Мифы, предания и сказки Западной Полинезии (ост..


МИФЫ, ПРЕДАНИЯ И СКАЗКИ ЗАПАДНОЙ ПОЛИНЕЗИ
ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»
ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1986
ББК 82.33 М68

Редакционная коллегия серии «СКАЗКИ И МИФЫ НАРОДОВ ВОСТОКА»
И. С. БРАГИНСКИЙ, Е. М. МЕЛЕТИНСКИЙ, С. Ю. НЕКЛЮДОВ (секретарь), Е. С. НОВИК, Д. А. ОЛ ЬДЁРОГГЕ (председатель), Б. Л. РИФТИН, |С. А. ТОКАРЕВ 1, С С ЦЕЛЬНИКЕР
Составление, перевод с самоанского, тоиганского, ниуэанского, ротумаиского и английского языков, предисловие и примечания
М. С. ПОЛИ НСКОЙ



Мифы, предания и сказки Западной Полинезии М68 (острова Самоа, Тонга, Ниуэ и Ротума). Составление, перевод с самоанского, тонганского, ниуэанского, ротумаиского и английского языков, предисловие и примечания М. С. Полинской. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1986.
352 с. («Сказки и мифы народов Востока»).
Широкая публикация повествовательного фольклора автохтонного населения Западной Полинезии. Сопровождается предисловием и примечаниями. Рассчитана на взрослого читателя.
м 4703000000-068 .0, ЙГRKkw
М 013 (02)-80 121"&6ББК82
Мифы, предания и сказки западной Полинезии
(острова Самоа, Тонга, Ниуэ и Ротума)
Утверждено к печати редколлегией серии «Сказки и мифы народов Востока»
Редактор И. Л. Е л е в и ч. Младшие редакторы И. И. Исаева и Н. Л. Петрова. Художественный редактор Э. Л. Э р м а н Технический редактор Л. Е. С и н е н к о. Корректор Л. М. Кольцина
ИБ № 15524
Сдано в набор 04.09.85. Подписано к печати 14.02.86. Формат 60X90'/i6. Бумага книжно журнальная. Гарнитура обыкновенная новая. Печать офсетная. Усл. п. л. 22 Усл. кр.-отт. 22,25. Уч.-иэд. л. 25,92. Тираж 75 000 экз. Изд. JV; 5794. Зак. № 1041.
Цена 2 р. 40 ь.
Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Наука» Главная редакция восточной литературы 103031, Москва К-31,
ул Жданова, 12/1
Ордена Ленина типография «Красный пролетарий», 103473. Москва И-473,
Краснопролетарскан, 16.
(CD Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1986.
ПРЕДИСЛОВИЕ
?
Истлевает камень, не истлевает слово. Самоанская пословица
В этой книге представлен повествовательный фольклор островов Самоа, Тонга Ниуэ и Ротума (Океания). Конечно, по четырем народам трудно судить обо всем океанийском мире, мире «мореплавателей солнечного восхода», искусных резчиков по дереву, мастеров плетения и плотницкого дела, земледельцев и рыболовов, строителей лодок и каменотесов, сказителей, художников, воинов. И все же названные острова, лежащие почти в самом центре этого островного мира, интересны и как звено в непрерывной цепи, связывающей воедино всех островных австроне-зийцев — от островной Юго-Восточной Азии до о-ва Пасхи, и как прародина расселившихся восточнее народов, и, наконец, как пример своеобразной, подчас непонятной европейцу культуры, представленной, в частности, повествовательным фольклором.
Предисловиям положено начинаться с истории, и мы попытаемся хотя бы вкратце рассказать здесь о реальных и предполагаемых событиях жизни четырех народов. Своеобразие океанийской истории в целом заключается в том, что островные общества XIX —XX вв.— прямые потомки более древних обществ, испытавших относительно мало внешних влияний. Предполагаемых событий в истории островов больше, чем реально известных: европейцы появляются здесь сравнительно недавно, и о прошлом океанийцев приходится догадываться по археологическим данным и отчасти по мифам и преданиям, которые приобретают в связи с этим не только художественную, но и историческую ценность.
Истоки истории - на рубеже II —I тысячелетий да и. э. Предположительно к этому времени (1500—1000 гг. до н. э.) на островах, ныне носящих названия Тонга и Самоа, появились первопоселенцы. Так было положено начало освоению островов Полинезии человеком: Тонга и Самоа стали тем трамплином, с которого был затем совершен гигантский прыжок дальше на восток (ср. [1; 16]).
Проолема заселения Полинезии волновала умы многих ученых уже в середине рошлого века. В 1846 г. замечательный американский исследователь Горацио еил высказывает предположение о том, что предки полинезийцев жили сначала районе Молуккских островов, а оттуда через Меланезию достигли Тонга и Самоа, расселившись затем но всей территории нынешней Полинезии. С. Перси Смит, °возеландский океанист, записавший, в частности, приведенные в этой книге иуэанские предания, пятьдесят лет спустя предположил, что предки полинезийцев попали на свои земли из более далеких краев из Индии, через Индонезию и Фид-леилом и Перси Смитом последовала плеяда ученых, пытавшихся ответить вопрос о том, как полинезийцы попали в Полинезию. Те Ранги Хироа (П. Бак), тор известной книги «Мореплаватели солнечного восхода», переведенной на русский язык [12J, в другой своей книге [18] высказал гипотезу о том, что предки полинезийцев попали из Микронезии в центр «полинезийского треугольника»1, откуда и расселились по всем прочим островам (при этом неизвестно, как и откуда попали они в Микронезию). Гипотеза Т. Хейердала о том, что предки полинезийцев двигались в Полинезию из Азии через Японию, Британскую Колумбию и Южную Америку, осталась недоказанной. Большинство современных ученых склоняются к мнению о том, что предки полинезийцев и меланонолинезийцев прибыли на острова Фиджи, Тонга и Самоа с востока Индонезии или с Филиппин. Путь их лежал скорее всего через Меланезию. В пределах Западной Полинезии (см. ниже) и сложились затем полинезийский этнос и культура (ср. [1; 16]).
Строилось немало догадок о том, что толкало жителей островов в дальние плавания — те самые плавания, которые и привели к освоению человеком всей восточной части Океании. Едва ли можно поверить, что в открытое море выходили «те, что плывут без цели, плывущие, чтоб плыть, глотатели широт» (Ш. Бодлер). Скорее всего это были люди, знавшие, на что они идут, пускавшиеся в целенаправленное плавание, иначе довольно трудно объяснить распространение на островах людей одной расы, говорящих на близкородственных языках, выращивающих одни и те же растения, пользующихся одними и теми же орудиями2. Историю освоения Полинезии вряд ли можно свести и к случайным дрейфам на утлых рыбачьих лодках. Видимо, целые группы людей снимались с насиженных мест, движимые подчас страхом (острова постоянно лихорадило от усобиц), подчас голодом и неуверенностью в будущем. Так уплывает на поиски о-ва Ротума самоанец Рахо (№ 1, 2), так прибывают на будущий остров Ниуэ пятеро духов (№ 104).
Возможно, какие-то экспедиции уплывали и на разведку чужих земель, с тем чтобы потом вернуться, но, передумав, оставались на новом месте; так могли быть, например, заселены тонганцами о-ва Анута и Тикопиа. Двусторонние плавания были затруднены тем, что полинезийцы, прекрасно маневрируя на своих лодках с балансиром, замечательно ориентируясь по движению облаков и по звездам , не умели, однако, определять долготу и оценивать смещение с курса, вызванное подводными течениями (об этом подробно пишет Э. Шарп [53]).
О первопоселенцах, проникших к началу I тысячелетия до н. э. на Тонга и Самоа, известно немного. Их принято называть носителями культуры керамики лапи-та, или лапитоидной керамики4. Отличительной чертой керамики лапита был рисунок, выполненный в виде насечек и выдавленный на глине зубчатым штампом. Поразительна повторяемость мотивов в этой керамике: одни и те же неизменные узоры обнаруживаются на черепках, найденных на Новой Каледонии и Новой Британии, с одной стороны, и на Самоа - с другой. Но самое замечательное в том, что па керамику лапита очень похожи гончарные изделия, найденные при раскопках
пещеры Каланайна о-ве Масбате (Филиппины) и стоянки Ша-Хюнь (СРВ). Помимо самой керамики, давшей название всей археологической культуре, при раскопках на различных островах было найдено много других характерных предметов. На Тонга, и прежде всего на крупнейшем из этих островов Тонгатапу, были обнаружены гончарные изделия лапита, рыболовные крючки, иглы, тесла, костяные орудия, браслеты.
До 1973 г. считалось, что носители культуры лапита окончили свой путь на восток именно на тонганской земле, но в начале 1973 г. в лагуне у берегов Мулифа-нуа (запад о-ва Уполу, Западное Самоа) археологи обнаружили следы берегового поселения «лапитоидов». По данным радиоуглеродного анализа, это поселение существовало на Самоа около 1000 г. до н. э. По-видимому, именно островам Самоа,
«сколько позже, чем Тонга, принадлежит ключевая роль в дальней-часвлвиным нвьпи
и истории полинезийской культуры.
W Носители культуры лапнта, следы которой рассеяны по столь многочисленным
ленным ДРУГ от ДРУга островам Океании, были отважными мореплавателями,
" ^першенстве владевшими искусством ориентирования по природным объектам.
вп жгмрпи СТРОИТЬ лодки с балансиром, пригодные для дальних плаваний, ина-
0ии уже ум*-.*»" |
едва ли за полтора тысячелетия, с 1500 г. до н. э. и до начала нашей эры, им уда-•ь бы расселиться по большей части Океании от северных районов Новой Гви-и до Самоа. Жизнь носителей культуры лапита полностью зависела от океана: океан кормил их, служил им дорогой и домом, давал материал для орудий. По-видимому носители этой культуры держали свиней и домашнюю птицу, умели использовать плоды и листья кокосовой пальмы. Главными в их рационе были продукты моря У них уже были лук, праща, копье и дротик. Видимо, они умели строить дома на земляных и каменных платформах; пищу они запекали в земляных печах, доставшихся от них по наследству и современным жителям островов. От этих первопоселенцев идут, по-видимому, монголоидные черты, обнаруживаемые в антропологическом тине нынешних жителей Фиджи и Полинезии.
Полинезия «множество островов», на которых живут близкие по языку и культуре народы. Первое разделение этого островного мира — на Полинезию западную и восточную. Западная Полинезия, прародина всех полинезийцев, обычно ассоциируется с о-вами Тонга и Самоа. На этих островах развилась высокая культура, общества этих островов были организованы весьма сложно; жители Тонга и Самоа совершали дальние плавания, результатом которых явилось распространение их материальных и духовных ценностей.
Первым европейцем, увидевшим земли Полинезии, считается Ф. Магеллан: в 1521 г. он открыл один из островов в архипелаге Туамоту, назвав его Сан-Пабло. Острова Тонга были открыты голландцами: в 1616 г.— Якобом Лемером (Ле-Ме-ром) и Виллемом Схоутеном (Схаутеном, или Шоутеном,— по-русски его имя передается по-разному), а в 1643 г.— Абелем Тасманом. Честь открытия Самоа принадлежит Якобу Роггевену (1722 г.). В 1774 г. капитан Дж. Кук подошел к берегам о-ва Ниуэ, а в 1791 г. английский капитан Т. Эдварде на судне «Пандора» пристал к берегам Ротума. В историю открытия островов Полинезии навсегда вошли также имена А. Менданьи, де Кироса, Л. А. де Бугенвиля, И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисянского, О. Е. Коцебу.
Эти мореплаватели, а вслед за ними и другие европейцы — моряки, миссионеры, торговцы, ученые — оставили немало ценных заметок, по которым можно как-то представить себе традиционную жизнь тропических островов.
л а коралловых и вулканических островах издавна научились выращивать таро (важнейший сельскохозяйственный продукт на Самоа; считается, что таро принес и Рассадил по всем островам архипелага самоанский культурный герой Пили — см, и'Ье и № 59), ямсовые бобы (главнейшая культура у ротуманцев и тонганцев, см. этиологические мифы о происхождении ямса — № 70, 74, 75). Кокосовая пальма,
°анан, панданус, хлебное дерево — все эти растения, насчитывающие десятки разносил нос ТРИ
- Давали полинезийцам пищу, строительный материал, материал для пле-ния. Недаром им посвящено столько преданий и сказок.
очти на каждом острове существовали предания, повествующие о происхож-i е 1И ДИКого пеРЦа, из корня которого готовили ритуальный напиток полинезий-каву, или сахарного тростника, или тутового дерева (бруссонеции), луб ко рого щел на изготовление знаменитой полинезийской материи — таны.
Полинезийцы держали собак, свиней и кур, которые попали на Тонга и Самоа, по-видимому, еще в период культуры керамики лапита. Жители о-ва Ниуэ ко времени первых контактов с европейцами не имели свиней и собак, эти животные появляются на острове только в середине XIX в. Тем не менее в языке ниуэ и в ряде топонимов острова присутствует общеиолинезийское слово puaka «свинья»; возможно, свиньи, а также собаки прибыли на Ниуэ с первыми поселенцами, а затем по каким-то причинам перевелись здесь. Свиньи (и иногда куры) фигурируют как в этиологических мифах, так и в мифах об избавлении людей от каннибализма.
Полинезийцы «держали» и рыб: кормили их в специальных затонах, ухаживали за ними (ср. № 12, 96, 118, 119, 140). На островах сооружались искусственные заводи: у берега, на неглубоком рифе, ставилась загородка, так что получался небольшой огороженный водоем с солоноватой водой. Подобные же водоемы устраивали, отгораживая своеобразной дамбой дельту водного потока от него самого.
Традиционной у океанийцев была рыбная и растительная пища; свинина обычно была привилегией вождей и жрецов, ее ели во время пиров и торжеств (ср. № 4, 16, 44, 102). Пищу готовили в земляных печах (полинезийское umu, роту-манское koua). Земляная печь — это неглубокая яма, на дно которой закладывается топливо, а на него - камни или коралловая крошка, при нагревании дающие жар. Сверху кладется завернутая в листья пища, и затем яма покрывается специальным слоем листьев, которые служат как бы крышкой. Диаметр ямы не должен быть очень большим, иначе жар будет слишком быстро выходить из печи; существует даже ротуманская поговорка «Словно коуа с большим отверстием» - так говорят о бесполезном, никчемном человеке.
В пищу шли травы, ягоды, плоды, дикие коренья — все, что можно было взять от тропической флоры, не слишком-то милостивой к жителям островов. Мы нередко представляем себе жизнь островитян чуть ли не райской,— может быть, эта иллюзия идет еще со времен первых европейцев, потрясенных не одним только видом и образом жизни туземцев, но и тем многообразием и многоцветьем, которое их окружало. Но это именно иллюзия, и опровергнуть ее достаточно просто — стоит только вникнуть в рассказы о голодных временах или в легенды о неземном крае изобилия. Более того, будь жизнь островитян действительно райской и беззаботной, едва ли научились бы они запасать пищу впрок, а ведь замечательным достижением полинезийцев было искусство хранения ферментированных (заквашенных) продуктов в особых ямах (см. № 44, 57, 87). Фактически на островах знали приемы примитивного консервирования.
Готовую пищу раскладывали обычно на естественных «тарелках», в качестве которых использовали листья кокосовой пальмы, банана. Ели, сидя на земле скрестив ноги. У ротуманцев было также принято ставить перед вождем или очень знатным гостем некое подобие стола слегка вогнутую доску на четырех невысоких ножках. На такой стол также клали «тарелку» — банановый лист.
Полинезийцы издавна знали много способов ловли рыбы: неводом, сетью, при помощи верши 5, на всевозможные приманки. Сети плели из растительных волокон и прикрепляли к ним грузила раковины различных моллюсков. По легенде, искусство плетения сетей приносят на острова культурные герои вроде самоанского Пили (№ 59) или духи (№ 115).
Сети плелись не только для рыболовного промысла, но и для голубиной охоты, которая наравне с некоторыми другими видами охоты, метанием копий и дротиков, борьбой составляла одно из самых изысканных развлечений и нередко привилегию одних только вождей.

„о одно из важнейших полинезийских ремесел — не ограничивалось Плетение и^
етями Из растительных волокон изготавливали прочные веревки и бечеву,
однимрппмадных напольных до крохотных, тончайших, служивших подарком
циновки (от I pu.i м
шением), опахала — подковообразные, треугольные; плели самые разные
и укР*лаоов и подношений, для хранения реликвий, для переноски пищи,
корзины"тт
« « т гт ^ плели шляпы. Наконец, плели пояса — из растительных волокон, для улова ит. Д.Л1
собачьей шерсти, птичьих перьев. Некоторые пояса, настоящие произведе-
В°Л ' „Г/.ТПЯ пенились так же высоко, как и самые тонкие циновки. Пояса и ци-
ник искусства, це-г;
овки (первыми особенно славился Ниуэ, вторыми — Самоа) служили денежным эквивалентом. Цвет пояса был социально значим: пояса из красных и желтых птичьих перьев носили только люди высокого происхождения, аристократы.
Одеждой полинезийцам служили набедренные повязки из тапы, юбочки или переднички из тапы и листьев. Именно в таком наряде зарисовывали их первые европейцы, побывавшие на островах в составе экспедиций Я. Роггевена, Дж. Кука, Ж. С. Дюмон-Дюрвиля, О. Е. Коцебу 6.
Мужчины и женщины носили украшения из живых цветов, листьев, акульих и собачьих зубов, дерева и кости. Головные уборы делались из скрепленных плетеным шнуром листьев, из намотанной ряд за рядом бечевы (с теменным щитком), из перьев. Головные уборы вождей, воинов, жрецов различались, и по убору можно было судить о социальном положении владельца.
Из кости и дерева делали длиннозубые гребни. В одной ниуэанской сказке такой гребень спасает человека: убегая от преследующего его морского угря, человек бросает державший его волосы 7 красивый гребень, и угорь приостанавливается, чтобы причесаться им [42, с. 202].
Важнейшим украшением, указывавшим помимо всего прочего и на социальное положение носителя, была татуировка. Правила татуировки тела были разными для мужчин и женщин и различались от острова к острову. И хотя в Западной Полинезии искусство татуировки было развито меньше, чем в Восточной (а на Ниуэ вообще отсутствовало), многие народы, например самоанцы, передавали из поколения в поколение предания о родоначальницах и покровительницах этого искусства (ср. № 44^ 45) Так, по самоанским представлениям, Таэма и Тила-фаинга приносят искусство татуировки с Фиджи, причем, окоченев от плавания в холодной воде, все путают и велят татуировать не женщин, как на Фиджи, а мужчин (ср. № 45): Ротуманцы верили, что искусство татуировки пришло к ним с других островов (возможно, тоже с Фиджи) или было принесено духами из подводного мира. Любопытно, что покровительствуют татуировке, по представлениям народов этого региона, именно женщины (ср. ротуманский персонаж из № 18, несомненно тоже соотносимый с представлением о женщине со сверхъестественными способно стями, хранящей тайны ремесла). Татуировку наносили на тело зубчатым инструментом, напоминающим резец; изготавливали его из черепашьего панциря или к°сти (см. также примеч. к № 45). Во
многих сказках и легендах описано традиционное полинезийское жилище.
не зная его реального устройства, можно уяснить себе по крайней мере две характерные черты островного дома: во-первых, дома часто строились на возвыше-
платформах, земляных или каменных (последние нередко были привилегией стен11ЫХ ЛЮДе" И вожДеи)> во-вторых, дома не имели обычных в нашем понимании
стенные и дверные проемы завешивались плетеными циновками-шторами
(см. № 7 и, ГоF
одну ' самоанские дома, внешне несколько напоминающие ульи, имели
или две закругленные в плане стены (см. № 42, 43). Внутри дом мог быть разгорожен (обычно на две, реже на три части) — так образовывались внутренние покои. Двух- или четырехскатная крыша устилалась сухими стеблями сахарного тростника, листьями кокосовой пальмы или пандануса. Обычный дом имел столбовую конструкцию: в середине дома ставились один или несколько опорных столбов. Столбы скреплялись со стропилами плетеной бечевой, которую завязывали очень сложным узлом (по некоторым преданиям и мифам, искусство завязывать такие узлы происходит от богов, духов или героев вроде Мауи). Под потолком хранились съестные припасы (ср. № 10, 96). Пол посыпали коралловой крошкой, устилали циновками. Спали на циновках, используя деревянные подголовники.
Помимо обычных жилищ строили и общинные дома - - место собраний, приема гостей, проведения некоторых церемоний. Дома эти обычно имели свою, особую архитектуру. Вот как описывает самоанский общинный дом Те Ранги Хироа: «Крыша выпуклой формы от коньковой балки до карниза имеет закругленные концы. Изгиб достигается использованием гибких стропил, которые для сохранения кривизны подпираются рядом поперечных бревен. Закругленные концы образуются косыми дужками из коротких кусков дерева, укрепленных с помощью замыкающих соединений. На знатность вождя указывает число поперечных бревен... Каждому из гостей отводится особый [опорный] столб, соответственно его рангу» [12, с. 235].
Известны были также кухонные дома; на самом деле это были, собственно, не дома, а невысокие навесы. О таких домах несколько раз говорится в ротуманских текстах (ср. № 7 и примеч. к нему).
Для строительства домов и лодок, для работы по дереву и другим материалам, естественно, требовались инструменты, и главным было% тесло. Существует даже особое понятие «полинезийское тесло» - это инструмент с прямоугольным или плоско-выпуклым поперечным сечением. Перед началом всякой работы тесла (как и другие виды орудий и оружия, см. ниже) проходили ритуальное испытание, а мастера просили покровителя их ремесла наделить инструмент силой и сноровкой. Теслам давались особые названия, о необыкновенных теслах складывались легенды (ср. № 104). Не менее важны были и другие инструменты из раковин, камня, кости: скребки, ножи, режущие пластины, резцы, терочники. Главным земледельческим орудием была заостренная палка-копалка, которой взрыхляли землю под ямс, таро, батат, маниоку. По самоанской легенде, такую палку-копалку вместе с мотыгой и махалкой от мух завещает своим детям или кому-то одному из них культурный герой Пили.
Оружием и одновременно орудием служила полинезийцу палица. Палиц, круглых, заостренных, веерообразных, насчитывалось множество, причем каждый вид имел и свое название, и свое предназначение. Из твердых пород дерева вырезали особые ритуальные палицы. Перед началом военных действий оружие освящалось (ср. № 41, 124); считалось, что в палице заключена магическая сила (см. ниже). В ннуэанском предании о Лауфоли (№ 126) герой не только устрашает врагов своим оружием, но и использует палицу как топор, срубая ею крепчайшее дерево.
Целые тома написаны о полинезийских лодках и о плаваниях, совершенных на них8. Небольшие рыбачьи суда; челноки, предназначенные для недалеких плаваний вдоль берега; военные корабли и катамараны; богато украшенные ладьи вождей; многокорпусные суда для дальних плаваний с закрытыми помещениями на палубах, способные поднять на борт сотни людей и тонны грузов,— вот неполный перечень того, что обычно скрыто для европейца за одним довольно расплывчатым понятием «каноэ».
Ритуал строительства лодок начинался с освящения инструментов и с задаб-
уха деревьев, духа леса; необходимо было, заручившись его поддержкой,
рнван хорОШее дерево9. Приводимая в этой книге легенда о Сине и Лата (№ 62) —
выбрать ? верСИЯ известного общеполинезийского сказания о Рата, который пова-
самоанлодки без разрешения духов. На глазах у изумленного Рата дерево
пил дерево дли
однимеется с земли (в самоанской версии дерево, которое мастера Снны рубят
°*М nl.v плЯ Лата, заставляет подняться дух леса), на лодьу ^
Спуск готовой лодки на воду, оснащение ее веслами и парусами, первое пла-
т>п& быпо связано со сложными и непонятными непосвященному человеку ванне — все иыл«
туалами задабриванием духов моря, молением о благоприятном ветре и хорошей ^огоде Отголоски этих ритуалов сохранились и в сказаниях. Народы, фольклор которых представлен в этой книге, совершали далекие плавания, за исключением, пожалуй, ниуэанцев, которые были наименее «плавучими». Жители небольшого, довольно изолированного острова, они нередко принимали у себя гостей, но о плаваниях своих соотечественников рассказывают как о чем-то необычном. О плаваниях тоиганцев и самоанцев на другие острова (Увеа, Футуна, Фиджи, Ротума) говорят не только предания, но и реальные следы их пребывания там. Славой отважных и искусных мореплавателей издавна пользовались на соседних островах ротуманцы.
Конечно, полностью полагаться на предания о плаваниях древних полинезийцев нельзя, но доля истины в рассказах о путешествиях на чужие земли, ведомые и неведомые, названные и безымянные, есть, и плавания такого рода — один из главных сюжетов островного фольклора,
В преданиях о великих правителях Тонга, Самоа, Фиджи, других больших островов не раз говорится о том, как далеко простиралась их власть, из каких краев везли им дары, жители каких островов платили им дань, где добывали для них камень — для гробниц, платформ, памятников, откуда привозили им знахарей (см. № 27, 99).
Одна из возможных этимологии слова Самоа — «семейство (люди) океана» (от sa-moana, где тоана — общеполинезийское слово со значением «океан, море», см. [26]). Если эта этимология верна, то уже в самом названии островов заключено указание на характернейшую черту древних их жителей, проникших «за небесную завесу к востоку от Фиджи», обладавших «мужеством, чтобы дерзать, волей и искусством, чтобы побеждать» [12, с. 21]. В плаваниях, некогда предпринятых отважными тонганцами, фиджийцами, самоанцами, были освоены и небольшие острова Ниуэ и Ротума, о которых идет речь здесь.
Тонга и Самоа - крупные архипелаги, государства, названия которых известны всякому, кто хоть сколько-нибудь знаком с картой Океании. Ниуэ и Ротума — аленькие, затерянные в океане островки. Фольклор ниуэанцев и ротуманцев бли-
тонганскому и самоанскому во многом именно благодаря великим переселе-? ям «викингов Тихого океана»: осваивая и заселяя другие острова, тонганцы, оанцы, фиджийцы несли на них не только свою материальную культуру, но Духовные ценности, дошедшие до нас в виде мифов, сказаний, сказок, легенд, Песен, пословиц и поговорок.
рим ° ЯЗЫКУ И кУльтУРе о-в Ниуэ ближе к Тонга, Ротума — к Самоа. Мы рассмот-ческ 3^есь последовательно, попытаемся выделить главные, наиболее специфи-черты культуры и общества всех четырех народов.
Ниуэ — небольшой приподнятый атолл, на котором поднимаются над уровнем моря две естественные террасы. Предания острова сохранили его старые поэтические названия: Нуку-лафалафа, «Плоская Земля», Нуку-ту-таха и Моту-ту-фуа, «Одиноко Стоящий Остров», Моту-те-фуа, «Голый Остров». Действительно, остров расположен достаточно изолированно; кроме двух естественных возвышений, на нем нет ни гор, ни холмов, так что он вполне заслуживает название плоского. Что же касается плодородия, то в этом отношении Ниуэ не сильно отличается от других экологически бедных тропических атоллов. Предания сохранили печальные истории о голоде и засухе, но такие же предания рассказываются практически везде, на всех атоллах. Заслуживает внимания одна особенность ниуэанской флоры: здесь почти не растет дикий перец, и поэтому ниуэанцы в отличие от всех прочих полинезийцев не пили кавы 10.
На некотором расстоянии от берега проходило кольцо дороги, соединявшей воедино все важнейшие точки острова. От этой основной дороги отходили, как радиусы, более мелкие, ведшие в глубь острова. По преданию, некогда в самом центре Ниуэ находилось священное селение Палуки (его название сохранилось в названии местности, см. № 124), где проходили встречи и советы вождей.
Из ниуэанских преданий выясняется, что первые люди прибыли на остров издалека, из чужих краев. Мифическую прародину ниуэанцев Тулиа (о ней идет речь, например, в № 104) локализовать на карте Океании не удается; что касается Тонга, о которой также часто говорится в мифах о первых жителях острова, то это может быть не реальная, а любая далекая «чужая» земля.
По-видимому, во второй половине I тысячелетия н. э. остров был заселен выходцами с Тонга, с Самоа и, возможно, с Фиджи. Заселение Ниуэ явилось результатом нескольких последовательных миграций. Язык ниуэ, объединяемый в одну подгруппу с тонганским, имеет целый ряд грамматических и лексических черт, сближающих его с восточнополинезийскими языками и выделяющих его среди всех прочих полинезийских языков. Изучение прошлого этого языка могло бы принести несомненную пользу и изучению полинезийской истории.
Исходно остров делился на одиннадцать поселков (сейчас их двенадцать), и уже из их названий можно судить об истории Ниуэ. Название северо-восточного поселка Лакепа соотносится с фиджийским Лаке(м)ба (один из островов Фиджи); Намуку-лу и Тамакаутонга напоминают тонганские топонимы; есть в топонимике острова и самоанский пласт. Помимо деления на поселки Ниуэ четко делился на две противопоставленные территориальные единицы север (Моту) и юг (Тафити). Граница между севером и югом проходила примерно посередине острова. Деление на север и юг, подкреплявшееся противопоставлением диалектов моту и тафити (сейчас диалектные различия практически утрачены), явно было следствием неодновременности заселения острова. Северные ниуэанцы, моту, по антропологическому типу не отличались от выраженных полинезийцев: это были люди высокого роста, плотного сложения, с крупным скуластым лицом и довольно тонким носом, со светло-коричневой или желтоватой кожей и прямыми черными волосами. В то же время рядом с этим на острове бытовал и другой антропологический тип: люди среднего роста, менее плотного телосложения, с характерными волнистыми или курчавыми волосами, широким носом, более темной кожей, выдающимися челюстями (прогнатизм)-В целом этот антропологический тип близок к меланезийскому.
Различия во внешнем облике жителей острова бросились в глаза уже первым европейцам, побывавшим здесь, например Дж. Уильямсу (ср. [55]). Фактически
чзделен на две эндогамные половины, постоянно враждовавшие друг острой был р«^
с дрУг< v! ачальн0 (видимо, около 700 г. н. э.) остров был заселен предками моту"
пяботавший на Ниуэ, считал, что основная масса этих поселенцев С Перси имш, Fnv
к"с Самоа (выдвигалось даже предположение о том, что они прибыли
Происходила
^ чапала о-ва Саваии, а не с какои-лиоо другой территории Самоа); кроме именно с
v ингле должны оыли оыть тонганцы и фиджийцы, в то время активно кон-
ТОГО. В ИХ
-тировавшие друг с другом. Смит перечисляет топонимы острова, восходящие, ТЙ его мнению, непосредственно к самоанским, например: Хамоа (= Самоа), Мата ле ^уТуИла, Ваэа12, Туапа. Ниуэанское название летучей лисицы — хале-вао оотносится с именем одного из самоанских духов — Сале-вао (см. № 51).
Тафити13, поселенцы второй волны, появились на острове позже. Именно эта волна переселенцев принесла с собой выраженный меланезийский элемент. По мнению С. Перси Смита, предки тафити появились на Ниуэ лет на пятьсот позже предков моту; это время XIII в. - характеризовалось интенсивными контактами Западной Полинезии и Фиджи.
Поселенцы первой волны, предки моту, предстают в ниуэанских легендах как духи-тупуа (№ 104 — 106, 110), но имена тупуа не дают никаких определенных указаний на племенную принадлежность первых поселенцев. Гипотеза С. Перси Смита кажется вполне вероятной, но все же она остается пока именно гипотезой.
Постоянные усобицы между севером и югом создали ниуэанцам славу неустрашимых воинов. Репутация эта была подкреплена впечатлениями первых европейцев, появившихся здесь. Когда 20 июня 1774 г. капитан Дж. Кук пристал к берегам Ниуэ, прием, оказанный ему и его товарищам, оказался весьма далеким
от радушного: на все попытки войти с островитянами в контакт те отвечали устрашающими гримасами, громкими воинственными криками, бросались на европейцев с копьями, дротиками, камнями. Кук поспешил отплыть от ужасного острова, дав ему название Савидж — Дикий (от англ. savage)14.
В 1831 г. на остров прибыл миссионер Дж. Уильяме, оставивший много ценных наблюдений о природе острова, внешнем облике и обычаях местных жителей. Уиль-ямса ждал на острове тоже довольно враждебный прием, а его намерение обратить ниуэанцев в христианство осталось неосуществленным. В 40 —60-е годы XIX в. на острове появляются другие миссионеры, преимущественно из числа самоанцев. Им удается обратить жителей острова в христианство и несколько умерить вражду севера и юга. К концу XIX в. усилиями миссионеров на Ниуэ создаются школы; вводится письменность на латинской основе. Многие из легенд и сказок, приведенных в этой книге, были записаны по просьбе миссионеров и этнографов учите-лями-ниуэанцами в конце XIX - начале XX в.
В 1900 г. над Ниуэ провозглашается английский протекторат, а в 1901 г. остров Рисоединяется к Новой Зеландии. В наши дни о-в Ниуэ — самоуправляемая тер-тыс°^ИЯ' Состоящая в свободной ассоциации с Новой Зеландией. Из одиннадцати ниуэанцев семь живут сейчас на Новой Зеландии и сильно ассимилированы.
Смит ЫВаЯ' ЧТ° предки М0ТУ пРибыли на Ниуэ с Самоа около 700 г., С. Перси опирался, в частности, на то, что на Самоа тогда еще не было верховной власти «высоких - "
более вожДеи», или «королей», и что ниуэанцы унаследовали именно такую,
нос аРхаичную систему правления15. В этой, более традиционной, нежели позд-
11 ня самоангкяо „™~
наследстонганская, системе власть принадлежала выоорным, а не
Е^альн ВеННЫм вожДям, причем возможности их были крайне ограниченными.
власть сосредоточивалась в руках преуспевающих военачальников. Они контролировали все земли острова и, значит, полностью управляли его судьбой.
О знаменитых воинах существует значительно больше преданий, нежели о «королях». Пожалуй, самый прославленный среди военачальников Лауфоли (см. № 126); помимо ниуэанских преданий существует и самоанская легенда о нем, и в этой легенде он назван «настоящим ниуэанцем — отважным воином». По самоанской версии, Лауфоли, выросший вместе с Фити-ау-муа, сыном супругов с Мануа (Самоа), приплывших жить на Ниуэ, провожает своего сверстника на Самоа, а через некоторое время, не дождавшись его возвращения, отправляется на поиски. (Далее выясняется, что Фити-ау-муа погиб во время своих скитаний по свету.) Лауфоли сражается с мануанцами и побеждает их, затем он одерживает победы на о-вах Тутуила, Унолу, Саваии. Покинув замиренные земли Самоа, он с триумфом возвращается к себе на родину16. Не менее известным, чем Лауфоли, воином был Тала-махина, несколько раз упоминаемый в преданиях (см. № 131, 132).
Общества, подобные традиционному ниуэанскому, американский ученый И. Голдмен назвал открытыми — в противоположность стратифицированным сословным обществам, которые существовали, в частности, на Тонга и Самоа времени первых европейцев (ср. [32]). По открытому принципу строилась и социальная организация ротуманцев: выборные правители Ротума обладали весьма ограниченной властью, существенная же роль отводилась советам вождей и других людей знатного происхождения, военачальникам (ротуманские предания сохранили некоторые их имена — Фээфе, Алили, Масиа) и правителям отдельных округов, на которые делится остров (см. № 2, 4).
Подобные же открытые общества существовали на о-вах Маигаиа, Пасхи. Знаменательно, что они характерны для небольших, относительно изолированных и экологически бедных островов. Как остроумно замечает П. Беллвуд [16, с. 33], такие острова идеальное место для проведения уникального «полинезийского эксперимента» на выживание.
Большие общества были организованы сложнее; в их структуре важную роль играл институт наследственных вождей. Характерной чертой таких обществ было наличие большого слоя аристократии и жесткая социальная стратификация в целом.
Статус отдельного вождя в общей иерархии, действовавшей в данном социуме, как правило, находился в прямой зависимости от его происхождения; отсюда — настоятельная необходимость в сохранении длиннейших генеалогий, некоторые из которых возводились прямо к богам (ср. № 23, 25, 99)11. В стратифицированных обществах важная роль отводилась знатокам генеалогий, хранителям традиции и преданий каждой местности.
Огромное значение придавалось в сословных обществах материальным знакам власти, различного рода регалиям, дани, дарам, свидетельствовавшим о могуществе одариваемого (см. № 80, 92, 99), и, наконец, разнообразным титулам. На Самоа, где система титулов достигла наибольшего развития, со временем титул стал куда более важным фактором в приобретении политической власти, нежели знатное происхождение, как таковое (см. № 36 и примеч. к нему). Фактически на Самоа нередко шла борьба не людей, т. е. личностей, а именно носителей титулов.
Сакральные и светские привилегии в стратифицированных обществах различались и обычно принадлежали разным лицам; вождь, которому удавалось сосредоточить в своих руках и те и другие, мог считать себя достигшим вершины власти и славы.
Несмотря на сложную иерархическую структуру общества, тип расселения, характерный для Полинезии, препятствовал полной централизации: практически
вам» островитяне
пев »а ^ * можно считать Тонга, где после 1200 г. н. э. «королям» островов
исключением
11__ периодически удавалось сконцентрировать в своих руках полную
TVII * онга - t
и не слишком реальную) власть над всеми тонганскими землями. (хоТ^ }удНО видимо, даже вообразить, какими могущественными представлялись Туи Тонга: они действительно правили целым островным миром. Около 150
составляющих архипелаг Тонга, растянулись длинной цепью между
островов, ^..
оо 94°40' южной широты и 173—177 западной долготы. Примерно на расстоянии 400 миль от них лежат острова Самоа, 200 миль Фиджи. Тонганские земли тради-онно принято делить на три островные группы: Вавау па севере, Хаанай (Хаапаи) центре и Тонгатапу на юге. По преданиям, одни острова, самые древние, были сотворены небесными богами и сброшены в океан с неба, другие же, более молодые, были выловлены из-под воды May и с помощью чудесного рыболовного крючка (ср «N° 70, 73). В первом случае обычно имеются в виду вулканические острова (самые гористые, нередко считающиеся и самыми древними среди них - острова Эуа и Као), во втором — коралловые.
Крупнейший остров архипелага, давший имя всей южной группе островов, носит также названия Тонга-лахи («Большой, Великий Тонга») и Тонга-эики («Тонга Вождей»). Именно на этом острове ископи находилась резиденция верховных тонганских правителей: сначала они жили в Хекета, затем в Муа (см. ниже), и оба поселка неоднократно упоминаются в тонганских текстах. Для тонганцев не существовало ничего более священного, чем личность верховного, великого вождя, и, возможно, поэтому сам остров, на котором жили священные вожди, стал называться священным — тапу (табу).
Капитан Дж. Кук и члены его экипажа, побывавшие на Тонга в 1777 г. 18 и заставшие там Одно из самых развитых полинезийских обществ того времени, с изумлением наблюдали почести, которые воздавались тамошним вождям. Они видели, как склонялись простые общинники, чтобы поцеловать след ноги вождя, оставшийся на песке, или коснуться его пятки, как несущийся по волнам катамаран вождя сбивал попадавшиеся ему на пути лодочки простых людей, как все и вся простирались ниц перед вождем. Дж. Кука, а вслед за ним У. Маринера [44] и миссионеров, прибывших на судне «Дафф», поразила та пышность, с которой обставлялись все действия вождя, все его перемещения, церемонии встречи гостей и питья кавы, которая, кстати, была исключительной привилегией вождя и его приближенных. Уделом одних лишь вождей считалась вечная жизнь в мире духов, т. е. в загробном мире, христианство с его совершенно иной идеей бессмертия души сыграло существенную роль в десакрализации статуса полинезийских вождей.
Организация тонганского общества, увиденного Дж. Куком, У. Маринером,
ервыми миссионерами, - сложилась в результате сложного переплетения ритуаль-
ф0И (СакР**льной) и политической систем. Все общество делилось на три четко диф-
Ротированных социальных слоя: высшая аристократия, или высокие вожди
оуэики), матапуле и туфунга, состоявшие при этих вождях, и, наконец, общинники (гуа).
Аристократия, в свою очередь, не была единой: все вождеские линии на Тонга это. И CT^°ro опРеДеленный статус в иерархии знатности, важнейшую роль при
играла генеалогия. Наиболее знатными и священными (табу) считались представители
«кДинастии Туи Тонга, о которых пойдет речь нин;е, и тамаха дочери
в» (женщин из династии Туи Тонга) 19. «Королевы» Тонга, как правило, приходились мужчинам Туи Тонга старшими сестрами; высокий сан они принимали по приказу своих братьев, при дворе которых или неподалеку от которых обычно и жили. Титул свой эти женщины носили пожизненно, даже если они переживали братьев.
Потонганским правилам «королевы» считались более знатными и священными, чем их венценосные братья. Подобный высокий ранг связан с известным на Тонга и Самоа (и не зафиксированным нигде больше в Полинезии) обычаем, регулировавшим отношения между сестрой и братом, а также их детьми явно в пользу сестринской линии (тонганское название этого обычая фаху, под фиджийским названием вазу или васу, он описан у Те Ранги Хироа [12], который справедливо полагает, что тонганцами и самоанцами он заимствован именно у фиджийцев). Брат и сестра были табу друг для друга (в частности, это выражалось в том, что они в соответствии со строго определенными правилами должны были избегать друг друга), брат обязан был оказывать сестре знаки особого уважения 20; дети сестры считались фаху по отношению к детям брата: они были выше по положению и пользовались преимущественными правами во всех спорных вопросах.
Хотя высший ранг в ритуальной иерархии принадлежал женщинам (выше «королев» стояли тамаха, однако они были полностью выключены из социальной структуры), реальная политическая и во многом административная власть принадлежала мужчинам Туи Тонга21. Вся земля на островах формально принадлежала вождям (ср. в некоторых текстах упоминания о землях Туи Тонга или Туи Каноку-полу, расположенных там-то и там-то), но на деле она распределялась между общинниками, составлявшими, естественно, наиболее многочисленный класс общества.
И на Тонга, и на Самоа важная роль отводилась состоявшим при высоких вождях советникам — вождям-ораторам. Произнесение сложных и длинных речей, построенных в строгом соответствии с заданными формулами, составляло немаловажный элемент полинезийских ритуалов. Вожди-ораторы служили высоким вождям везде (ср. ротуманских мафуа, ниуэанских хангаи, упоминаемых в текстах), но статус их был особенно высок на Тонга и Самоа.
Формально вожди-ораторы считались незнатными по происхождению людьми; на Тонга матапуле находились даже как бы вне структуры общества, поскольку нередко вели свое происхождение от фиджийских или самоанских иммигрантов. Тем не менее они купались в лучах славы того вождя, при котором несли службу. Их собственный статус отражал ранг высокого вождя, и власть, принадлежавшая им, определялась уже тем, что они могли пользоваться привилегиями высоких вождей (например, есть пищу вождя, которая была табу для всех других). Иначе говоря, речь идет о знатности, но иной, чем у Туи Тонга и других вождей,— знатности но положению, а не по происхождению.
В тонганских преданиях упоминаются разные семейства матапуле, в частности постоянные придворные Туи Тонга — матапуле из семьи Фале фа, служившие вождю, присматривавшие за его землями и работами на них, обеспечивавшие вождя одеждой и пищей (по тонганским правилам верховный вождь получал определенную часть первого сбора урожая и часть улова). Политическая власть, принадлежавшая представителям Фале-фа, была очень значительной. По тонганским легендам, первыми матапуле Фале-фа были Туи Лолоко, Малиэ-по, Туи Фолаха и Мата кехе, служившие сыну неба Ахо эиту (см. № 99).
Особые, четко ограниченные, замкнутые группы составляли на Тонга (как практически во всех океанийских обществах) мастера ремесел - туфунга. Кланы кладывавшиеся с течением времени, считались хранителями необы-
туфунга, ве ^естввнных тайн; во многих преданиях с большим восхищением
чайных,пнтся о мастерах того или иного ремесла, прежде всего, конечно,
и почтением говорилиFF
иrtV ттогтпк оыболовах, плотниках, мастерах плетения. Нередко либо само
о строителях лодоп, Ft-
ибо мастера этого ремесла происходят с неба или каким-то иным ооразом ны со сверхчеловеческим (ср. № 41, 59, 107, 115). Многие семьи туфунга име-(ПЯЗ'вою генеалогию, причем возводили ее к весьма знатным особам (ср. № 100). ЛИ Тонганские и самоанские предания, как и предания большинства народов четко следуют одному правилу: в них почти ничего не рассказывается о про-МИРа'0бщинниках, КОТОрЫе С0СТавляют как бы «общий фон» всякого повествования
nr-rv выключены из него, но необыкновенно много говорится о высоких вож-и nonpoLij'
Именно поэтому мы позволим себе несколько подробнее остановиться на глав-ных вождеских семьях Тонга, о которых уже шла речь здесь и которые постоянно упоминаются в текстах самого разного содержания, причем не только в тонганских.
Главной и самой знатной династией тонганских «королей», как уже говорилось, были Туи Тонга. Генеалогия линии Туи Тонга, возводимых к божественному предку, прослеживается с 950 г. н. э. (см. № 99). К 1200 г. Туи Тонга, как мы уже видели, приобретают наибольшую власть: она простирается даже за пределы Тонга, на некоторые самоанские земли. Около 1500 г. светская власть переходит к другой династии — Туи Хаа Така-лауа (см. № 99), а век спустя эту династию сменяет династия Туи Канокуполу. Туи Тонга продолжают сохранять сакральные привилегии вплоть до христианизации островов (середина XIX в.), и формально Туи Канокуполу считаются менее знатными и благородными, чем богоподобные Туи Тонга. Название династии Канокуполу связывается с названием их резиденции, расположенной к югу от Муа, резиденции Туи Тонга. Тонганское Куполу соответствует самоанскому Уполу: по легенде, Туи Канокуполу происходят от самоанки, приплывшей с о-ва Уполу, и тонганского вождя.
Судя по преданиям, тонганцы подчиняли себе соседние острова: Увеа (острова Уоллис), Футуна (острова Хорн), Ротума и др. Они поддерживали постоянные контакты с самоанцами и фиджийцами. Последние тем не менее воспринимались как потенциальные враги и держали тонганцев в постоянном страхе. Любопытно, что, по тонганским этиологическим мифам, растения, обычаи, имена происходят с Самоа, из мифической земли Пулоту, с небес, но только не с Фиджи 22.
Совершенно уникальное место в тонганской истории и в тонганских преданиях
принадлежит Туи Хаамеа, носившему также имя Лоау . Легендарный вождь,
военачальник, отважный мореплаватель, он мог быть реальным историческим
лицом, но ни в одной из тонганских генеалогий не упоминается. Считается, что именно тт
«лоау познакомил тонганцев с церемонией питья кавы, наиболее сложной
существенной в тонганских ритуалах (см. № 93). Имя Лоау связывается с мест-Ностью X
лаамеа на Тонгатапу. Резиденция Лоау, расположенная в этой местности,
^зывалась Маананга. Существовало поверье, что, находясь в Маананга, Лоау знает
» что происходит на всем Тонга (отсюда — тонганская поговорка о «знании в Ма-
ланга» т о пч
'» т- е. о всеведении).
ьа Тонганском прошлом рассказывают и предания, и памятники, сохранившиеся •иам °Т°^ЫХ остРовах и повсеместно упоминаемые в преданиях. Прежде всего это tlys 9зИд^Ы** ТРИЛИТ Хаамонга-а-Мауи, о котором уже шла речь (примеч. 3; ср. также Кон ' ^ И пРимеч- к ним). Кроме того, это разнообразные насыпи и каменные ^ Укции, значение которых было раскрыто учеными нашего времени. аибольший интерес представляют ланги — места захоронения Туи Тонга.
Лаиги это прямоугольные в плане могильники, выложенные каменными плитами (в знак могущества тонганских вождей камни для их захоронения доставлялись с самых дальних островов, например с Увеа; см. № 92, 99) и нередко имеющие террасную структуру. Ланги, как и сами вожди, похороненные в них, были табу, располагались в уединенных местах и содержались в строгой неприкосновенности, так что одинокая гробница Тала-фаивы, жены одного из Туи Тонга (см. № 99), не была чем-то необычным.
Всего на Тонга обнаружено сорок пять ланги, большинство из них — рядом с Муа. В XI в. Муа становится своеобразной столицей Тонга, а в начале XV в. превращается в крепость: строятся мощные каменные заграждения, единственные в своем роде на тонганской земле. «Где власть, там и крепость» (Л. Тик). В центре Муа, как и во всех тонганских и самоанских поселках, располагалось малаэ (ма-раз). Полинезийское мараэ 24 - это святилище, где совершались ритуалы и моления, проходили встречи и состязания, произносились речи, сталкивались соперники. В отличие от Восточной Полинезии, где на мараэ сооружались внушительные здания храмового типа, в Западной Полинезии просто расчищали квадратную или прямоугольную площадку и хранили там лишь некоторые реликвии; кое-где на запад-нополинезийских малаэ сооружались домики мертвых, реже дома богов (духов).
Первые европейцы, побывавшие на островах Западной Полинезии, нередко называли тамошние малаэ именно «открытыми» или «зелеными» площадками (соответственно англ. open и green); такой перевод вошел и во многие словари.
Возможно, у читателя этой книги тоже возникнет некоторое удивление в связи с выражениями типа «вошел на святилище», «на малаэ», ведь для нас привычнее «в святилище, в храме». Но эти выражения не случайны: они отражают реальное устройство полинезийских святилищ.
В XIX в. традиционная тонганская религия сменяется христианством: старые святилища пустеют, на островах начинают строиться церкви. Появление европейцев ускоряет процесс консолидации тонганцев и создания единого государства (ср. [1С]). В 1845 г. провозглашается государство Тонга. Первым королем Тонга становится Георг I Тупоу (Георг Тауфаахау Тупоу), перешедший в христианство и находившийся под сильным влиянием миссионеров. В 1875 г. принимается тонганская конституция. В 1900 г. Тонга попадает под протекторат Англии, сохранявшийся до 1970 г. В наши дни Тонга — королевство с суверенным статусом, входящее в Британское содружество.
История Тонга, сохранившаяся хотя бы отчасти в памятниках материальной и духовной культуры, дорога современным тонганцам; вторая половина нашего века ознаменована песомненным ростом интереса к традиционной культуре (об этом см., например, [8]). В 1975 г. тонганка Тупоу Посеси Фануа выпускает сборник сказок [59] на родном и английском языках. Одни сказки представляют собой более или менее точное воспроизведение тех историй, которые писательница девочкой слышала от своей бабушки, другие сочинены ею самой на основе традиционных тонганских сюжетов, параллели которым можно найти и в текстах этого сборника. Забегая вперед, скажем, что стремление зафиксировать как можно больше традиционных фольклорных текстов характерно и для других обществ современной Полинезии: на Самоа, например, в 50 —70-е годы нашего века вышло в свет несколько сборников самоанских сказок, басен, на Ниуэ издаются детские сказки и легенды о Мауи (они используются и как учебные пособия), на Ротума — сборник пословиц и поговорок с пояснительным текстом (также для целей обучения) .
докис предания, как мы уже видели, сохранили многие эпизоды тон-
Тонь»числе историю тонганского вторжения на Самоа в кони
п;; истории, «
гансм> ^ ррсмена десятого Туи Тонга, носившего имя Момо (№ 92, 94, 99). А XIJ в., ^ Тала-каи-фаики, пятнадцатого по счету Туи Тонга, тонганцы потер-Г1РавЛ^^^^^111Ительное поражение от самоанцев. Честь победы над тонганцами
|иЛИ .-.u-iit согласно преданиям, самоанским вождям Туна и Фата (№ 41). II пи надлежи i,
? шный тонганский вождь, признавая доблесть победителей (а восхваление
Побежден**м
,па побежденным составляло необходимый компонент полинезийской победителя »uuin ^
чтики) обратился к ним со словами: «Добрые воины, славная Гбыла1
ПОИНСКОИ diHivi /, е
битва!» («Малиэ тоа, малнэ тау») . emi слова последнего тонганского вождя, чвившего на самоанской земле, дали начало одному из важнейших самоанских титулов - Малиэтоа (Малиетоа).
Перейдем же к островам Самоа. Здесь выделяются два наиболее крупных острова — Саван и и Унолу. Современные самоанские острова делятся на два государства (см. ниже), но говорить об их истории и традициях можно, только рассматривая архипелаг как единое целое.
Природные условия на Самоа хуже, чем на Тонга, острова более гористые, почвы менее плодородные. Существует тонганская легенда, объясняющая различия между природными условиями в двух группах островов. Прежде чем отправиться в свое знаменитое плавание за новыми землями (ср. № 71, 87), культурный герой Мауи идет за чудесным рыболовным крючком к Туи Мануа, вождю и правителю островов Мануа (см. ниже). В это время никаких самоанских земель, кроме Мануа, еще не существует. Не застав Туи Мануа дома, Мауи соблазняет его жену, которая и дает ему чудесный крючок. Едва успев выловить из-под воды все самоанские острова, Мауи бежит прочь, преследуемый разгневанным Туи Мануа. Подобная вынужденная поспешность заставляет Мауи оставить самоанские земли такими, какими он вылавливает их, — неровными и гористыми. В положенное время у жены Туи Мануа рождается от Мауи сын, которого называют Тонга. Мауи, выловив из-под воды следующие острова, дает им имя своего сына и в знак любви к нему делает эти острова ровными и гладкими, без гор и холмов. Вот почему, заключает легенда, земли Тонга и Самоа такие разные: одни ровные и плоские, другие — гористые.
По самоанским легендам (так же как, кстати, и по некоторым тонганским), острова Мануа были сотворены и заселены раньше всех других земель. К тому же. если верить фольклорной традиции, мануанцы жили на своих островах всегда, а не приплыли сюда откуда-то извне. Это представление было распространено повсеместно на Самоа и вошло практически во все описания самоанской мифо-
*» где непременно указывается, что самоанцы считают себя «людьми из иоткуда», настоящими автохтонами, сотворенными на Мануа. Что касается мифов ^преданий островов Мануа (см. [40, раздел «Мануа»; 36]), то это, видимо, верно.
*° за пРеДелами Мануа были известны и другие легенды, пусть менее попу-Са^'1Ые' В КОТОРых Рассказывалось о том, что первые поселенцы приплыли на (^МОа 110 0кеану (ср. здесь № 26). Откуда? Об этом легенды молчат, гораздо
ГНее Рассказывая о дальнейших продвижениях самоанцев, в том числе на восток ЬГ
и п пеДаР<>м восточнополинезийская Гавайки легендарная земля героев
Под^еДК°В' ^аваики» в которой Те Ранги Хироа и Э. Вест искали прародину всех
\\ *ИИи,ев' ~~ это почти наверняка самоанский остров Саваии.
«и г*3*4' ^анУа земля богов, земля, первой сотворенная богами (№ 23, 25), Уп Самоя * q
*? 'Знатнейшие самоанские вожди по традиции возводились к предкам с Мануа — земли, во всем отличной от всех других. Верховным вождям Мануа, Туи Мануа, оказывался особый почет: самоанцы считали их выше к знатнее всех других самоанских вождей и выше Туи Фити или Туи Тонга.
Однако, как уже говорилось, полнота власти не связывалась на Самоа с одним только божественным происхождением. Вся система социальной и политической интеграции здесь регулировалась иерархией рангов титулов. Титул мог носить всякий, кто обладал не только «сносной» генеалогией, но и необходимыми личными качествами (№ 34).
Наиболее значимыми титулами традиционно считались те, которые носили «священные вожди» — алии паиа. Это были следующие титулы: Малиэтоа, Туи-атуа (Туи Атуа) и Туи-аана (Туи Аана). Титулы эти носили верховные вожди трех соответствующих территориально-политических единиц (вождеств, или «королевств»), на которые делился крупнейший самоанский остров — Уполу. В каждом из вождеств Туамасанга, Атуа и Аана — носителем титула мог стать тот, кто сочетал достаточно высокое происхождение с доблестью, умом, отвагой и упорством в борьбе за власть. Титулы Туи-аана и Туи-атуа вместе с двумя другими — Нгато-аителе и Тама-соалии (см., например, № 36, 40) — составляли папа — важнейшие и самые престижные для верховного вождя титулы. В принципе носителем всех их мог стать один вождь: он либо завоевывал их в упорной борьбе с соперником, либо получал титул от вождей соответствующих местностей по их доброй воле, что бывало значительно реже. Вождь, приобретший паиа, нарекался тафа-ифа «держатель [всех] четырех [титулов]» (т. е. всех названных здесь, кроме титула Малиэтоа, который рано начинает выделяться из числа других).
К перечисленным здесь вождеским титулам могли присоединяться и другие, например титул Пуле-о-Салафаи — «Властитель Саваии». Приобретение всех титулов верховных вождей давало их носителю символическую власть над «всем Самоа», за исключением Мануа (см. № 2, 25), и делало его «королем» (тупу) Самоа (подробнее об этом см. [28; 37; 46]).
Краеугольным камнем в лидерстве на Самоа было право контроля земельных угодий; в самоанском обществе с его небогатыми природными ресурсами, требовавшими постоянного перераспределения, это право значило куда больше, чем в тонганском. Современное самоанское слово malo «правительство» на старом Самоа означало группу победителей, завоевавших право распоряжаться землями и прочими богатствами, а также право заставлять общинников работать на себя (ср. № 44, 46, 47, 57). За это право постоянно боролись между собой самоанские вожди, претендовали на него и чужеземцы — тонганцы, фиджийцы.
Кстати, если в тонганских легендах Фиджи и фиджийцы почти не упоминаются, то в самоанских, напротив, они фигурируют очень часто. Фиджийские обычаи нередко превозносятся и называются лучшими, чем самоанские. По некоторым преданиям, правители самоанских островов и даже сами острова приплывают с Фиджи (№ 26, 29). Культурное влияние Фиджи на Самоа несомненно и, видимо, более значимо, чем, например, на Тонга.
Организация самоанского общества, увиденная первыми европейцами, дошла и до наших дней. Самоанцы и сейчас живут большесемейными общинами (аиега). Глава каждой аинга носит определенный титул — как правило, пожизненно. Носители титулов (матаи) собираются на советы (фоно) своего поселка или нескольких поселков. Фоно призван решать все административные проблемы. В целом же самоанское общество основывалось и по-прежнему основывается на
-истеме взаимного контроля и постоянного взаимодействия и выравни-
сл0>кноИ общественных сил и влияний. На старом Самоа крупные острова были «ия разных
ваш г паздроблены на отдельные местности, округа, районы и подрайоны, шквально р F
более или менее значимая территориальная единица возглавлялась своим каЖДаЯ ро?КдИ постоянно враждовали друг с другом, «политическая карта» Самоа РоЖДеМ^^ непрерывно, перекраиваясь вследствие междоусобных войн и беспре-Мв"шого взлета и падения авторитетов.
cTt Наиболее влиятельными ко времени европейской колонизации были две овКИ вождей семейство Тупуа и семейство Малиэтоа. Именно предстателям второго семейства принадлежали в XIX в. реальные успехи в деле цснтра-В.язации островов. До середины прошлого века централизованной власти на Самоа фактически не было (если не считать символической власти тупу). В период с 1830 по 1841 г. верховным правителем Самоа становится Малиэтоа Ваи-ину-по. В 1873 г. после длительных усобиц, немалая роль в разжигании которых принадлежала европейцам, «королем» становится Малиэтоа Лаупепа, а в 1889 г. в Берлине Германия, Англия и США соглашаются признать независимость самоанского королевства во главе с ним 26.
Независимость Самоа просуществовала лишь до 1899 г., когда произошло разделение островов на два государства — Западное и Восточное. Западное Самоа в 1962 г. первым среди тихоокеанских государств приобретает полную независимость. Восточное же по-прежнему является владением США.
Тем не менее фольклорные традиции связывают острова Самоа воедино; разделение мифологий Западного и Восточного Самоа было бы крайне искусственным, тем более что большинство текстов, переводы которых приведены в этой книге, были записаны еще до разделения Самоа. Аналогии многим сюжетам, записанным, естественно, в какой-то одной конкретной местности, можно найти повсеместно на Самоа. Кроме того, параллели самоанскому фольклору обнаруживаются и за пределами Самоа — на тех островах, куда часто плавали самоанцы и где они, по-видимому, основывали свои поселения, например на Токелау, Тувалу (острова Эллис), Футуна. Несомненно самоанское влияние и на о-в Ротума, фольклор которого представлен в этом сборнике.
Современный остров Ротума является административной территорией Фиджи (остров входит в Восточный округ Фиджи) и обычно относится не к Полинезии, а к Меланезии. Жители острова считаются меланезийцами или меланополинезий-цами. Ротуманский язык входит в группировку восточноавстронезийских языков, однако классифицируется как особая ветвь в ней.
Необычный статус острова отчасти объясняется его географическим расположением: Ротума лежит на перекрестке морских путей, связывающих Мела-е-*ию, Микронезию и Полинезию. Собиратель ротуманских преданий К. М. Черч-
ЕаРД [21] назвал свое издание ротумаиского фольклора «Сказки уединенного Острова »
' ио и известная и даже предполагаемая (во многом опирающаяся на
Редания) история острова не согласуется с такой характеристикой.
Цов 0т^МанЧы испытали несомненное и очень существенное влияние полинезий-
прежде всего самоанцев), меланезийцев (в первую очередь фиджийцев)
пуме К^°НСЗИИцев- По-видимому, они плавали на о-ва Тикопиа, Малекула, На-
еа, Тонга, Фиджи и др. На самом острове сохранились кладбища гилбсртцев,
г°нганцев р.
Пос^д„ий был наиболеес
,а,ива1 г°тумайский язык очевидным образом сложился в результате скре-
.Меланезийского, микронезийского и полинезийского компонентов, причем
уществен.
По антропологическому типу ротуманцы сходны с полинезийцами, но цв<*т кожи у них светлее. Сами они нередко называют себя «светлыми людьми» в про-тивоположность другим издавна известным им островитянам «черным». По ротуманским преданиям, белые люди были известны жителям острова всегда (ср. упоминания об альбиносах в № 17, 21). Капитан П. Диллон, посетивший Ротума в 1827 г., писал: «Жители острова принадлежат к той же расе, что жители островов Дружбы (Тонга), но женщины не следят здесь за собой так тщательно и не столь хороши собой, как на Тонгатапу. Обычно они натираются смесью куркумы и кокосового масла, и от этого их тела кажутся красноватыми. И у женщин
и у мужчин волосы длинные и кольцами спадают на плечи и на спину» (цит. по [29, с. 581]).
О древней истории острова можно только строить догадки. Предания сообщают об освоении Ротума самоанцами, о последующем тонганском завоевании (происшедшем, по-видимому, лет через двести после самоанского, которое, в свою очередь, относится предположительно к VII —VIII вв. н. э.).
Европейская колонизация начинается с открытия острова капитаном Т. Эд-вардсом. Через шесть лет после прибытия англичан, в 1797 г., на острове появляется группа миссионеров с судна «Дафф». С начала XIX в. Ротума становится излюбленным местом стоянки американских китобойных судов. Сюда стекаются беглые моряки, прибывает группа беглых заключенных из Нового Южного Уэльса (Австралия). Одновременно начинается миграция ротуманцев на Самоа, несколько позже — на Тонга (уже упомянутый капитан П. Диллон пишет об отбытии 100 ро-туманских семей на Тонга). В 1842 г. самоанские миссионеры-методисты обосновываются на острове, а в 1864—1868 гг. сюда прибывает несколько европейских миссионеров. Для Ротума христианизация совершенно неожиданно оказывается губительной: часть ротуманцев принимает католичество, часть — методизм, и в 1871 — 1878 гг. разгорается настоящая война между новообращенными католиками и методистами. Начавшееся кровопролитие и страх перед проникновением на остров французов побуждают вождей Ротума передать остров путем присоединения к Фиджи — под протекторат Великобритании. Этот протекторат устанавливается в 1881 г., и сразу же большое число ротуманцев устремляется на Фиджи.
В наше время миграция ротуманцев на основные острова Фиджи продолжается; многие ротуманцы постоянно живут на Вити-Леву.
О социальной организации ротуманцев, общество которых строилось по открытому принципу, шла речь выше. Остров делился на шесть (позже — на семь) иту. И само слово «иту», и принцип деления острова на более или менее независимые округа вождества, дробившиеся, в свою очередь, на множество мелких местностей, поселков, хуторов, восходят к самоанским. Каждый округ представлял собой федерацию относительно автономных большесемейных общин по типу самоанских. Ядром общины являлась территориальная единица кауанга (букв, «едящие вместе»). В нее могли входить также кровные и названые родственники, жившие в других местах. У ротуманцев вследствие фиджийского или самоанского влияния существовали обычаи, регулирующие взаимоотношения между дядей с материнской стороны и племянниками (авункулат, ср. № 2, 9)» и обычай, по которому вдова могла выйти замуж за брата покойного мужа (левират, ср. № 2). Важную регулирующую роль в жизни ротуманского общества играла система ритуального обмена факсоро (букв, «передача, перенос из одного места в другое»). Ритуалы и церемонии ротуманцев напоминали самоанс

