинство людей –
«Лечебница Аркхэм» подвергает это сомнению, выделяя глубокие
темы того, что обе личности и реальность сконструированы.
В «Лечебнице Аркхэм», заключенные захватили психиатри
ческую больницу. Согласно договору об освобождении заложни
ков, Бэтмен заходит внутрь, чтобы встретиться с преступниками,
самых знаменитых из которых он когда-то победил. Некоторые из
персонала лечебницы остались добровольно, и психотерапевт Рут
Адамс объясняет Бэтмену методы лечения, применявшихся к таким
злодеям, как Двуликий. Когда Темный Рыцарь замечает, неэффек
тивность терапии для Джокера, доктор отвечает что нет возможно
сти описать Джокера как невменяемого. Она говорит:
Весьма возможно, что здесь мы сможем увидеть хоть
каплю здравомыслия. Блестящая, новая модификация
человеческого восприятия, более подходящая для го
родской жизни конца двадцатого века. В отличии от
нас с вами, Джокер, похоже, не контролирует сенсор
САРА
К. ДОНОВАН И НИКОЛАС П. РИЧАРДСОН
Твоя очередь, Бэтмен!
ную информацию, получаемую из внешнего мира. Он
может справляться только с хаотичным шквалом по
тока информации... У него нет настоящей личности.
Он придумывает себя заново каждый день. Он мнит
себя господином хаоса, а мир театром абсурда.
Джокер самый нежелательный и радикальный пример для
ранее обсуждаемой теории индивидуальности. Однако, анализ
Клоуна, проведенный доктором Адамс, показывает, что ярлык
«невменяемый» сконструирован общественным мнением понятия
невменяемости, Джокер безумен только потому, что правила Готэ
ма (конструирующие истину) заклеймили его таковым. Как наме
кает Адамс, в обществе со значительно отличающимися от наших
правил, он может считаться вменяемым.
Тем же образом, что невменяемость Джокера, так и вме
няемость Бэтмена подвергается сомнению. (Только представьте!)
«Лечебница Аркхэм» начинается с эпиграфа из «Алисы в Стране
Чудес» Льюиса Кэррола: «– Но я не хочу находиться среди безум
цев, – сказала Алиса. – О, с этим ничего не поделаешь, – ответил
Кот. – Мы все здесь безумны. Я безумен, ты безумна. – Откуда
ты знаешь, что я безумна? – спросила Алиса. – Ты должна быть
безумна, – сказал Кот. – Иначе бы тебя здесь не было». Заметьте,
это совсем другой пример конструирования правил, где безумие
описывается местонахождением. Мы находим в «Лечебнице Арк
хэм», то что Бэтмен, как Алиса в Стране Чудес, попадает в боль
ницу только потому, что, в конце концов, он очень похож на своих
врагов. Согласно теории Ницше и Фуко, не важно, признаем это
или нет, мы все потенциально можем быть классифицированы как
«невменяемые».
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
Можно продемонстрировать, как вменяемость Бэтмена под
вергается сомнению, если изменить правила. Во-первых, Бэтмен
в конечном счете знает, что он разделяет черты Алисы, отметив до
входа в лечебницу: «Я боюсь, Джокер может быть прав на мой счет.
Иногда я сомневаюсь в рациональности моих поступков. И, боюсь
что, когда я пройду сквозь ворота этой лечебницы, это будет так,
словно я возвращаюсь домой». Это не первая аллюзия на «Алису
в Стране Чудес» в этих трех графических романах — в «Возвра
щении Темного Рыцаря», Уэйн падает в пещеру, преследуя белого
кролика!
Во-вторых, «Лечебница Аркхэм» не просто история борьбы
Бэтмена и его врагов. Она также является хроникой жизни Ама
деуса Аркхэма, устрашающе схожей с жизнью Брюса Уэйна. Оба
покинули Готэм и свои семейные поместья, вернувшись спустя
двенадцать лет. Оба вернулись, дабы принести порядок Готэму
(Аркхэм, создав лечебницу для психически больных, Уэйн, борясь
с преступностью). Оба чувствуют вину из-за смерти своих матерей
(Аркхэм, потому что убил ее, и Уэйн, потому что он был причиной,
что его родители покинули кинотеатр в ту злосчастную ночь). Оба
из них испытали шок из-за смерти родителей. И оба наблюдали
образ летучей мыши. Однако, Аркхэм был классифицирован, как
невменяемый, и Уэйн создал Бэтмена чтобы побеждать невменяе
мых преступников. В контексте «Лечебницы Аркхэм», эти парал
лели побуждают нас решить, кто должен быть классифицирован
как вменяемый или невменяемый. А также заставляют усомниться
в конструировании Аркхэмом самого себя в противовес самостоя
тельному конструированию Уэйна.
Последнее, в конце графического романа, мы читаем замет
ки, написанные всеми персонажами, включая Бэтмена. Представ
ляют интерес следующие строки: «Мама мертва. Папа мертв. Брюс
мертв. Я должен стать летучей мышью». Бэтмен сконструировал
свою собственную личность и считает себя отличным от Брюса
Уэйна, или по крайней мере от того Брюса Уэйна, о котором он
говорит, как о мертвом.
САРА
К. ДОНОВАН И НИКОЛАС П. РИЧАРДСОН
Как Бэтмен смотрит сквозь ложь
на личность и реальность
Так если вы решите стать Бэтменом, пожалуйста, будьте го
товы, что можете с легкостью быть заклеймены, как невменяемый,
бегая вокруг ночи напролет в костюме, но, однажды, как только
у вас появятся свои враги, определение общества о вменяемости
будет расширено и включит в себя вас, в то же время, исключив
ваших врагов.
Вы продвинулись так далеко — поздравляем! Вы приняли,
что личности сконструированы, и даже истина сконструирована.
Так какой же следующий кусочек паззла, позволяющий закончить
нашу трансформацию? Ключ для раскрытия этой части головолом
ки зависит от Ницше. Мы читали «Бэтмен: Год первый», «Лечебни
ца Аркхэма», «Возвращение Темного Рыцаря» как хронику жизни
Бэтмена, и если вы сами хотите стать Бэтменом, вы должны при
нять философию Ницше, как это сделал Бэтмен.
Ницше считает, что мы инстинктивные существа и наша
личность сконструирована желаниями выживания и власти. Он
использует фразу воля к власти, описывая эти желания. Сопутству
ющее этому понятию — вечное повторение (также известное, как
вечное повторение того же самого). То есть способность принять и
самые высокие пики и самые глубинные, темные закоулки наших
личных жизней. Ницше восхваляет людей, полностью принявших
эти концепции.
В «Так говорил Заратустра», Ницше поэтически отражает
суть и трудности вечного возвращения в «О видении и загадке»,
когда описывает следующую сцену, расшифровывая видение и
загадку:
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
Я очутился вдруг один, среди мрачных утесов, в без
граничной пустыне лунного света. Но там лежал че
ловек! … Я увидел молодого пастуха, извивавшегося
в судорогах, задыхавшегося, с перекошенным лицом:
изо рта его свисала тяжелая черная змея. Невозможно
представить себе столько отвращения и смертельного
ужаса на человеческом лице! Должно быть, он спал, а
змея заползла ему в горло и впилась в него... Моя рука
рванула змею, еще и еще: тщетно! Тогда из уст моих
вырвался крик: «Кусай! Кусай! Откуси ей голову! Ку
сай!» – так кричал из меня мой ужас, мое отвращение,
моя ненависть и жалость моя – все дурное мое и все
хорошее слились в крике этом. И пастух внял моему
крику и впился в змею зубами. Прочь, подальше от
себя выплюнул он голову змеи – и вскочил... И вот –
ни пастуха, ни человека: некто преображенный, оси
янный светом стоял передо мной и смеялся! Никогда
и никто еще на земле не смеялся так, как смеялся он!
Ницше верит – жизнь полна страданий (что представлены в
виде змеи в загадке) и наслаждений (изображенных триумфальным
укусом пастуха и его победным смехом). Многие люди «спят» всю
свою жизнь (как это делал пастух, когда змея укусила его), но лич
ность, живущая согласно философии Ницше о вечном повторении,
может принять и страдание и наслаждение. Эта личность любит
жизнь так сильно что он или она не жалеют или желают все испра
вить даже в самые болезненные моменты. Таким образом, никто не
может спасти пастуха, кроме него самого, мы все капитаны своих
собственных кораблей по имени жизнь.
Как змея в видении, в мире Бэтмена летучая мышь есть
символ всего трагичного, мрачного, ужасного в жизни. Только
Темный Рыцарь способен противостоять летучей мыши, признать
ее и превзойти отчаяние, символизируемое ею. Другие также были
свидетелями летучей мыши; когда они проиграли в попытке при
САРА
К. ДОНОВАН И НИКОЛАС П. РИЧАРДСОН
знать мышь, у них было два выхода: первый, они могли посвятить
жизнь криминалу и злу (что включает невменяемых преступников),
или второй, они могли подвергнуться террору и насилию и стать
жертвами, замкнуться и уйти в себя.
Наблюдая неудачное столкновение с летучей мышью, рас
смотрим как в «Лечебнице Аркхэм» Амадеус Аркхэм ведет хро
нику начала своего безумия, и сумасшествия его матери. После
жестокого убийства семьи, он открывает подавленные воспомина
ния, в которых еще раз наблюдает видение летучей мыши. Аркхэм
вспоминает, что он навестил мать перед ее смертью. Она была
испугана и сказала ему, что здесь находится что-то, чтобы забрать
ее. Сначала Аркхэм считал это бредом, но затем произнес: «Но Бог
помог мне, я вижу это. Я вижу, что преследует и мучает мою бед
ную маму долгие годы. Я вижу это. И это летучая мышь. Летучая
мышь!». Аркхэм убивает свою мать, спасая ее от летучей мыши.
Вспоминая это, он говорит: «теперь я понимаю, что моя память
хотела спрятать от меня. Безумие зарождается в крови. Это ночь
когда я родился. Мое наследие. Моя судьба». Здесь видение лету
чей мыши терроризирует обоих, Аркхэма и его мать.
Доктор Кавендиш также впадает в безумие, читая заметки
Амадеуса. Он освобождает заключенных лечебницы и заставляет
Бэтмена прочесть отрывок из дневника Аркхэма где тот говорит
о летучей мыши. Он обвиняет Темного Рыцаря в сотрудничестве
с «голодным домом», которому он поставляет «безумные души».
Кавендиш говорит: «Меня не обманешь дешевой маскировкой. Я
знаю, что ты такое». Он предполагает – Бэтмен мистическая сила,
когда говорит об Аркхэме, потому что он «учился практике шаман
ства, и он знал что только ритуал, только магия, могут сдерживать
летучую мышь. И, знаешь что он сделал? Он выцарапал заклина
ние на полу своей камеры». Аркхэм умер, закончив заклинание.
Тогда как Каведиш не видел буквально летучую мышь, видение за
хватило его через дневник Амадеуса, толкнув в пропасть безумия.
Бэтмен и — ну, вы уже поняли — летучие мыши
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
Видение летучей мыши подействовало на Брюса Уэйна по-
другому, в отличии от остальных кто ее видел. Пока вменяемость
Бэтмена подвергается сомнению в «Лечебнице Аркхэм», ни одна
другая графическая новелла не заставляет нас серьезно сомне
ваться, что есть моральное различие между действиями Бэтмена и
такими злодеями, как Джокер. Мы читаем о попытках Брюса Уэйна
изо всех сил бороться с видением летучей мыши и его личностью
Бэтмена. Это Ницшеанские потуги встретить безумие и страдание,
являющихся частью нашей жизни. В конце «Возвращения Темного
Рыцаря», мы наблюдаем, что Брюс Уэйн наконец-то пришел к взаи
мопониманию с летучей мышью.
Брюс Уэйн и Бэтмен имеют четыре значительные встречи с
летучей мышью в графических новеллах. Первая, в «Возвращении
Темного Рыцаря», Уэйн вспоминает, когда он, будучи ребенком,
увидел летучую мышь. Гонясь за кроликом, он упал в кроличью
нору, которая позже стала бэт-пещерой. Здесь он встречается с тем,
что называет древнейшей мышью. Он говорит: «Что-то перемеща
ется вне поля зрения... что-то всасывает застоявшийся воздух... и
шипит... скользит с грацией древности. Не желает отступать, как
и его братья, сверкающие глазами во тьме, нетронутые любовью
или радостью или печалью... горячее дыхание со вкусом павших
врагов... запах мертвых вещей, проклятых вещей... конечно, самый
жестокий из выживших — истинный воин, блестящий, ненавидя
щий... заявляет, что я его собственность.» Когда взрослый Уэйн
очнулся, он обнаруживает что гулял во сне и оказался в Бэт-пеще
ре. В этой графической новелле, он думает о сне, как если бы пере
житый в детстве случай определил направление его жизни — даже
если он не понимает значение видения летучей мыши на протяже
нии долгих лет.
САРА
К. ДОНОВАН И НИКОЛАС П. РИЧАРДСОН
Вторая, Уэйн видит, как летучая мышь влетает в поместье,
разбив окно в двух случаях, что ознаменовывает рождение и пере
рождение Бэтмена. В «Бэтмен: Год первый», видение подсказывает
ему создать личность Бэтмена. В «Возвращении Темного Рыцаря»,
оно диктует ему вернуться и снова надеть маску и стать Темным
Рыцарем. Как он после этого говорит, облачаясь в костюм Бэтмена:
«Я родился заново».
Третья, в «Лечебнице Аркхэм», если мы последуем за
подсказками автора, то поймем что Бэтмен и есть видение летучей
мыши, что увидели Амадей Аркхэм и его мать. Бэтмен нарисован,
как тень, почти всегда без изображения лица. Здесь, Темный Ры
царь – ходящее видение летучей мыши.
Наконец, в «Возвращении Темного Рыцаря», Бэтмен видит
летучую мышь, изображенную точно в такой же манере, как в его
детских воспоминаниях, когда он смотрит на Двуликого (страницы
19 и 55 в графической новелле). Это подтверждает нашу раннюю
идею, согласно которой воздействие летучих мышей может обе
рнуться становлением Героя, если принять мышь, или злодеем,
если ее отвергнуть. Как пастух у Ницше принял и превзошел змею,
так Бэтмен принял и превзошел летучую мышь.
А вы готовы принять летучую мышь?
Итак, поняв, что ваша личность сконструирована: истина, и
реальность тоже сконструированы, и зайдя так далеко, как полно
стью принять эти концепции, вы нашли философские основы само
стоятельно стать Бэтменом. Но если вы пойдете не по тому пути,
что мы наметили, вместо Темного Рыцаря, вы станете Джокером
или Двуликим, за что мы, тем не менее, не несем ответственности.
Это тот риск, на который необходимо пойти, чтобы стать Бэтме
ном.
ПОД МАСКОЙ: КАК СТАТЬ БЭТМЕНОМ
1. Как сказал Продавец Комиксов в
«Симпсоны»
«- Как бы поступил Бэтмен?»
(Мэтт Гроенинг,
«Футболка из шкафа»
«Книга Продавца Комиксов о Поп-культуре»
[Нью-Йорк: Издательство
«Ничейная Земля»
, Том 5 (2001).
«Рыцари Готэма №27»
«Детективные комиксы №663»
(Июль 1993).
«Тень Летучей Мыши №92»
(Декабрь 1999).
6. Смотри Джон М. Коллер и Патриция Джойс Коллер,
«Азиатские философы»
, 3 издание (Нью-
Джерси: Прентис Холл, 1998), 136 - 137. Схожие заявления были сделаны Гананат Обейесекере.
Смотри
«The Buddhist Meditative Askesis; Excerpts From The William James Lecture for
, http://www.hds.harvard.edulnewslbulletinlartidesljames_ 04.html.
7. Смотри Кристофер Хитченс,
«Позиция миссионера: Мать Тереза в теории и практике»
(Лондон
и Нью-Йорк: Версо, 1995); Ароуп Чатерджи,
«Мать Тереза: Последний пердикт»
(Индия, Колькута:
Метеор Букс, 2002); и Г.Б. Смит,
«Ганди: За маской божественности»
(Нью-Йорк: Прометей Букс,
8. Для более подробного изучения «различных» версий Бэтмена спустя годы и сквозь различные
формы СМИ, смотрите эссе Джейсона Саутворта в 12 главе этой книги.
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН
БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
Модальный вопрос
Предположим, вы и я жители Готэма, читающие про Бэ
тмена и другие события в местной газете, и имеющие собствен
ные догадки о личности Темного Рыцаря. Мы убеждены что он
либо миллиардер Брюс Уэйн, либо — следуя величайшей теории
заговора — преступный гений, известный как Джокер. В один
день, газета публикует: «Личность Бэтмена раскрыта: Миллиар
дер Уэйн — Темный Рыцарь!» Наши подозрения подтверждены!
Теперь мы знаем: Брюс Уэйн и есть Бэтмен. Но, не смотря на это,
есть ли вероятность, что Джокер мог являться Бэтменом? Так ли
это на самом деле?

Сэм Коулинг и Крис Рагг
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
Есть несколько способов заявить «Бэтмен мог быть Джоке
ром». Таким образом, суть нашей дискуссии заключается в «Воз
можно, Джокер идентичен Бэтмену». Предположения подобного
рода — о возможности и невозможности — модальные утвержде
ния. Обычно, они заявляют, что вселенная может повернуться тем
или иным образом. Например, «Бэтмен может иметь двух помощ
ников» и «Женщина-кошка не может бороться с преступностью,
если ее костюм будет хоть еще чуть-чуть более обтягивающим»
это модальные заявления о том, какие вещи возможны для Бэт
мена и Женщины-кошки. Говоря простым языком, факты такого
рода обычно включают термин «может быть». Правдивость или
ложность модальных утверждений зависит от того какого рода
вещи возможны, и, конкретно в нашем случае, может ли Бэтмен
иметь отношение — отношения личности — к Джокеру.
В этой главе мы разрешим простой модальный вопрос:
Может ли Бэтмен быть Джокером? Ответ подразумевает неболь
шое модальное расследование и немного серьезной метафизики.
К счастью, метафизика – учение о том, что существует и как
оно существует – реалия философии наиболее тесно связанная
с комиксами. Перед решением может ли Клоун быть идентифи
цирован с Темным Рыцарем, мы попытаемся сложить вместе
несколько частей модально-метафизической головоломки. И
после представления ряда правдоподобных (как мы надеемся)
метафизических предположений, мы будем изучать аргументы с
целью продемонстрировать, возможно, неожиданно (и возможно
нет), как Бэтмен может быть Джокером. Наконец, мы поднимем
некоторые проблемы с теми, кто согласен с нашими аргумента
ми и предполагает что ответ на модальный вопрос, включающий
вымышленных персонажей Бэтмена и Джокера, гораздо сложнее,
чем кто-либо мог предположить.
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
Несколько не слишком секретных вещей
Давайте начнем со знакомства с первым и наиболее важ
ным кусочком метафизической головоломки – идентичностью. Мы
часто говорим: «У них похожие прически» или «Их наряды были
одинаковыми». Эти предложения включают в себя понятие то
ждественности между двумя разными, но чрезвычайно похожими
вещами. Важно отметить, что понятие идентичности, обсуждаемое
нами, отличается в некоторых аспектах – фактически, это отноше
ние, которое вещи содержат сами в себе. Понятие тождества, инте
ресное нам, выражается, когда мы говорим нечто вроде: «Доктор
Джекилл идентичен Мистеру Хайду» или «Чикаго и город Ветров
одно и то же». Итак, в то время как картина и ее подделка могут
быть идентичны, то есть, похожи внешне, это не значит, что они
схожи в том плане, в котором мы хотим их рассмотреть. В конце
концов, вы способны владеть только одной, но не другой.
Таким образом, когда мы анализируем, может ли Бэтмен
быть идентичен Джокеру, наш интерес заключается в их возможно
сти быть одним и тем же лицом в той мере в коей вы тождественны
самим себе и отличаетесь от своего двойника, если он у вас конеч
но есть. Нас не заботит сумеет ли Джокер изменить свое лицо при
помощи пластической операции, создать новый костюм, и почти
идеально походить на Бэтмена. Нет, мы хотим знать: способны ли
Бэтмен и Джокер быть одним и тем же – идентичной личностью.
Единственное, что мы точно знаем об идентичности: все тождест
венно самому себе (или само идентично) и не похоже на что-либо
еще. Учитывая, что каждый объект подобен самому себе, множест
во философов выявили принцип Неразличимой Идентичности (для
краткости станем называть его «НИ»). Согласно ему, одинаковые
вещи подчиняются правилу обладать одними и теми же свойст
вами. Например, сами с собой вы имеете общие качества: вы оба
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
Пробираясь через возможные миры
люди, вы образованы, и знаете кто такой Бэтмен. Деля с собой
данные свойства, мы можем заключить, что вы идентичны самому
себе. Теперь предположим: у вас есть близнец, рожденный мину
той позже. Вы с ним не одинаковы, поскольку не обладаете качест
вом быть рожденными в одно и то же время.
Тем же образом, до тех пор пока Брюс Уэйн и Бэтмен то
ждественны, можно сказать, если Брюс Уэйн миллиардер, «НИ»
подразумевает, что и Бэтмен тоже миллиардер. Хотя факт того, что
Бэтмен тайная личность Брюса Уэйна делает это заявление не
сколько парадоксальным. Важно осознавать что смысл, в котором
кто-то может подумать, что Бэтмен не миллиардер, куда слабее,
чем метафорический смысл, интересующий нас. Из-за утвержде
ния «НИ» о неразличимости имеющихся свойств идентичных
вещей, полезно сохранить правило «НИ» в голове, особенно когда
мы приступим к разбору того каким образом Бэтмен может быть
идентичен Джокеру.
Модальные вопросы заключены в терминологию «возмож
ных миров». Несмотря на название, возможные миры – другие
пути того, как могли развиваться события – больше схожи с альтер
нативными вселенными, чем с другими планетами.
Используя воз
можные миры в качестве инструмента, мы сумеем отсортировать
различные предложения, выделив из них самые правдоподобные.
Например, правдоподобно, что в одном из возможных миров, дино
завры могли не вымереть, а жить с нами бок о бок. Тем же образом,
допустимо, наличие тех миров, где не существуют машины, по
скольку автомобили там могли быть никогда не изобретены. Наш
мир, настоящий мир, лишь один из множества вариантов развития
гипотетических возможностей.
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
Мы можем использовать возможные миры, дабы объяснить
важную концепцию, такую как необходимость. Если предложение
обязательно или необходимо верно, тогда оно верно во всех воз
можных мирах. «2 + 2 4» и «У треугольников три стороны» оба
обязательно правдивы; таким образом, в каждом возможном мире,
2 + 2 4 и у треугольников по три стороны. Если утверждение вер
но лишь условно, тогда оно правдиво только в нескольких, но не во
всех возможных мирах. «Дворецкие существуют» и «Супергерои
существуют» оба условно правдивые высказывания, до тех пор,
пока существует несколько миров, где есть дворецкие и суперге
рои и несколько миров, где их нет. Другая категория утверждений,
включающая «2 + 2 3» и «У треугольников одна сторона», обяза
тельно или необходимо ложные; поскольку для подобной катего
рии утверждений невозможно значить то, что они значат буквально
и оставаться правдивыми.
Возможные миры представляют то, что мы можем или не
можем иметь, делать. Таким образом, изучая модальные вопросы,
мы должны обращаться к возможным мирам в поисках ответов.
Любопытно может ли существовать невидимый пингвин размером
с планету? Чтож, если есть гипотетический мир, где живут такие
пингвины, тогда правдиво, что могут иметь место невидимые
пингвины размером с планету. Вдобавок, когда кто-то спрашивает,
возможно ли что вы опоздаете на встречу, мы можем использовать
возможные миры, чтобы дать ответ. Очень приближенно: если есть
возможный мир (очень похожий на наш) где вы опоздали на встре
чу, тогда верно, что вы можете опоздать.
Вы можете удивиться как этот человек, опоздавший на встре
чу, идентифицируется с вами. Ведь, в конце концов, у вас различные
свойства: один из вас опоздал, другой нет. Это сложный вопрос, но
один способ понять это, подумать о себе в другом возможном мире
тем же способом как вы думаете о себе все время. Пять минут назад,
вы стояли, а теперь сидите.
Однако, несмотря на это различие, вы
теперешний все еще идентичны себе пять минут назад.
В дальней
шем, мы не будем зацикливаться на метафизиче
ских деталях того
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
как вещи могут быть тождественны себе сквозь время без наруше
ния Неразличимой Идентичности. Вместо этого, мы просто при
мем за аксиому, что личность может быть идентична себе в разных
мирах так же, как и в различных временных отрезках.
Еще одна вещь, требующая уточнения до того как мы
продолжим, это принятие того, что Бэтмен, Джокер, и остальная
вселенная DC являются лишь возможными личностями. Возмож
ные личности наличествуют исключительно в возможных мирах, а
не в настоящем, нашем мире. Исходя из этого предположения, мир
мог бы существовать таким образом, что Бэтмен, Готэм, и Двули
кий могли быть на самом деле. Также мы в частности заинтере
сованы возможным миром, где все истины о Бэтмене и остальной
вселенной DC правдоподобны. Для краткости, мы назовем его
Новая Земля, являющаяся основной вселенной DC. После того как
мы разобрали понятия необходимости, возможности и возможных
миров, мы можем использовать их в попытке ответить на долго
жданный вопрос: может ли Бэтмен быть Джокером?
Если правильный ответ на этот вопрос положительный,
тогда это возможный мир, где Бэтмен и Джокер численно тождест
венны. То есть они существуют в качестве одного и того же объекта.
Другими словами, в некотором возможном мире, объект обозна
ченный термином «Бэтмен» идентичен объекту обозначенному
термином «Джокер». Этот разговор об «обозначенных» термином
объектах на самом деле сокращение для некоторых философских
дискуссий, и пока философские дискуссии для нас все еще сложны,
важно добраться до нижнего слоя природы модальных вопросов.
Во-первых, такие термины как «Джокер» и «Бэтмен» – име
на, а имена имеют уникальные особенности: когда ими «обознача
ют» или обращаются к определенному объекту, они ссылаются на
один и тот же объект в каждом возможном мире. Эти уникальные
особенности не различаются описанием. Чтобы узнать почему,
рассмотрим такое описание как «комиссар полиции Готэма». В
Новой Земле, объект, к которому ссылается данное описание это
Джим Гордон. В других возможных мирах, где вещи развиваются
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
Необходимое тайное тождество
иным образом, комиссар полиции Готэма Альфред Пенниворт, та
ким образом, в этих мирах, описание «комиссар полиции Готэма»
ссылается на Альфреда. По этой причине, описания отличаются
от названий, имен тем путем которым они ссылаются на объекты.
Итак, если «Харви Дент» ссылается на Харви Дента во всех воз
можных мирах, то «бывший окружной прокурор Готэма» нет.
Во-вторых, рассматриваемый нами вопрос состоит не толь
ко в том, может ли Бэтмен называться «Джокером», а Джокер «Бэ
тменом». Нас интересуют модальные свойства объектов в вопросе
Бэтмена и Джокера. Как вы и я, оба эти объекта одновременно
обладают и лишены определенных модальных качеств. Например,
многие философы верят, что вы и я не имеем модальных качеств
гипотетически являться яйцами-пашот, но имеем возможность об
ладать модальными качествами вырасти на несколько сантиметров
выше, чем мы есть на самом деле. Факт того что термины «Бэтмен»
и «Джокер» являются именами, названиями не меняет модальных
качеств этих объектов. Более того, эти термины и обозначения
помогают нам лучше понять какой должна быть реальность, дабы
такое предложение как «возможно Бэтмен идентичен Джокеру»
было правдивым.
Модальная логика это официальный язык – больше походя
щий на математический – используемый для упрощения рассужде
ний о возможности и необходимости. В модальной логике, опре
деленные логические правила (аксиомы) являются практически
общепринятыми. Вот несколько примеров: Если что-то обязатель
но правдиво, значит это возможно правдиво. Если что-то правда,
значит это возможная правда. Более законченный пример: если
что-то возможно правда, тогда это обязательно возможная правда.
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
В абсурдно запутанном ключе: если что-то необходимо возможная
обязательно возможная необходимая правда, тогда это обязательная
правда!
Входы и выходы модальной логики не являются здесь
критически значимыми, но очень важен один тезис: Обязательная
идентичность (далее «ОИ»). Если ОИ верна, то тождество – символ
тождественности « » – обязательно верно, если они оба абсо
лютно верны. На самом деле, ОИ более специфична. Она касается
только определенных тождественных утверждений. А именно, ОИ
заявляет, что идентичные высказывания, имеющие значения по
каждую сторону от знака тождества « » обязательно правдивы
если они правдивы и обязательно ложны если они ложны. По этой
причине, ОИ гарантирует что «Харви Дент Двуликому» и эквива
лентное предложение «Харви Дент идентичен Двуликому» обяза
тельно верные. Однако, ОИ не гарантирует что «Харви Дент быв
ший окружной прокурор Готэма» обязательно верное утверждение.
ОИ не относится к этому предложению, пока «бывший окружной
прокурор Готэма» является описанием, а не обозначением.
Почему мы должны доверять ОИ? Потому что НИ и оче
видность заявляют что, все обязательно идентично самому себе.
Представьте что
алгебраические переменные, обозначающие
объекты. Теперь, если все обязательно тождественно самому себе,
тогда, в каждом возможном мире,
. И если
в некоторых
возможных мирах, тогда согласно НИ
должны обладать од
ними и теми же свойствами. Это значит что если
, то НИ гарантирует что Бэтмен и Брюс Уэйн
обладают одними и теми же качествами и свойствами. Чтож, одно
свойство
заключается в том чтобы быть обязательно идентично
самому себе; более того следуя НИ
также должен иметь свойст
ва быть идентичным
. В Бэт-терминологии, если Бэтмен и Брюс
Уэйн идентичны в одном из возможных миров, тогда, пока Бэтмен
имеет свойства обязательно быть тождественным Бэтмену, Брюс
Уэйн также обязан иметь свойства быть идентичным Бэтмену. Вы
вод из этого компактного, но запутанного аргумента заключается в
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
«Бэтмен» и «Робин»
Хорошо, признаем это – мы предложили очень запутанный
аргумент, почему Бэтмен не может быть Джокером. Он опирается
на возможно незнакомые, хотя и правдоподобные, предположения
об идентичности и необходимости. Теперь, в противовес сформи
рованному ранее, познакомимся с другим, опирающимся на более
простые выводы, фактом. Давайте назовем его Аргумент Робина.
Мы доказали что «Бэтмен» это обозначение, имя, и заключили что
«Бэтмен» не может быть ни кем иным кроме Брюса Уэйна, осо
бенно Джокером. Однако, похоже, что «Бэтмен» и «Робин» один
и тот же тип терминов. Если один из них является обозначением,
тогда они оба обозначения. Если один описание, тогда они оба
описания. Опираясь на супергеройские факты, мы знаем: сущест
вовал не один Робин, а несколько. Дик Грейсон, Джейсон Тодд, и
Тим Дрейк (среди прочих) в тот или иной момент были Робинами.
Следовательно, не обязательно, правда, что Робин тождественен
Тиму Дрейку или Джейсону Тодду или Дику Грейсону. И если
том, что когда объекты, такие как Брюс Уэйн и Бэтмен идентичны,
они обязательно тождественны.
Если ОИ правда и «Бэтмен» это обозначение, мы можем
сделать вывод, демонстрирующий, что Бэтмен не может быть
Джокером: Бэтмен и Джокер не тождественны на Новой Земле.
Пока Бэтмен и Джокер не идентичны на Новой Земле, «Бэтмен
Джокер» не является обязательной правдой. Но, согласно НИ, если
заявление тождества верное, оно должно быть обязательно верным.
Поскольку «Бэтмен Джокер» не обязательная правда, мы можем
заключить что «Бэтмен Джокер» возможно, не является правдой.
И, пока «Бэтмен Джокер» не может быть возможной правдой,
Бэтмен не может быть Джокером! (Разве это не просто?)
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
заявления идентичности включающие «Робина» не обязатель
но правдивы или ложны, тогда «Робин» не может быть именем,
данным согласно тому, что мы знаем об именах. Таким образом
«Бэтмен» тоже не может быть обозначением. И если «Бэтмен» не
обозначение, тогда аргумент выше не верен: ОИ просто не отно
сится к предложению включающему «Робина» или «Бэтмена», до
тех пор, пока они больше описания, нежели обозначения.
В этом умозаключении есть некая привлекательность. По
хоже, несколько разных личностей могут иметь разные секретные
личности, и один из способов пояснить как это возможно, опи
сать «Бэтмена» и другие «тайные личности». Например, «Робин»
может быть сокращением для «парня – или девушки, как в случае
Стефани Браун – надевающих костюм Робина». В самом деле,
можно заключить, что это довольно очевидно. Во-первых, Брюс
Уэйн часто называется «Бэтменом» и кто-то может подумать что
«Бэтмен» просто сокращение конкретного описания. Во-вторых,
другие (такие как Жан-Поль Велли и Дик Грейсон) надевали плащ
и маску и «были Бэтменом» вместо Уэйна. В-третьих, факт что
«Робин» и другие термины схожи в употреблении с «Бэтменом», и
что «Робин» и другие термины могут не быть именами, приводит
к выводу что «Бэтмен» аналогично не является именем.
Но также есть хорошие причины думать что «Бэтмен», по
сути, не описание и, не имя. Во-первых, большинство описаний
проходят определенные лингвистические тесты. Как и со многими
лингвистическими тестами, есть исключения, но этот тест, тем не
менее, в целом очень хорош. Если некоторые термины находятся в
описании, то некоторые выводы из описания, как правило, верны.
Рассмотрим описание «Самый уродливый преступник Готэма».
Если это описание выделяет отдельные лица, мы резонно мо
жем вывести заключение о личностях, находящееся в вопросе. В
частности, мы можем понять, что эти лица очень уродливы, они
преступники, и находятся где-то в Готэме. «Бэтмен», кажется, про
валит этот тест – мы не можем сделать вывод из факта, что пер
сона, на которую ссылается «Бэтмен» является летучей мышью.
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
Хотя это соображение не окончательное, оно, по крайней мере,
дает нам хороший повод подозревать что «Бэтмен» не «замаски
рованное, скрытое описание». Согласно некоторым философам,
скрытое описание есть обобщение. Например, если «Брюс Уэйн»
является скрытым описанием, «Брюс Уэйн» будет просто обобще
нием фразы «сын Марты Уэйн и Доктора Томаса Уэйна».
Во-вторых, и что более важно, описания ссылаются на
объекты в силу указанных свойств. «Самый уродливый преступ
ник Готэма» указывает на Убийцу Крока потому что Убийца
Крок уродлив, преступник, и находится где-то в Готэме. Но, если
кто-то захочет, стать уродливее, чем Крок, быть преступником, и
жителем Готэма, тогда выполнив это странное желание, вышеу
казанное описание станет более применимо к нему. Отметим что
«Бэтмен» немного отличается: не важно насколько хорошо вы
воссоздадите его костюм, или какая пещера будет построена под
вашим домом, «Бэтмен» будет больше ссылаться на вымышленно
го персонажа Бэтмена чем на кого-либо другого. По этой причине,
«Бэтмен» похоже, не является описанием.
Похоже, тогда, что Аргумент Робина дает нам некоторые
причины поверить что «Бэтмен» не имя, а значит, Аргумент содер
жит ошибку ОИ. Но, как показали два только что рассмотренных
умозаключения, есть хорошая причина полагать что «Бэтмен» и
не описание. Таким образом, кажется что «Бэтмен» чем бы оно ни
было, очень странный термин сам по себе.
Есть несколько способов решить эти вопросы и выявить
«Бэтмен» это название или описание. Одни могут утверждать, что
согласно проваленному тесту, «Бэтмен» является описанием и,
пока оно описание, оно может относиться к Джокеру в некоторых
других мирах, отличных от Новой Земли. Другие же имеют право
аргументировать в пользу того, что хотя, похоже, есть несколько
персон, на которые ссылается «Робин», там действительно могут
быть несколько персонажей с разными именами, всегда «сокра
щенными» неким замаскированным путем. Если Бэтмен и Джо
кер просто возможные личности, тогда мы должны решить этот
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
вопрос, чтобы выяснить может ли Бэтмен быть Джокером. Тем не
менее, сначала мы перейдем к обсуждению иного вопроса, более
близкого нам, нежели споры об именах и описаниях: какого типа
лица Бэтмен и Джокер? В конечном счете, мы полагаем что опре
деленные метафизические соображения предполагают что Бэтмен
на самом деле может быть Джокером.
Вымысел и возможные миры
До этого момента, мы полагали что хотя Новая Земля и
ее жители не настоящие, они, тем не менее, могут существовать.
Согласно этому предположению, «Бэтмен» и «Джокер» являются
возможными лицами как ваш возможный брат близнец или как
гипотетический кусочек французского тоста размером с галакти
ку. Если эти личности существуют, они будут больше похожи на
физические объекты, из которых состоит наша вселенная. Они
будут конкретными объектами как вы или я или эта книга или
Статуя Свободы. Большинство объектов, с которыми мы знакомы
конкретные; они субъекты законов физики, расположенные где-то
во времени и пространстве.
Но вымышленные персонажи, как Бэтмен и Робин, не
конкретные. Они больше похожи на цифры и истории; просто не
имеет смысла сказать, что у вас есть цифра пять в вашем кармане
или что Гамлет находится на Манхэттене. По этой причине, вы
мышленные персонажи являются абстрактными объектами, как
цифры, больше чем конкретными объектами, такими как книги.
Хорошая причина думать, что конкретные личности сильно отли
чаются от абстрактных личностей, но вымышленные абстрактные
объекты, такие как Бэтмен и Джокер (но не цифра два), похоже
совсем не имеют ничего общего с конкретными объектами. Один
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
способ, согласно которому вымышленные абстрактные объекты
могут быть особенно уникальными это обладание ими модальны
ми свойствами.
Модальные свойства повседневных, конкретных объектов,
таких как столы, обувь, и книги определяются объективными фак
тами независимости от того что кто-либо о них думает. В нашем
вопросе, мы рассматривали Бэтмена и Джокера как конкретные
объекты, но как мы только что выяснили, они нечто другое; они
абстрактны вымышленные личности. Тем не менее, если персо
нажи как Бэтмен не конкретные жители возможных миров, то не
ясно как мы можем рассматривать модальные вопросы касательно
их. Несмотря на это, мы можем сказать, что модальные заявления
о вымышленных личностях, могут быть правдивыми и могут быть
ложными. Бэтмен может убить Джокера. Мистер Фриз не может
выжить, ходя по солнцу (или даже по Майами). Итак, как понять
смысл модальных свойств абстрактных вымышленных персона
жей? Возможно вымышленные персонажи как Бэтмен имеют свои
особые модальные свойства: они имеют эти свойства поскольку
они созданы писателями и художниками такими как Боб Кейн,
Грант Моррисон, Джим Апаро и Джим Ли.
Более точно, поскольку абстрактные вымышленные персо
нажи не возможные личности, мы не можем применить возмож
ные миры, дабы понять модальные свойства. Это значит что аль
тернативное описание того как вымышленные персонажи имеют
модальные свойства не требуется. Модальные свойства – услов
ные свойства или не обязательно должные иметь место качества –
вымышленных персонажей обусловлены авторитарностью созда
телей персонажей. Модальные свойства Бэтмена не похожи на
модальные свойства жирафа или панды: их прошлое обусловлено
такими авторами как Боб Кейн, в то время как дальнейшие качест
ва изменяются вне зависимости от чьих-либо намерений. Если это
так, вещи что Бэтмен может и не может делать предопределены не
тем что возможно в возможных мирах, но тем, что авторы комикса
о Бэтмене верят будет возможным для него.
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
Все шутки в сторону. Это модальная неразбериха
Рассмотреть это предположение более подробно будет
очень непростой и запутанной задачей, но суть, важная для на
шего вопроса, тем не менее, нам ясна. Может или нет Бэтмен
являться Джокером не может быть определено нашими обычными
методами модального расследования. Чтобы ответить на этот во
прос, нам необходимо знать какие модальные свойства создатели
историй, включающих Бэтмена, верят, есть у Бэтмена и Джокера.
Похоже, тогда, что один способ ответить на этот вопрос это ста
рый-добрый метод: читать.
Чтож, мы читали – кроме того, это именно то чем мы и
занимаемся сейчас – и вот каков результат: Бэтмен и Джокер
могут быть идентичны. Почему? Потому что в «Бэтмен: Двули
кий» (1998), Бэтмен и Джокер одно и то же лицо. Этот рассказ
альтернативного мира – история имеющая место быть вне основ
ной сюжетной линии вселенной DC – описывающий ситуацию,
где Бэтмен и Джокер численно идентичны, тем же образом, как
Доктор Джекилл и Мистер Хайд. Итак, данный случай дает нам
основания полагать, что вымышленные тождества порой могут
быть необходимы, как мы и думали.
В самом начале, мы решили ответить на вопрос «Может
ли Бэтмен быть Джокером?» Мы предполагали – пройдя через
вывод что «Бэтмен» и «Джокер» больше обозначения, чем воз
можные личности – и, с учетом этих предположений заключили,
что есть основания думать: Бэтмен не может быть Джокером. Не
смотря на это, есть основания считать что «Бэтмен» на самом деле
может быть описанием и, если это так, тогда Бэтмен может яв
ляться Джокером. Затем мы вывели: Бэтмен и Джокер могут быть
абстрактными, вымышленными личностями куда больше, чем
возможными индивидуальностями.
СЭМ КОУЛИГ И КРИС РАГГ
Однако некоторые философы могут выступать против
обоих вариантов. Эти философы, часто называемые номинали
стами, предпочитают редкий, пустынный взгляд на реальность.
Они отрицают наличие возможных личностей или абстрактных
индивидуальностей. Они серьезно принимают метафизическую
максиму: «меньшее это большее» и верят только в действитель
ные личности и конкретные индивидуальности. Пока существуют
привлекательные черты в метафизической картине номиналистов,
номиналисты должны проглотить, по крайней мере, один непри
глядный кусок пирога: отрицая существование абстрактного или
просто возможного мира, они обязаны отрицать любое существо
вание Бэтмена, Джокера и Робина. Это следствие делает номина
лизм непривлекательным для нас, но что интересно, Бэтмен сам
вполне может быть номиналистом. Напоследок, если номинализм
прав, тогда не будет преступлений в Готэме. А вдобавок, не будет
и Готэма как такового.
«Альтернативные Земли»
Вселенной DC
Кризиса на Бесконечных Землях»
и после «
больше похожи на то, что философы называют возможными мирами; они различные, альтернатив
ные вселенные, где реальность развивалась иным способом.
2. Авторы выражают благодарность Хлои Армстронг, Бараку Кракауеру, Эйтану Манхоффу и Крису
Тиллману за полезные примечания, дискуссии и комментарии.
МОЖЕТ ЛИ БЭТМЕН БЫТЬ ДЖОКЕРОМ?
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА И
СХОДСТВО ВИТГЕНШТЕЙНА
Комиксы, условия и контрпримеры
Что означает для нас быть Бэтменом? Просто идентифи
цировать себя с Темным Рыцарем? Или же обладать неким каче
ством или атрибутом отождествляющим нас с ним? В этой главе
подробно разберем данные вопросы. И между тем, найдем пре
красный способ понять значение Бэтмена, его идентификацию,
или что-то близкое к этому, используя идею семейного сходства.

Джейсон Саутворт
У философов есть ряд терминов для обозначения не
скольких типов обстоятельств или состояний, позволяющих нам
идентифицировать что-то, чем оно является по существу, или
определить это как часть некой группы вещей. Если атрибут
или качество требуют быть объект частью группы, мы говорим
что это обязательное условие. Возьмем, например, яблоко: если
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА
что-то есть яблоко, тогда оно обязательно фрукт, поскольку быть
фруктом обязательное условие, для того чтобы быть яблоком. При
этом отметим: быть фруктом не достаточно, чтобы быть яблоком.
Яблоки также должны иметь определенную форму, вкус, и не яв
ляться апельсинами, и отвечать остальным обязательным «яблоч
ным» обстоятельствам. А значит, что-то не может быть яблоком,
не являясь фруктом; все яблоки фрукты, но не все фрукты яблоки.
С другой стороны, если наличия конкретных требований
хватает, дабы быть включенным в группу, тогда эти требования
есть достаточные условия. Рассмотрим пример с животными.
Того факта, что что-то является котом хватает – достаточно – для
этого объекта, чтобы быть животным. Отметим, что может су
ществовать множество различных достаточных условий, дабы
считаться животным, птицей, саламандрой, человеком; все коты
животные, но не все животные коты.
Итак, способны ли мы определить обязательное и до
статочное условие, чтобы быть Бэтменом? Спасибо историям
«Бэтмен: Год первый» (1987) и «Возвращение Темного Рыцаря»
(1986), а кроме того различным анимационным сериалам и филь
мам, за множество вариантов ответов, приходящих на ум. Бэтмен
человек, Брюс Уэйн, одевающийся в костюм отображающий
образ летучей мыши, а также борец с преступностью. Темный
Рыцарь действует так, поскольку мстит за смерть своих родите
лей, убитых в его детстве. С тех пор как их застрелили, Бэтмен не
использует огнестрельное оружие, и никогда не убивает врагов.
Это довольно традиционные и неотъемлемые атрибуты изображе
ния Бэтмена. Но отгадайте вот что: это обязательные, достаточ
ные условия или сразу оба или ни то ни другое?
Самый простой ответ – нет. Ни одна часть данной концеп
ции о Бэтмене не может квалифицироваться как обязательные или
достаточные условия относительно такой личности как Бэтмен.
Чтобы понять, используем метод аргументирования, называемый
философами контрпример. Сначала мы выберем кандидата для
обязательного или достаточного условия, а затем приведем один
ДЖЕЙСОН САУТВОРТ
или два примера, дабы продемонстрировать, почему наш канди
дат провалился. Контрпример для обязательного условия будет
пример Бэтмена, коему не хватает функций показывающих, что
условие не существенно для Бэтмена. Контрпримером достаточ
ного условия будет пример функций, представленных в чем-то
не являющемся Бэтменом, что опять-таки доказывает отсутствие
эксклюзивности функций Бэтмена.
Начнем с заявления, что Темный Рыцарь не убивает и не
использует огнестрельного оружия. Контрпример для предло
жения, что это обязательное условие, мы обнаружим в пятом
появлении Бэтмена. «Детективные Комиксы #32» (Октябрь 1939)
– срочно загляните в него, уверен, он у вас есть – содержат вто
рую часть истории борьбы Бэтмена с вампиром по имени Монк.
Согласно сюжету, Монк со своим сообщником, загипнотизировав
девушку Темного Рыцаря (Джули Мэдисон), взяли ее в заложни
цы. Бэтмен решил проблему, выстрелив серебряной пулей в обоих
злодеев, а затем, убив их, пока те были без сознания, и тем самым
продемонстрировал, что кто-то, являющийся Бэтменом, использо
вал огнестрельное оружие. Ни одно из этих условий не является
достаточным, чтобы быть Бэтменом, что очень просто проде
монстрировать. Конечно, есть множество, не убивающих и не
использующих огнестрельное оружие и не являющихся Темным
Рыцарем вещей, начиная с других персонажей комиксов, напри
мер Детектив Шимпанзе, до людей, таких как Ганди и неодушев
ленных объектов, типа моего дырокола.
Не самые преданные поклонники Бэтмена часто полагают:
быть Брюсом Уэйном одновременно обязательное и достаточное
обстоятельство для кого-либо, чтобы считаться Бэтменом. Чи
татели комиксов ранних 1990-х, однако, знают лучше. Во время
сюжета «Падение Рыцаря» (1993 – 1994), Брюс Уэйн отдает плащ
Бэтмена, после того как Бэйн ломает его спину. Ко всеобщему
фанатскому недоумению и ужасу, Брюс берет Жана-Поля Велли
(Азраил) себе на замену. И в последующем сюжете «Расточи
тельный» (1994 – 1995) он выбирает Дика Грейсона (Найтвинг, а
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА
также первый Робин, которому фанаты были больше рады). Итак,
почти более двух лет кто-то, не будучи Брюсом Уэйном, являл
ся Бэтменом, с позволения самого Брюса. Более того в течении
этого периода, Брюс Уэйн не был Бэтменом, что показывает: быть
Брюсом Уэйном не обязательное и не достаточное обстоятельство
дабы являться Бэтменом.
Возможно следующий удачный кандидат для обязатель
ного условия Бэтмена это убийство его родителей. Те, кто читал
историю из Другого мира «Замок летучей мыши» (1994), скорее
всего, знает что это не так. Сюжет начинается как традиционное
повествование происхождения Темного Рыцаря с гибели отца и
матери Брюса Уэйна. Далее он оборачивается классическим ска
занием о Франкенштейне, Брюс вырастает и становится величай
шим ученым, ведущим основные исследования в области реани
мации мертвых тканей. В конечном счете, он решает воскресить
своего отца при помощи биоматериалов взятых от – наверное,
уже догадались – летучей мыши. А затем посылает свое творе
ние, – человека летучую мышь – которое он (как ни удивительно)
назвал «Бэтменом», мстить за родителей. В этой истории Бэтмен
– убитый отец Брюса Уэйна. Таким образом, родители «Темного
Рыцаря» не были убиты в этой версии. Еще раз, случай с доста
точными условиями куда сложнее, чем кажется: убитые родители
это общее в супергеройских комиксах. В подтверждение приве
дем пример, родители Хелены Бертинелли тоже были убиты, но
это привело ее к становлению в качестве Охотницы, а не Бэтмена.
О Темном Рыцаре часто говорят, что он одиночка, пред
почитающий работать соло, объединяющийся с другими лишь в
случае крайней необходимости. Поразмыслив, можно привести
несколько контрпримеров данному заявлению. Еще в самых ран
них сюжетах он сотрудничает с другими. В «Детективных комик
сах #38» (Апрель 1940), Робин – Чудо Мальчик – был представлен
как помощник Бэтмена, и число товарищей с тех пор беспре
станно росло. В современных комиксах о Темном Рыцаре, вы без
труда наткнетесь на ссылки к «Команде Бэтмена» или «Семье Бэ
ДЖЕЙСОН САУТВОРТ
тмена», большой группе людей на которых полагается наш герой
(включая Робина, Найтвинга, Оракула и других). И это, кажется,
полностью очевидно: быть одиночкой не достаточное условие,
чтобы быть Бэтменом (учитывая Святого Антония и Теда Качин
ски [Унабомбер], например).
Пока за Бэтменом сохраняется прозвище Темного Рыцаря,
некоторые могут решить: обязательное условие быть Им, являть
ся мрачной и задумчивой личностью. Но рассмотрим истории о
Бэтмене Серебряного Века комиксов. В этот период супергерой
ские комиксы были милыми и манерными, и обычно оборачива
лись шутками или уловками. Примером одной из таких историй
прекрасно служит «Бэтмен #108», в котором впервые появилась
Бэтвумэн серебряного века (Кэти Кейн). Это начало серии рас
сказов, изображавших ухаживания между Бэтменом и Бэтвумен,
с типичными для романтической комедии постулатами: Бэтмен
сопротивляется, защищая свою холостую жизнь, пока Бэтвумэн
настаивает на браке. Глупо? Да! Мрачно? Нет!
Кстати, как же насчет «факта» что Бэтмен обязательно
борется с преступностью? Как вы могли догадаться, и для этого ут
верждения имеется контрпример. Мой любимый пример Бэтмена,
больше допускающего преступление, чем борющегося с ним, на
ходится в двухсерийной истории «Лиги Справедливости Америки
#37 – 38» (Август и Сентябрь 1965). В этом повествовании, нам по
казывают Землю-А, где новые версии супергероев DC Серебряного
века образуют Лигу Беззакония. В этом рассказе, Общество Спра
ведливости (с Земли-2, для тех, кто следит за мультивселенной)
борется с Лигой Беззакония в классическом стиле «меняющихся
миров» DC. (Забавным графическим решением в этом сюжете яв
ляется то, что Бэтмен с Земли-А выглядит точно также как Бэтмен
Серебряного Века, за одним исключением: у него есть щетина.)
Таким образом бороться с преступностью не обязательное условие,
чтобы быть Бэтменом. Закрепим результат, требование достаточ
ных условий очевидно ложное, потому что все супергерои – даже
Золотой Ускоритель – борются с преступностью.
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА
Витгенштейн и лингвистические игры
Без любых обязательных и достаточных условий, вы мо
жете поинтересоваться, как мы можем успешно выявить факты о
Бэтмене. Один из ответов будет найден в «Философских Иссле
дованиях» Людвига Витгенштейна (1889 – 1951). Витгенштейн
признает, что в попытке идентифицировать вещи как «язык», он
оказался в ситуации схожей с Бэтменом:
«Вместо того чтобы выявлять то общее, что свой
ственно всему, называемому языком, я говорю: во
всех этих явлениях нет какой-то одной общей черты,
из-за которой мы применяли к ним всем одинаковое
слово. Но они родственны друг другу многообраз
ными способами. Именно в силу этого родства или
же этих родственных связей мы и называем все их
«языками»».
Родство, описываемое им, является лишь одним из множе
ства подобных. То, что заставляет все различные вещи, называть
ся «языком», является то, что они похожи друг на друга. Эти сход
ства у Витгенштейна называются семейными сходствами, потому
что подобный тип родства присутствует в семье. Взглянем на
вашу собственную семью – если вы биологически связаны, вы бу
дете походить на своих родителей и в некоторой степени на бра
тьев и сестер. Однако мы проиграем, если попытаемся отыскать
пути, согласно которым вы все одинаковы. Для ясности, вы и
одна из ваших сестер можете иметь рыжие волосы, как у отца, но
остальная часть семьи нет. Вы, ваши сестры, и ваша мать можете
обладать карими глазами, но ваш отец нет. У вас может быть нос,
коего нет ни у братьев, ни у сестер, ни у одного из родителей. Те
же выводы можно сделать, изучив свое тело, формы, комплекцию,
и размер ушей.
ДЖЕЙСОН САУТВОРТ
Витгенштейн использует игры, достигая этого заключения.
Существует множество типов игр. Что у них общего? Если вы
начнете с настольных игр, вы можете подумать: все настольные
игры имеют фигурки, двигающиеся вокруг поля. Добавив карточ
ные игры, вы заметите, что ни одна из сказанных выше вещей не
существенна относительно их. Видеоигры и пасьянс не рассчи
таны более чем на одного игрока. Вы можете подумать: все игры
смешные, но что насчет игр, которые взрослые навязывают детям
– «Давай посмотрим, кто сможет молчать дольше?». Некоторые
включают навыки, необходимые иметь для хорошей игры, напри
мер теннис, когда другие, такие как рулетка, нет. А что насчет
Русской Рулетки? Это пример очень опасной игры, в отличии от
многих (хотя в ней все равно есть и победители и проигравшие).
Ряд игр, однако, не имеют ни победителей, ни проигравших,
например хоровод. Итак, похоже, тут нет ничего общего между
играми – все, что у нас есть это ряд сходств являющихся частью
Подождите минутку – некоторые люди могут заявить, что
часть игр, приведенных мною в пример, не игры вовсе, особенно,
такие как Русская Рулетка и хоровод. Есть ряд хороших причин
считать Русскую рулетку игрой, как мне кажется. В конце концов,
рулетка в казино это игра. Если денежные ставки на случайно
выпавшие цифры и цвета, пока крутится колесо, считается иг
рой, почему процесс, где ставка ваша жизнь ею быть не может?
Хоровод, также, кажется уместным кандидатом на роль игры. Он
имеет множество элементов, отсутствующих в других играх: это
физическое, веселое развлечение с рядом правил. Причина, по
которой хочется исключить хоровод – отсутствие победителей
и проигравших, но, согласно данному критерию, Тетрис, забава
для одного, тоже не считается игрой. Ничто из имеющегося ввиду
не останавливает вас от того чтобы провести черту и заявить что
что-то не игра; мы просто хотим показать что нет ничего такого в
играх, что могло бы заставить вас проводить эту черту. Разница,
которую вы можете отметить, «хоровод это не игра», будет лишь
представлением того как вы выбираете использовать термин, но
не представление реальной концепции.
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА
Игры и Готэм
Мы можем выразить схожий протест, заявив, что нам не
стоит приводить сюжеты Других миров как примеры. Когда вы
проводите черту, говоря, что Бэтмен может быть понят как ряд
обязательных условий о нем из основной сюжетной линии, или
основной публичной концепции о Бэтмене, вы выбираете измене
ние описания концепта Бэтмена. Однако это отличается от дейст
вительного концепта содержащего конкретное описание.
Некоторые читатели могут протестовать, что без четких
границ, что есть игра, а что нет, термин будет бесполезен вовсе.
Тем не менее, это не суть. Мы все используем слово «игра», и как
мы видели, не так много рамок оно имеет. Это также относится
и к Темному Рыцарю. Ранее мы видели, что нет обязательных и
достаточных условий быть Бэтменом. Так как это важная часть
дела, мы не можем дать конкретного описания Бэтмену по тем же
причинам, по которым не могли дать описание для «игры». Но,
тем не менее, мы все равно легко используем слово «Бэтмен»,
и понимаем других, кто поступает также. Итак, похоже, термин
превосходно используется без каких-либо рамок.
Но как мы объясним кому-то, что такое игра? Витгенштейн
говорил, что мы описываем конкретную игру человеку, а затем
добавлял «и вещи схожие с этой есть тоже «игры»». Похоже это
допустимое объяснение не только того как мы разъясняем игры
по методу Витгенштейна, но и как мы разъясняем что есть сама
игра. Если ребенок спрашивает что такое игра, мы апеллируем
к примерам знакомым ребенку, говоря «Монополия, бейсбол –
игры; и другие вещи тоже, если они похожи на эти две».
Теперь давайте применим это к терминам о Бэтмене. Если
кто-то спрашивает кто/что такое Бэтмен, мы дадим краткое описа
ние оригинальной истории Бэтмена, примерно тем же способом,
как и я в начале этой главы. Мы можем затем перейти к переска
ДЖЕЙСОН САУТВОРТ
зу ряда других интересных историй, прочитанных нами. Таким
образом, слушатель будет способен увидеть то общее, что есть
в этих примерах о Бэтмене. Он может столкнуться с нескольки
ми противоречивыми фактами о Бэтмене, что я уже упоминал, и
спросить «это тоже пример Бэтмена?». Он может увидеть общее
между новыми примерами Бэтмена и его ранними концепциями,
точно также как ребенок что задумывается, является ли игрой
хоровод или прятки.
Робин? Это еще кто такой?
У нас есть право не соглашаться с идеей, что каждый тер
мин нашего языка понимается в терминологии семейного сходст
ва, но Витгенштейн имеет еще пару карт в рукаве, дабы переубе
дить нас. Во-первых, положим, кто-то скажет «Робина нет». Это
может значить все что угодно. Возможно, подразумевается отсут
ствие у Бэтмена напарника, но также это может значить, что Дик
Грейсон больше не его напарник. Некоторые философы считают
что имя «Робин» может разъясниться серией описаний. Подхо
дящими примерами могут быть «мальчик, чьи родители погибли
при саботировании их выступления» или «парень, чьи интимные
ухаживания были отвергнуты Барбарой Гордон». Однако, пере
ключение между описаниями с заявлением «Робина нет» меняет
само заявление или нет?
Витгенштейн разъясняет эту точку зрения другим спосо
бом. Если описание «Робина» определяется данными описаниями
и затем выясняется что одна часть описания ложная, это значит
что Робина никогда и не было. Итак, если историю Робина «по
править» таким образом, что его интимные ухаживания были-
таки приняты Барбарой Гордон и столкнуть с нашим заявлением
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА
что их не было, это будет значить что и Робина самого никогда
не было! Однако это не то, что происходит, когда мы натыкаемся
на конфликтующую информацию. А происходит то, что мы боль
ше не считаем спорные заявления о Робине правдивыми. Смысл
данного аргумента в том, что язык используется все время без
какого-либо фиксированного значения. До того как читать эту гла
ву, некоторые из вас возможно думали что не убивать это обяза
тельное обстоятельство быть Бэтменом. Увидев ложность такого
предположения, вы не отрицаете что обсуждаемый объект все
еще Бэтмен; вместо этого, вы модифицируете свое видение Тем
ного Рыцаря.
Витгенштейн приводит еще один пример для разъясне
ния своей позиции. Представим, кто-то скажет «Это Бэтаранг» а
затем, когда кто-то подойдет к нему поближе, он исчезнет. Мож
но сказать, что Бэтаранга там никогда и не было и все это было
иллюзией. Но вообразим дальше, что Бэтаранг появился вновь,
и теперь его можно потрогать. Можно сказать, что Бэтаранг был
реален, а иллюзией было его исчезновение. Что если он пропадет
вновь, только для того чтобы появляться через одинаковые интер
валы времени? Эта вещь Бэтаранг или нет? Если вы не знаете, как
ответить на этот вопрос, не переживайте. Большинство людей не
имеют готового ответа. Что, тем не менее, является достаточным
для понятия Витгенштейна. Факт, что мы не знаем, как управить
ся с этим случаем, показывает, что мы можем использовать слово
«Бэтаранг» без имеющихся правил использования определения.
Если это так, мы употребляем язык без представления об опреде
лении слов, и только вероятная причина этого: мы понимаем все
вещи в терминологии семейного сходства.
Бэтмен и супергерои прекрасно подтверждают пример с
исчезнувшим Бэтарангом. Новые истории продолжают писаться,
и многие из них, возможно, изменяют статус-кво. Рассмотрим
«Возвращение Темного Рыцаря». До того как этот комикс был на
писан, люди в основном считали Бэтмена и Супермена друзьями
и хорошими парнями. Этот сюжет, однако, помещает персонажей
ДЖЕЙСОН САУТВОРТ
в конфликт, в коем каждый защищает свою, противоположную
другому, позицию в силу нравственных и моральных убежде
ний. В создавшемся положении они не могут оба быть хороши
ми. Итак, что мы сделали, прочтя комикс? Мы позволили нашей
концепции о персонажах измениться согласно новой информации
полученной из сюжета.
Хранить это в семье?
В заключении, давайте взглянем, что семейное сходство
значит для философов других школ. Для начала, если Витген
штейн прав, то это послужит в качестве протеста теории что при
зывает использовать вымышленных персонажей как моральные
примеры (как в главе Дэвида Кайла Джонсона и Райана Родеса
в этой книге). Если нет фиксированного описания, данного пер
сонажу, тогда вы не можете ссылаться на специфические черты
этого персонажа, или на то, как этот персонаж будет вести себя
в некой ситуации. Другими словами, скажем «Ты должен быть
как Бэтмен» не помогает решить нам как действовать, поскольку
«Бэтмен» может вести себя по-разному в одних и тех же ситуаци
ях в зависимости от версии или временного периода. Вы всегда
можете обосновать, что вы понимаете под «быть Бэтменом» со
славшись на определенные черты персонажа, или то, как он будет
действовать в определенной ситуации. Но если вы так решите,
тогда нет причин ссылаться на Бэтмена как на моральный ориен
тир – вы можете просто ссылаться на черты персонажа. Великие
философские идеи редко ограничены одной областью филосо
фии, и часто вопрос в области морали может привести к тайнам
метафизики или эпистемологии. Под таким углом, все философы
детективы, но не все детективы… чтож, вы поняли идею.
1. Однако, вы можете протестовать, что на самом деле он не убийца, поскольку они вампиры и уже
мертвы. Хорошо, но в
«Темный Рыцарь Наносит Ответный Удар»
(2001) Бэтмен на самом деле
убивает Дика Грейсона (самого ставшего убийцей, уничтожающим пристарелых супергероев), сбро
сив того в лаву.
2. Мой любимый контрпример прекрасно демонстрирующий что оба заявления обязательных и
достаточных условий ложны немного другой. В
«World’s Finest #167»
, (Июнь 1967), нам показан мир
где Кларк кент это Бэтмен и Брюс Уэйн - Супермен!
3. Серебряный век комиксов это второй из основных периодов комиксов (первым был Золотой век),
длившийся с поздних 1950-х до ранних 1970-х годов.
4. Людвиг Витгенштейн
«Философские Исследования»
(Блэквилл: Оксфорд, 1953). Все цитаты из
данной главы ссылаются на эту работу.
5. Там же, Примечание 65.
6. Там же, Примечание 69.
7. Там же, Примечание 80.
8. Там же, Примечание 80.
9. Спасибо Рутт Толлман и Кларис Фергюсон за полезные комментарии и замечания.
КРИЗИС ЛИЧНОСТИ БЭТМЕНА
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
Ответив на Бэт-звонок
Однажды у тебя был плохой день, я прав? Я знаю, что прав.
Я могу рассказать тебе. У тебя был плохой день и все изме
нилось. А зачем еще ты нарядился как летучая крыса?
- Джокер,
Убийственная шутка
Я бы никогда не смог убить тебя. Что за веселье было бы
без моего любимого друга?
- Джокер,
Бэтмен #663
(Февраль, 2007)

Рон Нови
Представьте себя, делающего тоже, что и Бэтмен. Позво
лит ли ваш опыт понять, каково быть Им? Мне, как и большинст
ву детей с непреодолимой тягой спрыгивать со столов и мчаться
через дверные проемы с полотенцем, обвязанным вокруг шеи,
хватало этого, чтобы чувствовать себя Темным Рыцарем. Скользя
по кухонному линолеуму в детской пижаме, я напевал «тан-та
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
тан-та, тан-та тан-та» – главную тему Бэтмена из сериала 1960-х
годов. В то время, я не сомневался – это исключительный опыт
быть Им. Но, как оказалось, я был не прав.
На самом деле, если вы или кто-либо еще, кроме самого
Бэтмена, решите узнать, каково быть им, вам необходимо обла
дать по крайней-мере двумя обязательными условиями: во-пер
вых, острой психологической травмой, как у Темного Рыцаря;
во-вторых, опыт и отношение к миру, как у него. Как мы в даль
нейшем убедимся, единственная личность, подошедшая ближе
всего к этому состоянию – Джокер, и даже он на самом деле не
знает каково быть Бэтменом.
Каково Не быть Бэтменом
В философии термин феномен ссылается к субъективному
появлению материальных объектов в вашем собственном созна
тельном опыте. Итак, пока вы читаете это предложение, ваши
чувства регистрируют различные раздражители: темные отметки
на светлом фоне, определенный вес и текстуру в ваших руках,
возможно даже запах свежего кофе и звук дождя за окном. В то
время как вес книги или аромат арабики в воздухе можно объек
тивно измерить, ваш опыт данного феномена субъективен – что-
то, к чему только вы имеете доступ.
Теперь перейдем к вопросу: действовать, как Темный Ры
царь, отличается от знания, каково на самом деле быть им. Кто-то
может сказать «поступай, как поступает Бэтмен» – размышлять,
сидя в Бэт-пещере, любоваться длинными и изящными икрами
Женщины Кошки, или драться на улице с приспешниками Джо
кера. Ночное патрулирование, предпринятое с вашим Киатонов
ским, Килмеровским, Бэйлинским, или даже Вестовским телосло
жением, надежно упакованным в Кевларовый костюм, который
надевали, на самом деле умеющие кататься на льду, каскадеры в
РОН НОВИ
фильме «Бэтмен и Робин», может даже попасть на передовицу, за
тмив собой репортаж молодого репортера Газеты Готэма (имеется
ввиду настоящее СМИ, – Gotham Gazette – публикуемое для поли
цейских и политиков на средства объединенного фонда горожан
Нью-Йорка) об избиении полицией. До той степени, пока ваши
действия прекрасно копируют действия Бэтмена, с маленькой
толикой практики вы можете проделать отличную работу – вести
себя как ведет себя Бэтмен – но это не одно и то же, как знать, что
такое для Бэтмена быть Бэтменом.