т птпичались от них куда меньшей пышностью. Главным цере-шские, но uij»»*
„ TOrt „cTGUOM как и в Полинезии, был вождь-оратор (ср. № 20). иониим оСИованием для объединения ротуманских мифов, преданий и сказок ^*На иски ми служит не столько антропологическая или этнографическая
г поляне.сколько сходство самих фольклорных традиций. Уже при
лшность народа ,
накомстве с ротуманским фольклором выясняется, что существенную беглом ,оставЛяют именно полинезийские сюжеты. Это сюжеты о Хине и Ти-члсть его^о Синилау (№ 16)^ о китах Тинирау (№ 12? ср. № 96), на Ротума
НИР *1гтт*юшихся в акул, об угре Хины, о путешествии на небо (так, у маори су-
нревр**'-*-^е-
твует сказание о путешествии на небо двух братьев — Тафаки и Карихи
"То с 60]) о разделении сиамских близнецов, об обнаружении прячущегося по ^ е'х (№ 15)- В отличие от большинства меланезийских и микронезийских мифологий, реализующих исключительно представления о духах природы и духах предков, в ротуманской мифологии, как и в полинезийской, присутствует представ^ ие о небесных богах (№ 4, 8), о небесном мире или нескольких таких мирах. Несомненно, в ротуманском фольклоре угадываются и меланезийские мотивы В первую очередь это рассказы о разного рода духах, о духах-людоедах (характерный мотив — победа ребенка над духом-людоедом), о великанах (ср. № 18 и [И, № 97]). Для полинезийской мифологии типична большая схематичность в изображении духов, и столь характерный для Меланезии сказочный элемент в их описании отсутствует (за некоторым исключением самоанского фольклора, где духи также изображаются весьма экспрессивно, натуралистично, «приземленное).
Ротуманский Мауи напоминает и микронезийского Мотикитика, и полинезийского культурного героя, ротуманские астральные мифы обнаруживают существенно больше сходства с меланезийскими и микронезийскими. В целом же ротуманская мифология по сложности приближается к полинезийской, более развитой, чем мифологии Меланезии и Микронезии. В то же время она, несомненно, архаичнее полинезийских мифологий и, как представляется, прошла менее слож-ныи путь развития, чем мифологии Самоа или Тонга. Этим отчасти объясняется композиционное расположение материала: сборник открывается ротуманскими мифами, сказками и преданиями, за которыми следуют собственно западно-полинезийские.
Одна из существенных отличительных черт полинезийской мифологии (в со-
влении с мифологиями других океанийцев) — наличие достаточно большого количестия
ФигуриГ а0стРактных понятий. Так, в самоанском мифе творения (№ 23)
Мысль,РУЮТ ^алЬ' Бесконечность, Протяженность, Простор, Дух, Дума, т- д.
Дтя
нескот ПОЛинезийской мифологии характерно также совмещение в одном мифе
та ич ЬКИХ ЭТ110логических мотивов. Иначе говоря, происхождение некоего объек-
МнфологиВ'ЛСШИЯ В03В0ДИТСЯ °ДновРеменно к нескольким первоисточникам. Для
явления И ^Кеании воо°Ще свойственно называть ряд источников одного и того же
°^гами°^ъекта- Так, рыбы могут появляться из пучины моря, создаваться
т°лько' ^0>КДаться земной женщиной, твориться из тела человека. Но, пожалуй, ь Рамках ^°ЛИНезии такое переплетение этиологических мотивов возможно Тв°ренИя 2?ДН°У° миФа или одной песни. В самоанских или тонганских песнях неоесные боги создают человека на небе, затем, сойдя на землю, из
останков червя, растений или глины творят других людей. Существуют рассказы по которым одни сорта таро (или других культурных растений) добываются с небес, а другие происходят с земли или из-под земли.
Этиологических мифов, связанных с растениями, особенно много, и это неудц_ вительно: все растения, о которых идет речь в этих мифах, составляли естественный с детства привычный элемент окружения всякого островного жителя. Каждое растение имело свое предназначение, свое название, а многие помимо бытовых наименований получали и особые, поэтические.
Итак, растения появляются из разных источников: падают или оказываются сброшены с неба, доставляются на землю из подводного или подземного мира обиталища духов и первопредков, реже — приплывают но океану из чужих краев (это может быть и трансформацией предыдущего мотива, и свидетельством исторического факта появления тех или иных растений на островах), вырастают на могиле умершего родственника, происходят от земной женщины (чудесное рождение). Растения — это начало человека, его предки: люди либо происходят от них, как в ниуэанском мифе (№ 103), либо создаются из их корней, обрубков, черенков, листьев.
Возможно, уже из этого перечня этиологических мотивов видно, насколько рассматриваемая здесь мифология ориентирована на структурирование мира по вертикали. Горизонтальное представление подчас либо вообще игнорируется, либо сводится к данному локусу, в то время как вертикали «верх низ» придается огромное значение. Выделяются подземные или подводные миры, один или несколько небесных миров. Герои поднимаются вверх, на небо, по чудесному дереву (например, в № 15), в решающие моменты карабкаются на скалы и горы (ср. № 9). В известном сюжете о китах (черепахах, акулах) и неблагодарном Каэ (№ 12, 64, 96) его в качестве наказания кладут на гору, сложенную из корзин (в ротуманской версии — просто на возвышение в доме, служащее постелью), это тоже прохождение вертикали «верх низ», но уже как элемент погребального обряда (см. об этом в [7]).
Наиболее отчетливо стремление к членению мира по вертикали сказывается в полинезийском представлении о небесных мирах (ср. № 23, 106). Мы приведем здесь тонганскую песнь о небесах, весьма интересную в этом отношении:
Слушай, о поющий, слушай,
Я расскажу о небесах.
Вот первое, вот второе небо.
Их Мауи толкнул, чтобы стали выше.
Резко, с натугой они подались!
Нам, людям, отведены два края
Предел небесный и нижние земли.
А в небе третьем и в небе четвертом
Живут невидимые и свободные.
И еще есть небо — небо дождя,
Оно закрывает чистое небо.
В пятом же небе и в небе шестом
Живет тонущее в крови солнце,
И с ним живут там малые звезды,
Что чередой идут друг за другом,
Подобно цветам одного ожерелья.
Снизу на них взирают люди...
В небе седьмом и в восьмом небе
Живет Хина, живет Синилау;
И это, должно быть, небо грома,
Там могучий рождается голос,
Гремящий гневом в преддверье несчастья.
Девятое же и десятое небо
Устланы перьями дикой цапли... [30, с. 18].
поЛИНезийской мифологии небеса были жилищем высших богов, богов — 1телей ремесел (№ 106—108) и некоторых легендарных предков, В отличие П° Восточной Полинезии, где пантеон включал плеяду небесных богов, по значи-°ости равных друг другу (Тане, Тангароа, Ту, Ронго 28), в Западной Полинезии почитался прежде всего Тангалоа, и подчас он один.
В мифах Западной Полинезии Тангалоа многолик и выполняет множество разных ролей: он и демиург, и бог света, и властелин моря, и хозяин радуги или ветра. У ниуэанцев (как, по-видимому, и у мориори, вымершего народа островов Чатем) он считался также богом войны, и именно ему возносились молитвы перед началом военных действий. Согласно ряду мифов, Тангалоа не бог, а поднявшийся на небо дух предка; нередко Тангалоа считается предком определенных вождей, недаром к нему возводятся генеалогии тонганских и самоанских «королей». На островах Вавау именно Тангалоа (а не Мауи, как в подавляющем большинстве других мифологий) приписывался подвиг вылавливания островов из-под воды; считалось, что первым выуженным островком был Хунга. Тонганцы почитали также Тангалоа, или Тангалоа-туфунга,— патрона плотников.
Кажущееся однообразие пантеона Западной Полинезии (в сравнении с Восточной) компенсировалось и наличием представлений о семействе Тангалоа, в котором различались Тангалоа-демиург, Тангалоа-прорицатель, Тангалоа-правитель. Тан-галоа-мудрец, Тангалоа-посланник, Тангалоа-мастер, Тангалоа-воин. В ниуэанском фольклоре ряд функций, приписываемых в других мифологиях семейству Тангалоа, переходят к семейству духов (или богов) Хуанаки (№ 104 — 106, 110, 111). Переплетение в образе Тангалоа черт собственно божества, демиурга, легендарного предка и хозяина стихий даже побудило Те Ранги Хироа предположить [12, с. 228], что Тангалоа был реальной исторической личностью, хотя, конечно, тРУДНо в такой степени полагаться на реализм мифологического творчества.
В пестрой и на первый взгляд разноречивой мифологии Тонга и Самоа есть
е рассказы, в которых Тангалоа появляется и начинает действовать не сразу.
ачала из Ничего (ср. самоанское Леаи — «Ничто») или из Пустоты (Простора)
появляется некоторое обиталище для Тангалоа, а уже потом — он сам. Он либо
- долго и мучительно — первые острова, либо спускается по великой
ли «верх — низ» на уже готовые земли, где сходится с земной женщиной, ?именно так л
по некоторым тонганским мифам, появляются первые вожди.
поп 0ТВ0Рение человека тоже деяние Тангалоа. Нередко, однако, он сам не со-и*ФШает актч
нринтворения, а посылает на землю кого-то из подвластных ему духов,
ВоЖдаетаЮ1ЧИХ °^ЛИК человека или птицы. Непосредственный акт творения сопро-Ве*У и Я °ТОЛЬ же сУЩественным, дублирующим его актом имяположения: чело-
Мота°ТЯМ ТеЛЙ обязательно Даются имена.
Местно - Называния называние живых существ, объектов неживой природы,
МиФолог ' °СТР0В0В' явлений — вообще крайне популярен в полинезийской
в мифахИИ ^ *^Большинство имен, появляющихся
не случайны: они мотивированы как ролью персонажа, так и собственмой внутренней формой. Это объясняется типичным для мировых мифологий представлением о силе, заложенной в имени, о внутренней связи имени и его носителя.
При таком восприятии имени становится актуальной и проблема его сокрытия, оберегания: имя это человек, его дух, а значит, имя табу. Несомненно с этим связана одна из характернейших черт океанийского фольклора: имена, персонажей в фольклорных текстах называются куда реже, чем это привычно для европейца. Будучи один раз назван, т. е. введен в рассказ, персонаж далее обозначается словами «он», «этот», «тот» и т. п. Мы постарались, насколько это возможно, передать эту особенность текстов и в переводе.
В некоторых мифах сотворению человека предшествует длительное взаимодействие объектов неживой природы — огня, камня, воды, растений. Повторяемость этих мотивов в полинезийской мифологии совершенно исключительна: с несущественными вариациями они присутствуют в фольклоре большинства островов — от Тонга до о-ва Пасхи (см. [5, раздел I]) 29.
Другой, не менее важный этиологический мотив — возникновение земли вообще и отдельных ее островов. В полинезийских мифах различаются три рода земель: земли, существовавшие всегда (в явном или неявном виде они соотносятся с Основанием Мира, ср. № 23, с его женским началом), земли, созданные богами и сброшенные с неба (чаще всего в виде камней, которые тоже могут являться частью Скалы — основы мироздания30), и земли, выловленные из вод океана.
Верхний, небесный и нижний, подводный или подземный миры, будучи противоположны друг другу по вертикали, нередко симметричны и наделяются одинаковыми функциями. Оба эти мира, противопоставленные, в свою очередь, зримому миру земли, как уже говорилось, фигурируют в мифах как прародина растений (многие из этих растений чудесные, но свои необычные свойства при перемещении на землю они теряют), животных, огня.
Огонь добывает Мауи, океанийский Тор, как его иногда называли, самый знаменитый из всех сверхъестественных существ полинезийской мифологии, кстати, куда более популярный, чем иные небесные боги. Для того чтобы понять, каков статус Мауи в полинезийской мифологии, необходимо представить себе иерархию сверхъестественных личностей, принятую в этой мифологии, что само по себе непросто. Дело в том, что различия между категориями здесь очень нечетки, нередко одно и то же сверхъестественное существо получает разные характеристики. О такой нерасчлененности представлений следует помнить при систематизации имеющихся полинезийских концепций богов и духов.
Можно выделить тем не менее по крайней мере следующие категории сверхъестественных существ, фигурирующих в полинезийской мифологии: небесные божества; обожествленные духи предков и легендарных героев; духи (самоанское аиту, ротуманское атуа, тонганское атуа, фаахикехе, ниуэанское тупуа), которые происходят либо от давно умерших людей 31, не прославленных ни знатным происхождением, ни геройскими подвигами, либо от высших божеств; полуДУхй и люди со сверхъестественными способностями (это либо люди, в которых вселился некий дух, либо существа, рожденные от человека и духа); духи недавно умерших.
Особую категорию духов составляют духи живых людей, представление о которых связано не столько с верой в сверхъестественное, сколько с идеям*1 жизни и смерти; недаром многие слова для обозначения таких духов буквально означают «жизнь», «здоровье» (в тонганском существовали особые слова со зна-















лiviя весьма далекая, застывшая во времени данность, а мир духов казался
как некотораяп_
разнос сказки - жанра, наиболее четко выделяющегося в островном фольклоре
Гй 9, 18, 50, 107, НО).
Духи в полинезийских представлениях — наиболее обширная группа сверхъестественных созданий, которые, в свою очередь, подразделяются на несколько категорий: 1) духи природы, «хозяева» леса, деревьев, вод, океана и т. д., 2) враждебные человеку духи (реже — полудухи), обычно странствующие по разным местностям (см. № 4, 52, 54, 56, 79, 113), расположенные к человеку духи и собственно духи-покровители (см. № 53, 74, 75, 114, 128). Особое внимание к последним характерно для тонганской и самоанской мифологий, в которых функции духов-покровителей приписываются иногда и небесным божествам. Существовали даже особые наименования для духа-покровителя индивидуальной семьи (или одной только женщины-матери), опекающего и детей в этой семье (ср. № 8, где за братом и сестрой, оставшимися без родителей, присматривает чудесный помощник).
Духи нередко предстают перед человеком в зооморфном облике, многие духи оборотни. Соответственно животные, в которых они могут воплощаться32, также наделяются сверхъестественными способностями. Существенно, что, по представлениям всех народов, о которых идет здесь речь, духи могут воплощаться далеко не во всех животных. Обычно животные, в которых вселяются духи, это акула, ящерица, осьминог, собака, летучая лисица, цапля, дрофа. Нередко определенный дух ассоциируется с каким-то одним животным. Так, в тонганских и ро-туманских рассказах упоминается дух Тауфа 33 (см. № 101), которого нередко называли «духом-акулой»: по большинству представлений, Тауфа принимал именно облик акулы (см. также примеч. к № 101). Повсеместно на Тонга и в местности фтау на Ротума считалось, что если к стволу дерева привязать вырезанный из кокосовой пальмы силуэт акулы, то участок земли вокруг этого дерева будет
связТИТЬСЯ П°Д покРовительством Тауфк. Возможно, с аналогичными поверьями
и и ротуманские фапуи (листья-знаки), о которых идет речь в № 1, 2.
рам Рхъестественные качества приписывались и всем необычным — по разме-
тонг-ИЛИ П0 °Краске животным (ср. № 11, 54, 55, 117). Для самоанца или для
ВеРили "амоя священной была светлая летучая лисица. На Тонга, скажем,
°-ва Ат'( ПОЯВЛение такой летучей лисицы предвещает скорую смерть вождю
прои а °^ ^Та ^^° белой летучей лисице гадает Пунга о том. что
в священотсутствие в ег0 Д°ме (№ 90). На западе Тонгатапу, в Коловаи,
('Р°Ди ° КазУаРИН0В0И роще, постоянно обитала большая стая летучих лисиц,
? °J°Pbix также выделялась особо лисица-альбинос,
особенно Жб отношение к различным отклонениям от «естественной нормы»,
Народов°Рмы человеческой, было у океанийцев, как и у многих других
оиственным (по крайней мере можно утверждать, что такая двойственность уже имеет место в историческое время, когда на островах начина^ фиксировать повествовательный фольклор). Особенно ощутима эта двойственность в представлениях о людях с теми или иными физическими дефектами или откло нениями: слепых, глухих, хромых, сиамских близнецах или альбиносах. С одц0^ стороны, существа с подобными физическими отклонениями носители сверх-ь естественного, надчеловеческого начала, они вызывают трепет и восхищение, восторг и почтение, страх и благоговейный ужас. С другой же они воспринимаются не только как сверхъестественные, но и как противоестественные существа, рождение которых связывается с чем-то плохим, постыдным (собственно говоря, двойственность закономерно развивается из некогда цельного ощущения потустороннего надчеловеческого, а значит, нечеловеческого и противного человеческой природе)
Так, Э. Шульц [52, с. 114] приводит самоанскую пословицу «Напрасно прятали белокожую девушку, все равно скрыть не смогли» (употребляется в значении, сходном с русским «Шила в мешке не утаишь») и дает к ней следующее пояснение. У одной самоанской пары рождается дочь-альбинос, родители, устыдившись, прячут ребенка в пещере неподалеку от своего поселка и оставляют там на произвол судьбы. Девочка каким-то образом остается в живых, вырастает и встречается со своим братом, который соблазняет ее и затем рассказывает о необычной встрече своим родителям.
В текстах, приводимых в этой книге, можно встретить и насмешливые или даже нейтральные описания слепых, близнецов и альбиносов (ср. № 6, 15, 17, 83, 116), и вполне серьезные, отвечающие архаичному представлению «близнецы-духи», «слепой дух», «альбинос-дух» (№ 21, 40, 44, 46, 79, 95, 116).
Духи могли воплощаться и в обычных людях, однако и здесь особую группу составляли медиумы или жрецы: на Тонга таких жрецов называли «якорем духов» (см. выше о животных — «лодках духов»). «Говорящим с духами» — так тоже нередко называли медиумов,— естественно, приписывались сверхчеловеческие способности, которые, однако, могли быть утрачены с нарушением табу.
Понятия табу и магической силы — маны неразрывно связаны с представлением о сверхъестественном. По Дж. Фрэзеру, табу это «совокупность негативных предписаний» [13, с. 30]. По мифологическим представлениям о мире, табу — указание на обязательства человека перед скрытыми силами, непостижимыми и неподвластными ему. За исполнением этих обязательств следят многочисленные духи, божества, сами люди, и всякое нарушение неизбежно влечет за собой кару. Мана это результат действия таинственных, сверхъестественных, сверхчеловеческих сил, всего того, что освящено и табуировано. Магическая сила заключена, согласно традиционным представлениям, в различных органах человека. Когда Нуджкау и Нуджманга (№ 15) или духи, убивающие женщину с сыном (№ 8), выливают в специальный сосуд кровь жертвы, они некоторым образом овладевают той маной, которая заключена в этом человеке. Когда Апа ула (№ 66) просит сохранить для нее голову убитого сына, когда Мёс-тото с сестрой уносят кости съеденной Пуак-левы (№ 17), когда оставшаяся в живых акула заглатЫ вает останки убитой сестры — во всех этих случаях они пытаются помешать врагам воспользоваться той самой силой, которая заключена в останках погиб шего. С верой в силу, заключенную в другом человеке, несомненно, была связана и практика ритуального каннибализма. По-видимому, он был наиболее характС рен для меланезийцев, а на востоке Океании носил строго ограниченный хара** тер, причем являлся привилегией жрецов и высоких вождей, что отчасти объясняет ся складывавшимся у полинезийцев культом вождей. Тем не менее, если судить
ли,„т показаться, что каннибализм имел значительно более
аМ ТО МО/п^1
првДаН ' гтпанение, чем было на самом деле: о нем идет речь в очень широкое РасП^°х ' № gf 12, 17, 18, 35, 39, 43, 65, 66, 87, 88) 34.
^»-mV OTP***** *_„„„
ино1ил оГИТеЛц особой силы — не потенциальной, скрытой, а действенной, ной — выступают в полинезийской мифологии богатыри и герои.
актуали-^ _ великии Мауи. В иерархии сверхъестественных существ он
П/.пвый среди„„
1^ЙП/./>МРПТНЫХ небесных оогов. сгго легендарный герои, совершивший
гтоит ниже oi-tt«cF
^йшие подвиги, о которых только повествуют полинезийские мифы. Ьму
все 1 дЛенЧ1Т подвиги разделения неба и земли, добывания огня, вылавливания
111>И « собирания ветров, добывания культурных растений. На деле Мауи
островов,*
ет черты культурного героя, трикстера, демиурга и персонажа волшебной азки На разных островах и даже в разных рассказах о нем, имеющих хождение л« и той же местности, может актуализироваться та или иная из его характер-
в ОДНОЙ и
ных черт. В этой книге представлены рассказы о Мауи, записанные на всех четырех островных группах; бросается в глаза не только повторяемость сюжетов и отдельных ситуаций, но и различная трактовка сходных персонажей.
В ротуманской и ниуэанской мифологиях Мауи (ротуманский Моэа-тики-тики) _ «бедный сиротка», покинутый младенец, разыскивающий своих родителей и демонстрирующий свою чудесную силу. На первый план выступают здесь черты героя волшебной сказки и культурного героя (чудесное спасение, необыкновенное развитие, прохождение различных испытаний). У самоанцев Малыш Мауи (Тии-тии. сын Мауи Старшего, см. № 60) прежде всего трикстер, проказливый мальчишка, как бы перерастающий затем в культурного героя. Во многом он сходен с тонганским Мауи, но в тонганских мифах гораздо подробнее разработана тема семьи (рода) Мауи: функции, приписываемые в мифологиях других островов одному только младшему Мауи, распределены в тонганском фольклоре менаду несколькими представителями этой семьи, в первую очередь между отцом. Мауи-созидателем, воплощающим черты демиурга, и младшим Мауи.
В мифологиях островов есть и другие культурные герои, дублирующие функции Мауи. Это самоанские Пили и Лоси, доставляющие на Самоа с небес или из подземного мира таро, а также наделяющие самоанцев умением плести сети; ротуманский Мёс-тото, в образе которого наиболее существенны черты героя-богатыря; тонганский Муни (№ 90, 91) и ниуэанские Тафа-хе-моана (№ 105) и Лауфоли (№ 126).
В Западной Полинезии менее популярны, чем в Восточной, такие сюжеты,
ак борьба Мауи со смертью, путешествие Мауи на небо, соперничество его со
ршими братьями. В восточпополинезийском фольклоре Мауи часто связывается
с линой (Сип -\г j
11 *>АС\ ноиЬ которая выступает как его мать, сестра или жена (см. [2; 3; 43; вается X ' z"yJb в западнополинезииских мифах эта связь не прослежи-finr> ИНа ассоПииРУется здесь чаще всего с духами, происходящими от небесных
'-'ОГОВ И /Ки 1>\г
"ущими на небе , Мауи же нередко соотносится с хтоническими силами, он нл ХТОническими силами связан и хозяин земли мертвых Пулоту. У самоанцев
"ОСИТ ИМЯ РГ-1
е*мУ соотв ьавеа Сиулео, у тонганцев — Хикулео. В ротуманской мифологии Властелин Т°ТВуЮ1% повидимому, несколько духов (ср. № 9, 10). Нередко этот Родствен Мертвых цРеДСтает в образе морского угря, пожирающего своих земных кРови (лГ*/^ ИЛИ воплош.ается в птице, рожденной, как и он сам, из сгустка ° ^афануа ИЛИ пРи°бРетает обличье дряхлого старика. В самоанских мифах
«ак rrVv Уа46, а также [11, № 153, 154]) Савеа Сиулео предстает также
-? пРедка.
Хозяин подземного мира — единоличный владелец замечательных растений ямса, таро, сахарного тростника, батата, которые удается похитить у него дИ111 хитростью. Для рассказов о духах вообще, характерны этиологические концОИКи* причем большинство из них связано с темой добычи пищи. Изобилие, свойств^ ное неземному миру, будь то небесный мир или подземный край вроде тонганско* мифической земли Лалофонуа,— типичный мотив мифологий народов Океании в жизни которых, как уже говорилось, периоды относительного довольства пер0 межались с тяжелыми голодными временами.
Многие рассказы, в которых фигурируют духи, посвящены столкновению земного, «человечьего» с запредельным, сверхчеловеческим. В повествование о встрече и состязании человека и духа особенно силен элемент волшебной сказки! у самоанцев такие повествования носят даже специальное название фапгопго -ч «вечерние сказки» 36. Ряд таких сказок носит явно дидактический характер: оц„ как бы призваны напомнить человеку о бдительности — ведь духи подстерегают его повсюду (ср. самоанские рассказы о Мосо — Нифо-лоа).
В других волшебных сказках обычные люди, волей или неволей встречающиеся с духами, успешно дурачат их (№ 8, 10, 18, 57, 98, 114) и, избавляясь от них, приобретают порой принадлежащие духам сокровища и знания. Любопытно, что антагонистами духов чаще всего оказываются персонажи, стоящие вне привычного социума: это или чужеземцы, почему-либо оказывающиеся в данной местности (№ 8, 98, 126), или дети (№ 6, 8). В последнем случае в сказках трансформируются сюжеты о «бедном сиротке» (в Полинезии они менее популярны, чем в Меланезии или в Микронезии) или сюжеты близнечных мифов.
Как мы уже говорили, при всей нерасчлененности жанров океанийского фольклора волшебная сказка как самый частотный и, наверное, самый популярный жанр выделяется наиболее четко. В волшебных сказках сложным образом преломляется мифологический эпос, их героями оказываются не только духи и люди, но и необыкновенные деревья, птицы, киты, черепахи, рыбы. Предстают в этих сказках и одухотворенные явления природы: ветры, солнце, звезды, планеты (чаще всего Венера и Марс). Возможно, в их персонификации — отголосок тотемных представлений о мире, свойственных сознанию древнего человека.
Почти на всех островах Океании рассказываются сказки, в основе которых лежит универсальный мифологический сюжет «дитя солнца». В полинезийских сказках дитя солнца (у одних народов - девочка или девочки близнецы, у ДРУ" гих — мальчик) с рождения отличается необыкновенными способностями, растет не по дням, а по часам, а вырастая, совершает героические подвиги.
Волшебно героические сказки на основе солярных мифов повествуют о великой борьбе с солнцем (мотив «солнце-людоед», в редуцированном виде представленный в самоанском мифе, см. № 43) и об охоте за солнцем.
В волшебно мифологических и волшебно героических сказках, в которь фигурируют растения и животные, подчеркивается их сверхъестественная сила, причем эта сила может быть направлена против человека (наиболее частый мотив здесь «животное людоед», ср. № 87), а может идти и на пользу ему (в сказка* могучие киты, рыбы, черепахи, птицы переносят героев на дальние расстояния, спасая их от врагов, чудесные деревья дают героям кров, одежду, пищу).
Совершенно иной характер имеют сказки о животных, нередко приближаю"***0 ся но типу к анекдотам, и сказки о растениях, имеющие характер басен. Лю01
гттИПЫ
мые персонажи таких сказок крыса, осьминог, летучая лисица, различные п» j (полинезийские ржанка, скворец, бекас, голубь, цапля, птица-фаэтон), рыбы,
по кокосовая пальма, банан, хлебное и железное дерево. Как
ропахн, 11 а ^ Доелетипский [3, с. 28], большое число таких сказок в самоанском
отмечает Ь. •с 37 СВИдетельствует об особенно сильном сохранении ре-
?.ириНСКОМ
и то"1*Опнако сказок такого рода немало и на других островах Запад-
ая тотемизм»,
ликтовцчетности на Ниуэ. Кроме всего прочего следует иметь в виду, что
" гТолииезии, в чй^
но" 11нацией островов полинезийцы с необычайной легкостью освоили
0 ХР" ППЕЙСКИЕ сюжеты сказок о животных; так, в начале XX в. Э. Луб на «минно евроиен
Р на Самоа записывают сказки о воине птиц и пресмыкающихся,
тт.|уэ И ДЖ- ?>Р"У
чности повторяющие известные европейские басни [42, с. 194 — 195; 17, с 172-177].
Помимо темы войны между животными разных видов в сказках-анекдотах октических сказках часто разрабатываются сюжеты о ссорах и состязаниях "вух животных (ср. № 136, 137, 142, 143), о хитрости и мудрости одних животных или растений в противоположность другим. В ниуэанских сказках о животных птяются и весьма архаичные черты, проявляющиеся, в частности, в наличии этиологических мотивов (например, в сказке об угре объясняется, почему у него такая форма тела, в сказке о сове — откуда у совы такой клюв). Прослеживается в этих сказках и откровенно дидактическая тенденция, особенно характерная для сказок о деревьях, насекомых (например, № 139, 140, 141).
В повествованиях, включенных в этот сборник, присутствует крайне характерный для древних мифологий инцестуальный мотив (№ 44, 46, 84). В древней мифологии инцест, как правило, воспринимается и трактуется как сакральный акт, соотносимый с актом творения. Отголосок древней разработки этого мотива можно усмотреть в том, что кровосмешение совершают именно боги и духи (полудухи), но никак не обычные люди. При этом сама трактовка инцеста носит поздний, негативный характер. По-видимому, здесь, как и в трактовке других сюжетов, нельзя отвлечься от европейского влияния.
Существенно, что духи и боги, совершившие кровосмешение (как правило, по неведению), ждут наказания и суда извне и в то же время сами наказывают себя, судят себя собственным моральным судом. Это проявление иных, надчеловеческих возможностей: обычный человек за нарушение табу может караться лишь свыше и лишен в искуплении вины какой-либо активности и инициативы.
* * *
Сравнивая мифы и сказки четырех народов, представленные здесь, мы видим, переплетаются в них мотивы^ разного рода: универсальные (например, «дитя о м^*' СЮЖет 0 чУДеснои жене), общеокеанийские (например, многие сюжеты
^Уи), чисто полинезийские и, наконец, типичные для данного острова, кокоса КаЧе°ТВе пРимеРа сюжетов последнего типа рассмотрим происхождение гическ большинстве океанийских мифологий известен и преобладает этиоло-Убитог Мотив «кокос из головы»: из спрятанной или зарытой в землю головы известнь^11110™01^0 вырастает кокосовая пальма. На основе этого мотива строятся (см здесь П°ЛИНезииские сюжеты о Хине и ее возлюбленном морском угре гДе этот Ь ' а также 13» с. 24; 12, с. 241]). Однако в ниуэанском фольклоре, Популярной*67' П° СвидетельствУ Трейджера, также известен, оказывается более ,1ая. по СовеРшенно иная, «частная» версия происхождения кокосов, связан-'Итенда ДИМомУ» с реальным историческим фактом: кокосы привозят с Тонга Рные герои мореплаватели (см. № 120).
глого анализа фольклорных текстов видно, что для самоанского фольклора характерно наличие особенно большого числа сказок о духах иг...
'Род.
враждебных человеку; на Ниуэ довольно много сказок басенного типа; ротума1| > сказания изобилуют сюжетами, связанными с конкретными местностями
И и v
историей (по-видимому, относительно поздиего происхождения). ОбращЦе себя внимание, например, то, что известно относительно мало самоанских преда !* о мире умерших (особенно по сравнению с тонганским фольклором). Однако и как и многое другое, может быть просто следствием того, что какие-то преданТ°' и мифы подобного рода были утрачены до появления на островах евроиен,. 14 миссионеров, начавших записывать самоанский фольклор. Кроме того, имен в представлениях о загробном мире, может быть, более ясно, чем в каких других, чувствуется различие между языческой и христианской мифологическим! системами, и, возможно, первые миссионеры не фиксировали соответствующе текстов вполне сознательно.
В тонганском фольклоре по сравнению с фольклором других островов больше исторических преданий, которые нередко смыкаются с волшебно героическими сказками. В этом отношении тонганский повествовательный фольклор может соперничать с гавайским (см. [11, раздел «Гавайи»]) или рапануйским [5]. Зна. комство с историческими преданиями особенно ясно позволяет понять характернейшую черту полинезийских фольклорных памятников, о которой уже шла здесь речь,— неразграниченность мифологических жанров. Миф, как таковой, волшебная и бытовая сказка, героическое и историческое предание, анекдот, былинка — все эти жанры легко соединяются в рамках одного произведения. Синкретизм жанров, естественно, сказывается и на характеристиках самих персонажей, которые нередко совмещают черты героев мифа и предания, сказки н басни и т. д.
Не менее интересны, чем параллели между фольклором народов, о которых идет здесь речь, и те соответствия, которые можно усмотреть в фольклоре ближайших их соседей, и прежде всего в фиджийском. Наибольшее число параллелей фиджийским мотивам обнаруживается в самоанском и тонганском фольклоре, что отчасти объясняется не только тесными генетическими связями, но и интенсивными длительными контактами более позднего времени. Наибольшее число фиджийско-самоанских соответствий прослеживается в этиологических мифах, причем любопытно, что в фиджийских версиях прародиной описываемого животного, растения, явления или правила оказывается Самоа, а в самоанских — именно Фиджи (ср. мифы о происхождении свиней, кавы — № 27- 30, 33). Фид-жийско-тонганские параллели наиболее очевидны в разработке сказочных и сказочно-мифологических сюжетов («дитя грома», «дитя радуги», рассказы о черепахе Сайгоне, ср. [11, № 150]). Подчас сюжет может быть универсальным или п крайней мере общеокеанийским (например, «дитя солнца», или «сын солнца * но его фиджийская и тонганская трактовки совпадают почти во всех дет»
Но каким бы представительным ни казался корпус имеющихся ФольКЛ°')11^0 текстов, каким бы подробным ни был анализ мифологии, следует помнить, ^ картина, которую нам дано восстановить, всегда останется неполной. Мы Р,1С лагаем лишь некоторой частью фольклорных памятников этого региона, и А* ^ то, что имеется, могло подвергнуться существенным изменениям и редукции. $се рассказы, которые позволяют получить представление об отдельных фраг^1 ^ некогда единого полотна, сохранялись только в устной традиции. Записаны были относительно поздно во второй половине прошлого и в первой п°л° ^ нашего века, и, какая бы роль ни отводилась в традиционном иолинезиис обществе мнемоническим упражнениям, многое из фольклора оказалось и
Подччс это сильно чувствуется: то путается и рвется менявшии-BIIMO утр»ч0Н1|ЫМ к „околению рассказ, а сам рассказчик просит у слушателей
, пг поколен"я«шибки — ведь он из «нынешних», из молодых (№ 89),
ся 1'возможные оши"«»
ир«>п1в1,иЯ ' евними, безнадежно далекими события конца XVIII -нача-
т() навываютс.я ДР1 ^ Наконец, на исконно океанийские мотивы накладываются
яа XIX в-' .ПРЙСКИХ сказок 38. О некоторых мотивах и сюжетах, вообще
ПибЛИИ И CBpOlltn
сюжетылр текстов, можно судить косвенно, по описаниям, остав-
> ших до нас в »гд
не дошеД» ионорами и учеными, торговцами и путешественниками, врачами
леннымр бывали и работали на островах в конце XVIII начале
п чиновниками, которь
XIX в.* * *
кто собирал и записывал фольклорные тексты, проделали огромную езультами которой могут пользоваться теперь специалисты разных про-
раооту, р р ' работал английский ученый Дж. Гардинер, первым подробно Десгии- па гогумч ^
авший быт и традиции ротуманцев [29]. Вслед за ним на острове пооывал
известный этнограф, фольклорист и лингвист А. Хокарт [35; 36]. Администратор и фольклорист-любитель А. Гордон, живший на Ротума в начале нашего века, оставил популярный очерк ротуманской мифологии и ротуманских обычаев (см. ссылки в [49] 39). Наиболее подробно фольклор и язык острова были описаны К. Черчвардом, который прожил здесь около двадцати лет. В настоящее время ученые-океанисты продолжают заниматься фольклором (О. Парк) и этнографией (А. Хауард) Ротума.
Из трех источников ротумаиского фольклора, использованных при составлении этой книги, самой полной, научной и наиболее адекватно отражающей общий этнокультурный контекст является книга К. Черчварда [21], работавшего непосредственно с информантами и записывавшего тексты на языке оригинала. Ему же принадлежат единственный, прекрасно составленный словарь ротумаиского языка и подробная грамматика; знание языка, несомненно, сказывается и на качестве записи текстов. Некоторые тексты, приведенные у К. Черчварда, находят параллели в записях Дж. Гардинера [29], который, однако, почти не владел ро-туманским и работал с английским пересказом. Записи Гардинера несколько беллетризованы и в ряде случаев напоминают скорее беглый пересказ содержания. Тем не менее у Гардинера дается много интересных замечаний, связанных с реалиями (многие из которых уже Черчварду не были известны), и его материал не утратил своего значения и сейчас. Тексты, приводимые У. Расселом [49], вспомогательный характер: фактически это приложение к этнографичсско-элемент беллетризации и пересказа здесь весьма ощутим, фопь алуи' наилУчшим образом сохранился и дошел до нас самоанский рамиКЛ°^' Заиисывавшиися в первую очередь английскими и немецкими миссионе-ности *)а^°Тавшими на Самоа с середины прошлого века. PI материалы, и возмож-Д<и1ны fbl^°^)d здесь г°раздо обширнее, чем в фольклоре других островов; ириве-••пигей ГТ0ЯЩем сборнике тексты отнюдь не исчерпывают всех фольклорных
Пот г™Ланных на разных островах Самоа (при составлении была сделана
чытка учесть HP те.
KDVTIH,ТОЛЬКО наиболее многочисленные записи, осуществленные на
• i/"UbIX OCTTlfmi \7
gУполу и Саваии, но и записи с Мануа, Тутуила, более редкие).
**М()анском ЧИСЛО пР°заических и песенных, или поэтических текстов (соло), на °Дной из зыке было записано в конце прошлого века Дж. Праттом (автором ервых самоанских грамматик и составителем первого словаря), мис-
^каа 1041
сионсром Т. Пауэллом и австралийским исследователем Дж. Фрэзером. Многие этих текстов, а также английский пересказ некоторых сюжетов, записанных тню'^! при непосредственной работе с информантами, были опубликованы Дж. Фрэзеру в первых томах «Журнала Полинезийского общества» [51]. Это очень подробць записи с большим количеством интересных этнографических и фольклорцСт ' ческих комментариев. Конечно, и в этих и во всех других текстах конца Х\\ первой половины XX в. есть немало языковых неточностей (особенно отличаютс этим тексты О. Сириха и О. Штейбеля [54; 57]), прежде всего в самой систем записи (слитное и раздельное написание, неточности в расстановке знаков гласных а и о, отсутствие знака гортанной смычки, путаница п и ng), однако они очец точны с фольклорной точки зрения и не подвергнуты никакой литературу обработке.
Наиболее полный свод самоанских фольклорных текстов представлен у А. Кре-мера [40], побывавшего на Самоа в составе немецкой тихоокеанской экспедиции, под руководством П. Хамбруха. А. Кремер работал п с более ранними источниками; тексты органично вплетаются в очень подробное общее описание самоанских! островов. Несомненным достоинством текстов, приводимых в [40], является их! соотнесенность с конкретными местностями на Самоа, большое число региопаль-1 иых вариантов одного и того же сюжета, толкование многих реалий.
В текстах, записанных О. Штейбелем [57], неясностей довольно много, причем большинство неточностей, создающих особые трудности при переводе, являются следствием именно записи. Тексты записаны от информантов и удачно дополняют многие тексты А. Кремера. Записи О. Сириха [54] и О. Штейбеля во многом дублируют друг друга, так же как и более поздние и несколько беллетризованные записи О. Нельсона, который, кстати, в нескольких случаях взял на себя труд уточнить самоанский текст своих предшественников (при переводе № 28 уточнения О. Нельсона были использованы).
Наконец, совершенно особую группу самоанских текстов составляют толкования пословиц и поговорок, приведенных у Э. Шульца [52] 40. Несколько текстов-толкований (на английском языке), конечно не таких полных и адекватных оригиналу, как записи [40; 54; 57], были использованы здесь, поскольку в них представлена интересная трактовка некоторых этиологических мотивов,^ отсутствующих у других исследователей.
В предшествующем сборнике «Сказки и мифы Океании» [11, № 156— 15Л были использованы только записи А. Кремера и О. Сириха 41, причем перевод был| осуществлен с немецкого языка; однако в немецком параллельном тексте, в боль-j шинстве случаев сопутствующем самоанскому [40; 54; 57], нередки ошибки * неточности.
Тонганские тексты представлены меньшим числом источников (к сожаленй » при подготовке книги остались недоступными сборники тонганского фольклор1 Э. Коллокотта и Ч. Палмера42).
Тонганский фольклор записывался французским миссионером П. Рейт0 ром [48] (несмотря на большое число ошибок в тонганских текстах, многие точности в комментариях и неразбериху в параллельном французском текст" записи Рейтера не утратили своего значения для фольклористики). Некотор1' тонганские тексты записал в начале XX в. А. Кайо [19], в его книге еодерж J много интересных лингвистических и фольклорных данных, однако теН' крайне неточны с точки зрения языка и требуют большой дополнительной °°*Р ботки.
ным источником тонганского фольклора является работа
Наиболее^ также [31], где, однако, значительно меньше собственно
q ГифФорда „,,и м текстов на тонганском языке). Э. Гиффорд, как и А. Кремер, .TLX текстов н ic
фольклор»ь подготовительную работу с предшествующими источниками. Зани-„ровел большую ольно ПОдробны, у него приводится много текстов на языке (.и Э. I и**,ОРцКОВЫе неточности, связанные, как и в других случаях, с системой
оригинала пРОПолеть работая с прекрасным тон ганок им словарем К. Черч
пней, легко нреод » заш ' ГРЕКСТЫ либо вообще не беллетризованы, либо обработаны весьма незна-варДа)- ^ ПрИВодятся тексты, записанные в разных местностях и на разных
островах. фольклор ниуэанцев первыми исследовали новозеландские ученые
fi 3 ы В ^
Перси Смит и Э. Трейджер, специалисты по полинезийской культуре в це-
^ ^ „v пяботах, включающих ряд публикаций в «Журнале Полинезийского лом. t> и A F«
бщества», статьи о языке и обычаях ниуэанцев, словарь и комментированные запи-сказок и мифов, фольклор Ниуэ рассматривается в контексте общеполинезийской духовной культуры. Часть текстов, приводимых в журнальных публикациях С Перси Смита [55], записаны на ниуэанском или на английском им самим или Э. Трейджером со слов информантов, большинство же записано на языке оригинала грамотными нР1уэанцами. Тексты беллетризованы в очень незначи тельной степени, хотя, несомненно, в них сказывается некоторая тенденция подражать европейской повествовательной традиции (эта тенденция вообще очень характерна для ранних записей океанийского фольклора, сделанных носителями языка, уже испытавшими при литерализации — существенное европейское влияние).
В подробной работе Э. Луба, посвященной истории и этнографии о-ва Ниуэ [42], учтены достижения С. Перси Смита и Э. Трейджера; автор приводит довольно точные, близкие к жанру устной традиции короткие тексты на языке оригинала и несколько обработанные английские пересказы ряда сюжетов (в основном это исторические предания и былички).
Итак, можно видеть, что качество и специфика записи материала оказываются различными у разных исследователей все зависит от конкретных целей, знания языка и реалий. Нередко при переводе приходилось выверять те или иные имена или топонимы по более точным изданиям, от каких-то текстов пришлось отказаться из-за недостаточно адекватной их записи. В некоторых случаях для ряда самоанских и тонганских текстов были возможны дополнительные уточнения благодаря наличию двух параллельных записей (соответственно [40 И 54; 57]; [30 и 19; 48]).
О
языко ВНая часть текстов, приводимых в этой книге, переведена с автохтонных
ляетсяВ ^И^Эански^ фольклор переводится на русский язык впервые. Представ-
с язык°^ра1Ц*ении к культурам, столь далеким от европейских, перевод
надежне °^Игинала м°жет дать существенно больше, нежели перевод с самого учесть вс еВропе^ского подстрочника: только при обращении к оригиналу можно Цельны Те 0Ттенки значения и специфику сочетаемости, которые и делают текст СлУчаях ' ^0СТупным хУД°жественному восприятию, живым и ярким. В каких-то Даже в v ^И Переводе мы старались сохранить максимальную точность, пусть
В х Рб кРасоте русского слога. евРопейг Ремя не хотелось бы отказываться от многих текстов, записанных на
"СКИХ ЯЗЫКЯУ ТО
п,1РеводИТ1ИСА- А&кие тексты, не имеющие соответствия на языке оригинала,
нами в том случае, когда они могли сюжетно дополнить общую
картину корпуса переводов с океанийских языков или представляли собой какой особый вариант сюжета, записанного на языке оригинала.
В подавляющем большинстве случаев тексты имеют те заглавия, котоп представлены в подлиннике. Некоторые из них могут показаться не соответствуй щими содержанию, поскольку традиция придания текстам значимых заглавий не была известна на островах и была привнесена сюда европейцами. Непоп текст озаглавливали по его начальным словам или но его первому предложение Тексты, не имевшие заглавий, были озаглавлены переводчиком (эти заглавии заключены в квадратные скобки); в ряде мест были добавлены некоторые сюжет но необходимые вставки, также заключенные в квадратные скобки.
Комментарии к текстам в большинстве случаев принадлежат переводчику и составлены с привлечением словарей, этнографических и этнокультурных описаний. В тех случаях, когда комментарий заимствован из другого источника (чаще всего при этом комментарий принадлежит тому, кто записывал соответствующий текст), это специально оговаривается. Для нескольких текстов в комментариях не указано место записи, поскольку его не удалось установить. Обычно толкование реалий дается в комментарии или в глоссарии, однако в ряде случаев оно вносится в перевод (например, «сосуд-халава», «дух-аиту» и т. п.). Это сделано для облегчения восприятия текста русским читателем; кроме того, подобные тавтологические элементы присутствуют и в некоторых текстах на языках оригинала; возможно, здесь сказывается ориентация рассказчика, стремящегося объяснить слушающему его чужеземцу какие-либо особо неясные места. И подобные повторы, и введение в тексты европеизмов (см. примеч. к № 26, 35) еще раз подтверждают поздний характер записи текстов, «поправку» на который неизбежно приходится делать.



В задачу этой книги входит познакомить читателя исключительно с повествовательным фольклором островных народов. Здесь не представлен жанр песен, крайне распространенных в Океании (см. выше), жанр загадок. Примером популярных у океанийцев пословиц и поговорок могут служить данные в Приложении ротуманские, самоанские и тонганские пословицы и поговорки. Для рассматриЧ ваемого повествовательного фольклора вообще характерно использование многих известных в данном регионе пословиц и поговорок, нередко с народными эти-, мологиями (ср. № 44, 87).
Со времени выхода в свет сборника «Сказки и мифы Океании» [11] прошло уже немало лет. Переводы, приведенные здесь, опираются на традицию, заложен' ную этим сборником и другими публикациями но Океании на русском языке. Тем не менее в перевод реалий и в транслитерацию имен внесены некоторые изменения-
Здесь принято дефисное написание антропонимов, мотивированное, во первых, тенденцией к сокращению и усечению имен и, во-вторых, значимостью иМ«И персонажей, составленных из легко вычленимых компонентов (в ряде cJiy4ACPJ однако, выделяются только наиболее значимые компоненты имен, а служебные зл менты, которые также следовало бы выделять дефисным написанием, дают6 ? вместе с одним из значимых элементов; ср. самоанское имя Лупе овалу, котор0' записывается здесь как Лупе-овалу, и т. п.). Топонимы, за исключением некоторь** ниуэанских (см. тексты) и очевидных многокомпонентных образований, да*°т в слитном написании.
?* к^
Особенно много изменений было внесено в транслитерацию ротуманс
[ых Для более точной по сравнению с переводами в [11] передачи
|1!И0!, собствен * кл ротуманских слов,
•шческ"*«»
фонети„елях более адекватной и единообразной передачи полинезийских
Наконец, вг
де случаев допускаются отклонения от имеющейся русской традиции «^"^Саваии^не Савайи).
Что касается передачи отдельных звуков, то звук /л/, в латинской записи за языке оригинала часто представляемый через g (ср. его передачу как текстов передается здесь буквосочетанием «нг»; следующий за гласным звук /е/ везде передается как «э», а не как «е».
* * *

При подготовке рукописи к печати много полезных замечаний было высказано И. Г. Гуровой и П. С. Гуровым, М. А. Журинской, В. Я. Петрухиным, р. А. Шнирельманом и особенно В. И. Беликовым и Б. Н. Путиловым, взявшими на себя труд полностью ознакомиться с текстом. Всем им приносится самая искренняя благодарность.
М. С. Полинская
ПРИМЕЧАНИЯ
1«Полинезийским треугольником» принято называть основную область pat(. ления полинезийцев, действительно напоминающую треугольник, в вершинах кот° рого расположены о-ва Тонга, Гавайи и о-в Пасхи.
2Упомянем здесь только одну из многочисленных работ по вопросу об освое нии Полинезии — книгу М. Левисона и соавторов [41], доказавших путем щ0 дельных расчетов на ЭВМ невозможность случайного, дрейфового заселения Поли незии. Авторы полемизируют с Э. Шарпом [53], считавшим освоение Полинезии именно результатом случайных дрейфов.
3Полинезийцы, по-видимому, достигли высокого уровня навигационных и астрономических знаний. Существует, в частности, гипотеза, что знаменитый памятник Хаамонга на Тонгатапу (сооружен ок. 1200 г. п. э., см. № 99) — полинезийский Стоунхендж, т. е. что то вроде древней обсерватории.
4Название «лапита» происходит от названия местности на о-ве Новая Каледония, где в 1900—1920 гг. археологи обнаружили первые в Океании характерные; образцы такой керамики.
5На Ниуэ даже известен миф, в котором верша выступает как живое существо, которое опускается на морское дно и заглатывает там всю рыбу (ср. № 115).
b В состав экспедиции О. Е. Коцебу входил Хорис, альбом зарисовок которого, изданный в Париже, долгое время был одним из главных источников сведений об Океании.
7Полинезийцы независимо от пола традиционно носили длинные волосы.
8В одной только замечательной монографии А. Хэддона и Дж. Хорнелла об океанийских лодках [34] большая часть текста посвящена именно полинезийским
лодкам.
9Самыми древними судами были лодки-долбленки, выбор дерева для которых был особенно важен. Лодки из скрепленных бечевой досок научились строить много позднее.
10Тем не менее в языке ниуэанцев есть слово kava (из праполинезийского);
оно входит как компонент в некоторые топонимы острова.
11Название происходит от общеполинезийского слова motu «остров».
' Современный поселок на Ниуэ называется Ваиеа (Ваиэа).
13Тафити — букв., по-видимому, «люди [с] Фиджи», причем Фиджи здесь
(как нередко и Тонга) может означать не реальную, а любую далекую землю.
Таким образом, тафити — «чужестранцы».
14Русская транслитерация дается в соответствии с традицией.
15Этому противоречит упоминание о древних пату ики в некоторых преда-
ниях острова (см. № 134). Возможно, затем институт верховной власти был упразд-
нен; известно, что в середине XVIII в. он вновь был введен — очевидно, под самоан-
ским и тонганским влиянием.
16Перевод этой самоанской легенды опубликован Дж. Фрэзером [27]; эту
же легенду пересказывает С. Перси Смит в описании о-ва Ниуэ [55].
17Наибольшее количество генеалогий удалось записать на Самоа; генеалогий
большинства вождеских семейств собраны у А. Кремера [40]. Генеалогии приво-
дятся и в некоторых старых словарях полинезийских языков.
18Дж. Кук назвал острова Тонга Дружественными (островами ДруЖ^ыЬ
встреча с тонганцами сильно отличалась от того враждебного приема, который
был за три года до этого оказан ему жителями «дикого острова» — Ниуэ.
19Первая из упоминаемых в тонганских преданиях и генеалогиях тамаха -~
дочь Сины Первой (старшей сестры Туи Тонга Фата-фехи, тридцатого в династий
Туи Тонга, ср. № 99 и примеч. к нему) и фиджийского вождя Фоно-ки моана (еГ°
имя, упоминаемое в генеалогии, тонганское).
Возможный рефлекс этого обычая, в различных вариантах более извеС0^
ного в Меланезии, представлен в ротуманском рассказе о «чудесной жене» "
брате (№ 16; ср., однако, примеч. к тексту).,
21Различение сакральной и светской власти подтверж ищется и наличй ??
разных названий для вождей жрецов (они назывались традиционно эики, »
Тонга-эики) и верховных вождей-правителей (туи, отсюда Туи Тон™ и Д-Р"
22На эту особенность тонганской мифологии указывает записывавший тонг
ский фольклор Э. Гиффорд [30].