Тем не менее, ваш феноменальный опыт ваш и только ваш
– даже тот, что происходит, когда вы воображаете себя Темным
Рыцарем и копируете «действия Бэтмена». Чтобы на самом деле
понять опыт Бэтмена – знать, каково быть им – потребуются зна
ния субъективного опыта самого Бэтмена, знания, доступ к кото
рым (как кажется) есть только у него.
Мы все ограничены относительно субъективного опыта
других живых существ. Итак, проясним старый вопрос, заявля
ющий невозможность осознать перспективу другого, до тех пор,
пока «не пройдешь километр в его обуви», что, тем не менее, не
означает абсолютное постижение опыта данной личности, но
помогает лучше представить каким он может быть. Однако, зача
стую подобные действия наделяют нас необходимым понимани
ем, не из-за буквального переживания идентичного с личностью
опыта, но больше, потому что мы есть творческие и чуткие су
щества. Мы можем понимать других, поскольку люди во многом
схожи: делим общий опыт, психологию, и прочее.
Таким образом, вне зависимости от того, что мы с вами
никогда не встречались, вы обладаете разумным шансом иметь
феноменальный опыт схожий с моим, когда, например, случайно
бьете по пальцу молотком. Я сказал «разумным» не из-за, воз
можно, имеющегося у вас опыта или способности представить
себе опыт данного происшествия. Но в силу разделяемого ряда
психологических, физиологических и социальных основ, вкупе
порождающих для нас с вами одинаковые острую боль, вопль
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
удивления, и легкое смущение от случайного удара по фаланге
пальца. Вы резонно ожидаете: я буду трясти поврежденной рукой
и, наверное, позволю вырваться парочке бранных слов. И снова,
это не от того, что вы когда-либо били себя молотком тем же спо
собом, но потому, что у вас есть другой опыт, достаточно схожий,
чтобы представить собственную реакцию.
Все это кажется довольно разумным до тех пор, пока вы
не обнаружите, что мы с вами кое в чем не похожи: возможно, у
вас отсутствуют ноцицепторы – встроенные сенсорные нейроны,
реагирующие на потенциальные раздражители и транслирующие
эту информацию центральной нервной системе – в то время как
у меня нет. Без возможности разделять чувство боли, у вас нет
основы для заявления о понимании того, что для меня значит
получить маленький молоточно-палечный опыт. Это останется
верным, даже если вы в совершенстве мимикрируете мою боль
– повторив ряд действий, таких как подпрыгивание вверх-вниз,
плач и бормотание бессвязных ругательств.
Как и мы, Бэтмен «просто» человек, без супер сил: ни
даров от мифологических существ, ни физиологии пришельца, ни
случайных инцидентов, включающих эксперименты с радиацией.
Вместо этого, его тело как наше, где «сила» – продукт суровых
физических тренировок, способности противостоять преступно
сти, и доступа к тому, что Джокер в исполнении Джека Николсона
называл «эти чудесные игрушки». И все же, Бэтмен не похож на
Летучие мыши и Томас Нагель
Насколько я знаю, Томас Нагель (1937 года рождения) не
супергерой, и его никогда не ловили с поличным в попытках быть
Темным Рыцарем, но он уважаемый философ и автор работы
РОН НОВИ
«Каково быть летучей мышью?».
В своем эссе, Нагель утвержда
ет, что даже полное понимание физического объекта, именуемо
го «мозг», тем не менее, будет не надежным для досконального
описания значения термина «ум». Возможно, что более важно,
сведение термина «ум» к термину «мозг» будет не способно
объяснить центральным элементам самосознания субъективный
характер нашего опыта. Нагель описывает это так: «Но в общем
можно сказать, что некий организм впадает в сознательное состо
яние только тогда, когда быть этим организмом на что-то похоже
— для него самого».
Используя пример Нагеля, вы и я не можем знать, каково
быть летучей мышью. Типичный опыт представителя Рукокры
лых совершенно не похож на опыт Гомо Сапиенс: они спят, све
сившись вниз головой с потолка пещеры, преследуют насекомых,
считая их деликатесами, на кожаных крыльях, и их навигация во
время полета основывается на эхолокации.
Пока вы и я не можем
представить себе, на что это будет похоже для нас – как людей,
претендующих быть летучими мышами – висеть вниз головой и
поедать жуков, пока ветер от полета свистит в ушах, наш опыт
никогда не будет взаимозаменяем с опытом летучей мыши. Наш
субъективный опыт, даже одного и того же физического явления,
с которым сталкиваемся и мы и летучая мышь тоже, опирается
сразу на оба фактора, таких как в частности наши собственные
ощущения и наша собственная история.
Согласно Нагелю, неспособность улавливать субъектив
ный опыт, неизбежно дает нам неполный учет нашего самосозна
ния. Пока Нагель фокусируется на штурме гипотезы, что субъек
тивный опыт и самосознание могут быть полностью постигнуты
как «простые» физические события мозга, следует подчеркнуть:
не нужно понимать наличие эхолокаторов у летучих мышей и
отсутствие их у людей, как имеющие решающее значения факты
в поддержку его точки зрения. Заостренное внимание Нагеля на
возможности эхолокации летучей мыши, обычного «чувства» для
Рукокрылых и в то же время крайне чужеродного для нас, делает
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
нашу неспособность «знать, каково быть летучей мышью» до
вольно полной. Тем не менее, если мы не готовы признать, что
какой-либо представитель Гомо Сапиенс может знать каково быть
любым другим Гомо Сапиенсом, должно быть что-то еще, поми
мо отличий в телосложении, лежащее в основе этого вопроса.
Несомненно, «что-то еще» это нехватка разделяемого опыта, а не
телосложения, вот что требуется.
Предположим, Барбара Гордон, также известная как Ора
кул – блестящий хакер и мозг «Хищных птиц» (не говоря уже
о том, что она бывшая Бэтгерл), – начала свою карьеру не как
застенчивый библиотекарь, с Альтер-эго борца с преступностью,
но в качестве ученого, исследующего нейрофизиологию зрения.
Она знает все необходимое о физических процессах, включенных
в зрение, от физики фотонов до длины волн, ассоциирующихся с
термином «бардовый», от анатомии сетчатки до конкретных хи
мических процессов, охватывающих конвертирование визуальной
информации в мозге. Странным образом, Барбара проводит всю
свою жизнь в комнате, полностью лишенным цвета и наблюдает
мир за пределами помещения только через черно-белый телевизи
онный монитор. Таким образом, в то время как Барбара обладает
полностью рабочим набором визуальных органов чувств от ро
говицы до затылочной доли, она никогда не видела луга желтых
ромашек, апельсинов на витрине бакалейщика, или загорелых
спасателей на берегу голубого океана.
А сейчас, представим, что, пока она спала, мы положили
спелый томат на ее журнальный столик. Даже с всеобъемлющим
знанием физических процессов, требующихся для зрения, когда
она увидит томат по утру, должны ли мы полагать, что ее опыт
«красного» будет похож на наш с вами? Кажется маловероятно,
учитывая неисчислимое количество мест, времени, и оттенков
«красного» что вы и я пережили в прошлом по сравнению с ее
единственным опытом. Если эта разница опыта «красного» име
ет место быть между Барбарой Гордон и нами, кажется, разумно
РОН НОВИ
Свобода и конфликт
ожидать что для вас знать каково, быть Темным Рыцарем, потре
бует иметь формативный опыт схожий с его опытом. Учитывая,
что Бэтмен и Джокер трансформировались в существ, которы
ми сейчас являются, при схожих редких и ужасных условиях, и
каждый пытается понять мир через эту общую сломанную линзу,
я подозреваю, что если кто-то кроме Бэтмена может знать каково,
быть Бэтменом, этой личностью является Джокер.
При каждом удобном случае правда выходит на свет,
правда о жизни и смерти, о моем одиночестве и свя
зи с миром… о ничтожестве и суверенной важности
каждого человека и всех людей…. Попытаемся при
знать нашу фундаментальную двойственность. Она
находится в знании подлинных условий нашей жиз
ни, из которых мы должны черпать силы жить и при
чины действовать.
Симона де Бовуар
Теперь переведем внимание, с обсуждения феномена и
самосознания на темы ситуационной свободы и идентичности. Тем
же образом как вы и лишенная цвета Барбара Гордон переживаете
«красное» по-разному, не смотря на возможность обоих видеть
красный, Бэтмен и Джокер находят, что их жизни, возведенные на
схожих основах, в результате разного повествования, поместили
каждого мужчину на определенное место в жизни.
В основе самоидентичности Темного Рыцаря и Клоуна
– построенной на их концепции добра и зла – прочно лежит «си
туационная свобода», концепция развитая Симоной де Бовуар
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
Ситуационная свобода ссылается на идею, что наша
возможность действовать и познавать мир, всегда ограничивается
нашим жизненным опытом мира. Другими словами, есть объек
тивные условия, согласно которым мы существуем, одновременно
открывающие для нас одни варианты и в то же время закрывающие
другие. Потому логично предположить, что Бэтмен Неандерталь
ской эры, скорее всего, будет жить в Бэт-пещере, и никогда не сядет
за руль Бэтмобиля или осознает, что Джокер нуждается в чем-то
еще кроме хорошей взбучки. Аналогично трудно вообразить Елиза
ветянку Бэтгерл, способную появиться на людях без корсета и пла
тья ее современников, или развить боевые навыки Барбары Гордон
или Кассандры Кейн.
«Свобода», как часть ситуационной свободы, значит, что
личность постоянно совершает значительный выбор, управляю
щий миром и, в свою очередь, изменяющий варианты доступные в
будущем. Исходя из того, что мы социальные существа с будущим
открытым таким способом, выбор, сделанный одним человеком,
может полностью изменить опции доступные другим. Итак, даже
самое маленькое решение несет в себе моральное значение. Напри
мер, присоединившись к бандитам Пингвина, вы одновременно
расширяете и сужаете свои будущие возможности. Встречая людей
и посещая места, бывшие, скорее всего, вам недоступными, вы в то
же время жертвуете всяким шансом поступить в полицейскую ака
демию. Это решение также влияет на будущее, доступное вашим
окружающим: богатство и влияние пришедшие с вступлением в
команду Пингвина способны обеспечить обучение вашему ребен
ку в лучшей школе вместе с Тимом Дрейком и другими богатыми
детьми Готэма; но, тем же образом, мелкий лавочник, задолжав
ший оплату мистеру Коблпоту, никогда не будет способен играть
на скрипке, потому что вы проявили энтузиазм и напомнили парой
ударов лома по рукам о сроках оплаты.
Признать, что эта свобода «ситуационная», значит согла
ситься: мы все рождены в мире, уже наполненным зданиями, идео
логиями, поэмами, торговлей, зубной гигиеной, мифологией, виру
РОН НОВИ
Один плохой день
сами, и шляпами. Мир не начинается заново с нашим рождением,
он более независимый и комплексный продукт прошлого, в кото
ром мы должны научиться ориентироваться. Таким образом, суще
ствуют факторы нашего существования над которыми практически
нет контроля, начиная с нашего пола, плохого зрения, аллергии на
клубнику до того когда, где и кем мы были рождены. Очевидно,
что, по крайней мере, некоторые непредвиденные обстоятельства
могут повлиять на наши будущие возможности доступные нам.
Признать, что свобода ситуационная, значит в той же мере
признать, что будущее не предопределено, также как то, что мы
всегда балансируем на грани насилия. Пока мы все разделяем же
лание жить полной жизнью насколько это возможно, решения, сде
ланные людьми, зиждутся на разных ситуациях обязательно либо
открывающих, либо закрывающих некоторые будущие возможно
сти, опции. Пока все возможные будущие не могут одновременно
увенчаться успехом, мы неизбежно вступаем в конфликт друг с
другом. Насилие, таким образом, постоянно граничит с человече
ской свободой.
Достаточно одного незадачливого дня, чтобы превра
тить самого разумного человека в мире лунатика.…
У тебя был плохой день, и ты сошел с ума – так же,
как и все остальные. Только ты, почему-то, не хочешь
это признать! И зачем-то притворяешься, что в жизни
есть смысл, и что стоит еще бороться!
Господи, да меня от тебя тошнит!

- Джокер,
Убийственная шутка
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
Бэтмен и Джокер были порождены насилием. Каждый из
них является продуктом ординарной личности, полностью транс
формированной «одним плохим днем». Их странная близость
– безумие, разделяемое двумя ангелами смерти, обсуждающих
состояния, необходимые для человеческой свободы.
История Бэтмена нам хорошо знакома. Молодой Брюс Уэйн
стал свидетелем бессмысленного убийства своих родителей мел
ким преступником. Несмотря на сотрудничество, бандит занервни
чал и застрелил их. В тот момент, Брюс потерял не только отца и
мать, но также иллюзорное осмысление мира. Вскоре, он понима
ет: не все люди приличные и не каждому есть дело до его счастья;
не все проблемы способны решиться бездонным банковским сче
том; внутренняя ненависть и яростное насилие могут стать путем
освобождения; а блестящий мир Уэйн Энтерпрайзис построен на
тусклом фундаменте, где страдания и желания неотделимы друг от
друга.
«Один плохой день» Джокера менее известен. Непримеча
тельный химический инженер, уволившийся с работы, ради мечты
стать стэнд-ап комиком, потерявший свою беременную жену при
несчастном случае, вынужденный ограбить своего бывшего рабо
тодателя, и упавший в бак с химическими веществами, убегая от
полиции.
Вот то крещение, в котором появился Джокер: зеленые
волосы, бледная кожа, и безумие. Признавая аналогичный опыт
Бэтмена в разрушении и перерождении, Джокер ошеломлен реше
нием оппонента, бороться с хаосом:
Я увидел, что наша жизнь – всего лишь жестокая,
кошмарная шутка, и полностью сошел с ума! Я при
знаю это! Почему же ты не можешь? То есть… ты же,
вроде, не дурак! Ты должен быть реалистом.… Это
все шутка! Все человеческие ценности, все, за что че
ловек когда-либо боролся – не более, чем часть ужас
ного, безумного розыгрыша! Так почему ты не хочешь
увидеть смешную сторону? Почему ты не смеешься?
РОН НОВИ
Для Бэтмена и Джокера, насилие перевернуло целостную
картину мира, не предоставив ничего взамен; они разделяют эту
реалию и связаны вместе в попытке понять ее. Как захватчики
Скинии или путешественники страны Оз, каждый из них заглянул
за занавес во время представления – то есть, за «обычность» фено
менального мира. Соглашаясь, что то, что мы зовем «миром», есть
лишь оболочка, созданная нашими умами из ощущаемых данных,
стоит также признать: есть мир «за гранью», существующий без
нашего видения и прикосновения к нему. И этот другой мир, за
занавесом – Иммануил Кант (1724 - 1804) называл его ноуменаль
ным миром – пугающий.
Он служит в качестве опоры, на которой
основывается организация наших знаний; и при этом, мы можем
почти ничего не знать о нем кроме того малого, что было выведено
на основе этих иллюзорных явлений.
Опыт знать, что творится за занавесом в стране Оз и обла
дать смыслом тайных знаний, связывает Бэтмена и Джокера, хотя
ни один из них до конца не уверен каков мир «на самом деле».
Пока они имеют различные надежды на природу мира, скрываю
щегося за кулисами, они обладают только друг другом, с кем мож
но разделить сочувствие от признания в том, что этот мир – наш
мир полиции и грабителей, аттракционов и кладбищ – для них не
существует.
Даже осознавая, зыбкость феноменального мира, Бэтмен и
Джокер, по крайней мере, друг перед другом, ведут себя так, слов
но он для них многое значит. Более чем несколько сюжетных линий
Бэтмена заканчивались возвращением Джокера в Лечебницу Арк
хэм – неожиданно, учитывая количество жертв Клоуна и несчетное
число возможностей Бэтмена, что он мог предложить Готэму в
качестве «постоянного решения» проблемы с Джокером.
Однако,
как Темный Рыцарь говорит мистеру Зсасзу, серийному убийце,
ведущему счет жертв делая пометки на своем теле, он нуждается в
продолжении отношений с теми, с кем борется. Это заключается в
их сопротивлении, считаемом им чем-то обособленным от внеш
него мира: «Ты хочешь знать, что такое власть? Настоящая власть?
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
Это не прекращение жизни, а ее спасение. Это смотреть в чьи-то
глаза и видеть искры признания того мгновения, когда они понима
ют что-то, что никогда не забудут».
Джокер тоже, принимает эти взаимные отношения с Бэт
меном, отношения без которых ни один из них не будет тем, кто
он есть. Как он объясняет это ему: «Ты не можешь убить меня, не
став как я. Я не могу убить тебя, не потеряв единственного чело
века, который может угнаться за мной. Разве это не иронично?!».
Для Клоуна, под занавесом, ставшим явным после падения в бак с
химикатами, вокруг только хаос. Хотя это бессмысленно, но хаос
также является полной свободой – в хаосе, нет страха, сдерживаю
щего тебя и нет состояний, ограничивающих ваш выбор. Согласно
его терапевту в Лечебнице Аркхэм, Джокер «придумывает себя за
ново каждый день. Он мнит себя господином хаоса, а мир театром
абсурда».
Для Бэтмена, этот мир под занавесом заключается в
порядке, хотя не в заранее определенном порядке, о котором можно
прочесть в «Метафизике для Чайников», купленном на распрода
же в ближайшем книжном магазине. Нет, это моральный порядок,
приводимый к жизни путем распознавания эффекта выбора одного
человека, распространяющегося на наше общее будущее.
Каково быть Вне лечебницы
Однако, не смотря на все делимые ими события, абсурды,
хаосы, трагедии, и победы, пережитые Бэтменом и Джокером,
они не знают и не могут знать каково, быть «в ботинках другого».
Феноменальный опыт Темного Рыцаря и ситуационная свобода,
только его собственные; феноменальный опыт Джокера и ситуаци
онная свобода также только его собственные; и каждый неспособен
воспринимать мир каким-либо другим путем. Тем не менее, Бэтмен
и Джокер решительны до абсурда, выполнять серьезное задание
РОН НОВИ
видеть мир таким, каков он на самом деле. Каждый, кажется, начи
нает понимать, что для этого требуется своего рода испытание, и
таким образом участие других, не смотря на то, что другие, бук
вально, неспособны видеть мир тем же образом.
Запомнив эти простые выводы, напоследок вспомним
шутку, рассказанную Бэтмену Джокером, в финале «Убийствен
ной шутки», пока они ждут прибытия полиции. Два заключенных
решают вместе сбежать из сумасшедшего дома. Они взбираются
на вершину стены лечебницы и смотрят на мир, распростерший
ся перед ними в лунном свете. Всего один прыжок на соседнюю
крышу и они свободны. Первый прыгает, а затем оборачивается и
видит своего приятеля застывшего на другой стороне. Как расска
зывает сам Джокер: «Его друг все никак не решается прыгнуть. Ви
дишь ли…. Видишь ли, он боится упасть. Заключенные стоят там,
свобода простирается во всех направлениях, если только второй
перепрыгнет через то, что первому видится маленькой ямой, а ему
смертельной пропастью. Первый предлагает решение:
Он говорит: «Эй! У меня с собой фонарик есть. Я сей
час освещу яму между зданиями, и ты сможешь дой
ти до меня по лучу света».
Но второй только трясет головой. Он говорит.… Он
говорит: «Я тебе что – сумасшедший что ли? Ты же
его выключишь, когда я на полдороге буду!»».
В то время как начинается дождь и полицейские огни видны
в отдалении, Джокер и Бэтмен смеются. Обоюдные смешки, пере
растающие в
неугомонный смех, преодолевают абсурдность их
общего секрета. Секрета, состоящего в том, что первый не может
знать каково, быть Бэтменом, а второй не может знать каково, быть
Джокером.
1. Томас Нагель,
«Каково быть Летучей мышью?»,
Философские Исследования 83 №4. (Октябрь,
2. Томас Нагель,
«Каково быть Летучей мышью?»,
3. Нагель не уточняет ничего о своих вещах кроме возможности эхолокации. Но Джокер, наткнув
шись на пещеру полную летучих мышей, использует свой компьютер, чтобы провести таксонамиче
скую классификацию Бэтмена. Решив что «очевидно он из семейства подбородколистых», Джокер не
может сдержать смешков из-за имени вида
Подбородколистые
. (Алекс Ирвин,
Йорк: Дель Рэй Букс, 2006], 73).
4. Этот сценарий, является вариацией более обсуждаемого эксперемента развитого философом Френ
ком Джексоном в
Что не знала Мэри
5. Симона де Бовуар, «
Этика Двойственности»
, (Цитадель Пресс, 1948).
6. Для более полного понимания ситуационной свободы смотрите
«Второй пол»
, Симона де Бовуар,
(1949; переиздание, Нью-Йорк: Пингвин, 1972).
7. Этот вариант происхождения Джокера - а их было много - показан через вспышки воспоминаний в
«Убийственной шутке»
8. Там же.
9. Термины «phenomena» и «noumena» Технические термины используемые Иммануилом Кантов в
его опусе «Критика чистого разума», 1781, (Нью-Йорк: Издаельство Святой Марон, 1929), 9.
10. Почему Бэтмен не заберет жизнь Джокера, смотри эссе Марка Д. Вайта в этой книге.
11.
, Бэтмен: Черное и Белое, том 2 (1996).
«Бэтмен #663».
«Лечебница Аркхэм»
КАКОВО БЫТЬ БЭТМЕНОМ?
ЧАСТЬ ПЯТАЯ
ПРОНИКНОВЕНИЕ В
ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ
И ДАОСИЗМ
АЛЬФРЕД, ТЕМНЫЙ РЫЦАРЬ ВЕРЫ:
БЭТМЕН И КЬЕРКЕГОР
Святой

Альфред Пенниворт – человек исключительного характера.
Как дворецкий выдающегося Брюса Уэйна, Альфред, будучи уже
не молодым, в одиночку справляется с внутренними проблема
ми Брюса. Служит в качестве доверенного лица Уэйна, и, скорее
всего, является ему кем-то вроде отца. С тех пор, когда юный
Брюс увидел собственными глазами смерть родителей, Альфред
был рядом, заботясь и оберегая его. Только он посвящен в ужас
ные ночные кошмары, преследующие Брюса Уэйна, и в тайны его
альтер-эго, Бэтмена, порожденного их совместным трудом.
Таким образом, Альфред, помимо роли дворецким, параллельно
обладает другим набором обязательств. Мы должны признать
значение Альфреда, которое он несет в себе, на абсолютно ином
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
уровне. Зная, что Брюс Уэйн – Темный рыцарь, Альфред делал
для него костюмы, налаживал электронные гаджеты, придумы
вал множество механических «игрушек», и каждый раз бережно
зашивал раны Бэтмена. Именно он ждет всю ночь, пока Бэтмен
сражается, терпеливо следя за камерами Темного рыцаря и его
компьютерами, готовый помочь любым доступным ему способом.
Помимо этого, Альфред лично охраняет Бэт-пещеру и поместье
над ней, готовый зайти дальше обязанностей дворецкого и одо
леть нарушителей.
Альфред выполняет свою работу с неукротимой энергией,
физической и духовной. А преданность Уэйнам демонстрирует
его веру в высшую честь, этическое обязательство служить дру
гим, настолько хорошо, насколько он на это способен. Это питает
его душу; кроме того, как иначе он способен выполнять столь
многое за короткое время, пренебрегая собственным здоровьем,
безопасностью и личной выгодой? Альфред готов потерять рассу
док и умереть за Бэтмена.
(Он даже был похищен двадцать семь
раз, за время своей службы!)
Не претендуя ни на крупицу извест
ности Брюса Уэйна или Бэтмена, Альфред точно делает все это не
ради славы. Поражая нас своим смирением, не смотря на то, что
определенно осознает всю важность роли, которую играет в борь
бе Темного Рыцаря, он не ищет похвалы. Напротив, он остается
настолько скромным, что в один и тот же день, сменив колеса
на Бэтмобиле, починив охранную систему поместья, и снарядив
ремень Бэтмна новыми «игрушками», он с радостью принимается
чистить туалеты, словно нет никакой разницы между этими зада
Альфред демонстрирует высочайший уровень преданно
сти и веры, присущий мифологическим героям: странствующим
рыцарям, мученикам или даже святым. Однако, в его миссии нет
ничего донкихотского, и не стоит думать о нем, как о наивном
приверженце культа летучей мыши. Альфред слишком самоуве
ренный и гордый, чтобы быть таким человеком. Фактически, он
тратит большую часть своего времени на порицание безрассудств
Брюса, показывая: все, что его заботит это благополучие его
хозяина. В то время как Альфред переживает за методы Бэтмена,
но преданность ему, в конечном счете, показывает его безгра
ничную веру в убежденность Темного Рыцаря, что справедли
вость можно принести силой, и Готэм когда-нибудь может стать
мирным городом.
В этой главе, великий датский философ и теолог Сёрен
Кьеркегор (1813 - 1855) поможет нам понять преданность Аль
фреда Бэтмену. В частности мы сфокусируемся на работе Кьерке
гора «Страх и Трепет», в коей он сравнивает два фундаментально
разных этических принципа. С одной стороны, есть такие как
Темный рыцарь, отстаивающие бесконечную справедливость, как
свой этический идеал, в то время как с другой стороны, есть та
кие как Альфред, кто защищает личностную любовь, преданность
и верность, видя в них высочайшую моральную опору. Не смотря
на то, что сами по себе обе этики благородны, в конце концов, мы
увидим: справедливость Альфреда лучше. Ибо, как отмечает Кь
еркегор, «Вера – это чудо, и все же ни один человек не исключен
из нее; ибо то, в чем соединяется всякая человеческая жизнь, это
страсть, вера же поистине есть страсть».
В то время как челове
чество может никогда не понять бесконечную справедливость, мы
все же способны быть верны друг другу. Следовательно, Аль
фред, как и Кьеркегор до него, понимает, что мир начинается с
личных основ и справедливость работает только тогда, когда мы
относимся друг к другу с уважением.
Справедливость:
закон и честность против любви и преданности
Для Бэтмена справедливость в первую очередь социополи
тическая. Она работает, когда жизнь и свободы защищены закона
ми и правовыми институтами, созданными во имя справедливости.
Эти структуры устанавливают четкие границы человеческого пове
дения и останавливают его, если он их преступил. Следовательно,
Бэтмен работает рука об руку с полицией и системой правосудия,
поклявшись защищать закон и порядок, поскольку именно они
ответственны за сохранность справедливости.
Однако Бэтмен нарушает закон, если считает это необхо
димым, и работает против полиции, когда она преступает грани
цы закона и справедливости. Бэтмен понимает: справедливость
есть нечто конкретное, что ни одна правовая система не может
полностью охватить. Всегда существуют ситуации, стоящие вне
абстрактных правовых норм и прецедентов, моменты, когда закон
слишком широк или узок. Например, некоторые люди считают кра
жу еды, дабы прокормить голодающую семью или переход улицы
в неположенном месте морально допустимыми. Но пока они неза
конны, субъект ответит за них по всей строгости закона.
Признав, что закон берет свою власть от правосудия, эти
ческие обязательства Бэтмена принадлежат справедливости. Он
знает, (как любой присяжный, судья или офицер полиции) что
каждое преступление содержит переменные, на которые наши аб
страктные законы не могут опираться, и что закон должен тракто
ваться так, как он написан. Когда закон попирает справедливость,
как это часто бывает, Бэтмен действует таким образом, чтобы
восстановить баланс между справедливостью и законом, престу
плением и наказанием.
Как и Темный рыцарь, Альфред тоже верит в конкретные, а
не абстрактные формы справедливости. Для него справедливость
не столько социальная структура, сколько личностное отношение
к людям с уважением, добротой и любовью. Действия Альфреда
отражают его внутренние убеждения: люди связаны друг с другом
долгом, и справедливость свершается тогда, когда один служит
другому настолько хорошо, насколько это в его силах. Но еще он
видит справедливость как честь держать свои обещания, заботится
о тех, за кого ответственен, и исполнять работу, на которую был
избран. Так, когда Альфред согласился служить семейству Уэйнов,
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
соглашение стало кровной клятвой, пожизненным обязательством,
разорвать которое вправе только смерть.
Хоть мы и можем сказать, что разница между Бэтменом и
Альфредом это разница между социальной справедливостью и
справедливостью личностной, на самом деле это будет не абсо
лютной истиной. В то время как Бэтмен демонстрирует нам спра
ведливость, как закон, мир, и справедливые институты, Альфред
показывает наиболее высшую справедливость, справедливость
любви и преданности. Этот вид справедливости по сути своей
несправедлив, поскольку тут никогда не будет гарантий, что этот
вид будет взаимным. Фактически, для него, это не имеет значения.
Хотя Брюс Уэйн относится к Альфреду с уважением, он никогда
не будет относиться к Альфреду так, как Альфред к нему. Вместо
этого, Альфред пассивно принимает то, что жизнь его принадлежит
Уэйнам до самого конца, а его справедливость подчиняется кресто
вому походу Бэтмена по установлению социального порядка.
Абсурдность всего этого
Парадоксально, что Альфред должен с готовностью отда
вать себя и свою справедливость Бэтмену дабы тот реализовал
собственную справедливость. Ситуация исключительно абсурд
ная! Альфред часто ощущает: справедливость Бэтмена иногда
ошибочна, хотя, чтобы научить молодого Брюса, как направить
ее в положительное русло, он должен следовать приказам Уэйна,
чтобы молодой ученик не отказался от его мнения совсем. Вооб
ще-то, Альфред находится под руководством Брюса, лишь внешне.
Незаметно он не только остается моральным компасом Уэйна, но
также его физическим защитником, кормильцем, тем, кто одевает и
заботится о нем, словно Брюс все еще ребенок.
Не смотря на абсурдность этой ситуации, Альфред сохра
няет свою веру в Мастера Брюса, зная, что обучение Уэйна – про
цесс длиною в жизнь. Как его учитель, Альфред обладает великой
мудростью, приходящей только с годами, и, таким образом, его
суждения всегда опережают суждения Брюса, направляют юного
ученика к обретению внутреннего мира. Не важно, как Брюс ценит
его любовь и поддержку, Альфред дает их безвозмездно, ни разу
не усомнившись в безуспешности попыток помочь ему успокоить
внутренних демонов. Вера вопреки всем трудностям и вера среди
абсурда – это экзистенциальное состояние Альфреда.
Множество философов пытались описать наше «экзистен
циальное состояние». Кьеркегор был тем самым, кто установил:
с момента нашего рождения «человек еще не является собой»:
каждый из нас борется за открытие истины кто мы такие и каково
наше отношение к миру вокруг нас. Основываясь на этой идее,
Хайдеггер (1990 - 1976) отметил, что наше экзистенциальное со
стояние есть вопрос «Бытия в мире» который «есть, как он есть».
Не смотря на то, родились ли мы в жизни полной привилегий и
богатства или боли и отчаяния, мы все «брошены» в мир и должны
сделать с этим все, на что способны. Эта «выброшенность» пред
ставляет собой постоянное состояние тревоги для нас, в то время
как мы пытаемся определить себя отдельно от окружающего мира
и массы окружающих нас людей. Это то, что Кьеркегор назвал на
шей «Болезнью Смерти», термин, позаимствованный из Евангелие
от Иоанна 11:4. Мы «отчаянные» посреди парадоксальной абсурд
ности попыток представлять собой нечто уникальное среди мест и
историй, существовавших задолго до нас, и это вопреки мнениям
и идентичности что другие проецируют на нас.
И все же момент,
когда мы определяем себя для других, это момент нашей податли
вости их историям и описаниям, никогда на самом деле не относя
щихся к нашей индивидуальности. Таким образом, «существую
щий индивид всегда находится в процессе становления», заявляет
Кьеркегор.
Жан-Поль Сартр (1905 - 1980) интерпретирует эту идею
более позитивно. Рождаемые без личности, мы свободны, выбирать
стать кем мы хотим: «Это означает, что человек сначала существу
ет, встречается, появляется в мире, и только потом он определяется.
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
Для экзистенциалиста человек потому не поддается определению,
что первоначально ничего собой не представляет. Человеком он
становится лишь впоследствии, причем таким человеком, каким
он сделает себя сам».
«Болезнь» или «отчаяние» от жизни взра
стает из факта, что мы все «обречены быть свободными».
Одна
ко, будучи свободными, мы в дальнейшем становимся полностью
ответственными за выбор этики, что направляет нас по жизни,
выбор, всегда включающий определенный уровень абсурдности.
Для ясности, абсурд заключается в том, что мы никогда на самом
деле не узнаем полностью воздействие наших этических решений,
и как сильно или как слабо они влияют на окружающих. Это аб
сурд, что наше существование меняется в зависимости от того, как
мы проживаем жизнь, и что мы постоянно сталкиваемся с новыми
этическими решениями, в то же время как нас преследуют реше
ния, принятые в прошлом. Абсурд, что в один день мы умрем, и все
наши этические решения могут оказаться ошибочными. Абсурд,
что мы существуем с верой, якобы наша жизнь имеет значение, без
возможности когда-либо узнать, что же это за значение.
Как и Альфред, Брюс Уэйн в плену у своей собственной
абсурдной экзистенциальной ситуации. Для начала, представим,
как себя чувствовал молодой Брюс, когда его родители были за
стрелены на его глазах Джо Чиллом. Вместе с тем как его отец и
мать истекали кровью у его ног, мы можем вообразить, как разби
лось видение мира ребенка. После этого, он, похоже, был обречен
на жизнь, полную горя. Мы удивляемся, как это возможно, чтобы
кто-то настолько сильно травмированный, смог затем найти себя и
посвятить свою жизнь справедливости, справедливости, которую
он никогда не сможет разделить. Когда он наконец-то встречает
Чилла и у него появляется шанс убить его, он жалеет мужчину,
понимая что Чилл жалок и вся его жизнь и без того проклятье.
Бэтмен должен признать факт: убийство Чилла не избавит его от
прошлого, не даст ему искомой справедливости. Это понимание
становится все более абсурдным, когда Бэтмен объединяется с
Чиллом дабы остановить Жнеца, случайно делая Чилла орудием
той справедливости, что он сам ищет.
Более того, мать Чилла,
Миссис Чилтон, помогала расти Брюсу Уэйну, что заставляет нас
удивиться, как заботясь о Брюсе, она могла пренебрегать собствен
ным сыном, и если бы этого не случилось, иронично, Джо не стал
бы преступником.
Вопреки всем этим перипетиям судьбы, Бэтмен
становится на сторону справедливости, отчаянно стараясь сделать
что-то хорошее из его трагичной жизни, чтобы смерть его родите
лей не была напрасной.
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
Абсурдность, ирония и вера
Абсурд и ирония, с ними обоими столкнулись Альфред и
Бэтмен, и способ которым они используют свою личную веру, в
попытке преодолеть их, напоминает нам библейского персонажа
Авраама, которого Кьеркегор однажды использовал в качестве
философской модели идеального человека веры. Согласно легенде,
Авраам и его жена Сара много лет пытались зачать ребенка, на
следника своей фамилии и состояния. Когда они оба приблизились
к старости, казалось уже невозможным, что Сара сможет родить.
Однако, в Библии говориться, что в качестве награды за преклоне
ние Богу и никому другому, Авраам и Сара наконец-то получили
Его благословление - сына Исаака.
После стольких лет попыток, пара была вознаграждена
даром жизни, и любила Исаака беззаветно. Однако, неведомо для
Авраама, у Бога для него был в запасе еще один тест веры. В один
день он позвал Авраама и сказал: «Возьми сына твоего, единствен
ного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа
и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я
скажу тебе». (Бытие 22:2). Авраам был изумлен Богом, что попро
сил его пожертвовать даром, данным Им, его единственным сыном,
которого он любил больше всего на Земле. И не смотря на абсурд
ность просьбы, Авраам исполнил задание Бога.
Кьеркегор отвечает на этот момент жизни Авраама, говоря:
«Он верил силой абсурда; ибо, по всем человеческим
расчетам, речь не могла идти о том – в этом-то и
состоял абсурд, – чтобы Бог, потребовав от него
этого, в следующее мгновение вдруг отказался от
своего требвания. Он поднялся на гору, и даже в то
самое мгновение, когда блеснул нож, он верил – верил,
что Господь не потребует Исаака».
Когда Кьеркегор говорит нам, что Авраам верил «силой
абсурда», он подразумевает что Авраам был в состоянии доверять
Богу, поскольку просьба его была непостижимой. То, что он не мог
найти причины, почему Бог дал ему столь немыслимое задание, не
остановило его; напротив, оно заставило поверить в его необходи
мость. Вместо того чтобы спорить о мотивах Бога, Авраам просто
поверил Ему, поскольку Бог никогда не подводил его и не предавал
своего слепого послушника.
Бэтмен, рыцарь бесконечного смирения
Так же, как Авраам усмирил свою волю ради ужасного
задания Господа, Бэтмен «верит силой абсурда».
Боль от смерти
родителей могла его уничтожить, и, хотя «печаль способна затмить
разум человека», ему удалось, как Аврааму, найти «силу воли,
которая способна до крайнего предела идти».
С точки зрения
психологии, Брюс Уэйн, израненный и несколько невротичный,
берет свои раны и переделывает их. Его нервозы трансформируют
ся в оружие, тем же образом, как он использует то, что способно
сломить его силу воли, как средство для ее стимуляции. Соединя
ясь со своими страхами, Бэтмен позволяет им переходить из его
сердца в сердца врагов. В подтверждение этому мы должны взгля
нуть на его костюм, машину, бэт-сигнал, и на прочие атрибуты, как
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
на артистичные и терапевтические творения, в которых Брюс Уэйн
превращает свои внутренние страхи во внешние объекты. Застав
ляя тех, кто преступает закон, видеть весь ужас, что они внушают,
по иронии, заставляя злодеев переживать ту же насильственную
травму, что они пытаются нанести другим.
Экстернализируя и организовывая свою боль таким обра
зом, Брюс Уэйн снова может чувствовать себя уверенно. Перед
лицом абсурда он уверен в крайней бесконечной справедливости,
которой он подчинился. Кьеркегор говорит нам, «подчинение есть
суррогат веры»,
как человек склоняется перед бесконечной спра
ведливостью, так справедливость становится сутью его сущест
вования, и основой его веры. Как только он почувствует, что его
жизнь имеет значение, он посмотрит за пределы своей боли и стра
дания, чтобы облегчить боль и страдание других. Брюс Уэйн вновь
обретает уверенность именно в тот момент, когда посвящает себя
помощи другим, понимая, что если бы только люди были более
склонны к защите и отстаиванию справедливости, то, возможно его
родители остались бы живы.
Как только люди приобретают уверенность в смысле жиз
ни, они переходят на другой уровень. Они больше не пассивные
наблюдатели в этом мире; вместо этого они пытаются взять под
контроль свои жизни, используя их, как способ достижения чего-
то большего. Кьеркегор говорил, что такие уверенные в себе души
больше похоже на рыцарей, непоколебимых в своей миссии и
абсолютно преданные правому делу. Бэтмен один из этих «рыцарей
бесконечной покорности», посвятивших свою жизнь бесконечной
справедливости. Его уравновешенность раскрывается через Кьер
кегора: «Легко узнать рыцарей бесконечного самоотречения, по
ступь их легка, весела».
скользят к ней, как летучие мыши, в ночи перелетающие с одной
крыши на другую, погружаясь во тьму слепо, но без страха, потому
что они не боятся умереть во имя того, что доблестно. Их жизнь
теперь лишь средство на пути к бесконечности, бесконечности, что
важнее любых других проблем, включая самосохранение.
Альфред, рыцарь веры
В противовес, Альфред рыцарь другого толка. Он не при
надлежит неким бесконечным и идеализированным силам, толь
ко смиреной профессии. Он не старается сделать бесконечность
реальностью, лишь служить одному человеку: Брюсу Уэйну. Но
почему? Потому что, поступая таким образом, он служит двум це
лям. Во-первых, столько, сколько существуют Брюс Уэйн и Бэтмен,
столько существует и их справедливость. Так Альфред реализует
ту же справедливость что и Темный Рыцарь, но делает это опосре
дованно. Во-вторых, он превосходит эту справедливость, одновре
менно раскрывая любовь, делающую справедливость доступной в
мгновение ока. В то время как бесконечная справедливость Бэтме
на никогда не будет достигнута, поскольку всегда не хватает чего-
то, что должно настать для этого, например будущего порядка или
мира, справедливость любви Альфреда всегда под рукой, и доступ
на в любой момент. Справедливость, в качестве любви, постоянно
питает сама себя: улыбка, что следует за прикосновением; комфорт
осознания, что кто-то еще здесь ради вас; или уверенность, что
приходит от окружения людей, коим вы можете доверять. В доба
вок, Альфред видит справедливость во всех своих деяниях: в том,
как он уменьшает боль Бэтмена, легкой медицинской заботой; в
успокоении измученной души Темного Рыцаря несколькими милы
ми словами и домашним сэндвичем; или одним из его витиеватых
замечаний, позволяющих притормозить Бэтмена и напомнить ему
о его тенденции перегибать палку.
Парадокс его высшей этики заключается в том, что внешне
она выглядит обыденно, банально. В то время как рыцари беско
нечного самоотречения выглядят самоуверенными, «Напротив, те,
кто носит в себе драгоценность веры, вполне могут разочаровы
вать. Ибо их внешний вид обладает поразительным сходством с
тем, что глубоко презираемо как бесконечной покорностью, так и
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
верой, –сходством с филистерским мещанством».
Как ни странно,
рыцари веры не показывают никаких признаков своего этическо
го влечения, они не выражают ни капли щегольства, видимых в
рыцарях бесконечного самоотречения. Более того, они выглядят
и действуют как обычные и непросвещённые люди – филистеры.
Кьеркегор описывает типичных рыцарей веры, говоря:
В тот самый момент, когда он попадается мне на
глаза, я тотчас же отталкиваю его, сам отступаю
назад и вполголоса восклицаю: ʺБоже мой, неужели
это тот человек, неужели действительно он? Он
выглядит совсем как сборщик налоговʺ. Между тем
это и в самом деле он. Я подхожу к нему поближе,
подмчаю малейшее его движение: не обнаружится
ли хоть небольшое, оборванное сообщение, передан
ное по зеркальному телеграфу из бесконечности, –
взгляд, выражение лица, жест, печаль, улыбка, выда
ющие бесконечное по его несообразности с конечным.
Ничего нет! Я осматриваю его с головы до ног: нет
ли тут какого-нибудь разрыва, сквозь который вы
глядывает бесконечное? Ничего нет! Он полностью
целен и тверд. А его опора? Она мощна, она полно
стью принадлежит конечному, ни один приодев
шийся горожанин, что вечером в воскресенье вы
шел прогуляться к Фресбергу, не ступает по земле
основательнее, чем он; он полностью принадлежит
миру, ни один мещанин не может принадлежать
миру полнее, чем он. Ничего нельзя обнаружить здесь
от той чуждой и благородной сущности, что отли
чает рыцаря бесконечности. Он радуется всему, во
всем принимает участие, и всякий раз, когда видишь
его участником этих единичных событий, он делает
это с усердием, отличающим земного человека,
душа которого тесно связана со всем этим. Он за
нимается своим делом. И когда видишь его за рабо
той, можно подумать, что он – тот писака, душа
которого полностью поглощена итальянской бухгал
терией, настолько он точен в мелочах. Он берет вы
ходной по воскресеньям. Он идет в церковь».
Рыцари веры выглядят как сборщики подати, клерки, или
как в нашем случае – дворецкие, одеваются, как другие и заняты
повседневной рутинной работой. Альфред одевается консерватив
но, сохраняет приличные манеры и остается высокоорганизован
ным, в точности как человек веры Кьеркегора.
Контрастно им, рыцари бесконечного самоотречения впе
чатляющие, их орудие это их самоуверенность, их поступки вы
ражены бесконечным талантом. Костюм Бэтмена и его игрушки
отражают столько же героизма, сколько заявляют о метафизиче
ской справедливости, за которую он борется – последнее королев
ство мира на Земле. Пока его работа ни больше, ни меньше, чем
впечатляющая, эпичная во всех измерениях, рыцари веры остаются
в тени таких идолов! Их одеяния не примечательны; их поступки
рутинны.
Реальная разница между этими двумя, однако, не имеет ни
чего общего со вниманием, что они обращают на себя. В то время
как рыцари бесконечного самоотречения всегда ждут установления
будущего идеала, рыцари веры уже нашли его, и живут с ним в
настоящем. Их вечность не приходящая, но сиюминутная, как они
понимают, что в любви и службе другим они практикуют вид об
щения, бесконечно поддерживающий человечество. Для них, мир
на земле создается каждым жестом, каждым деянием. И это начи
нается с принятия на себя обязанности за других людей и помощи
этим людям любым возможным для них способом.
Альфред знает: если мы все будем помогать другим, не
будет необходимости в Бэтмене, или любом другом типе принуди
тельной справедливости. Таким образом, он выступает для Тем
ного рыцаря моделью, как некий мудрец, следующий повсюду за
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
Брюсом Уэйном, чтобы напомнить ему: истинная справедливость
здесь и сейчас, а не когда-либо в будущем. Вот почему уединен
ность Альфреда не причиняет ему дискомфорта, и почему он
«радуется всему, во всем принимает участие».
Любое, маленькое
поручение, выполненное им для Брюса Уэйна, питает его веру; он
не только помогает ему выжить, но также вдохновляет Уэйна сво
им хорошим примером.
Как и рыцарь веры Кьеркегора, «он не глупец»,
ибо он так
выбирает свою профессию, чтобы служить дезинформированному,
но хорошему человеку. Бэтмен глупец, поскольку преследует пре
ступника до той точки, где сам почти что погибает. Альфред же с
другой стороны, реалист относительно типа справедливости, что он
может добиться на протяжении свой жизни; как пишет Кьеркегор:
«Глупцы и молодые люди болтают о том, что для
человека все возможно.Между тем это большая
ошибка. С точки зрения духа, возможно все, но в
мире Конечного, имеется многое, что невозможно.
Однако рыцарь делает это невозможное возмож
ным благодаря тому, что он выражает это духов
но, но он выражает это духовно благодаря тому,
что он от него отказывается».
В отличии от Бэтмена, Альфред не глупо ищет некий вид справед
ливости для всех, но только справедливости для одного человека, о
котором он заботится, для Брюса Уэйна. Он выражает свое него
дование насчет типа высокого правосудия, к которому стремится
Бэтмен, зная, что он неспособен бороться с преступностью как
Темный рыцарь. Вместо сражений на улицах города, он выбирает
бороться с тиранией в душе, что делает Брюса Уэйна столь цинич
ным, и рушит его веру в человечность.
Подходя к финалу, Альфред посвящает всю свою жизнь и
вечность, вере, его доблесть идет от его клятвы. Альфред напоми
нает рыцаря, ибо никогда не отказывается от своей обязанности по
могать Бэтмену. Не поступи он так, он предал бы свой моральный
долг в пользу моральных спекуляций. Жизнь Темного рыцаря стала
смыслом собственного счастья Альфреда, в противовес зациклен
ности на самом себе. Безоговорочно служа Бэтмену, он избегает
этих моральных противоречий. В сохранении верности Бэтмену,
Альфред хранит верность себе, своей прошлой клятве чести и эти
ческим верованиям. И это, как Кьеркегор говорит нам, в конечном
счете, есть «Любовь».
Жертвуя собственной жизнью для улучше
ния жизни Брюса Уэйна, Альфред демонстрирует, что он по-насто
ящему любит Брюса самым бескорыстным способом. Это тот тип
любви, что предполагает «религиозный характер», кредо любви,
согласно которому он заботится о Брюсе со всем своим сердцем,
волей, и усилиями.
Парадокс и мир
Ни на секунду Альфред не прекращал помнить об обяза
тельствах, взятых на себя, перед маленьким Брюсом Уэйном в ночь
смерти его родителей, и как он сделал секретную клятву и затем
стоял рядом со страдающим мальчиком до тех пор, пока Брюс не
стал снова целостной личностью. Эта клятва и воспоминания, есть
постоянная боль для Альфреда, ибо он единственный кто должен
был стоять и смотреть за борьбой Бэтмена, для достижения его
веры, веры, что остается для Темного рыцаря неведомой из-за его
полного самоотречения во имя бесконечной и идеальной (и более
того невозможной) справедливости. Боль Альфреда как у отца, на
блюдающего, как растет его сын, видящего наивность и идеализм
юности и надеющегося, что однажды, их место займут более реа
листичные убеждения. С той же любовью и заботой, что дает отец,
Альфред без устали старается учить Брюса Уэйна справедливости,
как любви, надеясь на надежду привести его однажды к своей вере.
История Альфреда и Бэтмена, как история Авраама и этики
Кьеркегора, аналогична нашим собственным личным попыткам
КРИСТОФЕР М. ДОРАН
найти смысл и цель в жизни. Это история борьбы с немыслимыми
разногласиями, история веры против страдания и трагедии, и веры
полного сердца, что наши жизни могут изменить мир. Мы должны
стремиться стать «рыцарями веры», чья религиозная преданность
сангвиника, ведет нас к этике веры и радости:
«Вера – это не
какое-то эстетическое волнение, но нечто гораздо более высо
кое; как раз потому, что ей предшествует самоотречение, она не
может быть непосредственным движением сердца, но только
парадоксом наличного существования».
Парадокс Авраама в том, что крайне альтруистичный отец,
любящий своего ребенка не смотря на то, что знает, что его сын
может быть обречен пострадать от сил, от которых он не сможет
его защитить. Парадокс Бэтмена в том что он принял жизнь само
отречения ради непрактичной справедливости, абсолютно идеа
лизированной справедливости, которую ни один человек никогда
не сможет считать своей собственной, в то время как парадокс
Альфреда это парадокс конкретной веры, веры любви и надежды
в Брюса Уэйна, не смотря на его промахи, надежды, что однажды
они оба будут в мире, и что Бэтмен найдет справедливость, кото
рую ищет.
1. Смотрите
«Бэтмен #16»,
(Апрель-Май, 1943), в котором впервые появляется Альфред.
2. Альфред спас Бэтмен и Робина, толкнув их в сторону от падающего валуна в
«Детективных
комиксах #328»,
(Июнь, 1964) и был возрожден безумным ученым в
«Детективных комиксах #356»,
(Октябрь, 1966).
3. Смотрите
«Бэтмен: Готэмские приключения #16»,
(Сентябрь, 1999).
4. Смотри главу 20, в этой книге.
5. Кьеркегор, «
Страх и Трепет»
, (Принстон:Издательство Принстонского университета, 1970), 77.
6. Там же, 146.
7. Мартин Хайдеггер,
«Бытие и время»
, (Сан-Франциско: Харпер Сан-Франциско,1962), 84.
8. Кьеркегор, «
Страх и Трепет»
9. Кьеркегор, «
Заключение Ненаучного Постскриптума»
, (Принстон:Издательство Принстонского
университета, 1941), 176.
10. Жан-Поль Сартр,
«Экзистенциализм»,
(Нью-Йорк: Философская Библиотека,1947), 18.
Почему Бэтмен не заберет жизнь Джокера, смотри эссе Марка Д. Вайта в этой книге.
11. Там же, 439.
«Возвращение Темного Рыцаря»,
«Бэтмен: Год второй»,
«Нерасказанные Легенды Бэтмена# 1»,
(Июль, 1980).
15. Кьеркегор, «
Страх и Трепет»
16. Там же.
17. Там же.
18. Там же, 46.
19. Там же, 49.
20. Там же, 49.
21. Там же, 48 - 49.
22. Там же, 49.
23. Там же, 52
24. Там же,47.
25. Там же.
26. Там же, 54.
27. Там же, 58.
ТЕМНАЯ НОЧЬ
Есть ли у Бэтмена совесть?

Джейсон Дж. Говард
Не многие из тех вещей, интересовавших меня подростком,
до сих пор привлекают мое внимание настолько же интенсивно,
как Бэтмен. Он современный Дракула, призрак, темный рыцарь,
и мстительный дух, кто-то, кого вернее встретишь в древнегре
ческой трагедии, нежели в комиксах. Его методы пугают врагов,
практически доводя до безумия, внушая в их гнилые сердца страх,
толкающий злодеев на конфронтацию с тем естеством, которым
они стали. Самым важным вопросом для меня всегда оставался:
как Бэтмен, использующий чрезвычайно запугивающие тактики и
увертки, позаимствованные у его врагов, порой сам разрушающий
добро, может оставаться героем, не превратившись в злодея? Его
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
миссия по очистке Готэма от криминала и отмщению родителей,
морально эквивалентна хождению по лезвию ножа. (Увидеть на
сколько это лезвие может быть острым, вы можете в «Возвращении
Темного Рыцаря» Френка Миллера (1986)). Что позволяет Бэтмену
балансировать на краю, заглядывая в бездны человеческих душ?
Лучший способ ответить на этот вопрос – узнать, есть ли у Темно
го Рыцаря совесть?
Проблема совести – ее происхождение, как она оправдывает
моральное поведение, и существует ли вообще – обсуждается в фи
лософии уже более двух тысяч лет. Чтобы оценить, каким образом
Бэтмен вписывается в подобные дебаты, сначала необходимо вый
ти за типичные рамки моральных рассуждений, сосредоточенных
на благородстве его намерений и моральном авторитете «суперге
роя». Эти вопросы определенно выявляют сложность поведения
Темного рыцаря, но они не имеют границ касательно объяснения
основ происхождения и законности совести, как формы мотивации.
Скорее мы должны рассмотреть эти вопросы на общем фоне борь
бы Бэтмэна за «подлинное существование». Большая часть наших
моральных выборов предопределена, по крайней мере, частично,
тем, кто мы есть как личности. Решения Темного Рыцаря схожим
образом исходят из его глубокой экзистенциальной борьбы вести
подлинную жизнь. Поскольку Бэтмен осознает сложность двойной
жизни и сомнительный характер принимаемых им решений – его
жизнь экзистенциальная борьба. Как он противостоит этим вопро
сам, не только может объяснить разницу между подлинной и не
подлинной совестью, но и понять характер его неустанных проти
востояний, как супергероя.
Совесть и власть
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
211
повсеместно) на чувстве морали. Вместо этого, моральные позиции
Деньги, джакузи и трудные жизненные решения
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
Одна из центральных концепций Хайдеггеровской филосо
фии, раскрытой в его фундаментальной работе «Бытие и Время»
(1927), является понятие «грехопадения». Согласно Хайдеггеру,
человек неизбежно принимает на себя интересы и ожидания дру
гих людей. Но когда это происходит, мы часто становимся настоль
ко запутанными в этих интересах, что теряем самих себя в образе
жизни и взглядах большинства. Это особенно правдиво, когда
дело касается мнения других людей в моральных вопросах. В этом
состоянии «грехопадения», как он его называет, мы отказываемся
от собственного аутентичного потенциала быть собой, потому что
другие выбрали смысл нашего существования, и, таким образом,
мы просто играем нашу часть роли в жизни.
Для Хайдеггера, как и для большинства других экзистенциа
листов, человеческая жизнь постоянно открыта для интерпретаций.
Чтобы подчеркнуть интерпретированный характер человеческого
существования Хайдеггер использует слово «Существование»,
когда обсуждает человеческий вид. Используя этот термин, он об
ращает внимание читателя на уникальный аспект, согласно кото
рому человеческие существа осознают собственное «Бытие», как
нечто существующее «там», в определенном месте, и вовлеченное
в специфичный проект. Это верно, поскольку Существование (т.е.
человеческое существо) может знать не только о практичных про
ектах (как строительство мостов и зарабатывание денег), но также
о том, что такое существовать, и что совесть возможна.
Поскольку мы человеческие существа, то смысл нашего су
ществования никогда не урегулирован. Однако общество функцио
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
нирует по предпосылке, константного существова-ния: цель жизни
быть врачом, заработать больше денег, завести семью, и другие
множества обыденных клише. Как объясняет Хайдеггер: «Самость
повседневного присутствия есть человеко-самость, которую мы
отличаем от собственной, т.е. собственно взятой на себя само
Вы, скорее всего, знакомы с понятием «человеко-самость»
из таких избитых муд-ростей, как «Говорят, ты не должен плавать
раньше чем через 20 минут после еды». Когда мы следуем «челове
ко-самости», мы не думаем или действуем самостоятельно. Вместо
этого принимаем за постулат, что анонимные «они» из общества
говорят нам. Во многих отноше-ниях жизнь молодого Брюса Уэйна
иллюстрирует опыт грехопадения и трудностей, которые может
иметь каждый в процессе установления своего собственного я.
(Мы все ищем ролевые модели, и смерть родителей Брюса сдела
ла его поиски особенно болезненными и затруднительными, хоть
Альфред и стал им замечательным заместителем.)
Но жить только в качестве Брюса Уэйна было бы не так пло
хо, верно? Одаренный неисчислимым состоянием и внешностью,
он мог создать себе имя множеством различных способов. Ирония
в том, что если его личная цель в жизни заключается в ведении
той жизни, которую его родители сочли бы благородной, он скорее
и лучше добился бы ее просто в качестве Брюса Уэйна, управляя
Уэйн Энтерпрайзис, как благотворительной организацией.
зависимо от того, сколько добра Брюс Уэйн мог сделать, его жизнь
не была бы свободной, потому что выбор управлять Уэйн Энтер
прайзис не был бы его собственным, подлинным решением. Более
того, смерть его родителей стала бы еще одной строкой в статисти
ке, а Брюс очередным анонимным меценатом. Вместо того, чтобы
посвятить себя «их» миру и «их» ожиданиям, Брюс Уэйн решил
бороться против этого мира и дать место угрызениям Собственной
совести. Поступив таким образом, Брюс сталкивается не только
со смыслом своего собственного существования, но также с более
глубоким значением родительской смерти.
Смотреть на вещи яснее
с помощью «детективного зрения»
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
Среди поклонников Бэтмена распространено мнение, что
именно трагичная гибель его семьи, трансформировала Брюса Уэй
на в Темного рыцаря. Для Хайдеггера, Сартра и Камю, все значи
тельные трансформации и изменения в человеческой жизни проис
ходят от осознания нашего интерпретированного существования.
Смысл жизни и смерти никогда не постоянен и окончателен, как
уравнение, кое можно запомнить и повторить. В случае с Бэтме
ном, хотя здесь есть маленькие сомнения, что убийство его родите
лей стало катализатором для изменения, тем не менее, это был акт
интерпретации значения их смертей, что инициировало экзистен
циальное превращение Брюса Уэйна в Бэтмена. Следуя за мнением
Хайдеггера, мы можем сказать, что через «желание иметь совесть»,
стало обретено истинное понимание смысла существования.
Вот
уникальная комбинация, желания иметь совесть, сталкивающаяся
со смыслом смерти родителей, инициировавшая его метаморфозу
из кровожадного подростка в Темного рыцаря.
Но что значит хотеть иметь совесть? Согласно Хайдеггеру,
многое из движущего человеческим поведением, мотивировано
самообманом, как преднамеренным, так и непреднамеренным.
Люди постоянно бегут от своих возможностей, прошлого, и не
избежности собственной гибели, в пользу чего-то знакомого и
приятного. Это состояние бегства прекрасно характеризует грехо
падение. Мы хотим существовать, дабы быть чем-то постоянным,
знать: у нас не было реального выбора во время наших неудач, и
жизнь имеет четкие цели, которые только нужно найти. Как резуль
тат, большая часть общественной жизни заканчивается, оказавшись
тщательно продуманной диверсией избегания созерцания действи
тельности нашей собственной смертности. По Хайдеггеру, мы не
можем подлинно желать иметь совесть, – воспринимая мир, где все
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
в жизни улажено, а смерть, есть неопределенное и отдаленное со
бытие, – поскольку совесть в этих условиях станет цензором нашей
индивидуальности.
Общее представление о совести, олицетворением которой
является злость и чувство вины молодого Брюса Уэйна, не подлин
ная совесть, но интернализация знакомых реакций и ожиданий. Эта
интернализация, хоть и является общим выражением совести, обо
рачивается в итоге диктованием того, как мы должны действовать
или чувствовать, делая любое личное решение или способность
проникновения в суть, значением избыточного существования.
Правильно оценить различия меж двумя путями понимания под
линной и не подлинной совести – очень сложно. С одной стороны,
у нас есть истинное чувство совести, что подтверждает нашу инди
видуальность, в то время как с другой, у нас имеется не подлинное
ощущение совести, отрицающее любую роль для изобретательно
сти и личностного понимания. Что делает Бэтмена столь интригу
ющим персонажем? Это его способность, не смотря на то, что он
супергерой, крайне поучительно демонстрировать различия между
своими ощущениями совести.
«Бэтмен: Год первый» (1987) четко показывает, что, не смо
тря на годы тренировок, Брюс Уэйн не был превосходным борцом
с преступностью без личности Бэтмена, направляющей его. Но вот
интересный вопрос: почему? Дело ведь не в том, что его навыки
улучшились, когда он надел костюм или, что его личность может
быть надежно скрыта лишь под маской и плащом. Как он описыва
ет себя, комментируя первые месяцы в качестве борца с преступ
ностью: «У меня есть знания, навыки – но не методы… нет. Это
не правда. У меня сотни методов. Но что-то упущено. Что-то не
правильно. Я должен подождать». Очевидно, Брюс не ждет кого-
то или чего-то в обычном понимании, также не ожидает какого-то
события, так что именно он выжидает?
Как объясняет Хайдеггер, «Совесть вызывает самость
присутствия из потерянности в людях».
Это «вызывание» не
выражается словами, или моральными командами – если так,
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
совесть будет просто очередным стимулом жить ради оправдания
ожиданий других людей. Напротив, совесть «индивидуализирует»
людей ограждая их от мира других, заставляя противостоять своим
собственным уникальным возможностям. Ключевой момент здесь,
что ощущение подлинной совести является интенсивной индиви
дуализацией, в кото-рой мы понимаем, в конце концов: никто не
может разделить нашу смерть или предотвратить ее. Точно так же,
как мы должны двигаться к неизбежности собственной смерти,
мы обязаны принять прямую ответственность за «смысл» наших
собственных жизней.
В ту роковую ночь, когда летучая мышь влетела в окно
особняка Уэйнов, в ответ на поиски Брюса Уэйна новой личности,
он получил то, что Хайдеггер называет «озарением». Оно отли
чается отсутствием выражения неких религиозных сигналов, или
просто моральных идеалов. Так же, как и не отвечает на все жиз
ненные проблемы. Скорее всего, в эти моменты озарения, когда мы
испытываем полное значение совести, «вызывающей нас в ситуа
цию», раскрываются глубочайше загадки нашего бытия, показыва
ющие, что кто мы есть – постоянная «проблема» каждого из нас.
Через присвоение «себе» символа летучей мыши Брюс
раскрывает свои собственные страхи и противостоит своему соб
ственному уникальному зову. Как говорится в «Легендах Темного
Рыцаря #1» (Ноябрь, 1989), летучая мышь распознается как тотем
Брюса Уэйна, хотя мы все еще упускаем полное значение этого
тотема, если надеемся присвоить ему специфичное содержание
или сообщение. Это бы могло уменьшить открытие Брюса Уэйна
до «публичной совести». Приняв летучую мышь как тотем Брюса
Уэйна, она раскрывающет его подлинную совесть в момент озаре
ния, в который Брюс противостоит силе возможностей. Согласно
следующему описанию из «Человек, который падает», содержаще
му комментарии реализации Брюсом летучей мыши, как элемент
его символа: «Он знал. В один момент он понял, какова была его
цель все эти годы – чем он должен быть. Одно мгновение он насла
ждался новыми эмоциями. Одно мгновение он был счастлив».
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
Существование Бэтмена это продолжающиеся попытки
найти и оправдать смысл собственного мятежа. Вместо того, чтобы
отрицать безумие смерти родителей и тщетность собственных
попыток искоренить преступность Готэма, Бэтмен расценивает
абсурдность своего затруднительного положения как собственные
уникальные возможности. Ибо, если рассматривать с точки зрения
общих успехов, карьера Бэтмена, как борца с преступностью, сом
нительна. Криминалитет Готэма на самом деле никогда не исчез
нет, и каждый злодей, которого он убирает с улиц, в итоге снова
на них возвращается. Более того, как показывают ранние выпуски
«Легенд Темного Рыцаря», подвиги Бэтмена стали причиной по
явления подражателей «мстителя», вызывавших хаос среди насе
Помимо этого, присутствие Бэтмена в Готэме равносильно
маяку, для каждого потенциального маньяка в городе. Единствен
ные явные моральные постулаты, которым следует Темный рыцарь
– отказ проливать кровь невинных, и клятва никогда не забирать
чужую жизнь намеренно, и те были скомпрометированы в некото
рых случаях. Но если это правда, что успех Бэтмена, как борца с
преступностью, сомнителен и с учетом косвенного ущерба, созда
ющегося его присутствием, какой вид руководства или мудрости
получаются в результате наличия подлинной совести?
Существование Бэтмена, как он утверждает, является однов
ременно его освобожде-нием и пыткой, и это, признавая огромную
тщетность его миссии, то, что хранит его чест-ным и подлинным.
В отличии от большинства других героев, у Бэтмена нет иллюзий
о со-мнительном характере того что он делает.
В ранних комиксах
«Легенд Темного Рыцаря» он неоднократно рассматривает вариант
отставки. Более того, в «Возвращении Темного Рыцаря», это вызов
его истинным возможностям, Бэтмен, после десяти лет в отставке
Чувствовать вину
(или «как бороться с меланхолией»)
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
зовет его обратно из его упаднического состояния перманентного
алкоголизма. Как разъясняет Хайдеггер, вызов подлинной совести
«конституирует верность экзистенции своей самости».
Тем не
менее истинная самость не вневременная личность или голос глу
боко внутри нас, являющийся общим представлением совести, но
решительное желание отличать, что является в жизни тривиальным
и случайным от того, что есть неизбежное и действительно свое.
Эта попытка раскопать наши сокровенные обязательства и мотивы
могут быть увидены так же, как Брюс Уэйн пришел к соглашению
с фактом утраты его родителей.
Его трансформация в Бэтмена происходит, когда Брюс
противостоит чувству вины за смерть семьи, осмысляя свою вину
по иному, что Хайдеггер отличает от «озарения», как форму про
буждения. Личная вина Брюса, переживаемая, как удушающая и
запутывающая, раскрывается на более глубоком уровне существо
вания, как вина Существования. Здесь вопрос в первую очередь не
в «обязанности» или «долге», но в признании собственного «ничто
жества».
Это значит, что он признает ту хрупкость, ограничиваю
щую жизнь, в то же время, осознавая, какие силы эта чрезвычайная
хрупкость имеет, чтобы изменить его жизнь. Вина перемежается от
одного простого обвинения, раскрывающего, что виновны в некой
степени все, к тому, что мы должны занять позицию относительно
того, кто мы есть и как мы должны жить.
Выбирая освобождение себя от типичной ответственно
сти за трагедию, от слепой ярости и мести, Брюс интерпретирует
событие убийства родителей в зов восстать против жизни жертвы,
самодовольства и цинизма. Поступая таким образом он искупает
бессмысленность трагедии, вставая против бессмысленности наси
лия как такового. Тем самым, вина, которая изначально осуждала
его, теперь испытывается как вызов быть собой, таким образом,
Бэтмен становится подлинной совестью Брюса Уэйна. Взятие лич
ности Темного Рыцаря позволяет Брюсу сопротивляться абсурдно
сти смерти родителей, раскрывая другие способы ощущения вины,
посредством признания своей собственной смертности. Именно
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
приятие этого и что оно значит для легитимности его выбора, дает
Бэтмену мужество видеть неизбежность его собственной смерти,
как вызов «быть».