ается в «Путешествии Каэ» (№ 96); по-видимому, в неко-
23Поау УпоМИ!!^мгходит объединение двух персонажей Лоау и Туи Татуи
(см./ ицх восточноокеанииских языков, в частности некоторых поли-
24Звуку /г/ твует звук /1/ других; на Тонга и Самоа святилище называлось
,озииеких, cOOT^cKoft традиции более устоявшимся является вариант мараэ.
мал»«>' в еВроПе ой легенде, слова эти вождь произносит, удаляясь от самоан-
25Цо тонган пгтЮМНОй военной лодке, по самоанской (см. № 41) взойдя
„- берегов на своей огро
ск .боежную скалу.
на "Р 'с этого времени над Самоа был установлен совместный протек-
26Фактическ^ ^ равной мере претендовавших на острова.
хорат трех эти ^ ^ многие памятники повествовательного фольклора поли-
27Существ ^ и некот0рЬ1е из приведенных в этой книге, являются своего
незийцев, в ™Мием)> к песепному фольклору, т. е. вторичны по отношению к длин-
рода «объясн ^ тркгтам, составлявшим важнейший компо}1ент океанийского
. пПТГИЧССЬИМ icrvv-icA^x,
нымЧества. Так, некоторые тонганские прозаические тексты, приводимые
ние»
Л°СЬ ся именно прозаический текст: по замечаниям многих исследователей, сировал • тексты были труднее как для понимания, так и для записи. Об Океании-
УсТопГ°ЯП° следуют за поэтическими и называются факаматала (букв, «объясне-В л Нередко, однако, поэтический текст утрачивался и «объяснение» станови-инственной версией данного сюжета. Кроме того, в некоторых случаях фик-
поэтическом и песенном фольклоре см. [8; 51; 56].
[
t
СЬОМзв"о^!' о них в работах Е. М. Мелетинского [3; 4].
29См. тонганские и туамотуанские мифы аналогичного содержания в [11,
№ 140, 141, 166].
30Ср. приведенный в этой книге самоанский миф творения, где идет речь
о скале-основе Папа (№ 23).
31Особенно важен этот момент давно прошедшего для ротуманских представ-
лений о духах (см. также [35; 36]).
32Такие животные назывались опорой, вместилищем или лодкой духов (ср.
рус. судно — сосуд или англ. vessel, имеющее оба значения).
33Тонганцы верили, что Тауфа обитает в одной из пещер острова Эуа и ни
один человек, идущий туда с недобрыми намерениями, не может приблизиться
к этой пещере.
На Ниуэ и Ротума каннибализм, по-видимому, вообще не был известен. Любопытно, что ниуэанцы приписывали ужасы людоедства тонганцам, а в тонганском сказании о потомке Мауи (№ 88) с явной гордостью говорится о том, что каннибализм свойствен лишь фиджийцам, но никак не тонганцам. Здесь, конечно, следует учитывать, что такая трактовка могла сложиться уже в позднее время
Нез5 вм евР°пейского влияния, к земле С^°М °^итания Хины и ее семейства считается «низкое», т. е. ближнее гоп \,, ' неоо; такая близость к земле и отличает Хину от подлинных небесных богов, живущих выше.
РассказыН°ГДа ИХ называют «страшными сказками». По традиции, такие сказки ко сну v -Л^СЬ На ночь' когда все члены семьи располагались в доме, готовясь вались (а то"Т° отгРанИчивало их от мифов о богах или героях, которые рассказы-жеств. ТОчнее, распевались) в общинном доме или на святилище, во время тор-
37Нек
Нии» [11 №°и!7сказок представлены в сборнике «Сказки и мифы Океа-
38* " 155, 159].
в°зникла синЛкп"НИеМ христиаиизаЧии в Х1Х в. на некоторых островах Океании кУльт бога Ио)-ИЧ6СКИе КУЛЬТЫ (наибольшую известность получил маорийский Де,*ие первы* 1ассоцииРУемые с этими культами тексты подчас вводили в заблуж-
н * К сожале ЬКЛ°РИСТОВ И этнограФов-
Upward [п. djT СЭМа КНИГа А- Г°РД°на (Gordon A. J. L. Raho: onward and
t° ПРи поаСЬ для нас недоступной.
(onygCKOro °б1цестваКе ПОСЛОВИЦ к печати в серии монографий «Журнала Поли «Их V ЛИк°Ваниом сн * Мп°гие неточности, имевшиеся в более раннем варианте
Риала Полинези^аЛа В миссионеРском издании, а затем в нескольких выпусках
некого общества»), были устранены.
41Мы не останавливаемся на существенно беллетризованных текстах Суац.
кже использованных в [11]; что касается английских текстов, в разног nn
бликовавшихся в «Журнале Полинезийского общества» (один из таких текст
пользован в [11, № 160]), то они были учтены при подготовке этой книги; Ча °й
лх текстов дублирует записи А. Кремера, О. Сириха и О. Штейбеля.Ть
42С о 1 1 о с о 11 Е. Е. Tales and poems of Tonga. Honolulu, 1928; p.
[i e г С. S. Tales of Tonga. Nashville, 1959. Некоторое представление о первой KHI.V
можно составить по журнальным публикациям самого Э. Коллокотта, а также
отсылкам и цитатам в [30; 31]
т- их- У[м
-ОК?г\Н
МУТУ Округа
Поселки, хутора
Безрельсовые дороги
Коралловые vwJ рифы

! Как был насыпан остров Ротума
по имени
Самоа жил знатный и благородный господин с ним — три его сестры. Старшую звали Мама-эре, вторую РиХ0,узвали Мама-фиовере, младшую звали Мама-фиарере. Млад-СеСТ сестра властвовала над всем островом Саваии, а старшая управляла землями, где жил Рахо ^
У старшей сестры был такой обычаи: когда солнце садилось, она отправлялась на западную сторону своего дома и ложилась спать там, а когда солнце всходило, она поднималась и шла к восточному выходу дома, чтобы там продолжить свой сон.
Шло время, и вот Мама-эре понесла 2; уже все тамошние жители заметили, что женщина беременна, но никто из них не осмеливался сказать об этом благородному Рахо: ведь у его сестры не было мужа.
Наконец и Рахо понял, что сестра его скоро родит. Тогда он созвал всех своих людей и стал допрашивать их, кто виновен в беременности его сестры. Люди же отвечали, что никто из них к Мама-эре и не приближался. Тогда Рахо приказал им готовиться к рождению ребенка.
Пришел положенный срок, у женщины начались схватки, и Рахо послал всем своим людям приказ собраться и ждать. Схватки продолжались весь день до наступления темноты, продолжались всю ночь, и только с восходом солнца женщина наконец родила — произвела на свет девочку. Новорожденная тут же
ласъТИЛаСЬ К ВЫХ0ДУ' к Т0МУ' чт0 был обращен на восток, докати-до^самого порога и, сев там, позвала своего старшего:
То
рат ПоД°шел; оказалось, что девочка хочет есть. ЧТо было Велел своим людям принести еду. Они принесли все, цРинеслиП^И11аСеНО ДЛЯ Т0Ржеств по случаю рождения ребенка,— КоРМили Г^03дья бананов и свинину. Приготовили кушанье и на-
А что ^ ^^^У*
сказав
Рахо:
манга 3. ' я Ух°жу играть вон туда. Знай, что зовут меня Нудж-Скоро и этот
тУт МамДень подошел к концу, солнце стало садиться,
эРе родила вторую девочку. Эта крошка тоже сразу
ПоконД° 66 мат„еРи' то У нее продолжались схватки. пРи этом Р В С едои' Девочка встала и отправилась играть,
I
окликнула Рахо по имени, сказав ему, что хочет есть. Рахо вц
приказал принести еды — из тех запасов, что были приготовле*11
для торжеств по случаю рождения ребенка. Его люди снова пп ^
несли бананы и свинину и этим накормили ребенка. Едва девоц
покончила с приготовленной для нее едой, как она встала ц То. *
отправилась играть, сказав Рахо:^е
—Запомни, мое имя — Нуджкау 4.
Обе девочки предупредили Рахо, что он не должен их беспол ить, пока в них не возникнет подлинной необходимости. Зват^ их можно только тогда, когда без них уже никак нельзя обойтись
У Мама-фиовере, средней сестры Рахо, не было детей. У р^Хо же была дочь по имени Ваи-мараси. Эта Ваи-мараси была женой знатного самоанца, вождя, носившего имя Тю-тонга 5. А Ткьтонгц жил еще и с другой женщиной, с самоанкой. Из двух его жен самоанка забеременела первой и уже была на сносях, когда Ваи-мараси только понесла. Самоанцы уже начали готовиться к торжеству по случаю рождения первенца, по случаю родов той, что была из их числа. А на беременность Ваи-мараси никто не обращал никакого внимания. Рахо это очень не нравилось: самоанцы готовятся к родам своей, а до беременности Ваи-мараси им и дела нет.
И тогда Рахо приготовил богатые дары и позвал тех двух девушек, Нуджманга и Нуджкау, что до сих пор играли на песчаном берегу; они тотчас явились к нему и спросили, зачем он вызвал их. Рахо сказал им:
—Надо, чтобы Ваи-мараси разрешилась от бремени раньше, чем та самоанка.
Девушки отвечали:
Как это ни прискорбно, но та женщина уже вот-вот родит, а Ваи-мараси только понесла.
Но Рахо все равно требовал, чтобы Ваи-мараси родила раньше, чем та самоанка. Тогда девушки сказали:
—Здесь, на Саваии, случится небывалое, противоестественное, и произойдет это по твоей воле, по твоей вине.
Когда у самоанки начались схватки, эти девушки пошли к ней и так надавили на ножки ее ребенка, что он сразу вошел обратно в живот, а схваток у нее как не бывало. Затем девушки пошли к Ваи-мараси и стали давить на плод, чтобы скорее начались роды-Они давили и напирали на плод до тех пор, пока женщина **е разродилась. Вот так вышло, что торжество — праздник по случа*0 рождения первенца, подготовленный самоанцами, состоялось в честь ребенка Ваи-мараси.
У Ваи-мараси родилась девочка, которую назвали Маива.
Как только праздник закончился, у той самоанки возобнови
лись схватки. Вскоре она родила мальчика, которого было реше
но назвать Фумару.е
Дети росли и воспитывались вместе. Однажды, когда дети У* немного подросли, они пошли играть на берег и принялись лов там маленьких рачков. Итак, они занялись поисками, и вот попался красноватый рачок, которого звали Туа-наквалу»
пустила в плошку с водой. Фумару же нашел там
„оймала его ^ нарочно спрятал его у себя за щекой — да-да,
эГог° Рачка' а пойманного его сестрой. Пришла Маива, а ее
спрятаЛ ^аЧ—он исчез. Девочка отправилась к Фумару и велела
11йТомИа неГ ъ ее рачка. Но брат не отдавал его, и тогда Маива
смУ вЫПУс к своему деду Рахо, разрыдалась и рассказала про
оТправйлаРахо стал утешать внучку, но она никак не могла
„роделки Е>Рата-
уСпок0йТЬрах0 снова позвал девушек, игравших на песчаном бере-Т°ГД пришли и узнали от Рахо, что случилось с его внучкой, гу; онИ р^х0 пожелал найти для внучки такую землю, которая Теперь ^ некотором расстоянии от Самоа. леЯИЛвот девушки взяли две корзины и насыпали в них земли, корзина была особая — для даров, подношений, торжеств; называлась Фуареи. Другая корзина была обыкновенная, ЕДЕННАЯ; ОНА называлась Фуаа 6. Затем девушки поставили обе °ти корзины в лодку, построенную из дерева афтеа, а потом они сами и вместе с ними Рахо и все жившие при нем люди сели в эту лодку и поплыли сюда — насыпать вот этот остров — Ротума.



Говорят, когда Рахо пустился сюда, к этой земле, об этом прослышали знатные люди на Тонга и на Самоа. И вот когда Рахо и все его люди отплыли, один знатный господин, по имени Тока-иниуа (неизвестно, тонганец он был или самоанец), взяв с собой своих людей, отправился следом за Рахо.
Наконец Рахо со всеми своими людьми приплыл сюда; среди морских волн приплывшим открылись два скалистых уступа, между которыми плескалась вода, одна только морская вода. Туда-то девушки-близнецы и высыпали землю, привезенную в корзине для даров,— и так возник остров.
После этого девушки приказали Рахо и его людям оставаться на новом острове, а сами, взяв вторую корзину с землей, поспешили к Футуна 7. Мигом примчались они туда и на том месте
опорожнили вторую корзину, обыкновенную — так возник остров ^лофи .
лю ^0том ДевУшки вернулись туда, где остался Рахо со своими права111' И сказали Рахо> что ему следовало бы закрепить свои нем На 0СТР0В' сделать его навеки своим, пометив, оставив на и завл°И ^а11Уи 9* Тогда бы уже никто не мог явиться на остров радеть им как ничейной землей. х «*хо так \л п
пометилсделал, оставил на новом острове свой фапуи: он
к°косовойТВОЛ Дерева ФЕСИ* что росло в Факпаре, зеленым листом На ТонГа иПальмы- А затем он сказал девушкам, чтобы они плыли
^еьУщкиД°СТаВИЛИ еМ^ оттУДа все необходимое для кавы. У°пел тем в 0тбыли на Тонга. А Тока-иниуа со своими людьми К Нел*у. Э Менем заметить новый остров и теперь направлялся ИНиуа Добра мореплаватели прибыли в Оинафа. Оттуда Тока-
Ся До округа Малхаха и там увидел знак, оставленный Рахо на дереве феси, что росло в Факпаре. Тока-иниуа
зу заметил, что лист, обернутый вокруг ствола феси, был сон/^
свежим, зеленым. И тогда он решил сделать вот что: взял
тый, высохший лист кокосовой пальмы и оставил его как свой 1JB
ну и 10.*»-
Спустя некоторое время Рахо набрел на Тока-иниуа стоял подле дерева феси. На дереве же был знак, оставлен^0-Тока-иниуа,- сухой лист кокосовой пальмы. Тут между дВу 111 вождями завязался спор. Рахо твердил, что это его земля, а Ток Я иниуа говорил, что его — ведь его фапуи был здесь уже дав ным-давно, а Рахо оставил свой знак совсем недавно.
Впав в страшный гнев, Рахо ударил Тока-иниуа и сшиб ег с ног. Тут пришел сааиту 11, остановил Рахо, а Тока-иниуа спрятал в земле, у корней дерева феси, чтобы Рахо больше не видел его
Но Рахо уже успел принять решение — разрушить остров чтобы только он не достался Тока-иниуа. Рахо отправился на западную оконечность острова со своей палкой-копалкой, воткнул ее в землю и принялся крушить все в этой местности. Так возникли Уэа, Хатана и Хафлиуа 12.
Но тут женщина, жившая вдали от берега, в зарослях деревьев и кустарника, заметила, что Рахо творит что-то ужасное на этой земле 13. Бросившись к нему, она склонилась у его ног и стала просить его успокоиться и пощадить, не разрушать эту бедную землю: ведь Тока-иниуа хотел заполучить ее обманом, а на самом деле земля эта, конечно, принадлежит Рахо.
И тут Рахо сказал:
— Ну что же, если так — хорошо.
Он вытащил палку-копалку из земли, поднял ее на плечо и отправился назад в Малхаха 14.
Рахо добрался до Мотуса, а там двинулся по дороге, ведущей в глубь острова. Так он достиг деревушки в Ваи, миновал ее. зашел за стоящие в ней дома, снял с плеча палку-копалку, воткнул ее в землю и двинулся дальше, волоча палку-копалку за собой. И там, где он вот так прошел, образовалось русло ручья теперь этот ручей, что в Алюстенгтенге 15.
Когда Рахо пришел наконец к себе на берег, оказалось, чТ°
кавы еще нет. А дело было вот в чем. Те две девушки, приплы»
на Тонга, сразу послали оттуда корень кавы для Рахо, посла ^
его самого по себе, чтобы он сам, без их помощи, доплыл до Р°ТУМ!0
Корень кавы действительно достиг Ротума, но тут как раз У ^
в гневе отправился крушить и ломать несчастный остров.
лось корню кавы покинуть Фалта, пуститься в глубь острова и ос
новиться у женщины-cay в Фангута 16.^
Через некоторое время вернулись сами девушки. И гут выяс
лось, что Рахо еще не пил кавы. Он велел девушкам снова л ^
на Тонга и привезти ему оттуда корней кавы, завернув их в ла*
мовые листья.0Г<г
Наконец кава для Рахо была приготовлена; чашей для п^ товления служил камень Камеа. Углубление, в котором гот
ттоп видно на этом огромном камне. Рядом с этим
каяУ' д юч водой которого и промывали корни кавы
каМцем — КЛкава была выпита, Рахо и обе его родственницы,
А коГД1а Нуджманга, отправились на Хатана 18. НуДжкаУ

2
Происхождение Ротума
V Рахо, вождя с острова Саваии, были внук и внучка. Внучку вали Маива. Однажды дети пошли ловить раков и поссори-^АХ° НАЛЬЧИК — А он был хромой — сказал, что Маива украла
^яего часть улова.
О -орбленная Маива отправилась к Рахо просить его, чтобы ашел ей какое-нибудь место подальше от Саваии — туда бы °Н "и отправилась жить. И вот они покинули Саваии в своей лодке, взяв с собой корзину земли.
После многих дней плавания Рахо наконец высыпал землю из корзины в открытое море — так возник остров Ротума. Высадив внучку на этом острове, Рахо пустился обратно на Саваии. А в его отсутствие на острове появилась женщина-дух Ханите-масу 1. Ей были подвластны все растения деревья, травы. А еще в это время на острове находились духи берега, девушки-близнецы, которых звали Хенлеп-ихеруа 2.
Ханите-масу, считая остров своим, стала повсеместно метить его3. По всему берегу в западной части острова она оставила листья и веточки деревьев.
А тут как раз с Саваии вернулся Рахо; разгневанный, он принялся метить своими знаками остров с востока.
Наконец Рахо и Ханите-масу встретились, и между ними разгорелся спор. Ханите-масу настаивала на своих правах: ведь листья на фапуи Рахо были совсем зелеными, а ее знаки были СУХИМИ И увядшими \
Разъяренный Рахо пригрозил разломать остров на мелкие и и Рассеять их по океану. Он схватил свою палку-копалку Mq* л.ВСех сил воткнул ее в землю — так возникла глубокая яма
Но Г' ЧТ° На 3аПаДе остР°ва' питься ЛИЗНецам Хенлеп-ихеруа удалось уговорить Рахо отсту-
в согла °Т своего намерения. Было решено всем жить вместе многимиИИ ^СК0Ре ^ахо снова отплыл на Саваии и вернулся со Рахо и Верньши емУ людьми, которые и поселились на Ротума. его потомки — вожди и знатные люди Ротума.
3- т°ка-иниуа
Q
^Ина-таф^Ы' КОгда на Ротума еще не было никого, две женщины, Раться KyD укУРУ и Сина-джарололо, отправились к воде нати-НЫх Кокоса УМ°^* Натершись куркумой, они взяли четыре ЗЕЛЕ-' Наполнили их водой, заткнули пробками и так оста
. На следующее утро из них появилась девоц
которую звали Сина-такуву. Те женщины заготовили еще Г1
кокосов, из которых на следующее утро появился мальчик, назв^ТЬ
ный Туи Сава-рара.**п1
Сина-такуву поселилась в Хотахаруа, Туи Сава-рара — в г коаки. Однажды они повстречались, соединились, и Сина-TaKv понесла. Поняв, что они натворили, оба стали горевать: Ве они были брат и сестра. И они решили скрыться в лесных заро^ лях в глубине острова. По дороге туда Сина-такуву наказал Туи Сава-рара не оборачиваться: если он обернется, ребенок родится прямо на дороге.
Но когда они достигли места, которое называлось Керекере Туи Сава-рара обернулся — и ребенок тотчас же появился на свет Сина-такуву бросила этого ребенка на Туи Сава papa, а сама убежала в лес и стала хозяйкой этого леса Ханите-масу.
Туи Сава-рара решил убить новорожденное дитя, но заметил что за ним следит дух, живущий на горе Сатуруа, и побоялся. Ребенок же лежал в это время на большом камне, и с тех пор у этого камня начались месячные, точно как у женщины 2. И вот Туи Сава-рара лег на ребенка и решил провести духа заставить его думать, что перед ним женщина, а не мужчина. Дух действительно поверил, что перед ним женщина, подошел к тому месту, и тут Туи Сава-рара взял ребенка и показал его духу, сказав, что это ребенок, рожденный от него. Дух отказался от ребенка, и Туи Сава-рара пошел прочь, думая, как же ему все-таки избавиться от новорожденного.
Решив просто выбросить ребенка, Туи Сава-рара кинул его с холма в Керекере на холм Сака, а оттуда — на холм Ифилала* Когда Туи Сава-рара снова подошел к мальчику — а звали этого мальчика Тока-иниуа,— тот попытался сразиться с ним. БЫЛР это в местности Хафупопо. Туи Сава-рара снова отшвырнул мальчика, и тот оказался в Сукоаки, где жил сам Туи Сава-рара. Оттуда он швырнул мальчика на Ниуафооу.
На Ниуафооу мальчик вырос и стал могучим и сильным вождем. Зрелым мужчиной он вернулся на Ротума, чтобы найти себе там помощника в военных делах. Однажды, когда он стоял на скале Хафумеа 3, собираясь закинуть сеть, камень раскрылся, и из него появился ребенок, которого звали Пил-хафу 4. Он весь был каменный, только один глаз и большой палец одной ноги у н^ были как у обыкновенного человека. Тока иниуа забрал Пил-xaqv
\0П
глаз Пил-хафу, и тот, оскорбленный, вернулся на Ротума. ТоН« иниуа же последовал за ним.
к себе на Ниуафооу и там, кидая в него копье, убедился в НЕП0)Д димости нового спутника. Но случайно он попал копьем в жив ^
fi первые cay на Ротума
на небесах был один край, которым управлял сау Говорят,^ _ма^ а муа ПрИ нем состоял Тю-феуа К Однажды, ,ю имени 3 и увидев внизу Ротума, эти два знатных и благо-взглянуВ0|!п0дИна решили послать туда кого-нибудь, чтобы узнать, р0Д,1пя та земля или плоха.
хорош* ^ думать, кого же из подданных послать на землю, KV неведомого края. Говорят, был выбран человек, кото-на разв д Титофо Титофо был спущен на землю, прибыл в этот Показался в Фауфано, что в местности Пепхауа "\ а там нра1 Tv rvnva 3 звали его Товаэ. Титофо поселился в Фауфано
•асVIЯ ДУХ_ 1 У * 7
с этим тупуа, но на месте сидеть не стал, а. все время пу-вмеСТ^вовал и интересовался каждым уголком, чтобы понять, Текова же эта земля. Вот так он изучал эту землю, и оказалось, что она очень хороша и в ней нет ничего опасного или дурного. И наконец Титофо решил вернуться на небо и доложить сау, что земля внизу вполне хороша.
Сразу по прибытии Титофо сказал сау:
— Благородный вождь, земля там, внизу, воистину прекрасна.
Тогда сау послал вниз своего сына Фанга-тарироа, а муа послал вниз свою дочь, которую звали Пэреанг-сау; этим двоим надлежало спуститься на землю, принять эту землю во владение и управлять ею. А двум своим людям сау велел сопровождать Фанга-тарироа и Пэреанг-сау, поселиться при них на нижней земле и ухаживать за ними.
Итак, все четверо спустились с небес и поселились в Пепхауа. Кстати, о тех двоих: одного звали Моэа-уита, другого — Ори-ваи.
Они зажили вчетвером на этой земле, прожили там немало времени, и вот Пэреанг-сау понесла от Фанга-тарироа. Увидев, что женщина ждет ребенка, те двое разгневались и отправились на небо, оставив Пэреанг-сау и Фанга-тарироа внизу одних.
рибыв на небо, оба этих человека рассказали сау и муа, как поступили их дети, добавив, что это очень скверно. Но сау сказал им в ответ:
их ~~ Не слеДУет сердиться на наших детей. Ведь мы послали
BCKjBHH3 именно с тем> чтобы в будущем потомки их заселили
,^У землю.
^ивать^ Те ДВ°е веРнУлись вниз на землю, чтобы продолжать уха-мальчи За молодыми- ^ положенное время женщина родила и родИл\а' котоР0го назвали Муа-сио. Вскоре она понесла вновь Же, живи ВТОрого сына, которому дали имя Сема-рефеэнга. Рахо Детей. Пп М^ На ^атана> ничего не было сообщено о рождении этих и т°лько Л° eU*e вРемя» 11 У супругов родился третий ребенок, Со°бщить ТрГДа те Двое> служившие им, отправились на Хатана °11и сказали*]^ ° Р0Ждении эт<>го мальчика. Прибыв на место,
в°т мы црИп га таРнроа и Пэреанг-сау только что родился сын;
и сообщить тебе об этом и узнать, как быть дальше.
РАХО ЖЕ ОТВЕТИЛ ИМ:
—О, МНЕ УЖЕ ДАВНО ВСЕ ИЗВЕСТНО: Я ЗНАЮ, ЧТО ЕЩЕ ДО ЭТ ПОЯВИЛИСЬ НА СВЕТ ДВОЕ ИХ ДЕТЕЙ, О КОТОРЫХ ВЫ НЕ ДОЛОЖИЛИ М НУ ДА ЛАДНО, СТУПАЙТЕ И ДАЙТЕ ЭТОМУ РЕБЕНКУ ИМЯ ТУИ-ТЕ-РОТУМА 'Е* ЕМУ ПРАВИТЬ КАК САУ ПА ЭТОЙ ЗЕМЛЕ. ПУСТЬ В ХАЛАФА ПРИГОТОН^ ВСЕ ДЛЯ НЕГО; ТАМ БУДЕТ ЕГО ДОМ И СВЯТИЛИЩЕ 4. ИТАК, ОН БУЛ Т ЖИТЬ НЕДАЛЕКО ОТ МЕНЯ, И СЕЛЕНИЕ ЕГО ПУСТЬ НАЗЫВАЕТСЯ МАРЦГ Т
ВЕРНУВШИСЬ С ХАТАНА, ЭТИ ДВОЕ ПЕРЕДАЛИ ФАНГА-ТАРИРОА И J*'
АХО, А САМИ ПОТОМ ОТПРАВИЛИСЬ НА НЕБО, ЧТОБ И ТАМ РАССКАЗАТЬ, КАК ОНИ ЖИВУТ НА ЗЕМЛЕ. К ТОМУ ЖЕ ОНИ СОБИ/ РАЛИСЬ ЗАПАСТИСЬ ТАМ СВИНИНОЙ ДЛЯ ПРЕДСТОЯЩЕГО ТОРЖЕСТВА ПРИБЫЛИ ОНИ НА НЕБО, РАССКАЗАЛИ ОБО ВСЕМ САУ, ПОТОМ САУ ДАЛ ЦМ СВИНЬЮ ДЛЯ ТОРЖЕСТВА (ГОВОРЯТ, ЭТО БЫЛ НЕСЛЫХАННЫХ РАЗМЕРОВ ХРЯК), И ВОТ, НАГРУЖЕННЫЕ ТАКОЙ НОШЕЙ, ОНИ ДВИНУЛИСЬ ОБРАТНО -J ГОТОВИТЬ ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ПИР.
ПО ПУТИ, КОГДА ОНИ ЕЩЕ НЕ УСПЕЛИ ДОБРАТЬСЯ ДО СВОЕГО ДОМА ВСТРЕТИЛИ ОНИ СЕМА-РЕФЕЭНГА. СЕМА-РЕФЕЭНГА ОТНЯЛ У НИХ СВИНЬЮ' ЗАБИЛ И ПОЛОЖИЛ В ЗЕМЛЯНУЮ ПЕЧЬ ГОТОВИТЬСЯ. ЗАПЕЧЕННУЮ СВИНЬЮ СЕМА-РЕФЕЭНГА РАЗРЕЗАЛ ПОПЕРЕК НА ДВЕ РАВНЫЕ ЧАСТИ И ЗАТЕМ СКАЗАЛ ТЕМ ДВОИМ:
—ПЕРЕДНЮЮ ЧАСТЬ МОЖЕТЕ ОТНЕСТИ РАХО НА ОСТРОВ ХАТАНА, ЗАДНЮЮ ЖЕ Я ВОЗЬМУ СЕБЕ.
ОНИ ВЗЯЛИ ПЕРЕДНЮЮ ЧАСТЬ И ПОНЕСЛИ НА ХАТАНА В ДАР РАХО. ПРИБЫЛИ ОНИ К НЕМУ, НО, КАК ТОЛЬКО РАХО УВИДЕЛ, КАКОЕ ЕМУ ПРИНЕСЛИ УГОЩЕНИЕ, ОН ВОСКЛИКНУЛ:
—РАЗВЕ Я НЕ ГОВОРИЛ ВАМ, ЧТОБЫ ВЫ НЕ СМЕЛИ ПРИНОСИТЬ МНЕ НАЧАТОЕ, НЕ ПОЯВЛЯЛИСЬ НИ С ЧЕМ, ЧТО БЫЛО ОТРЕЗАНО ОТ БОЛЬШЕГО КУСКА? РАЗВЕ НЕ ВЕЛЕЛ Я ВАМ ПРИХОДИТЬ КО МНЕ ТОЛЬКО С ЦЕЛЫМИ ДАРАМИ, ОТ КОТОРЫХ НЕ БЫЛО ВЗЯТО НИ КУСОЧКА? КТО ЖЕ ЭТО НАДОУМИЛ ВАС ПРИНЕСТИ МНЕ ПОЛОВИНУ, ОСТАВИВ ВТОРУЮ ПОЛОВИНУ НА СЪЕДЕНИЕ КОМУ-ТО ЕЩЕ?
И РАССЕРЖЕННЫЙ РАХО ШВЫРНУЛ ПРИНЕСЕННУЮ ПОЛОВИНУ СВИНОЙ ТУШИ В ОТКРЫТОЕ МОРЕ — ОТ НЕЕ И ОБРАЗОВАЛАСЬ БЛИЗ ХАТАНА ГЛУБОКАЯ МОРСКАЯ ВОРОНКА; ОНА СУЩЕСТВУЕТ И ПО СЕЙ ДЕНЬ.
А ТЕ ДВОЕ УШЛИ С ХАТАНА И ОТПРАВИЛИСЬ ВЫПОЛНЯТЬ ВСЕ, ЧТО СКАЗАЛ РАХО,— ВЕДЬ НАДЛЕЖАЛО ПРОВОЗГЛАСИТЬ ТУИ ТЕ РОТУМА САУ-ИТАК, ОНИ СОБРАЛИ ЛЮДЕЙ, ПРИВЕЛИ ИХ В ХАЛАФА И ТАМ РАСЧИСТИЛИ МЕСТО И УСТРОИЛИ СВЯТИЛИЩЕ ДЛЯ САУ; ТЕПЕРЬ ОН МОГ ПОСЕЛИТЬСЯ В ЭТОЙ МЕСТНОСТИ. ТАК САУ ПОСЕЛИЛСЯ В ХАЛАФА, И ТАК БЫЛО ВЫПОЛ НЕНО ПРИКАЗАНИЕ РАХО О ТОМ, ЧТО САУ НАДЛЕЖИТ ЖИТЬ НЕДАЛЕК0 ОТ НЕГО, А ЗНАЧИТ, НЕДАЛЕКО ОТ ХАТАНА.
ПРОШЛО НЕМАЛО ВРЕМЕНИ. ОДНАЖДЫ САУ ЗАХВОРАЛ И ВСКОРЕ УМ
ОПЯТЬ ТЕ ДВОЕ ОТПРАВИЛИСЬ К РАХО НА ОСТРОВ ХАТАНА И ДОЛО/ЬИ
ЕМУ, ЧТО САУ СКОНЧАЛСЯ. РАХО ВЕЛЕЛ ИМ ВОЗВРАЩАТЬСЯ К СЕБЕ, СОЗВ ^
ВСЕХ, СООРУДИТЬ ГРОБ ДЛЯ САУ 5 И НА ПЛЕЧАХ ПРОНЕСТИ ЕГО ПО ВС *
ИХ КРАЮ. И РАХО СКАЗАЛ, ЧТО ОН ПОШЛЕТ ВПЕРЕД ДВУХ ПТИЦ - ЗА Н
И НАДЛЕЖИТ СЛЕДОВАТЬ С ГРОБОМ НА ПЛЕЧАХ.FH
ВЕРНУВШИСЬ В ХАЛАФА, ЭТИ ДВОЕ СОБРАЛИ ЛЮДЕЙ, ЧТОБЫ СЛАД I ГРОБ. И ВОТ ГРОБ БЫЛ ГОТОВ, В НЕГО ПОЛОЖИЛИ ТЕЛО САУ И ПОД*

чтобы нести по всему краю. Тут появились две птицы, мо на 11ЛрчИ'раХ0. Одна из них называлась Ман-теифи, другая — (1рцслапнЫб дти две птицы летели впереди, а носильщики с гробом ]у1а11'теа*аследовали за ними.
на плеч». шди и шли, пока не оказались в глубине острова за Так оНдопта, что в местности Муасоло. Тут маленькие про-селениеМ хоже> решили остановиться. Носильщики стали и при-воД1111КИ^едИТЬ за птицами, но вскоре оказалось, что те не соби-нялись с иться: полетав немного вокруг того места, они улетели раются ]у|0эа-уита и Ори-ваи велели носильщикам опустить гроб ПР°Чом сау на землю: ведь Рахо предупредил их, что в том месте, С ^птицы будут кружить над землей совсем низко, словно соби-ГДесъ сесть, там и следует похоронить Туи-те-ротума. раНрТтак, ноша была опущена на землю, могила вырыта, и сау был похоронен в Муасоло. А Рахо еще сказал тем двоим такие
слова:„
_ Местность, в которой будет похоронен 1 уи-те-ротума,
будет давать богатые урожаи и кормить весь наш остров.
Так на Ротума появилось первое кладбище, и на этом кладбище первым был похоронен сау Туи-те-ротума 7. Это кладбище находится в местности Муасоло, за деревушкой в Хуо-Лопта.
Когда все это было сделано, новым сау был провозглашен брат Туи-те-ротума, но который из двух — неизвестно.
Прошло совсем немного времени, и скончался Фанга-тарироа, муж Пэреанг-сау. Его тело отнесли в глубь острова, за селение Тангкороа, что в Малхаха, и там похоронили. Так появилось на Ротума второе кладбище.
Фанга-тарироа похоронили, а вскоре на Ротума приплыли мореходы с Самоа. Главным среди них был человек по имени Фило. 1оворят, один знатный господин из числа приплывших остался здесь. Он поселился на Хатана при Рахо. Звали этого человека фуанофо. Со временем этот Фуанофо проникся любовью к Пэреанг-сау, жене покойного Фанга-тарироа. И Фуанофо взял Пэреанг-сау в жены; от них-то и пошли первые ротуманцы, в жилах которых течет самоанская кровь.
было^аНО(^0 И Пэреанг-сау соединились, прошло время — оно кото Д0ЛГИМ' это время,— и наконец Пэреанг-сау родила сына, BTopojfM^ ггДали имя Така-лахо-лаки. Затем у супругов родился Р°дилс Р нок, ~~ мальчик, названный Туку-масуи. Потом у них
Расе Трети^ сын> которого назвали Муамеа. Ний Gna^3**^101^ ЧТ0 со вРеменем, когда умерли старший и сред-сыцу jj~ Я *Уи~теРотума, власть сау перешла к Така-лахо-лаки, править НГ_С?У от фУАН°Ф°. Со смертью Така-лахо-лаки стал стало, cavP^№H^ ^рат ~~ Туку-масуи. А когда и Туку-масуи не
оатау пришлось обратиться в бегство
Говорят Л Провозглашен младший брат — Муамеа. с°брали up' Когда сау был Туку-масуи, знатные люди из Ноатау ?ПеРед, со 0е воиско и решили убить сау. Войско их выступило °и**ам ^нлось сражение, и победа досталась воинам сау.
из
так и не удалось убить сау. Говорят, то было первое сражение, состоявще
на этом острове.°с**
А вот какой случай произошел при сау Муамеа. Один челов
из Ноатау, по имени Моэа, взял в жены женщину из Малха ^
Звали ее Панаи. А потом — так говорят — она понравилась с***'
и он уговорил ее оставить мужа, Моэа, и сойтись с ним. Пан^'
предала мужа и изменила ему с Муамеа. Говорят, то была nepiJ**1
измена на Ротума.4
Что до Моэа, то он в глубокой печали вернулся в Ноатау и рас сказал своим родственникам о том, что произошло с ним в Мал хаха. Велика была его обида на Муамеа за то, что он сделал; велика была и любовь к ушедшей жене. Но делать было нечего — 0ца предпочла сау ему, Моэа.
А Ханфакиу, сестра Моэа, сказала:
—Не горюй. Оставайся здесь, я же добьюсь для тебя того чего ты хочешь. Но только не плачь, а то выходит, что ты, взрос-лый мужчина, ведешь себя совсем как маленький ребенок.
И вот что задумала эта женщина: жителям Ноатау пойти войной на Малхаха и убить сау Муамеа.
Ханфакиу скрылась в своем доме и там принялась себя душить. Так она умерла. Умершая Ханфакиу отправилась в округ Малхаха, чтобы встретиться там с женщиной-духом, атуа8 по имени Пенуа. Шла она, шла и наконец добралась до того места, где обитала Пенуа. Пенуа сидела у себя. Повернувшись на звук шагов Ханфакиу, Пенуа увидела, как ужасен облик гостьи, и воскликнула:
О Ханфакиу, что с тобой? Почему у тебя такой ужасный вид?! У тебя же глаза налиты кровью, а язык висит наружу! В ответ Ханфакиу сказала:
—Я пришла к тебе по одному важному делу. Прошу тебя, будь так добра, не откажи мне, помоги.
Пенуа спросила, в чем же она должна помочь. На это Ханфакиу
сказала:
—Я жажду смерти сау: только так я смогу отомстить ему за то зло, которое он причинил моему младшему брату.
И Пенуа велела ей:
—Ступай к дереву феси, что в Факпаре. Там лежит Тока-иниуа: он был сшиблен с ног ударом Рахо, а потом сааиту скрьц его от людских глаз под этим деревом, и он лежит там по сеи день 9. Так что ступай туда и смотри во все глаза: как сумеешь высмотреть большой палец его ноги, хватайся за этот палец крепко крепко и сразу дергай надо, чтобы Тока иниуа тут же встал-Если это у тебя получится, то и твое желание исполнится.
И вот женщина пошла к месту, которое назвала ей Пенуа. Г она увидела холмик у самых корней дерева феси. Она ДоЛ высматривала и наконец смогла заметить большой палец 110^ Тока-иниуа. Заметив его, Ханфакиу схватилась за него было сил, резко дернула и Тока-иниуа тут же оказался стояНД-на ногах.
л сказала ему:
д{енШИ11а я в Ноатау, соберем войско и пойдем войной _ Отправ ^ людей. Если мы выйдем победителями, тебе
Мгсяа округ Оинафа. д0СтГ, иниуа тотчас же ответил: Т°КПрекрасно! Спешим!
~~ я в Ноатау, они собрали войско и двинулись с ним на ок-
ПриоьМуамеа с его людьми. Войско Ноатау возгла-
nVr Малхаха на ^ у
Ffrn Тока-иниуа.w
в гт быв в Малхаха, они тут же вступили в бои с воинами этого и бой продолжался до тех пор, пока не пал сау и победа дралась войску из Ноатау.
Теперь право власти перешло к Ноатау; вернувшись в свои жители Ноатау назвали сау из числа своих — им стал рК амкау из Савеа. Теперь наивысшие почести следовало воздавать Риамкау, новому сау. А Тока-иниуа получил округ Оинафа: вся „па от Ремоа, восточной оконечности Ротума, до скалистого берега между Хуо и Малхаха перешла во владение 1ока-иниуа после победы в том сражении.
А с тех пор сау острова Ротума стали выбирать по очереди от каждого округа.
5. Сина-пуале-тафа и Сина-пуале-киаа

В одной деревне жили некогда муж с женой. Когда жена понесла, она спросила у мужа:
—Как мы назовем ребенка, который должен родиться? Муж ответил:
—Вот когда ты родишь, тогда я и скажу тебе, как назвать ребенка.
Пришел положенный срок, и женщина родила дочь.
Муж вышел за порог дома, а в это время солнце уже садилось,
еще не наступила темнота. Муж вернулся в дом и сказал жене:
Светанашей дочери будет Сина-пуале-тафа, Дочь Яркого
жен^и^3 НекотоРое вРемя, когда девочка уже немного подросла, воппг^^а снова понесла. И она обратилась к мужу с тем же просом, что и прежде:
Пак мы назовем нашего ребенка?
—На? СКазал:
назвать ерись терпения! Когда родишь, я скажу тебе, как его При
CfI°Ba родИл"°Л0Женныи сРок, у женщины начались схватки, и она w° солнце V Девочку* Снова муж выглянул за порог дома, увидел, ЩУН BepHv„ е село* а на небе остался красноватый свет заката.
Р И«я этой Ж<5Не " СКЗЗаЛ: естРы по Дев°чки будет Сина-пуале-киаа, Дочь Заката.
ели вместе. Но в скором времени их мать умерла.
Отец похоронил ее перед домом, и на могиле выросло дерево хан. Прошло еще немного времени, и отца тоже не стало. Дочери пох^ ронили его рядом с матерью, и на его могиле выросло второе де» во хана.
Вскоре оба дерева начали цвести. Девушки подбирали опал-шие цветы и делали себе из них ожерелья. А неподалеку был щ и на этом мысу стояла гробница Тинрау, одного давно умерщ^0' знатного человека, родственника великого вождя Атуа - ду^ этого Тинрау пришел к сестрам и спросил их:
—Что это вы делаете?
Девушки переглянулись, но ничего не ответили. Дух снова обратился к ним:
—Я спрашиваю, что вы делаете?
Сестры опять переглянулись, но ничего не ответили. Тогда дух Тинрау сказал:
—Ну что ж, ждите меня завтра.
С этими словами Тинрау ушел, а дух отца этих девушек принял облик дряхлого-дряхлого старика, явился к сестрам и спросил у них:
—Не приходил ли к вам кто-нибудь в последнее время? Сестры отвечали:
Вот только что приходил приятного вида человек, несколько раз обращался к нам, но мы не стали отвечать ему. И он сказал нам, чтобы мы ждали его завтра. На это дух отца сказал:
—Вот как! Ну что ж, давайте-ка собираться: мы с вами отправимся в путь, я скоро приду за вами.
А в то время там неподалеку жили два славных человека: одного звали Туи-рарупе, другого — Фасокони.
И вот этот атуа, дух отца осиротевших сестер, отправился к Туи-рарупе и Фасокони и спросил у них:
Не замечали ли вы вон там чего-нибудь особенного? Знаешь ли,— ответили они,- в ясную погоду мы смотрели туда вниз и видели, что там мерцает какой-то красноватый свет. Отец девушек сказал им на это:
—Так вот, знайте, что там живут две прекрасные девушки-Хотите ли вы соединиться с ними?
И оба мужчины ответили:
—Да.1
Тогда старик вернулся к дочерям и сказал:
Собирайтесь, да поскорее! Знайте, что красавец, тольь что приходивший сюда и говоривший с вами, — Тинрау, дух умеР шего родственника вождя. Он похоронен вон там, внизу, на песЧ* ном мысе. Так что завтра он придет сюда, с тем чтобы съес вас обеих.
Так старик отвел обеих девушек к тем женихам и отдал Д° рей им в жены. Но вскоре оказалось, что Туи-рарупе и (^>лС°с^ ни — плохие мужья, дурно обращаются со своими женами и чески обижают их. Тогда старшая сестра сказала младшей:
нам с тобой приходится сносить столько плохого! Сестра» ьЯ с0Всем нас больше не любят.
ВИД110» иа v-ГлГ-киаа отвечала старшей сестре:
Сина~пу* л гтумаю, что, раз ты старше, тебе и решать, что Гестра, н
~~ пять как поступить, нам ДеЛ^ превратимся в россыпь небесных звезд,- предло-
^ Ана-пуале-тафа. ;ьпла превратились в созвездия: старшая сестра стала созвез-
И 2гН1*яд Маленькими Глазами Небес 2, а младшая превратись в Небесное Опахало 3. л а с
6. Моэа-тикитики
Тчнгароа, главный аиту, жил на небесах. У него был сын Лу, JIv была жена по имени Мафи. Старшего сына Мафи и Лу а У Моэа-лангони, вторым их сыном был Моэа-мотуа. Во время третьей беременности у Мафи случился выкидыш. Лу взял плод и выбросил его в кусты.
Увидев все это сверху, Тангароа послал на землю ливень, который омыл плод и оживил его. А потом появилась птица веа, взяла младенца к себе в гнездо и там выкормила. И из выброшенного плода вырос здоровый и сильный мальчик. Птица рассказала ему, кто его родители и где они живут.
Однажды, когда малыш Моэа-тикитики бродил вокруг родительского дома, он увидел свою мать — и сразу убежал. А своей приемной матери, птице веа, он рассказал об этом. Веа велела ему назавтра снова пойти к родительскому дому и убежать, если кто-нибудь покажется; на третий же день Моэа-тикитики должен был прийти туда, остаться там и открыться родителям.
Моэа-тикитики сделал все, как было сказано. На третий день он открылся своим родителям, и радости их не было границ. Сразу же в земляную печь положили готовиться богатое угощение, устроили праздник, все были счастливы. Так Моэа-тикитики остался 'Кить со своими родителями и двумя старшими братьями — Моэа-лангони и Моэа-мотуа.
вРемяГДВ ^оэа-тикитики подрос, ему стало любопытно, куда все СледомХ°ДИТ еГ° отец' ^ вот Однажды он решил, что утром пойдет конецсв3а" °ТЦ0М* ^огда отеЦ уснул, Моэа-тикитики привязал ^Ьэа-тикеИ набедРеннои повязки к отцовской. Как только Лу встал, вовремя П1ТИКИ тожс проснулся. Отец взглянул на сына, но тот Ной повязкИТВ°РИЛСЯ спящим* ТогДа Лу развязал узел на набедрен-
^ Моэа И ^Шел' Решив, что это была просто детская шутка.
в °Дном местеИКИТИКИ пошел слеД°м за отцом. Он увидел, что
поставил ка °Тец 0Т0Двинул камень, спустился под землю и снизу
|10Шел темНа пРежнее место. Немного подождав, мальчик
НИе земли к Путем и сразу увидел внизу земли Тонга, бескрайно 11ряМо'по°НЦа К0Т0РЬШ не было видно.
Эт°му де1)е его Н0гами была верхушка малайской яблони —
У и спустился вниз его отец. Моэа-тикитики тоже
спустился по этому дереву и, прежде чем сойти на землю, Со одно яблоко, оставил на нем след, подобный следу от клюва птц и бросил в отца. А отец стоял внизу под деревом и полол.
Яблоко полетело в Лу, да с такой силой, что он упал ца зем Поднявшись, он рассмотрел яблоко и решил, что это птицы клев^*0, его, пока он полол внизу. Тут мальчик сорвал второе яблс^1* оставил на нем след, подобный следу от клюва птицы веа, и оц бросил в отца. Отец снова без чувств упал на землю. Когда пришел в себя, мальчик сорвал третье яблоко, надкусил его сам/** обычным образом и снова швырнул в Лу, который опять yri ^ без чувств. Очнувшись, Лу заметил, что яблоко надкушено челове* ком. Лу поднял глаза и увидел, что на дереве сидит Моэа-тц китики.
Лу приказал сыну спуститься и принялся бранить его за то что тот так провел его. Затем он послал Моэа тикитики к одному дереву, чтобы тот срезал с него гроздь бананов. Это были бананы паримеа 1. Вокруг грозди вились две большие птицы, не дававшие Моэа-тикитики срезать бананы. Моэа-тикитики убил этих птиц и вместе с бананами отнес к отцу. Отец же послал его за корнем кавы.
Мальчик нашел каву, и оказалось, что ее охраняют два огромных муравья-бульдога. С ними пришлось повозиться, но Моэа-тикитики в конце концов одолел их и убил.
Когда мальчик пришел к отцу с кавой, Лу твердо решил, что сын его должен умереть. И вот он послал его к старику, что жил неподалеку; мальчик должен был получить у этого старика огонь, а на этом огне они могли бы приготовить себе пищу.
Мальчик пришел к дому старика, но тот не дал ему огня. Они
долго спорили и наконец решили, что им надлежит сразиться
друг с другом: головня же пусть достанется победителю. Старик
принялся кружить и трясти мальчика, потом подбросил его высо-
ко-высоко, но мальчик благополучно приземлился на ноги и сам
схватил старика. Теперь уже старику пришлось взлететь в воз-
дух, и куда выше, чем до этого Моэа-тикитики. Итак, старик потер-
пел поражение и отдал головню мальчику. А еще старик сказал,
что в будущем он еще поможет Моэа-тикитики и известит его о
этом через птицу веа, приемную мать мальчика.^
Когда мальчик вернулся к отцу и принес с собой огонь, решил, что больше не стоит и пытаться погубить мальчишку: ни го из этого не выйдет. Они поели и отправились домой.
А вскоре все три брата вышли в море ловить рыбу. Ра11Ь всех клюнуло у Моэа-лангони. Он попросил братьев угаД какая рыба попалась к нему на крючок. Моэа тикитики ска * что это рыба каири 2, и оказался прав. А когда Моэа мотуа п°^эТо пил рыбу на свой крючок, Моэа-тикитики тоже угадал, что за рыба. На этот раз попалась акула.
Наконец Моэа-тикитики сам почувствовал: что-то n0IiaJ туТ и ему на крючок. Братья стали гадать, что это за рыба, 11 Зу Моэа-тикитики услышал с берега голос птицы веа. Он ft ШАНИЕ ТОГО СТАРИКА, СКАЗАВШЕГО, ЧТО ОН ЕЩЕ ИОМО-ПОМЦИЛ »Р° °ТИКИ ц МОЭА-ТИКИТИКИ СКАЗАЛ БРАТЬЯМ, ЧТО ЕМУ
||С Г М°ЭА"ТИКЯ ЗЕМЛЯ ЗЕМЛЯ ТОНГА. И ВОТ ОН ВЫТАЩИЛ
'|<ЕНЕ РЫОА,
ОПАЛА* Ь
ТОНГА Я3 М°РСМОТРЕВШИЙ НА ВСЕ ЭТО С НЕБЕС, СТРАШНО РАССЕРДИЛСЯ.
ТАИГАРОА^ БРАТЬЕВ НА НЕБО И ПРЕВРАТИЛ ИХ В ТУПУА 3. ЭТИ 0И ЗАБРАЛ В ЗВЕЗДЫ4, СТОЯЩИЕ НА НЕБЕ В РЯД; КОГДА-ТО ОНИ TYNVRA И ЕС МОЭА-ТИКИТИКИ, МОЭА-МОТУА И МОЭА-ЛАНГОНИ. БЫЛИ ЛЮДЬМИ
ПРОИСХОЖДЕНИЕ КРАСНОЛИСТНОЙ ДРАЦЕНЫ И ГИГАНТСКОГО ТАРО
Г ОРЯТ, ЖИЛ КОГДА-ТО В ОИНАФА, У ГОРЫ СОЛЛАЛОНГА, ОДИН
ОН ЧАСТО ХОДИЛ НА БЕРЕГ ЗА РЫБОЙ, КРАБАМИ, МОЛЛЮСКА-
ЧЕЛОВЕК^^^ ^ ПИТАЛСЯ. НО ОН НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ЛОВИЛ,
МИЕРШЕННО НЕ УТРУЖДАЛ СЕБЯ ЭТИМ: ОН ПРОСТО ЖДАЛ ПРИЛИВА, С°С НАСТУПЛЕНИЕМ ПРИЛИВА С РЫБНОЙ ЛОВЛИ ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЛИСЬ ТАМОШНИЕ ЖЕНЩИНЫ. У НИХ-ТО И БРАЛ ОН СЕБЕ ЛЮБУЮ РЫБУ, БРАЛ ВСЕ ЧТО ЕМУ ПРИХОДИЛОСЬ ПО ВКУСУ, И С ЭТИМ ШЕЛ К СЕБЕ В СОЛЛАЛОНГА. ТАК ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ПОСТУПАЛ ВСЕГДА. ГОВОРЯТ, КОГДА БЫ НИ ПРИСТАВАЛИ К БЕРЕГУ РЫБАЧЬИ ЛОДКИ, ОН ПОДХОДИЛ ИЛИ ПОДПЛЫВАЛ К КАЖДОЙ ПО ОЧЕРЕДИ И БРАЛ ВСЕ, ЧТО ЕМУ НРАВИЛОСЬ. ЧЕМ БОЛЬШЕ БЫЛО ЛОДОК, ТЕМ ЛУЧШЕ БЫЛО ДЛЯ НЕГО.
А НАВЕРХУ, НА НЕБЕ, КАК РАЗ НАД ТОЙ МЕСТНОСТЬЮ, НАХОДИЛОСЬ СЕЛЕНИЕ. НЕБЕСНЫМ ЖИТЕЛЯМ, НАБЛЮДАВШИМ ЗА ТЕМ ЧЕЛОВЕКОМ СВЕРХУ, ДЕЛА ЕГО ОЧЕНЬ НЕ НРАВИЛИСЬ. ВОТ ОДНАЖДЫ, КОГДА ЦЕЛАЯ ВЕРЕНИЦА РЫБАЧЬИХ ЛОДОК ОТПРАВИЛАСЬ В МОРЕ, ЭТОТ ЧЕЛОВЕК, КАК ВОДИТСЯ, ЯВИЛСЯ НА БЕРЕГ. ВСКОРЕ ЛОДКИ ВЕРНУЛИСЬ В ОИНАФА, И ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ЗАНЯЛСЯ СВОИМ ОБЫЧНЫМ ДЕЛОМ: ОН ПЛАВАЛ В СВОЕЙ ЛОДЧОНКЕ
ОТ ЛОДКИ К ЛОДКЕ, У КАЖДОЙ ЛОДКИ ОСТАНАВЛИВАЛСЯ И БРАЛ СЕБЕ ЧАСТЬ УЛОВА.
НЕБЕСНЫМ ЖИТЕЛЯМ, В КОТОРЫЙ РАЗ СМОТРЕВШИМ НА ЭТО, СТАЛО ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО. И ТУТ ОНИ СПУСТИЛИ ВНИЗ БОЛЬШОЙ ПЛОСКИЙ К 1ЕЯЬ И» В0ДРУЗИВ НА НЕГО ЭТОГО САМОГО ЧЕЛОВЕКА, ПОДНЯЛИ ЕГО НАСТ 9 НА НЕ^°* ^АМ ОНИ ПОСЕЛИЛИ ЕГО В ОДНОМ ИЗ ДОМОВ, СТРОГО-ПРОЕМ^° ДПРИКАЗАВ ЕМУ НИКОГДА НЕ ОТКРЫВАТЬ В ЭТОМ ДОМЕ ОДИН ИЗ НЕГ " ОТКРЬ1ВАТЬ ЭТОТ ПРОЕМ НЕЛЬЗЯ БЫЛО ПОТОМУ, ЧТО ВЫХОД НАП * ВЕЛ ПРЯМ0 НА СОЛЛАЛОНГА И, ЗНАЧИТ, ПРИХОДИЛСЯ КАК РАЗ
НОМ°М ЭТ0Г° ЧЕЛОВЕКА-*В РЕШИЛ"1, °ДНАЖДЫ' НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ СПУСТЯ, ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ВСЕ РЫТОМУ П ^ЗНАТЬ' ЧТО ТАМ, ЗА ЗАПРЕТНОЙ СТЕНОЙ. ОН ПОДОШЕЛ К ЗАК-1И,ИВЯЗАНАР°ЕМ^ И 7ВИДЕЛ' ЧТО ПЛЕТЕНКА, ЗАСЛОНЯВШАЯ ЕГО, ЛИШЬ ^~ МОЖВЕ^ЕВК0^* РАССМЕЯВШИСЬ, ОН ВОСКЛИКНУЛ: С ЭТИМИН° ПОДУМАТЬ> ЧТО МНЕ НЕ ПОД СИЛУ ОТКРЫТЬ ЭТО! И Г1ЛЕТЕЦКА СЛОВАМИ °Н ПОТЯНУЛ ВЕРЕВКУ НА СЕБЯ, РЕЗКО ЕЕ ДЕРНУЛ, П°ЛУ ДОМА ^Т ЖЕ РАССЬ1ПАЛАСЬ. КУСКИ ЕЕ ОСТАЛИСЬ ВАЛЯТЬСЯ НА ТО ВНИЗУ СТ Ь1ГЛЯНУВ НА МИГ ИЗ ПРОЕМА, ЭТОТ ЧЕЛОВЕК УВИДЕЛ, еспОг0 Д0МАИТ ЕГО СОБСТВЕННЫЙ ЗЕМНОЙ ДОМ. ТОГДА ОН ВЫШЕЛ ИЗ НЕ-
И ЗАМЕТИЛ, ЧТО ТУТ ЖЕ, СОВСЕМ РЯДОМ С ДОМОМ, РАСТЕТ
лала, краснолистная драцена. Он стал внимательно рассматри ее: внизу, в Оинафа, ему никогда не приходилось видеть т UT|i растение. Сорвав одну ветку драцены, он бросил ее вниз, к св^°е земному дому. Ветка полетела и воткнулась в землю перед сам ^ домом. Собираясь уже уходить, этот человек вдруг заметил Ь*М тут же растет еще и таро вара. Он принялся внимательно рассм^Г° ривать и его, ведь ничего подобного этому гигантскому таро не встречал у себя внизу, в Оинафа. Вырвав вара из земли °** и его тоже бросил вниз, к своему дому. Клубень полетел вм°Н и опустился на землю возле его кухонного дома 2. А уж OTTV 3 оба растения никуда не могли деться. Так они и остались там на тех местах, куда упали с неба, прижились и с тех пор растут*
8. Эеатосо