Темные ночи и вызов подлинной совести
Бэтмен готов умереть. Он пришел к соглашению с неизбеж
ностью смерти, но одно это не делает его подлинным; множество
людей готовы к смерти. Так чему Бэтмен, «простой» персонаж
комиксов, может научить нас, дабы быть подлинными? Одним из
ключевых моментов является его выбор рисковать свободой, не
убегая от реальности мира, а подтверждая ее. Бэтмен не стремится
обратить людей к своему делу, и не завидует тем, кто решил бо
роться с преступностью более традиционными способами. Кроме
того, его миссия никогда не подойдет к концу, нет определенного
конца, нет спасения, лишь продолжающаяся переоценка его соб
ственного выбора. Принимая свое жизненное решение, как свою
собственную уникальную судьбу, Темный рыцарь показывает себя
как человек, принявший мир таким, каков он есть, со всей его
абсурдностью и скорбью, в то же время, сохраняя терпимость и со
страдание ко всем, кроме тех, чьи действия заканчиваются бессмы
Бэтмен не выступает против этого натиска бессмысленного
насилия на основе явного морального кодекса или религиозных
убеждений, но лишь с позиции решительного подтверждения своей
свободы принятия смерти, являющейся его подлинной совестью.
Эта свобода принимать жизнь со всей ее непонятной двусмыслен
ностью, и решать для себя как с этим жить, делает Бэтмена тем, кто
он есть, а не его костюм. Бэтмен живет в решении Брюса «быть»,
признавая реальность своих страхов, вместе с тем, предвосхищая
небытие, преследующее каждого из нас:
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
Предвосхищение дает Существованию понять, что
способность быть, в которой речь идет о его самом
своем бытии, оно имеет принять единственно от
себя самого… Бытие только тогда может быть
собственно оно само, когда само от себя делает
себя к тому способным. Когда, предвосхитив, кто-то
становится свободен для своей смерти, он избавля
ется от затерянности в случайно навязавшихся воз
можностях, что впервые дает собственно понять и
избрать фактичные возможности, располагающи
еся прежде необходимой.
«Свобода через смерть» как называет ее Хайдеггер, есть
отличительная черта подлинной совести. Сказать, что кто-то сво
боден предвосхищать свою смерть, не значит желать смерти, равно
как и не болезненная фиксация на «конце». Это проникающее по
нимание, что смысл существования это нечто с чем каждый из нас
должен встретиться, как личность, через продолжающееся приня
тие значения нашей собственной смертности. Именно это отноше
ние подлинности, обеспечивающее нашу жизнь прозрачностью в
значении того, кто мы есть, освобождая нас от «их» иллюзий» и их
одержимостью спокойствия, отстраненности и привычности.
Это
не просто. Это требует, чтобы мы допускали нашу собственную
уязвимость, а также отказались от любых видов фаталистического
детерминизма или эскапизма, принимая что «быть», значит пере
живать за то, кто мы есть.
Если мы допустим, что люди просто «рождаются» с совес
тью, вместо борьбы за ее нахождение, как объясняет Хайдеггер,
тогда нет места для возможности людей научиться по-настоящему
принимать решения в их жизни. Это не значит, что наличие подлин
ной совести влечет за собой отказ от нравственности. Отнюдь, она
предотвращает превращение нравственности в еще один вид кон
формизма, в котором обучение свободе и спонтанным моральным
суждениям меняется на слепую приверженность и нетерпимость.
ТЕМНАЯ НОЧЬ И ЗОВ СОВЕСТИ
Конечно, Бэтмен не единственный пример подлинной
совести, но он точно один из самых поучительных. Кроме того,
не только факт, что он супергерой, делает для нас его столь поучи
тельным, но и его поразительная экзистенциальная целостность
личности. Его готовность бороться с прошлым, отказ от поверх
ностных оправданий, и его страсть иметь дело с реальностью
на ее собственных условиях, вот что отличает Темного рыцаря от
религиозных фанатиков, и делает его тип героизма столь примеча
тельным. Как говорит сам Бэтмен: «Вы играете картами, что вам
раздали. Что я, это мой собственный выбор. Я не знаю, счастлив ли
я, но я доволен».
Заключение, плащ и маска
Выбор жить подлинной жизнью приносит с собой немного
темных ночей, но такова цена, предлагаемая за жизнь без иллюзий.
Приятие этого Бэтменом и составляет его героизм. Он опирается
на собственное желание иметь подлинную совесть, а не на сверхче
ловеческие силы. Следовательно, назначением его плаща и маски
является не попытка спрятать, кто он есть. Нет, они выступают в
качестве свидетельства его выбора и человека, которым он стал.
Хоть мы и не можем буквально копировать Бэтмена и риск, что он
принимает, – помимо прочего, он герой комиксов – его внутрен
ние сражения отнюдь не чужды большинству из нас. Он личность,
борющаяся за признание веса его собственного выбора и наличия
подлинной совести. В мире, где процветает бездумный конфор
мизм, а безразличие в порядке вещей, и страх наш великий учи
тель, призыв совести Бэтмена пример того, как готовность проти
востоять смыслу нашего существования может быть стать путем к
личному освобождению.
ДЖЕЙСОН ДЖ. ГОВАРД
1. Жан-Жак Руссо (1762),
«Эмиль или о воспитании»
, (Лондон:Пингвин Букс., 1991).
2. Хорошее предисловие к
«Экзистенциализм это Гуманизм»
Сартра (нью Хейвен, Издаельство
Йельского университета, 2007).
3. Мартин Хайдеггер,
«Бытие и время»
(Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1962), 167.
4. Смотрите эссе Махеша Анантха и Бена Диксона в главе 8 этой книги, чтобы лучше разобраться в
решении Брюса стать Бэтменом.
5. Хайдеггер,
«Бытие и время»
6. Там же, 3l9.
7. Там же, 347.
«Человек, который упал»
«Секретов происхождения»
9. Для подробностей, смотри
«Prey»
11-15, 1990) и «
«Возвращение Темного Рыцаря»
Речь о том, что правительство считает героев преступниками.
11 . Хайдеггер,
«Бытие и время»
12. Там же, 332.
13. Для примера этого сравнения рассмотрите его отношения с Двуликим и Женщиной кошкой.
14. Хайдеггер,
«Бытие и время»
15. Там же, 311 .
«Легенды Темного Рыцаря #23, 26»,
(October, 1991).
17. Мои благодарности Ральфу Самуэлсу и Кену Ли за помощь с ранней версией этого эссе.
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
СО СМЕРТЬЮ, СТРАХОМ
И СВОБОДОЙ
Решительный Бэтмен?

Дэвид М. Харт
В пантеоне супергероев комиксов, несколько персонажей
более сфокусированы и решительны в жизни, чем Бэтмен. Супер
мен, например, имеет время для отношений с Лоис Лейн, Человек
Паук беспокоится за Тетю Мэй и свою работу в «Дэйли Бьюгл»,
а Фантастическая Четверка периодически впадает в состояние
семейных дрязг. Но, похоже, Темный рыцарь посвящает буквально
каждый момент своей жизни борьбе с преступностью. А прилага
емые усилия, являются причиной его существования. Даже в тех
редких случаях, когда он делает выбор, который, кажется, дает
нечто похожее на «нормальную» социальную жизнь – посещение
благотворительного вечера «Уэйн Энтерпрайзис», неизменно в со
ДЭВИД М. ХАРТ
провождении красивой женщины – Бэтмен осуществляет его лишь
с точки зрения пользы для его миссии. Быть замеченным с супер
моделью, например, помогает сохранить репутацию плейбоя и
снять любые подозрения, что Брюс Уэйн может быть Бэтменом. А
визит на общественные мероприятия без костюма летучей мыши,
это возможность собрать информацию и обработать слухи. Отсыл
ка каждых действий к его личной войне, дает жизненному проекту
Бэтмена абсолютное единство; все, что он делает, он делает ради
одной единственной великой цели.
Но хитрая штука в том, что, будучи всецело приверженным
одной миссии, «избыточная» страсть персонажа может выгля
деть порой немного безумной. Действительно, с середины 1980-х
годов, множество писателей решили показать целеустремленную
преданность Бэтмена своему делу, как доходящую до крайности,
практически граничащую с психопатией, движимую не альтруи
стическими позывами создать лучший мир, но скорее непреодо
лимым принуждением, вызванным травмой детства. В поздние
годы, поклонники, похоже, устали от такой интерпретации. На
что DC Comics ответили, сфокусировавшись на «добром, мягком»
видении персонажа. Новый консенсус между создателями и фана
тами превратил крестовый поход Бэтмена, ни более чем в простой
продукт разрушенной психики, вступившей в компромисс с героиз
мом персонажа. Новая «мрачная и суровая» версия Темного рыцаря
бесконечно ищет больше возмездия, нежели справедливости – и,
по меньшей мере, в нашей культуре, быть мотивированным местью
не значит быть супер героическим.
Редакторское решение изгнать некоторых психологических
демонов Бэтмена – в буквальном смысле, в «52» #30 (29 Ноября,
2006) – и вернуть его характер в более традиционный героиче
ский ключ, подняло несколько важных философских вопросов,
включающих проблему человеческой свободы. Например, делает
ли Бэтмен то, что делает, поскольку, как он верит, выбрал правиль
ный путь, или он делает то, что делает, потому что чувствует, что
просто не может быть никем другим? Преобразовав эти вопросы
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
в философские термины, мы сможем выяснить: предопределено
ли поведение Бэтмена его прошлым или же его выбор был сделан
свободно? Более того, если его действия не в полной мере детерми
нированы прошлым, сумеем ли мы объяснить преданность Бэтме
на его миссии любым другим способом, кроме механистического
закона психологических причин и следствий, согласно которому
его детская травма неизбежно приводит к нужде наказывать плохих
парней? И может ли это альтернативное объяснение позволить нам
сохранить понятие самоопределения, которое, как кажется, нераз
рывно связано с героическим благородством?
Эта глава предлагает несколько возможных ответов, ис
пользуя философию Мартина Хайдеггера (1889 – 1976). И, между
прочим, мы откроем классические философские проблемы, извест
ные как «свобода воли против предопределения». Исследуя мотивы
Бэтмена и его действий через одну из главных фигур современной
философии, прольем свет на методы, которыми Темный рыцарь ру
ководствовался при своем жизненно важном выборе (если, конеч
но, у него когда-нибудь был выбор).
Альфред и появление
Хайдеггер ставит себя отдельно от своих предшественников
в вопросе преодоления философских различий между появлением
и «истинным» существованием. Это различие, доминировавшее в
философском дискурсе с ранних лет существования, обычно выра
жается в более современной философии терминами «субъективно-
объективного дуализма». В повседневной жизни, мы используем
эти категории когда говорим, что это «всего лишь субъективное»
мнение, в отличии от предполагаемой объективности эмпириче
ской науки. Сердцевиной такого различия является концепция
человеческого существования как автономного субъекта, что
ДЭВИД М. ХАРТ
существует в некоем «внутреннем мире» разума, находящимся
абсолютно абстрагировано от внешнего мира объектов. Пробле
ма с этой позицией в том, что проведение четкой границы между
внутренним миром, относящемуся к субъекту, и внешним миром,
объективно существующему в нас, приводит нас к разобщению.
По-видимому, становится невозможно установить, что образы в
нашем разуме фактически соответствуют чему-либо за пределами
себя в «объективном мире». Если мы последуем за этой линией
рассуждения, тогда кажется возможным (в теории), что способ, по
которому существует для нас мир, может быть не более реален, чем
галлюцинации Бэтмена, отравленного газом Пугала!
В абсолютно радикальном ответе субъективно\объектив
ной, внутренне\внешней проблеме, раскрывающейся в фундамен
тальной работе Хайдеггера «Бытие и Время», основные заявления
Хайдеггера говорят нам о том, что для человеческого существа не
существует значительного различия между внутренним и внешним
миром.
Напротив, Хайдеггер заявляет: человеческое существова
ние всегда находится «вовне», в мире, среди вещей, и вне самого
себя.
Как он может делать подобные выводы? Очевидно, с пер
спективы науки, мы существуем внутри и вовне наших тел; если
Убийца Крок откусит большой кусок нашего мозга, мы больше не
сможем существовать. Но ответ Хайдеггера на это рассуждение
будет таким, что медицинский подход руководствуется теми же
техническими интерпретациями бытия, которые привели филосо
фов к субъективно-объективным различиям. Пока это может быть
действенным и хорошим для личных целей (для медицины или для
создания Кроко-стойкого Бэт-плаща), размышления о мозге, как
о внутреннем мире, в противовес внешнему миру, не раскрывают
суть того, каково быть человеком. Анализ Хайдеггера человече
ского бытия утверждает, что наш конкретный вид существования
находится в основном «в мире»: не просто в ощущении быть на
каком-то месте пространства, но также в чувстве быть всегда во
влеченными или занятым миром.
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
Чтобы разобраться с заявлением Хайдеггера, что человече
ское существование всегда «находится в мире» и вместе с тем вне
самого себя, давайте рассмотрим существование Альфреда. Будучи
тем, кто являлся дворецким множество лет, его мир существует
крайне специфичным способом. Когда он обводит взглядом ком
нату в особняке Уэйнов, Альфред видит не только «объективное»
скопление материи, атомы, принимающие разные формы. Вместо
этого, он видит напольные часы, покрытые пылью, которую необ
ходимо убрать определенной тряпкой, а серебряный поднос вос
принимает средством транспортировки чая Мастеру Брюсу, и так
далее. Таким образом, он видит мир в терминологии не научного
объективизма, но более специфичным относительно его собствен
ного существования. Кроме того, согласно аргументации Хайдегге
ра, пока эти вещи «на самом деле» являются чем-то, они на самом
деле только такие, как Альфред понимает их, согласно его собст
венному интерпретированному видению. Если мы спросим его
«Что такое серебряный поднос?» ответ будет: «Предмет, использу
емый, чтобы приносить чай мастеру Брюсу». Согласно Хайдеггеру,
научная перспектива, в соответствии с которой серебряный поднос
будет описан как «гладкий серебряный предмет таких-то и таких-
то размеров», одна из многих возможных интерпретаций видения
предмета. В то время как поднос полезен с точки зрения своих соб
ственных целей, он не является более ценным, чем с перспективы
Альфреда (или чьей-либо еще).
Главный вывод, который мы можем сделать из этих умоза
ключений, состоит в том, что, по Хайдеггеру, основной ответ на
вопрос значения бытия – тот, как бытие появляется. Каждое суще
ство в мире на самом деле таково, каким оно показывает себя, дабы
быть видимым; так серебряный поднос Альфреда может сущест
вовать одновременно как инструмент для подачи чая и как объект
научного исследования, в зависимости от интерпретации; ни одна
интерпретация, тем не менее, не есть абсолютная правда в сравне
нии с другими. И, возвращаясь обратно к проблеме объект-субъект,
если Бытие есть появление, это также значит, что здесь просто нет
ДЭВИД М. ХАРТ
чистого мира «объектов», отделенного от нас. Вместо внутреннего
субъективного мира, который мог бы быть вырезан из внешнего
мира, Хайдеггер говорит, что мы, в основном всегда, отсутствуем в
мире, занятом вещами, как они показывают себя (то есть, как суще
ствуют), через нашу интерпретацию. Человечество существует как
вид, который постоянно содействует с вещами, и вещи существуют
в и через их появление.
Однако дальнейшие размышления о существовании Альфреда
приводят нас
к тому, что, как говорит Хайдеггер, является еще более фундамен
тальным способом, в коем человеческое существование всегда
находится вне себя. Мы говорили: вещи являют себя Альфреду
согласно его собственному горизонту интерпретирования, но что
определяет сам горизонт интерпретаций? В случае Альфреда, ответ
находится в существовании дворецким. Бэтмен не видит пыль на
напольных часах как нечто, о чем ему нужно беспокоиться; ско
рее всего, он не замечает ее вовсе. Но, поскольку Альфред выбрал
прожить свою жизнь в качестве дворецкого, пыль важна для него;
она что-то, с чем он себя связал. В терминологии Хайдеггера, быть
дворецким для Альфреда образ жизни, определяющий, не только
как мир предстает перед ним, но так же, как он относится к своему
собственному будущему. Поскольку Альфред выбрал такую жизнь,
часы есть нечто, что должно быть немедленно очищено от пыли,
обед нечто, что должно быть готово к моменту прихода мастера
Брюса домой, и жить как верный помощник Бэтмена это то, что он
планирует делать всю свою оставшуюся жизнь.
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
Как и каждый из нас, Альфред связан со своим будущим
условиями жизни, выбранными им ранее. Более того, это значит
он также, всегда связан со своим прошлым. В какой-то момент
Альфред сделал выбор между возможностями доступными ему
и решил стать дворецким. Вот почему Хайдеггер характеризует
человеческое существование как «брошенный факт». Мы осознаем
себя всегда уже «брошенными» в мире, и различные возможности
уже представляют нам себя. Например, Альфред, будучи юношей,
мог иметь шансы стать профессиональным актером или построить
в Британии карьеру военного. Становление дворецким – решение,
сделанное из множества вариантов, что он находил допустимыми
для него, как личности, «брошенной» в конкретную ситуацию.
Приняв решение своей жизни, сейчас он связан со своим будущим
так, как определил это будущее его выбор. Именно в этом смысле
Хайдеггер заявляет, что человеческое существование временно экс
татичное («экстатика» взято из Греческого термина означающего
«стоящее вовне»). Человеческая жизнь всегда вне себя во времени,
прогнозируется будущим так, что мы всегда впереди самих себя
через составляемые планы и, в то же время, брошены в наше насто
ящее из определенного прошлого.
Временно экстатичный способ, согласно которому суще
ствует человечество, для Хайдеггера значит, что мы в основном
являемся нашими собственными возможностями. Возможности,
выбранные в прошлом, определяют конкретные возможности,
возможные в настоящем, и способ их появления перед нами, в то
время как, наше существование проецируется в будущее, определя
емое, как мы используем эти возможности настоящего. Продолжая
наш пример, выбрав когда-то быть дворецким, Альфред теперь
находит себя имеющим возможности либо очистить от пыли часы,
ДЭВИД М. ХАРТ
либо начать пораньше готовить обед. Поскольку он и в будущем
желает продолжать эффективно служить Бэтмену, Альфред выбе
рет ту, которая, как он думает, лучше скажется на его желаемом
будущем.
С другой стороны, мы можем представить истории Других
миров, в которых Альфред устал от верного служения и решил, что
хочет потратить остаток своей жизни в мире и покое, без беспо
койства о том, переживет ли его хозяин еще одну ночь борьбы с
преступностью. В таком случае, решение вытереть ли сначала
пыль или приготовить обед, перестанет иметь значение для Аль
фреда («Бэтмен может и сам вытереть пыль со своих часов, мне
все равно!»), и другие возможности представят ему себя (такие как
остаться или покинуть опасный город). В конечном счете, точка
зрения Хайдеггера: что и где делает личность в данный момент не
так важно для понимания человеческого существования, чем прош
лое этой личности и ее планы на будущее. Научное исследование
Альфреда может сказать нам, что он лысеет и у него есть усы, но
мы никогда не сможем понять кто он такой, без знания сделанных
им выборов и того, как он будет думать завтра, в следующем ме
сяце, и через десять лет. Для Хайдеггера, понимание этих вещей
зависит от осознания существования личности, как совокупности
различных возможностей, что личность однажды выбрала и воз
можностей, которые получатся из прогнозируемого будущего.
Смерть и Темный рыцарь
Как Хайдеггер соотносится с миссией Бэтмена? Двумя сло
вами: через смерть. Как большинство фанатов Темного рыцаря зна
ют, его опыт со смертью сыграл неотъемлемую роль в становлении
тем, кто он есть. Каждый пересказ происхождения Темного рыцаря
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
включает сцену, в которой молодой Брюс Уэйн видит трагич
ную смерть своих родителей, и мы, читатели, понимаем, что этот
травматический опыт подтолкнул его на путь стать Бэтменом. Но
комиксы (и фильмы) не говорят нам, как именно этот опыт сфор
мировал выбор дальнейшей жизни Бэтмена. Если мы отбросим
восприятие Бэтмена, как компульсивного параноика одержимого
местью (как редакторы DC обещали сделать), тогда какое именно
воздействие оказала на Брюса Уэйна смерть родителей? И как этот
опыт подтолкнул его к выполнению своей миссии?
Тут-то и вступает в дело анализ человеческого сущест
вования Хайдеггера. Для него, человеческое существование в
основном, состоит из своих собственных возможностей, и, конеч
но, смерть есть ограничение этих возможностей. Но для Хайдег
гера, значение смерти не в буквальном завершении жизни, а в
осознании человеческим существом факта, что его собственная
жизнь и возможности имеют границы. Хотя мы и существуем во
временно экстатичном состоянии, мы также временно конечны
(ограничены), и более того, мы знаем это. Как говорил Хайдеггер,
«Изначально и по большей части», человечество не думает о сво
ей собственной смерти; мы ищем пути, как оттянуть и избежать
ее. Мы занимаем себя проектами, ограждаемся повседневными
заботами, и в основном думаем о смерти как о чем-то случаю
щемся с другими людьми. Признаться себе что «люди умирают»
достаточно просто, но есть что-то непостижимое в мысли, что «я
сам умру». Хайдеггер описывает дискомфортное чувство истин
ного сопротивления конкретной возможности собственной смер
ти «Страхом», и хотя мы, фанаты, немного знакомы со «страхом»
по супергеройским комиксам, Хайдеггер вкладывает очень специ
фичное значение в это слово.
В переживании «Страха», Хайдеггер заявляет – смерть
является тем, что она на самом деле есть: возможностью моей
собственной невозможности. Когда я умру, у меня больше не будет
возможностей, все мои выборы уже будут сделаны, и история того
кто я есть закончится. Вот почему Хайдеггер пишет, что подлинная
ДЭВИД М. ХАРТ
конфронтация смерти в «Страхе», индивидуализирует человече
ское существование. Когда я сопротивляюсь собственной смерти,
я понимаю что это нечто, что никто другой не может сделать для
меня, нечто, с чем я должен справиться сам. Это показывает всю
мою жизнь в новом свете. Признавая свою смерть, как необрати
мый конец своей жизни, я вижу, мое существование мое, и только
мое. Оконченная история моей жизни есть результат моих возмож
ностей, что я выбирал для себя в зависимости от ситуации, в ко
торые попадал с момента рождения. Я один несу ответственность
за то, кто я есть. Кроме того, в «Страхе», значение всех обыкно
венных вещей в мире исчезает, словно эти вещи в мире больше
не релевантные вовсе. Если мы представим Альфреда в «Страхе»,
серебряный поднос и напольные часы больше не будут вещами,
что волнуют его. В истинном отношении к его собственной смерти,
вещи подобного рода будут, проще говоря, ничем.
Почему это так важно? Потому что сопротивление своей
собственной смерти ставит все наши проекты под вопрос. Вещи
предстают перед нами в значении их релевантности нашему проек
ту, но при рассмотрении всей жизни в целом, что «Страх» делает,
наши проекты сами являются нам как то, что они есть на самом
деле: возможности, что мы выбрали для себя. В повседневном су
ществовании, люди не часто глубоко задумываются над выборами,
что они делают на протяжении жизни. Альфред не лежит каждое
утро в постели, думая есть ли у него веские причины встать, он
просто думает о себе как о дворецком, а дворецкие встают по
утрам, чтобы делать свою работу. Однако, в «Страхе», быть дво
рецким является выбором Альфреда, что он сделал для себя, и,
показав себя как возможность, быть дворецким предстанет как
нечто изменчивое. Другими словами, это не высечено на камне, что
Альфред должен быть дворецким до конца своей жизни; он может
поменять решение и начать совершенно другую жизнь. В заклю
чении, «Страх» позволяет миру, как он есть, отпасть, ставит под
вопрос наши проекты, показывая их как возможности, и свободно
выбирать жизнь для себя.
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
Зная о своей собственной смертности, Бэтмен сохранил це
леустремленную решительность касательно своей миссии. Он ви
дит собственную жизнь и мир, только в значении особого проекта,
выбранного им. Вместо того, чтобы попасть под влияние вины за
смерть семьи (событие, которому он никак не мог противостоять)
или жестокой мести преступникам, не имевших с этим событием
ничего общего, той роковой ночью Брюс Уэйн осознал конечность
своей жизни и ее ограниченность. Если заявления Хайдеггера о на
шем отношении к смерти верны, тогда понимание Брюсом его соб
ственной смерти через призму «Страха» позволит принять решение
о своей жизни без любых сожалений об ожиданиях, возложенных
на него, так называемым, нормальным обществом. Свободный
сконструировать все свое существование вокруг миссии и ограни
ченный только возможностями, брошенным в которые он находит
себя (не слишком ограниченные, когда ты наследуешь миллиар
ды), вкупе с подлинным принятием его собственной неотвратимой
смерти, может позволить Брюсу Уэйну быть Бэтменом без жалкого
чувства ответственности за свое собственное существование.
До некоторой степени, эта интерпретация Хайдеггером Бэт
мена поддерживается комиксами. Конец первой главы «Бэтмен: Год
первый» (1987) Френка Миллера превосходно иллюстрирует идею
«Страха», как нечто, дающее свободу жизненного выбора. Закон
чив многолетнюю тренировку, Брюс Уэйн возвращается в Готэм.
Хотя он хочет как-то восстать против криминалитета и коррупции
в его городе, он все еще не нашел верный способ достижения цели.
После неудачной попытки помочь проститутке, Брюс сидит в оди
ночестве, в темноте, обильно истекая кровью, и ведет иллюзорный
диалог с погибшим отцом. Не смотря на то, что он осознает, что
его раны настолько смертельно серьезны, он не выглядит слиш
Я должен стать летучей мышью
ДЭВИД М. ХАРТ
ком обеспокоенным этим. Вместо этого, его заботит возможность
никогда не найти способ сделать то, что, как он чувствует, необ
ходимо. Он думает про себя, « Если я позвоню в звонок, Альфред
придет. Он может остановить кровотечение», но теряя терпение
с ожиданием появления правильного решения, Брюс предпочтет
умереть сейчас, чем продолжить жить жизнью, не отвечающей его
ожиданиям.
Физически противостоя своей собственной смерти и вспо
миная ночь гибели родителей, Брюс перебирает все возможности,
что он может использовать, если бы только он мог их соргани
зовать: «У меня есть деньги. Фамильный особняк покоится над
огромной пещерой что была бы прекрасным штабом.. даже дво
рецкий, знающий толк в полевой медицине». Пока ни один из этих
фактов не имеет значения без конкретного проекта, способного
использовать все это; как говорит Брюс, прошло восемнадцать лет
«с тех пор как весь смысл», все значения, покинули его жизнь, и он
стал абсолютно отчаявшимся найти проект, способный однажды
снова дать его миру смысл. Затем, без предупреждения, летучая
мышь влетела в комнату, разбив стекло, и все встало на свои места.
Возможный проект наконец-то показал себя, сделавшись доступ
ным для его выбора. В момент, когда Брюс сказал себе: «Я должен
стать летучей мышью», все его новое существо, его новый мир,
пришли в видении, и с этой точки, каждое его действие будет пре
допределено этим моментом, подлинным выбором в жизни.
Детерминизм и Темный рыцарь
Если теперь мы вернемся к дебатам между свободой воли
и детерминизмом в свете этого примера, будет достаточно просто
увидеть, почему ни один из этих категорий не может полностью
охватить анализ Хайдеггера свободы человека. Во-первых, разница
КОНФРОНТАЦИЯ БЭТМЕНА
между свободой воли и детерминизмом строится на том же субъ
ективно-объективном дуализме, что Хайдеггер критиковал и прев
зошел. Теории свободы воли будут опираться на понятие человече
ского субъекта, как крайне отделенного от «внешнего мира», таким
образом, выбор не может быть предопределен ничем внешним,
лишь внутренним.
С другой стороны, психологическое и научное понимание
детерминизма интерпретирует человеческое поведение, как ни
когда не освобождающееся от причинно-следственного режима.
Как не более чем моменты в великой цепи причинности, детерми
низм описывает человеческий выбор просто, как иллюзию само
определения. Как мы видели, размышления Хайдеггера глубоко
усложняют это простое, бинарное деление между человеческим
существованием и миром, переосмыслением концепции «мира»
как такового. Когда Брюс подлинно борется со своей конечностью
в «Страхе», мир, существовавший для него, исчезает, оставляя его
выбор абсолютно не предопределенным.
Хотя, его выбор ограничен конкретными возможностями,
что доступны ему и теперь, явились ему, как чистые возможности.
Если бы летучая мышь не влетела в комнату, у Брюса могло и не
возникнуть идеи стать Бэтменом, таким же образом, если бы не
смерть его родителей, он бы не стал беспокоиться о своей миссии.
На самом деле, переживание «Страха» позволило всем его воз
можностям показать себя, таковыми каковы они есть. Это значит,
что возможность принять ответственность за свою жизнь явилась
вместе с возможностью избежать этой ответственности. Пережи
вание смерти в «Страхе» всегда может завершиться бегством от
своей конечности и ответственности, что он несет за собой. Брюс
мог легко похоронить свое переживание «Страха», живя гедонисти
ческой жизнью миллиардера. И возможно именно этот выбор, этот
отказ бежать от самого себя, делает Бэтмена величайшим героем.
Когда он мог выбрать легкий путь, Брюс подлинно сделал решение
всей своей жизни. Он выбрал стать Темным рыцарем, когда ничто
не говорило, что он должен так поступить.
ДЭВИД М. ХАРТ
1. Мартин Хайдеггер,
«Бытие и время»
(Олбани: Издаельство СУНИ, 1996).
2. Подробнее смотрите
«Оксфордская Настольная книга Свободы Воли»
под ред. Роберта Кейна
(Оксфорд, Издательство оксфордского университета, 2004).
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
ДРУГ, ОТЕЦ... СОПЕРНИК?
МНОЖЕСТВО РОЛЕЙ
БЭТМЕНА
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ,
ЧЕМ СУПЕРМЕН?
Предыстория: Проклятие Бэт-фанатов

Дэвид М. Харт
Одной из классических дискуссий в мире комиксов являет
ся сравнение двух величайших супергероев, и, возможно, самым
известным из таких сопоставлений, является случай Бэтмена и
Супермена. К сожалению, Темного рыцаря слишком часто дис
квалифицируют за нехватку суперспособностей, вынуждая Бэт-
фанатов кричать с пеной у рта, доказывая свою правоту. Эта глава
– как величайший герой – призвана на помощь этим поклонникам
Бэтмена, чтобы объяснить значимость теоретизирования в целом и
понятие «лучше чем» в частности.
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
Как показано в «Бэтмен: Год первый» (1987), первая ночь
Бэтмена на улицах Готэма закончилась плачевно. Брюс Уэйн ока
зался не подготовленным. Действительно, у него были годы боевой
подготовки за спиной, но не важно, что показывают в кино, если
несколько парней атакуют одновременно, всех тренировок будет
недостаточно. Брюс научился в этом маленьком приключении, и,
начиная с него, развил свою личность Бэтмена. Мы тоже можем
поучиться в этом маленьком приключении, дабы быть уверенными,
что не вступим в диспут с поклонниками Супермена, не изучив
собственного бойца.
Брюс знал: преступники суеверны и достаточно трусливы,
и, следовательно, лучший способ поймать их – и быть более эф
фективным – напугать. Детское переживание падения под землю
(где позже будет построена Бэт-пещера), и случайное вторжение
летучей мыши в комнату, где он сидел, побудили Брюса сделать его
знаменитые маску и плащ.
В реалиях диспутов и аргументов, нет лучшего человека,
чем философ. По крайней мере, он не так страшен, как человек
одевающейся летучей мышью – во множестве случаев философы
весьма смехотворны – но они также очень натренированы аргумен
тировать. Когда вам нужно вселить страх в противника, будь как
летучая мышь – темным, страшным и неуловимым. Но когда вам
необходимо изменить мнение человека о чем-то, будь как фило
соф – осторожным, насмешливым и живучим. Более того, если вы
пытаетесь убедить кого-то, что нечто «лучше чем» что-то, тогда
будьте как теоретик ценности.
Теория ценности – зона философии напрямую связанная
с изучением ценности и оценки. Оценка – процесс определения
степени насколько что-то хорошо или плохо. А ценность – то, что
Надевая маску философа
ГАЛЕН ФОРЕСМАН
делает рассматриваемую вещь хорошей. Например, мы можем
предположить, что «быть крутым» одно из свойств, делающих
что-то хорошим. Таким образом, быть крутым имеет для нас некую
ценность. Когда мы оцениваем нечто как крутое, например Бэтмо
биль, тогда считаем, что ценность быть крутым, есть одна из при
чин, почему Бэтмобиль так хорош. К сожалению, не так очевидно
в чем заключается настоящая ценность. «Фактор крутости» просто
пример того, что такое ценность, но это не подходящий критерий
для истинной ценности.
В основном теория ценности занимается выяснением, к
чему сводятся ценности, и среди других вещей, ее теоретики ста
раются узнать разницу между чем-то ценным и чем-то не ценным.
Они также интересуются, как нечто может быть «лучше чем» или
«хуже чем» что-то другое. В нашем случае, мы должны быть как
теоретики ценности, потому что мы хотим знать, что делает Бэтме
на лучше Супермена.
Превратив нашу философскую личину в теоретика цен
ности, мы можем продолжить наше путешествие. Первым делом
нужно наполнить наш бэт-пояс маленьким словарем, который
будет помогать в нашей миссии. Говоря, что Бэтмен лучше, чем
Супермен, мы делаем оценочное сравнение. Сравнения постоянно
присутствуют в нашей повседневной жизни, но многие из них не
обязательно оценочные. Иногда, мы просто стараемся объяснить,
чем две вещи похожи или различаются друг от друга без утвер
ждения, что одна лучше другой. Мы называем это описательным
сравнением. Примером описательного сравнения может служить:
одна машина черная, другая синяя. Если единственной нашей
целью является объяснить, как две машины различаются, тогда мы
не делаем оценочное сравнение. Оценочное сравнение отсылается
к нашей оценке нескольких вещей, и, в основном, оценка говорит
нам, насколько хороша или плоха какая-либо вещь. Подобное оце
ночное сравнение происходит, когда мы берем оценку одной вещи
и сравниваем ее с нашей оценкой другой вещи. Например, если
мы оценим черную машину и определим, что она очень хороша,
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
и мы оценим синюю машину и определим, что она крайне плоха,
тогда мы можем сравнить эти оценки и заключить: черная машина
лучше, чем синяя машина. Поступив таким образом, мы сделали
оценочное сравнение.