Жили неподалеку от берега 1 две женщины, две сестры. Стар шую звали Раки-тефуру-сиа, младшую — Сина-теароиа. А в Фоа жили два брата: старший — по имени Тити-мотера, младший — Тити-мотеао. Родителями этих братьев были Кау-нофеаки и Хаф-меа, а через них братья восходили к двум банановым деревьям —сэе и парсика 2; деревья эти приходились братьям дедом и бабкой 3. Это были не простые банановые деревья, а деревья, в которых обитали духи атуа: предки братьев вселились в эти деревья после смерти.
Однажды братья повстречали девушек, тех, что жили неподалеку от берега; девушки понравились братьям, и они решили соединиться с ними. И вот уже родители тех братьев в сопровождении множества сватов отправились просить Раки-тефуру-сиа и Сину-теароиа в жены для своих сыновей. Сваты были радушно приняты родителями девушек, и вскоре состоялись две свадьбы: Раки-тефуру-сиа была выдана замуж за старшего брата, за Тити-мотера, а младший, Тити-мотеао, получил в жены Сину-теароиа. Когда свадебные торжества подошли к концу, молодые отпра вились в Фоа, туда, где жили братья.
Все четверо поселились там. Прошло немало времени, и у старшей пары родился сын. Его назвали Эеатосо. А у Тити-мотеао и Сины-теароиа не было детей.
Главным занятием обоих братьев был рыбный промысел. ^°^х
рят, что всякий раз, когда они возвращались с рыбной ловли, *
женам надлежало относить часть добычи в дар Кау-нофеа
и Хафмеа, родителям братьев 4. Одаривать частью улова све У
и свекровь должны были обе женщины, но на самом деле о
не так. Сина-теароиа действительно всегда носила свежую Pb*Q
родителям мужа, Раки-тефуру-сиа же, хоть и выходила из св
дома в путь с рыбой, никогда не добиралась с нею до дома св ^
и свекрови. Неизвестно, что делала она по дороге с этой рыбой,
жет, съедала ее сама, а может, выбрасывала.а#-
Итак, предками братьев были два банановых дерева. От ^и ляясь на рыбный промысел, мужья всегда наставляли своих
пещая им притрагиваться к двум большим кис-оГо'Настр°го завИсели на тех деревьях. Но напрасно мужья ни (ТМ° бананов, ч™лИСЬ объяснить своим женам, откуда взялся Т' зУ 110 ^°С^ е сказали им, что речь идет не об обыкновенных такой запрет, J^^^ над которыми властвуют атуа, их предки, деревья-*' а 0 ? женщинам бы все стало совершенно ясно. '<>ая>и 0,111 братья, по обыкновению, отправились ловить рыбу Однажды р ^ женщины в их отсутствие залюбовались теми р открытое g^aH0BbIMH гроздьями, что росли на запретных де-цудесными^ у>каСно захотелось именно этих бананов. И одна репьях. г1реед^ожила сорвать бананы, а другая согласилась, сказав
ири эт^"нечн0( Отчего же нам не сорвать их, если так хочется опробовать? Мало ли что еще вздумают запрещать нам наши
МУ'и* женщины сорвали бананы, прогневав и оскорбив этим предков своих мужей. Бананы они положили готовиться в нагретую земляную печь5, а черенки, на которых висели банановые гроздья, выбросили в воду.
В это самое время мужья их рыбачили неподалеку от двух островков, что лежат на запад от Ротума, и вдруг увидели: по воде плывут два банановых черенка. Они тотчас узнали в них те самые черенки, на которых висели запретные банановые гроздья у них в Фоа. Посовещавшись, мужчины решили плыть домой: стало ясно, что их жены нарушили запрет.
Женщины же дали бананам приготовиться в земляной печи, открыли ее и стали ждать мужей. Вот уже ночь спустилась на землю, вот уже луна показалась в небе, а мужья все не возвращались. Наконец женщины устали ждать, взяли приготовленные в печи бананы, поднялись на ближний холм, уселись там на
намеНЬ И при,нялись за еДУ- Но им очень хотелось добавить к бана-чего-нибудь более основательного. Рассказывают, что одна из сестер заметила:
так это^еГ° ЯВН0 неД°стает в нашей трапезе и чего очень хочется, ногтях. ПТИчьих яиц с прибрежных скал. Они бы замечательно
Не СК НаШИМ бананам' гнался голосе Д0Г0В0РИТЬ' как снизу, из-под камня, послы-
У^ином-" ДаЖе самый скверный лист лепа 6 был бы мне недурным ^енщИны
('аМом, ц Услышали это и тут же вспомнили о запрете — том «скочиЛи и соТ°РЫЙ СТ0ЛЬК0 Раз напоминали им их мужья. Обе jTpaxy их Не -Сех ног п°бежали домой, туда, где всегда спали. мУ>кей произо"°ЫЛО предела: они Уже ждали, что в отсутствие
^аки-тефугл ДеТ С ними какое-нибудь ужасное несчастье. ^°Дом За НеРУ сиа с Эеатосо на руках летела к своему дому; Д°братьс^ СВОему спешила Сина-теароиа. Едва каждая ' Наь°дящИц своего жилья и лечь, как послышался жут-
Ужас шум. Он раздавался у самого порога дома,
где жила Раки-тефуру-сиа. Подняли этот шум те самые атуа ки ее мужа: они пришли погубить и Раки-тефуру сиа, и ер'
—Кто там? — спросила Раки-тефуру-сиа.CblI4
Атуа, стоявшие у самого порога, ответили:
—Ах, ты еще и спрашиваешь, кто там! Сейчас у3н.
Немного осталось тебе ждать, совсем немного. Сейчас мы м^11^
расправимся с тобой.Г°М
Тут атуа ворвались в дом, схватили бедную женщину, раз
вали ее пополам, кровь ее вылили в халава 7, принадлежав °^
ее мужу Тити-мотера, а разорванное на куски тело проглоти И^
После этого они накинулись на Эеатосо, его тоже убили и ми **'
съели. Только потом ушли атуа из этого дома.Г°м
Сина-теароиа же осталась в живых, ее не тронули: ведь никогда не забывала относить часть улова Кау-нофеаки и ^ жене, своим свекру и свекрови. И значит, Раки-тефуру-сиа и е° ребенка погубили сразу два проступка: во-первых, она всегда пренебрегала своим долгом невестки, а во-вторых, вместе с сестрой посягнула на запретные банановые гроздья. Вот за все это атуа и съели ее и ее сына.
Тем временем мужья наконец вернулись с промысла. Подойдя к дому, Тити-мотеао окликнул свою жену; она отозвалась, и он велел ей принести халава. Жена подала ему сосуд, он вылил из него воду на себя, умылся и вытерся.
Тити-мотера тоже подошел к дому и тоже позвал жену, но ответила ему не она, а атуа. Муж сказал:
—Подай-ка мне сосуд с водой.
Атуа немедленно подал ему халава. Вылив на себя его содержимое, Тити-мотера сразу почувствовал запах свежей крови. Он спросил:
—Э, что это такое?
—Что это такое, спрашиваешь! — вскричал в ответ атуа.— Ну погоди, сейчас я доберусь и до тебя!
Мигом прыгнул атуа на несчастного Тити мотера, разорвал его на две части и проглотил.
А другие супруги, младшие, слышали все, что происходило в соседнем доме. Сина-теароиа сказала мужу:
—Нам надо сейчас же, пока есть еще время, бежать отсюд на берег. Ведь если мы здесь останемся, нас тоже съедят.
В ответ на это муж воскликнул:
—Конечно! Бежим же скорее!0д
Они вскочили и пустились бежать по направлению к Р°^му^
земле Сины-теароиа — туда, где они жили с сестрой до у
жества. Жена бежала впереди, муж — следом за ней. На
женщина приказала:ф0а-
— Обернись и посмотри, видны ли еще наши дома в Оглянувшись, муж не увидел домов и сказал:
— Дома наши уже далеко, они совсем скрылись из вйДУ* Тогда женщина решила:гГаЛе1(0
Это место будет теперь называться Римаомао, Дома /-V

, передохнуть немного. ,ся и пер ?й отдохнуть, и женщина сказала мужу:
О
d нрясе будет называться Аофноа, Привал. _ Это мес ^ феаваи, жил один человек, родом из чужих д в Раэсе ' он ^ыл ТОНГанец. Это был человек большой добро-краев. 10ВО^*1чвремя он как раз гостил на Уэа. И вот в утренний тьь В то с^еЖ.1ВШая из Фоа пара остановилась на привал в Аофноа, чаС^ж?оказался там. Так они встретились.
°Н Тонганец спросил супругов, откуда они. Те ответили доброму
человеку^ ^ежали из фоа, боясь гнева наших предков, который
прибыли готовы обрушить на нас.
И они рассказали ему, как духи атуа съели тех — старших мужа и жену. На это тонганец сказал:
—Вот оно что! Ну теперь вам нечего бояться: я берусь вам помочь. Идемте, я покажу вам хорошее место, где вы сможете поселиться.
Они вышли на берег, а оттуда добрый тонганец повел их в Мутна. Там он сказал:
—Вот готовое основание для вашего будущего дома 8. Оставайтесь, живите здесь. Мне же тогда будет совсем просто присматривать за вами и охранять вас от врагов.
Супруги поставили себе новый дом в Мутиа, а тот добрый человек поднялся немного выше — дальше от берега — и поставил себе дом на мощном каменном основании. Дом его стоял у самой дороги, так что ни одному атуа не удалось бы так просто проникнуть к супругам в Мутиа.
Муж и жена зажили в Мутиа, и Тити-мотеао вернулся к своему былВЫЧН°МУ Делу ~~ снова стал ловить рыбу. Всегда, когда на море супп ТИХ°' 0Н брал сети и выходил на промысел. Так прожили срок ГИ Немало вРемени, и наконец жена понесла. В положенный ЩинаР°ДИЛСЯ У НИХ Сьш' КОТОРОГО назвали Эеатосо. Вскоре жен-ТеФуру-1СиВа ^абеременела и родила дочь, которую назвали Раки-Щине и СИа" ^ети получили эти имена в память о несчастной жен-
°Днаж СЫте' загубленных атУа в Фоа-
а Сина-тезЫ тимотеао» как всегда, отправился ловить рыбу,
м°теао закР°Иа' СИД^ дома' занялась выделкой луба. Едва Тити-
Рыба. оЦа ул свои невод, как на его лодку напала огромная
м°теао. Уц^азом потопила лодку и сожрала несчастного Тити-
и Достиг п0ДИН только надколенник. Этот-то надколенник
«с ПеРед вТо^ ЖИЛИ Супруги-
ч л°нник плюД0М В Д°М стояла ка^ая-то посудина с водой; надрал iB^K Д°телН^ЛСЯ В Нее И СТаЛ ТаМ плескаться' Да так шУмно, h плеск Во Д0 женЩины, сидевшей в доме за работой. Услы-Л г> женщина решила посмотреть, в чем дело, но
надколенник ловко выскочил из воды и мигом оказался
дома — там были сложены циновки для сна9. Он так -
спрятался под одну из циновок, что женщина не успела ^^Ро
заметить. Она вернулась к своей работе, а надколенник no|'tMil°
новое укрытие и опять принялся плескаться в воде. Женщина UtIi^i
пошла взглянуть, что же там такое, а надколенник вьцт С!1°*Ц
из воды и вновь подкатился под одну из циновок. Тут у>^ Q4^-1
теароиа стала внимательно искать на полу и наконец ув И,1а~
надколенник — один только надколенник, явно принадлежа
человеку. Тогда она поняла, что муж ее погиб и что подсТп11Д1^
это атуа.*°еНо
Сина-теароиа тотчас решила бежать: было ясно, что она останется, ее тоже съедят. Она вскочила и бросилась на'брСЛИ туда, где обычно стояли лодки. Там она прыгнула прямо в в и быстро поплыла к Ротума.
А ее дети остались вдвоем играть возле покинутого ею д0Ма Им обоим было совершенно неведомо, что мать бросила их и уплыла на Ротума.
Сина-теароиа тем временем плыла не останавливаясь. Вот уже Хауа скрылся из виду — за тем мысом, что близ Ропуре Тут только она обернулась, бросила взгляд на Уэа, горько заплакала о своих покинутых детях и сказала:
—Отныне это место будет называться Оунга, Рыдания.
И она поплыла дальше, а достигнув Лулу, вышла на берег. Но она не знала, что в тех местах тоже водились атуа. Там было десять атуа, и у всех было разное число голов: у первого атуа была одна голова, у второго — две, у третьего — три, и так в строгом порядке до десятого атуа, у которого было десять голов 1 .
Эти атуа объявили Сине-теароиа, что они сейчас съедят ее. Женщина стала молить их о пощаде и сама посоветовала им отправиться на Уэа и съесть там обоих ее детей, оставив ее за это в живых. Атуа согласились:
—Хорошо, если так — ступай.
Женщина тут же отправилась в Мафтоа; она шла туда вдоль
берега, шагая по прибрежным скалам. Так она достигла ФаН*^''
а оттуда двинулась в селение, что в местности Таркеи. Там, в iaP^
кеи, она и решила обосноваться. И там она вышла потом заму*
за человека по имени Джаомаджа., л
[А тем временем на Уэа происходило следующее.] Тот до
тонганец увидел, что дети продолжают играть, даже не подозр*? ^
что их мать бежала прочь и оставила их совсем одних. Он по
к сироткам и сказал:одНц-
—У вас больше нет родителей, вы остались совсем ^ Дети стали расспрашивать его, где же их родители, что с
случилось. Добрый человек отвечал им:п#*°*
—Когда ваш отец вышел в море на промысел, его И '^$fP проглотила громадная рыба. От него остался один только -оь'-ленник, который сейчас здесь, в вашем доме, под одной из Ц сцуГ* А ваша мать, поняв, что означает смерть вашего отца, в

ТеперьИдите сейчас в дом, там в одной из циновок спря
вами, их де^денНик вашего отца. Эту самую циновку вы должны
таЛся наДК1нести из дома. Один будет держать ее за один край,
взятьдругой. Смотрите же будьте осторожны и внима-
ДРУгаЯ.'надколенник начнет спрашивать вас, куда вы его несете, тельны- ответите, что, желая угодить ему, решили пойти с ним На это ся Сами же идите на вершину вон той прибрежной прогул Q ^а кинете надколенник прямо в море. СКаДети пошли в дом и сразу обнаружили надколенник: в том есте где он лежал, верхние циновки топорщились. Крадучись, подобрались они к нему, брат взялся за один край циновки, светЛА — за другой, они подняли циновку и собрались вынести ее из дома. Тут с циновки раздался голос — надколенник спросил:
—Ну-ка, дети, куда это вы меня несете? Дети ответили:
—Нам хочется хоть немного развлечь тебя, вот мы и решили пойти с тобой погулять.
И, держа циновку за края, дети забрались на вершину прибрежной скалы, раскачали циновку и прокричали:
—Поднимайся, поднимайся выше, лети-и-и!
С этим возгласом они бросили надколенник вниз, он с шумом упал в воду, а дети пошли к себе домой.
В глубине того острова жил уарепа 11. Он решил съесть несчастных детей. Однако добрый тонганец успел предупредить их о замысле уарепа, он пришел к детям и сказал:
—Завтра ступайте к каштановому дереву, что растет возле мо- ^арепа* Залезайте на него и трясите — надо натрясти как рит™ льше каштанов. Когда натрясете гору каштанов, собе-Те Ряд* И заполните ими Дупло этого самого дерева. Затем положи-леку u* С деревом большую циновку и скорее прячьтесь непода-ваплих к 3 некотоРое время явится сам уарепа, наестся досыта ващу цИнШТаНОВ' и ТУТ вы предложите ему лечь отдохнуть на берег. 0ВКУ. Как он уляжется, скорей тащите его сюда, на

каштану и пришли туда как раз и "Ронялись Уарепа гДе"Т0 бродил. Они забралилсь на дерево Их' Забили Трясти его- Натрясли множество каштанов, собрали Сам Уарепа; он*** Дупло и быстро спрятались. Вскоре появился *а1Цтанами| к" сразу оценил увиденное им: все дупло было забито ая УаРеца' J°pbIe Дети успели натрясти с дерева. Не раздумы-
останавливаясь, и наконец не осталось ни одного каштана. Тут дети вышли из своего укрытия, показались
и он сказал:* • <*Pc»j
Благодарю вас. Вы сумели так угодить мне! Я никог ль сытно не ел.
А дети расстелили приготовленную циновку и сказали
— Ложись на циновку, мы отнесем тебя на берег, ц T^f"!l^: сможешь хорошо отдохнуть.11X1
— Благодарю вас,- ответил дух,- это будет просто чательно.— И он улегся на циновку.
С этой тяжелой ношей дети отправились на берег. Они д0с ли скалы Мосеанга Хити, Необыкновенное Ложе, и оттуда ски чудовище в море. Так наступил его конец.
Вскоре снова пришел к детям тот добрый и сердечный чел из Раэсеа и сказал:
—Мне очень жаль, дети, но ничего не поделаешь: ваша мат покинувшая вас, навлекла на вас новое несчастье. Две беды мино' вали вас, но теперь грядет третья.
Дети стали умолять его:
—О благородный господин, пусть так, только пожалей нас помоги нам!
Он отвечал:
— Хорошо, я не оставлю вас и на этот раз. Слушайте же меня. Ваша мать предала вас многоголовым атуа из Лулу. И теперь они собираются сюда, чтобы съесть вас. За это только они и оставили ее в живых. Вот какой ценой удалось ей отделаться от атуа. Она отправилась в Мафтоа, сейчас она живет там. Да, она сохранила себе жизнь, а вас выдала атуа на верную смерть. Вы должны погибнуть, она же останется жить. Но все же не бойтесь: я научу вас, как избежать смерти.— И он стал наставлять их:
— Возьмите два деревянных барабана по барабану каждому. Потом пусть каждый возьмет по курице с выводком цыплят — их надо крепко привязать, чтоб не убежали. Потом найдите две витые раковины 12 и отыщите веревки, из которых ваши родители плели свои сети и неводы. Как только сплетете низ сети, сраз> подвесьте к нему грузила из раковин тутуре 13, а потом без перс дышки плетите сеть дальше. Ведь одно из этих чудовищ уж*е со рается сюда за вами.
Спасибо тебе за твою доброту,— поблагодарили его дети.
Мы сейчас же примемся за дело.э<гоТ
И они бросились на поиски всего того, что назвал йМ оГд«
добрый человек. Наконец все было найдено и собрано, и е
они позвали своего советчика: он должен был сказать им, чТ°
со всем этим делать. Он велел детям:а#тг
—Все сложите вот здесь, а сами садитесь в доме и начя* плести сеть. Когда атуа появится, он сразу спросит, что вы ^eJ^uTb Отвечайте ему на это: «Мы плетем сеть, чтобы поймать и за*1 тц в нее многоголовых атуа из Лулу». Он разозлится на вас • ^ слова и кинется к вам. Вот тут.смотрите будьте внимательньь^ только атуа к вам бросится, хватайте сеть и трясите ее, е застучали одна о другую. Еще бейте в свои
вины 11()Гр(^Мт1е р раковины. Тут как раз и куры ваши должны
раК()баяы " тру°Ичь голос. Все это до смерти напугает атуа. и он
*аРуДахтать во в^станетесь целыми и невредимыми.
Збе>кит. Так вывилось все, что придумал этот добрый чело-
N Детям очень ^ ^ велел, и, не зная ни сна ни отдыха, приня-
Они сделали,некоторое время их спаситель снова
рвь- ^ Л1,тН сеть. *it?p^*»ле-
нись плести сказал, что первым на Уэа явится атуа с одной го-
******* чтТждать его надо завтра.
довоп иуТро следующего дня, и дети со всем тщанием
Наступи ^ ПОЯВлению атуа. приготови; с^всем немного времени, и они увидели, как к ним
Нрошл ст ительн0 приближается атуа. Вот уже бедные по в03ДУ^ь1Шали шум над своим домом, еще немного — и атуа,
сироты у лбРгеилевший от полета, оказался на земле, у порога совершенно иисч
UX Отдышавшись, ужасное существо спросило:
— Ну-ка, дети, скажите, чем вы занимаетесь? Они отвечали:
— Да вот, плетем сеть, хотим поймать в нее одноглавого
атуа из Лулу.
Услышав такой ответ, атуа вскричал:
—Ах так! Ну ладно, сейчас я вам покажу!
Тут дети ударили в барабаны, застучали грузилами — раковинами тутуре, задудели в витые раковины. Куры, вторя им, громко закудахтали.
Услышав все эти страшные звуки, атуа очень испугался, разогнался, с шумом поднялся в воздух и улетел обратно в Лулу.
А там его уже ждали девять его братьев. Увидев, что одноглавый атуа возвращается один, без добычи, они стали спрашивать его:
—Почему ты один, где же дети? Атуа рассказал:
ст
ни встретил там страшный прием. Ничего подобного я в жиз-так ,ВИдел и не слышал. Боюсь, что, если эти дети всех встречают напуга** Меня' нам их никогда не захватить. Они до того меня ТутЛИ' ЧТ° Я С ними ничего не мог сделать. У выступил атуа с двумя головами и сказал:
За Детьми СЛИШК0М нежен и робок! Ждите меня здесь, братья. СЪеДим. отпРавлюсь я, и скоро вы увидите их, а потом мы их
? Вот такгто
атУа.ие слова приятно слышать,- сказали восемь других
—Кравд**? атуа тихонько пробормотал:
" Н(1РнещЬся ИСЯ' отпРавляйся, сам увидишь, что это такое, хг Итак. о ' ак и я, ни с чем.
— Дети, а дети, чем это вы занимаетесь?
— Да вот, плетем сеть, хотим поймать в нее двухголов
из Лулу,— отвечали дети.>г° цту
Услышав такой ответ, атуа вскричал:
—Ну погодите, сейчас я вас съем!
Он бросился в дом, но в проходе была уже натянута се
запутался в ней.ь> и
А дети забили в барабаны, затрясли грузилами сети —
нами тутуре; во весь голос стали вторить им куры. Атуа на^0**1*
перепугался, взмолился о пощаде, стал отчаянно выпутывав Ме*)Ть
обвившей его сети, наконец освободился и стремглав помч«Я Из
обратно в Лулу.аЛс«
Когда он прибыл туда, одноглавый атуа поднял его на хвастуну не удалось захватить детей, хоть он и обещал это сдел^* Все другие атуа стали расспрашивать двухголового, что же изошло. Двухголовый отвечал:
—Боюсь, что, даже если мы все по очереди перебываем на УЭа нам не удастся захватить этих детей. У них там что-то непостижи мое, ужасное.
Тут выступил атуа с тремя головами:
—От меня они не уйдут. Вы и оглянуться не успеете, как я уже буду здесь вместе с этими детьми. Начинайте-ка готовить печь, пусть разогреется к моему возвращению.
С этими словами трехголовый поднялся в воздух и полетел на Уэа. Опустившись на крышу дома, в котором жили дети, он спросил их:
— Дети, чем это вы там занимаетесь? Дети отвечали:
— Да вот, плетем сеть, хотим поймать в нее трехголового
атуа из Лулу.
Атуа воскликнул:
—Замечательно! Вы плетете сеть, чтобы поймать меня, а я сам унесу в ней вас, и сейчас же!
Но тут дети подняли такой же шум, как при появлении тех двух атуа. Заслышав страшные звуки, трехголовый атуа миг бросился прочь и умчался к себе в Лулу.
То же самое было и со всеми остальными атуа: все они по о
реди перебывали на Уэа, и всех ждало там одно и то же. АаК
и не удалось захватить брата с сестрой.яй°вЬ
Наконец, когда все кончилось, добрый человек из Раэсеа пришел к детям и сказал им:
—Вот теперь все хорошо. Все несчастья, о которых ^0lieii и о которых предупреждал вас, миновали. Жизнь ваша и* у# в безопасности. Оставайтесь здесь, живите спокойно, я oCl ^ на своем прежнем месте и буду присматривать за вам
прежде.трУ^
И дети остались жить на Уэа. Но участки, на которых y^f06^ ся Эеатосо, были в Лулу. Туда приходилось ему плавать возделывать землю, чтобы собирать урожай.
когда брат уплывал в Лулу, Раки-тефуру-сиа,
Всякий" Ра3' 03Вращению, пекла птицу, собирала плоды и ко-
ась к еГ° В v пля вечерней трепезы. Так было всегда, когда Гото»* >неВала каву д ^ jTyjIy.
|вйТОсо °тПраВЛ0^х Плаваний в Лулу юноша был замечен сверху Во вреМЯ сВ лЯМи и они решили спуститься за ним на землю: бсснь.ми *Иотеподн;ться на небо. mV наДл . ^ Эеатосо отправился в Лулу возделывать свои е "Вот ^дна>5ь1Л уже на исходе, и Раки-тефуру-сиа, зная, что земл»- ^еНЬолЖен вернуться, уселась готовить каву, а сама при брат скоро Д^ поглядывала, не плывет ли лодка Эеатосо. этом то ^g?qH0 спускалась к берегу и помогала брату причали-
°Наа потом выгружать лодку. раТ r наконец показалась лодка, вот уже юноша достиг знакомой Тц тут сестра увидела, что на прибрежном утесе Кама стоят
бухты,человека и что они собираются помочь Эеатосо
какие-то
шчалить. Девушка решила: если так, ей не надо спускаться nI3"iaTV Она встала и принялась наблюдать за этими людьми. Они ухватились за край лодки, придержали ее, Эеатосо уже собрался выйти на берег, но они неожиданно столкнули лодку на воду, впрыгнули в нее и все вместе, с Эеатосо, поплыли прочь, в сторону мыса Ура.
Девушка успела заметить, что брат даже не повернулся в ее сторону, не взглянул на нее. Она по-прежнему не сводила с него глаз, но вскоре уже видела только спины гребцов. Тогда Раки-тефуру-сиа стала звать брата, стала причитать:
Эеатосо! Эеатосо!
Вернись испить кавы, она процежена!
Готов к каве ямс, готова к каве птица!
Вернись выполоскать рот у тростника матаноно 14!
Эеатосо опустил весла и прокричал сестре:
О Раки-тефуру-сиа!
Ты остаешься одна, прощай!
С неба пришли за мной, с неба,
Но не знаю я даже,
Зачем на небо меня уводят...
0ставилаДсвУШК.а поняла наконец, что брат уплывает навсегда, вДоЛь берегаЮ К?ШУ И бросилась вслед за лодкой. Она долго бежала 2СТавались д'а ПЫтаясь нагнать лодку, но те четверо по-прежнему ората: ^леко впереди. И Раки-тефуру-сиа стала снова звать
Эеатосо! Эеатосо!
Гото ИСЬ Испить кавы> она процежена! Ве к каве ямс, готова к каве птица!
f;PaT ^еСЬ ВЫп°лоскать рот у тростника матаноно!
пРокричал рй «
1 п<*л ей в ответ:
О Раки-тефуру-сиа! Возвращайся назад и прощай! С неба пришли за мной, с неба, Но не знаю я даже, Зачем на небо меня уводят...
Девушка посмотрела: гребцы по-прежнему удалялись и удаг от нее... Снова побежала она догонять лодку. Через нек'^1^ время ей удалось почти поравняться с лодкой, и она стала >Т°^ звать брата. Он же опять умолял ее вернуться домой. Н0 девушка уже видела: еще немного — и ей удастся освог Эеатосо. Последнее усилие — и она бросилась за братом и*ИТь спутниками на гору Сарафуи. Те четверо были уже высоко- °Г° успели достичь вершины Сарафуи, тогда как бедная деву0'*1' только начала свое восхождение. Изо всех сил карабкалась 1* вслед за ними. Вот уже с вершины горы им стало видно, как J3 упрямо лезет вверх. Но тут как раз все четверо вошли в сеть* приготовленную для них на вершине горы. Девушка приняли кричать, звать, брат успел крикнуть ей слова прощания — ц Се1 медленно поплыла вверх, в небесный край.
Несчастная девушка села на вершине горы и зарыдала. Рыдая она уперлась пяткой в землю, и под ее пяткой в земле образовалась ямка. Она так долго сидела, упершись пяткой в землю, чт§ в конце концов получилось что-то вроде маленького колодца, Этот колодец вместил в себя все ее слезы.
Раки-тефуру-сиа решила не возвращаться домой. Она осталась на Сарафуи и там, на том самом месте, где сидела, встретила смерть. Тело ее осталось совершенно целым, таким, как при жизни, и поэтому казалось, что она сидит живая.
Эеатосо же достиг неба и оказался в прекрасном краю, до того
прекрасном, что невозможно и описать. Там его поселили в одно»
доме. Из нескольких дверных проемов этого дома один, плоти*
закрытый, открывать было строжайше запрещено 15. Но однажды*
когда Эеатосо остался в доме совсем один, ему очень захотелось
посмотреть, что же там, за запретной циновкой. Юноша растворил
дверной проем и увидел внизу Сарафуи и на вершине горы сестру
Выйдя из дома, юноша осмотрелся по сторонам и заметил PaCJ^y
щий поблизости краснолистный маиро 16. Он отломил одну вето .
и бросил вниз, к ногам сестры. Веточка упала прямо перед сидя
девушкой, но она даже не пошевелилась. Тогда Эеатосо с°^дТ0
побег бамбука эфу 17 и тоже бросил вниз, но девушка и на _^
не обратила внимания. Эеатосо сорвал плод пандануса и ^рМЛц
его к ногам сестры, но девушка и его не заметила. Вырвав из ^
огромный клубень таро (это было, кстати, таро папай
бросил его вниз, но сестра и тут даже не пошевелилась,
юноша наконец понял, что сестра его мертва.заст3
Сев у порога дома, Эеатосо зарыдал. Люди вернулись и ли его в слезах у запретного проема.
Они стали корить его:
аПрСщали мы тебе выглядывать из дома с этой разве 110 заП.ке ослушался:
па? А тЫ нПов они согласились спустить его вниз, на с,т°?и в конце ко ^ необходимое для этого. Юноша был отправ-и 11р|1ГОТ0ВИб1^сился к телу сестры, обнял его, и в его объяти-Гя°Гна СлпафУИв'ушка рухнула, рассыпалась в прах.
сиДя1цаЯ и неутешно горевал по сестре, но потом все же яХ i<)iioLHa д0ЛТ°и остался там жить. А все то, что он кидал с небес -,вр»УлсЯ "а ° все эти растения, все до единого, пустили корни Ц нога*1 ^еС^мле С тех пор и до наших дней растут они на Уэа. им нашей зем
9. Орои
i предки верили, что Орои, Невидимый Край,— это то ^ЯШЙ па после смерти попадают люди. Они верили, что после место, к^осле того как тело умершего относят на кладбище, дух смерти,^ j ^ 0ТПравляется на четыре дня в Орои. На пятый день еГ°возвращается на землю, чтобы взглянуть на оставленное, тело. Говорили, что, придя на кладбище, он находит свое тело, видит, что оно начало разлагаться, и тогда навеки уходит в Орои.
Издавна Орои был далеким пристанищем, где жили атуа. Находился же Орои не на суше, нет. Отцы говорили, что он был скрыт в пучине моря. Рассказывали, что в том краю есть много разных местностей и каждая носит свое название. У жителей Ноатау был там свой предел, у умерших из Оинафа — свой, у всех других жителей Ротума — свои 2.
Еще отцы рассказывали, что жилища атуа стояли прежде и здесь, на берегу; значит, не все их жилища находились под водой. Но считалось, что жилища атуа, стоящие на берегу, не принадлежат Орои. Это были просто жилища других духов, и было принято говорить: вот там живет атуа, и там, и вон там. Все эти стояИ1ЦадНаЗЫВаЛИ П° именам тех селений, вблизи которых они *одивИ еЩ<3 го?°1)ят» что в былые времена некоторые селения, на-Да> такИеСЯ et ^Рои' ВДРУГ всплывали над поверхностью моря. л*одям ЭТ° ло' и ЛЮДИ твердо знали это, верили в это. Порой ВеРхностаЖе удавалось увидеть, как поселки всплывают над по ью воды, а потом снова уходят под воду.
10- Тон
У-ава
у°ЯВлялся ат ЬОлкопе7 что к югу от округа Пепсеи \ по вечерам
ата вао, Он^г И3 ^рои, Невидимого Края2. Звали этого атуа ПгТИ ИгРали та Ыкновенно появлялся на берегу в то время, когда си')(И,10л к атУаМ На Песке* Однажды вечером Тону-ава из Пепсеи
и пригласил его к себе на ужин. Мата-вао согла-
— '^а
с°неем нем°Ну ава заметил, что от каждого блюда Мата-вао ного только попробовать. Разговаривая с атуа,
Тону-ава сказал, что хотел бы побывать в Орои. Мата-вао по его в Орои, но сказал, что там Тону-ава увидит много необь^^М к тому же, когда на Ротума день, в Орои — ночь. И вот они I4LF0LW рились, что в назначенную ночь Мата-вао примет гостя в^Гк°110'
ДВИНУ."
В положенный вечер Мата-вао прибыл на островок
там по обыкновению играли дети. Потом они поужинали и К°г^
вились в путь. К рассвету они достигли деревни Самоа^Т11*)?и
близ Мотуса, а когда рассвело, они были в деревне, что в р^~' Что
Там недалеко от берега коралловый риф, по которому они и
лись в море. Мата-вао велел Тону-ава ступать точно по его <
Дойдя до края рифа, они нырнули в воду. Тону-ава схватилс***1'
руку Мата-вао, и Мата-вао приказал ему не издавать ни 3FT ЗА
когда они прибудут в Орои.УКа<
Наконец они прибыли туда. Мата-вао мог и не предупрежл
Тону-ава о том, что надо молчать: Тону-ава не в силах был NNN ТЬ
Д1уоиз~
нести ни звука, и волосы у него стали дыбом от страха.
Они достигли центра селения. Там стоял дом вождя, а по обе стороны от него — дома знатных жителей. В один из этих домов Мата-вао и повел своего гостя. Тону-ава заметил, что под потолком дома были сделаны полки и эти полки ломились от еды5 Мата-вао же сказал, что еда эта набралась здесь за то время, пока его не было: ведь где бы он ни находился, ему все равно приносили положенную долю пищи.
Они разговаривали допоздна, а потом Мата-вао отвел гостя наверх. Тону-ава оказался довольно высоко и из окошка мог хорошо рассмотреть местность. Утром Тону-ава было велено оставаться там, где он спал, не показываясь никому на глаза. Прошло немного времени, и Тону-ава услышал страшный шум: приближалась какая-то большая толпа. Тону ава разобрал, как атуа выкрикивают имена ротуманцев, многих из которых он знал. Потом появились еще какие-то атуа, потом еще, и вот уже Тону-ава услышал, как выкрикивают имена его родственников и имя его близкого друга — Рафаи из округа Джуджу.
Тону-ава спросил у Мата-вао, в чем дело, и тот сказал, что
всякий раз, когда на Ротума ночь, атуа из Орои отправляют^
туда искать людей, в тела которых они могли бы переселить-•
Завладев таким человеком, дух возвращается в Орои, а его жер
вскоре прибывает за ним следом. И теперь скорая смерть #А
Рафаи и всех названных: их духи уже здесь, в Орои.^
темной, а день не был таким ярким и светлым, как на * ~ ^go*
В конце концов Тону-ава вернулся домой, прихватив с ' ^jl из Орои полку, неизвестный до тех пор на Ротума сах* тростник атуанасу 6, петуха и курочку.
После этих слов наступило молчание. Выглянув на Ул*оЧ'ь Тону-ава заметил, что уже наступила ночь. И кстати, день и^к0-' не так уж сильно различались в Орои: ночь была не с^грл1^
РОТУ-
Ноатау злой атуа. Однажды ему стало известно, •]{ил Р оК^^ГеНоатау собираются на празднество в Саукамо \
' гггс '/КителЯ Жил cav. И вот Куре — так звали этого злого «то 1 ГПР тогда да»* J ре»»110' г™ тправился на торжество: пошел туда вместе со всеми
Дтуа ^ т°ИДоатау А те и не подозревали об этом: ведь он был
*туа-Чании торжеств все жители Ноатау вернулись домой,
'0о окон1 пгрлившись в одну из свиней. А потом он нашел
л пстался,„
а КуРе ; енЩину и возымел власть над ней. Ведь этот атуа делаем одну ^ е встречается какая-нибудь женщина, он превра-еТ так: ее мудочииу и в облике мужчины отправляется к той щается ЧТ05Ы на ней жениться; если же ему встретится краси-
жеП,дИН чинат он обращается в женщину, и мужчина женится рьШ женщине. Так вот, он принял облик человека и женился на эт?^кенщИне? возымев над нею власть. Скоро все стали спраши на^тои^* МуЧИТ ли ее хворь. Но она не могла этого понять.
Тогда спросили об этом у апе-аиту . И он сказал, что во всем виноват Куре, злой атуа из Ноатау. И апе-аиту велел вождю Риамкау3 назвать место, где Куре следует поселиться. Только тогда та женщина могла бы поправиться. Риамкау принял решение: Куре должен поселиться в колодце, который находится в Ут-хета 4. Вот так к женщине вернулось здоровье. Куре же с тех пор стал жить в колодце, что в Ут-хета.
Если кому-то из местных жителей случится найти на берегу мертвую рыбу, есть ее нельзя, ни за что нельзя. Если тело рыбы нигде не повреждено, ее нельзя есть, потому что на самом деле эта рыба не мертвая: в нее вселился Куре, злой атуа. Тот, кто съест подобную рыбу, найденную на берегу, сам умрет. Куре умеет оборачиваться змеей, а еще умеет принимать облик любой рыоы. Этот Куре — атуа, дух давно умершего человека 5.
12- Две акулы В Факппм
Лвм» жил неподалеку от деревушки, что носит название Саве-Чт°'в Ме И Муж и жсна- Они всегда ходили ловить рыбу в Хусила, Раз тогдаТН°СТИ ®еаваи* Однажды супруги пришли в Хусила как ^еаваи СуК°ГДа ТаМ с°бРал0СЬ немало рыбаков со всего предела *°Аки вЫц Пруги Решшш присоединиться к этим рыбакам. Рыбачьи До самого В Море' Рыбаки раскинули свои сети и ловили рыбу п°Ра bo-U.TW лива» п°ка главный среди них не сказал, что пришла
до ВсР"УвГаТЬСЯ НЭ берег-
вс°ТаЛась болСЬ На ^еРег' Рыбаки стали делить улов. Мужу с женой дет°ыли е« Ьшая акула, самка. Она была в тягостях. Супруги ма °1,ьпцей Jpi0X0» а там двое акулят. Муж сразу сказал, что bIuje^ аД° выбросить, но жена уговорила его пощадить еЩав, что она сумеет их вырастить.
И супруги пожалели рыбок, оставили их и унес а и в глубь острова, к себе в Факпои. Там они запустили рыбо °ТтУду долговатую миску, в которой обычно держали воду. РыбкиК колись, откормились и скоро заполнили уже всю посудину ^п11^-лось перенести акулят в круглую посудину, побольше, Ц ^ииь и она стала тесной для рыбок, и точно муж с женой отнес пи берег и выпустили в воды ручья, что течет в Хусила и И* на в море; вода в этом ручье чуть солоноватая. Но рыбы прод0л|??Н1'т расти и вскоре заполнили собою весь ручей. Тогда cvn пришлось забрать их оттуда; они понесли рыбок дальше _ аМ скалистого берега, что в местности Феаваи, мимо следующегП1м° ним песчаного берега и так до местности Тарсуа. А там они н<Г° За такое место, где скалы стояли так, что получился маленький ^ ливчик, и в этом заливчике оставили своих питомцев. А отт ^ им пришлось их перенести в бухточку побольше она была скп между скалами в Тарсуа. Там супруги продолжали подкармлива^ своих рыб, те росли, росли и заполнили собой новое жилище так что места им снова стало мало. Тогда муж с женой выпустили их прямо в открытое море. Рыбы обжились там, но каждый день приплывали к устью того ручья, что течет в Хусила. Супруги приносили им туда еду, кидали ее в устье, и рыбы всегда были сыты.
В доме супругов жил чужестранец — тонганец 1. Шло время, он прожил у них немало, и ему очень захотелось вернуться к себе на Тонга. Наконец он стал просить мужа с женой разрешить ему вернуться на родную землю. Супруги согласились отпустить его и ве лели собираться: с наступлением следующего дня он мог отплыть в свой край.
Муж с женой легли спать, а когда настало утро, они вместе со своим тонганцем спустились на берег, направились в Хусила и по дошли к устью ручья. У самого устья плавали две их рыбы. Супруги окликнули их, и они подплыли еще ближе, задрав носы над водой. Тогда муж с женой велели тому человеку сесть верхом на рыо которым надлежало доставить тонганца на родную землю.
Он в мгновение ока оказался на спине у рыб. Супруги же ска
зали ему:*
— Когда приплывешь на Тонга, будь любезен, возьми прес воды и промой глаза нашим рыбам. Потом поверни их морда*111 сторону Ротума, и тогда они легко смогут вернуться домой.
Хорошо,— ответил тот человек.лЬ1
Муж с женой велели ему отправляться; тонганец и обе a*№lC, пустились в путь на Тонга, супруги же вернулись к себе в
пои.,тцгЛ*'
Долго несли рыбы того человека но волнам и наконец Д01^ cptr его родной земли. Там он сразу вышел на берег и отправился ^ им, даже не вспомнив о словах супругов, наставлявших его ^ ^ акул. Рыбы же остались у того берега, к которому достави. ^0 ганца, и плавали там, плавали и терпеливо ждали, когда о* о) нец придет промыть им глаза свежей водой тогда им м0>*\гаИЧ дет возвращаться домой. Так они ждали, ждали, когда т
дленные глаза, и все попусту. А что до того тонган-}0моеГ *т В нив наказ, данный супругами, он просто решил, что
X, т°' всП°?го и не стоит.
|цолняТЬ 0еди жителей той местности пошел слух о том, что вЬ |fo скор0 *\ ах плавают две рыбы, необычные рыбы руч-р пр110" иные человеку. И тут этот самый тонганец надоумил ные, я°?лу бедных рыб и полакомиться их мясом, гвоих Убит^п и того края собрались на берегу, и им удалось пой-из рыб. Вторая же успела уйти от них в открытое море. мать °?НаННуЮ акулу люди положили в печь. А вторая акула не Поим ать дОМой: она осталась недалеко от берега и все дума-стала упл ^ ^ верНуТь к жизни убитую сестру. ла- *а и дождались, когда рыба будет готова, открыли земляную и сели пировать. Закончив пир, они побросали объедки пря-пеЧЬ nnv А та рыба, которой удалось уйти, заметила это, подплы-
мов воду •*^
к куче объедков и нашла среди всех прочих оторосов кости ЛЯ ы' она подобрала все, что там было, не оставив ни единой косточки, мигом проглотила все это, повернулась хвостом к той земле и поплыла к себе на Ротума.
У берегов Ротума она отрыгнула все проглоченные кости; и не успела она их выплюнуть, как сестра ее вернулась к жизни. И снова обе акулы стали плавать у устья того ручья, что течет в Хусила. Вскоре к ним спустились те муж и жена, их кормильцы.
Супруги спросили рыб, как прошло их плавание, и те поведали им обо всем, что с ними случилось. Тогда супруги сказали:
— Ничего, наберитесь терпения — в скором времени вы будете отомщены.
Прошло несколько дней, и муж спустился в Хусила, забрался на сшшу рыбам, и все трое отплыли на Тонга. Плыли они, плыли и прибыли к берегам Тонга, когда на землю уже спустилась ночь.
Мужчина вышел на берег и сразу отправился на поиски. Тихонько переходил он от дома к дому, прислушиваясь к тому, что происходит внутри. Так он скользил между домами, прислушивал-люд ННК??ец убрался до общинного дома, где собирались молодые брал1 РислУшав1нись к тому, что делается в доме, он разо-ма R4T° ИДеТ какая то беседа и что кто-то рассказывает о Роту-челоиоИКНуВ В слова» мужчина понял, что это говорит тот самый и пробормотал:
ц Ну, теперь уж тебе не уйти! п°ка все ЛЫвшии отонгел от общинного дома и стал дожидаться, Да похитВ 3аснУт: тогДа емУ Уже не составило бы никакого тру-Конец все?Ь н^жного емУ человека. Он долго прислушивался, и на-ЛИ' РАЧГТ* Смолкло- Теперь он мог подойти к дому в нем все спа-
%>КчиаЛСЯ Т0ЛЬК° ХраП' 1!У*ногл а пР°крался в дом, осмотрелся и нашел среди спящих
И вот У Человека-*^ец, и ЦТо он сделал. Он протиснулся между тем, кто был ему ПЯ1ЧИЙ, То ° г'Пяц1Им соседом, лег и принялся ворочаться, словно Каться, брыкаться, точно как во сне; наконец все, кто
спал рядом с нужным ему человеком по одну сторону, скатг
с циновки 3. А дальше мужчина поступил так. Он перелез чере /1Нс ь
тонганца, лег рядом с ним по другую сторону и принялся сн°Г!"
толкаться и брыкаться, чтобы и с этой стороны циновки спихн^
всех спящих. Наконец все спящие скатились с циновки, и теце^ТЬ
в нее можно было заворачивать того, кто был ему нужен. А заве ^Ь
тым в циновку его легко можно было унести прочь.У}Щ
Вот так, ворочаясь, словно бы во сне, приплывший сумел о нуть с циновки всех, кто мешал ему.
Затем он быстро поднялся, завернул в циновку того скверно дурного человека, который совсем недавно рассказывал своим исто рии про Ротума, взвалил его на спину и понес на берег. Там он кликнул своих рыб, уложил им на спины свою ношу, уселся сам и они поплыли назад.
Плыли они, плыли и наконец достигли берегов Хусила. Мужчина вышел на берег, взял спящего и потащил к себе в Факпои. Увидев, как он пыхтит и задыхается под какой-то невероятной ношей жена спросила:
—Ой, что это у тебя? Что это ты несешь, такое большое и длинное, да еще в такую позднюю пору?
Муж шепотом ответил ей:
—Не шуми! Это тот самый господин завернут у меня тут в циновку. Я думаю, он проснется, когда запоет петух.
Тут женщина сошла с того места, где они с мужем всегда спали, а муж проворно положил туда спящего тонганца. Супруги же легли в середине дома и стали переговариваться шепотом, чтобы не разбудить того человека.
Прошло совсем немного времени, и вот закукарекал петух, всегда ночевавший на дереве рангкари возле дома супругов. Тут супруги услышали с постели голос того тонганца. Он воскликнул:
—Люди, а люди, эй! Слышите, как поет петух — точно, как пел петух в Факпои.
Муж с женой переглянулись и рассмеялись.
Прошло еще немного времени, птица забила крыльями, зашумела и снова подала голос. И опять супруги услышали, как тот человек сказал с постели:
—Люди, а люди, эй! Прислушайтесь-ка к голосу петуха: он
поет точно как тот петух, что всегда спит на дереве рангкари, это
дерево растет возле дома тех супругов, у которых я жил в Факпои.
Вот, слышите, слышите вы?^
Произнеся эти слова, он вскочил и выглянул на улицу» а уже начало светать. Приглядевшись, он наконец увидел, что он в самом деле в Факпои и что лежит он на постели в доме тех са супругов. Тут он снова опустился на постель и заплакал. А суни ги обратились к нему со своего места:
Вот ты как теперь! А ведь это ты дурно поступил с Н1 Хоть и жаль нам тебя, делать уже нечего. Это ты взял с сооо ших воспитанников, и это ты поступил с ними по-своему, не вь нил нашего наказа. Ты забыл, как говорили наши отцы: невь



пота-устью
Щнли »а °еРезв11ЛИСЬ обе их рыбы. Супруги бросили тонганца в
учья, гД^пРк рыбам, и сказали: роДУ' ПРЯ м рда. Когда прикончите этого, плывите прочь. Вы уже _ Вот вам ^ ^ ПОра вам самим добывать себе пропитание. Боль-совсем в3р0^1Ваите к нам в надежде на угощение; мы никогда уже
,пс не приПкак Кормили прежде, пока вы были еще ма-
пС накормим вас
ленькимгь^ проглотив брошенную им жертву, уплыли прочь. Что о супругов! то они вернулись в Факпои.
13. Как произошло отделение округа Муту от округа Тиу
Иту Муту — округ Муту — появился позже других. И возник он, будучи отделен от округа Тиу 1.
' В прежние времена на Ротума сау выбирали по очереди от каждого округа. Кроме того, каждый округ по очереди должен был давать сау пристанище 2. Итак, один округ выдвигал нового сау, а другой округ селил этого сау у себя, и жители этого округа должны были прислуживать сау. Вот подошло время округу Оинафа назвать нового сау, а жителям округа Тиу — поселить этого сау у себя и служить ему. Новый сау прибыл в округ и поселился в Ооан-ГРУРУ, что в Мафтоа. Однажды из Оинафа пришли к сау гости. А в то время округом Тиу правил Фэре из Мофману. И вот Фэре, как вождь округа, отправился в Ооангруру встречать гостей, прибывших из Оинафа 3. После роскошного пира гости двинулись обратно, к себе в Оинафа; Фэре же пошел домой в Мофману. Одному из знатных гостей, прибывшему из Оинафа, господину по имени Ма-нава, было по пути с Фэре.
неть Р°Т День шел Д°жДь; когда они еще были в пути, начало тем-Mod), азговаРивая> Двое путников шли себе по дороге, ведущей в зал Манав^аК °НИ достигли РУЧЬЯ> что в Пала, и тогда Фэре ска-
опуСКа^тень сегоДня дождливый, сырой, к тому же на землю уже 3Десь п СЯ Н0ЧЬ' а до Оинафа еще очень далеко. Давай останемся Но ДдРеночУем1 а утром пойдем дальше. и канава ответил:
г°сподцц ЭТ° пРекРасная мысль, и ты очень добр, мой благородный Ли УДастг Н° ВСе же я поспешу в Оинафа, потому что здесь мне вряд
q °Казались ^„^Ре ничего не сказал. Путники перешли ручей ре °брат На стоРоне> откуда можно было попасть в Упу. Тут ^ Что ЛСЯ К своемУ спутнику со словами: банана ТЫ ГОв°Ришь, Манава? ' «Ва повторил:
—Я говорю, мой благородный господин, что если я ост-
здесь, то едва ли смогу согреться.11 VcJ
Тогда Фэре обернулся и, посмотрев назад, спросил:
А если бы от этого ручья до той горы пролегла гп-округа и если бы вон с той стороны она доходила до моря, ска*1*^ это согрело бы тебя?
Манава ответил:
—Хм, наверное, согрело бы, но только самую малость-
половина всегда хуже, чем целый кусок.Ве^ь
Они двинулись дальше и дошли до Упу; тут Фэре повернуЛся Манава и снова спросил:
—А если граница округа ляжет здесь? Тебе наверняка уж 5 дет тепло. Если же и это Fie сможет согреть тебя, тогда, делать не чего, придется отпустить тебя в Оинафа.
Манава ответил:
—О, если здесь — это будет превосходно, мой благородный господин; я уверен, что прекрасно согреюсь здесь.
Вот так Манава все же остался ночевать с Фэре,' а та западная часть острова перешла к Манава и стала отдельным округом. Вот и теперь всякий, кто принимает власть над этим округом и начинает управлять им, должен принять титул манава.
14. Как на Ротума образовался перешеек

Некогда с Тонга 1 прибыл на Ротума высокий, сильный, могучий человек по имени Сери-мана 2. Вслед за ним на цветке кокосо-вой пальмы приплыла сюда его дочь Сулу-мата , прекрасная и отважная девушка. Немало времени прожили они на Ротума, и вот Сулу-мата вышла замуж за смелого воина по имени Фоума. На холме Соророа 4 поставил он себе большой дом и взял жену к сеое. Сери-мана же остался жить в Саваиа 5.
Некоторое время спустя с Тонга приплыл целый караван лодок,
мореплаватели с Тонга нашли Сери-мана и остались жить при нем.
И вот однажды вечером тонганцы играли на берегу, гонялись за
прибрежными птицами и даже изловчились поймать одну из них.
Это очень взволновало Сери-мана, увидевшего, как сильны и быст
ры стали эти тонганцы. Сери-мана послал за Фоума, и тот
труда поймал несколько птиц.3
На другой вечер тонганцы играючи перекинули лодку че* л крышу дома Сери мана; с другой стороны дома несколько тонг• цев тут же поймали брошенную лодку. Но Фоума и его люди смо сделать то же самое, и это успокоило Сери-мана.
На следующий вечер тонганцы поставили по всему берегу в ^ ваиа высокий каменный забор 6, ставили они его тоже игРа1° 1<г Вот тут Фоума был побежден и пристыжен. Тонганцы же стаЛ^а я думывать о том, что можно по-настоящему сразиться с ^?^^дУ Сери-мана. Сери мана, узнав об этом, стал подначивать их. ^уа. тем Фоума сумел договориться о союзе и помощи с ОнунУ'Ч?1
Этот Онуну-фануа был к тому же левшой, чом и3 °Лесли Фоума хочет, он может прибыть на помощь оНЛ'сКазаЛ' ЧТ°с начала сражения. Фоума же сказал, что он сможет
питый Де11Ь _ десятого дня схватки. Возвращаясь от Онуну-' ыст°яТЬ 0АИН перепрыгнул пролив и поспешил домой. S«нУа* ^)0^Ма е много времени; тонганцам все же было страшно
ПроЯ,л° е ,еНие. Но вот однажды, возвращаясь с рыбной ловли, начинать сра*%дЫМ над холмом Соророа, увидел, что дом его в огне. ф()ума ^вИДя туда и нашел там множество тонганцев с палицами Он бРосИЛСнаготове. Они кинулись на него, еще когда он только и доньями ^ склону холма, но он сумел отгородиться от них поднималея ОДНЯХЬСя выше. А когда они бросились бежать, он сВОеи ь своим кири и так поймал человек пятьдесят. Все они "аК„Слись в сети.
3аД Попав наконец в свой дом, Фоума увидел, что больше половины алицы уже сгорело. Но он схватил остаток палицы, бросился СГМафтау и там вступил в сражение с тонганцами и сражался целых пять дней.
А тем временем весть о битве дошла до Онуну-фануа, и на пятый день он пустился в путь, на помощь. По дороге он услышал, как два старика, Сока нава и Мофу-моа, говорили, что хорошо будет, если убьют Фоума. Онуну-фануа беззвучно взмахнул палицей над их головами, занес ее, и они, заметив тень от палицы, подняли глаза. Онуну-фануа спросил их, что это за речи они ведут. Напрасно пытались старики отвлечь или обмануть его он сказал, что слышал все и что простит их, только если они за ночь смогут засыпать пролив, который мешает ему переправиться на ту сторону. Старики сделали все, как он велел, а наутро, прощаясь, сказали ему вот что: силы Фоума уже на исходе, ему удастся победить, если только Онуну фануа сумеет одной левой рукой, с одного взмаха свалить огромное дерево хифо.
Прибыв на место сражения, Онуну-фануа бросился биться с
ниче^61*11^111^ РыДая» отправилась к Сери-мана, но, боясь му-^еРи Maim Не сказала- На следующий день Фоума пришел в дом
ном1аНЦаМИ ^огда же они начали теснить его, он вспомнил о данов стаРиками совете. И вот, отбивая врагов одной рукой, правой, вой ПТ лизился к Т0МУ дереву и с размаха снес его одной рукой, Левину тоПКИ °Т НеГ° полетели во все стороны, свалив замертво поло-и пост ганцев- Остальные же в страхе кинулись к своим лодкам маиа ХОн Н° УПЛЫли прочь. Фоума же, зная, что это по вине Сери-ее отца :*^ЦЫ напали на него, сказал жене, что собирается убить
Мана и">
одним ударом палицы снес и Сери-мана, и его дом.


*5' Нуд*«ау и Нуджманга Ну?*** на г
сИл ' аУ и Ц Двое кровных родственников сестры по имени Ки На Пти1УДпМаНГа ' Однажды они пошли в лес расставлять
-'дин силок они установили на маленькой лесной тропинке. Когда немного погодя они пришли на это место
дели, что в силок попалась птица калэе 2. И Нуджманга' Т°
своей сестре Нуджкау:°Каа^
—Давай сделаем так. Сейчас я положу эту птичку в р0т
вся она у меня во рту не поместится, то та часть, что останет* ^Cjl1*
ружи, твоя. А если мне удастся всю ее засунуть в рот, если г°Я
местится у меня во рту целиком и снаружи ничего не будет а 11 °*
тогда тебе не есть ее. Хорошо?ВиАНо,
—Хорошо,— согласилась Нуджкау.
И вот Нуджкау стала следить за тем, что делает сестра д
удалось засунуть всю птицу целиком в рот. Тут Нуджкау зап 4Т°**
ла, а Нуджманга сказала ей:ака~
—Не плачь, не стоит расстраиваться. Когда мы поймаем гую калэе, она вся достанется тебе.
—Ну хорошо,— сказала Нуджкау, прекратив плакать. Они снова поставили свой силок и ушли оттуда. Долго
ходили они смотреть, что в силке, но зато что увидели, когда нако нец пришли! О! В их силок попалась женщина с внуком! Женщина эта сказала сестрам:
— Не ешьте нас, а возьмите к себе, будем жить все вместе Сестры согласились:
— Хорошо, пусть будет так.
И все четверо отправились в дом сестер, где и зажили вместе. Вот прошло некоторое время, и однажды та женщина сказала сестрам:
—Присмотрите-ка за моим внуком, а я пока схожу наловлю рыбы — будет нам что поесть.
—Хорошо,— согласились они. А имя внука было Кау-утуфиэ.
Женщина отправилась ловить рыбу. Пока она была в море, эти двое перерезали Кау-утуфиэ горло, кровь вылили в кокосовую скорлупу, отрезанную голову спрятали, а тело мальчика съели -
Наконец бабка Кау-утуфиэ вернулась с рыбной ловли, села разбирать свою добычу, но тут почуяла запах свежей крови. Она стала спрашивать сестер:
—Чем это пахнет? Сестры сказали ей:
Сбита камнем птица калэе, Будет ребенок накормлен ею.
Тут женщина им:
Давайте ему что помягче, давайте что посочнее, Давайте самое нежное, чтоб не подавился.
—Да, да, конечно — согласились сестры.п}&ь
Разобрав всю рыбу, женщина прошла в дом, чтобы оосу
ся и обогреться. А сестрам она сказала:
—Дайте-ка мне воды умыться. Они в ответ:
А
— 1{аУ "гказала:4
jKeHU»«I,a ' М0Ю циновку фарао .
°" к"у°у"уФиэ ие даеТ"
—myaL сказала: Сдайте мне мою циновку эапа .
011 Кау°утуФиэ не дает. ^"мнТГю юбочку из апеи*.
Они в ответ: -1 Кау-утуФиэ не дает* Женщина сказала:
Z Дайте мне мою юбочку из луба .
Они в ответ:
Кау-утуфиэ не дает. Женщина сказала:
Дайте мне мой плетеный поясок .
Они в ответ:
—Кау-утуфиэ не дает. Тогда женщина сказала:
—Ну пойдите и нарвите хотя бы листьев драцены — запечем в них нашу рыбу.
—Хорошо,— ответили те.
И они отправились туда, где росла драцена. По дороге Нуджкау случайно наступила на лежавшую на земле половинку кокосовой скорлупы, та перевернулась, откатилась в сторону, сестры взглянули, что под ней: а там росло молодое деревце мамарава 9. Тут обе присели на корточки и стали разговаривать с ростком. Вот что говорили они мамарава:
О мамарава, расти скорее, расти скорее, достань до неба! небо ВДРУГ дерево Раз°м поднялось, вытянулось и уперлось в сди° ^°Гда сестРы стали карабкаться по нему, а поднимаясь, та ж ЛИ С° ствола К0РУ» чтобы он стал гладким и скользким: когда вслед за^ нимПридет их искать» она не сможет забраться наверх
Ли неба КЛра^кались» поднимались, поднимались и наконец достигший пош увидели они» что небо — тоже живой, населенный край. и Увидели* П° НеМу и УвиДели Д°м- Нуджкау и Нуджманга вошли ЯМса. Эти ДВух сУЩеств, которые были заняты приготовлением ' 11ине. И кДВ°е ^Ыли соеДинены друг с другом, слеплены спина к 11 Иуднчман МУ Же °НИ ^ыли совершенно слепы. Тут Нуджкау 11е°^сцых бл ВСПомнили, как люди на земле рассказывали про ^их дом и ТецЗНецов' соеДиненных спинами |0. Итак, сестры вошли ^Рали. д ^ ^ле^ь решили отнять у близнецов ямс, который те пере-10 и Деея^ Изне1ЮВ было по десять клубней ямса — десять у од-
Нуд**ау / ЙРУГ0Г°-
"УДЖманга взяли для начала два клубня — по одному у каждого. А те близнецы как раз в это время при
на ощупь проверять свои запасы, и оказалось, что по десять HJlli^l
ней уже не набирается.К:1УЩ
Один брат сказал другому:
—Было у меня десять клубней, а теперь только девять Второй ответил:
И у меня тоже почему-то осталось только девять и
ямса.КЛу6*Ч
Тогда первый сказал:
—Мне кажется, в нашем небесном доме кто-то появц Нуджкау и Нуджманга тем временем успели отойти к •ЛСя"
дома и хихикали, стоя там. А оба клубня, украденные v fin?Teii€ цов, уже были съедены.
Немного погодя сестры тихонько подкрались к близнецам стащили у каждого еще по одному клубню. Потом уселись и съе этот ямс. А близнецы вновь пересчитали ямс на ощупь, и оказалось* что его стало еще меньше. Оба страшно рассердились. Но Нуджка и Нуджманга продолжали таскать у них ямс до тех пор, пока его не осталось вовсе.
Тут бедные близнецы посовещались между собой и решили проделать что-нибудь смешное, а по смеху обнаружить того, кто забрался к ним в дом. И вот близнецы поднялись на ноги и принялись гримасничать. Долго пришлось им гримасничать и кривляться, но наконец Нуджкау и Нуджманга не удержались и рассмеялись. Тогда те два создания спросили:
—Так это вы дурно обошлись с нами? Нуджкау обратилась к ним:
— Не надо на нас сердиться. Давайте-ка лучше мы обе останемся здесь, у вас. Будем жить все вместе.
— Хорошо, — согласились близнецы, пусть будет так. Но есть одна помеха этому: мы ведь совершенно слепы.
На это Нуджкау и Нуджманга сказали:
—Мы можем сделать так, чтобы ваши глаза стали видеть.
—О, это было бы так хорошо! Если бы вы только могли эт сделать, уж как бы мы стали благодарить вас! - воскликнул*1
близнецы.
Тогда Нуджкау и Нуджманга пошли и набрали разных о>
шек: красных муравьев, черных муравьев, сороконожек, ?ь^иИ
паучков, гусениц, всяких мелких мошек. Всю эту >кивН0СТЬц1Нц
принесли в дом и положили прямо на глаза близнецам. ^к^лцз
мигом принялись выедать все лишнее, что наросло на глазах У ^оТ
нецов, и наконец глаза у обоих стали совершенно чистыми-
так они обрели зрение и отделились друг от друга .у и
Как велика была их радость, как благодарили они НуД' Нуджманга!
А потом все зажили вместе в том самом доме, где близнец прежде, когда они еще были соединены спинами. Так заканчивается этот рассказ.
ушке жили муж и жена. Поселение это было ко-д оД,!ОЙ деРдело снималось с места, переезжало на другое, при-чгР1^'оЯ°Гкакой-нибудь еще деревне.
п iflfl°cb мя и у супругов родился сын, которого назвали li Прошло вР { датем у них родился второй ребенок — это была М*аРмйаР Topyi° назвали Тиаф-тото 2. И эта девочка никогда не девочке коТ oUSii никогда не занималась никакой работой, не при-
яЫХ°Дила И3 к чему — она была окружена чрезвычайным внима-к*салась ни^ой д жида в раК0вине.
н11ем и ^ какое_то время оба родителя умерли, и дети остались ^пУстЯтеперь при них состояли только их люди. Неподалеку от вДВ°гМ та расположена деревня, где жил сау; и вот их деревушка них оьь места? отправилась к поселению сау и прилепилась к снялась ^ Однажды вечером Тинрау, сын сау, пошел прогулять-Ht на окраину деревни, набрел на те дома и стал рассматривать их. СЯ Миармиар-тото обратился к Тинрау:
—Здравствуй, благородный господин! Ты оказался в моей деревушке, а в нее редко кто приходит.
На это Тинрау сказал:
—Не гневайся, благородный господин. Я просто гулял здесь и, заметив это поселение, решил подойти и посмотреть на него поближе. Не гневайся, я был бы рад, если бы завтра днем ты со своими людьми посетил меня.
—Хорошо,— согласился Миармиар-тото.
На следующий день Миармиар-тото и его люди отправились к Тинрау и развлекались у него до тех пор, пока не пришло время есть. Когда угощение было готово, Тинрау пригласил Миармиар-тото и всех прочих гостей отведать его. И все гости, собравшиеся на торжество, уселись есть.
свое' ^ИНраУ *!, его люДеи было заведено так: этот ел свое, тот — , и каждый ел сам по себе. А что до людей Миармиар-тото, бращГ следили за своим господином: он брал кусок — и они и они °Н откусывал ~~ и °ни все откусывали, он опускал кусок — просто °ПУСКаЛИ' ВСе °ДновРеменно- Так что Тинрау и его люди
Когд16 СВ0ДИЛИ глаз с Миармиар-тото и его свиты.
РаУ прийТд°РЖество окончилось, Миармиар-тото пригласил Тин-
^Так> на К нему ла следующий день со всеми своими людьми.
МиаР-тотоС^ДУЮЩИЙ день Тинрау и его люди явились к Миар-
0т,1Равлятьс^иаРмиаР_Т0Т0 велел одному из своих юношей
Не*! вмСа я и гот°вить печь: нужно было приготовить пять клуб-
Чо А У Л^Д'Й мУбНЯ Тар° И СВИНИНУ-л°век всог ИаРмиаРтото было заведено так: выходя из дома,
°уЛиЦо ei а ^ПОвоРачивался спиной в ту сторону, куда шел, так Дом ' ювош°ЫЛ° °°Ра1ШЗН0 к Дому, из которого он выходил. иЬ1й ^ИнРау То? ВЫШел от Миармиар-тото и отправился в кухонный Дом, Тии^/Ке Л0Шел с ним туда. Когда они пришли в кухон-"Рау спросил:
—Хватит ли нам всем этих нескольких клубней
свиньи?0'r^(J
Тот человек ответил:
—О да, нам было бы достаточно и половины этого. Be
шем поселении всего четыре дома: дом Миармиар-тото и его lla^
дом сестры Миармиар-тото, женский дом и вот этот kv ^liyH
дом.У*«ИЦщ
Тинрау стал расспрашивать юношу про все эти дома
сказал:' и Щ
—Вон тот дом, знай, принадлежит сестре Миармиап
—А где же она? — спросил Тинрау.4 Тото,
На это юноша сказал:
—Знаешь ли, благородный господин, эту женщину Нико
нельзя видеть. PI даже наш хозяин, если ему надо поговорить с !^
зовет ее, дуя на птичье перо.Hei0)
Когда игры и танцы подошли к концу, Миармиар-тото вел женщинам пойти и достать угощение из печи. Выходя, женщины* как и полагалось, повернулись лицом к дому, из которого выходи ли, и спиной ко всему другому.
Угощение было подано, Тинрау и его свита поели, и затем люди Тинрау ушли, а сам он остался. Миармиар-тото спросил у него чего бы еще ему хотелось.
Тинрау сказал:
Не гневайся, благородный господин, но я осмелюсь просить тебя о свидании с твоей сестрой.
Миармиар-тото отвечал на это:
—Хорошо. Но я думаю, что сначала тебе надо будет подождать здесь. Я пойду к ней первым, и мы с ней поговорим. А если и ты пойдешь со мной, у нас ничего не получится.
Итак, Миармиар-тото пошел первым, но Тинрау, не имея сил ждать, последовал за ним. Миармиар-тото вошел в дом сестры, подошел прямо к опорному столбу, что посередине дома, взял птичы перо и подул на него. Раковина его сестры чуть приоткрылась но едва женщина заметила Тинрау, как тут же захлопнула рак°
вину-ала
Миармиар-тото ждал-ждал, но, как ни старался, сестра не с •
говорить с ним. И ему пришлось уйти.
Выйдя из дома, Миармиар-тото сказал:то
—Мне кажется, Тинрау, ты подслушивал снаружи. Поэтод моя сестра и не стала, не смогла говорить со мной. Я ДУма^ать лучше будет, если ты все же удалишься и не станешь * мне.
Тинрау отошел, а Миармиар-тото снова вошел в Д°* ' птичье перо и дунул на него. Сестра спросила:
— Кто это? Он ответил:
— Это я.
Женщина переспросила: Кто ты?
On <*ка3*ЛМиармиар-тото.
Это я, 1VA Отворилась, и женщина спросила:
пяковина0
Тут РаКи бе нужно?
^ Чего ^ ^ том^ qTO ГОВОрИЛ Тинрау. Сестра расплака-
с1? и сказаЛпРекрасно знаешь, Миармиар-того, что за мной следу-'' ^ Ты я<е V ^ заботиться обо мне надо особенно. Ты знаешь, ег ухаЖиваТЬ' выполнять никакую работу. Но все же я сделаю что я не ^хочешь. Если же однажды меня постигнет беда, это
таК' Ка п твоей вине, а не по моей.
будет поМиармиар-тото позвал Тинрау:
И "все хорошо. Теперь ступай к себе и думай об одном — на пень назначить свадьбу. К В рнувшись домой, Тинрау рассказал обо всем сау и своим лю-День свадьбы был назначен. После свадьбы Тинрау забрал жену к себе, и они зажили у него. Н другие женщины, прежние возлюбленные Тинрау, продолжали омогаться его, и вскоре он стал угрюм и плох со своей женой. Тогда она оставила его и отправилась к брату в свое родное селение.
Тинрау пошел туда, чтобы вернуть жену, но деревушка уже успела сняться с места. Тинрау поплакал, погоревал и решил оставить все, как есть.
Вот так кончается этот рассказ.
17. Мёс-тото

Стояла некогда одна деревня; это была главная деревня округа—в ней жил сау. И сам сау, и все состоявшие при нем люди были людоедами. И заведено у них было так: они отбирали себе жертв дру РУГУ к ачинали с Одного края деревни и постепенно доходили до сау Г° аждыи День убивали одного человека и доставляли в дом
сестру зваЮ гг** деревни жили супруги с тремя детьми. Старшую бь*л брат п™ уаклева 1у вторую сестру — Пуак-нифо 2. Младшим Р°Дители быИМеНИ Мёс~тото- И вот пришел черед этой семьи. Когда к*ак бЫть даШИ прикончены и Дети остались одни, они стали решать, Гцн сестра скЬШе* ^дна сестРа сказала, что лучше ей умереть, дру
УМ|4Реть емуЧТ0 лУчше еи умереть, брат сказал, что лучше
- Но все -
°Рату и cecтpeCTaPШaЯ, ^Уаклева» настояла на своем; она сказала
НУГ ^ТТОГО ЧТО
' Мо>кет, Поумрете, ничего не изменится; а если меня убь-
тов ПаАалаТбМ Какая нибУДь польза и будет. тамЯт 1,3 Нее куРВТУ И сестРе такои наказ: когда ее убьют и приго-ьсячеСКи У аньс, они должны отнести кушанье в дом сау и
^дать сау и его людям. А когда те поедят, они
должны собрать все ее кости. Потом же, когда будет вьщ
они должны сложить кости в корзину, отнести их к своем ^
зарыть в землю рядом с домом.% ^°Му ^
И вот Пуак-нифо и Мёс-тото убили Пуак-леву и, пригпI
нее кушанье, отнесли его в дом сау. А там они стали просить***11111,1
его людей не выбрасывать никуда кости их убитой сестры ^ и
потом они могли забрать эти кости с собой. Когда трапеv Чт°Ч
окончена, люди сау собрали кости Пуак левы, а брат с сеет '^b|j,<<
жили их в корзину, отнесли домой и зарыли в землю Сггг^}°И
поступили так, как им говорила Пуак-лева.' °нц
Прошла ночь. Утром они поднялись и пошли посмотп
появилось ли чего-нибудь там, где они зарыли кости. И ока, Ь' 11 -
n<*,iajiop.
что из костей сестры поднялись ростки кавы, а еще на том
появилась свинья с пятью поросятами.Мест|
Прошло немного времени, и брату с сестрой снова настал ч потчевать сау. Тогда они взяли одного поросенка и приготови^ из него кушанье, которое требовалось. Сами же они осталиЛ живы.
Когда кушанье для сау было готово, они открыли земляную печь
и взяли немного кавы, которая теперь росла у них.
А сау и его люди уже ждали их; даже время питья кавы успело пройти, а пищу все никак не несли. И сау сказал:
—Н-да, непонятно, почему Пуак-нифо и Мёс-тото так задер живаются.
Едва он произнес это, как кто-то воскликнул:
—О, вон они идут!
Брат с сестрой подошли, поставили принесенное кушанье не землю, и Мёс-тото приказал женщинам начинать готовить м-ву. Когда уже и кава была выпита, сау подозвал Мёс тото и спросил его:
—Где ты добыл такую замечательную еду? Если у тебя много всего этого, давай разделим между собой. Мы тоже станем разводить свиней, как ты, растить каву, как ты. И я думаю, тогда мы сможем перестать питаться человечьим мясом.
Затем сау со своей главной женой 3 пошел к себе, и все люД
тоже разошлись по домам.^
Спустя некоторое время, когда стемнело, сау и его главная ^
на вышли из дома на прохладу. Жена сказала, обраща
сау:cr0i в
—Какой замечательный человек этот Мёс-тото! Не будь
нашем селении по-прежнему бы ели человечье мясо.но*
И тут в душе сау зародились ревность и злоба на Мёст°
торого так восхваляла его жена.ftefl^
А было известно, что в одном далеком краю живет °ДиН oCjiafb белый человек альбинос 4. И вот сау решил, что надо pe:tff Мёс-тото разведать, где же эта земля. Пусть Мёс тото п* tfe этого альбиноса, чтобы сау мог взглянуть на него. Taia»T легли спать, а как только рассвело, сау велел своему гЯ ц0\у пойти и сказать людям, чтобы готовили лодки, да поболь вание за тем белым-белым существом. Его надо
г,-Р=«тьГЯ поставить перед очи сау. _ г( кать 11 д лись готовить плавучий караван, и Мес-тото ска-<,тМ(Гк>Ди ПрИИлодке должно быть только три места.
* что в еГ° было готово, лодки нагружены всем необходимым. 1\л^оПСП ВСе ись к отплытию. Мёс-тото со своей сестрой Пуак-т#с 11риГ°т0В а 50рт - и их было только двое. Но когда люди взгляни Ф{) в3°ШеЛ лодку с берега, они увидели в лодке уже троих: там Цули на ег° левЙ1 сестра этих двоих, убитая и съеденная в доме появись НУ
гаУодни отплыли от берега и поплыли одни в одну сторону,
И вот л д ю Мёс-тото и его сестры гребли, гребли и нако-другие " д? дОЛОгого песчаного берега, у которого купался какой-
неЦД^пяек Он сказал:
Т° ^Здравствуй, Мёс-тото!
—Здравствуй и ты, Саре-феке ,— сказал Мёс-тото.
Слре-феке спросил, куда они направляются. Мёс-тото сказал
что они плывут за альбиносом, которого велено доставить ему» "
к сау.
Тогда Саре-феке сказал:
—Поверни-ка вот так свою лодку, чтобы я мог сесть в нее. Мёс-тото повернул лодку, и Саре-феке забрался в нее. Они отплыли от того места, и вскоре Саре-феке сказал Мёс-тото:
—Пока мы проходим здесь, будь внимателен: когда волны начнут набегать одна на другую, не пугайся и старайся изо всех сил увести лодку в сторону.
На это Мёс-тото ответил:
—Хорошо.
Прошло совсем немного времени, и вот первая сильная волна налетела на их лодку; волна за волной стали биться о борт лодки, этотУТ . с~тото с°брал все силы и провел лодку целой через весь заласьЖа-СНЫЙ Шквал' Наконец волны кончились, и впереди пока-чалиттМКаКая~Т0 земля- Они поплыли к ней, достигли берега, при-
Но йЛ0ДгУ И Решили отдохнуть.
—ИдТ 6 *еке сказал Мёс-тото:
Ма*ельно гм°Н К ТеМ заР°слям- Заберись повыше на дерево и вни-^езай, возвраРИ ВДаль" ^ак УвиДишь, что вдали что-то белеется, 1 г^аввое^ по 1Цаися сюДа> и мы с тобой пойдем к тому месту.
Мёс-тото по"*1' Н<3 теряи из ВИДУ то белое пятнышко. ональ и Действит^ К зарослям> влез повыше на дерево, посмотрел у*гСлез на землюЛЬН° Заметил там что-то белое. Не теряя времени, ^га своЮ ло И Направился к тому месту, где они укрепили
^ ^аметил?Д°Шел' СаРеФеке спросил:
-"•
И 1у идем I К сказал:
У сторону и наконец добрались до необыкновенно светлой кокосовой пальмы, что росла перед камен
мом, в котором и жил тот самый альбинос. Кокосовая пап 11 ^ г
такая же белая, как и он сам.1* Оь.,
А что до Саре-феке, то у него была человеческая голов
осьминога.11 T(bjf
Они оба вошли в дом альбиноса, а Пуак-нифо осталае снаружи. Вошли они в дом, Мёс-тото сел, а Саре феке п танцевать, чтобы развлечь и ублажить альбиноса. Но ал г 4jIcn разобрав, что за создание танцует перед ним - наполовин Ии°г век, наполовину осьминог,— ужасно испугался, бросился в ний угол дома, весь сжался там и не издавал ни звука. А тут раЛь феке выбросил вперед свои щупальца, крепко обхватил ими 6ei ^ жего человека, отволок его к лодке, бросил в нее, и они попл Л°К° обратный путь.
Поплыли они и наконец достигли того песчаного берега Саре-феке всегда купался. Там он вышел из лодки, ступил на с ^° землю и распрощался со спутниками. Сестра и брат вместе с а *° биносом поплыли дальше, а Саре-феке остался у себя.
Так Мёс-тото привез альбиноса на Ротума, и сау смог увидеть его. Затем Мёс-тото пустился с альбиносом в обратный путь, чтобы доставить его в родной край. И альбинос был благополучно доставлен туда, а Мёс-тото вернулся на свою землю.
Прошло еще некоторое время, и вот однажды поздно вечером жена сау вновь принялась хвалить Мёс-тото, говоря:
Ах, до чего же славный человек Мёс-тото: что бы он ни делал, все выходит хорошо.
Услышав от жены такие слова, сау страшно рассердился. Едва занялось утро, сау отправил к Мёс-тото посланного: сау приказы вал Мёс-тото отправляться на поиски ририкуиа 7 вождю хоте лось посмотреть и на это чудо.
Мёс-тото сказал посланному:
—Передай сау вот эти мои слова: «Хорошо, все будет исполни но. С наступлением дня я отправляюсь на поиски этого ририкуиа»
А сестре Мёс-тото сказал вот что:. f.
—Собирайся, сестра. На этот раз все не так, как ранып ? ли мы отправимся на поиски и не найдем этого самого Р11^1*^^ со мной непременно случится что-нибудь скверное, я это .
ВуЮ*м- тото вел*-1
И вот скоро на земле стало совсем светло, и мес-т^д
сестре стаскивать лодку в воду. Настало время им отплыв f0
спустили лодку на воду и пустились в плавание. Они плы
и наконец достигли какой-то земли. Там они принялись^^00ек^
по берегу, но так никого и не встретили, ни одного "roP°fl|
Шли они, шли по берегу и наткнулись на норку * рЬ|Л*"
краба. Они уже собирались идти дальше, но тут из нор пбу'$
сам краб, и Мёс-тото спросил у него, не видал ли он
ририкуиа. На это краб сказал:gblJI ^н1* "
О да, как раз когда я отправлялся сюда, ририкуиа под песком. Ройте прямо здесь и достанете его.
инялись копать, долго работали и наконец гестр°и пр 0 бЫло существо, похожее на краба, но f5rTro. «*> "^Тгораздо красивее. s*|D атог° HI3fc?1 в Лодку и поплыли назад, к себе на землю. *Par viT 11 ссстра прибыв к своей земле, увидели, что на берегу ли они, плылиi , людей посмотреть на ририкуиа. Мёс-тото ,ось мИОЯ^оегу были все, кроме самого сау. Тогда он бросил-в<!уотр«>лся: НЯ у напал на сау и сразу убил его. Потом тоже бегом 0 бегом в д0М С5еРег и сказал там людям, что довольно глазеть на он вср"УлсЯ т0 )а нести его к сау, чтобы вождь наконец смог бы р'ирикуиа - п0^ таКое ведь он так долго ждал, так давно мечтал
уВШДбТЬ,иа!
увидсть Ри^гс1:у1ШЛись, Мёс-тото взял ририкуиа и первым пошел
ЛюДи Р1 'все остальные последовали за ним. Он де-
ЛОМУ
с ним * *будто бы и не подозревал, что сау уже нет в
лал все т
т Шти они, шли, пришли к дому сау, долго звали его, но никто так ткликнулся. Тогда жена сау вошла в дом и нашла вождя лежа-1шо мертвым прямо на полу.
Всем жителям деревни оыло велено собраться по случаю смерти сау. Все пришли, было приготовлено угощение для торжественной трапезы. Тем временем была вырыта могила, и сау был похоронен. Так все было кончено.
На этом кончается наш рассказ.
18. Киркир-еаса


Жила некогда одна женщина, звали ее Киркир-саса. Эта женщина жила в Таркеи (есть такая местность в Мафтоа); обе подмышки у нее были покрыты татуировкой, да так, что казались совершенно черными \
ей Вс*1 ЭТ°** госпоже жили простые женщины, прислуживавшие та-шич °дежДа этих незнатных женщин состояла из надетых на
ВотЮо°°ЧеК И3 *раара 1
- 3°ДНажды Киркир-саса велела своим прислужницам: и СтУпайте СВ0И С0СУДЫ из выдолбленных кокосовых орехов в Зелсные к - аниУа- Там наберете морской воды, и мы зальем ее тУда eme И*0СЬ1, Ведь мы еще вчера приготовили кокосы, а воду
_ ^ не заливали 3.
бы н°Шли Г0СП0Жа»-~ ответили обе женщины, ни 10 п^Иказано3атСВ°е^ ^тваРью 11 затем отправились в путь, как
' Шли они быстро и очень скоро оказались в Фа-
гНа °ни не
тУдаЙ!а п°йти СТали сРазУ набирать морскую воду, а решили
сРе^,*°ЛьКо ус"рогУляться в Фохапа. Только они направились
1 и,"|г.* °му цЛя ели пройти совсем немного по маленькому при-
1оДножВДРУГ услышали страшный храп он доно-
я горы, что возвышалась там. Посмотрев в ту сторону, женщины увидели, что там лежит настоящий вели
у него был раскрыт невероятно широко, а зубы напомни- I1
щие угли — до того они были красными.dJl!* Tj,fl^
Увидев все это, женщины вспомнили, что именно так0
ные великаны. Немного подумав, они решили забросать Ь* ^<w>
довища камнями. Они сразу принялись за дело: каждая г а°Ть Чу
мень за камнем и швыряла прямо в рот великану.ajIi* ка
Так они обе кидали камни очень долго, и наконец вели -
снулся.а,! ир()
Проснувшись, чудовище уселось, а обе женщины тут й. сились бежать. Великан окликнул их, но женщины даже це 0° лись и только кинулись бежать еще скорее. На берегу их из араара развевались, по этим юбочкам великан успел замети °ЧКи и бросился вдогонку.
Как только обе женщины, посланные за морской водой m -жали запыхавшись к своей госпоже, она спросила:
—Что за несчастье с вами случилось? Женщины в ответ:
—О, ужасное несчастье, госпожа. Со времени появления на свет нам не приходилось видеть ничего ужаснее.
Неужто вы навлекли на нас зло? — спросила хозяйка.
—О госпожа,— отвечали женщины,— не гневайся, на нас надвигается великое несчастье. Мы не исполнили твоего приказа сразу, решили сначала заняться совсем другим. И в общем получи лось так, что мы растревожили великана, на которого натолкну лись в Фохапа. Видимо, он скоро будет здесь, у нас. Мы убежали от него, но он пустился следом за нами.
На это Киркир-саса сказала:
—Вы отвратительные трусихи. Но теперь уж ничего не поде
лаешь. Садитесь здесь и ждите — придет великан и вас съест
Ведь люди никогда не должны делать ничего такого, чем можно
разгневать великана. И уж теперь не смейте никуда убегать
него.^все
Очень скоро со всех сторон послышался страшный ШУМ' е
загремело, загрохотало. Не успели они оглянуться, как великан „
был перед ними.оЛ
Ну подождите,- воскликнул он,— дайте только я п ? тЬ ну, а уж потом покажу вам, гадкие вы люди. Кто это мог над вас швырять камни прямо мне в рот?
Тут к великану вышла Киркир-саса и сказала:отД°*нИ
—Привет тебе, благородный господин! Присядь й^я> 11 здесь, если желаешь, а я тем временем спою и станцую ^л^11110д. том же ты съешь этих моих людей, раз ты за ними пр
Великан согласился:
—Да, это будет неплохо. Ну танцуй. Женщина встала прямо перед великаном и запела-
V3
Подниму я руки перед знатным мужем, уэ. У Подниму руки, и он изумится, уэ, уэ!
са пела и танцевала, и танец ее был вот каким: йта*' ^Ир!СИруки вверх то так, то этак, поднимала руки, била t цоД!П1маЛаш,.ам, вытягивала руки, подпрыгивала, как только °%я п° 110ДМ поднимала руки, чтобы великан мог увидеть татуи-
оПЦЬпо1Х мышками.
оикУ Усе это ужасно рассмешило, и дошло уже до того, что,
1>( целякана в „склонялась в одну сторону, великан от смеха тоже Гришина u«**
«огДа Гапся вслед за ней.
уклонялt-n женщина остановилась, и великан спросил:
Наконец _ что_То необыкновенное у тебя под мышками. Ска-Н заме!ил -»
'как это получается?
н<н, ь<**нравится это.' — спросила его Киркир-саса.
n I воскликнул великан.— Если бы ты смогла украсить юдм^шжи так же, как свои, я не стал бы тогда есть этих жен-
ШИКиркир-саса ответила:
О мне не составит никакого труда сделать твои подмышки такими же, как мои, но только если ты действительно очень хочешь
этого.
Великан сказал:
—Хочу, на самом деле хочу. Приступай же, и тогда я пощажу твоих людей.
Тут госпожа велела своим людям разжечь огонь в земляной печи и доложить ей, когда камни в печи накалятся докрасна. Сама же она тем временем принялась беседовать с великаном.
Наконец камни накалились докрасна, один из людей пришел доложить об этом Киркир-сасе, и она сказала тогда великану:
—Ну вот, теперь идем украшать твои подмышки. Они пошли, и женщина приказала:
—Теперь ложись вот здесь, между опорными столбами, а мы займемся украшением твоих подмышек.
Великан улегся там, женщины принесли смотанную веревку и этой веревкой крепко-накрепко привязали его руки и ноги к опор-нести;ТОЛ^ам Д°ма 4- Когда все было сделано, госпожа велела при был п еИ °ДИН Раскаленньш камень из земляной печи. Камень ликану НеСен' и Киркир-саса положила его прямо под мышку ве-
Ту
—Н^еЛИКаН взРевел от боли, но женщина сказала:
Так кричаКрИЧИ ПопустУ' ничего страшного тут нет. Если будешь ^ел1т^ТЬ' НИчего хорошего не получится. _ Нуд 3авопил:
^ншиП°Г0ДИТе' вот я высв°божусь и всех вас съем.
—А УаНкЬ1 Же отвечали ему:
Кт0И Тут ВСЕАКРЕПК° пРивязан?
ИТС/ КЛАЛ КАМ' КТ° ТАМ ^ЫЛ' СТАЛИ ПОДНОСИТЬ РАСКАЛЕННЫЕ КАМНИ.
ЗАС°ВЬТ»и НИ ПОД МЬ1НШУ ВЕЛИКАНУ, КТО КАТАЛ ИХ ПО ЕГО ЖИВОТУ,
МГО. „ КАЛ ЕМV„,~ т„.. л
Г° кРепк0 н ТЫ Можешь высвободиться? Как освободиться тому,
и накп ему камни в нос и в глаза. Так они мучили его долго-0НеЦ великан умер.
Когда с великаном было покончено, госпожа Киркир саса 1 корить своих служанок и еще долго наставляла всех оста CTiij|u кто был там, чтобы они никогда ничего подобного не сове 11>ИьЧ иначе на них обрушится большое несчастье, которого у^111^^ нельзя будет избежать. Ведь хотя им и удалось спастись на*11^ раз, больше такого быть не должно.
А те две женщины стали взывать к прощению Киркип
говоря, что все произошло из-за их легкомыслия.Га^ы
19. Тонганцы, приплывшие на Ротума во главе с Маафу

Мореплаватели, о которых пойдет речь, высадились в окп Ноатау и решили остаться тахМ. Более того, они затеяли там сра^ 6 ние и вышли из него победителями. А победив, они разослали во всё местности Ротума знатных людей из своих: повсюду ротуманцам надлежало поселить у себя какого-нибудь знатного, высокородного тонганца и всячески угождать ему. Так было на всем Ротума: во всех деревнях, во всех округах поселились знатные тонганцы. А сам Маафу остался жить в Ноатау, и многие из его людей остались при нем.
Знатные тонганцы, которые жили повсюду на Ротума, непрестанно давали непосильные задания тем, кто должен был служить и угождать им. Каждый день несчастным ротуманцам доставалась новая тяжелая работа, давались новые и новые уроки: то надо было приготовить какое-нибудь изысканное блюдо, то требовалось отыскать что-то совершенно немыслимое. И даже от самого невероятного задания нельзя было уклониться. Вот, говорят, один житель Тангмеа 1 должен был заниматься таким делом. Когда он видел лодку, плывущую с запада на восток Ротума, он делал ей знак зайти в Тангмеа; лодка заходила в Тангмеа, и тут этот человек обязан был расцарапывать ногтями головы всех гребцов подряд, начиная с сидящего на носу и кончая тем, что на корме \ Только когда все было кончено, гребцы могли отправляться дальше. А если появля лась лодка, плывущая с востока на запад острова, он тоже R0Jl7^blJl был подать ей знак, а когда лодка подходила к берегу, должен делать то же самое: и он на самом деле расцарапывал ногтЯМ1Ь1ТЬ
ловы всем гребцам подряд. Только после этого лодка могла-П* м он дальше. И он не смел пропустить ни одной лодки, всем гРе *аХо-обязан был делать знак, прося их зайти в Тангмеа, а когда они
дили — расцарапывал им головы.ЛгЬоайГ
Тонганец, посланный в округ Муту, жил в местности У
сау. И всему округу выпало немало горя из за жестокое
ганца. Впрочем, так было везде, на всем Ротума: говорят,^ ^йтг
жестранцы были одинаково грубы и жестоки в обращении
лями острова.жас*1^
Вот так все шло, и скоро все ротуманцы прониклись У страхом перед приплывшими властителями.
один человек, обладавший необыкновенной си-
^ Л°1|Та ^тонганец, а благородный и знатный человек Ротума.
дто был не ^ уважали его, но помочь ему в борьбе против
Л°И hi **г° ^э некому, он оказался совершенно одинок в этом.
«*на^аИдев ^ЫЛ°шИл, что уж лучше уплыть прочь, навек покинуть
g рот ^>эЭ^олЬко не оставаться здесь и не прислуживать больше
роТума, н° ТоНга.м
0СП<>ДА е Муту был могучий силач по имени Алили . Извест-1 А в оКРуг предельно ненавидел приплывших на остров тонган-но, чТ0 оН ^шИЛ проверить — погадать, настанет ли когда-нибудь ,Г@в. И оН Р Х,ПГЯА потуманцы осилят чужеземцев, или оно не при-
д0Х ник ДАлили: он выкопал из земли каштан ифи, рос-
йот ЧТО СДЕЛАЛ ruiJ
-вольно далеко об берега, дотащил его до самого берега в ЙтсГи посадил там, сказав при этом:
Если это дерево по-прежнему будет зеленым и приживется здесь значит, настанет день, когда Ротума сбросит гнет чужестранцев.
И посаженное на берегу дерево прижилось, продолжало расти 1 вовсе не собиралось засыхать. Спустя некоторое время Алили пришел проведать его и увидел, что оно прекрасно растет на новом месте.
А Алили знал, что Фээфе задумал оставить Ротума, и вот он сказал самому себе: «Как было бы хорошо, если бы Фээфе, покинув родные места, приплыл сюда и остановился бы у моего дома!»
Пока Алили вот так раздумывал, Фээфе успел закончить все приготовления и уже спускал на воду в Хуо свою лодку, собираясь отплыть. Он сказал жителям Лопта:
Простите меня, женщины, простите меня, дети. Я ухожу насовсем: ведь мне не с кем объединиться, нет никого, кто мог оы пойти со мной и помочь мне.
с - Фээфе были две птички армеа 5, он поместил их в лодку,
и то взять с с°бой. Лодка отплыла, достигла берегов Малхаха,
Ваээфе выпустил своих птичек. Они полетели в глубь остро-
' J вскоре вернулись, и Фээфе сказал:
Лодка^01110' поплывем Дальше. СТи 1 обей П0Плыла Дальше и достигла Ропуре. Фээфе снова выпу-ЙСКоРе вел Птичек- Малютки-армеа полетели в глубь острова, но И °Каг*аласьУЛИСЬ" ^ л°Дка Двинулась дальше. Плыла она, плыла ^тиЧек QHh у берегов Мотуса, где Фээфе снова выпустил своих 1 "ачит, Пл Полетели в глубь острова и тут же вернулись к лодке. м°ДКа Дости аНИе ДОЛЖно было продолжаться. Через какое-то время В D;I^T0K в Гла берегов Мафтоа, и Фээфе вновь отправил своих PLR*YJIHCB „ °Лет наД сУншй. Ждал он их, ждал, но они так и не И т°гда фЛОдке-
АавайТеЭ(^е сказал своим гребцам: ВОДА Становимся здесь, в этих местах должна быть прес-
Они повернули лодку к берегу и подошли к Фаниуа. В это
к берегу за морской водой спустились несколько женщин изТ*
тоа. Подойдя к самому берегу, женщины увидели, как там 3 $
ляют лодку, увидели, что на берег выходит Фээфе со CBonM|fK*)0lh
цами.гР*!б*
Женщины разглядели Фээфе, а он весь был покрыт
ми: все его лицо, и все тело, и руки, и ноги все было в во°Л°(^
Женщины перепугались и кинулись бежать оттуда.Л{Н'Л\
Увидев задыхающихся, запыхавшихся женщин, Алили
сил:СцРо-
Что с вами случилось?
Женщины отвечали:
—Там прибыл какой-то великан, он на берегу в фан Каков он из себя? — спросил Алили.
Женщины рассказали:
—Вообще-то это человек, но вид его ужасен. Все его тело сплошь покрыто волосами.
Тут Алили рассмеялся и сказал:
Это никакой не страшный великан. Я знаю, кто это, это
Фээфе.
Алили велел женщинам взять белую циновку, сложить ее дол жным образом и отправляться на берег к Фээфе, чтобы там приветствовать его по всем правилам 6. Женщины передали Фээфе, что Алили приглашает его и всех его людей к себе. Так Фээфе со всеми своими отправился в дом Алили и поселился у него.
Алили открылся Фээфе в своей ненависти к приплывшим на остров тонганцам. И вдвоем они стали думать, что же, о что же им делать: ведь они одинаково ненавидели завоевателей. Алили рассказал Фээфе и о каштане ифи, что он посадил па берегу. Фээфе же поведал Алили о двух своих птичках армеа, которых он взял с собой и столько раз по пути выпускал летать над разными зем лями острова. И Алили сказал:
Вот что. Нам надо предупредить всех благородных и знат ных ротуманцев — пусть они ждут нашего знака, пусть смотрят внимательно, что происходит здесь, у нас, и в ночь, когда на х0ф Соророа 7 они увидят костер, пусть сразу убивают живущего У нахлебника-тонганца.
Фээфе согласился:
Хорошо придумано.)иул1'я
И они послали ко всем своего гонца. Наконец гонец ве^ ^ и доложил им, что все знатные ротуманцы согласны поступ н3
И вот пришла условленная ночь, Фээфе и Алили РазИ^аНц;ь
холхме знаменательный костер, а сами бросились на того т йд«И*
что жил в Офоаигсау, и убили его. Как го гько ротуманцы ^сЬ.
костер, все они кинулись убивать тонганцев: тонганца У Vr cTyii*^
тонганца убили там, тонганцев убили во всех округах,
утро, а ни одного тонганца уже не было в живых.дл*4^
Маафу узнал об этом, собрал свое войско и
двинул его »"о(,гр<Х"
и Фээфе. Они же успели собрать своих людей на запад
МчафУ в Мотуса. Едва воины Маафу прибыли, как 7нс »<ДалИ тва битва при Нгасафа. и Далась °и м Войске был отряд, называвшийся Хап-мафау 8, R ротУма1,с чап Длили. А во главе отряда, который носил назва
I^RF) стоял '
„о | \ 9 стоял Фээфе.
%е ^1аК ' должалась долго, но наконец младшему брату Маафу 11 ритва про/ * нганцы терпят поражение, что скоро они будут
it fi что * ^-ш g _
стало ясдеНЫ. Тогда он подошел к Маафу со словами:
(ч>в<сМ п° ^ ГОворил тебе, что не надо мучить и оскорблять жите-
- ^емли Эта земля очень хороша; она досталась нам, и мы
00Й атоИ ' гли ^ы спокойно жить на ней — и ты и я. Но ты сделал
вполнс м°шпич людей слишком горькой. Теперь распутывай
деизнь птП1)аВяяюсь назад на Тонга и там расскажу обо всем нее сам, а я и >
ЭГ(,Тут младший брат снял с головы Маафу суру ,0, украшенный ми перьями, надел его на себя и с криками и возгласами 1,Т"озь1 приблизился к тому отряду ротумаыцев, который носил ^звание Хап-мафау. Алили бросился на него и снес половину перьев с его суру 11 - Тогда тонганец направился к тому отряду, который носил имя Мака, а там на него кинулся Фээфе и снес с его убора остальные перья. Остались только два больших пера посередине. Тогда младший брат вернул суру старшему, Маафу, и сказал:
— Прощай, я отправляюсь на родину
Лодка младшего брата была приготовлена к плаванию, люди его собрались, и вот, не дожидаясь конца сражения, они уплыли на Тонга.
А сражение продолжалось, и наконец пал Маафу. Маафу уже был убит, когда Алили заметил, что Фээфе превзошел его и сумел продвинуться гораздо дальше в бою. Тогда Алили оставил свой отряд, бросился к отряду Мака, неожиданно напал на Фээфе и убил
его
пало вИНЫ увидели' что Алили убил Фээфе, и тут же у многих про-ние. СЯКое желание биться дальше. На этом и окончилось сраже
Да
ег° в бок|ЛИ У^ИЛ ^^Ф0 вот почему. Увидев, что Фээфе превзошел >кивых, п °Н испугался> что после сражения Фээфе, оставшись в х°тел полуЛУЧИТ Право на весь 0СТР0В Ротума, а ведь Алили сам Рял-а» броси еГ°' П0ЭТ0МУ-т° он и оставил воинов своего от-('Му ясно ЧЛСЯ К 0тряду Мака и убил Фээфе. Вот каков Алили: если т любого ° Над° избавиться от соперника, он немедля нападает
( 1°в° Не ^ИЛИ ВСп°минают, когда хотят сказать, что у кого-то Расход„тся с делом.
20. Как была передана власть из Мофману в Фангута


Некогда власть над Ротума принадлежала одному *
из Мофману, звали его Фэре. А в Фангута жил один з Л°йеНу
человек — благородный вождь Пуроу-манфиу. У него бь
мафуа.°Boj
Однажды ночью этому мафуа, состоявшему при Пуроу-м приснился сон. Мафуа видел, как Фэре плывет вдоль бе ^ своей лодке кариэ, как он достигает того места, где в ф а & стоит дом Пуроу-манфиу, там поворачивает лодку к берегу НГ^Та чаливает, выходит на берег, спешит к казуариновой роще, что^11 дом с домом Пуроу-манфиу, снимает там свой красивый пояс ц вязывает этим поясом самую большую казуарину 1.
Наутро все люди Пуроу-манфиу подкрепились и отправил на участки в глубине острова. Проработав там целый день о°Ь вернулись домой к вечеру, когда настало время готовить ужин Вот все расположились в кухонном доме 2 и принялись там готовить а мафуа обратился к Пуроу-манфиу:
—Мой благородный господин, я бы хотел рассказать тебе какой сон я видел.
—Хорошо,— сказал Пуроу-манфиу, — рассказывай, я слушаю. И мафуа рассказал:
—Сегодня ночью мне приснилось, что Фэре плывет сюда в сво ей лодке. Вот он подплывает прямо к нашему дому, и тут я вижу, как его лодка направляется к нашему берегу, как она пристает здесь, у нас, как из лодки выходит человек, и я вижу, что это и есть Фэре из Мофману. Не говоря ни слова, он идет к казуариновой роще, что у нас здесь, возле дома, там снимает с себя свой краси вый пояс и обвязывает им одно дерево, а дерево это — самая высокая казуарина из всех, что растут в роще.
На это Пуроу-манфиу заметил:
— О, это все пустое. Неужели ты веришь, что мы сможем ког да-нибудь так возвыситься? Нет-нет, такому не бывать никогд^
— Что ж! — сказал мафуа.— Я рассказал тебе, мой благор ный господин, только то, что видел во сне.
Прошло некоторое время, и вот однажды мафуа приснилось,
явился к ним Фэре со своим ожерельем из перламутровых^^
вин и украсил им шею Пуроу-манфиу 3. Наутро все в доме ^ ^
позавтракали и отправились в глубь острова возделывать св иТЬ
ли. Проведя там целый день, вернулись только к вечеру г яМс.
ужин. А это было время сбора ямса, и на ужин был прине
один только ямс.ЫЙ я*11
Вот все вошли в кухонный дом, сложили там принесе ^аНф*Т
и принялись готовить ужин. А мафуа обратился к Пур°У
со слова ми:чТЬ t^e'
—Мой благородный господин, я бы хотел рассказ^ какой сон я видел.
Вождь сказал мафуа:
везет на сны! Ну что ж, рассказывай. ^ Теб° Пр ссКазал:
Л мафУа Fc ночью мне приснилось, что Фэре пришел к нам
СегоДнЯ ожерельем из перламутровых раковин и украсил
„?я ео своиммой благородный господин.
сЮ™ ,,>прльем н»1""
этим 0>кер,Ь1Вая это, мафуа сидел и очищал ямс.
Рассказсказал:
ПуР°У ^ не верю во все это. Но все ж давай проверим твои
О не^ни не подтвердятся, тебе придется покинуть нас: я
сны- Еслиого мафуа, а тебя отошлю от себя. Сделай-ка вот
розьмУ се ь корешок от ямса, который ты чистишь, вырой ямку вот чТо: оТРеЖду кухонного дома, и посади в нее этот корешок. Сверху здесь, в у^ ПОЛОВИНКой кокосовой скорлупы. Если ямс вырастет накрои ^ ^ лИСтья его будут маленькими и их не будет видно из-МЯСИ^ос'ов0й скорлупы, значит, твой сон правдив. Но если ямс П°Дастет плохим, тощим, а листья у него будут большими, значит, 2* твои сны - пустое.
Итак, мафуа отрезал корешок от ямса, отнес этот корешок в угол кухонного дома и исполнил все, что сказал Пуроу-ман-
Прошло время, весь урожаи ямса, росшего в том краю, был собран, настало время сажать новый ямс. Все отправились в глубь острова засаживать участки ямсом, и тут начал подниматься тот самый ямс, который посадили в уголке кухонного дома. Подошло время собирать новый урожай ямса, а из-под кокосовой скорлупы еще не появилось ни одного листка. Но было видно, что сам ямс растет хорошо. Наконец скорлупу сняли, ямс выпрямился, сбросил с
листьев землю, и выяснилось, что вырос он большим и мясистым.
Увидев, какой ямс вырос из корешка, посаженного по его же приказу, данному затем, чтобы проверить правдивость снов мафуа, чтоР°У манФиу Решил» что теперь надо действовать согласно тому, ямс Предвепдали сны- И вот Пуроу-манфиу приказал вырыть этот вить СОХранить его и> созвав всех жителей Фангута, велел им гото-т*м отнеГ^гЬ Я АЛЯ Фэре И3 Мо*манУ- Эти ДаРы нужно было за-**УР°у-манфК Ре ~~ так наДлежал° просить его о передаче власти
Щее угощ^д06 жители Фангута приготовили и собрали подобаю-
— ^Сту ЧуроУ'манФиУ сказал своему мафуа: ^уДУ цроси аИ В ^0(^манУ и Доложи Фэре, что я скоро буду у него и
^аФуаотЬ передать мне власть. С 4fiM идет кТПравился в Мофману. Прибыв туда, он рассказал Фэре, Т\* 1Цав Эт° фвМ^ ^уР°У~манФиУ в сопровождении своих людей. Ус-'»ЧтТЬЯМи ^око!^ Пр~иказал своим поставить большой навес, крытый мь?Ь ^уР^У ма1^ь°И пальмы- Под этим навесом он собирался при-Роу\И Г1Рибывш ИУ И его Л1°Деи- ТУТ же растолкли корень курку-
МанФиу? 1-И МаФуа тот самый мафуа, что состоял при Пу-
1Л натерт куркумой, украшен перламутровым ожерельем, которое до этого носил тамошний советник
и усажен под навес — словом, был облечен новой, боль °Р^т0г
стью 4.н^'
А тем временем в Мофману прибыл с дарами его го сопровождении своих людей. Тут они увидели, что все у-^ /0Дд,В ь что мафуа сидит под навесом, натертый куркумой, и на щ^14314^) новое перламутровое ожерелье. Пуроу-манфиу и его люди ^ Mf'r° лись снимать с плеч ношу — корзины с дарами. Поставив их П^1и,н лю, они зашли под навес. В этот миг Фэре выскочил из Ha'^Nu палицей в руках — он размахивал ею, как во время сражения*^ с под радостные крики людей он долго размахивал палицей и н Я- ^ак приблизился к Пуроу-манфиу. Сняв с шеи ожерелье из перла\ °Hei* вых раковин, он украсил им Пуроу-манфиу. Затем, усевшись ск
навесом, он произнес речь, и так совершилась передача п~ д
гтг 5власти
Пуроу-манфиу .
После этого была разлита и выпита кава, Пуроу-манфиу со св ми людьми вернулся в Фангута, а Фэре остался жить у себя** Мофману.
-
21. Два альбиноса,
приплывшие с Тонга

С Тонга однажды прибыли сюда два человека; ротуманцы говорят, что это были альбиносы. Оба они обладали необыкновенной силой и к тому же были чрезвычайно искусны в бою. Некоторое время они жили в Ноатау, и, пока они жили там, их лодка всегда стояла у берега. Отправляясь на противоположный конец острова, они останавливались в Валсесеэ и тогда оставляли лодку там, укрепляя ее у берега близ Аилала
От ротуманцев эти двое были наслышаны об одном человеке из
Малхаха. Звали его Фики-мараэ, и он тоже был наделен невероят-
ной силой. Он, этот Фики-мараэ, во всяком сражении имел с со-
бой двенадцать дротиков, которые он один за другим посылал
во врагов. Он был невероятно искусен и ловок в метании коп
и дротика.Мо,
И вот два альбиноса прибыли в Валсесеэ, что в местное? *
туса, и там узнали, что жителям Ханхап Мака 2 и всего зап' аеТ
побережья острова приходится очень плохо: тот силач У^1 _)а1бт
их, непрестанно насылает на них своих людей, а его люди от {СЪ
у местных жителей все съестные припасы. Где бы ни по стЬ-н
люди Фики-мараэ, они тут же начинали грабить сады и
местных жителей, отнимать у них свиней.р ^с тот
Альбиносы стали расспрашивать местных жителей, ьа
силач пускает в ход двенадцать дротиков, которые берет
в каждое сражение. На это люди сказали:7 уда**1^
—Всякий раз, когда он бросает в бою свои дротики- ем> *
в один из бросков метнуть сразу два.это?
—В который же из бросков ухитряется он сделать стали спрашивать альбиносы у местных жителей.