Вот словарь, добавленный к нашему Бэт-поясу. Он поможет
в описании нашего путешествия. Битва, разгорающаяся между фа
натами Бэтмена и Супермена, является диспутом оценочных срав
нений. Поклонники Темного Рыцаря думают, что Бэтмен по-насто
ящему хорош, а Супермен нет, и делают вывод: Бэтмен лучше, чем
Супермен. Поклонники Бэтмена просто сравнивают свои оценки
этих двух супергероев. Если их суждения в основном верны, тог
да их оценка этих двух великих героев тоже верна. Однако, мы не
можем решить эту головоломку без проведения маленькой детек
тивной работы.
История происхождения:
Как мы делаем оценочное сравнение
Оценочное сравнение Бэтмена и Супермена больше похоже
на оценочное сравнение, которое мы совершаем в нашей жизни, и
тут есть чему поучиться, если выяснить, как мы создавали оценки
в прошлом. Например, оценочное сравнение, однажды сделанное
в детстве, не всегда то же самое, что и сравнение того же объекта
во взрослой жизни. Если быть до конца честными с собой, то стоит
признать: когда мы были молодыми и незрелыми поклонниками
Бэтмена, нам также очень сильно нравился и Супермен со всеми
его суперсилами. Более того, нам трудно объяснить, почему мы из
менили наше мнение. Когда Бэтмен борется с преступностью, мы
все знаем, по какой причине он это делает. Нам известно, что сде
лал Джо Чилл с его родителями. История происхождения Темного
рыцаря помогает объяснить почему он делает то, что делает, буду
чи взрослым человеком. Подобно ему у каждого из нас есть своя
ГАЛЕН ФОРЕСМАН
история происхождения. Давайте остановимся и рассмотрим свою
собственную историю происхождения, дабы увидеть как то, как
мы появились, влияет на оценочное сравнение в том ключе, в коем
мы его совершили. Сделав это, мы будем способны перечислить по
пальцам, отчего так сложно оправдать наше оценочное сравнение,
что Бэтмен лучше, чем Супермен.
В детском возрасте оценочное сравнение мороженого, в
большей степени зависит от его количества. Другими словами,
большой шарик мороженого, это хорошо, и выбирая между двумя
шариками, больший лучше меньшего. Мы называем этот упро
щенный путь совершения оценочного сравнения количественным
методом. Количественная оценка – оценка, основанная на количе
стве или числе чего-то. Когда мы сравниваем эти оценки, сформи
рованные исключительно на разнице в количестве или числе, мы
совершаем количественное оценочное сравнение.
Становясь старше и более утонченными во вкусе, одного
количества мороженого уже не достаточно, чтобы нас убедить.
Начинаем предпочитать один вкус другому, например шоколадное
ванильному. Таким образом, наше оценочное сравнение принимает
новые и более совершенные аспекты. Количественная оценка отхо
дит на второй план, поскольку теперь мы начали понимать: качест
венная разница в вещах иногда делает меньшее количество лучше,
чем большее. Предположим, вы думаете шоколад лучше ванили.
Если оценить и сравнить шарики шоколадного и ванильного моро
женых, то шоколадное будет предпочтительнее. Мы называем этот
вид оценочного сравнения качественное оценочное сравнение.
Наши оценки и сравнения становятся более сложным реше
нием, с добавлением количественных и качественных аспектов в
уравнение. Если, для примера, вам необходимо оценить большой
шарик ванильного мороженного с ложкой шоколадного, тогда
определить какое мороженное лучше будет сложным испытанием,
для которого придется смешать количественную и качественную
оценки вместе. Если вы ненавидите ваниль, тогда любое его ко
личество вам придется не по душе. Но что если вы относитесь к
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
нему нейтрально? Большое количество нейтрального мороженого
лучше, чем ложка по-настоящему вкусного для вас, шоколадного,
мороженного?
Я подозреваю, большая часть фанатов Супермена уже уста
ли читать об оценках, сравнениях и мороженом. Их история проис
хождения до сих пор заставляет их думать количественно: больше
силы – лучше. Это объясняет, почему им нравится нечто, что не
имеет особых интеллектуальных способностей. С другой стороны,
усилия поклонников Темного рыцаря вознаграждены познанием
того, от чего сравнение Бэтмена и Супермена такое сложное. И
если мы научились чему-то от Бэтмена, так это то, что знание и
понимание проблемы ведет к ее решению. (Вот почему мы считаем
злодеев, делящихся своими злыми замыслами с героем, как только
поймают его, глупыми). Мы можем подытожить проблему: сравне
ние Бэтмена и Супермена, как сравнение двух шариков морожено
го, что имеют хорошее качество при различном количестве. Пони
мание, что порой трудно сделать простое сравнение мороженого,
поможет нам увидеть, насколько по экспоненте труднее сравнивать
двух величайших супергероев. Но я уверен: сторонники Бэтмена
настолько же бесстрашны (и умны) как их герой, и всегда готовы к
вызову. (Не подведите меня!)
Скрытая подлость: Порочный круг
нуться дальше в сердце дебатов, будет полезно отметить важную
ошибку, допускаемую людьми, во время оценивания и сравнения.
Она подло скрывается в большинстве оценочно-сравнительных
диспутов, как с Бэтменом и Суперменом, и очень важно ее распоз
нать, дабы не совершить самим. Ошибка, к которой я ссылаюсь,
– важная стратегия аргументирования, называемая «порочным
ГАЛЕН ФОРЕСМАН
кругом». Это тонкий и ошибочный – другими словами, фиктивный
– стиль аргументирования, способный использовать практически
любой аргумент. Это важно в дебатах Бэтмена и Супермена, по
тому что обычно используется, когда мы делаем список плюсов и
минусов, проводя сложное оценочное сравнение.
«Порочный круг» зло употребляемый термин наших дней.
Мы часто слышим, люди говорят вещи, как «Напрашивается во
прос», когда на самом деле имеют в виду «Это поднимает вопрос».
Что имеют ввиду философы, когда говорят что, что-то требует
вопроса? Аргумент предполагает в себе истинность заключения;
хороший аргумент поддержит вывод доказательствами или причи
нами, с которыми люди согласны независимо от выводов.
Например, предположим, вы и я заявляете: ваниль вкусом
лучше шоколада. Я думаю ваниль лучше шоколадного, и в попытке
убедить вас, в правоте своего мышления, я формулирую следую
щий аргумент: «Ваниль лучше шоколада, потому что вкус вани
ли лучший в мире». Заключение, что ваниль лучше шоколада, и
причина этого вывода следуют из факта, что ваниль имеет лучший
в мире вкус. Когда мы рассмотрим этот довод, мы можем увидеть,
что если ваниль на самом деле лучший вкус в мире, тогда она луч
ше шоколада. Проблема, однако, в том, что если вы не думаете что
ваниль лучше, чем шоколад, тогда мои доводы не убедят вас, что
ваниль лучшая в мире по вкусу. Для ванили, дабы быть лучшим
вкусом в мире, нужно быть лучше шоколада. К сожалению, наш
изначальный аргумент подразумевает, что ваниль лучший в мире
вкус и, таким образом, выходит, что заключение верное. Таким
образом, у нас напрашивается вопрос и получается порочный круг.
В споре Бэтмена и Супермена, мы попадаем в тот же омут
порочного круга. В этих доводах, невероятная сила Супермена
всплывает вновь и вновь, как причина, почему он лучше Бэтмена.
Но, как и в противостоянии шоколада и ванили, пока вы не готовы
согласиться, что суперсилы это лучшее в супергерое, тогда вы не
согласитесь с выводами фанатов Супермена. Десятилетиями, по
клонники Супермена использовали эти ложные аргументы, чтобы
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
подорвать первенство Бэтмена, и этому коварному злодейству мы
наконец-то должны положить конец. (Философия в помощь!)
Как мы все знаем, борясь с любым злодеем, самое важное
не опуститься до его уровня. В этом конкретном случае это значит
не использовать порочный круг аргументирования против фана
тов Супермена. Чтобы избежать ошибки поклонников выходца с
Криптона и помочь им увидеть ошибочность их суждений, необхо
димо вновь разобрать основу их ошибки. Когда мы изучали нашу
историю происхождения, то отметили, что большая сложность,
правильно провести оценочное сравнение, зарождается при при
менении количественно-качественного сравнения вместе, что мы
делали, заявляя: Бэтмен лучше, чем Супермен. Один из общих спо
собов превзойти затруднения, сделать список плюсов и минусов
сравниваемых вещей.
Создавая перечень плюсов и минусов, важно решить, что
должно считаться за плюс, а что за минус. Это значит, быть ответ
ственными за причины, почему что-то идет в графу плюс, а что-то
в минус. Если проделать нечто похожее с Бэтменом и Суперменом,
список плюсов и минусов для каждого супергероя будет состоять
исключительно из атрибутов, имеющихся у персонажа, которые на
ваш взгляд хорошие и плохие. К сожалению, это создает благопри
ятную основу для возникновения вопросов в диспуте и порочного
круга аргументов.
Фанаты Супермена, создавая свой список плюсов, скорее
всего, набьют его под завязку такими вещами, как рентгеновское
зрение, суперсила, и способность летать. Когда те же поклонники
Супермена делают перечень для Бэтмена, они помещают отсут
ствие рентгеновского зрения, суперсилы, и способности летать в
графу минусов. Но это явно несправедливая оценка Темного рыца
ря, поскольку ему не нужны эти способности, чтобы быть великим.
Однако их аргументы ставят под сомнение величие Бэтмена, когда
утверждают, что Бэтмену необходимы перечисленные способно
сти, дабы быть лучшим супергероем.
ГАЛЕН ФОРЕСМАН
Сторонники Темного рыцаря, с другой стороны, также
должны отказаться от создания списка основанного на предполо
жении, что только способности, имеющиеся у Бэтмена, являются
хорошими. Я сбился со счета в количестве раз, когда Бэт-фаны
говорили: Темный рыцарь лучше, потому что он умнее. Хоть это и
истинная правда, она, однако, тоже создает – проблему порочного
круга. Что заставляет нас, фанатов Бэтмена, думать, что быть умнее
это так хорошо? У нас должна быть веская причина считать подоб
ную оценку Бэтмена независимой, прежде чем мы сможем исполь
зовать ее, чтобы заявить о величии нашего героя. Дабы избежать
ошибки, допускаемой, когда Бэт-фаны заявляют подобное, давайте
для примера взглянем на схожий аргумент.
Предположим мы сделали список плюсов и минусов Бэтме
на. У него есть множество крутых гаджетов. Он нуждается в них.
В какую графу их отнести, в плюсы или минусы? Я поместил их в
плюсы, как, мне кажется, сделали бы многие поклонники Бэтме
на. Но по какой причине? Есть одна, кою мы не можем использо
вать: Бэтмен величайший герой, потому его гаджеты должны быть
плюсами. Конечно, это наводит на вопросы, как только мы решим
выяснить, почему Бэтмен настолько великий. Если вдуматься в
этот аргумент, он будет примерно таким: Бэтмен велик, поскольку
у него есть шикарные приспособления, и его шикарные приспо
собления величайшие, потому что они Бэтмена, а Бэтмен велик.
Эти доводы зацикливаются по кругу, порочному кругу аргументов.
Чтобы избежать возникающих вопросов, мы должны разорвать его.
Для этого нужно судить о величии Бэтмена независимо от того, как
мы к нему относимся.
Вот задание для Бэт-фанов: объясните, почему Темный
рыцарь лучше, чем Супермен, способом, не включающем доводы,
что все связанное с Бэтменом лучше, чем способности Суперме
на. Если подумаем, как мы дошли до этого момента обсуждения,
сможем увидеть, где большинство серьезных ошибок в причинно
сти были допущены. Этот список включает некоторые хорошие и
плохие вещи, даже если они не говорят нам, почему мы думаем,
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
что они хорошие или плохие. Дабы обойти порочный круг при
сравнивании Бэтмена и Супермена, мы должны сначала решить,
что делает супергероя великим, а затем выяснить, кто Бэтмен или
Супермен обладает этими свойствами. Другими словами, выяснить
какие вещи принадлежат категории плюсов и минусов, до оценива
ния каждого супергероя.
Справедливость восстановлена:
Супергерои и храбрость
Без сомнения предыдущий абзац закончился сложным зада
нием, но не время отчаиваться. Мы выявили слабость в бесчестной
стратегии аргументирования приверженцев Супермена, и настало
время привести их к порядку. Чтобы выполнить столь трудную
задачу, важно определить существенные, основные, черты супер
героя. А затем использовать их, чтобы сделать списки плюсов и
минусов для Бэтмена и Супермена в отдельности, не вызывающих
сомнений в каждом случае. Эти перечни, наверняка, скажут нам
кто из двоих самый лучший супергерой.
Наш лист основных свойств, к сожалению, должен быть
кратким, иначе он занял бы целую книгу, при более тщательном
раскрытии вопроса. Я предлагаю один приемлемый аргумент. Он,
конечно, не самый пуленепробиваемый, но может стать началом
плодотворной дискуссии о том, что такое великий супергерой и
почему Бэтмен лучше подходит на эту роль, чем Супермен.
Прежде чем окунуться в аргумент – поскольку мы знаем,
что обычно ничего хорошего из такого не выходит – вот мой план
атаки. Хороший супергерой обязан быть героичным, а чтобы быть
героичной, личность должна обладать мужеством или смелостью.
Бэтмен более смелый и мужественный чем Супермен, значит, мы
ГАЛЕН ФОРЕСМАН
можем заключить: Темный рыцарь лучший супергерой, нежели
Супермен. Для демонстрации работоспособности этого довода, да
вайте создадим своего супергероя и посмотрим, как он сравниться
с этими двумя.
Представьте, на минуту, супергероя, у которого есть способ
ность, чтобы на ноге человека появлялся носок по одному щелчку
его пальцев. И эти носки очень комфортные и прочные. Однако,
каждый раз, используя свои силы, у него начинается маленькая
головная боль. Ему нравится помогать людям, и как следствие он
часто чувствует головную боль, производя носки для сотен тысяч
людей. Он может делать нечто, на что обычный человек не спосо
бен, и отдает себя в жертву, помогая людям, каждый раз испытывая
головную боль. Это супергерой и мы, конечно, заинтересованы
в определении, насколько велик на самом деле наш «Носочный
Я подразумеваю, что одна вещь, разделяющая великого су
пергероя, от не столь великого, это смелость. Есть, конечно, другие
факторы (величие их целей, например), и ради нашего спора мы
изначально будем подразумевать, что Бэтмен и Супермен априори
обладают ими. Носочный Мститель тоже супергерой, но он не так
велик, покуда его героизм произрастает из надевания людям носков
на ноги ценой головной боли. Если он каким-то образом рискует
своей жизнью, чтобы делать свои великие дела, тогда мы считали
бы его куда большим супергероем, даже если его цель не столь ве
лика как у Бэтмена или Супермена. Храбрость, тогда, основа оцен
ки супергероя. Если супергерой не храбр, тогда он не так велик.
Что значит быть смелым или мужественным? Головная
боль не кажется столь смелой, даже если это жертва ради помощи
другим. Но почему чувствовать головную боль не выглядит столь
смело? По одной причине – мы не думаем, что испытывать боль
автоматически квалифицируется, как совершение чего-то опас
ного, и мы не считаем, что совершение опасного подразумевает
личность, как смелую. Простая работа может заставлять людей
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
чувствовать головную боль, но мы не даем им диплом героя за их
поступки. С другой стороны, когда кто-то противостоит чему-то
опасному ради помощи другим, тогда мы обычно говорим что
этот человек смелый.
Также очень важно, что героическая личность знает что то,
что она делает это опасно, что заставляет нас думать о ней, как о
смелой и мужественной. Например, большая разница между че
ловеком бегущим в горящее здание спасать ребенка, зная, что оно
может обрушиться в любой момент, и человеком, бегущим на по
мощь, думая, что огонь маленький и вряд ли повредит ему. Смелый
понимает, что его поступки опасны, но он совершает их все равно.
Вернемся теперь к Бэтмену и Супермену. Их общая цель –
спасать жизни и отстаивать справедливость, но лишь один из них
подвергает себя опасности и знает это. Только один из них абсо
лютно смел и мужественен, в то время как другой больше походит
на Носочного Мстителя. (Три попытки угадать кто из них кто…)
У Бэтмена нет суперсил. Он не пуленепробиваем. Он не мо
жет летать. Не может смотреть сквозь стены, чтобы знать о надви
гающейся опасности. Кроме того, он достаточно умен, чтобы знать,
о грозящем ему риске, помогая другим. Таким образом, Бэтмен
смелый и более мужественный, чем Супермен. Другими словами,
Темный рыцарь идет на больший риск, помогая людям, нежели Су
пермен. Следовательно, Бэтмен лучше, чем Супермен, что значит:
в списке плюсов и минусов, Бэтмен лучший супергерой, чем Су
пермен, согласно самому важному критерию.
К нашей чести, мы пришли к такому заключению без по
рочного круга аргументов против Супермена. Мы не уподобились
его фанатам. Наша цель была достигнута путем размышлений о
том, что делает супергероя великим, до того, как мы применили
наш критерий для оценки, и наш вымышленный герой – Носочный
Мститель – был полезным спутником, помогшим оценить всех
супергероев. (Видите – все таки, он оказался полезным!)
ГАЛЕН ФОРЕСМАН
Продолжение следует…
Это, конечно, не конец дебатов. Я подозреваю что неко
торые поклонники Супермена, уставшие изучать как проводить
честное сравнение, просто перелистнули книгу к концу этой гла
вы, чтобы увидеть заключение, и, поступив таким образом, у них
наверняка возникло множество протестов насчет моих заявлений о
храбрости Супермена. Это правда, что Супермен, возможно, сме
лый, а также справедливо, что Бэтмен, возможно, не смелый. Ведь
иногда его гаджеты на самом деле останавливают пули или помога
ют ему летать, но простое количественное сравнение говорит, что
куда чаще, Бэтмен более храбр, чем Супермен. Великая ирония во
всем этом в том, что вещи, которые столь много Супер-фанатов лю
бят в Супермене, его суперсилы, это те самые вещи, что не позво
ляют ему быть лучше, чем Темный рыцарь. В конце концов, разве
Супермен не столь же смел, когда рядом находится Криптонит? К
великому горю Супер-фанов, такое случается не слишком часто!
ПОЧЕМУ БЭТМЕН ЛУЧШЕ, ЧЕМ СУПЕРМЕН
1. Я хотел бы поблагодарить Криса Метиевера и Джона Риджвея за выражение своих критических
мыслей в этой главе.
ЛУЧШИЕ В МИРЕ… ДРУЗЬЯ?
БЭТМЕН, СУПЕРМЕН
И ПРИРОДА ДРУЖБЫ
Лучшие в мире
Никто не согласился бы жить без друзей, даже если бы ему
предложили взамен все прочие блага.
- Аристотель,
Никомахова этика
Не о ближнем учу я вас, но о друге. Пусть друг будет для
вас праздником земли и предчувствием сверхчеловека.
Так говорил Заратустра

Денниел П. Мэллоу
В комиксах не существует более символичного дуэта, не
жели Бэтмен и Супермен: лучшая в мире команда. Один из них
вершина человеческого совершенства и воли, обычный человек,
сделавший экстраординарное обещание в ночь, когда его родители
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
были убиты на его глазах и посвятивший каждый момент жизни
на его выполнение. Другой, последний сын погибающей расы,
отправленный в момент отчаяния в наш мир, воспитанный бездет
ной парой на ферме, выращенный как их собственный ребенок в
рамках их традиционных ценностей. Но, одаренный инопланетным
ДНК, он имел силу и способности, выходящие за грани смертного
человека.
За рамками различия их происхождения и способностей, ле
жит фундаментальное отличие в их методах. Даже сравнив костю
мы, мы видим: темная, облаченная в маску и плащ, фигура Бэтмена
составляет контраст светлой форме Супермена, даже не носящего
маску. Кал Эл вселяет надежду и веру, в то время как Темный
рыцарь несет с собой суеверный страх. Необъяснимый феномен,
что столь разные противоположности могут существовать в одной
вселенной; но есть нечто более изумительное между этими двумя
личностями – их дружба.
Их дружбу делает особо примечательной то, что согласные
друг с другом в столь малом, Бэтмен и Супермен имеют различное
мнение на саму природу дружбы. Сначала это может прозвучать
странно. Все знают, что такое дружба, не так ли? Не правильно,
по всем пунктам. Философы спорят о природе дружбы много лет,
начиная с Платона, и они до сих пор не пришли к единому мнению
на этот счет. Когда вы думаете о ней, очевидно, что существуют
различные уровни и виды дружбы. С соседями, с которыми вы здо
роваетесь каждое утро, один вид дружбы, дружба же, которую вы
делите с людьми знакомыми с детства, совершенно другая.
Тем же образом, Бэтмен и Супермен называют друг друга
другом, но каждый подразумевает под этим что-то свое. Давайте
просто рассмотрим других, окружающих их людей. У Супермена
есть Лоис Лейн, его друг и жена; его приятель Джимми Олсен; и
множество других героев вселенной DC. С другой стороны, у Тем
ного рыцаря, нет других друзей. Для точности, у него есть помощ
ники и товарищи – Альфред, Робин, Найтвинг, Оракул, Охотница и
так далее. «Бэт-семья», как по другому называется его внутренний
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
круг, действительно большая, но, за возможным исключением Жен
щины Кошки (чьи взаимоотношения с Бэтменом никогда не были
ясны до конца), никто из них не является его другом. Они странная
комбинация членов семьи и солдат в его миссии; только лишь Су
пермен настоящий друг в мире Темного рыцаря.
Хотя Бэтмен и Супермен определенно друзья, их понимание
дружбы имеет различное значение. Концепция дружбы Супермена
прослеживается до философии Аристотеля (384 – 322 до н.э.), в то
время как концепт Бэтмена уходит корнями в абсолютно противо
положную философию Фридриха Ницше (1844 – 1900).
Что за парень этот Супермен?
Итак, Супермен супер-друг? Очень легко распознать в Кал-
Эле дружелюбного парня. Неважно в уличной ли он одежде, или
в своем красно-голубом облачении, Супермен тот тип человека,
которого бы вы хотели видеть рядом. Он может быть несколько
наивным и старомодным для некоторых, но давайте признаем: нет
человека лучше, к которому можно обратиться, когда вам нужна
помощь.
Каково иметь в друзьях Супермена? Можно ли представить
кого-то другого, кого можно попросить помочь с переездом? Он
закончит за шесть секунд, при этом успев прерваться на кофе. А
что насчет пикника? Тепловое зрение, чтобы зажечь гриль, супер-
зрение, поможет убедиться, что все микробы в готовящемся мясе
погибли от огня, супер-дыхание, сохранит напитки холодными.
Он незаменим для выезда на барбекю. И это лишь его физические
атрибуты; давайте не забывать о личных качествах Супермена.
Ведь его не просто так зовут старейшим из Бойскаутов: ему мож
но довериться, он предан, полезен, любезен, смел, вежлив, добр
и весел. Конечно, он может быть не очень крутым, или особенно
смешным, но он надежен и добродушен, и каждой группе друзей
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
необходим, по крайней мере, один такой друг-тряпка. Не так уж и
плохо иметь сверхсильного полубога, в качестве половой тряпки.
Таким образом, очень просто понять от чего все хотят себе
в друзья Супермена. Но этот обзор личных черт Супермена подни
мает вопрос – учитывая его повышенное дружелюбие и положи
тельное, оптимистичное отношение к миру и всему в нем, – почему
Супермен, светлый, как солнечный луч, выбрал столь угрюмого
приятеля, как Бэтмен? Размышляя об этом: величайшим против
ником Темного рыцаря является воплощение юмора (темного и
мрачного юмора, если по правде), Принц преступности собствен
ной персоной, Джокер. Однажды, Супермен, поверженный крип
тонитовой пулей в грудь, просит Бэтмена сделать им обоим услугу
и купить чувство юмора.
Единственные моменты, когда Темный
рыцарь веселится, наступают, когда он калечит людей – людей
заслуживших это, само собой. Этот дуэт больше похож на дружбу
капитана футбольной команды с мрачным готичным пареньком.
Так почему же Супермен считает Бэтмена другом?
С одной стороны, можно заявить, что все дело в повышен
ной дружелюбности Супермена. Он из того типа людей, которые
попытаются завести дружбу даже с акулой – и, скорее всего, удач
но. Но в его дружбе с Темным рыцарем лежит кое-что другое. Кал
Эл не просто очень дружелюбный; он искренне верит Бэтмену. Он
ему даже нравится, доказывая тем самым, что он на самом деле
сверх человек, ведь даже самые близкие и дорогие порой, не очень
любят Бэтмена. Но, самое важное это фактор доверия. Супермен
может быть ранен лишь одной субстанцией – криптонитом. И у
него есть маленький образец криптонита в форме кольца – кольца,
доверенного им Бэтмену.
Так почему Супермен столь близок с Бэтменом? Почему
верит ему больше, чем кому-либо? Почему не оставил кольцо Ак
вамену? Или Чудо Женщине? Ответ возвращает нас к пониманию
Суперменом дружбы, и почему он столь близок именно с Бэтменом
из всего супергеройского сообщества.
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
Супермен и Аристотель
С философской точки зрения, понимание Суперменом друж
бы происходит от концепции Аристотеля о высочайшем типе друж
бы. Дружба играет ключевую роль в этической теории Аристотеля.
Вообще-то у нас нет ни времени, ни пространства, для детального
рассмотрения теории дружбы Аристотеля. К счастью, нам и не
нужно, потому что слово, переведенное с греческого как дружба,
имеет очень широкое значение. Это слово Филия, используемое
Аристотелем для обозначения большего диапазона отношений, чем
«дружба», вот почему мы может сфокусироваться только на высо
чайшем типе дружбы по Аристотелю.
В книгах «Никомаховых этик», в которых обсуждается
филия, Аристотель рассматривает каждый тип человеческих
взаимоотношений, от фамильных связей до отношений между
покупателем и продавцом. Большинство из изучаемых им отно
шений, очевидно, мало или совсем не похожи на «дружбу», как
мы понимаем этот термин. Однако, Аристотель подробно описы
вает нечто похожее на современное понимание дружбы. Имейте
в виду, что его теория предлагается как часть общей этической
теории. Учитывая это, не удивительно, что высочайшая дружба,
наиболее заслуживающая свое название, это дружба между двумя
хорошими людьми.
Для этого есть несколько причин. Первая, только хорошие
люди могут любить друг друга чисто и просто за то, кто они есть –
за их характер. По той же самой причине, этот тип дружбы самый
продолжительный. Настоящие друзья любят характер своего друга
– нечто, что почти не меняется со временем. Другие друзья, друзья
из удовольствия или для выгоды, остаются таковыми так долго, по
куда получают удовольствие или выгоду от другого. Многие из нас
испытывали этот тип отношений – девушка, живущая кварталом
дальше от вас, с которой играешь, лишь из-за ее хороших игрушек;
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
парень из университета, с которым ты общаешься, поскольку у
него есть машина, и так далее. Это дружба, конечно, длится не дол
го. Высочайший тип дружбы не только долгосрочен, но и заставля
Дружба Супермена относится к высочайшему типу. У него
просто нет сомнительных друзей. Лоис Лейн, Джимми Олсен, Пер
ри Вайт – они все хорошие люди. И все его супер-друзья, все герои,
равняющиеся на него. Однажды он признался Флешу, что
ходит лесть молодых героев, унизительной, и он не уверен, сможет
ли соответствовать своей репутации.
Все это также относится и к его дружбе с Бэтменом. Тем
ный рыцарь может быть мрачным, и может использовать методы,
основанные на страхе, но под всем этим, в глазах Супермена, он
хороший человек. Из всех друзей Кал Эла, Бэтмен наиболее расчет
ливый и безжалостный. Если возникнет необходимость, он един
ственный, кому можно использовать криптонитовое кольцо против
Супермена. Но, что если действительно возникнет необходимость?
Криптонитовое кольцо должно будет использовано, и было исполь
зовано, в случае, когда Супермен становился неуправляемым. Итак,
в данном контексте, кольцо является аспектом их дружбы – оно
существует, чтобы сохранять Супермена хорошим человеком.
Но этого не достаточно для объяснения тесной связи между
Кал Элом и Темным рыцарем. Для развернутого ответа нам не
обходимо вернуться к Аристотелю, сказавшему, что наш друг это
наше другое я. Это значит, помимо прочего, что вы хотите того же
для своего друга, что хотите для себя. Но это также значит, что ваш
друг некто наподобие зеркала. Итак, в этом контексте у Супермена
есть множество зеркал, но ни одно так хорошо, как Бэтмен. Поче
му? Между множеством их различий, Бэтмен и Супермен, грубо
говоря, разделяют одну мораль. Также, Темный Рыцарь и Супермен
оба являются вершинами достижений. Среди всех героев вселен
ной DC, Бэтмен один из немногих, кто не воодушевлен Суперме
ном. Таким образом, он, в отличии от других супергероев, может
стоять на равной высоте с Суперменом. Равенство, в конце концов,
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
Какой друг Бэтмен – или Брюс Уэйн?
есть суть высочайшего типа дружбы. Другие герои на самом деле
не равны Супермену. Большинство из них следует его командам.
Аристотель говорил, что возможно существование типов дружбы
между неравными, но они никогда не будут высочайшей дружбой.
Вы так не думаете? Давайте представим богатого и бедного
человека, которые имеют общие интересы, ценности, цели. Могут
ли они быть друзьями? Наша эгалитарная совесть желает завопить:
«Да, конечно, они могут». Но на самом деле это не так. Их заботы
слишком разные, и их дружба будет быстро портиться. Этот при
мер верен, хотя и в менее драматичном ключе, в отношении Супер
мена с другими героями. Он их герой, и пока это так, он не имеет
права на ошибку. Это было обыграно, когда Супермен и Бэтмен
раскрыли тайну своих личностей другим членам Лиги Справедли
вости Америки – один из них произнес, что он никогда не думал,
будто у Супермена есть другая личность!
В конце концов, как
Супермен может быть просто человеком?
Итак, мы увидели какой друг Супермен. А что насчет Бэтме
на? Подняв этот вопрос, мы столкнулись с проблемой, которой не
возникало при обсуждении Кал Эла: вопрос личности. Поскольку,
хоть и существует расстояние между Суперменом и Кларком Кен
том, оно очень мало: у них есть одинаковые ценности, принципы
и т.д. Единственное значимое отличие в том, что Супермен прояв
ляет больше изящества и уверенности – ну, и суперсил. Но между
Бэтменом и его альтер эго, Брюсом Уэйном, значительная разница.
Мы не будем заходить слишком далеко в вопросе личности, но мы
должны отметить различия между двумя лицами Бэтмена, посколь
ку одного из них вы, возможно, предпочтете в качестве друга, а
другого нет.
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
Брюс Уэйн мог бы стать отличным другом различными спо
собами. Денег у него больше, чем у Бога, он закатывает чудесные
вечеринки, любит делиться богатством, и имеет связи, мировые
лидеры за которые убили бы. Не обращайте внимания, что помимо
прочего, он элегантный, красивый, и милый. Кто не хотел бы счи
тать Брюса своим другом? Конечно, Супермен – человек-барбекю,
но Брюс может предоставить мясо и такой тип гостей, с которыми
вы не отказались бы провести время. Конечно, вы никогда не буде
те его «близким» другом; он слишком ветреный для этого. Но если
вы ищите дружбу ради удовольствия или выгоды, вам не найти
лучшей кандидатуры, чем мистер Уэйн.
Бэтмен, с другой стороны, не такой ветреный, как его альтер
эго. Если вы сможете подобраться к нему поближе, вы найдете в
нем преданного друга. Но, в отличии от своего альтер эго, Темный
рыцарь плохой друг для выгоды и удовольствия. Он не компаней
ский человек. Сколько веселья вы сможете найти с парнем, чьей
основной деятельностью является глубокая задумчивость и кото
рый вселяет ужас в преступность? Редкие случаи, когда он улыба
ется, это когда он доставляет кому-то боль или планирует сделать
кому-то больно. И это лишь те проблемы, что лежат на поверхно
сти! Когда дело доходит до идеи дружбы ради выгоды с Темным
рыцарем, есть один недостаток: он умнее вас, и у него всегда свои
планы. Бэтмен безумен и, в некоторых случаях, разделяет идеи
Макиавелли в своей войне с преступностью. Он манипулирует ка
ждым окружающим его человеком, и никто никогда не знает точно,
что на самом деле творится в его голове.
Существует несколько превосходных сюжетов, раскрыва
ющих этот аспект Темного рыцаря. Во-первых, в «Лига Справед
ливости Америки: Вавилонская Башня» (2001), было раскрыто,
что Бэтмен разработал планы по нейтрализации членов команды
Лиги Справедливости. Его «друзей». Вам бы понравился друг,
тайно планирующий вашу нейтрализацию? В другой истории,
«Брюс Уэйн: Беглец», Бэтмен отказался от личности Брюса Уэй
на, а также его близкого окружения, поскольку почувствовал, что
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
они стали препятствием для его работы.
Он повернулся спиной ко
всем близким людям и вещам, ставшим его семьей, после смерти
родителей. И, наконец, в повествовании «Кризиса Личности», было
рассказано, что Темный рыцарь разработал и запустил на орбиту
спутник, Братский глаз, для шпионажа за всеми мета-людьми на
Земле, включая его приятелей героев.
В каждом примере, близкие
Бэтмену люди, считавшие его своим другом, открывали, что ими
манипулировали или предали (или и то и то сразу).