ггс отвечали. ^ эт0 всегда бывает по-разному. Иногда он по-_ Не угаДае дротика сразу в самом начале боя, иногда — во Bl}a^jBAET, что он делает это в конце сражения. Qf*cepeflnlie' а биносы решили тут же отправиться в гости к Фики-р С у\ тогда аль ^ ^ ^ необычайное искусство.
араэ и 110СМ°ртлись в местность Малхаха. Фики-мараэ жил в Ваи.
М* Они отправа обменялись с Фики-мараэ приветствиями,
постигли его дима,
011,1 ДпГон спросил:
11 т°™ Что привело вас ко мне?
°Н1М°ТВнасль1шаны о твоем искусстве метать копье и дротик, добр, покажи нам, как ты делаешь это. ПуДь оШо — сказал Фики-мараэ.— Раз вы просите, я конечно
^окажу вам это. Давайте сначала выпьем кавы, а потом вы уви-
ТитГмое искусство.^
Когда они угостились кавои, Фики-мараэ приказал одному из юношей, живших при нем, пойти и сорвать двенадцать дротиков — двенадцать стрелок маранты 3.
Юноша вернулся с двенадцатью побегами маранты и отдал их
фики-мараэ. А Фики-мараэ спросил у альбиносов, кто из них пер-
вым согласится встать перед ним, чтобы послужить ему ми-
шенью.„
—Я,— сказал старший из альбиносов.
И Фики-мараэ приказал ему:
—Вставай вон там.
Старший альбинос встал лицом к Фики-мараэ, и тот сделал первый свой бросок. Но альбинос успел отскочить в сторону, и Фики-мараэ промахнулся. Снова прицелился Фики-мараэ, и снова альбинос отпрыгнул в сторону. Так ему удавалось увернуться, пока не осталось всего два дротика. И тут Фики-мараэ метнул их оба сразу* один пролетел высоко в воздухе, другой — совсем низко. Тут альоинос кинулся на землю, но, прежде чем он успел плашмя распре УТЬСЯ на неи' Дротик, летевший низом, задел его шею. А второй ^тик, посланный высоко, пролетел мимо.
^льоинос сказал:
велико
•Who пи He ГовоРили>— чистая правда. Ты действительно Tvt ^адеещь этим искусством. - пГ°Р0И альбинос попросил ф "опробуй-ка и на мне
J ПИр^э приказал:
, ^ЛаДШийСИТе дротики» которые я только что кидал. |*ег их ФИКР1 Из аль^иносов собрал все двенадцать дротиков, при-^Рпгий цн а*?аэ и встал на то самое место, где только что стоял Про НИ Метал O^HH0C0B* ^пять повторилось то же: сколько дроти б^Ики летелиИКИ Ма*)аэ* альбинос все время уворачивался и все °1,ЦД пр0м Мимо* Фики-мараэ метал дротик за дротиком, но
ивался. И вот уже у него осталось всего два дро
все чтпТ° превосхоДно, благородный господин. Теперь я вижу:
тика. Он взял их, прицелился в правую руку альбиноса
вперед оба дротика сразу. Оба они взвились на одну и ту -КИ и°('^.
Альбинос успел отпрыгнуть влево, но один дротик поп- ЙЬ|С()Ту
грудь. Второй пролетел мимо.dJI feMy*^
И оба альбиноса сказали Фики-мараэ:
Превосходно, благородный господин. Сегодня мы на
убедились, что только ты один на всем острове Ротума мож
искусно метать дротик. А теперь прощай, благородный го ^Ь Та*
нам пора идти.п°Аиц
Попрощавшись, альбиносы пошли назад в Мотуса, а фи
раэ остался у себя.Ки Ма^
Вернувшись в Мотуса, альбиносы рассказали знатным Ханхап Мака, жителям Мотуса и разным другим людям ко*^НМ были тогда на западе острова, как они убедились в искусст°^Ь1е мощи Фики-мараэ. И они сказали, что есть только один путь- 11 найдется хоть один человек, готовый пасть жертвой Фики_^СЛи тогда им вдвоем затем удастся убить злодея.
В Ханхап Мака был один человек, по имени Титупу, отличав шийся необыкновенной отвагой. Было ясно, что жизнь под гнетом Фики-мараэ невыносима, и поэтому Титупу сказал:
—Я готов умереть, готов пасть от руки Фики-мараэ, чтобы только потом наши жены, наши дети и все, кто будет после нас смогли жить счастливо.
Тогда альбиносы велели:
—Если так, зовите всех, соберем войско и пойдем войной на Фики-мараэ и его людей.
Тут же было сообщено об этом всем вождям, всем знатным и простым людям, которые жили на западе острова. Собралось большое войско и двинулось на Малхаха.
Когда воины прибыли туда, Фики-мараэ уже поджидал их со своим собственным войском. Как только началось сражение, Титу пу с громким криком бросился на Фики-мараэ, и между ними завя залась схватка.
Тем временем альбиносы спрятались в засаде, ожидая, кстД^
Фики-мараэ изведет все свои двенадцать дротиков, тогда его м
будет сразу убить.с две.
Итак, схватка продолжалась; альбиносы не сводили гла ' сЪ надцати дротиков Фики-мараэ. Наконец они увидели, что °^^уП\. всего два дротика; вот Фики-мараэ схватил их и метнул в ^ ^ец-Один дротик пролетел мимо, но другой попал в цель: п ^ засадЫ ный, Титупу рухнул на землю. Тут альбиносы выскочили к* ^м в и бросились за Фики мараэ. Они гнали его вперед, мчась 1 оСт*' самой гуще битвы, гнали до тех пор, пока силы совершенно^^ pf0. вили Фики-мараэ. А тогда они накинулись на врага и У_ мйрзэ
Известие о том, что альбиносам удалось настичь Фи в0цН убить его, разнеслось в один миг. Сражение закончилос разошлись по своим домам. Так был убит Фики-мараэ.
его верные товарищи
^ш остров напал ужасный голод, скосивший мно-ЛокогДа на не осталось почти ничего, и никому на острове ст0° ^иТеЛе*оесть досыта. Появилось немало людей, взявших *е уДаваЛ°СЬ ть* голод толкал их на воровство. На всем острове П npaB,fJI° го человека, которого можно было бы назвать счаст-Jo было «« f "одод был совершенно ужасен.
лцвы>*: в д жиЛ в то время один человек, звали его Масиа .
g НоатаУ ве СВоего селения, и многие люди там были очень Он стоял во 0дНаЖдЬ1 он предложил своим людям попробовать преданы е^ть неМного — устроить какое-нибудь действо, стан-отвлечься^ оказал0сь, что люди уже не в силах веселиться, напевать. ^ ослабели от голода. Многие из них стали подумывать о
столько ПОживиться чужим добром, а многие были на самом тг>\т как иы
так слабы, что не могли ни петь, ни танцевать. ДеЛТогда этот знатный господин собрал всех верных ему людей (говорят, их было человек сто), чтобы рассказать им, о чем он ду-
мает.
Когда они пришли, он спросил:
— Что, не надо ли подождать еще кого-нибудь?
— Нет,- отвечали они,— мы все уже здесь. Ждать никого больше не надо.
И тогда он принялся рассказывать им, что тревожит его. Вот что он сказал:
—Послушайте меня все. Вы сами видите, что сейчас Ротума переживает тяжелые времена. Но Ротума сумеет пройти сквозь это, пережить все, и тогда опять воцарится благополучие. Я хочу, чтобы ни один из нас не остался запятнан бесчестьем — воровством. Мы должны помнить, мои благородные друзья, и о своей собственной чести, и о чести нашего края.
ри этих словах все потупились, не смея взглянуть на своего предводителя. А Масиа встал и сказал:
иною СЛИ есть сРеДи вас те, кто согласен со мной, пусть идут за pj *
п°Днялм^ПеЛ °Н Д0Г0В0Рить, как двадцать преданных ему людей
—Мь С° Словами:
-'м7 итветил им:
и Умрем , НикогДа не прикоснемся к чужому. Мы пойдем за тобой 0 честью, асиа ответил
Мог пРисоелВаМИ °^°йДем весь остров, чтобы всякий, кто пожелает, °е^я кРажей Ниться к нам. И мы умрем с честью, не запятнав
^ Он
i!n°Xo^HJIH Цо*е Пустился в путь со своими верными людьми. Они *у Их> пост ВСеМ селениям» и всюду за ними шел каждый, кто, %а/ак °ни обИГаЛ значение их шествия.
Р*п,11Валась iu Ли °стров и наконец достигли местности, которая
**iUf»r *аиси пгу-л
они заони остановились отдохнуть. Осмот-
етили, что нигде нет ни души: кого постигла
смерть от голода, кто отправился на нечистый промы
жие места.' Л й чу
Спутникам Масиа захотелось пить, и они пошли поисг
ной воды. За деревушкой оказался источник. Они напилисГ^
но легче им не стало: они были уже совсем слабы от голода13 Hei 0
судок их помутился.' и Ра^
Как раз в это время над деревушкой веял приятный
ветерок. Почувствовав его, Масиа сказал своим верным Л*ГЬий
щам:Т0Пн1>н
— Нам лучше остаться здесь и здесь принять честную с
И до сих пор у дороги, что проходит в Майей, видна°*)ТЬ' сыпь — основание дома, на котором они лежали в ожидав смерти.


НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ БЕЗРЕЛЬСОВЫЕ ДОРОГИ
X
ж-
ААНА ОКРУГА
КОРАЛЛОВЫЕ РИФЫ
2300
I I I I 1 1
230 460КМ
-II
;О.АПОЛИМО,зр^> ;О.МАНОНО<ЫгА А НА
ГЛОТОФАНГА _
С А ЛАН^^^Ч
[О.УПОЛУ:

-О-

•И—О—
:С—а:

:О.0фуQjqy
:6L
;О.ТУТУИЛА;
-АМАНАВ?
23. Происхождение Мануа и всего Самоа

т нгалоа жил в бескрайнем просторе. Это он создал все, дтуа la ^ тогда, когда не существовало еще ни небес, что вокруГчто СЛужит нам домом. Он один бродил в бескрайнем про-„Й зем^е'был0 еще ни Океана, ни Тверди, и лишь там, где жил Тан-GTOpe" стояла скала, Папа Звали этого атуа Тангалоа-фаатутупу-ГаЛ°аТангалоа - Творец Земель, ибо это он сотворил все, до него НУУничего не существовало. Не было неба, вообще ничего не было, и лишь одинокая Папа стояла там, где стоял сам Тангалоа. И сказал Тангалоа скале: — Разверзнись, расколись на части!
И появился на свет Папа-таото, Лежачий Камень. И еще появился Папа-соло, Пемза, и Папа-лауаау, Риф, и Папа-аноано, Скважистый Камень, и Папа-эле, Утес, и Папа-ту, Кремень, и Папа-аму-аму, Коралл. Таков перечень их всех.
Тангалоа стоял, обратив взгляд на запад, и говорил со скалой. И вот он ударил по скале правой рукой, и скала раскололась с правой стороны. Так появилась Твердь (а от нее потом пошли все люди, что живут на земле), и так появился Океан.
Воды Океана накрыли Папа-соло, Пемзу, и Папа-таото сказал:
~ Благословен Папа-соло, омытый морской водой!
Папа-соло же отвечал:
екая ^е стоит называть меня одного благословенным, ведь мор-^вода покроет скоро и тебя.
ной мп! сал!ом Деле, все камни и скалы были омыты благословен-^ирскои водой.
и п°явилась Же °^Ратил свои взгляд на правую сторону скалы,
^a:men3Hu пРесная вода. И Тангалоа снова отдал скале приказ:
2С"ова "б и возникло Небо.
Ры 2.Ратился Тангалоа к скале, и она родила Небесные Опо-
/ ^ ,г*атем п
Тг\была женЯВИЛИСЬ На Свет Илу' Бесконечность, Мамао, Даль
Ма C"°Raобрат^ИНа1' и НиУа°> Беспредельность3.
*^ьчиК; Тангангалоа к скале, и вот появился на свет Луа-о,
арЬаи' девочк°а ^а3 заговоРил с0 скалой, и вот родилась fl-ia и*°Ra 0^рати^ ^Х ^aHrajI0a нарек семейством Туа-ланги 4. °' Ма^ьчик1Л< Я ^ангалоа к скале, и вот появился на свет Ао-' а вслед за ним родилась Нгаонгао-о-ле таи,
девочка . Затем появился на свет Тангата, Человек
Анганга, Дух, затем — Лото, Сердце 6, затем - Финанг' *ат°м
затем — Масало, Дума 7.л°> В0^
На этом кончается перечень созданий Тангалоа
скалой Папа. Все они плавали в водах Океана, потому if^eiu*i>i*
ного пристанища у них еще не было.Чт° ир0ч
Тангалоа и скала Папа стали решать, как быть дальщ
что было решено.е* ^ щ
Лото и Анганга, Финангало и Масало — Сердце и Hv
и Дума — должны были слиться воедино в человеке. Они с* ^°Лн
лись в нем, и так человек обрел мудрость. Человек же соел°е^ИНи
с Элеэле, Землей, и союз этот был назван союзом Фату и ЭлИЛСй
мужчины Фату и женщины Элеэле.езЛе,
Илу и Мамао было приказано:
—Соединитесь и ступайте на небо — вы будете жить там сте с вашим сыном Ниу-ао.
Они последовали приказу Тангалоа pi отправились в бескп -ний небесный простор, а тогда в нем еще не было ничего, на чеГ мог бы задержаться взгляд.
Луа-о и Луа-ваи было приказано:
—Отправляйтесь в ту сторону, где пресная вода, и заселите ее. Ваше потомство тоже будет жить там.
Ао-алало и Нгаонгао-о-ле-таи были посланы в воды Океана, с тем чтобы заселить его и чтобы их потомки тоже жили там.
Фату и Элеэле были отправлены в южную сторону, по левую руку Тангалоа, точно напротив северного предела Туа-ланги. Этим супругам было приказано поселиться здесь, на нашей земле.
Небесным Опорам Тангалоа приказал:
—Идите поддерживать небо.
Они взвалили на себя небо, и оно поднялось высоко. Но удержать
небо им не удалось, и оно обрушилось вниз. Тогда Небесным Опо-
рам пришлось позвать могучие травы — Масоа и Теве . Те пришли
и взвалили небо на себя. Теперь его уже наверняка можно было
удержать. (Эти травы, масоа и теве, появились первыми, а
другие растения появились позже.) Итак, небо было уже ВЬ1С0Ьче^
но в нем по-прежнему не было ничего, совершенно ничего, н^т0р
мог бы задержаться взгляд. Был один только бесконечный пр
в котором парили Илу и Мамао.Пень
У Илу и Мамао родились там дети. Первым родился АО, * НА за ним — По, Ночь. И еще Тангалоа приказал им произв ^ ^ свет Мата-о-ле-ланги, Небесный Глаз — Солнце. Затем Ил* ^egec мао произвели на свет Небо — так появилось Второе Не даСел#;1И ные Опоры отправились поддерживать его. Илу и Мамао ^ ^ его и затем родили еще одно Небо. И это небо легло на п- ^ еХо бесных Опор; Это было Третье Небо. Илу и Мамао засели-и вскоре произвели на свет новое небо, это было Четвер се$$& И его взвалили на себя Небесные Опоры, и Илу и ^аШдо эТ0 но0°, и его тоже. Потом у них родилось Небо, ставшее пятым. ^аЬ1$о *'а небо отправились подпирать Небесные Опоры, а Илу и
юпдее небо появилось на свет — Шестое Небо. f его. ^леДУ а „«ли его на себя, Илу и Мамао отправились с.е^\с Опоры взвалил
Ив \яНгь сГ°' е50 появилось — Седьмое Небо. И оно легло на •*С?Л<,дукяДе° н Qnop? и его заселили Илу и Мамао, родившие
.и И^е(ПЫХ небо — Восьмое. Восьмое Небо тоже опустилось
ПЛ»<оРе слеДУЮШоры и стало домом потомкам Илу и Мамао.
pG Ht^ecHblC небо появилось на свет — Девятое Небо. Оно тоже
1,1 \\ еШе °Дио на Небесных Опорах, а Илу и Мамао заселили
осталось ооК^^ились на нем. Здесь кончается перечень потомков
его и сами п всег0 же они произвели на свет девять небес 9.
ЦлУ и Мама , ^Тангалоа, известный как Тангалоа-фаа-
14 пРе>к,Д^аНгалоа — Творец Земель. И он же создал Тангалоа-тутУпУ~ну^ангал0а-асиаси-нуу, Тангалоа-толо-нуу, Тангалоа-са-ле'*/Леще он создал Тули и Лонго-ноа 10.
В тянгалоа-фаатутупу-нуу, Творец, приказал Тангалоа-ле-фули: 1_ Ступай на небо, ты будешь небесным вождем. И Тангалоа-ле-фули стал знатным и благородным вождем
Не°АТангалоа-фаатутупу-нуу, Творец, приказал Тангалоа-савали:
—Ты будешь служить посланным на небе, будешь ходить по всем небесным пределам — от Восьмого Неба до Первого — и будешь звать всех на сбор в край Тангалоа-ле-фули — на Девятое Небо, где восседает он.
Ему же было приказано подниматься на совет на Девятое Небо и спускаться на Первое Небо, к потомству Дня и Ночи.
Тангалоа-савали отправился на Первое Небо и обратился к Ао и По, Дню и Ночи:
— Есть ли у вас еще дети? Те отвечали:
— При нас двое детей — Ланги-ули и Ланги-ма 11.
осе звезды, что светят на небе,— это тоже потомство Дня и очи, но имена этих звезд забыты, утрачены.
День и Ночь сказали также: нига СТЬ У НаС еще четвеР° Детей, которым пока не нашлось и Масин°аПлеАНаЗНаЧеНИЯ* Их имена МанУа' Самоа> Ла> Солнце,
Детей°Ао°ТКп*а П0ШЛИ названия островов Самоа и Мануа — от Тиа-и-де- И ^Ня и Н°чи- Полное имя одного из них было Са-ТеРи». И л°а ЧТ° значит «пораженный болезнью еще в утробе ма-т°хворь н еиствительно> ребенок этот еще не родился, когда какая-Ли потом С На НеГ° В матеРинском чреве. Вот почему его назва-2я Другого п^а и"ле"моа» а Уж отсюда — Самоа ,2. Что же касает-JI>I Р^ъеден еНКа' T0j К0ГДа °н появился на свет, тело его было как
—ЧТо 0 с одной стороны. Ао спросил у По:
анУа-теде ЭТ°' Не Ранен ли он чем-то? Похоже, рана серьезная,
Так в°тУ в* ПОШло его имя - Мануа-теле.
ыслушав все, Тангалоа-савали сказал:
—Хорошо. Теперь же мы отправимся на Девятое Н
должны собраться там на совет.— ^
И они все собрались на Девятом Небе, где восседатщ1
галоа — Тангалоа-фаатутупу-нуу и Тангалоа-ле-фули [/j^Ba ^Чц. Девятом Небе, они все собрались на святилище Малаэ-а ТЦМ> 1,н
Так начался совет на Девятом Небе. Было решено Т°т°а
Илу и Мамао, расселившиеся по Восьмому Небу, станут ма Т° ^ет1
и спустятся с неба сюда, на нашу землю. Всего их, этих м Т^>ами
было безмерно много 14, и все они, как один, носили имя^^0^
лоа ,5. Это они воздвигли дом для Тангалоа-ле-фули, ведь на пИга~
том Небе не было своих собственных мастеров-строителей н
Тангалоа был назван Фале-ула, Главный Дом.И' Д°м
Затем Тангалоа-фаатутупу-нуу сказал, обращаясь к Ао п
Дню и Ночи:Ц
—Пусть двое ваших детей спустятся вниз, на землю, где вут потомки Фату и Элеэле, и станут править этим пределом^и пусть навсегда останутся их имена. Властитель Девятого Неба Тангалоа-ле-фули. Что же до властителей тех земель, они будут н^ зываться Туи-о-Мануа-теле-ма-Самоа-атоа, верховные правитещ островов Мануа и всего Самоа 16.
И еще Тангалоа-фаатутупу-нуу сказал Ао и По такие слова-
—Двое других детей, Ла и Масина, Солнце и Луна, пусть следуют за вами. Куда бы ни шел День, Солнце всегда должно следовать за ним по пятам. Куда бы ни направлялась Ночь, за ней должна идти Луна.
И всем на земле известно, что Солнце и Луна — две тени Тангалоа, так и говорят: «Луна Тангалоа».
Этот же Тангалоа, Тангалоа-Творец, приказал:
—Пусть эти двое детей всегда ходят одним и тем же небесным путем. И для звезд тоже должен быть всегда один, назначенный путь по небу.
Вскоре Тангалоа-савали отправился повидать новые земли. Свое
путешествие он начал с островов, что на востоке. Все эти острова
показались из моря, и он отправился посмотреть, выросли ли у*е
острова Фиджи. Но идти туда было слишком далеко и трудно для
него. Тогда он поднял глаза на небо, к Тангалоа-фаатутупу-*
и Тангалоа-ле-фули. Они же заметили взгляд Тангалоа-савали
и вот уже стали подниматься, расти острова Тонга. Так оора
лась твердь, по которой мог пройти Тангалоа-савали.„
Потом он собрался идти туда, где теперь Мануа, и снова ^ нял глаза на небо: ведь ему негде было пройти к Мануа. 1а ^ фаатутупу-нуу и Тангалоа-ле-фули обратили свои взоры в ^ и вот уже вырос остров Саваии, появилась твердь, по котор пройти Тангалоа-савали.
Вернувшись на небо, Тангалоа-савали сказал:йа
—Немало земель уже выросло внизу. Есть там острова стоке, и острова Фиджи, и острова Тонга, и Саваии. прав*1"1'
Создав все земли, Тангалоа-фаатутупу-нуу на Туче о а3з*-ся взглянуть на них. Острова пришлись ему по сердцу* и оН
Очень х°^(^рШИнам гор и холмов и утоптал их ногами, что-
Qn пр°шеЛ П°было легче ходить и жить там. И наконец он вер-«ы лК>Д^чаПд°Тс°казав Тангалоа-савали^
пся ца - «низ снова, иди прежней дорогой, и пусть с тобой бу-ш- ^ Ступай ^ ^ владение восточные острова. уТ те, кт0 "вущие там, происходят все от одной пары, от мужа
ЛюДЙ' Метившихся с неба, от Тангалоа. а -,кены, с Угрангалоа-савали спустился на острова Фиджи и взял
д затем /^поужескую пару, тоже из числа потомков Тан-с собой ДРУГУЮ ьу PJ
гаЛоа. он спустился на Тонга и туда тоже отвел супружескую ^°Тотомки которой заселили все острова Тонга. А те двое тоже ?аР« от Тангалоа.
obI"Vr ^е Тангалоа-савали отправился на Мануа, в край, где
ПОТОМ тсогрт
и Фату, Элеэле и их дети. Ведь 1 ангалоа-фаатутупу-нуу при-
Н?ИЛ г*™ i-nvrTHTbCH на землю и поселиться именно на этой земле, казал им сиуыш
т еоь же Валуа и Тиапа отправились на Саваии, чтобы заселить этот остров. Валуа и Тиапа были детьми Фату и Элеэле, они происходили с Мануа, и потому Саваии и Мануа едины. Валуа и Тиапа родили Ии и Сава: дочь они назвали Ии, сына — Сава. А уже от них пошли все люди на острове, и остров этот был назван Саваии 17.
Снова отправился Тангалоа-савали на Мануа, а на пути своем остановился и взглянул на небо, исполненный надежды. Увидел егоТангалоа-фаатутупу-нуу — и вот возник могучий остров Уполу. А Тангалоа-савали вновь поднял глаза вверх; Тангалоа-фаатутупу-нуу поймал этот взгляд и вот уже вырос остров Туту ила.
Вернувшись на небо, Тангалоа-савали сказал:
— Теперь внизу есть еще две земли, на которых можно остановиться.
Тангалоа-фаатутупу-нуу. Творец Земель, приказал ему:
~ Иди же туда, возьми с собой Фуэ, возьми и посади его под лучами солнца. Пусть он остается там, пока не даст потомства. Ког-е ты увидишь, что появилось потомство, ты доложишь мне. святиК Э ^ЫЛ взят на землю и посажен в Салеа-ау-муа 18, на лоа-сава46' ЧТ° называется Малаэ-ла, Святилище Солнца. А Танга-ство. И ЛИ остался бродить там, дожидаясь, когда Фуэ даст потом-ВозвращВ°Т наконеЧ появилось потомство Фуэ. Теперь можно было
Тут т Ься к Тангалоа-фаатутупу-нуу с обещанным известием. Нь™, соще^ГаЛОа ^аатутУпУ~нУУ отправился вниз вместе с послан-течт°> пох -На Т° святилшн.е и увидел, что Фуэ произвел на свет ангалоа-(ЬЖее На чеРвеи- Червей этих было великое множество. в°т Уже маТУТуПу "нуУ принялся мять и вертеть этих червей,
п°являвт)гКН0 ^ыло У3нать голову, руки, ноги, туловище челове-соЛ°г°т°во ИеСЯ П0Д РУками Тангалоа. Наконец тело человека р^АанЬ1 Че' готовому телу были приданы сердце и дух. Так были
ДетЙЙЛИсь Т**36 человека» которые и заселили две новых земли. L И ^Уэ. PjTeJle и Уполу, дети Фуэ. Появились Туту и Ила, тоже
к> всего их было четверо: Теле и Уполу, Туту и Ила.
Теле и Уполу отправились жить на острове Уполу-теЛе ^
и Ила поселились на земле, которая получила имя Т " ^Ут
Фуэ, сын великого Тангалоа, сошедший с небес, носил^ Т^ИЛц ^
ни — Фуэ-тангата и Фуэ-са 21. От него и пошли люди, расе >1Vle-
ся по двум названным островам.ИВ111Ие„
Покидая землю, Тангалоа сказал:
— Никто не смеет распоряжаться землей Мануа по сво^ Со всяким, кто нарушит закон Мануа, случится горе. ПУГТГ И B°JIt*
«У в жр л,
кии, кто ищет власти, правит лишь на своей, ему предназн
земле.аченной
На этом кончается рассказ о сотворении Самоа и Ману
сказ кончается прощальными словами Тангалоа, сказанным ^С
святилище Малаэ-ла, Святилище Солнца.и ц&

24. Происхождение земли и людей

Жили некогда супруги, мужа звали Афи-му-саэсаэ, что значит Жаркий Огонь, жену — Муталали, Горящее Пламя. У них родился сын Папа-эле, Утес. Этот Папа-эле взял в жены Папа-соло, Пемзу и у них родился сын Папа-нофо 1. Папа-нофо, Огниво, женился на Папа-ту 2, Кремне, и произвел на свет Фатуту, Яркий Свет. Фатуту женился на Мата-аноа3, Зенице, и у них родился сын Тапу-фити. Священный Блеск. Тапу-фити женился на траве Мутиа 4, и у них родился сын — цветок Мауутонга °. Мауутонга взял в жены траву Сефа 6, а потом Сефа вышла замуж за побег Ваофали 7. Он же, этот Ваофали, затем взял в жены Таатаа, Быстро Бегущую, и они произвели на свет Маутофу 8. Маутофу, кустарник, женился на дереве Таваи 9, и у них родился Той 10, Мыльное дерево. Той женился на дереве Фуафуа 11, и они родили дерево Масаме 12. Этот Масаме женился на дереве Мамала 13, и у них родился Мамалава . Мама-лава, лесное дерево, взял в жены Малили 15, высокую поросль долин. Потом же Малили вышла замуж за Тапуна, побег омелы, и у них родился кустарник Ваи-лоа 16.
Тогда взглянул вниз Тангалоа-аланги, Тангалоа Небожитель и увидел, что деревья и травы слишком высоко поднялись на з -л е. И он послал вниз, на землю, своего слугу, которого звали нд3. Лиана. Фуэ опутал все верхушки деревьев, и они склонились Тангалоа-аланги же послал вниз другого своего слугу — по Тули, Посланный 17. Побывав внизу, Тули вернулся и сказал ^ галоа-аланги, что земля хороша, но очень уж скверно, что Д ^л0# больше не могут свободно расти на ней: Фуэ с невероятной пригнул их книзу.
На это Тангалоа-аланги сказал:дтой
Итак, Тули сошел вниз, взяв с собой дубинку, и силЬ?° ^uib**^ тил ею Фуэ. Фуэ упал на самую землю и пустил на ней побеги. А Тули отправился к Тангалоа-аланги и доло
— Возьми толстую палку и отправляйся назад на зем
дубинкой ты побьешь Фуэ.дон0^
пьи лжно быть хорошо. Пойду-ка я снова прове-
_ Теперь все д
" ^емлю->я Хули вниз и увидел там, что, лежа на земле,
;LILHCHOPA сП^Сд^Ть а в его останках завелось великое множество
(1?)вс^-л Тули к Тангалоа-аланги и сказал:
ч( 1Оиять ношеи фуЭ загнили, и в них завелось множест-
во
_ Господин,
червей- гаЛОа_аланги велел Тули спуститься на землю с аиту
ТогДа *аН ie м из тех самых червей Нгаио принялся творить п0 имени Нгаио .и
людей чала gbIJia сотворена голова. И Нгаио сказал:
^ Это голова. А Тули попросил:
_1 Включи и мое имя в ее название.
Вот откуда пошло слово тулиули — затылок.
Потом Нгаио сказал:
Вот туловище. Тули снова стал просить его:
— Пусть и мое имя будет в каком-нибудь названии. Вот откуда пошло слово тулиманава — живот. Потом Нгаио сказал:
— А это рука.
И опять попросил Тули:
— Включи и мое имя в одно из названий. Вот откуда пошло слово тулилима — локоть. Потом Тули еще не раз просил у Нгаио:
— Пусть мое имя будет в этом названии, и в этом, и в этом.
Вот откуда названия тулилима — локоть — и туливае — колено 19.
25. О детях По и Ао
самоа**0' ^°ЧИ' и Дня' были сыновья Иту-ао, Ала-тауа, Туи-^трова*1 Д°ЧЬ ^асина-ауэле. Все они отправились на восточные заметил В ПОИСКах земди, где можно было бы поселиться. И тут их 0чень х И С Не^а великие Тангалоа; они увидели, что дочь Ао и По Р°Дного°РТШа со^ои* Было решено: «Эта девушка достойна благо-Тангалоа ангалоа"ФаатУтУпУ-нуу, Тангалоа — Творца Земель». ^е~афи-му^ЯЛ ее Bi жены' и она родила ему сына, которого назвали »Танно у» Мамао • А родственники Масины оскорбляли и беспре-^асине~ауЭлеаЛИ GG' И наконеЧ Тангалоа-фаатутупу-нуу сказал
рТ^елитьСя°ЛЬно' те^е не стоит больше жить здесь, на востоке, надо пг ай Же в ЬРатьев. V тебя должна быть собственная земля.
Вас ^кРай, где ты будешь жить без них и где я не только с%1ц в°т п'оЯв° И НаДелю властью Ле-афи-му-мамао.
а' '^т°т 1лиИЛСя остров Мануа, где Тангалоа и поселил своего ^н0ща стал первьш Туи Мануа 2.
А Тангалоа-фаатутупу-ыуу собрал на совет всех друГи
лоа: Тангалоа-пуле, Тангалоа-Властителя, и Тангалоа-в* * ^ai,,,a
галоа-Прорицателя, и Тангалоа-тау-савали, Тангалоа-По ^'*iu
И сказал Тангалоа — Творец Земель своему брату грганнИкд
Властителю:aHraj*0a^
—Пусть будет справедливым и добрым твое правление
же земного правителя Ле-афи-му-мамао.е*
Затем он обратился к Тангалоа-Посланнику:
—Пусть будут успешными все твои посольства и путей
Люби же земного правителя Ле-афи-му-мамао.СТвия.
Тангалоа-пуле и Тангалоа-тау-савали с этого времени пы во всем противостоять, как только можно, Тангалоа-феаи лоа Свирепому. И действительно, правление сына Тангало апга~ лось счастливым, и вместе с ним жила в его землях сесто^^ троих — Иту-ао, Ала-тауа и Туи-самоа.
26. Происхождение самоанцев

Предки самоанцев приплыли на эти острова по морю. Известно о них лишь то, что некогда они высадились на этих землях а откуда они прибыли, никто не знает. Первыми появились люди на Мануа 1. И до сих пор тело всякого вождя с Уполу и с Саваии проносят после смерти по родному его селению и восклицают при этом: «О Туи Мануа, вот один из твоих знатных и благородных людей!»
Вслед за жителями Мануа на Самоа прибыли Туа, Ана и Санга, Предел, в котором поселился Туа,— Атуа на Уполу — был затем разделен на три части: первая из них — Салеаа-аумуа, голова Атуа, вторая Фалефа, сердце Атуа, и третья —- Фале-а-лили,
хвост Атуа 2.
Лили было имя одного фиджийца, изгнанного с родной земли за дурной нрав и нарушение законов. Он прибыл на Самоа тогда, когда благородные вожди Атуа уже успели собраться и посовешать ся между собой. Уже было решено, что местность Алеипата станет
главной, улу, а столица расположится в Луфилуфи 3. По приоыт Лили было решено, что местность, в которой он поселится, ста называться Хвостом Атуа. Итак, местность Алеипата стала У ' главной местностью, столица была устроена в Луфилуфи, а ^ 'лЪСя лили назвали Хвостом Атуа. Лили построил себе дом в Сатало, его земля стала носить название Фале-а лили, Дом Лили ' JlB-
Когда все это уже было сделано, туда прибыл Ваэ-нуУ» ший также имя Лили-ита. Он прибыл из края, где правил IУ 5 ^ Это он — дух, покровительствующий семейству Малиэтоа • ^ его — лист бананового побега мамаэ. С наступлением и1^рести °Т честь устраивается празднество с целью задобрить его и земли болезни.

vna пошло растение, 27- 0TKSoPoro делают каву
еле вождь по имени Фале-сеу. Звали же его так ?ыл в ^lHJ^uie всего на свете он любил охотиться на голубей 1. ()ТомУ' чТ° °° он отправился на обычный свой промысел, в одно Нот оА*1а'/КДЫ е на деревьях у него были устроены особые укры-§з т°х bieC'V рыло это в лесных зарослях в глубине острова, за Лау-тИя — тиа ' некоторое время, и к вождю отправились две его до-лИи. IIp0U^Tbi не надо ли ему чего-нибудь. Одну из девушек звали чери -~~ У3 TTnvrvK) — Сина-афалуа. И в Ваимаунга говорят, что 1ину ^тИ девушки и получили первыми каву — первыми на
Самоа. искали, искали они отца, но так и не нашли. Расстроен-Недовольные, они пошли прочь от того места. В огорчении они "^"заметили, как дошли до Сиуму. Оттуда направились к Мули-Аа'нуа. А придя туда, они увидели лодку, которая собиралась уже отплывать. Плыла она на Фиджи. Фиджийцы, что сидели в лодке, приплывали на Самоа в поисках говорящего с духами — знахаря-таулаиту 3: нужно было вылечить захворавшего властителя Фиджи — Туи Фити.
Девушки окликнули гребцов и попросили взять их с собой. Но гребцы не хотели пускать их в лодку и принялись поскорее грести. Лодка же их стала неподвижно и, сколько они ни старались, оставалась на месте. Тогда один из них сказал, что надо бы посадить девушек в лодку: может, они колдуньи и знахарки, и тогда только в их власти заставить лодку плыть.
Итак, девушки спустились к воде, подошли к гребцам, и, как только сели в лодку, она тут же сдвинулась с места и поплыла на восток. Плыли они, плыли и достигли мыса, что недалеко от Фале-фа. Называлось то место Фатауа.
бой^О* На высоком берегу они нарвали себе кокосов и взяли их с corn г ть Л0Дка пустилась в открытое море. Наевшись кокосов, подо'Ы по^Росали скорлупу кокосовых орехов в воду, а девушки в лодкуЛИ СК0РЛУПКИ> наполнили их морской водой и положили
Вы буд^ВЛЯЯ М0Рех°Д°в, Туи Фити давал им такой наказ: «Если л°Дку по В03вРащ>атьсн на Фиджи вместе со знахарем, проведите борТу ПР°Х0ДУ кефали — Ава-о-анаэ. Если же не будет с вами на нтУле». аРя' пУсть лодка идет проходом макрели — Ава-о-На Фцп
ПеРь ждали И Успели заметить, что лодка приближается, и те-€еУвидели' в К0Т0Рьш из двух проходов она войдет. Как только 1разУ поцад ЧТи лодка приближается к проходу кефали, Ава-о-анаэ, BviIir раз! ЧТ° В лодке сидит долгожданный знахарь. Слух об ***Д^' Едва' еССЯ П0 всемУ острову, и тут же собралось множество миГу f)bI6bi: это()?Ка Вошла в ПР0Х°Д Ава-о-анаэ, как в нее попры-°М г^пол ла кеФаль, и было ее столько, что почти вся лодка лась рыбой. Девушки спросили, что это такое.
—Это будет ваша пища,— ответили гребцы. Наконец лодка подошла к самому берегу, и Туи фИт
у девушек:1 111 СпРоС||
— Это вы знахарки? Девушки же спросили:
— Что за болезнь мучает тебя? Туи Фити ответил:
— Я маюсь животом.
Тогда девушки велели принести морскую воду, которую
брали во время плавания, и вскипятить ее в кухонном д0°НИгНа
воду дали выпить вождю, и он тут же оправился от болезни И ^
зал Туи Фити своим прежним женам, женщинам незнатног °Ка
исхождения:0 ПР°-
—Ступайте прочь, возвращайтесь к своим родным. Теп мной останутся эти двое, и будет у меня только две жены °°
У них родились дети. Первого мальчика назвали Суа-сами-
ава, второго — Соала-тетеле-упенга-о-фити. Потом появилась*89
свет девочка. Тогда Туи Фити спросил у женщин:На
—Откуда вы родом?
— Из Ваилеле,— отвечали они. Туи Фити спросил тогда:
— А что есть приметного в ваших краях?
—Есть маленький-премаленький источник; даже в устье его воды так мало, что она и пятки не покроет.
И Туи Фити решил тогда:
—Имя моей дочери будет Мули-ваи-леле, Устье Речки 4. Через некоторое время Суа-сами-аваава заболел. Умирая, он
сказал матери, брату и сестре такие слова:
—Скоро я умру. На моей могиле не сажайте ничего. А то, что само вырастет на ней, возьмите с собой, когда отправитесь в гости на Самоа: это будет моим подарком тамошним родственникам.
Мать и брат хорошо запомнили эти слова.
Вот однажды пошли они повидать могилу Суа-сами-аваава
увидели там малюсенький росток, похожий на ноготь. ^еШИи^1И
«Пусть растет дальше». Спустя некоторое время они снова пр ^
посмотреть, а росток уже вытянулся и стал напоминать палеЦ'лу,
был росток кавы. Вскоре родственники снова пришли на ^таЛ*й
а там показался другой росток, тоже похожий на ногОТЬчт0 сте-
они ждать, пока и этот росток не поднимется, и увидели,
бель весь в узлах — то был сахарный тростник.род-
Оба ростка становились все больше и больше. Одна*и
ственники пришли и увидели, что на могилу приползла а pat" принялась грызть стебель кавы. Вдруг они заметили, что K^oMyTi!r простерлась на земле с ошалелым видом, с совеРшеиН°му тр°сТр шимися глазами. Потом крыса повернулась к сахаРНяТдл#111е^ нику, и ее глаза опять стали чистыми. Вот почему св{^ла та*1 0 Ваилеле назвали Нинива, Опьянение: ведь крыса опьян кавы.
еле-упенга-о-фити решил, что настало время
лТ Соала-т «ппственникам на Самоа, взяв с собой все, 11 Р° хг гости в витьсЯ гиле брата, ведь именно таков был последний на-
®гП^ ыРосЛ(> На ^ава Так и было сделано. Но в плавании их настиг «ст° [jya^a>ul ава^0 время еще не было видно. Наконец их прибило
к*3 . а земли вСаваии 5. Там им пришлось остаться,
,nTt)PM' гп-шгалеле, чш П<*Г
бвР°гУер не утихал, а становился все сильнее.
того Кавы
Сина и ее родители, *»• Как на Самоа появились кокосы
Н()ТомУ чт0 встроили дом и посадили каву. Она разрослась подле 11 Та* онИ о место и называют до сих пор Аи-ава, Начало дома- ^т0
или
Жили некогда супруги, звали их Паи и Паи. У них была дочь
а девушка необыкновенной красоты, "однажды родители пошли ловить рыбу. Одну из пойманных
" к — это был угорь — они отдали дочери. Сина оставила рыбку жить. Довольная тем, что у нее теперь есть питомец, девушка поместила угря в водоем Пуналуа и стала подкармливать.
Вскоре питомец Сины подрос, и девушка перенесла его в другой водоем, побольше; этот водоем назывался Пунателе.
Угорь кормился там и продолжал расти, и вот уже его пришлось перенести в водоем, что в устье источника Ваилоа, там, где он впадает в море. Это то место, где проточная вода вливается в море, а вода та и есть источник Ваилоа.
Как-то Сина пришла туда купаться. У самой воды росла гардения. Сина стала срывать цветы гардении, а они падали в воду. Протянув руку за одним из упавших в воду цветков, Сина оступилась и оказалась в воде. И тут ее питомец набросился на нее и лишил ее невинности.
и от^СКор^ленная1 разгневанная, Сина тут же бросилась прочь не найаВИЛаСЬ На ^аваии* Угорь последовал за нею. А Сина, нигде На Уполу^ТеШеНИЯ' °б°шла весь остров Саваии и снова вернулась Там
т°гда она ^ стала бродить по Аана, но нигде ей не было покоя, и (^тановилась1РаВИЛаСЬ В ^Уамасанга* В местности Фуаиуполу она А в Фуаиу
Дила Сина о лу в это вРемя собрались на совет вожди. Им и пове-(И-Г1°Шли собСВ°еМ Г0Ре* Выслушав ее, благородные вожди встали °°иДчику д иРать горькие, ядовитые травы, чтобы поднести их °Рь жеУШКИ вместо с кавой и так отравить его. ^Роцг По^ял» чт° его хотят отравить, и позвал девушку: 11 а спуУ Тебя> Сина, поди сюда. • ь,/-Г|°слущИЛарЬ на берег, и угорь сказал ей:
..°Удете л аи' ^Ина- Когда все будет кончено и меня не станет, Исензем ЛИть мое тело на части \ возьми себе мою голову.
ю У ограды, сложенной из камней, и из головы вырастет для тебя кокосовая пальма. Из кокосовых волокон
плести циновки, изящные опахала — и все это булет ^TbI с^о-„
тебе любви. Потом на пальме появится кокос; когда ты °М ^ •
выпить его содержимое, мы сможем снова увидеть л ^^и/11
К тому же, когда у тебя будут кокосы, ты сможешь готовУГ
разные кушанья и угощать всех своих.Ить и.ч
И еще напоследок угорь сказал Сине:
Хотя сейчас и придет моя смерть, мы не расстаеъ
мы по-прежнему будем вместе.я с
О да, Сиыа, с любовью простимся,
Сейчас убит я буду врагами,
Ты же голову мою получишь.
Сохрани, посади ее в землю,
В землю зарой у ограды из камня,
И она оживет плодами,
Из которых сможешь напиться
И в которых хранить будешь воду.
Ты увидишь — вырастут листья,
Чтобы стлать их на крышу дома;
Нежный ветер приносит их веер.
Мы с тобою увидимся снова...
И вот питомец Сины умер, его тело разрубили на части, Сина
взяла себе его голову и сделала все, как он сказал. А о самой Сине сложили такие слова:
Прекрасная Сина, дочь Паи, Срывала цветы, в воду роняла, Сама за ними прыгала в воду, И там жестокий ее обесчестил.
29. Как появился остров Маноно
На Самоа считается, что Маноно — не исконная caMOaH^*aB*
земля и что жители Маноно отличаются от всех прочих само ^ Коренные самоанцы говорят, что земля эта приплыла сюда от ^ гов Фиджи; хозяином и правителем ее был тогда вождь Лаута- ^ прибыл на Самоа, собираясь завоевать все самоанские зеМЛ1^'тЬ его плыл он на Самоа на своем острове и сначала хотел устано> ^ ^0 между Мануа и Тутуила. Но тут оказалось, что остров 1У У Jf по лучается уж слишком далеко. Тогда вождь покинул те в ^ плыл к острову Уполу. Но там тоже оказалось, что рассто 101 ч* ду островами слишком велико, и вождь двинулся в п^оТоМу цТ' разделяет Уполу и Саваии. Там он и решил остаться, Уполу и Саваии оказались совсем недалеко дрУг оТ.; лЬще вСе
Итак, Лаутала решил, что это место подходит ему моанДь1 ^ и оттуда пошел войной на соседние земли. Многие с ^ ^ сп> гибли тогда, в той войне: вождь Лаутала был бесстра ^0 л ным воином. Когда сражения закончились, Лаутал*
>S нсил и правил
*2Т«Рсчета» * V,. утала умер, власть перешла к Луа-туту и Луа-фата-
f КогДа ^ зачастую действовали безрассудно. Стали они ре--я. Эти воЖЛ1"му из них жить, и придумали вот что. Луа-туту ть, гД° ка елиться в Салуа вместе со всеми своими людьми,
?а*1КеН бь1Л "ветниками. А Луа-фатаалии со всеми его людьми дол-
о^ТТжить в Леиатуа 2. ^
^ен оыл ж*1 ид в0ЖДей был свои покровитель, у Луа-фатаалии — у ка>кд0ГрадуГа, а у Луа-туту — ржанка. Вожди ублажали их Лаалаомад0дНОП1ениями. Но у этих духов не было своих святилищ, дарами и п^ыло gH приносить им жертвы. Поэтому все жертвы, все гдеможно^ ^ Посвящали там, где жили сами вожди. У обоих поднош ^ыли святилища там, где они жили. Святилище 1°уаДфатаалии называлось Фалеу, святилище Луа-туту — Утуан-
гианги.„ .
А еще у вождей было такое правило: если один из них задумы-
ват какое-нибудь дело, он всегда советовался с другим. Они извещали друг друга обо всем через гонцов. У Луа-фатаалии был на посылках Майна 3, Свет, у Луа-туту — птица таваэ.
Если жители Маноно собирались сражаться, то прежде всего они готовили богатое угощение для своих вождей. Вожди же немедля наделяли своих духов-покровителей кавой и должной долей пищи. Все, что полагалось духам, несли на святилище. Сражения же всегда велись на рифе между Маноно и Мулифануа, оттого-то этот риф и носит имя Ааулоа \ Риф Смерти. Как только сражение подходило к концу, жители Маноно спешили к своим лодкам и плыли назад на свой остров.
• 1*ак на свете появились летучие лисицы]
На Фиджи -ж
Ва*и — к * жили некогда люди, умевшие летать. Их так и назы-
Однажд ЛаТЫе ФВД^ийцы. \ Стали хозяин"11 Решили отправиться на Самоа. Прибыли в Малиэ 1 ^Аде>кала Ма ИЧать на поле» засаженном ямсом. А эта земля при--Vя Исчеа ямс ИЭТ°а (^аинга- Великий вождь, заметив, что с его «OftfIIai1 ^ на г/ Пустился вместе со своим человеком — его звали С4ы7Речался воИСКИ ЭТ0Г° ЯМСа и гРабителей- в Фалелетаи им •Мц*Л 1!°чью ЫД,Ь С^оиУанУа-теле из Фангаиофу 2. Этот вождь
Тог' ^3 Их с^аК Над головой у него пролетали крылатые фид-11°н^л[Да ^алиэт°^ °Н понял' что они-то и украли ямс Малиэтоа. h H^!h h нее и г?а Приготовил и расставил большую сеть. Воры iiliUle Пров РИЗнались' чт° спрятали ямс в Пулоту. Малиэтоа Ратил их в летучих лисиц и прогнал на Тонга.
За тем ямсом был отправлен Леапаи. Он дощед
увидел, что вход туда заложен огромными камнями Д? ^y^tv
положении он оказался: вернуться без ямса значит11
себя гнев Малиэтоа. пробираться в Пулоту — камни ве НЦВл°Чь °^
рашающи.Ики и V(IIa
Отсюда и пошла пословица: «Хочется ямса, да кямп.
камц1*стРац1
31. [Почему на Самоа нельзя проходить
между срединными опорными столбами дома]

Тити-лимулиму, дочь Туи-аана Тоо-пелу, вышла замуж городного вождя Фиаме из Саматау 1 и понесла. А сроки ее ^ б*1а~ как раз тогда, когда она купалась в море, и прямо в мореП^НШлп она двух ящериц. Она очень испугалась, тут же побежала^°ДИЛа и рассказала об этом мужу. Фиаме велел двум своим людям^р*0* и Сиипа, пойти и посмотреть, где те ящерицы и что делают? нашли ящериц сидящими в углублении на скале. Ящерицы п 6 стально смотрели на дом своих родителей. Веве и Сиипа вернулись к Фиаме и сказали ему:
—Вон там они сидят и пялятся на твой дом.
Фиаме очень не понравилось, что его люди в таких выражениях говорят о его ящерицах, и он поправил их:
—Не пялятся, а смотрят.
Но Веве и Сиипа снова повторили слово «пялиться», и тогда взбешенный вождь бросился на них и убил их.
А ящерицы, огорченные и обиженные тем, что с ними так обошлись, умерли от горя. Похоронили их посередине дома Фиаме, между срединными опорными столбами. Вот почему на всем Самоа запрещено проходить между этими срединными столбами.
И с тех самых пор пошла пословица: «Из-за неверно сказанного слова много горя обрушилось на Ниуапаи 2». Так говорят, когда в несчастье повинна чья-нибудь глупость и несговорчивость.
32. Рассказ о том,
с женой
как у нас появились москиты

Однажды с востока приплыли сюда двое, муж о Тои-э и Тои-пата. В лодке они везли два сосуда для воды, дудуу. дела и поспешила им навстречу одна девушка с остров Она окликнула их:
—Приставайте к нашему берегу! И лодка пристала к берегу Аунуу.
Девушка спросила супругов:е у ailC
—Есть ли что-нибудь хорошее, что-нибудь съес
лодке?наС с с°°
—Нет,— ответили ей Тои-э и Тои-пата,— ничег у нет, вот только два сосуда с водой.
VIoKa попросила:
.i \еРУ1 \,ire один.„
ДайтС "один сосуд, второй оставили себе, а сами поплыли
О"" ДаЛ^„олуДи Саваии.
UJC, к Гамоа появились москиты , так из-за этих мужа Д^ооТ'таК на наШИХ островов стали терпеть ужасные муки. я-еной >ките^жились в мгновение ока и тут же принялись тер-
UocK"rhl Pa3Mf на Самоа 2. И было решено: когда те двое появят-
,р\ и в с я
,4ггь все-смерти.
сЯ предать Тои,пата узнали, что им грозит гибель, и поспешно д Тои-а и _nTrKV поочь от берегов Саваии. Пронеслась их
„тгттИ СВОЮ ЛОДП.У ггг1тт
цаиРавЯ Саваии, помчалась на Тутуила. Но и здесь их хотели лодна мимо д *когда они ВНовь достигли берегов Аунуу, они предать см р камень Ц камни эти сохранились до наших дней, обратил
33. Самоа-нангало
фиджиец Фути женился на самоанке по имени Сао. У них ро-ась д0Чь Сина. Сина вышла замуж за Лауифиа из Сафоту и родила Маусау-теле, ставшего затем вождем деревни Паиа, что стоит вдали от морского берега в местности Сафоту. Маусау-теле женился на Сине лалотава, дочери Сооало из Самаунга, и у них родился сын Таума-таму. Этот Таума-таму взял в жены Муо-ле-пусо из
Сили, и у них родился сын. А жили они девятнадцать поколений назад.
Как-то Таума-таму решил отправиться на Уполу. Море было бурным в тот день, и, оказавшись на Уполу, он решил остановиться в Мулифануа, чтобы хоть немного подкрепиться и отдохнуть. Муо-ле-пусо положила сына под деревом и прислуживала мужу.
в это время совсем рядом находился отряд тонганцев, которые гюирались отплывать к себе на родину. Решив, что перед ними их к тонганЧы бросились на Таума-таму и его людей и погнали ком д°дкам" Дитя осталось под деревом, и вспомнили о нем слиш-т°нганцьН° ~~ УЖ6 тогда' когДа лодки самоанцев были в море, а ЛвУх запа Заня^и их место на суше. Произошло это все милях в Называется^ улиФанУа ~~ там и поныне растет высокий баньян. Гаг1Цев, вы ЭТ° Место Фатуософиа \ в память о том нападении тон-&СКоРе' послеаВШИХ самоани-ев к прибрежным скалам. Кстати, Мест°> полил Т0Г° КаК пУтешественники с Саваии покинули то
А покину Д°Ж^Ь' и тонганцы не могли отплыть оттуда. НлгД°м с ним малыш проснулся от шума дождя, увидел, что До^0т Ни*. 0Н°ЯВИЛИСЬ какие-то незнакомцы, и тихонько ускользну Навес НапРавился чуть восточнее и поставил себе навес от и* *и- Ч( г°* С Те^Т°Т он сДелал из кораловых глыб — больше было
^?нИе Фап ПоР т° место, где он поставил некогда навес, носит ^о(>ганцы^еПунга' Дом из Коралла2.
М°а ^ангалВ К0Нце конЦов нашли мальчика и решили назвать Ло' Покинутый, Забытый Самоанец. Тонганцы взяли мальчика с собой и доставили его Туи Тонга. Са был очень мил, и Туи Тонга, полюбив его, оставил J iItJIir так что мальчику не пришлось влачить участь невол ° П^1{ Туи Тонга, которую звали Фити маупо-лонга, полюб Illll*a" До" нангало, и из-за этого он решил покинуть дом ТуцИ?а ^м^1 поселился в пещере, но на следующий же день v Нгн ??
пещере скрывается не он один. Там оказался еще один ft Чт°
Леса, с детских лет живший в укрытии. Леса так давно не ЛеЦ
дей, что уже почти забыл человеческий язык. К тому же oiff^ *lK)
покрыт волосами, точно зверь."ыл воСь
Юноша рассказал ему о своей беде и узнал, что Леса fi людей по такой же точно причине. Леса полюбил Самоа ^ * ит и они зажили там словно отец с сыном. Прошло время иНангало. узнали, что у Фити-маупо-лонга родился сын — это был сьт^ °йи
нангало.
Самоа-нангало решил ПОХИТИТЬ Фити-маупо-лонга и oefi чтобы вместе с ними вернуться на Самоа. Леса, привыкший к НКа' ше и не желавший расставаться с ним, долго отказывался ем\°Н° мочь, но наконец согласился. А в это время на Тонга как раз поя вились свиньи — с Фиджи. Свиньи эти прижились, стали пло диться. Туи Тонга отдал тогда такой приказ: всех чужеземцев, прибывающих на Тонга, надлежит угощать свининой, но никто из них не смеет увозить с собой живых свиней.
Теперь о Леса. Хотя он и скрывался в пещере, куда бежал некогда, страшась гнева Туи Тонга, проступок его давно был забыт. Теперь его считали не простым человеком, а сверхъестественным созданием. Он же продолжал жить в пещере, не желая ни с кем говорить, за что и получил имя Леса-налала, Леса Молчаливый.
Итак, Леса согласился наконец помочь юноше и сказал ему.
— Чтобы достичь берегов Самоа, тебе нужна хорошая лодкг.
Она должна быть прочной, должна противостоять волнам, которые
будут налетать на вас, должна быть просторной, чтобы вместить все
то, что тебе надлежит взять с собой. Когда судно твое будет гот '
во и нагружено всем необходимым, я приведу Фити-маупот
и ее ребенка. В тот же миг вы должны будете отплыть. Вас . ^
преследовать, но с вами поплывут мои верные люди, котор есЬ
могут вам. Если погода не будет вам благоприятствовать, л^гЫй^.
в дрейф, пусть даже преследователи будут дышать вам в
Делайте все, чтобы лодка не получила пробоин и не затон., ^ ^
бой вы возьмете двух забитых свиней и запасы птичьег(0^0й *й
все это вы сложите в одном месте. А еще вы возьмете с л#сть*
вых свиней одного хряка и двух маток. Их накроете ку^ ^
ев, потому что, если свиней запрятать и плотно накрыть^ дИСтьЯ ^
нутся. Как только выйдете в открытое море, снимите в^ дапас.т^
пустите свиней бегать но палубе. Наконец, надо получ iroTOp,f
питьевой водой, а для Фити маупо-лонга и ее ребенка ^ гг0н
удобное место: ты должен показать, что достоин Доче^а^#
Сына своего ты назовешь моим именем - Леса-нала.л°
И вот лодка была готова, и Самоа-нангало. w
оставив Леса горевать: ему было очень тяжело
гН ^Т11Л^Л м0а нангало. А Самоа-нангало к тому времени был
н ^ (иигтьсЯ с L*eH си его бегство с дочерью Туи Тонга, с украден-
,УМчГл\гу^с наврс виИЬями открылось очень скоро. Туи Тонга послал
т0;Ь^^ирЫМП'СтУ"иваИ преследовать беглецов. Лату-иваи удалось
п***го сы||а ^чень близко. Но Самоа-нангало помнил слова Леса,
^яойт11 к НИМпорывистый ветер, он лег в дрейф. Что до Лату-иваи,
ь*огДа задуЛ медлить, не думал об осторожности — и лодка его
И' он н° х°теЛ нулась. С тех самых пор пошли вот эти три пого-
tfK°vC переВнские ораторы нередко вставляют их в свои речи. Ког-
рорь'и; CILMODKAKOM нибудь упрямом человеке, вспоминают поговор-
да гон°РяТ ^аТу_иваи идет против ветра». А желая похвалить чело-
ку «ЛоДкаприслушивающегося к доводам, говорят: «Лодка
нена ^а3^ла преодолевает препятствия». Третья поговорка связа-/1еса-наЛ шмИ под листьями свиньями. Когда кого-то призы-иа со сП ^ иться и открыто высказать все, что скрыто, что мешает вают п^ию и миру, говорят: «Пусть появится на палубе лодки все П°Нчто скрыто под густым ворохом листьев».
Т° Лодка Леса налала подплыла к южному берегу Уполу, близ естности Сафата. Приплывшие расположились на берегу, приготовили каву, свинину, а в это время туда спустился один из знатных людей Сафата, вождь по имени Фунга. Они приветствовали его: «Мауава!» 3 — и пригласили в свой торжественный круг. На второй день и на третий Фунга опять пришел к ним, и они так же приветствовали его.
Леса-налала [младший] поселился в Сафата. Имя его дошло до наших дней: знатные и благородные вожди здесь именуются Са-налала. Фунга же назвал своего сына Мауава, в память о том, как прибывшие приветствовали его. До сих пор главные тулафале, советники и ораторы, в местности Сафата носят титулы фунга и мауава . До сих пор ко всякому гостю обращаются «мауава», приглашая его испить кавы, кто бы он ни был.
на СамоаРЯКа Маток' пРивезенных на той лодке, пошли все свиньи • Происхождение скал на берегу Леауваа
Жили в
Щ*п* Тон Ме^тности Леауваа 1 супруги. Мужа звали Таие, СУЕМОЙ красоа гних была дочь по имени Сина, девушка неопи-j^3||QCFLACB JJQ1*1". была столь хороша собой, что слава об этом СлХИ Сла-ти к В(»еМ уголкам Самоа. Со всех островов Самоа же-%ИЛНА 0 ее краНеИ СВ0ИХ соа 2» надеясь добиться ее расположения.
Т°ДИи знатн°1,Т" ДОстигла Да^е Тонга. А на Тонга в те времена Т°г*агК-ЙОт' Все - КрасавеЧ> по имени Тонга-ми-ланги 3. ^*ц/!атН(>го кпаеНИХИ ^амоа со своими соа и соа Тонга-ми-ланги, *у,|1»*и (? *енихи иаВЦа С Тонга'~ все собирались в доме Сины. Од-(и^е какого СВаты были немало удивлены, увидев в доме де-го чужого человека. Никто не видел его прежде, и о его хозяине ничего не было известно. Сина
— Кто ты, откуда ты пришел?^°сИда
— Я Уила, Молния, сват Тангалоа аланги, - 0Тв^ Много дней Уила вместе с другими соа служил и ИЛ °и-
вушке. Но вот однажды все увидели, как к берегу пол^Г°>К^а;1 г
реница лодок: Тонга-ми-ланги снарядил их и приПл^ЬхПает ^
Сине предложение. Это была огромная вереница лодок 1Л
могучий караван.' м°ци1ы^
Увидев красоту и благородство Тонга-ми-ланги, Син захотела стать его женой. Она пошла к родителям и ск ^ ^
—Я хочу быть женой Тонга-ми-ланги.3ajIa и^.
—Хорошо, будь его женой,— отвечали ей родители —
скажет на это Уила? Пойди-ка сначала и спроси у него Н° Чт°
он носит такое имя, ведь Уила значит Молния.' П0ЧЩ
Сина отправилась к Уила и спросила:
— Почему ты носишь такое имя? Он же сказал:
— Если я, Уила, разгневаюсь на какую-нибудь землю на
кой-нибудь род, я сверкну в небе молнией с севера на юг Ка
г1» и вся
та земля, весь тот род разом погибнут.
Девушка пошла к родителям и передала им эти слова. Они же
сказали:
—Подумай, что сделает Уила, если ты станешь женой Тонга-ми-ланги. Страшен будет его гнев!
Но девушка не отступилась: она очень полюбила Тонга-ми-ланги. И пришлось все же женихам Самоа разойтись по домам, п Уила тоже отправился назад к Тангалоа-аланги.
А тонганцы сели в свои лодки, готовясь отплыть домой со своим вождем и его молодой женой. Увидев, что лодки приготовились к отплытию, Тангалоа-аланги приказал, чтобы Уила и Пон-ги-са 4 спустились на землю и погубили всех тонганцев, и Сину, и Тонга-ми-ланги.
Засверкала в небе молния, опустилась на землю тьма. И ТУТ/^ погибли все тонганцы, тут же ничего не осталось от их лодок, ну и Тонга-ми ланги смерть застигла у самого берега, и они ^ вратились в прибрежные камни. Вот откуда пошло название^ ^ брежных скал, что похожи на людей, выходящих в *I0Pe' MOpg-называются Леауваа, Команда Лодки, в память о погиош плавателях с Тонга.
35. Тапуитеа
е е *
асса'
Когда планета' Тапуитеа появляется на небе 5ече^^яссв^''
вают Красным Глазом, а когда она выходит в небо на р
называют Утренней Звездой, звездой света.нгаЛ°' ъ1\ц
Жили в Фалеалупо супруги2. Женщину звали а*аваЛ1! T^fP чину — Туи-масеве. У них родилась дочь, которую на cBOiP роД теа. Потом у них родилась вторая дочь, и эту крошк}»

36. Происхождение высших самоанских титулов папа и ао

В начале существования Самоа у вождей разных краев и земель не было никаких особых титулов. Просто говорили «благородный и знатный Туи-атуа1», «благородный и знатный Малиэтоа2», «благородный и знатный Туи-аана3». Вот наступило время правления Лааули°а ^итуаланги* У него родился сын, которого назвали
вом^ааУЛИ ВЫР0С очень красивым юношей и обзавелся множест-т°й он** ^В^Х из них' наделенных самой совершенной красо-заметицЛЮ^ИЛ ^ольше Других. Случилось так, что отец Лааули тоже Сел> какКРаС°ТУ ЭТИХ жеН1Чин и возжелал их. У него созрел замы->^*асныМд°Л^ЧИТЬ их* ^н сказался тяжелобольным, измученным у*«сп0й г 0ЛЯМИ- В Фалеалупо был послан гонец объявить об ьо>кдя ХуиЛеЗНИ несчастн°го вождя. Тут же главные советники ?Ввестие о ^Сама^ и Ауи-матанги, примчались к одру больного. ^ь,ло велен0 Лезни 0T4a было послано и Лааули, которому тоже ^п011рави^^Сп^шить к страдающему больному, чтобы не опоздать азая: ' 1осланному, принесшему это известие, Лааули
^ ^ааУли Л?Кет: он ничем не болен. Но что бы то ни было, я иду. 1[ ^е1питеП°ШеЛ К тем ДВУМ своим женам и сказал им: с*Ьв^я по к °Т0Рая из вас пойдет со мной и ляжет с моим отцом. кРасоте жена ответила:
Я пойду и лягу с твоим отцом.
—Хорошо.™ ответил Лааули,— тогда идем. Когда в дом моего отца, нам надлежит сесть напротив дт^**1*1 и\} сядешь в ногах вождя и будешь поглаживать его. ^РУгц.
И вот Лааули с женой отправились к отцу. Когда с14
в его дом, там уже успели собраться многие предана I'^Muh люди, готовые ухаживать за ним. Лааули вошел Ые вождя и положил руку на изголовье. А жена Лааули села JIiux в ногах, и принялась гладить его колени. Малиэтоа си Нап*)0тИь
— Кто сидит у меня в головах?CltJI: Ухаживавшие за ним люди ответили:
— Это Лааули.
— А еще кто пришел? — спросил Малиэтоа. Лааули ответил:
— Пришла одна женщина, готовая лечь с тобой. Тут Малиэтоа сбросил тапу, которой был накрыт
обратился к Лааули:' Сел и
—Благодарю тебя за твою доброту. Когда у тебя родится це венец, об этом будет сообщено громким кличем: все сразу узнают что родился наследник, который получит потом все высшие титулы Пусть никогда не прекратится твой род. А Туи-атуа тоже теперь будут иметь особые титулы.
Всем своим слугам и всем людям, что толпами стекались в дом больного вождя, Малиэтоа велел разойтись, сказав, что теперь он излечился от болезни.
А сын Лааули получил при рождении особые титулы — ао и папа — титулы чести, как и обещал Малиэтоа Уиту-аланги, Малиэтоа Великий. Всего есть четыре титула, завещанные этим Малиэтоа потомству за то, что сын отдал ему свою жену. Вот откуда пошли высшие титулы вождей Самоа: они были завещаны Малиэтоа потомкам Лааули.
37. Дети Тафа-ингата
Тафа-ингата был сыном Ата. В жены себе Тафа-ингата взя.^ Сау-опуалаи. Детьми их были Велета-лола и Тали-ау-соло,
И А*а'| тл когда CaV-
А дом, в котором они жили, был домом аиту . И вот к
опуалаи разрешилась от бремени, муж сказал ей:которые
—Пойди в дом и посмотри, что лежит у того проема,
выходит на море.1Я ц0'
Сау-опуалаи вернулась к Тафа-ингата — а он в это вр
чил ребенка — и говорит:а
Там только мата — резак и афа — плетеная вер На это Тафа-ингата сказал:
Так вот, имена наших детей будут Мата и Афа-
И добавил:аиту2-
—Теперь настало время собрать здесь всех 1аУ~
такие слова:
он сказал ^ дтот мальчик будет вашим вождем. Это ,,МПослУшаИТСгИТЬ дары, ему должны вы доставлять тонкие Т.ЮДУ^ п?ИА°имя его отныне будет титулом ао4. а*1 У .... тонга • г Tarha-ингата и установился в Фалеата титул ццн^ь г той р^и Аафа " Нот с
38. Откуда пошло имя Матаафа
й вождь Пипили1 совершал путешествие по Ма-Влагородны ^ ^ Времена, когда на Саваии еще не знали войны. ну* — быЛ°игачся в глубь острова по дороге. А на этой дороге лежа-11так, он дВИое дерево — кокосовая пальма ниуафа2.
л0 поваленсорвал кокос, очистил его и принялся жевать
Вождь нагну.1^, г
а потом сказал:
мякот , ^ теперь будет Матаафа, Разглядевший Кокос Ниу-
~~~ ~r/L а с пеового взгляда понял, что кокосы на этом дереве афа, ведь и ^ к
очень хороши.u
А в скором времени на Саваии началась воина. Шла она в глубине острова, у самых гор, в местности Леалателе. Фааули и Ума воевали там. Докатилась битва и до земель Пипили, до его укреплений. Пипили сказал этим двоим — Фааули и Ума:
—Останьтесь со мной, будете охранять меня, иначе придут сюда чужие воины и убьют меня.
И юноши остались охранять Пипили.
Вот наконец окончились сражения, и сказал Пипили:
—Благодарю вас за вашу службу. За все, что вы сделали, я награждаю вас своим титулом ао . Отправляйтесь теперь жить на ^полу, это — моя благодарность вам, ведь без вас мне не удалось оы остаться в живых в этой войне.
И юноши-воины, облеченные титулом матаафа4, отправились на Уполу, в местность Фалеата.
39. Как был положен конец человеческим жертвам
л Вот одна ир
Ма*1иэтоя v СТ0РИЯ из жизни Малиэтоа. Речь пойдет о вожде
Миг.,.. ? ^ила-ма-TVTv Ж^тп,л„„
Мигом. ЛюдойаМаТуТу ^естоком> который питался человечьим *Раев Самоа ИКЛЯ ежедневных трапез вождя присылали из всех °Ы:|о называть есчастных' которых отправляли к нему, принято зе *Кил этот в *ежедневным подношением вождю». пщЛн Нааь1валасКДТ В местн°сти> что между Афенга и Малиэ. Его °т Главной Ь уаланги и располагалась в некотором отдале %р0'Д11евао слу ДОроги* каждый день вождь съедал двух человек; ft* Л°м* в о>кт,ИВШИе ему знатные придворные сидели у порога н°й ^ибуДьНИИ новых жертв. И каждый день два человека
самоанской деревни приходили туда. Когда они всходили на порог дома вождя, советники вождя или л
его свиты приветствовали их и говорили:РУПц*
Благодарим вас.
Потом этих несчастных посылали к юношам-пт которые убивали пришедших и запекали в земляной Л^>КннКа
У них там был особый камень, длинный и соверщенП°Чи- *' Жертву сажали на этот камень и убивали. После этого м°ГЛа^щ готовить кушанье для вождя. Убитому привязывали пу°>КН° скрещивали ноги и вот в такой позе сажали его в печь ? К ТелУ в кухонном доме. Казалось, что сидит живой человек. Его ЧТ° ^ в земляной печи, затем несли в дом вождя, а там раз За11ека<и части. Вождю всегда полагалась лучшая часть — та, что 3аЛИ На ния шеи, загривок. Остальное делили между собой знат1ш°СН°Ва* из свиты вождя, его советники и ораторы, его слуги, все ^ Л1°Ли ственники. Никто не знает наверняка, ели ли на этих т*** ^ внутренности, подобно тому как едят внутренности свиньи ^н* доподлинно известно, что сердце жертвы съедал сам вождь2
Во владениях вождя всегда было очень много напотт v* ««• сильные воины из разных краев были собраны там, чтобы охранять вождя. Они тоже приходили на эти трапезы и ели человечье мясо
Вот однажды, когда вождь Малиэтоа был уже немолод, к нему прибыли очередные жертвы. Это были два человека, приплывшие с Саваии, из местности Фафине, что в Фаатоафе. Они плыли всю ночь, чтобы успеть к положенному часу. А в ту самую ночь сын вождя Полу-леулингана лег спать на мысе, что к востоку от Малуа. Это место до сих пор называется Фатиту3.
Лодка подплыла к этому мысу как раз тогда, когда забрезжил рассвет. Несчастные негромко переговаривались между собой; один из них сказал, что этот рассвет означает их скорую смерть.
—О, если бы мы могли остаться жить!
Так, горюя, они вышли на берег и переоделись в красивую одежду по случаю скорой смерти. А сын вождя Малиэтоа услышал стоны
несчастных, подошел к ним и спросил:
—Кто вы? Они отвечали:
ы присланы сюда в жертву Малиэтоа.и мР<
Сердце юноши сжалось от горя. Он пошел к кокосовой нарвал листьев и приказал тем двоим:
— Идите сюда, запеленайте меня в эти листья.вел^: Они завернули его в листья кокосовой пальмы, и тогда
— Несите меня к вождю.
Они принесли его к вождю, и тот спросил:
—Что это такое?
Те двое ответили:л
—Это священная рыба, подношение тебе.порога
Вождь позвал своих советников, сидевших У
и сказал:
—Делайте свое дело.сына
Они развернули пальмовые листья и увидел
й Малиэтоа:
о»н п° то не рыба, это твой Полу-леулингана. И 13оЖЛь' э ичаЛ, обращаясь к сыну:
ГГиоЯ<Дь жестоким сыном ты оказался! Но теперь я все ^ дх, какйМ^ 50Льше не будет у нас прежних трапез. Теперь РА. Я с°гЛа<Самоа будет сохранена жизнь, а мы станем питаться
*^ько рыб<!?1л положен конец ужасным трапезам, и сам Малиэ-
т0 Нот так 01\не ел человечьего мяса.
, больше ниьо1д
40. Тама-ле-ланги
аителе, Нгасоло и их отец, великий Малиэтоа1, жили Нгато- однаЖды вождь по имени Фола-саиту пришел туда р фалеул*^ ^ дру, ими женихами, сватавшимися к дочерям Малиэ-Л СеЛМалиэтоа и Ауи-матанги 3 решили, что надо выдать Нгато-
Тигтеле за Фола сайту.
А в числе женихов оыл еще знатный Ала-тауа, и еще там был п ,т^тп-япа Из всех их Нгато-аителе полюбился один Сангала-ana И тогда Нгато-аителе сказала своей сестре Нгасоло:
—Прошу тебя, выполни желание отца — выйди за Фола-саиту. Я же мечтаю стать женой Сангала-ала.
Сестра согласилась, а Нгато-аителе стала так наставлять ее:
—Если Фола-саиту будет плох с тобой, отправляйся жить ко мне: мы обе будем женами Сангала-ала.
Фола-саиту на самом деле оказался плох с Нгасоло, и она ушла от него. Она отправилась к сестре, там соединилась с Сангала-ала, стала его женой, понесла и родила благородного Лало-ви-мама. Потом она родила дочь, названную Ваэо-тамасоа, а потом снова родила дочь, названную Ле-ато-нгаунга-а-Туитонга. ^ Прошло время. Однажды правитель Аана, Туи-аана Ваэма, тамае^ С° своими советниками Тутуила и Апе свататься к Ваэо-вго « °~а' Н0 ^ыл 0ТвеРгнут: девушка заметила, что ноги вождя были
* оолячках.
B^aTb°rRa ^утУила и Апе обратились к Се-ланги-нато4, прося его
Се-лаЭ°~ТаМаСОа В ЖеНЫ* и°неСЛаа1^и~нато и Ваэо-тамасоа поженились, и вскоре женщина
"Ришли к УИла и Апе отсчитали от того времени десять лун и
Гал°мо, они об Ра3 тогда' когДа она рожала. Прибыв в Таэлон-ИестУ, где Рили свои головы, оделись в лохмотья и пошли к тому Тут >ке схьа *& *)0жала- А она только что родила. Тутуила и Апе Цц1На nl нов°Рожденног о и убежали с ним. Немного погодя
роГ^атауа5ПР()СИла Ребенка, но его не нашли.
V|,lKa- Мест^0СИЛСЯ В погоню за Тутуила и Апе, унесшими nv, ^тУила и д0l где все это случилось, называют Аоао, Исход.
^1ьолеПе ^спели Достигнуть вершины горы, и помогал
11оРещЛи '
пи горы, стали спускаться по противоположному склону и только тогда решили осмотреть похищенное г дитя. Лицо его оказалось совершенно белым6. То м Лаг°Ро-впервые заметили это, называется Ниу Театеа, ^СТо\ rAt> ^
Стали они спускаться дальше к морю. По дороге^*4** 'W^1* накормить ребенка, но его стошнило, и место, где это°НИ ^°llu^ называется Луаи, Тошнота. Они же продолжали спуска ГЛ^Ч11-1ос11
Так они принесли ребенка в главную деревню7, чтобь/Я К М()Рк>'
вить его вождем. Принеся его туда, они сделали ему По ^ OF)V
для сна. Потому-то это место перестали называть Мал-^^^к
Древнее Святилище, а стали называть Леуло моэнга По Э ° BABAV
для Сна.' ДГОЛ°ВНИК
Украденный ребенок знатного рода остался там и был
Туи-аана Тама-ле-ланги, Дитя Небес8. Его называли Тама*?*^4^1
ги еще и потому, что он был взят прямо с родильного ложа Ле Лан
без матери. А пищей ему служили только таро и плоды х ^Ь1^°с
дерева.е Ного
Потом Тама-ле-ланги женился на знатной Ваэтоэ, дочери Т Тонга. Она понесла и родила дочь, которую назвали Сала-мас* УИ Это была первая королева Самоа9.
41. Добрые воины, славная битва

В старое время на Самоа были верховные правители — короли. А к тому же в каждой местности был свой правитель, но ни один из таких правителей не имел высшей, верховной власти над всеми островами Самоа. И вот как-то, еще в те старые времена, Уполу и Саваии попали под власть верховного правителя Тонга: он захватил их. Назывался он Туи Тонга, а имя его было Тала-аи-феии.
Этот Туи Тонга Тала-аи-феии отправился со всей своей свитой
в триумфальное шествие по Самоа. Так он прибыл на Саваии, в
местность Сафоту. Все самоанцы были согнаны туда — соорудят
для Туи Тонга каменную платформу.g
На восток от Сафоту был мыс Матауэа, и там лежал 0ГРрМна „ камень, закрывавший всю дорогу. Тала-аи-феии приказал 3^ ^ Фата убрать с дороги этот камень, грозя им смертью, если смогут сделать этого. Туна и Фата же решили прежде всего ^ виться на Уполу, чтобы там посоветоваться со своими р
никами.^фалелата*1-
Там они взяли себе в помощь сына своей сестры из ^авайцв А
юношу по имени Улу-масуи. Втроем вернулись они на
Улу-масуи сумел придумать, что делать.на бол0
Они достигли местности Матауту, и там юноша поше- уГреи то, лежавшее за деревней Манасе. На болоте он поимал^0й. (Х>оИ* положил и\ в глину, набранную там же, и так понес с с ^ * угрей он спрятал под тот огромный камень а сам 110111 3анУСТЧ ловый риф, поймал там осьминога, набрал соленой в°п0д ка*1^^ осьминога в посудину с соленой водой PI тоже отнес даКОиеИ
Затем все трое принялись расшатывать камень.
V v-масуи обратился к Туна и Фата и сказал, жнея- 1ЛУГ 10* удастся перевернуть камень. Туна и Фата про-»*Ц,^псрь и»* Т°1*Ц юноше, а сами приговаривали: *1"°То in поМ°га., пгьМИНог, катите камень, катите камень, он уже
^улся с ме^ень перевернулся, А значит, Туна и Фата смогли
(дРц наконец к*Камень же по сей день стоит во владениях
шить сеое жизн .
ивр*о1Иостались в живых и пошли обратно на Уполу. В это
Итак, они множество людей собралось в местности Сангафили, время велИКОдана досмотреть на триумфальную процессию Туи что в 3?МЛВППУНА Фата и Улу-масуи пошли к главной лодке Туи Тонга. ^тащИЛи оттуда колья. Эти колья были сделаны из желез-Тонга и в редь в т0 время на Тонга и НА Самоа еще не знали на-ного ДЕРе^корей и все лодки укрепляли у берега, привязывая к трем <*тояЩ1^1М в землю длинным колам. Их было три у каждой лодки. В°ГНа конец кола был заточен остро-остро: ОН легко входил в песок ГТГЛИБПЕЖНЫЙ ил и крепко там держался. К носу лодки привя-
ИЛИ IIP*1UFC/„
али веревку, а другой ее конец обвивали вокруг этих якорных кояьев. Вот так'и укрепляли лодку у берега. А Туна, Фата и Улу-масуи вытащили из лодки вождя эти колья и убежали с ними в Фалелатаи.
Там они распилили колья на куски, и то место, где это случилось, стало называться Асотипи, Место Распиливания.
Распилив колья на. части, они отобрали лучшие куски дерева и вырезали из них палицы. С этими палицами они отправились в другую местность, где всю ночь просидели на страже, без сна, с палицами наготове. С тех пор то место стало называться Местом Ночного Бдения2.
Затем они пошли к себе и подвесили палицы под потолком своего дома. Посмотреть на палицы собралось немало людей, и запреще Велено ^ыло рассматривать палицы сидя, стоять же было
ванив место получило название Матанофо, Смотри Сидя, и наз-
« это сохранилось до сих пор. СЕ G\
самоанцам ТЬЯ ДЕЛАЛИ потому, что решили: пора побежденным ВвРховногоВ°ССТаТЬ ПР0ТИВ власти тонганцев. Они задумали убить *а еро по } "равителя' приплывшего с Тонга. Пустившись вслед ^ам на с сиеи' они сумели настичь ее в местности Алеипата.
АлеитпаШИ1Це ТуНа И Фата заРыли свои палицы. J1 4^Ят^льныйТарЖИЛ один человек> по имени Тапу-лоа, отважный л*!' Как им ц ^Т ° Ним и встРетились братья, чтобы посоветовать-о*!|ие ^ как fP ТЬ тонганЧев- И они решили устроить танцы и И За,1ели: °Ы Затем' чтобы угодить Туи Тонга. Вот какую песню
%дь начеку, смотри, смотри, Ьей, самоанец, не промахнись, Ьей тонганца, бей его больно! Ряхни головой, топни ногой,
Дотронься рукой до земли,
Срази тонганца страшным ударом!

Множество тонганцев собралось на святилище п
тот танец. А танцующие тем временем все ближе и fin°CM°TN-r*
лись к тому месту, где были зарыты их палицы. Наконе п°Апц
вытащить их, схватили и, бросившись вперед, словно^ °НИ С!^г
или птицы, кинулись на тонганцев. Завязалась нсо^ИК11е
Самоанцы пустились преследовать тонганцев, разбил °Итца
одних погнали по одной дороге, других - по другой1 п* ЩЩ
дороге тонганцев гнали Туна и Тапу-лоа, по другой — ф. °AHojj
масуи. Расставаясь, они договорились, что все должн^ И >
Фатуософиа. Тот, кто первым окажется в Мулифануа ^°СТцчь
отправиться на помощь другим.' Д°лж>н
Туна и Тапу-лоа быстро достигли Мулифануа, а Фата i v масуи задержались в Фалеасеэла. Там их приостановил аи™ тт живший в Саэфу. Он сказал:
—Вы останетесь здесь, пока не наступит утро. Пришлось им остаться: аиту не пропускал никого до тех
пока тень путника не проходила вперед, перед этим путником Когда настало утро, Фата и Улу-масуи снова пустились в погоню
Нак онец и они достигли Мулифануа. Оказалось, что одни преследователи прибыли в Фатуософиа, другие — в Тулиаэп?ла Им удалось окружить врагов на песке в Нуусунгале , как раз там, где стояли лодки Тала-аи-феии, правителя Тонга. Всех тонганцев загнали в лодки и выставили в море, а Туна и Фата смогли наконец остановиться и отдохнуть.
У Туи Тонга было много жен, и все были очень хороши собой.
Двух из них он послал на берег, и, прежде чем идти туда, они натер-
лись куркумой. С наступлением утра женщины вернулись к Тала-
аи-феии, и он увидел, что тела их по-прежнему желты, и очень
обрадовался этому.,
И Туи Тонга взошел на прибрежную скалу в Фатуософиа [ <
скала называлась Тулатала) и сказал:едти-
—Малиэ тоа, малиэ тау: справедливой была битва, спра
выми оказались воины. Добрые воины, хорошая битва. 1то д - ^
то я больше не буду воевать с вами и буду навещать вас т д0^цут
гость, идущий с добром. Никогда больше тонганцы и
войной на Самоа.r eMi да»'
Это обещание самоанские ораторы называют ооеш,
ным со скалы Тулатала. Такое обещание крепко.ь*о>0' и
Некоторое время спустя Туна и Фата затеяли с" ^ бор°тЬ*?
них носить титул Малиэтоа4. Поссорившись, они ста^оГда Ов0*я
и оба погибли в схватке —- замертво упали на землю. ^т o-tfft*
их брат, стал молиться, чтобы к обоим вернулась 'ки3 аЧят 'Л^Л'
пошла поговорка «Молиться за Туна и за Фата», чт0 '^
добра обеим сторонам.Сав^а ^*
В конце концов же было решено сделать самого тоа. Он получил титул Малиэтоа и стал правител ГУ С^ЯТЕ«1 еЛ°Тангалоа с неба
о» ч
Тангалоа-Небожителя, была дочь по имени у Тангалоа « доата_итеите принялась просить отца отпустить ее I та-йтеите" а3она хотела найти себе там мужа. Как его искать, из. 1та зеМЛЮ мужем ее должен был стать тот, чье имя будет зву-й,!а уж*° знала. ^етании с ее собственным именем — Мата-итеите. лть кр«сиВ0 В °ка эта спустилась на землю и оказалась на Фиджи.
Итак, де?уП^1ась до верховного правителя Фиджи, Туи Фити, Там «на доора нега Сложив имя вождя со своим, она получила |( остановила^ фИТИ дех? эти имена совершенно не сочетались \1атаитеите^ прИШЛ0СЬ девушке отправиться дальше. Она прибы-друг с др^°и решила поселиться у Туи Тонга. Сложила она его имя ла на Юн полуЧИЛОсь Мата-итеите Туи-тонга. Нет, эти имена с0 своИ1^очетались. Тогда девушка отправилась на Самоа и решила тоже не вождя Мата-итаи. Остановившись у него, она сложила его^шя со своим — получилось Мата-итеите Мата-итаи, что тоже звучало плохо.
" Тогда Мата-итеите направилась в Леалателе . Хам она повстречала идущих за водой дочерей Мата-талало. Благородная Мата-итеите спросила у них:
— Чьи вы дети?
— Мы дочери Мата-талало,— отвечали девушки.
Тут Мата-итеите сложила это имя со своим — получилось Мата-итеите Мата-талало, и стало сразу ясно, что эти два имени прекрасно звучат вместе.
Тогда она сказала девушкам:
—Здесь я нашла себе мужа: наши с Мата-талало имена очень подходят друг другу.
И девушкам было велено идти к отцу и сообщить, что скоро
гама^гостья будет у него. На это девушки возразили:
томНе стоит Даже ходить к нашему отцу: он уже стар, а к
У же совершенно болен — все его тело покрыто язвами.
по Мата-итеите повторила свой приказ:
Итак1™™ К °ТЦУ И ждите меня-ляетсст ^ девушки пошли к отцу и сказали ему, что в их дом направ-
—Э?аНа ЗНатная госпожа.
ИМя> и вотГ°СП°Жа СпРосила нас> кто наш отец. Мы назвали твое тУт ст^ТеПерЬ она идет сюда-
—Расс?еК ВеЛеЛ ИМ:
Же ко^м*116 циновки в тала3. Пусть эта госпожа сядет там.
г /1о кч^да п(е ^ нельзя пускать ни за что. С ^ата~талало^ Вечер г°стья явилась, она сразу же спросила,
в^('>кат^аЯ Никакого внимания на приказ сидеть в тала, она
с*'о И МатаВ° Вн^тРеннии покой, прямо к лежавшему там
Vla-талало тотчас же поправился, вся хворь ушла из
Так Мата итеите стала женой Мата-талало MY ^
Мало-матау. Затем у них родился сын, названный Цг-
Дом их стоял совсем рядом с берегом. И вот Мата^0 T°li ^ шло в голову, что неплохо было бы завести лодку мТеИТе un тоже хотелось иметь лодку, но у него не было мастео аТа~т**Лц ' могли бы построить ее. Тогда его высокородная же ^' K°T°Pi °
—Хорошо, я найду строителей, но лодка должна б СКаз***?
на здесь, в нашем краю, и нигде больше.1Ть CjiaW
И она послала сына наверх, на небо, к своему отцу т
аланги, прося его прислать небесных мастеров для сто аНГал°а
лодки.ИТельства
Тангалоа-аланги согласился:
это не простые мастера, и характер у них тяжелый: если
—Хорошо, я пришлю мастеров. Но смотрите не забыва" живать за ними и всячески о них заботиться. Если их чем- ° JXa рассердить или обидеть, они не станут заканчивать работу
>едь
если отбудет не так, они убегут, не доделав начатой работы.
И вот мастера спустились вниз и тут же принялись за дет Но никому из жителей той местности не удавалось увидеть их-было только видно и слышно, как валят в лесу деревья. Сами же мастера оставались невидимы.
Готовить и относить мастерам пищу должны были местные жители. А подходя к тому месту, где работали необыкновенные мастера, люди всегда начинали шуметь, чтобы строители лодок знали: к ним кто-то идет.
Но вот однажды все тамошние мужчины отправились куда-то
делать другую работу. Готовить мастерам еду остались одни жен-
щины. Подойдя к месту, где строилась лодка, женщины не сталя
шуметь. Они решили подкрасться туда совсем тихо, неожиданно;
уж очень им хотелось посмотреть на диковинных мастеров. Но
стоило женщинам приблизиться, как мастера тут же бросились
врассыпную, взвились в воздух и улетели прочь. Вот так они навеки
скрылись в небе. А работали они без всякой одежды, совершен
обнаженные.огпИ
Больше мастера не возвращались на то место, а ведь они ^ зубами перегрызать стволы деревьев и зубами же, без всяких струментов, обрабатывать дерево.
43. [Тангалоа-ауи, сын Солнца]

Жил юноша по имени Туфунга-ули1; он спал всегда 0>га. у самой стены. Женщины же обычно сидели в дрУгоМ * еСкй 110 Раз Туфунга-ули услыхал, как они судачат о Солнце, вс^ гоВоряТ нося его. Он решил пойти к Солнцу и рассказать ему, <(0т^°г^ о нем женщины у него за спиной. А говорили они вот чтск ^ ^ ^ Солнца нет никакого проку. Только взбежит оно нав ^ ^ по$ь стрелой несется вниз. Совершенно никакого проку, ник* нет от него».

.r?r и высокородный Туфунга-ули отправился
Тан "редал ему эти слова.
г1***У 11 "на это сказало:
,х гоч||Ц<? ^ покажу им, кто я. Отныне я буду злым и жестоким,
раз так» я ^ 1заП0МНЯт меня. Я буду вставать рано поутру,
"Той14 ^зПа ем людям высоко в небе, а достигая края земли,
Т°ГДзь1РлТ!:сЯ ^уду заходить, я буду нести этим людям смерть3.
г1°Ьг-лторы11 яговорить юноша по имени Луа и сестра его
3,1 [ .] Горюя, стали
vГЛПР горьким будет для нас завтрашний день, горе
^ п горе, I^F^' Г ^
"Jr нам появление Солнца.
"P-nS сказал:
Л> Первым быть мне.
у„ принялась спорить с ним:
Нет-нет, ты останешься здесь, первой быть мне. к ат с сестрой заспорили, и наконец после долгих уговоров алось убедить брата. Вот забрезжил рассвет, Уи встала и
^И Уч к тому месту, откуда Солнце начинало свое восхождение гт о in л а
небо Там она легла, раскинув ноги и повернувшись лицом к ТОМУ самому месту, откуда должно было появиться Солнце. Не успело Солнце подняться, как оно увидело девушку, лежащую раскинув ноги, лицом к нему. Солнце сказало ей:
— Если ты станешь моей женой, я не буду больше пожирать людей, а буду просто выходить в небо и затем заходить, спускаться. Ни одного человека не трону я, если только ты пойдешь за меня. Сейчас отправляйся к себе домой, а я потихоньку пойду своим путем. Когда родишь, назови ребенка так, чтобы в имени его сочеталось мое имя и твое. Смотри: меня зовут Тангалоа, тебя — Уи. Ребенку надлежит дать имя Тангалоа-ауи. Теперь, когда ты родишь, собери циновки и мягкую тапу, предназначенную для наше-
малыша, вынеси на улицу и оставь греться на солнце. Я же не ^едлю появиться. Всякий раз, показавшись в небе, я буду прочь3*тЬ П0 немУ над землей, заселенной людьми, и уходить на чем Ы' Может быть, не знаешь еще, что таков мой обычай: я ни с*ольжуНпоаДерЖИВаЮСЬ долга ^ бываю всюду и всегда плавно
Итак и* *
Р^или'' Н1ц-Ина вернулась к себе, к своему брату, и оба они вить этот кр0^' тепеРь нам следует бежать прочь, поскорее оста-
bIJ! с°верц Л°СКии' начисто лишенный гор или холмов. Остров Оуг?йсХ ЗВ 0 Волнам на доске. А там уже появился до них один
'lOf/^1, и (енн° пУстынным, никто на нем не жил. Чт-.^ТатЬся СТ*)а ПоДплыли к острову, достигли рифа и решили
Ulfi,brn его ЛИР1. Он тоже решил покататься по волнам. На-токостью Солнца, пожиравшего людей, он, как Луа
РеРвой зем2Пе^1или к М0РЮ и отплыли на восток, к земле Атафу5. гТ°т был еи' к°торой они достигли, был остров Лулуту6. Остр
тавались ждать подопечные Лии — птица ману-а-лии и рак^ °(
панеа. Брат с сестрой решили взять их себе. Пока знатный v ВИ11а
и хозяин
птицы и раковины носился по волнам, ни о чем не подозревая и чего не замечая, Луа и Уи успели похитить то, что ему прин *"
лежало.
Брат с сестрой поплыли дальше на восток и добрались до Мануа оказавшись у берега местности Сауа9. Они достигли рифа, и там не стало Луа, а вместе с ним исчезла и поющая раковина панеа украденная им у Лии. Что же до его сестры, то она благополучно достигла берега, а с нею — и украденная птица ману-а-лии. Оказавшись на суше, птица пустилась прочь и скрылась в зарослях деревьев. А Уи родила там, на берегу.
Когда она родила, к ней прилетела птица тули10 и сказала:
— Пусть у твоего ребенка будет что-нибудь с моим именем.
Так в названиях частей тела появилось имя птицы: туливаэ — колено, тулилима — локоть, тулиулу 11 — затылок.
Улетела птица тули, а тут прилетела другая птица — мити.
Она стала облизывать нос младенца. Вот откуда пошла поговорка^
которую всегда произносят при рождении ребенка: «Пусть °^д_^
облизан его нос!» . А с тех пор и осталось имя той птицы, котор
облизывала нос новорожденного,— мити13.^
А мать с ребенком отправилась затем в заросли кокосовых ^ там был поставлен их дом. С тех пор и появилась в местност11 ^ деревня Фале-ниу14, именно там был поставлен дом Уи и ее® г^ыЛо
Уи назвала ребенка Тангалоа-ауи — так, как ПРИК^?'ка цМ?"
Солнцем; ведь покидая ее, Солнце сказало: «Назови ре")
нем Тангалоа10».0 гоРе'
Мать с сыном прожили там немало времени, но вот и0цс** Уи умерла. После ее смерти Тангалоа отправился меСтй^[ мест, где жили бы какие-нибудь люди. Стал он бродить ^ оч*11 ти Сауа. Дорога, приведшая его в дремучий лес, ока3вОЗЬ гУсТ^, тяжелой: ему все время приходилось продираться ^оиеЦ на°^ заросли, нащупывая свой путь в них. Шел он, шел и н ^ 0 Д на какой-то дом16. Дом этот стоял над бегущим рУ оказалось двое детей. Тангалоа спросил их:
т1,и чьи вы г МальЧ П^ва17,— отвечали они. "~ MfJ деТЙлоа вошел в дом и сказал:
Тогда Тангаиз вас должен пойти к отцу и привести
^ Мальчи^1» ему^ чт0 в доме появился гость. сюДа- ДоЛ° ьчиков тут же отправился к Пава и сказал ему: (Г°0диН 113 М*-Лгость, посетивший наш дом, велит тебе прийти. _ Знатны^ скаЖ^ что я сейчас буду,— приказал Пава сыну,
появился у него в доме.
~ ийПоспешил обратно.
• <,*с еще не знал, кто
К'ик вернулся к себе и сказал:
Птеп еще там, но скоро придет сюда. .
~~" а решил тем временем пойти искупаться. И как раз ког-
^аГПа ей купаться, Пава у себя на участке в глубине острова да он по ' листья таро. Нарвав множество листьев, он весь пр1?н\^тся в них, так что его самого уже не было видно,— полу-8*Ве^ огромный сверток из листьев таро. В таком вот виде он "ттияся вниз, по течению того самого ручья, в котором купался Тангалоа. Вскоре Тангалоа увидел, что к нему по воде плывет огромный сверток - множество накрученных друг на друга листьев таро. Дав свертку подплыть совсем близко, Тангалоа-ауи бросился разворачивать его. И тут из листьев выскочил Пава и давай смеяться над Тангалоа!
Тангалоа же было совсем не до смеха. Так и не искупавшись, он вышел из воды; было видно, что он разгневан. Обращаясь к Пава, он произнес следующие слова, которые звучали как песня, сопровождающая танец :
—Скверный человек Пава, раз он так испытывает пришедших к нему!
На это Пава сказал:
—Смягчись, не гневайся больше. Прошу тебя, входи в мой располагайся там. А я пойду пока поищу каву.
с собоаГаЛ°а СеЛ В доме и ВСК0Ре увидел, как Пава возвращается Г0Дарил его-И растениями- Тут он вышел навстречу Пава и побла-
И т^н)г1Ветствую 11 благодарю тебя за прием! Ся кавой сказаПРИКа3аЛ молодьш прислужникам прийти и занять-
—10*
*°*кдей.' пРИготовьте каву для трапезы двух благородных
ь. ^ноши зан
я*Чь ц1ла о толЯЛИСЬ Кавои' а Тангалоа и Пава сели беседовать. ился. \\{ м' откуда пришел Тангалоа и откуда вообще он по-1аьа сппг ШЛН эта беседа.
^««^лоа *о^2^55^^Й В0ЖДЬ' °ткуда пришел ты к нам? ^aV1 цРиШелЛИч
11 * п0)КОг'°вЫх п* Края' что носит имя Фале-ниу-са, из густого
3ь"И|,Ул те маЛЬМ' Я жил там с матерью Уи, но она умерла,
ста.
И еще добавил он:
Увы, как ни горестно, но я пришел сюда в печали
А
пути, который привел меня сюда.U(yreft *i
Вот откуда пошло название той местности — г°
Опьянение Кавой19.ауа 3 ана
Так шел их разговор. И Пава задал гостю новый
—Кто твой отец?*Рос:
Тангалоа отвечал:
—Мать говорила мне, что мой отец — Солнце вл-
острова Атафу.' аститель
Беседуя с Пава, Тангалоа краем глаза заметил, что ма
мальчик, сын Пава, играет прямо над чашей с кавой20 т Ньки*
воскликнул:*Галоа
—Эй, Пава, посмотри, что мальчик делает! А ведь это
для Тангалоа.Кава
На это Пава сказал:
—Оставь это, давай продолжим беседу.
Мальчик же продолжал играть и прыгать возле чаши с кавой Снова сказал Тангалоа:
Эй, Пава, посмотри, что мальчик делает, останови его! И снова отвечал ему Пава:
—Оставь это, давай продолжим беседу.
Но тут этот самый мальчик упал прямо в таноа, и кава выплеснулась за края чаши. Тангалоа бросился на озорника и схватил его. Отхлестав мальчишку листом кокосовой пальмы, он бросил его рядом с Пава и сказал:
—Эта половина — тебе, эта половина — мне. Вот и есть нам кушанье к каве.
И тут Тангалоа запел такую песню:
Предупреждал же я, Тангалоа, Тебя, неразумного Пава, предупреждал я: «Пава, присмотри за мальчишкой, Пока каву готовят для Тангалоа». Но наконец схватил Тангалоа Черенки кокосовых листьев И отхлестал ими мальчишку. Теперь получить может каждый По куску его мяса к каве. Но не станет есть это Пава,
Ведь он-то мальчика любит.^н
Затем он взял тело мальчика и заживил на нем все ^^радос*и
мальчик остался жить. После этого была подана ^а 'и всрн*
Пава не было границ — ведь его сын остался жить.ТаНгаЛ°1)
лись к своей беседе, и оба.были очень довольны. Нако^0 о\
стал собираться ко сну, и разговор их закончился нап0ло^н
порешили на следующий день выпить кавы на прот
берегу ручья.
>tV чти ему Пава сказал: его iipwb ет Сделано. Кава не сейчас еще подоспеет, так - Угощение к ней успеет появиться.
что и У КОГда кава была процежена, Пава запел. Пел он так: Наконец, пи1Д
Откуда берется угощение к каве?
В море плавает угощение к каве.
Там и нежные рыбки атаата,
Там и толстые манини саупата,
И акулы ангаанга, и рыбы аваава,
И голубые акулы, и рыбки инганга,
И рыбы алоама, и морские ежи,
И много всего другого,
Что водится в морских волнах 21.

Не успел он пропеть это, как собралось множество морских созданий, так что в доме даже стало тесно. Тут Пава запел новую песню:
Откуда берется угощение к каве?
На суше водится угощение к каве.
Тут и кудахчущие куры,
Тут и жирные свиньи,
Тут и бананы, и плоды пата 22,
И хлебные плоды, и маафала 23,
И ямс, скрывающийся в земле.
Тотч
На сУшеаС Же Д°М пеРеполнился всем, что только растет и водится Тан гя гт
Но к каве а' увидев наконец, сколь богатое угощение будет пода-
Д местнЧРеЗВЫЧаЙН0 обРаД°вался-
L°P>KecTBo °ТЬ У того берега ручья, где на сей раз проходило
аьа за ч1?тНазывалась Намо. Дважды встречались Тангалоа и
^ b Намо' два дня П0ДРЯД: один раз — в Сауа, другой
До Й°т Та
•ЦеТИГ||ув Ма ГаЛОа пР°СТИЛся с Пава 24 и направился в Маииа 25. кРи °^Ин Тан^111^' °Н Услышал» как кто-то окликает его; это был Ч^йШего — а,Л°а* ^?лышав оклик, Тангалоа-ауи стал сам звать
Кто м. Т° был Тангалоа -моэ-и-тауме. Тангалоа-ауи кричал: зовет? Я везде уже посмотрел, но никого не вижу.
Иг
Потом он прошелся туда-сюда и снова позвал:
— Кто здесь, отзовись! Я повсюду посмотрел, н
нашел.' 0 НиКог0
Тогда он внимательно осмотрел весь берег, никого
углубился в заросли деревьев и тоже никого не нащедНе HaUiP
он услышал смешок: он раздался откуда-то CBeoxv /** ^акоцр1,
менно там, на самом верху кокосовой пальмы °йо|
себе копру, и лежал Тангалоа. За это он и получил имя Irp°^CTo:iIifi
моэ-и-тауме 26. А еще он носил имя Тангалоа-лео-ава, Тан^^0^
Страж Кавы: он располагался как раз напротив того \ Гал°а
росла кава, и сторожил ее.СТа» где
Так вот, Тангалоа-ауи так сказал об этом Тангалоа-
— Скверное создание этот самый Лео-ава, раз он так ис
вает и дразнит путников!Пь1ты~
С тех пор и пошло название той местности, где все это изошло,— Лефанга, Ловушка. Там Тангалоа-ауи решил оста там он и прожил до самой кончины.
44. Рассказ о сестрах-близнецах Тити и Тити

В местности Тау 1 было селение, которое называлось Фонгао-лоула. Оно было расположено на некотором расстоянии от берега, на север от широкого прохода между рифами. Жили там Фаима-лиэ и Фаитамаи, дети Малаэ и Вавау, тех самых, чьими родителями были Фату и Элеэле 2. Фаималиэ родила девочек-близнецов, соединенных спинами так, что они не могли видеть друг друга. Девочкам этим дали одинаковые имена — Тити и Тити.
Как-то, когда девочки уже подросли, они пошли гулять на oepei того длинного пролива, что был недалеко от их селения. И вот девушки увидели плывущие по воде нечистоты. Одна из сестер сказала:
—Вот какое имя у меня будет — Таэма, Плывущие Нечистот^ Они продолжали прогуливаться по берегу, и в них все р
желание отправиться куда-нибудь, в неизвестные места.
— Давай пустимся в путь,— предложила одна из сестер-И вот уже они поплыли прочь. Отец закричал им вслед-
— Вернитесь, вернитесь же! Сестры отвечали ему:
— Отпусти нас, пожалуйста. Мы вернемся!ка**еНЬ
— Если так,— воскликнул отец,— возьмите вот эт
на прощание!„ пЛав^11Н*
И девушки получили камень-амулет, помогающий в
получив его, они сразу пустились прочь.Ty^I^t
Они уже были в открытом море, недалеко от ^еТвоЛццХ когда вдруг рядом с ними показался качающийся на^11СЬ 0н** с ^% мок мачты. Его несло прямо к девушкам. Как ни борол с11инЫ чением, им не удалось отплыть от этой мачты — и у

олны отбросили их друг от друга. Так впервые они
>B,'S'V ТИТ" ГМ°ГЛа НЯИТИ С 6 ИМЯ'' °На СКЭЗала се^ре, той, что
ИМЯ Таэма.*
--»Л V "мя буДеТ Те"ерЬ Н6 ТИТИ' а Т™а-файнга, Плывущая Ы*Т*к сестры стали называться Тила-фаинга и Таэма Г„ГТРЫ поплыли к берегам Тутуила и CKODO ПП„К„ *„?пго. Они вышли „а берег Ванга, близТот0ГОГГПОГЬ * ,га духов. Называется она так именно с тех пор ка ЙУШКИ высадились там. Сестры посадили в тех M9"l I „едь почва там каменистая. Таро это так и называемся клубнем
ТАЭГ;ПМ месте сестры увидели супружескую пару „ двух Ж№





















]3 том нимали из ямы маси. Сестрам очень захотелось этого ш»н; они ^тояли и СМотрели на работающих и наконец сказали: МАС11 Лайте, пожалуйста, немного маси.
Н это супруги сказали им, что хорошо бы иметь хоть какую-будь корзинку, чтобы в нее положить кушанье. Девушки кинули НИ шляпу, сплетенную из волокон хлебного дерева, и сказали:
—Вот сюда положите нам немного маси. Работавшие отвечали им:
—В эту крохотную штуковину поместится совсем немного маси — хорошо если по кусочку на каждую.
—Ничего,— сказали сестры,— кладите.
Те принялись накладывать маси в шляпу и, сколько ни накладывали, никак не могли наполнить ее 4. Сестры открыли рты и принялись заглатывать маси — шляпа же никак не могла наполниться. Вот уже маси стало подходить к концу, вот уже две женщины, ра-оотавшие там, бросились бежать прочь, крича на ходу, что все кончилось, что маси больше нет. Девушки отвечали им:
Так что же вы говорили, что в эту пустячную шляпу ничего не поместится?
оттг/^еШцины' поняв> что перед ними аиту, страшно испугались и
СеСЬГРЕЕ побежали пРочь.
лоа, где^и*1 Ж6 П0КИНУЛИ ТУ местность и двинулись по горам в По-
ПоРощкомП°СеЛИЛИСЬ' ^3 К0РНЯ КУРКУМЫ °ни готовили себе пищу,
Все Желте^КУ?К^МЫ ^атиРали тела, и от этого кожа их становилась
называл Желтее * Как-то Тила-фаинга набрела на место, кото-
РазРезали Л0СЬ ^лоааилетоа; там лежало большое копье. Сестры
Палица был'Г° На ДВе части и сделали себе из них палицы. Одна
Ыли необычнДЛЯ лы~Фаинга» ДРУгая — для Таэмы. Палицы эти
ая Ихыми: они могли сами обрушиваться на людей, изби-
х ^ Давайе1Д~е какое то время, и Тила-фаинга сказала сестре: и'рСТа с°всем УгНДем отсюДа, хватит нам жить здесь. Наши родные °К? ^РУгой 3ко отсюда. Давай уплывем, отправимся на по-
I ак> оТГ'МЛИ и ДРУГ0Г0 занятия.
поплыли, и каждая плыла отдельно. Наконец они
ПРощло
достигли берегов Фиджи. В то время, когда они нодпЛ1 гам Фиджи, начал заниматься день. Сестры увидели ^ЛИ ь леку от берега идут два человека. Тила фаинга сказал Ue,,°A*
— Сестра, мне бы очень хотелось узнать, что это ^ * '
куда они направляются. Давай подойдем к ним и nm3a Л1°Ди ,
они идут.1ЭД1 КуДа
Так они и сделали, а в ответ услышали:
— Нас зовут Туфоу и Филелеи. Наше дело — нано ировку, и мы носим с собой лишь необходимые для этого^ Тат^ менты, у нас даже нет ничего съестного. А кто вы такие?*1*0^
Сестры отвечали:
— Таэма и Тила-фаинга.
— Зачем прибыли вы сюда?
—О, нас привела сюда жажда странствий. ВОЗЬМИТР
собой. .6 Нас с
—Хорошо,— согласились Туфоу и Филелеи,— пойдемте Так их стало четверо. Сестрам нашлось кое-что поесть
поев, они пустились в путь вместе со своими благородными това рищами. Шли они, шли и наконец стали просить Туфоу и Фиделе •
—О знатные, о благородные люди, что вы скажете, если мы попросим научить нас вашему ремеслу?
Те ответили:
— Хорошо, давайте поселимся вместе и вместе будем заниматься одним ремеслом. Для начала нам нужна земляная печь.
— О нет,— возразили сестры,— лучше дайте нам все необходимое для нанесения татуировки, сложите все это в корзинку и отпустите нас.
Туфоу и Филелеи согласились, положили в корзинку все необходимое для нанесения татуировки, отдали эту корзинку сестрам и сказали:
—Вот все, о чем вы просите. Не забывайте только всякий раз, приступая к делу, упомянуть наши имена 6.
—Хорошо, — сказали сестры.
Вот откуда пошел танец мастеров татуировки, танец, во время которого они поют:
О Филелеи, украшенный зубом китовым, Помоги тем, кто помощи ищет и просит, О Туфоу, благородный и знатный Туфоу, О Туфоу, обрати свои взоры на нас!
Вот уж спускается вечер на землю,
Взгляни на собравшихся, о Филелеи!
Взгляни, как прекрасны листья и травы,
О Туфоу, Туфоу, к тебе взываем!RbI-
Итак, сестры покинули те места и отправились на ь^uieX*
садившись в Фалеалуио, они пошли к дому На. В то вретелЯ>1Й'
западного края влачили жизнь побежденных, а поСаваИ*1'
упивавшимися властью, были жители восточной час
Dbi застали только двух девочек, дочерей хозя-, «пме ^а г6 „ с,то время работали в лесу. Тила-фаинга спро-1 ителй we в d
IS ^тГвагп отец?
^ f чей это дом? " ,т* ответили: ДеВ°Ч пм На Дом На.
_ Это До емля? - спросила Тила-фаинга.
д чья <*AU Те в ответ:
QTO земля па. "~ L помолчав, снова нараспев: А Пэ°тТо земля На, земля На, На-фануа. И тут Тила-фаинга сказала: _ О вот какое я возьму себе имя — Нафануа. Fine сестры спросили девочек: 1. Что это висит у вас под потолком дома?
— Это съестные припасы, которые мы должны отдавать победителям, властвующим над нами,— отвечали девочки.
— Ну-ка спустите сюда эту корзину и дайте нам поесть,— приказали сестры.
Девочки стали отказываться:
— О нет, нам страшно.
— А где ваш отец? — спросили Тила-фаинга и Таэма.
— В лесу.
—Ступайте к нему и скажите, что в вашем доме появились знатные, высокородные гости.
Узнав об этом, На тут же явился в дом и сказал:
—Приветствую вас.
Они устроились и начали беседу.
—Кто вы и откуда? — спросил На. ьестры ответили:
бытп7 30вут Тила-фаинга и Таэма. Край, из которого мы при-Это* з^ очень Далеко отсюда. Мы голодны и потому спросили, что припасы подвешены у вас под потолком дома, хозяин сказал на это:
земли, ониПаСЫ ЭТИ пРИГ0Т0Влены Для мало 7, пришедших из чужой и Угощу васеПе*>Ь властвУют наД нами. Но я спущу корзину сюда
Господи^е^басно'" лазали сестры.— Если же ты, благородный ^Ля нын'ецт *>ешь для нас все» что приготовлено на твоей земле И сУмеем ото Х властителеи> мы наберемся неимоверной силы
„ Отелям т°ТИТЬ За ВВШе П0Ражение-
^Рияесли ВсеТ0Г0 кРая тут же было дано знать, и, счастливые, они :)т^°беДителям ЧТ° ^ НИХ ^ыло- Слух об этом полетел и на восток, М °HLjI cKa3ajiH>T°Pble сразу начали готовиться к сражению. При
ЬстУиим вЯбоиеЛЬН° надо выпить кавы, а завтра, рано утром,
Таэма страшилась предстоящей битвы, но Нафац
следовать за нею и все предоставить ей.Уа Bej|ejia
Тамошних жителей Нафануа спросила:
— По какой дороге придут сюда победители? Ей ответили:
— Сюда ведут три дороги, но всего вернее, что во
по средней дороге.а1и пРид?т
—Если так, мы с сестрой станем на этой дороге В
пойдете по двум другим, расставите там воинов и спряче Ы >Ке Нсе
ву начнем мы.сь- Вцт
зас
Чы
а
Вот появились враги, и сестры бросились на них н сражение, и уже на одной из боковых дорог выскочили и аЧал°сь
воины и кинулись на врага, а за ними также кинулись н
воины из второй засады. Бились они, бились, и наконец гГ Bfara победители были разбиты. Жители запада радовались беспо >ННйе но и воздавали все возможные почести сестрам. С того во 8ЛЬ на всем острове Саваии и почитают их как аиту.
Сестры же оставили ту местность и снова пустились в Наконец они достигли деревни Амоа. Было решено, что здесь онм расстанутся, простятся друг с другом. Нафануа сказала сестре!
—Ступай, отправляйся на Тутуила и живи там, живи там и занимайся татуировкой это твое дело. Я же по-прежнему буду заниматься делами войны 8.
На прощание сестры испили кавы. Разливая каву, Нафануа произнесла такие слова:
Преподносится эта кава Великим Фату и Элеэле, Фаималиэ и Фаитамаи, Чтобы были они благосклонны И вели нас нашей дорогой.
И еще Нафануа сказала сестре:
—Пусть будет благословен край, в котором ты поселишьс
Когда же ты будешь заниматься своим делом, зови меня и всп
най меня — успех всегда будет сопутствовать тебе.Нафа"
Итак, Таэма стала собираться на Тутуила. На прощание ^
нуа велела ей выслушать напутственное слово. Вот что ус
Таэма:0стае^'я
—Ступай. Будь благословен твой край. Отныне не ме>нду
ничего общего между моим делом и твоим. Грядет усоои *^оГда
этим краем и Мануа, краем, где остались наши родител ' тьс*
начнется между этими землями сражение, ты должна по _^Hetf>
спиной к Мануа, лицом к Уполу. И тогда с Саваии по-пр
будут благословлять твое ремесло. Но если же ты по
лицом к Мануа, тебя ждет проклятие и горе.^а п пос у
Таэма пустилась на Тутуила, прибыла к берегам остро ^ ^ с$# лилась там. Нафануа и ее занятию она возносила хваЛ^туиро1,Н почитали на Тутуила. Ее ремеслом на Тутуила стала Принято говорить так:
Украшает мужчину татуировка, Украшают женщину ее дети.

местности Полоа. Однажды туда прибыл благо-Тгам* #ила Всаилеле, Туи Атуа, которого звали Мосо. Он при-;1Й вождь из „лал ее своей женой. Р к Таэ^е стаЛась жить на Саваии, занимаясь делом войны, д НаФа
45. происхождение татуировки
ы две знатные госпожи с Фиджи, пустились в плава-дре гесТР^ припЛыла к берегам Самоа. Всю дорогу, пока плыли, НИ« приваривали так:
011И np^eHIIfJIHe - татуировка, мужчине — ничего не нужно . И ? к вони подплыли к берегам Фалеалупо. И тут одна из них тоела за борт лодки и увидела на дне красивую раковину. Вспрыгнула она из лодки, нырнула за раковиной, чтобы взять ее 'Г я сестра в это самое время спросила ее:
свое, а ^ ? г^л
Ну-ка, скажи, как мы с тобой говорили? И та ответила:
—Мужчине — татуировка, женщине — ничего не нужно \ Сестры поплыли дальше, к берегам Сафоту. Там они решили
направиться прямо к высокородному Лавеа 3. Еще издали прокричали они ему:
—Послушай! Мы несем сюда новое искусство, новое ремесло прибыло с нами на Самоа!
Тогда же, не останавливаясь, поплыли они дальше 4, в Салевалу, к знатному и благородному Мафуа 5. Но и он не снизошел к ним, не восхитился новым искусством, и тогда они поплыли в Сафата и решили пойти там к вождям из рода Суа.
воздаМ°Г° вождя тогДа не было дома: он ушел в глубь острова
vm»rr„ ЬШать свои земли. Когда лодка гостей подошла к берегу, ее
>видела дочь пп^по атr J
бывшивождя. dTa знатная девушка вышла навстречу при-
—По^лНаТЬ'-КТО °Ни6* И °НИ сказали ей:
"Рибылп „лушаи- Мы несем сюда новое искусство, новое ремесло
И дев НаМИ На Самоа! Р('Нь куркум 9 710^лаг°ДаРила их, а они отдали ей свою тапу и ко-
ТогД« ощ^к °"а СН?Ва поблагодарила их. —. д Во^ сказали ей:
^Ят на TejlQ у33Десь хРанятся все наши инструменты 8, ими и нано-Л ^аШих пот», ТатУировки. И в этом наше ремесло, неизвестное ТУт бЫд ровах-
*'7аИы, а знРИнесены чаши для кавы, кава была разлита и чаши *»я^ ^0гДа ра"0Ь1е Г0СТЬИ сказали девушке:
ЧтаГ1аЦ1а тебе 9 рЛЬЮт кавУ по чашам и станут раздавать — пер-1Ть ее этоГЛИ Же Ты не сможешь выпить эту каву, следует ЬсегДа тебе Кава духУ- А в круге пьющих каву людей первая
Раньше других искусство татуировки стало извест
людям двух семейств с острова Саваии 10. Третьим у Н° 3,1аТц
искусстве мастер, служивший при Туи-аана. Вот поче ^ °Г> ^тч*1
о трех первых мастерах татуировки, и еще говорятr°B0h^
мастеров».*Аоме
Того, кто служил при Туи-аана и кто первым нанес v'*
высокого вождя, звали Паули 11; его потомки и по сей !ат^го
в Салелолонга.^eiiK ^иьу^
Вожди из рода Тулауэнга посвятили искусству т
два малаэ — Лалоталиэ и Фангалеле 12; а вожди Суа поев ТУИровЬ'и
му искусству малаэ Фаамафи и Сафата 13.ТИЛйэт0.
46. Таэма, Тила-фаинга и Нафануа

Савеа Сиулео был одним из главных духов аиту, и многие л аиту подчинялись и служили ему. Савеа Сиулео и Малиато^ верховный вождь и правитель Самоа, обменялись титулами раз' ные духи низкого происхождения и духи умерших должны"были ловить рыбу для Савеа Сиулео. А правил Савеа Сиулео в Пулоту — подземном мире.
Савеа Сиулео восходит к роду морских угрей. Отцом его был Алаоа, матерью — Туа. Он появился на свет не ребенком, а сгустком крови, и испуганные родители отнесли его на берег моря и там спрятали под грудой камней.
Потом у его матери родился другой ребенок. Сгусток крови тут же приказал родителям бросить новорожденное дитя в море. Не смея ослушаться, они так и сделали, а сгусток крови мигом проглотил младенца всего целиком 1.
Потом родился еще один ребенок, и опять произошло то же
самое. Затем женщина родила снова, и сгусток крови поступил
так же. Когда женщина снова забеременела, супруги уое/ка*
в лес.с.
Там у них родился сын, которого назвали Улу-фануа-сесеэ, Р.,
дящий Повсюду, потому что он очень любил даже в самый сил
ливень бродить по лесным зарослям.тВид©*
Однажды этот мальчик залез на кокосовую пальму и > вдалеке полоску моря. Он спросил у родителей:
—Что это там такое?убе#аЛИ
—Море,— ответили они. Затем они прибавили: — ы^оСталь" оттуда, потому что там свирепствует твой брат: он съел все-
ных твоих братьев.^ со&е
Тогда мальчик сказал, что ему хочется лопробовать^^^,! морской воды. Родители испугались и строго-настрого ему спускаться к морю, но он не стал их слушать. ^ в0дьь 0
Итак, мальчик отправился к морю. Набрав .морско ^оЛйам оставил ее в Матаэнаэна, а сам решил покататься по ^ да ц ^ доске. Малыш заскользил по глади моря на темной A°?aBga следом помчался Савеа Сиулео на светлой доске . Вот
•via и принялся грызть доску, на которой тот дог»аЛ ^PAJ гесеэ направился к берегу со словами: РЫ*н°Мд УлУ'^alI^j скверный брат! Ты уже расправился со все-
гго^31 ттп чего ^е теперь хочешь погубить и меня. ^ братьями, а с)ИмИ °1 ответил: (>веа Сиул*ив я дурной брат. Отныне меня не будет здесь: я
Да, TbI "pgge ДРУГУЮ землю» мы же с т°бой встретимся и
«*v иеь*аТЬ ТТТГТХ потомках 3.
. ч()/Ь>п наших И"*
СДНЙИМ оторое время Улу-фануа-сесеэ женился на Сине-
о0СиУсТЯ Н!Г0н взял в жены Сину-лалофуту, и она родила ему
^афуЛ;вочеТк%лизнецов4. ^„
дВух ДЕВОНА ^ какой обычаи: если кто-то возвращается из
На ^аМ°аой дров, он должен, прежде чем бросить ее на землю,
лсса с вязаизвинения за тот шум, который ему придется поднять.
лояросИТЬ СЛучилось так, что один из родственников девушек
Но одна/К,Д^ез всяких СЛов бросил дрова на землю. Девушки-
НРНШС ВСКОЧИли и в испуге бросились прямо в море . ^"ЕГТО время у них еще не было имен. Пустились они вплавь по морю и на поверхности воды увидели отбросы. Тогда одна из них
СКАЗАЛА:„П„
—Я назовусь Таэма, Плывущие Нечистоты.
Вторая сказала на это:
—Очень хорошо. Но у меня еще нет имени.
Поплыли они дальше, и им встретилась плывущая по воде мачта, и вторая сестра сказала:
—Вот и я получила имя — Тила-фаинга, Плывущая Мачта.
Наконец девушки достигли острова Тутуила. На берегу уже никого не было, но в домах были расстелены циновки для сна, а перед домами горели вечерние костры. На берег к девушкам сошел один знатный человек, которому очень понравилась Таэма. Он взял Девушек к себе 6.
сва ЭТ0Г0 человека было такое правило: он вставал очень рано и Щался °Тправлялся возделывать таро на своем участке. Возвра-Решили*46 °Н ТОЛЬко с настУплением темноты. Но однажды девушки
И вотСЫПИТЬ еГ°' чтобы он не проснулся рано утром. 1натный К0ГД"а он проснулся, солнце стояло уже высоко. Этот голове у не Л°^еК очень испугался и устыдился, потому что на бенЦ тут ж1° л петушиный гребень. Девушки, увидев этот гре-*ак Раз прищРееШИЛИ бежать: ведь человек оказался аиту. Но Таэме 0R* КинуЛИсь Л срок Родить. Она родила и бросила свое дитя, и обе !LHo«, и она11Р°ЧЬ ° ТутУила- Но У Таэмы не шел из головы ее е ила-фаинг решила отправиться назад, на Тутуила. сгуНИлась с Са^ продолжала плыть и достигла Пулоту, где со-кРоьТ°К кР°ви ка иУЛео> братом своего отца. И от него она родила *ан ^ /10яьилаСь°ТОрЫ^ спРятала под камнями. Из этого сгустка д *^MJLE 7 Девочка, названная Нафануа, что значит Сокры-
Рху *и самое ВПР
ЗемлеРодственники Савеа Сиулео, жившие на-
спали под власть жителей чужой земли. Став
BF-R^ ь то
рабами новых господ, они влачили горестную жизнь
Один знатный человек, по имени Таии, залез на wr... n°^e>,vit>u
и стал там причитать, вздыхать, жаловаться на тяготы MHJI %
Савеа Сиулео услышал эти причитания у себя в Пуло^*^* ^
Нафануа:°Ту и с^1111
—Дочка, иди туда и призови к оружию всех свои
члены нашей семьи, наши родные.х» **едь э
Девушка отправилась на землю, достигла Фалеа°
зашла в один дом, где жили родители с двумя детьми^0 и Там
ясно, что ее прихода уже ждали, потому что в том доме бы °Та*&
товлено и освящено множество всякой пищи: и сахарный Л° U^lIrf>~
и ямс, и кава, и свинина, и куры, и таро.тР°СтНик,
Девушка застала дома только малышей: родители их
работах. Нафануа сказала:Ь1Ли На
—Дети, отломите мне кусочек сахарного тростника На это дети ответили:
—Девушка, не гневайся, но этот тростник приготовлен
старшего родственника.ДЛя
Девушка же велела им:
—Делайте, как я сказала, а не то я побью вас.
Когда родители подошли к дому, дети вышли им навстречу и сказали, что в доме их ждет какая-то девушка. Родители сразу
догадались, кто это. Они вошли в дом и спросили:
— Значит, ты уже здесь?
— Да, я уже здесь,— ответила девушка.
Она стала расспрашивать супругов об их жизни, и они сказали:
—Наше поражение мучительно горько для нас. На это девушка сказала мужчине:
—Я хочу, чтобы вы обошли всю свою землю, всю местность Фалеалупо. Ты пойдешь в одну сторону, твоя жена — в другу10-
Скажете всем, что завтра вы уже не будете побежденными, пере
станете быть рабами этих незваных господ. Супруги принялись возражать:
—Мы боимся идти.
Но девушка повторила свой приказ:'vneTf
—Вы должны сказать всем своим, что завтра вы уже не ^
побежденными. Утром вы оба станете по одну сторону дороги» ^
засяду по другую сторону — ту, что ближе к морю. nu eCl,i
покинете свою сторону дороги, вас ждет смерть. И я УМЬ
перейду на вашу сторону дороги.бы1**1 Ра
Наутро состоялось сражение, и прежние властители ф^^цИ1
биты. Их противники преследовали бывших господ Д° ^ друг?10
и Неиафу. Увидев, что все их родственники пеРеШЛИт0?ке бр°^
сторону дороги, ту, что была ближе к морю, супруги то ^ ь%,ь
лись туда преследовать врага. Но не успели они оказат
упали, сраженные палицей Нафануа 9.мУ^**
Нафануа закрыла свою грудь, и все думали, что э^тац. Но в разгаре битвы, когда сражение перешло в Самат* ветра сорвал покров с ее груди. Тут все закричали.
ОТО девушка!
р горе» Гиулео был гнать врага до Фуаланга. 1ак и было Т иказ Савеа ттафануа ушла жить в местность Филимапу-
! .НО; ^оСЛе „ерешла в Ауваа. 1'дГ , а оттуДа h отправилась в Сапапалии, а там присоедини-10Т>ПОТОМ На*аНуЮщим аиту и двинулась вместе с ними на Уполу.
к путеШесТВ^ морю и миновали Маноно, где ловил рыбу Леиа-д*ухн iioiiJIblJI^ пто время еще не было ни одной рыбки. Леиатауа . луц. ^ нег
сказал: веТСТВую вас, проплывающих мимо меня.
"Г "ИСПРОСИЛИ его:
1 благородный господин, ты, наверное, главный рыболов
~~~ под ДЛЯЩИМ солнцем? №eCu ^го знатный Леиатауа ответил:
Я еще не поймал ничего, но похоже, что, явись вы попозже, v ценя бы нашлось кое-что для вас.
Лодка аиту двинулась дальше, в Леулумоэнга. Там путешест-пш встретили дочь Алипиа. Она несла воду, и аиту попросили В<?нее напиться. Но дочь Алипиа даже не ответила им, до того она была исполнена высокомерия и презрения ко всему вокруг. ,
Отправившись обратно, духи вновь прибыли к рыболову Леиатауа. Тут он велел им подойти к правому борту лодки, в которой они плыли, и отдал им весь свой улов. Тем временем Нафануа перешла в него, овладела его духом, и он с дикими криками бросился к себе на Маноно. Все жители Маноно решили, что старик потерял разум.
А в то время высшая власть принадлежала жителям Сафуне и Фалеата: они были обладателями власти, главными победителями. Леиатауа напал на них и одержал над ними верх.
Потом этот Леиатауа Лолонга женился на Лоалоа, дочери уи-аиле-мафуа. У них родился сын, названный Тама-фаинга, ко-рыи вырос страшно жестоким10. Он не щадил ни одной красивой женщины на Самоа.
*7- Тама-фаинга