Не смотря на все это, Бэтмен продолжает считать Суперме
на своим другом. После того как его планы нейтрализации Лиги
были украдены и использованы Ра’с аль Гулом, Бэтмен изгоняет
ся из Лиги Справедливости, после голосования, где решающим
голосом стало мнение Супермена. Бэтмену было все равно, что
другие члены Лиги голосовали против него, даже Человек-Пластик
(в Лигу которого привел именно Бэтмен), но решение Супермена
было для него сродни предательству. Что это значит? Это точно
означает нечто другое и гораздо большее, чем в случае с Супер
меном, поскольку Бэтмен не заводит друзей легко, и не так легко
доверяет кому-либо. Как Супермен, у Бэтмена есть близкий круг,
но они не его друзья. Он кооперируется и сотрудничает с суперге
роями, но они не друзья.
Решение Супермена было предательством их дружбы, в то
время как решение Человека-пластика, Чудо Женщины, и Аква
мена нет, поскольку эти трое не друзья Темного рыцаря. Почему
нет? Что Бэтмен разделяет общего с Суперменом, чего у него нет
с другими? Самое важное для нас, Бэтмен считает Супермена
равным себе. Это ключ к обеим концепциям дружбы Супермена и
Бэтмена, но у них разное понятие равенства. Понятие Супермена
о равенстве нечто близкое к моральному равенству. Каждый из
нас, на основании нашей моральности, равен Супермену и, более
того, потенциально его друг. Для Бэтмена, с другой стороны, быть
моральным не квалифицирует личность как равную ему. Если бы
это было не так, то все члены его близкого окружения были бы
его друзьями, – вместо этой сумасшедшей смеси членов семьи и
Ницшианство Бэтмена
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
помощников, – равно как и его приятели в Лиге Справедливости.
Супермен друг Бэтмена потому что Бэтмен видит его, как равного
себе, не в смысле термина морали, но в значении его способностей
и характера. Неисчислимая сила Супермена делает его равным Бэт
мену, с его изобретательностью и напором. В понимании дружбы
Бэтменом равенство значит равенство силы. В соответствии с его
аристократическим воспитанием и наследственностью, по мнению
Бэтмена не все люди созданы равными.
Для понимания дружбы Бэтмена с Суперменом, нам не
обходимо взглянуть на другого философа.
Концепция Ницше
о дружбе несколько сложнее для объяснения, нежели у Аристо
теля, в основном потому, что она собрана воедино из несколь
ких мимолетных комментариев. Однако, основная связь между
Темным рыцарем и Ницше была представлена ранее, в том, что
Бэтмен представляет собой «сверхчеловека».
И вот связь между
сверхчеловеком и концепцией Ницше о дружбе. В «Так говорил
Заратустра» Ницше пишет, «В своем друге ты должен любить
сверхчеловека, как свою причину…».
Достаточно любопытно,
что в раннем переводе Ницше, вместо сверхчеловека был супер
мен. Супермен представляется Бэтмену чем-то, чем может быть
человек, не в значении его сил и способностей, само собой, но в
понятии его ценностей и добродетели. По правде, Супермен это
нечто чем хочет быть Бэтмен, но не может.
Это не значит, что Темный рыцарь хочет быть Суперме
ном – не во всех аспектах, по крайней мере. Бэтмн не жаждет сил.
Фактически, в одном из приключений его сознание было помещено
в тело Супермена. Он описывает опыт, как волнующий и опасный
– искушение, говорит он, полагаться не на свой ум, но на беско
нечную физическую силу.
Итак, в отличии от всех остальных на
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
планете, Бэтмен не хочет силу Супермена. Вместо этого, он желает
быть таким же доверчивым и оптимистичным, как Кал Эл. Бэт
мен хочет не его «супер» часть, но часть его «человечности». Для
Темного рыцаря, Супермен служит живым монументом того, чем
может быть человек.
Подумайте об этом так: Супермен – полубог, старающийся
заслужить доверие людей. В частности, имея контакты с публи
кой, он старается уменьшить расстояние, отделяющее людей от
него. Более того, он действует как Бойскаут, и каждый (кроме пары
исключений) любит его. Бэтмен, с другой стороны, обычный
человек, старающийся делать нечеловеческие вещи. Он создал во
круг себя миф, служащий ему, как часть его оружия. Мы все знаем
известное высказывание «Преступники очень трусливы и суевер
ны». Но, чтобы использовать эту суеверность и трусливость против
криминальных элементов, Бэтмену пришлось дистанцироваться от
граждан, которых он защищает. Не достаточно только преступни
кам считать Бэтмена таинственным – каждый должен, иначе конец
всему. Естественно, это приводит к, по большей части, доброволь
ному созданию одинокой и изолированной жизни.
Эта монументальная оценка имеет и другую сторону, между
прочим. По крайней мере, до тех пор, пока у нас есть знакомый ге
рой для поклонения – вид отношений, что сложились у Супермена
с большинством героев вселенной DC. Для того чтобы, по мнению
Ницше, эти отношения считались дружбой они должны быть рав
ными и взаимными. Супермен идеал для Бэтмена, но в то же время,
Бэтмен верит, что Супермену надо многому научиться. Почему?
Не смотря на всю его мощь и добродетель, Кал Эл, далек от совер
шенства – далек от сверхчеловека Ницше. Силы Супермена делают
его уязвимым, именно потому, что он считает себя неуязвимым.
Он забывает – не смотря на его «смерти» – он все еще смертен, а
также что его видение человеческих существ через розовые очки,
совершенно не точное. Это взнос Бэтмена в их дружбу – попытка
научить Супермена всем урокам, которые, убийца его родителей,
годы подготовки, и его полное понимание собственной уязвимости
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
наравне с другими, сделали его столь жестоким. Бэтмен суровый
учитель, что легко могут подтвердить Найтвинг, Робин, и Оракл, и
он дает свои лучшие уроки во время сражения – не тогда, когда они
с Суперменом друзья, но во время их битв друг с другом.
Когда друзья ссорятся: Бэтмен против Супермена
Различие в том, как эти два столпа вселенной DC видят
дружбу, более ясно прослеживается в моменты, когда их дружба
сложна и натянута. Драки неприятны сами по себе, и более непри
ятны, когда происходят между друзьями. Но как большинство из
нас поймут рано или поздно, мы не всегда можем избегать не
приятных ситуаций. Равно как и супергерои, поскольку Бэтмен и
Супермен то и дело находят себя борющимися друг с другом.
Это многолетняя игра среди гиков, в которой не затихает
спор кто победит в борьбе X против Y. Что если Человек-паук по
бедит Дарта Вейдера? Что если Хи-мен возьмет верх над Халком?
Кто победит Галактус или Анти-Материя? Одной из старейших игр
является кто победит в схватке между Бэтменом и Суперменом?
Наиболее распространенный ответ – Супермен. Сверхчеловече
ская сила, скорость, обостренные чувства, умение летать, тепловое
зрение, рентгеновское зрение, и супер-дыхание? Вне сомнений, не
так ли? Неверно. Бэтмен победит. Всегда. Почему? Потому что он
Бэтмен. Он беспощадный, он умный, и всегда подготовленный. Ах,
да, у него еще есть доступ к криптониту. Каждый раз, когда Бэтмен
и Супермен сражаются, побеждает Бэтмен.
По большей части, победы Темного рыцаря в битве с Супер
меном складываются из того, как эти двое относятся к битве и друг
к другу. Супермен видит Бэтмена своим другом, в общепринятом
смысле этого слова. Он доверяет Бэтмену и верит (ошибочно), что
он никогда не навредит другу. Как сам Бэтмен однажды описал их
отличие, «Глубоко внутри, Кларк по своей сути хороший человек.
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
И глубоко внутри, я нет».
Супермен вступает в схватку с Темным
рыцарем с детскими перчатками. Он пропускает удары, оставляет
себя открытым. Он ожидает от Бэтмена честной битвы, что он и
делает в какой-то степени. Более важно, что Супермен понимает,
что он может сделать с Бэтменом, если захочет. Сила, которой он
обладает, делает важным сдерживание себя. Таким образом, даже
в разгар сражения, он не использует все свои возможности против
Бэтмена. Он не использует скорость или умение летать; он старает
ся не использовать тепловое зрение или арктическое дыхание. По
существу, Супермен хочет приблизиться к честной битве так близ
ко, насколько это возможно.
Вот почему он проигрывает – Бэтмен не сражается честно.
В битве он не такой же, как Супермен. Он хорошо знает, что Супер
мен имеет все преимущества в честной драке – так почему обоим
драться честно? Во всех их битвах, в Готэме ли или Метрополисе,
или в глубоком космосе, Бэтмен использует окружающую среду
для преимущества. Иногда это значит использовать всю энергию
города, чтобы оглушить Супермена, как он сделал в «Хаше». (Пра
вильно: оглушить его. Собранная электроэнергия, эквивалентная
энергии города размерами с Нью-Йорк, не ранит Супермена, но
остановит его на время.) Иногда это значит заранее установленные
ловушки, например ракеты, активируемые рентгеновским зрением,
или заряды, что обрушат девятнадцать тон камней на Супермена.
Любое преимущество, неважно насколько оно мало, будет исполь
зовано.
Это также значит использовать в качестве преимущества
слабости Супермена. Именно: слабости (во множественном чи
сле). Самая очевидная, и всегда используемая Темным рыцарем –
криптонит. Но у Супермена есть другие слабости, вытекающие из
разницы в силе между ним и Бэтменом, хотя на самом деле между
ним и любым другим человеком. В мыслях Супермена, он сильнее,
чем… чтож, почти каждый, потому он должен быть аккуратен, что
бы не нанести непоправимый ущерб человеку. Бэтмен может быть
самым опасным человеком на планете, как Супермен однажды на
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
ЛСН: Лучшие Супердрузья Навсегда?
Какой урок мы можем вынести из дружбы Бэтмена и супер
мена? Первый что приходит на ум, и, возможно, самый банальный
– драка не значит конец дружбы. Но большинство из нас и так это
знают еще с шести лет, так что давайте перейдем к чему-нибудь
более важному: фундаментальные разногласия, даже на счет са
мой природы дружбы, не означают ее конца. Даже не способность
понять друг друга не помеха дружбе. Супермен знает, он никогда
не поймет в полной мере, что движет его темным другом, так же
как Бэтмен осознает (с некоей долей фрустрации), что он никогда
не получит наивность Супермена. Они знают, что созерцают мир,
звал его, но он все еще остается плотью и костью, как и все осталь
ные. С перспективы Бэтмена, Супермен дерзкий и высокомерный
– и ошибочно недооценивает своего оппонента. Его зависимость от
силы значит, что он никогда не научится мыслить стратегически –
искусство, в котором Темный рыцарь давно уже стал экспертом.
Возможно, наилучший способ объяснить, как Бэтмен отно
сится к Супермену, подумать над термином «уважение». Уважение
имеет огромное число значений, большинство из которых мораль
но важны. Для ясности, можно говорить об уважении, которое один
человек должен другому в силу их общей моральности. Кроме
того, есть множество видов уважения имеющих место среди дру
зей, коллег, и тех чьему примеру кто-то хочет следовать. Это все
части того, как Бэтмен и Супермен относятся друг к другу. Но тут
другой тип уважения входит в игру – уважения к сопернику. Вот
ключевое отличие между Бэтменом и Суперменом: Супермен не
видит Бэтмена, как соперника, в отличии от Бэтмена. Таким обра
зом, когда они нападают друг на друга, а это периодически случа
ется, Бэтмен всегда готов.
ДЕННИЕЛ П. МЭЛЛОУ
и друг друга, абсолютно разными способами, но это не рушит их
дружбу – это делает ее и их самих сильнее. Различия и непонима
ния между Темным Рыцарем и и Бойскаутом укрепляет их друж
бу, предоставляя им нечто над чем они вместе могут поработать.
Конечно, этот процесс основан на общей почве, что они делят: их
общие цели, и различные методы, сохраняют величайших в мире
друзей связанными вместе – защищая и корректируя друг друга.
Эти отличия, вместе с их желаниями и способностью работать
вместе, делают каждого из наших героев лучшим в том, что они
делают.
Супермен/Бэтман
#1 (Август, 2003).
2. Он использует пять своих полных
«Никомаховых этик»
на обсуждение типов дружбы. Аристотель,
«Никомаховы этики»
, 119-153.
ЛСА
#7 (Июль, 1997).
ЛСА
#48 (Январь, 2001).
Брюс Уэйн: Беглец
, том. 1-3 (2002-2003).
Проект OMAC
7. Чтобы узнать почемы высочайший тип дружбы аристотеля не подходит Бэтмену смотри главу
Мэтта Морриса
«Бэтмен и друзья: Аристотель и внутренний круг Темного Рыцаря»
в книге
герои и Философия»
(Чикаго: Опен Каунт Пресс, 2005), 102-117.
8. C. K. Робертсон,
«Истинный сверхчеловек: Бэтмен как человеческий миф»,
Ланг, 2005).
«Так говорил Заратустра»
ЛСА: Разделенные тела
(Ноябрь, 2000).
11.
Бэтмен: Хаш
, том. 1, (2004).
ЛУЧШИЕ В МИРЕ... ДРУЗЬЯ?
АРИСТОТЕЛЬ, КАНТ И
ДИК ГРЕЙСОН О НРАВСТЕННОМ
ВОСПИТАНИИ
Супергерой без суперсил

Карстен Фог Нильсен
Бэтмен – супергерой без суперсил. Он персонаж, сильно
отличающийся от, например, Супермена, чьи силы и способности
превосходят любого смертного. Никакой объем тренировок или
подготовки не превратят человека в Супермена.
Но нет сверхъестественных или маловероятных научных
трюков, необходимых для того, чтобы кто-то мог приобрести силы
и способности Бэтмена. Возможно, именно поэтому Темный ры
царь привлекает и вдохновляет столь многих учеников и помощни
Аристотель и обучение в процессе
Идея того, что возможно научиться быть добрым и бла
городным человеком, эмулируя и имитируя моральный пример
другой личности – очень старая концепция. Греческий философ
Аристотель (384 – 322 До н.э.) точно описал эту идею, практически
2,500 лет назад в своей книге «Никомаховой этики». Аристотель
задает очень простой и основной вопрос: Как мы становимся хо
рошими человеческими существами? И дает очень простой ответ:
Мы становимся хорошими человеческими существами тем же
способом, что и становимся хороши в любом другом деле, то есть
через практику и повторение. Как он пишет,
«Ибо [если] нечто
следует делать, пройдя обучение, [то] учимся мы, делая это;
например, строя дома, становятся зодчими, а играя на кифаре —
кифаристами. Именно так, совершая правые [поступки], мы дела
ков: Найтвинг, Робин (или Робинов), Оракул, Охотница, и других.
По самым разным причинам эти персонажи решили посвятить
свои жизни борьбе с преступностью, и выбрали Бэтмена своим
наставником. Почему? Потому что силы Бэтмена, в отличии от
мощи Супермена, Чудо женщины или Человека паука, остаются
человеческими. То, что есть Бэтмен, то кем он стал, есть не резуль
тат необъяснимых природных феноменов или загадочных, научных
инцидентов. «Силы» Темного рыцаря – следствие посвящения (и,
возможно, даже одержимости) человеком себя физическому, психо
логическому и моральному совершенству. Это может быть над
уманным, но, тем не менее, возможным, по крайней мере, в прин
ципе, что обычное человеческое существо, посвятив свою жизнь
программе бесконечных упражнений и тренировок, может достичь
того же уровня физического, психологического и морального пре
восходства, что и Бэтмен.
КАРСТЕН ФОГ НИЛЬСЕН
емся правосудными, [поступая] благоразумно — благоразумными,
[действуя] мужественно — мужественными».
На первый взгляд это может показаться простым здравым
смыслом. Как еще мы можем научиться чему-то, кроме как сделать
это или, по меньшей мере, попытаться сделать? Именно так мы
учимся решать математику, водить машину, бросать Бэтаранги, и
так далее. Но, тут возникает проблема с идеей Аристотеля. Кажет
ся, достаточно просто различить и понять действия входящие, ска
жем, в строительство дома или игре на музыкальном инструменте,
но как мы узнаем какие действия справедливые, благоразумные и
смелые? Как мы определим, в каких именно действиях определяет
ся добродетель, кою мы хотим приобрести и развить?
К счастью у Аристотеля есть ответ на эту проблему: если
мы хотим знать, что значит быть справедливыми или благоразум
ными или смелыми, мы должны обучиться им у тех личностей,
которым мы приписываем эти добродетели.
Кроме того, спра
ведливая личность – личность регулярно и надежно представля
ет справедливые действия; благоразумная личность – личность,
способная не опираться на злоупотребления; и смелая личность
– личность, встречающая опасность без опаски. Итак, если мы
хотим научиться справедливости, благоразумию, или смелости, мы
должны взглянуть на тех моральные ориентиры, которые, как мы
считаем, справедливы, благоразумны, или смелы.
Однако, если мы хотим быть справедливыми, благоразум
ными или смелыми, нам не только необходимо просто учиться
действиям людей, которые справедливы, благоразумны и смелы.
Мы также должны постараться повторить действия таких людей,
в надежде, что в процессе, мы сможем приобрести их замечатель
ные моральные качества или добродетели. Если мы хотим стать
смелыми, мы должны представлять действия схожие с теми, что
представляет смелый человек; если хотим стать благоразумными,
должны представлять действия схожие тем, что представляет бла
горазумный человек; и так далее.
Может ли Бэтмен быть моральным примером
человеческого существа?
Рассмотрим отношения между Бэтменом и Робином. Тем
ный рыцарь не только учил Робина определенным навыкам, напри
мер, как использовать Бэтаранг или лучшему способу обезоружить
грабителя. Каждыми своими действиями Бэтмен также обучал
Робина определенным моральным стандартам и нормам; для при
мера, идея, что преступники должны неустанно преследоваться, а
опасность необходимо встречать, не дрогнув, и всегда необходимо
стараться сделать мир лучше. Следую примерам, установленным
Бэтменом, пытаясь действовать как он, Робин учится не только
конкретным навыкам и способностям, но также и моральным пер
спективам и множеству добродетелей (таких как мужество и чувст
во справедливости) в соответствии с этими перспективами.
Похоже, Бэтмен прекрасный пример того, что Аристотель
имел в виду, говоря о необходимости нам смотреть на добродетель
ную персону в попытке стать морально лучшей личностью. В Гот
эме, и во всей вселенной DC, и даже в нашей светской реальности,
множество людей считают Темного рыцаря за моральный ориентир
человеческого существа. И, похоже, на то есть хорошие причины:
Бэтмен без сомнения мужественен и умен. У него сильное чувство
правосудия, он способен сохранять хладнокровие и трезво мыслить
даже в разгар сражения, и он готов пожертвовать собственной жиз
нью и счастьем, дабы сделать этот мир лучше. Это все кажется же
лательными и ценными качествами, которыми мы хотели бы чтобы
обладало как можно больше людей. Итак, следую мнению Аристо
теля, мы все должны стараться быть больше похожими на Бэтмена,
действовать как он, в надежде обучиться некоторым добродетелям,
имеющимся у Темного рыцаря. Найтвинг, Робин, Оракул, и другие
костюмированные герои выбрали Бэтмена своим идеалом, чтобы
КАРСТЕН ФОГ НИЛЬСЕН
смоделировать и структурировать свои жизни согласно совету
Аристотеля. Они решили эмулировать действия и поведение своего
морального ориентира, дабы найти и развить моральные качества,
имеющиеся у него.
Авторитет Шмаритет!
Однако, существует несколько проблем с теорией Ари
стотеля. Он может быть прав в предположении, что мы получаем
наше первое представление о добре и зле, следуя примерам людей,
считаемых нами моральными примерами. На практике же, люди,
которых дети считают своими моральными ориентирам, чаще да,
чем нет, находятся на позиции авторитетов – их родители, учителя
и так далее. Таким образом не удивительно, что Робин считает Бэт
мена как персону которой стоит следовать и имитировать ее. Оба
первый и второй Робины, Дик Грейсон и Джейсон Тодд, считали
Темного рыцаря отцовской фигурой. Брюс Уэйн взял Дика Грейсо
на на легальное попечительство после гибели его родителей, и усы
новил Джейсона Тодда, удивившись попытке последнего украсть
колеса Бэтмобиля.
Но люди не должны считать личность моральным ориен
тиром, лишь потому что она находится на позиции авторитета;
такие личности должны быть нравственными компасами потому
что являются таковыми. Бэтмен не должен считаться личностью,
обладающей множеством ценных добродетелей просто, от того что
он Бэтмен, но лишь если он на самом деле обладает этими добро
детелями. И дети должны выбирать желать быть и эмулировать
людей, которые действительно морально замечательные, а не про
сто людей, коим посчастливилось иметь авторитетность. Родители
и учителя не обязательно морально идеальные личности, и факто
того, что дети часто восхищаются и имитируют своих родителей,
не означает, что их родители на самом деле достойны восхищения
и имитации. Только представьте, что случилось бы, усынови Дика
Грейсона Джокер, а не Бэтмен.
Давайте назовем это
«Разногласием Гордон-Йиндел»
Итак, как нам узнать что человек, считающийся морально
добродетельным на самом деле морально добродетельный? Боль
шинство людей в Готэме, как и множество людей здесь в реальном
мире, могут думать о Бэтмене как о мужественном, умном, спра
ведливом, сильном и так далее. Но так считают не все. Некоторые
верят, что Бэтмен опасный мститель, чье неуважение к закону и
конституции намного хуже для общества, чем действия преступни
ков, которых он останавливает.
Вопрос о том герой или злодей Бэтмен, является очень
важной темой в «Возвращении Темного рыцаря» (1985)
, написан
ной Френком Миллером. Когда Джеймс Гордон уходит в отставку с
поста комиссара Готэма, его последней волей становится просьба к
его
преемнику, Эллен Йиндел, принимать к сведению и учиться
у Бэтмена. Но вместо этого, первыми действиями Йиндел, в качест
ве новой главы полицейского департамента, становятся обвинение
Бэтмена, как костюмированного мстителя и подписание ордера на
его незамедлительный арест. Йиндел позже пожалеет о своем ре
шении, и к концу повествования «Возвращения Темного рыцаря»,
начнет поддерживать действия Бэтмена. Но ее первой реакцией,
которую разделяют многие персонажи в повествовании Миллера,
отсрое неприятие самой идеи, что Бэтмен может быть морально
достойной личностью.
Разногласия о моральном статусе Темного рыцаря выяв
ляют, что мнение о ком-то как о морально достойном и подходя
щем для эмуляции еще не значит, что он на самом деле морально
достоин и подходит для эмуляции. Но как мы должны определять
является ли кто-то морально добродетельным на самом деле? Мы
не можем просто положиться на мнение большинства или советы
других, до тех пор, пока мнение большинства может быть ошибоч
КАРСТЕН ФОГ НИЛЬСЕН
ным, а советы других ложными. Джеймс Гордон и Эллен Йиндел
оба очень интеллектуальные люди, живущие в одной стране, даже
в одном городе, которые разделяют массу общих моральных убеж
дений и ценностей. Но, тем не менее, они сильно не согласны,
касательно морального статуса Бэтмена. Гордон и Йиндел не могут
быть оба правы в одно и то же время, так как нам решить, кто же
из них прав? И что более важно, если нам не до конца ясно и нет
единодушного понимания того кто является, а кто нет, морально
добродетельным, тогда как мы сами можем стать морально лучши
ми личностями? Похоже позиции Аристотеля, касательно мораль
ного обучения не настолько крепки.
И в другом углу ринга… Каааааант!
Возражения на счет морального обучения Аристотеля могут
привести нас к Немецкому философу Иммануилу Канту (724 –
1804). В своей влиятельной книге «Основы метафизики нравствен
ности» (1785), Кант критикует идею, что мы можем использовать
морально образцовое человеческое существо в качестве примера,
дабы определить, что делать, как действовать, и какое конкретное
действие правильное или нет.
«Ведь о каждом приводимом мне
примере нравственности следует сначала судить согласно прин
ципам моральности, достоин ли еще он служить первоначальным
примером, т. е. образцом»
. Кант заявляет, что это является прав
дой даже для Иисуса, и можно наверняка утверждать, что он сказал
бы то же самое и о Бэтмене. Является ли Темный рыцарь на самом
деле морально образцовым человеческим существом, достойным
имитации и восхищения, не может быть определено простым
апеллированием к факту того, что большинство людей думают о
нем как о таковом, или к его бесспорному авторитету. Мы должны
прямо спросить воплощает ли в себе Бэтмен основополагающие
нормы и требования морали.
Для Канта наиболее важной особенностью человеческого
существования, и более того наиболее важной моральной ценно
стью, является свобода. В «Основах метафизики нравственности»
он заявляет, что определяющей чертой человеческого бытия яв
ляется способность управлять собственными жизнями в соответ
ствии с рациональными, вселенскими принципами или законами,
которые они выбирают сами для себя. Кант называет такие возмож
ности автономиями, и утверждает, что быть автономными, значит
быть способными управлять своей собственной жизнью в соответ
ствии с собственным выбором или само-утвержденными вселен
скими принципами, и таким образом человеческая свобода это:
чем же другим может быть свобода воли, как не автономией, т.
е. свойством воли быть самой для себя законом?»
Согласно Канту, каждое человеческое существо имеет
возможность действовать автономно до тех пор, пока эти действия
рациональны.
Но не все используют или распознают эту возмож
ность. Некоторые люди проживают свои жизни не в соответствии
с принципами, выбранными для себя самостоятельно, вместо этого
они основываются на том, как другие думают, они должны жить.
Кант называл состояние позволять вашей жизни и вашим действи
ям определяться сторонними авторитетами и внешними силами –
гетерономией.
В «Что такое просвещение?» Кант дает следующее
описание того, что значит быть в состоянии гетерономии и объяс
няет, почему множество людей никогда не покидают это состояние:
«Ведь так удобно быть несовершеннолетним! Если у меня есть
книга, мыслящая за меня, если у меня есть духовный пастырь,
совесть которого может заменить мою, и врач, предписывающий
мне такой-то образ жизни, и т. п., то мне нечего и утруждать
себя. Мне нет надобности мыслить, если я в состоянии платить;
этим скучным делом займутся вместо меня другие»
Кант утверждает: на протяжении всей истории гетерономия
стала опцией человека по умолчанию. Боги, священники, короли,
доктора, и политики, все заняты решением того, как человеческое
существо должно жить, и сэкономили мысли для собственной
КАРСТЕН ФОГ НИЛЬСЕН
способности к автономии. И большинство людей не протестовало.
Почему? Потому что легко и комфортно позволить другим решать,
что думать и как действовать. Для канта основной задачей мораль
ного образования является возвращение людей из комфортабель
ного состояния гетерономии к точке, где они смогут эффективно
выразить свою способность к автономии. И это, как считал Кант,
несколько расходится с точкой зрения Аристотеля на моральное
образование, как основной процесс имитации и эмуляции дру
гих людей. Как писал Иммануил Кант: «
У подражателя (в сфере
нравственного) нет характера, ибо характер состоит именно в
оригинальности образа мыслей
. Проблема с идеей Аристотеля
состоит в позволении действий кого-то другого (например, Бэт
мена) определять, как должен действовать я, то есть представлять
себе внешний авторитет: я перекладываю ответственность за мою
собственную жизнь на кого-то еще и отказываюсь принять бремя
своих решений как жить и какой личностью быть.
Знаменитый (скорее всего из-за того что был плох) сериал
«Бэтмен» 1960-х обеспечил нас прекрасным примером того, что
Кант имел в виду. Одной из самых раздражающих особенностей
этого сериала, даже для фанатов, было то, как Робин (в исполнении
Берта Варда) всегда демонстрировался, как дешевая копия Бэтмена
(Адам Вест). У Бэтмена всегда были прекрасные, светлые идеи –
Робин просто следовал им. Не важно, какой злодей на этой недели
попытается поймать Бэтмена и Робина в свою надежную, «они
никогда отсюда не выберутся», ловушку, всегда Бэтмен – никогда
Робин – находит единственный и часто неправдоподобный, способ
сбежать. Каждый раз, когда их дуэту следует разгадать необъяс
нимую тайну, всегда Бэтмен – никогда Робин – является тем, кто
сумеет ее расшифровать. Это не потому что Робин не пытается;
проблема в том, что каждый раз пытаясь проявить инициативу,
подумать самостоятельно, он терпит неудачу, поскольку у него нет
независимого состояния ума. Он просто принимает способ мышле
Дик Грейсон и как стать
Автономным человеческим существом
Итак, у нас есть проблема. С одной стороны, вполне убеди
тельное мнение Аристотеля о том, как человеческое существо при
нимает и развивает моральный кругозор; мы имитируем и эмулиру
ем тех, кого считаем морально желанными, и через наше решение
следовать их примеру, мы учимся определенным ценностям, нор
мам, и добродетелям. С другой стороны, Кант также, кажется, прав
в утверждении, что автономия, способность определять для себя
принципы и нормы, согласно которым должна строиться жизнь,
является важнейшей особенностью, означающую быть человеком.
Проблема в том, что каждая из идей, похоже, направляет нас в
разные стороны. Аристотель считал, примеры, продемонстриро
ванные другими людьми, играют важнейшую роль в моральном
обучении; Кант верил, что основываясь на действиях и состояниях
других людей, диктующих нам что делать, мы лишаемся автоно
мии. Кто прав?
Возможно, они оба правы, или, по крайней мере, отчасти.
Кажется очевидным, что большинство детей не способны созна
тельно управлять своими жизнями в соответствии с вселенскими
принципами, которые они выбрали сами. У них просто нет такой
возможности. Если мы примем идею Канта в серьез, тогда важ
нейшей из задач морального образования должно стать обеспе
чение незрелого человеческого существа этими возможностями.
Но одним из способов приобретения способностей к автономии
для человека может являться имитация и эмуляция других людей,
в частности, людей которые наделены важнейшими моральными
добродетелями. Если так, то и Аристотель и Кант оба могут быть
правы: Аристотель описывает начальные стадии процесса мораль
ного образования, в то время как Кант фокусируется на обратном,
завершении этого процесса. Ни Кант, ни Аристотель, вероятно, не
КАРСТЕН ФОГ НИЛЬСЕН
согласятся с этим, но если мы признаем, что они оба правы, тог
да, возможно, это, допустимая для нас цена. В философии, как и
в жизни, вы не можете это утверждать, потому что кто-то прав в
одном, а другой человек прав в каких-либо других вещах.
И снова отношения Бэтмен-Робин могут быть использова
ны, дабы отточить наше понимание. Единственное отличие между
Робином из сериала 1960-х и Робином, изображенным в комиксах,
состоит в том, что теле-Робин никогда не развивал независимость
личности и мышления (он остается в состоянии гетерономии), в
отличии от последнего. В комиксах, Дик Грейсон, первый Робин,
постепенно развивает свою жизнь отдельно и независимо от Бэт
мена. Он выпускается из старшей школы (это подвиг, когда однов
ременно сражаешься с суперзлодеями и королями преступности
вместе с Бэтменом), покидает Готэм, чтобы поступить в колледж, и
организует и руководит несколькими версиями Юных Титанов. И,
возможно, в самый важный момент в своей карьере, Дик Грейсон
отказывается от своей личности Робина, вместо этого становится
новым супергероем, Найтвингом. По крайней мере, в некоторых
версиях этой истории, его решение поначалу приводит к негативно
му отношению с Бэтменом, который изначально отказывается при
нять, что Дик Грейсон/Робин, больше не является его помощником.
Однако, Найтвинг упорствует и становится главным защитником в
своем собственном городе, Блюдхейвен.
Дик Грейсон не только освободился от влияния Бэтмена и
стал самостоятельным уважаемым борцом с преступностью, но
и использовал каждую возможность и черты характера, которые
перенял и обучился у Темного рыцаря. Например, он явно исполь
зует детективные навыки, взятые у Бэтмена, и физические и пси
хологические особенности, развитые вовремя их сотрудничества,
в собственной войне с преступностью. Также важен, но не столь
очевиден, способ проявления Найтвингом мужества, интеллекта,
и целостности, которые Бэтмен помог ему инсталлировать в себя,
чтобы освободиться от влияния Темного рыцаря. Нужны крепкие
нервы, чтобы восстать против Бэтмена, как выяснили большинство
злодеев (и даже супергероев), но Найтвинг отважился сделать это и
даже вынудил Бэтмена принять его решение не быть больше Роби
ном. И он смог сделать это в основном благодаря тем моральным
качествам, что он приобрел во время отношений с Бэтменом.
Таким образом, Дик Грейсон приобрел и развил потенциал
необходимый ему, чтобы стать автономным человеческим сущест
вом, благодаря имитации и эмуляции морального ориентира, Бэтм
на. Если это верно, тогда нет необходимости Канту и Аристотелю
конфликтовать между собой. Или, по меньшей мере, нет нужды
конфликтовать идеи Аристотеля, что моральное обучение включает
в себя эмуляцию других людей и идеи Канта, о важности автоно
мии, способности управлять собственной жизнью в соответствии с
собственным выбором и само установленными вселенскими прин
Также это отвечает на вопрос, поднятый нами ранее, о том
как, определить является ли личность, считающаяся морально же
ланной и стоящей эмуляции в качестве морального ориентира, на
самом деле моральным примером. Вспомните, Кант верил, чтобы
квалифицировать кого-то как моральный ориентир, мы должны
«сначала судить согласно принципам моральности». Для Канта,
автономия, способность человека управлять собственной жизнью
и действовать в соответствии с само определенными принципами,
самая важная моральная ценность. Используе понятие Канта об
автономии, мы можем теперь сказать, что личность является мо
ральным примером, если эмуляция ее действий и поведения помо
гает людям развить способность и компетентность необходимы для
становления автономным человеческим существом. Если то, что
мы сказали о Найтвинге правда, тогда Бэтмен действительно может
считаться моральным образцом.
КАРСТЕН ФОГ НИЛЬСЕН
Покидая тень летучей мыши
Моральное развитие Дика Грейсона показало нам, что Ари
стотель и Кант могут примириться. Добродетели и способности,
что мы получаем, эмулируя других людей, могут быть (возможно,
необходимым) шагом на пути становления автономным челове
ческим существом, способным брать на себя ответственность за
собственную жизнь.
Как отметил Кант, легко и комфортно находиться в состоя
нии гетерономии, быть личностью, перекладывающей ответствен
ность за собственную жизнь на королей, священников, родителей.
Принять ответственность за собственную жизнь не так просто, и
сделать это настоящее достижение, это не то, что просто случается.
Другие люди могут предложить помощь и поддержку, и их жизни и
действия могут вдохновить нас быть лучше, стать той личностью,
которой мы хотим быть. Но в какой-то момент мы должны прекра
тить следовать за другими; прекратить проживать свои жизни в
призме примеров, установленных другими людьми, и начать ре
шать самим что делать, как действовать и каким типом личности
мы хотим быть. Бэтмен может вдохновлять нас, но, в конце концов,
мы, как Дик Грейсон, должны принять на себя груз собственных
жизней и оставить комфортное существование в тени Летучей
1. Аристотель
«Никомахова Этика»,
(Лондон: Пингвин Классик, 1976),
1103b2-5
Там же, 1140a24-25.
Для более детального рассмотрения идеи Аристотеля о моральном образовании, смотри главу 9 в
этой книге.
4. Тим Дрейк, третий Робин, совсем другое дело. Тим никода не был так близок с Бэтменом, как
другие Робины, поскольку в отличии от них он имел семью и не видел Брюса фигурой отца.
5. Изначально Бэтмен выказвал куда большее неуважение к власти и закону, что было исправлено его
редакторами.
6. Иммануил Кант,
«Основы метафизики нравственности»,
7. Там же, 446-447.
8. Там же, 440.
9. Там же, 433, 441.
10. Кант,
«Что такое просвещение?»,
11. Кант,
«Антропология прагматической точки зрения»,
«Основы метафизики нравственности»
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
Бэт-Цзы (интервьюер Марк Д. Вайт)
Мастер Бэт-Цзы, большое спасибо вам за это интервью,
особенно учитывая то, что вы никогда прежде не рассказывали
про ваши взаимоотношения с Брюсом Уэйном, также известным
как Бэтмен.
Пожалуйста.
Если мои скромные слова могут помочь кому-
то, я буду этому рад. Да, как вы и сказали, я знаю Брюса Уэйна с
тех пор, когда он был еще мальчишкой. Я ыл другом его родите
лей, в частности его отца, доктора Томаса Уэйна. Он был хорошим
человеком, и я часто о нем думаю, равно как и о его милой жене.
Собственно как и Брюс думает о них.
Я старался быть другом для Брюса с тех пор, как погибли
его родители. Я надеялся показать ему путь гармонии, но он вы
брал другую дорогу, которую он называет «путем летучей мыши».
И хотя я не согласен с его выбором, я стараюсь давать ему совет,
когда могу.
Почему вы не согласны с его выбором?
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
Пожалуйста, не поймите меня не правильно – он совершает
неисчислимое количество добра в качестве Бэтмена. Но его жизнь
Темного рыцаря – жизнь без баланса, который так необходим во
всем, особенно в человеке. Важность баланса одно из основных
учений мастеров даосизма, таких как Лао-Цзы и Чжуан-Цзы, кото
рые стали для меня учителями в своих писаниях, равно как и я стал
для Брюса.
Мастера даосизма?
Да, даосизм – древняя восточная философия, датируемая, по
крайней мере, временами Лао-Цзы, сфокусированная на естествен
ности потока вселенной. Китайцы называют это Дао, или «Путь».
Лао-Цзы же назвал это дорогой, у которой не может быть имен.
Даосисты стараются жить в соответствии с Путем, сбалансировав в
себе противоречивые силы, свет и тьму, женское и мужское, мягкое
и твердое – то, что Даосизм называет Инем и Янем.
Как популярный круглый черно-белый символ?
Верно – этот символ, репрезентация баланса между про
тиворечащими силами, определяющими все в мире, в коем мы
живем. Янь (белая часть) представляет мужское, твердое, неподат
ливое, в то время как Инь (черная часть) представляет женское,
мягкое, воспитанное. То, как две, похожие на змей, части перепле
таются между собой, показывает, что обе части перетекают друг
в друга и определяют друг друга. Это также прослеживается в
черной точке на белой половине и в белой точке на черной – они
говорят нам, что частичка каждой стороны содержится в другой.
С того страшного дня, я боюсь, что Брюс позволил своему
яню доминировать, веря, что это необходимо для очистки его лю
бимого Готэма от криминала, но он забывает, что все еще должен
принять свой инь.
Значит, у него все же есть инь?
Да, у всех есть, без исключения – вы можете это увидеть в
БЭТ-ЦЗЫ (ИНТЕРВЬЮЕР МАРК Д. ВАЙТ)
менее напряженные моменты, особенно в Дике и Тиме…
Первом и нынешнем Робине?
Верно – Брюс часто был очень суров с ними, очень требо
вателен, в соответствии со своим янь, но у него были и нежные
моменты с ними (хотя их было очень малы и редки).
Разве он не отправлялся с Диком и Тимом в некое «духовное
путешествие»? Как думаете, это показывает некую борьбу за
баланс?
Да, он провел год, путешествуя по миру, после того ужас
ного беспорядка с Братским Оком и Алексом Лютером, когда Дик
был почти убит.
Я думаю, он понял тогда, что его янь доминиро
вало слишком долго, и он стал через-чур жестоким, холодным и
параноидальным – что слишком даже для Брюса. Лао-Цзы писал,
что «совершенномудрый отказывается от излишеств, устраняет
роскошь и расточительность».
Мне кажется это то, что он начал
делать. Действительно, с момента его возвращения, я увидел изме
нения в нем – он решил усыновить Тима, практически сразу после
их возвращения. И показал большую нежность чудесному ребен
ку Селины Кайл, Хелене – он даже принес ей плюшевого мишку,
будучи одетым как Бэтмен!
А также простил ту волшебницу, как ее имя?
Затанна? За вмешательство в его разум?
Да, верно, Затанна – милая девушка, которую порой бывает
очень трудно понять.
Даже я был удивлен, когда услышал об этом – я думал, Брюс
никогда не простит ее за вторжение в его разум, как сделала она.
Но видите ли, это его инь, – теплое, мягкое, принимающее чужие
недостатки – которое начало проявлять себя с момента его воз
вращения. Конечно, он все еще нуждается в своем янь, не только
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
чтобы быть Бэтменом, но, чтобы быть целостной личностью, нахо
дящейся в гармонии и с миром и Дао. Все мы нуждаемся в балансе
между твердым и мягким, мужским и женским.
Почему? Ведь одной из ключевых черт Бэтмена является
его целеустремленная преданность в борьбе с преступностью.
Потому что личность без баланса, не находится в гармонии
– «Знание гармонии называется постоянством. Знание постоянст
ва называется мудростью».
Многие учителя Брюса говорили ему
об этом, не только я.
Мир определяется двойственностью проти
воборствующих сил, должные быть сбалансированными, чтобы
быть эффективными – в этом заключен смысл смешивания черного
и белого в символе инь-янь. Лао-Цзы пишет, «бытие и небытие
порождают друг друга, трудное и легкое создают друг друга, длин
ное и короткое взаимно соотносятся, высокое и низкое взаимно
определяются, звуки, сливаясь, приходят в гармонию, предыдущее
и последующее следуют друг за другом».
Без отвратительного мы
не познали бы красивое; без тьмы, не было бы света. Нам нужно
плохое, дабы заметить хорошее – как иначе нам узнать, что такое
Например, взгляните на Брюса – он определяется множест
вом двойственностей. Публично, он живет в роскошном, простор
ном особняке Уэйнов, но большую часть своего времени проводит
во тьме, в глубокой пещере, покрытой пометом летучих мышей
(ужасная мерзость). Он один из богатейших людей в мире, капи
тан индустрии, но он тратит большую часть своего наследства на
поддержку бесчисленного количества благотворительных меропри
ятий, помимо финансирования своей борьбы с преступностью. Он
легко мог бы жить жизнью избалованного хлыща, но вместо этого
он посвятил себя неблагодарному занятию, борьбе с преступно
стью, коя каждый день истощает его силы и приносит раны, давно
бы сломившие обычного человека. Он один из самых умных, обра
зованных людей в мире, наравне с тем, что физически он является
вершиной человеческого совершенства, тем не менее, он не гордит
БЭТ-ЦЗЫ (ИНТЕРВЬЮЕР МАРК Д. ВАЙТ)
ся этими вещами, а использует эти способности на благо человече
ства, не требуя за это ничего взамен.
Подумай об этом, мой друг – при всей его физической силе,
его темного, пугающего костюма, и его внушительных размерах,
самая пугающая функция Бэтмена, та, которой даже не существу
ет – его тень! Как пишет Лао-Цзы, «употребление сосудов зависит
от пустоты в них. Пробивают двери и окна, чтобы сделать дом, но
пользование домом зависит от пустоты в нем».
Небытие может
быть куда важнее субстанции, используемой Брюсом, чтобы «все
лять страх в сердца преступников», как он любит говорить.
Так, о чем я говорил – ах, да, он может быть целеустрем
лённым, как вы и сказали. Если бы я получал пенни каждый раз,
когда уговаривал его взять перерыв хоть на одну ночь, насладиться
компанией великолепной, умной девушки, с которой он не виделся
много лет, я мог бы расплавить их и сделать вторую гигантскую
монету, как та, что стоит в его пещере. Но обычно он соглашается
на мои увещевания лишь тогда, когда это может принести пользу в
его великой миссии против преступности – глупый человек.
[Смеется.] Эта огромная монета, да – она напомнила мне
одну историю. Знали ли вы, что однажды Брюс был настолько
одинок, что попросил своего приятеля Аквамена – не этого нового,
молодого парнишку, а другого, из старых добрых дней Лиги Спра
ведливости – помочь поднять этот ужасный музейный экспонат из
расщелины, куда он свалился во время землетрясения, обрушивше
гося на Готэм? Он не мог заставить себя просто попросить своего
коллегу навестить его, вместо этого он придумал эту уловку, дабы
заманить того к себе. Несносный человек, так боится поделиться
своими чувствами, признать свою опустошенность, даже перед
самыми близкими людьми!
А Дик и Тим унаследовали дисбаланс Брюса?
Ох, к счастью нет. Возьмем, например, Дика – не смотря на
все его духовные поиски, этот молодой человек хранит свои инь и
янь сбалансированными. Даже когда он был маленьким мальчиком,
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
новичком в нашем деле…
Вы были вовлечены в воспитание Дика?
Что? Нет… конечно, нет, я видел его очень мало, во время
своих редких визитов к Брюсу. Как я сказал, не смотря на удар от
ранней, насильственной гибели его родителей, как и у Брюса, Дику
удалось сохранить в себе основную, светлую сторону, свет балан
сирующий тьму.
Ему пришлось – невозможно быть угрюмым в зеленых шор
тах и эльфийских ботинках!
О! Даже не напоминайте мне… [Смеется.] Простите…. Вы
снова меня отвлекли. Хватит так делать.
Знаете, я слышал, что Дика, в роли Найтвинга, часто назы
вают «Бэтменом с женской стороной», что полностью соответст
вует моей точке зрения. Он заботится о своих друзьях – не только
потому, что ответственен за них, как это делал Брюс, но потому,
что он действительно переживает за них. Только подумайте о его
пребывании среди Аутсайдеров, должной быть больше его ра
бочей группой героев, нежели семьей, как Молодые Титаны, его
бывшие союзники. Но он понял, что не может так – он обнаружил
что невозможно не переживать за своих коллег, которые на самом
деле стали его друзьями, и он больше не мог мириться с тем, что
отправляет их на опасные задания. Кому же он передал группу?
Конечно Брюсу, кто был бы больше, чем просто счастлив, собрать
группу героев, которые, следуя его указаниям, пойдут даже в пекло
Что насчет Тима, нынешнего Робина?
Ох, Тим один из тех за кого я переживаю. Он потерял слиш
ком многое, начав свою карьеру борца с преступностью вместе с
Бэтменом – сначала, довольно рано потерял мать, а затем и отца;
свою девушку, Стефани Браун, которая была известна под именем
Спойлер (и Робин, то короткое время, что Тим был в «отставке»); и
БЭТ-ЦЗЫ (ИНТЕРВЬЮЕР МАРК Д. ВАЙТ)
двух своих лучших друзей, Коннора Кента и Барта Аллена.
И все
они погибли от рук преступников, как однажды погибли родители
Брюса. Если у кого и есть право впасть в отчаяние и потерять свою
мягкую, сострадательную сторону, обретя вместо этого твердый,
карательный характер, то это Тим. Однажды, он сказал мне, что
когда его мать была убита, а отец парализованным лежал в больни
це, он взглянул на «темную сторону», и почувствовал, что «капю
шон ночного демона… затягивает меня в жизнь в аду».
Но в итоге, я думаю, Тим понял опасность этого; он очень
сознательный молодой человек. Как пишет Лао-Цзы, «Знающий
людей разумен. Знающий себя просвещен».
Он видел, что утрата
сделала с Брюсом, когда пришел к нам…
Простите, я снова сделал это – когда Тим пришел к Брюсу,
после того как узнал тайну его личности, он сказал что Бэтмену
нужен Робин, что Бэтмен был слишком долго погружен в себя
после смерти второго Робина, Джейсона Тодда. Он стал слишком
жестким и злым, снова позволив своему янь взять верх над инь.
Мне кажется, что Робин всегда был инь для яня Бэтмена, светом,
балансирующим Темного рыцаря.
Похоже, что так. Также мне очень интересно узнать о
роли смерти, играющей важное значение в близком круге Бэтмена,
в том числе и для Дика.
Конечно, на плечи Дика легла его собственная доля потерь
– его родители, конечно же, и взятый им под крыло город Блюдхей
вен, и нельзя забывать о множестве его близких друзей. Но, скорее
всего, он понимает естественность смерти. И, надеюсь, поможет
Тиму (и, возможно, даже Брюсу).
Что значит «естественность смерти»?
Смерть – просто часть естественного цикла и должна при
ниматься как часть пути, что мы все принимаем. Чжуан-Цзы на
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
этот счет писал: «Когда живешь, повинуясь велениям времени,
печаль и радость не завладевают тобой».
Он поставил под
сомнение предпочтение жизни над смертью: «Откуда мне знать,
что привязанность к жизни не есть обман? Могу ли я быть уверен
ным в том, что человек, страшащийся смерти, не похож на того,
кто покинул свой дом и боится вернуться?.. Так откуда мне знать,
не раскаивается ли мертвый в том, что прежде молил о продлении
Мне кажется, хорошим примером этому может послу
жить воскрешение Джейсона Тодда?
Да – кто может утверждать, что сейчас он счастливее, чем в
своем прежнем состоянии?
Ох, бедный Джейсон – он был так зол, так дик, неконтроли
руем – он тот, кем мог быть Брюс, если бы не контролировал свою
ярость. Лао-Цзы пишет, «Существо, полное сил, стареет – это
называется нарушением дао. Кто дао не соблюдает, тот погибает
Джейсону необходимо было научиться контр
олю; мы все старались обучить его этому. К сожалению, его таин
ственное возвращение, также не научило его многому. Чжуань-Цзы
пишет, что «в служении собственному сердцу вершина добродете
ли – покойно принимать судьбу, не давая волю огорчениям и ра
достям и зная, что иного пути нет».
Но его судьбу еще предстоит
увидеть, и я могу только надеяться, что он научится принимать то,
что невозможно изменить; Брюс, конечно же, должен тоже нау
читься этому.
Конечно же, мы не можем обсуждать Джейсона без его
убийцы, Джокера.
Чтож, чем меньше мы будем говорить о нем, тем лучше, я
так думаю. Я уверен, другие могут сказать про него больше, не
жели я.
Но, что интересно, я помню как Брюс рассказал, что Дик
сказал ему, что «Джокер существует из-за меня. Как я представляю
порядок, необходимый для жизни в Готэме, Джокер представляет
БЭТ-ЦЗЫ (ИНТЕРВЬЮЕР МАРК Д. ВАЙТ)
хаос, нарушающий этот порядок».
Это другой пример того, как
участники двойственности поддерживают друг друга (и пример
мудрости Дика, я полагаю).
Я заметил, что вы до сих пор не упомянули Аьфреда.
О, не упомянул? Чтож, тогда… Я полагаю, мне не так много
есть, что сказать о мистере Пенниворте, кроме того, что он пре
данный слуга, добросовестный советник и образец человечности.
«Совершенномудрый, зная себя, себя не выставляет. Он любит себя
и себя не возвышает».
Прямо как и вы, учитель.
Да, полагаю что так. На самом деле я всегда считал Аль
фреда воплощением мудрого человека, мудреца, согласно Даосист
ской мысли. Лао-Цзы пишет что, «совершенномудрый, совершая
дела, предпочитает недеяние; осуществляя учение, не прибегает к
словам; вызывая изменения вещей, [он] не осуществляет их сам;
создавая, не обладает [тем, что создано]; приводя в движение, не
прилагает к этому усилий; успешно завершая [что-либо], не гор
дится. Поскольку он не гордится, его заслуги не могут быть отбро
Это очень хорошо описывает Альфреда, как мне кажется.
Конечно, стоит отметить, что он ставил Брюса на место множество
Действительно.
Извините, просто что-то в горло попало.
Могу я предложить вам воды?
Нет, спасибо.
Подумав об этом больше, мне кажется, что Альфред выра
жает важнейший концепт Дао, «действие без действия». Лао-Цзы
пишет, «Нужно осуществлять недеяние, соблюдать спокойствие
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
и вкушать безвкусное».
Мудрый человек знает, когда ничего не
делать, и, поступая так, он что-то делает. Альфред неоценимо
помогает Бэтмену, он делает это просто, видя связи, что не заме
чает Брюс, возможности, которые тот не может представить, или
некоторую ценную информацию, протекающую мимо него. Разум
Альфреда открыт, и таким образом он видит все это. Чжуань-Цзы
рассказывает историю о мяснике, который был настолько искусен,
что не точил свое лезвие девятнадцать лет. Мясник говорил, что
когда он режет быка, «в сочленениях туши всегда есть промежу
ток, а лезвие моего ножа не имеет толщины. Когда же не имеющее
толщины вводишь в пустоту, ножу всегда найдется предостаточно
места, где погулять».
Альфред как этот мясник, видит то, что тут
есть, а также то, чего нет, что чаще всего гораздо важнее.
«Совершенномудрый начинает не с великого, тем самым он
совершает великое».
Альфред не Бэтмен, но и Брюс не был бы
Бэтменом без него. Чжуань-Цзы пишет, «мудрый приводит к со
гласию утверждение и отрицание и пребывает в центре Небесного
Круга».
Альфред должен сбалансировать верное и не верное в
Брюсе, его здоровье и раны, его радость и печаль, его спокойствие
и ярость, стараясь привести их к согласию естественного баланса
вещей, Дао.
Это очень трудная задача, но это путь Альфреда, и он сам
выбрал идти по нему, а не вопреки ему. Он напоминает мне то, что
Лао-Цзы писал о воде: «Вода - это самое мягкое и слабое сущест
во в мире, но в преодолении твердого и крепкого она непобедима,
и нет ей на свете равного. Слабые побеждают сильных, мягкое
преодолевает твердое».
Вода мягко течет сквозь ваши пальцы, но
с годами она может уничтожить горы. Это терпеливость, как и сам
Альфред – еще один урок, которому Брюс может научиться у него.
Как вы знаете, многие боевые искусства, выученные Брюсом за
эти годы, основаны на принципах Даосизма, таких как гибкость и
податливость – например, перенаправлять силу и размеры против
ника против него самого. Если бы только Брюс применял эти уроки
в других аспектах своей жизни!
БЭТ-ЦЗЫ (ИНТЕРВЬЮЕР МАРК Д. ВАЙТ)
Лао-Цзы пишет, «Я имею три сокровища, которыми дорожу:
первое - это человеколюбие, второе - бережливость, а третье состо
ит в том, что я не смею быть впереди других».
Кажется, Альфред
мог бы сказать подобное.
Кажется, он уже это сделал.
Вы хотите что-то сказать, молодой человек?
Нет, Учитель, просто любопытно ,что вы так знаете
про Альфреда, особенно учитывая, что несколько минут назад вы
«мало что могли сказать» о нем.
(Молчание.)
Чтож… хорошо. Спасибо вам еще раз, Учитель. Это была
очень ценная, просвещающая дискуссия.
Всегда пожалуйста. А теперь, если позволите, мне нужно
немного прибраться…
ДАО ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ
Тень летучей мыши»
2. Точные детали и подробности жизни Лао-Цзы и Чжуань-Цзы, включающие их истинные лично
сти, до сих пор загадка.
, главы 1, 25, и 32, стр. 12-47.
4. Смотри
, глава 29.
Женщина кошка
» #53 (Март, 2006).
7. Брюс простил ее в «
Детективных комиксах
» #834 (Сентябрь, 2007).
, глава 55.
» #8 (Октябрь, 2007).
, глава 2.
11. Там же, глава 11.
12. Огромный пенни был утерян во время «
» (1998); эпизод с Акваменом был в «
Рыцари
Готэма
» #18 (Август, 2001).
13. Смотри «
Аутсайдеры
» #49 (Сентябрь, 2007).
14. Мать Тима умерла в «
Детективных комиксах
» #618-621, 1990); а его отец в
«Кризисе Личности»
(2005); Стефани в «
Бэтмен
» #633 (Декабрь, 2004); и Бэн в «
Man Alive
Детективные комиксы
» #621 (Сентябрь, 1990); смотри также последние страницы «
Робин
(Декабрь, 2007).
, глава 33.
17. Чжуань-Цзы, «
», глава 3, стр. 68.
18. Там же, глава 2, стр. 64.
, глава 35.
20. Чжуань-Цзы, «
», глава 4, стр. 71.
21. Смотри эссе в этой книге под авторством Робичауда, Ричардсона и Донована.
Бэтмен
, глава 72.
24. Там же, глава 2.
25. Там же, глава 63.
26. Чжуань-Цзы, «
», глава 3, стр. 66-67.
, глава 63.
28. Чжуань-Цзы, «
», глава 2, стр. 60.
, глава 78.
30. Там же, глава 67.
АВТОРЫ:
Клоуны принцы (и принцессы)
казуистики и категорических
императивов
Махеш Анантх
является доцентом кафедры философии в Универ
ситете Индианы. Его основные области изучения и преподавания
включают древнегреческую философию, медицинскую этику,
философию биологии и философию сознания. Он является автором
«Защиты эволюционной концепции здоровья: природа, нормы и
биология человека» и «Вулканский разум Спока плавится: Основа
для философии сознания» в «Звездный Путь и Философия». Ма
хеш тайно надеется быть Бэтменом, после выхода на пенсию Брю
са Уэйна, но он понимает, что это в основном принятие желаемого
за действительное в свете его нынешнего состояния и обязательно
го атрибута в виде этих проклятых трико!
Сэм Коулинг
является кандидатом наук кафедры философии в
Университете штата Массачусетс-Амхерст. Когда он не пишет
диссертацию о метафизике и эпистемологии, он проводит свое
время, с нетерпением ожидая публикацию «Человек-летучая мышь
и философия».
Джеймс ДиДжиованна
является замещающим профессором фи
лософии в Колледже уголовного правосудия. Он писал об эстетике
вымышленных миров, этике технологии нейронных имплантатов,
а также возможности само-создания в виртуальном пространстве.
Также опубликовал ряд рассказов, и был со-режиссером и соав
тором фильма «Раздвоенный мир». Самое главное, он хотел бы,
АВТОРЫ
чтобы все знали, что его отношения с Робином чисто профессио
нальные и о том, что ревнивые утверждения Бэтмена об обратном,
являются необоснованными и довольно пугающими.
Бен Диксон
заведует кафедрой профессиональной этики в акаде
мии ВВС США. Ранее он преподавал в Университете штата Мэри
ленд, округ Балтимор. Профессор Диксон опубликовал статьи на
темы нравственного прогресса и идеи человеческого достоинства.
Когда он не проводит инструктажи для студентов или не занимает
ся своими исследованиями, он добровольно работает в Лечебнице
Аркхэм, читая курс «Введения в моральные рассуждения». Посто
янно в шоке от количества пятерок, которые он ставит заключен
ным за их тесты. Он даже начинает подозревать, что некоторые из
них могут быть способны на жульничество.
Сара К. Донован
доцент кафедры философии и религиоведения в
Колледже Вагнера. Ее преподавание и исследовательские интересы
включают феминистскую, социальную, моральную и континен
тальную философии. Она надеется, что в один прекрасный день
открыть колледж для супергероев и злодеев.
Кристофер М. Дроан
получил степень доктора философии
средств массовой информации и коммуникации в мае 2007 года в
Высшей Европейской школе, Швейцария. В настоящее время д-р
Дроан является помощником директора канадского филиала Выс
шей Европейской школы, и изредка выступает в качестве доцента
в школе. Активный писатель и редактор, опубликовал несколько
работ по схоластической философии, семиотике и теории культу
ры. В свободное время, доктор Дроан надевает различные костюмы
и отправляется в ночь.
Гален Форесман
является преподавателем кафедры философии в
Университете Северной Каролины в Гринсборо. Он ведет курсы по
современным нравственным проблемам, эстетике и логике. Ведет
АВТОРЫ
личную вендетту против ошибочных аргументов, и убежден, что
Майкл Китон был лучшим Бэтменом.
Дэвид М. Харт
аспирант философского факультета в Чикаго. Его
исследования направлены на пересечения между феноменологией,
этикой и политикой, в частности, как они уживаются в размыш
лениях Мартина Хайдеггера, Эммануэля Левинаса, и Жан-Поль
Сартр. Он надеется, что его вклад поможет оправдать все его ящи
ки комиксов о Бэтмене, которые по-прежнему занимают место в
доме его мамы.
Джейсон Дж. Говард
является доцентом философии в университе
те Витербо, где он специализируется в европейской философии и
этике девятнадцатого и двадцатого веков. Он опубликовал статьи в
области моральной психологии, философии для детей, и социаль
ной/политической философии. На данный момент Джейсон меч
тает стать дублером для Кристиана Бэйла в его третьем фильме о
Бэтмене, но до сих пор, никаких собеседований не было.
Рэндэлл М. Дженсен
является помощником профессора фило
софии в Северо-Западном колледже в городе Орэндж, Айова. Его
философские интересы включают в себя этику, древнегреческую
философию и философию религии. Недавно он написал некоторые
главы в «Южный парк и философия», «24 и философия», «Звезд
ный крейсер Галактика и философия», «Офис и философия». Он
убежден, что Бэтмен может избавить Готэм от зла только тогда, ког
да он, наконец, завершит свое обучение, следуя учению Платона, и
станет королем философии во всем мире.
Дэвид Кайл Джонсон
в настоящее время является доцентом кафе
дры философии в Королевском колледже в Уилкс-Барре, штат Пен
сильвания. Его философская специализация включает философию
религии, логики и метафизики. Он также является автором главы к
«Южный парк и философия», «Гриффины и философия», «Звезд
АВТОРЫ
ный крейсер Галактика и философия», «Офис и философия», Квен
тин Тарантино, и Джонни Кэш и редактирует книгу «Философия
и Герои». Он провел много курсов, нацеленных на актуальность
философии поп-культуры, в том числе курс посвященный «Южно
му парку». Кайл хотел бы также отметить, что истинной Женщи
ной кошкой является только Джули Ньюмар, Ли Меривезер, или
Эрта Китт. Кроме того, Адаму Вэсту не нужно накладных мускул,
чтобы улучшить свое телосложение. И почему Бэтмен больше не
танцует?
Стивен Кершнар
является профессором кафедры философии в
Университете штата Нью-Йорк. Он написал две книги: «Пустыня,
возмездие и пытки» (2001), и «Справедливость для прошлого»
(2004), а также ряд статей о сексе, насилии и расизме. Психиатры
недавно объявили его психопатичнее Харви Дента и веселее Джо
кера.
Дэнниел П. Мэллоу
является помощником доцента философии в
государственном университете Аппалачи в Буне, Северная Кароли
на. Его исследования направлены на критическую теорию 20 века
(в частности, Герберта Маркузе) и ее применение к современным
проблемам, таким как биотехнологии и терроризмом. Даниэль
часто использует токсины Пугала в своих классах, особенно на
экзаменах.
Карстен Фог Нильсен
является кандидатом наук Института фи
лософии и истории идей в университете Орхус, Дания. Сфера его
научных интересов лежит в философии Иммануила Канта, нравст
венной философии, философии поп-культуры. В Дании и он публи
ковал статьи по всем этим темам. Большую часть своего времени
он проводит, пытаясь убедить других философов, что комиксы это
круто, но впадает отчаяние, каждый раз, когда приходится объяс
нять «кто, такой Фрэнк Миллер».
АВТОРЫ
Рон Нови
преподает курсы по этике, метафизике и философии со
знания в филиале Университет философии и религии Центрально
го Арканзаса. И вряд ли когда-нибудь убедит жену, что они должны
завести гиену по имени Хихиканье.
Бретт Чендлер Паттерсон
преподает теологию и этику в Универ
ситете Андерсона в Южной Каролине. Он написал анализ мораль
ной ответственности для вселенной Человека паука, анализ ути
литарной логики для «24», и анализ искупления в «Lost» (в книге,
также опубликованной в этой серии). Его текущее исследование
анализирует фантазии Льюиса, Толкиена, Вулфа, и Карта. Он хочет
получить роль Брюса Уэйна в следующем фильме о Бэтмене, если
Кристиан Бэйл откажется.
является кандидатом докторских наук в филиале уни
верситета философии штата Массачусетс-Амхерст. Он также яв
ляется одним из приспешников Джокера или, по крайней мере, так
кажется со стороны.
Райан Инди Родес
является приглашенным лектором в государ
ственном университете имени Стефана Ф. Аустина в Накодочес,
штат Техас, пока завершает свою диссертацию в Университете Ок
лахомы. Его исследовательские интересы включают этику, кодек
сы воина и чести. Долгое время, являясь фанатом Бэтмена, Инди
взволнован, увидеть свою первую публикацию, объединившую два
своих любимых его предмета. Он все еще ждет, услышать публич
ные извинения за фильм «Бэтмен и Робин».
Николас П. Ричардсон
является помощником профессора в фи
лиале физических наук колледжа Вагнера в Нью-Йорке, где в
основном он преподает передовые неорганическую и медицинскую
химии. В свободное от учебы время, он проектирует новые хими
ческие вещества для пояса Бэтмена.
АВТОРЫ
Кристофер Робичауд
является инструктором общественной поли
тики в Школе государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди,
Гарвардского университета. В настоящее время он заканчивает
кандидатскую по философии в Массачусетском технологическом
институте. Когда он не учит людей множеству нравственных во
просов, связанных с политической жизнью, или не пишет о свой
ствах сущности, он занят поиском пути в мир Джокера. Он хотел
бы посетить своего любимого суперзлодея, хотя, как он неохотно
признает, это, вероятно, не лучшее место для жизни.
Джейсон Саутворт
в настоящее время завершает докторскую по
философии в Университете Оклахомы, Норман, Оклахома, а также
является помощником инструктора государственного университета
форта Хейс, в Хейс, штат Канзас. Он хотел бы быть лучшим де
тективом в мире, чтобы выяснить, чья это была идея, иметь милые
дополнения на концах наших тел.
Тони Спанакос
является доцентом кафедры политологии и права
в государственном университете Монтклэр и помощником доцента
политологии в Нью-Йоркском университете. Он написал множест
во статей и глав для книг по политической экономии, демократии
и гражданства в странах Латинской Америки и был со-редактором
книги «Реформирующаяся Бразилия» (2004). Был приглашенным
профессором в Университете Бразилии (2002) и в настоящее время
приглашенный профессор в Институте перспективных исследова
ний политики в Каракасе, Венесуэла. Полиция в Латинской Аме
рике полностью согласна с тем, что «он первый кто отреагирует,
когда мы зажжем Бэт-сигнал».
доцент кафедры политологии, экономики и филосо
фии в колледже Статен-Айленда, где он преподает курсы, объеди
няющие экономику, философию и право. Он написал много статей
и глав для книг в этих областях; писал главы для других книг в
этой серии «Metallica», «Южный парк», «Гриффины», и «Офис»,
АВТОРЫ
и был со-редактором «Экономики и Разума» (2007). Он ждет что
бы «проклятый Бэтмен» надрал задницу Бэтмену Новой Земли (и
хорошенько!).
Бэтмен один из самых комплексных персонажей, когда-либо появлявшихся в
комиксах, графических новеллах, и на экранах кино. Какие философские
испытания преодолевает герой в стремлении сохранить порядок в Готэме?
Проанализировав семьдесят лет комиксов, телевизионных шоу, кино,
Бэтмен и Философия
исследует то, как Темный рыцарь справляется с
этическими головоломками, моральной ответственностью, кризисом
личности, грузом вины, что лежит на нем за смерть родителей, и многое
другое. И как Детектив соотносится с учениями Платона, Аристотеля, Канта,
Кьеркегора и Лао-Цзы?
Несет ли Джокер моральную ответственность за свои действия?
Бэтмен лучше Супермена?
Что такое Дао летучей мыши?
Если все последуют примеру Бэтмена,
станет ли Готэм безопаснее?
МАРК Д. ВАЙТ
доцент и заведующий кафедрой
политологии, экономики и философии в колледже Статен-Айленд
РОБЕРТ АРП
проводит докторские исследования через
Национальный центр медико-биологической онтологии в
университете в Буффало, также издал
Южный Парк и Философия
ВИЛЬЯМ ИРВИН
профессор философии в Королевском колледже в
Пенсильвании, также был со-издателем
Симпсоны и Философия
и издателем
Матрица и Философия

Приложенные файлы

  • pdf 7592268
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 3

Добавить комментарий