БЬ1Л ^СТОрия об аиту по имени Тама-фаинга. Отцом Тама-фаин--алоа лЛОнга' носивший также имя Леиатауа Леса, а матерью —
°Ьиата°уЬ агоР°Дного Туи-аиле-мафуа из Сафуне. °» как эта °ТЦУ ^ама фаинга, однажды выпала большая удача. п%сТРЕЧАЛ^ДАЧА была ему послана, уже знаменовало счастье: ему ,аФануа 1 гсь ДВе Загородные и знатные девушки-аиту из рода Иту; оца гтгтведь Нафануа одна из главных, самых сильных
'Ра**1 РыбУ близ°Г1ЛЫЛИ В своеи л°Дке мимо Леиатауа, когда тот ТИ4» П0|1ял, ЧТо°ерегов Маноно. Взглянув на плывущих, Леиатауа 1 к ним: ПеРеД ним знатные и благородные аиту. Он обра-
— Что это, не лодка ли господ проплывает мим
— Ты угадал, благородный рыболов. отвечали * М(Ня? самая лодка.
Тогда Леиатауа сказал:т*
—В неудачное время приплыла сюда лодка благе
Мне не удалось поймать еще ни одной рыбки. Но если °^HbIX Да
волите вернуться сюда попозже, вы найдете у меня кое ВЫ СоГ)?1агМ
И дети Нафануа отправились в Леулумоэнга, где пКаКо11 Ул<?
дочь Алипиа. Они попросили ее:°BCTPe4a;iH
— Девушка, будь добра, дай нам напиться. Девушка же ответила им:
— И не стыдно вам просить, когда вы можете наклони
де и напиться, не выходя из лодки?!ь°я к во
Тут благородные аиту рассердились и, очень недово
поплыли назад к Маноно.-«"«"льны,..
Он и застали Леиатауа на прежнем месте, и он сказал*
—Вот, посмотрите, я трудился не напрасно. Пусть т лодка благородных дам подплывет к правому борту моей лодк^1 она уже полна рыбы.
Весь свой улов, до единой рыбки, Леиатауа переложил в лодку аиту. А тем временем одна из приплывших аиту вошла в него и завладела его духом 2.
В ту пору власть на Самоа принадлежала жителям Сафуне и Сафоту, что на Саваии, жителям округа Туамасанга и жителям одной местности в земле Атуа — все они были победителями. А Леиатауа отправился к своим, к жителям Маноно, и сказал им:
—Садитесь все ко мне в лодку. Мне был дан знак: Нафануа кивнула мне из Пулоту, и, значит, настала пора выходить нам на поле сражения в Леулу.
(А Леулу — это местность на Саваии, между Сафуне и Мата-
уту.) И состоялось там сражение, и прежние властители оказались
побеждены. Власть перешла к новым победителям, жителям Мано
но, Сафоту-лафаи и Аана.^
Когда Леиатауа заболел и умер, власть перешла к его с ^ Тама-фаинга. Этот Тама-фаинга был полудух, получеловек, решил затеять новое сражение между Сафоту и Матауту. ^
В то время верховным вождем был Малиэтоа ^аи"н^ниЛись
Малиэтоа и некоторые жители Фаасалелеанга объед _ ^
с побежденными жителями Сафуне и Сафоту. А победив ^$
жители Аана и Маноно объединились со всеми прочими ^ цТо
Фаасалелеанга. И вот состоялось новое сражение, в котор
стояли за Малиэтоа, были побеждены.f>e&*'1*
Войско Тама-фаинга вернулось к себе, а люди Малиэ cTBeHfl-1 в Атуа, на Уполу. Но сам Малиэтоа со всеми своими Р 110казь$* ками и слугами остался жить на Маноно и всяческИ0бедите'1е., тогдашним властителям, что еще сможет сам ста^ь ^д^оа Ре^ц* Тогда и было задумано новое сражение, в котором Мал дтуа о4 объединиться с жителями Атуа. В этой битве жители быстро потерпели поражение и были вынуждены ое
1 \итыи я^ „ ОГРМ им пришлось лечь с простолюдин ,бе#атЬ на ик страх побежденных перед победителями, "о того был веждЫ? Когда многие жители Фалеасиу, что в пределе д Но в0Т °ДНьана работы, на них напали воины с Маноно и жесто-дана, соШЛИСЬДело в том, что жителям Маноно не нравилось, что н0 побил" ^так жест0ки к людям из Сафуне и Сафоту и изнуряют
^"пХтой'на землях Аана.
и\ РА лаинГа пришел затем к жителям Сафоту и Сафуне, тру-ТаМася на землях Аана и Ваиалауа, ц сказал им:
Д|1В^И дС0В0ЛЬН0 вам изнурять себя тяжким подневольным трудом.
Ступайте домой возделывать свои собственные земли. Так они и сделали.
А в Фаситоо жила тогда одна красавица, по имени Леу-теи-фуи-оно. Тама-фаинга послал к ней сватов, которые сообщили девушке, что вождь желает соединиться с нею. Та ответила:
— Хорошо, скажите высокородному господину, чтобы сейчас же шел сюда.
Так и было доложено Тама-фаинга. А тем временем жители Фаситоо, и знатные и простолюдины, составили заговор против Тама-фаинга, задумав убить могучего аиту.
Итак, Тама-фаинга отправился к красавице, собираясь провести с ней ночь. С собой он взял трех своих сватов 4. Заговорщики из Фаситоо выследили их и окружили дом красавицы. Двоих оста^' °НИ поставили с т°й стороны дома, что выходила к дороге, ведавЬНЫХ ~~ ° СТ0Р0НЬ1> которая была обращена к морю. Выси л нсь""0 В0ЖДЬ уже У девушки, они схватились за оружие и бро-Фаинга- сТ™0 В Д°М К не^' Первыми пали сваты Тама-бегом На рам Же Тама-фаинга успел выскочить из дома, броситься СобиРаясьЛаВНУЮ дорогУ и Достичь Леписи. Там он кинулся в море, - морю, его1аСТИСЬ вплавь* Но пока Тама-фаинга бежал по дороге °Ыл его пыщУСП-ЛИ заметить и узнать: ведь на нем по-прежнему 4fi Та^а фаИцЫи^головнои Убор из тутовых листьев 5. р^0века, столГа ЫЛ настигнУт в море, схвачен и убит. Тело этого гиг^3<i3ajI« на мЬК° оскоРблявшего прекрасных женщин Самоа,
() т°гДа. ЛКие части. И многие из его сторонников тоже по-и щ ?ТаьЩиеся
е,%иа°т°Р°е времВ Живых ЛЮДИ Тама-фаинга спаслись бегством
А Ит0 ера,3Иться Я Прятались- Собравшись же вместе, они решили * - V4* АтУа С Жите„лями Аана. Так состоялась битва между дРУгой. НеСм°ДН0Й СТ0Р0НЫ> и жителями Аана и Фаитасин-ало жителей Аана полегло в той битве, безмерно
горьким оказалось их поражение. Желая приум Аана, победители развели огромный костер, в которой ^1,Ть бросали тела жителей Аана. Разведен был этот костер н ВМе('то д *Г11'' в Фаситоотаи. Победители хватали всех: мужчин ^На СйяТил,^*
гля' Пх{ И ШИНIlia
и живыми бросали их в огонь. И именно в это1'Детп, %
появились первые люди, верующие в Христа.На
Правление Тама-фаинга окончилось, и вождь Мал1
именем Тевита .-г° здТ(1
ем
в свои права. Он и принял первых христиан, нарект°& ВстУпи-
48. Фалеула
и дочь, которую звали Сина. Ее взял в жены Туи Мануа 1 гтТИ°Нгиэ должна была отправиться жить к нему. Они отбыли на Ману ^ШКа
S~\ Т?ТТ Ж-ЬТП ТТ П ГТ *ТГГЧ Т ТТГТЖ ТТ Л Т Т?*at t-mr л ~ _
У Феэпо было трое детей: сыновья Малала-теа и ЛРЛ
],еву
жили там четыре дня, а на пятый Сина увидела там своего '~ПР°
Малала-теа: он прибыл повидать сестру. Только за этим — н тить сестру — и явился он туда. Но как раз в то время, когда Т прибыл, местные вожди собрались на совет. Увидев брата, Сина заплакала и сказала:
—О горе, горе, тебя ждет смерть. Местные вожди как раз собрались на совет. Я боюсь, что они схватят тебя. Но все же иди к ним, только помни: если они дадут тебе какой-нибудь наказ, сразу возвращайся ко мне. Я скажу тебе, как быть.
Юноша отправился к вождям, заседавшим на совете. Вожди же сказали ему:
—Поди и принеси нам рыбы к каве. Ты должен найти самую кровожадную и свирепую рыбу.
Юноша поспешил к сестре.
—Что ж, ступай за рыбой. Как придешь на берег, сразу орои» в воду камень. Он разбудит рыбу, что пока спит под водой. VI тебе надо бросить второй камень — бросишь его на самую КР°^*, берега. Рыба увидит этот камень и сама кинется на берег. 1ы хватай ее за жабры и тащи!
Таков был наказ Сины. Юноша в точности исполнил ег^ ^ Когда властитель острова увидел, что юноша тащит р
торую приказано было принести, удивлению его не оыло
Он сказал:
—Он не человек, а сауаи-тангата "\
И тогда он отдал юноше другой приказ:
Пойди и принеси нам кавы! Снова поспешил юноша к сестре. Сина сказала. ^ faH BoTJf
—О, это все делается для того, чтобы тебя погу 1 тддй, н^
ступай и вырви вот такой, совсем короткий, корень разл°л1,1"1аз
же. Вырвешь, размахнись и ударь по нему, чтобы он ^3 р^
Ударишь, размахнись снова и ударь еще раз, чтобы оц с*
ломился. Ударив, снова размахнись, так же как перед
ударь по нему, чтобы он еще раз разломился.
совете, изум-
^<итсль остр-" -едрла.
l*,1ilf , его ие ° на место, юноша отправился к сестре 6. Ей он ?etf1"0 -авив кав^
_;:ы:дойдем, бежим отсюда!
f* _ Остр'1' >ке поднялась, и они поспешили к лодке юноши.
Сестра т0ТЧ^ва заметил их и понял, что сестра решила уплыть Властитель остр gD0CHJICH он к ним и стал уговаривать их обоих
рмо<те с ^т^оба беглеца, и брат и сестра, наотрез отказались его
остаться, оосказал:
слушат^ак же эт0 объяснить, по какому праву покидаете вы этот
нраг? даже не ответила ему, и тогда он воскликнул:
_ Послушай же? благородная госпожа, если уж ты никак не ь остаться, отправляйся в Фалеула, к своим! Здесь, в лагуне, монхеш всякие МОрСКИе существа, так возьми их с собой. Возьми Ваковины нгау, возьми себе морских огурцов, возьми медуз алуа-1V 4, возьми фунгафунга 5 и лоли — все возьми.
Й вот брат с сестрой покинули тот предел, а все морские создания, что назвал им вождь, привезли в Фалеула, на Уполу.
49. Птица сенга


Жила на свете Сина-инофоа, дочь Таотуа и Салелолонга, и спала она с Тангалоа-аланги, Тангалоа Небожителем 1. Однажды она пошла купаться и во время купания родила большой сгусток крови, превратившийся затем в птицу сенга 2. А потом ла ^ 1)одилась Д°чь1 которую назвали Сина-алела. Эта Сина-але-кпяпр1РпСЛа И Уплыла на Фиджи, к Туи Фити, властителю тех
Одна-На СТаЛа еГ° женой* от Тангалоа*1-^УИ ^>ити УвиДел тог° самого сенга, что происходил ЭТУ NTIMV иЛанги' и велел Сине-алела пойти и поймать для него
^ Я не ЭТ° СиНа сказала:
ПравДа, ДРУГОЕ ВЬШолнить твой приказ, ведь это мой брат. Есть,
Реками.выход: подстереги его и поймай сам, своими

Ил1Сь на фи„ ало<:ь п°ймать сенга, и так эта птица впервые поя-Р °гДа со и*
ти;,Г^ аланги и п Не^ес на землю Таэ-тангалоа, другой сын Тан-
.10ДКИ °н с небес ИНы иноФоа^ и пустился на поиски сенга. Спус-
ки: °Т11лываюНа Землю Мануа, а там как раз стояла у берега
^ р^ая на Уполу. Таэ-тангалоа попросил греб-
«о SV СНЯ С СОБОЙ-3ахотели р
нзять его и принялись поспешно грести, но,
сколько ни гребли, лодка не трогалась с места. По
ласиться:^ос^
— Ну иди же, садись к нам.— И тотчас после это
нулась и понеслась по волнам 3. Но на Уполу эта лол Г°
пала: она направилась на Фиджи.а Так ц
А на Фиджи в то время был страшный голод, Мр
уже начали поедать друг друга. Когда лодка приплыл^16 *h4)
Таэ-тангалоа еще издалека увидел свою сестру Син На С^иДн-
сошла к лодке и сказала:у~алела.
—Привет вам, мореплаватели. Увы, здесь у нас цап*
голод. Люди уже стали поедать друг друга. т ^^^Ныг,
Тогда юноша сказал своей сестре:
—На, возьми это. Вот ветка хлебного дерева -л ^
ор rt' d это _ Rcw
кокосовой пальмы. Возьми их и ступай, взмахни ими
жийской землей.На^ Фид-
Как только Сина-алела сделала это, из земли поднялось ство хлебных деревьев и кокосовых пальм. Наступило великое°Же билие.
А Таэ-тангалоа отплыл назад на Самоа, взяв с собой сенга По дороге его лодка встретилась с лодкой Луу-уа-фато. У Луу была замечательная лодка, быстрая как ветер. Таэ-тангалоа предложил Луу обменяться лодками. А лодка Луу называлась Мата-эмо \ Они обменялись, Луу получил лодку вместе с сенга, а Таэ-тангалоа получил замечательную лодку Луу. Луу же был очень доволен, что ему достался сенга. Перед смертью Луу приказал похоронить его вместе с сенга.
Но сенга исклевал и съел тело Луу и потом еще долго летал над его могилой. А затем сенга принялся пожирать и других людей. До сих пор прилетает время от времени этот сенга и забирает с собой немало людей — это жертвы для торжеств Савеа Сиулео
50. Нгенге и аиту с острова Саваии
До аиту, живущих на Саваии, дошел слух, что в местн^ТПаЯту
леалии 1 живет аиту, которого зовут Нгенге. Узнав
Саваии решили:о ЧЯХВатим **ту
— Отправимся-ка мы на Уполу и силой ^зал Нгенге. Раз он толст, нам будет чем поживиться • пуСтилй(!Ь 0
И вот все аиту, жившие на Саваии, сели в лодки и * ,нга у#е путь. Но к тому времени, как они достигли ФалеаЛИ1^лещней Ра3 успел кое-что придумать. Он пошел и набрал много ^оВ ь'ЛЕ^Й ных крабов и раков: были там клешни мангровых ?0брзл ^ ни прибрежных крабов, клешни раков-отшельник цГ0 с великое множество всего этого. Дома Нгенге свар
рал.
Прибыли аиту с Саваии к дому Нгенге и сказа — Здравствуй, Нгенге. И Нгенге приветствовал их в ответ.
? ? спросили они. , ITO У т 'ршню краба в рот, и она захрустела у него на ^ |1ге"ге В?„ея«но ответил аиту:
ТуТпн *р "кости людей, что я тут как-то поймал.
г [а это так, ^ Саваии, как страшно хрустят людские кости
г ,Цп1аЛи аИТр> и решили:
X* У Нгеппишли сюда. Это страшный людоед, ц;! 3- гцуц А«Ы 11 F ^ аиту с Саваии, приготовили свои лодки к
сро'снлись пР^о Нгенге настиг их и нескольких убил.
|ыти*°' а ТУ Нгенге расправляется с их товарищами, оставшие-
()TnV«incB, какГавайи взмолились о пощаде и стали обе-
ъ ««их аиту с ^<*»
Сцать:придет конец враждебным походам с берега Сала-
1 • _ °тнЫ1?сЛи же хоть кто-нибудь с Салафаи придет сюда со
фан 3 сюда' 0 достигнет смерть, пусть будет он стерт в порошок.
Motf. «УсТЬ - ТТПЫВУШИЙ сюда с Салафаи, будет прибывать только Теперь всякий, иль
С ДИСДА Нгенге пощадил аиту.
договор остается в силе до наших дней. Ни один воин с Сане смеет ступить на мыс, где живет Нгенге. Если из дерев-д*Ийчт0 расположена там 4, взглянуть на сам берег, можно увидеть высокие прибрежные скалы. Это аиту, убитые Нгенге.
51. Сале-вао
Сале-вао — полудух-получеловек. Отцом Сале-вао был знат-
ный, благородный Уа-лоту из Сивуао, матерью — Фулу-ула-алефа-
нуа, дама из Амоа. Другое имя самого Сале-вао — Матулу-фоту.
лавное занятие Сале-вао — охота на голубей, для этого у него
^множество охотничьих навесов в горах Сатауа и Асау
бей °Слевао с Мосо, другим духом, занялись ловлей голу-
за едой"6 Ва° наловил много голубей и решил спуститься с гор шей и0'г.ВеДЬ 0Н ВсегДа ходил на промысел один, никто из юно-
Итак%нСп1уЖивал 6МУ ТЙМ-
"Утниковл вниз, а в это время в Сатауа ночевало несколько
просил: "^ишеДших из Амоа. Сале вао пошел к ним и по-
т, Ио "УтещеГ МНе оставить У вас вот этого голубя. Ру*°,,ЬКо> ползкоВеННИКИ пР°гнали его прочь. Тогда Сале-вао *И СТаРую >«оМ пр°бралея за дом и там увидел сидящую сна-
" ^^авствуйЩИНу- °На сказала емУ:
[ у т^бя этог/ 0тве™л Сале-вао, — позволь мне оставить А В*оДи ЭВТ0Г0 голубя.
^цП.^»аки у^е СКа3аЛа СТаруха'
• ЗамХ/1Истьев б УСПели УснУть. Все циновки, сплетенные из °Тив, Что' 1ли спУЩены; поднятой оставалась только од-Утешественники спят мертвым сном, Салевао взял свою сеть для ловли голубей и растянул е
приему тех путешественников, что остановились у н Ться , что они слишком долго спят, хранительница того ИХ ^'Мая вилась будить их. Но пришла она уже поздно: все путш?М* °TlIPa
проеме, который не был задернут циновкой из кокос В T°iNl г Духи тех путников, вышедшие на ночь из их щя °Bbfx Ьод^'Ч лись в эту самую сеть, и все люди умерли, не пп ^Их TiVl °,?f>h Вот почему на Самоа нельзя оставлять большеЫ11аЯсьУ!%'<. закрывают проемы в домах, поднятыми на ночь Пи ^Ин°ьк* опущены все до одной — тогда только считается что UbI 6. Или, напротив, все они должны быть убраны: тогл Д°м ^Кп^ Так вот, наступило утро, и жители Сатауа стали го°М °ТкР*4т
путники °Тц
замертво.п е*ааи
А камни в Сатауа и по сей день носят название А
Длинный Подголовник.лУНгалоа,
52. Мосо

Мосо появился и вырос из сгустка крови, найденного на коралловом рифе у берега Сатауа. Его нашли там рыбаки. Еще он носит имя Сепо.
Некогда Мосо вместе с другими путниками отправился на Уполу, собираясь поселиться там со своей женой Маупуэна. Итак, он пришел на Уполу, а в это время жители Салеимоа 1 были заняты рыбной ловлей. Мосо жестоко избил их своим дорожным посохом и многих погубил — в живых осталась лишь горстка лю-дей. Сам же Мосо отправился назад, в Фангалеле .
Однажды шли путники в Матауту3, и по дороге им встретился старик — то был Мосо,— выпалывавший сорняки. Пут ники имели несчастье попросить этого старика забраться на кок совую пальму 4. Мосо залез на пальму и принялся трясти ее с?^0 ной силой. Увидев это, путники не на шутку испугались, схватил один кокос и закричал им сверху:
— Ну, подходите, берите кокосы!да нйМц.
Но путники в страхе убежали. Тогда Мосо пустился
настиг их и всех убил.0д11Н пУт
И поныне Мосо живет в Фангалеле. Известно, что ни^ шуметь
ник, ступивший на землю, подвластную Мосо, не с^е днают, чТ°
или вести себя каким-либо неподобающим образом, вс
земля эта принадлежит Мосо.^ а-о-ле~ 'i
Побывал Мосо и на Фиджи. Там его прозвали ти лСя *\ Толстый Хряк. С Фиджи он возвратился на Самоа и ^х 0гтр\ да в Фалелима — вот еще одно место, где жил он в<?дЬ ^ вах. Называют его также Нифо-лоа, Длинный о* ^оК0Са. под силу жевать даже оо-о-попо, ту часть спе похожа на губку.
А еще его называют Фале-малеиа 5.
Г,,гинадлежит к числу аиту. Это полудух-полу-
,аэ-аФе П^ я обычным человеком, а мать — духом. Отца
Ся>'.'* oWu е° Сами, он жил в деревне Аламуту, что в мест-ч**°*сХ-аФе ЗВАЛ1И Мать' Сау-маэ-афе, аиту, сошлась с Сами во (>>'"марал^иМ°а ' оИх путешествий, когда она направлялась на ,,()fTH оДн°г0 И3 °ВЛ что она настоящая, живая женщина, а вовсе ИНН. Сам" реши^ ^ хороша co6og
ЩтУ д жителей Салеимоа видел Сау-маэ-афе, но извест-
н* '^ало кто 113 редкостной красоты. Прекрасен ее стан, прек-
0 что это деву^ прекрасно ее лицо, прекрасны темно-кашта-
ptca» ее ГрУДЬПравда, стоит разгневать ее, как она превраща-
иовые волосы.' старуху с омерзительным лицом, с мор-
ТГЯ в старую-11*1 ^J ето* ° „ коя;еи.
шИн»стои сн"ыми юношами, желанными ей, Сау-маэ-афе, на-
А С ПРарается приумножить свою красоту: еще восхититель-
против, ст р _ 0 каштановые волосы, ее грудь. Если же Сау-
„лр ГТЕЛАЮТ^^1о
э афе видит, что прекрасный юноша все равно не пленяется ею,
она убивает его.
Сау-маэ-афе влечет ко всем красивым мужчинам на Самоа. Она неустанно путешествует по островам Самоа — от острова Тутуила до местности Фалеалупо, что на Саваии. Где бы ни пребывала Сау-маэ-афе, она убивает невест и жен тех, кто нравится ей самой, убивает из ревности.
О том, что Сау-маэ-афе пришла, юноша может узнать вот как. Он вдруг внезапно просыпается среди ночи, а проснувшись, не может понять, что же могло разбудить его. Но куда бы он ни повернулся, отовсюду до него доносится сладостный запах — запах сандалового масла или запах сеа. Запах заполняет весь угол, где спит этот прекрасный юноша. Вскоре юноша засыпает снова, хищени™ ДОЛОг' К°гДа же утром он наконец встает, все в воспели i™ замечают> что он стал еще красивее, что глаза его покрасится пВСе ТеЛ° кажется загорелым. Но все же всякий юноша есть Л1ЛК?ИХОДА Сау-маэ-афе: ведь если она узнает, что у юноши
А в0т к?Я^°На убьет ее. Фа°итоо появ°И СЛучай пРоизошел в 1890 году. На главной дороге ?е 5ыли подкИЛаСЬ некая красавица. Она шла по дороге, волосы *ыла прИКрытЛ0ТВ1' на ней была юбочка из тонготонго, грудь ее ^Р<*красную Неа* жители Фаситоо в восхищении взирали на йфУи,ка: ведьЗНаК°МКу* ^ни гаДали, откуда могла появиться эта
.аситоо 2 ТПГ°НА Шла ол-на> никаких других путешественников
"4НГДА двушка"" бЫЛ° 3-
°йал благо Д0Шла Д° западной окраины деревни, ее при-
ч*ъы ДевУшКеР°АНЫЙ и знатный вождь Фаситоотаи. Обратив-
- 1т >Ке сто В°ЖД,Ь пРигласил ее в свой дом испробовать
Ч^Де^ИяТЬ1Т, Рассердилась и сказала:
°тьечал ей 1 HG смеешь Даже заговаривать со мной.

—Я вышел к тебе без всякого дурного умы
хотел прогневить тебя. Я только пригласил ТРК ЛА И ЙО*
У нас.С1тИть . Ц
Тут девушка разгневалась еще больше и сказалКЦ|**
—Довольно! Не смей говорить со мной.
И вдруг она исчезла — в одно мгновение скры
54. Дух-осьминог

Аиту в облике осьминога попал на Самоа с Фитт-^. ^ Апиа и поселился там в море, недалеко от берега — ^0с'тиг неизвестно. Потом он двинулся вплавь по речке в ГЛУ^ ИМе11но, и там поселился в пещере. Туда, в пещеру, он взял с cof f-CTpo,Ja шой коралл пунга и гладкий коралл лапа: они были удобны °И ^°Ль же украшали его жилище . Решив построить себе там лом рал камней с гор, что стоят вдали от моря. Камни эти должны^'^ стать опорными столбами его дома. На помощь этому аиту ЫЛН ралось множество разных других духов.
Вот однажды, когда дом еще не был закончен, несколько женщин из деревни Танга 2, что недалеко оттуда, пошли купаться. Одна из них была на сносях. Принялись женщины купаться, и тут она почувствовала, что у нее начинаются роды. Они начались прямо в воде. Все остальные женщины принялись кричать и причитать, что их подруга рожает в воде. Духи, строившие дом осьминога, услышали крики и пошли посмотреть, в чем дело. Увидев рожающую женщину, они страшно испугались: никогда раньше не встречалось им такое. В ужасе убежали духи прочь, как можно дальше от того мест.а. Осьминог тоже покинул те места, последовал за другими духами, и гулким был звук его шагов.
Осьминог поселился в горах, на самой вершине, но никак не мог привыкнуть к новому месту. Ему гораздо лучше жилось вни зу; там остались его любимые кораллы. И вот другой аиту, по ни Пава 3, отправился оттуда вниз. Он был знаком с некотодЮдЬ тамошними жителями, все больше с детьми и с молодыми ми. Взяв на себя обязанности посланного, он пошел вниз. ^ ^
А тем временем до жителей Танга уже дошла весть тГ что одна из женщин их деревни разродилась прямо в в0Д^_ т0Гда ли отправились за ней, чтобы отнести ее домой. е^ущли лИ спустился вниз Пава, посланный на разведку, узнать, нуТЬся 113 наконец те женщины: уж очень хотелось осьминогу в [ ^ ла1,а. старое место, туда, где он оставил свои кораллы п* и3# И осЬ/
Теперь осьминогу уже ничто не мешало вернуться дИСтье* миног подарил аиту Пава головной убор из тУт0^уЛЙ-умУ'
посредство Пава, осьминог сделался духом сражен ' >кен*1еМ 'од1ь
для жителей Ваимаунга. Если в Ваимаунга перед cV^^^b остР шали, как осьминог идет своим тяжелым шагом в
В Ваимаунга жили тогда супруги, жену звали ^ ^ чер^ жа Мата-фанга-теле. Эти супруги знались с Пава. м во»
олнялись ужаса. Но если осьминог направили я иС"и в сторону берега, жители радовались и за-** ^ЛКГтвГвали удачу в сражении. А тутовое дерево но сей 1IpCAeS Д^Рев0М жителеИ ВаимаУнга •
Пифо-лоа
** *аиту» принимающий временами облик мужчины.
ЦиФ°~лоа "тные ему,— его люди — живут в Фалелима и Пала-ПюД*' поДВЛаСТОдин зуб у Нифо-лоа острый и длинный, примерно ули "а Са?аИи Нифо-лоа укусит кого-нибудь этим зубом, смерть с'палеи- Лс11астИсь можно, только прибегнув тут же к какому-неизбежна, дскому СНадобью. По самоанской земле бродит нема-яибудь сай^алолнеНных зла, убивающих людей, ло ДУх0В^ циф0_доа, у него есть такое правило. Если женщина из
ЧТ°ша выходит замуж и отправляется жить к мужу далеко ФаЛфалелима — в Алеипата, или в Туамасанга, или в Аана, Н«Ьо-лоа выслеживает, где ее новый дом, и тоже отправляется IT- он не оставляет такую женщину. Никто на Самоа не знает истинного обличья Нифо-лоа. Но если рядом с домом начинает виться птица веа 1 или появляется белая свинья, самоанец знает, что это Нифо-лоа — ведь до сих пор такой птицы или свиньи не видели в его деревне.
Нифо-лоа позволяет жителям Фалелима возвращаться с моря домой только до наступления темноты. Человеческому глазу недоступен след от укуса Нифо-лоа, но этот невидимый укус приносит невероятные страдания.
Если быстро найти снадобье и приложить его к месту укуса, след от него сразу становится виден; если же снадобье не будет найдено, человек непременно умрет. Тогда след от укуса Нифо-лоа ^становится виден после его смерти.
сить сМ°аНЦЫ Д° СИХ пор безмеРН0 боятся Нифо-лоа. Он может уку-может стРашньш зубом и мужчину, и женщину, и девушку, УкУсилъ *УСИТЬ и знатного человека, и простолюдина. Он может И если уж*НКж В Н0ГУ' в Г0Л0ВУ — куда угодно, кроме живота. Зя Даасе .о. иФ°-лоа укусит кого-нибудь, с этим человеком нель-
Если HiaPHBaTb-
СНаДобья от Л°а узнает» что люди отправляются в лес на поиски
тот сразу укуса' он причиняет несчастному такую боль,
bjleci °пере>Ка^е умиРает. Или он делает по-другому: он сам идет
11 Ых*1' ^0т прихо^* ЛЮдеи' что отправились туда за целебными тра-
щ% траь» а ТамДЯТ Эти ЛЮДИ к месту, известному обилием целеб-
цуже ничего нет: все успел вырвать сам Нифо-
й%°Ппесли все обхпгт
^У Ц 1г°т°витьИ тРавы Для снадобья удается найти,
Q7 иФо~Лоа снадобье и приложить его к месту, укушен-'УчИсь, ЧТо
человек, идущий по дороге поздним вечером
ЭТ0 лекап 'J1,,,l»v
или ночью, вдруг почувствует слабость, он тут же игт и ложится. Его близкие спрашивают у него, что с Т К °е^е чает: «У меня очень болит нога, и меня знобит**1*1' а становится ясно, что нужно скорее искать снал г ^°гАа °Тн** Нифо-лоа. Посылают за знахарем 2, чтобы он пглг, ь° °т х^им лекарство, но при этом никогда не говорят, что этг> 1 Щи k
Тогда знахарь тихонько просит родственников больн ь, что у того болит. Они отвечают, что у него болит нога °Г° С*а" знобит. Знахарь выливает снадобье на ладонь и втираетЧТ° 6Г°
укуса Нифо-лоа, называют его лекарством от зуба ^СтНо знахарь приходит в дом больного, больной сразу ^°'к^и- Ко/п и не знает, что посылали за знахарем. Это верный п Д1!Тся» Нифо-лоа. Итак, знахарь подходит к больному, и боль*13- Ук«Уга шивает, почему знахарю пришлось прийти, кто посы П°* ClIPa На это знахарь отвечает: «Никто за мной не пось&Л За Ни*« жертва Нифо-лоа вновь опускается на циновку и засы аЛ>>" У*
ГлгпО OTTO Vim ТТТ V AIII 1ГГ\ ГГ ПГЛГ* ТЖ Т ПЛП/lrnnniTTT..—•
больную ногу. После этого больной спит долго, часов пять- 8
А знахарь всегда велит родственникам больного следить за"6011*
ни днем ни ночью его нельзя оставлять одного.НИ|,:
Вот наконец появляется след укуса Нифо-лоа, и тогда ста новится ясно, что больной поправится: из ранки выйдет гной выйдет кровь, ведь лекарство, данное вовремя знахарем, помогло. Свои снадобья знахарь готовит, пережевывая листья и кору од ного дерева.
56. Нгаунга-толо

Жители Нгаэнгаэмалаэ 1 решили, что больше не станут ми-
риться с аиту Нгаунга-толо (он еще зовется Нифо-лоа)
петь его злодейства. Они договорились убить его. И задумал
они сделать это так.апо-
Ночью положили они одного из своих на дороге, накрыли т * ^
окружили и принялись притворно оплакивать: кто просто Р ^ы
кто горестно пел и причитал. Люди хотели обмануть аиту,
он решил, будто бы этот человек умер.^0 0geii*
А некоторые из местных жителей уселись в засаде
сторонам дороги.и „ пр*1
Те же, что собрались вокруг лежащего на дороге,
читали:всевГ
—Манутулуиа, Манутулуиа! Аиту, спешите сю 3*с*» аиту, спешите сюда. Иди сюда, Тулиа! Иди сюда, ьа
да, Нгаунга-толо! Идите все сюда, идите скорее. Пришел к ним Тулиа, но они сказали ему:
—Уходи прочь.
Пришел к ним Сатиа, но и ему сказали:^г
—Уходи прочь.С еГ° гР
Наконец все увидели, что идет Нгаунга-то * gjjec1** лением наступила кромешная тьма, без единого
^"погибли. 57. Леа и Леа
Жили в Салаилуа супруги Леа и Леа Однажды до них дошел слух о том, что по острову с триумфом проходят новые властители, новые господа Самоа " — Мосо 3 со всей своей свитой. А Мосо путешествовал в сопровождении великого множества знатных и благородных аиту.
Принялись супруги думать, как бы им избежать тех опасностей, которые влекло за собой приближение этой толпы путешествующих по острову победителей. И вот они решили запасти побольше маси, а потом, когда гости придут к ним, подавать маси на двух блюдах.
Вот наконец прибыли знатные путешественники, и супруги
питьЛаСИЛИ ИХ В Д°М ~~ отведать приготовленного угощения, ис-кавы. Прибывшие же несказанно удивились: они никак не звиту П0Верить' что супругам удастся накормить такую огромную Сощ
за ним в° своего возвышения 4 и направился в дом сам Мосо, Увиваться6 "Риолиженные- Супруги пригласили гостей °ыла ириготов"оудобнее и начали готовить каву. Наконец кава й Все они пг-г 6На И Разлита. Ее хватило всем путешественникам,
но Зате* былоТ11 °ЧеНЬ довольны ею-
нгп° ДеРева. JJ "ринесено заготовленное угощение из плодов хлеб-
?ЕбвСенн°ё масиНеСЛИ еГ° На ДВуХ небольших блюдах. Но когда
^ЬгьщИмРаздали, оказалось, что его тоже хватило всем
*йноСтиИасЫтилРсь м
нЫх а и ИскуСс аси и остались в восхищении от ума, смет-
^иТуства хозяев: ведь в свите Мосо были тысячи раз-
*н 7>Т ^ 85а3карЛа;/п РУгам:
в°яКой бедь^ На ^амоа только ваш край останется свобо-- • *1 не позволю ни одному сорняку, ни од
У11астКи>
ному ползучему растению ступить на ваши
ваших полей ляжет вон там, вдали, у зарослей, М1 и- \\
проходили.' IMO K°TOP)ajltiil|
Это обещание сохранило силу до наших времеь*
вера 5 не властна над ним, она не победила, не уничт ' ^а>^е } ит сорнякам добраться до этой деревни, как они °>К-Ла ег0!?% когда никакое проклятие не падет на тамошние лоля*1*^' ^ н
58. Нижний мир Фафа

Если кто-нибудь на Самоа рассердится на непослу
бенка, он говорит ему: «Дитя, пусть тебе придется ^Щп°Го ру-
чаться у морских камней, открывающих путь в фа(ь ЧНо СтУ-
же говорит так: «Дитя, пусть тебе придется от века с* """" ИЛй
там, где солнце садится в море».даться
Слова эти известны и понятны всем самоанцам.
С берега в местности Фалеалупо, что на западной ок ности острова Саваии, хорошо виден вход в Фафа, открыв*4 щийся меж прибрежных скал, а далеко-далеко в открытом мо отчетливо виден выход оттуда. [...]
В старину на Самоа верили, что туда после смерти входит д\х человека. Человек умирает, а дух его отправляется в Фафа и навек остается там. А правитель Фафа, наделенный высшей властью над всем тем краем, носит имя Лео-сиа.
Известно, что одна женщина, по имени Тофои-пупу, очень горевала о своем умершем красавце-муже. И вот соседи надоумили ее пойти к Лео-сиа и попросить, чтобы он позволил ей хоть разок еще взглянуть на умершего мужа.
Женщина послушала их и отправилась к нему. Лео-сиа же ска
зал ей:
—Знаешь, тебе не стоит горевать об умершем муже, п0® мне. Муж твой теперь в пределе духов, и эта земля — тьмы — недостижима.
Но женщина сказала в ответ:
зал ей:
—Я готова войти туда вслед за ним.w ^ ска-
И она вошла в Фафа, а там нашла своего мужа.
:п Увы, зДеСЬ В
Здравствуй, приветствую тебя в земле духов.
этом краю, нет сна.повсЮДУ ^
Вот наступила ночь, и женщина увидела, как в11уТренноС f
дят духи, как на земле валяются разбросанные - краю. 1
людей. Она услышала, как горько кричат духи в э
страхе бежала обратно на землю.и настУП;|#%|1*
По ночам духи приходят на землю людей, а с ^ь утра возвращаются в Фафа. Среди духов ФаФ^ духов t беспокойные, есть очень страшные. У нек0Т0РЬ* Hbte, ь3 красные, как искры пламени, у других тела 4 ма тьма.
ix тела небесной голубизны. Духи, являю духи, У к0Тт° именно из Фафа — так говорят, ведь ере
1*>я Zrb or"
А вСна>ь 11р1!нно красные духи, есть черные, как мрак, есть ла .огне убьге.
.0 Пили
женился на женщине с Саваии, а его сестра Му-
Соала тетеле замуж за Тангалоа-аланги, Тангалоа Небожи-
1й1п леле вЫ*" ттюе время Муливаи-леле родила сына, которого Спустя некотин
назвали Пил *дили напроказничал и очень рассердил Тан-Однаж"Ды НЯГТОлько, что отец решил убить мальчишку. Тог-
я fir И tic**-'
гмоа-ала ле сказала сыну:
дабросайся скорее вниз, на землю Мануа.
"тех самых пор Пили и стал называться Пили-пау, Пили, Упавший На Землю.
Итак, Пили поселился на Мануа. В жены он взял дочь прави-!Я ТУИ Мануа. На своем участке он посадил таро, и вскоре все земли Мануа оказались заняты участками Пили.
Алии - благородные и знатные жители Мануа — решили пойти к Пнли и провозгласить его своим правителем, Туи Мануа. Они пошли к Пили и сказали ему:
—Пили, прими титул Туи Мануа, а мы будем служить тебе. Пили возразил:
—Из этого ничего не получится: мои желания невыполнимы. Я буду требовать от вас очень многого.
Но знатные люди Мануа ответили: ных~~~ ^Ы Не ^оимся никаких твоих заданий, даже самых труд-
ли VI Пили согласился принять титул Туи Мануа, а знатные лю-мануа стали служить ему.
Данный ^ И На самом Деле не удалось выполнить урок, за-Росом: ЫМ Г0СП0Дин°м. Пришлось отправиться к Пили с воп-
Бовина* аси?ГДе палка~К0Г1алка> гДе унатало, где щипцы, где
Гя в местноСр^?Итт1СЯ П,или> Ушел от них на Тутуила и поселил-й 0стРов т ? Не '
скТНе' ре1^илиУгЛа °Н Т°Же засаДил таР°- Алии, знатные люди
зали:Делать Пили своим Туи-теле 2, пошли к нему и
"или, При
Те f'bo^3 Этого щ*1 ТитУл Туи-теле, и мы будем служить тебе. Маучит,Му НынешнЧСГ°т° ПОлУчится,—ответил Пили.— Оставь-Р%!СИ Вести мпМУ уителе его титул: ведь вам никогда не ,,fiT'ni ^>я это, пи7 Х03ЯЙСТВ0> оно вам не по силам.
11лестц Из Ли как раз готовил волокна гибискуса, чтобы Их Рыболовную сеть.
Но алии Леоне не отступились и поклялись^
Пили, когда он станет Туи-теле. Наконец Пи™*, XoP°Hio 0
зав:Лас«л 'B>4«'hTl
—Хорошо, я стану вашим Туи-теле, и вы гС|*А
Но скоро и эти алии пришли к Пили с вопроь
—Где же палка-копалка, где нож для таро? ГМ*
что необходимо в хозяйстве?* ^е все п^
Рассерженный Пили сказал:
—Разве не втолковывал я вам, что не по силам
хозяйство?Вам будет к.
В гневе ушел он от них на остров Уполу.
Там он взял в жены дочь Туи-аана. А таро начало
всеместно и там, на Уполу. Как-то Туи-аана сказал Раст? по-
чери:СВоей до-
—Дочка, твой муж, наверное, не умеет ловить рыбу. Он
и знает, что занимается своим таро, одним только ТАПП Т(1Лько ше ничем.
Дочь Туи-аана пошла и рассказала об этом Пили, и тогда Пи приказал:
—Иди и собери для меня лодки.
Собрали несколько лодок, но Пили остался недоволен:
—Нет, этого мало. Иди и найди еще.
Еще несколько лодок нашлось, но Пили опять сказал жене: И этого мне мало. Ступай к отцу, пусть он даст еще лодок. А я пока пойду готовить сеть.
Днище своей сети Пили укрепил в проходе Туту, а отвер-
стие сети — в проходе Мангиа. В эту сеть вошло великое мно-
жество рыбы. Вскоре вся сеть была полна. Тогда Пили прика-
зал доставить к нему заранее приготовленные лодки и стал на
полнять их пойманной рыбой. Уже не осталось ни одной CB(*?°jj
ной лодки, а в сети по-прежнему было полно рыбы. Тут-то
аана преисполнился восхищения и страха.ЛилН
Всю рыбу, что не поместилась в лодки и осталась в сет"'сь п0-
пришлось выпустить обратно в море. Тогда-то и появИ"ЕСЛЙ ЗА-
словица «Улов Пили выброшен в море». Так говорят, уГАЯ
траченный труд пропал впустую. А еще с тех пор п° ^ гОВо-
пословица: «Пили один закинул в море свою сеть>>'очКу cflp*
рят, когда хотят похвалить человека, сумевшего в од
виться с трудным делом.ТАМ Т0?Ь
А разгневанный Пили затем отправился в ^оП0^сЪ еХо УЧ*5* посадил свое таро. Вся земля от Аопо до Асау покрыл*. сделать '' нами, на которых росло таро. Жители Аопо РешИЛодНый й зНр( ли своим вождем, Туи-о-Аопо. Там и умер ^ЛАГО^ОТОМСТ0°-ный Пили-о-Аопо, оставив после себя большое ^ был11 детьми — знатными отпрысками благородного вожд ^aHflo * ди Туа, Ана, Санга и Толуфале. Туа правил Bjw в Туа-масанга, Ана правил в Аана, Толуфале Аполима 3. А все они восходили к Пили.
flI сын Таланга
60-вождем в Фангалии !. Сына Таланга звали
,ПАЯИТТО немалое хозяйство: в глубине острова
Тал111 , -ГОПАНГА оыли «г-
и ^ 1а и участок этот надо было возделывать. Еще на
Т,,,,ТИ ,\пл таро» „ОТТЯЙСКАЯ яблоня, И на ней зрели яблоки для он E°JJCTKC ро^а мала
т° фаланга. ^ат1анга вставал засветло и отправлялся работать ^"ка^Д00 уТр° СынУ же стало интересно, куда это поутру хо-ч свои УчасТо0Т однажды Тиитии попросил:
*!.',т его отец.позволь мне пойти с тобой.
О11 ППООГОИ отец,
гл не согласился: цо ТалаНт^ остаНешься здесь. Тебе трудно будет идти со
"~ ^СТ' ОРГО доброго, поднимешь шум и потревожишь аиту.
еще» *"* г\ г„
иной, пор сь1Н каждое утро просил отца взять его С собой, а отец
«*ЯЙ раз отказывал ему. Н наконец Тиитии удалось выследить, куда ходит отец, И тогда печ* следом за ним. Таланга же И не подозревал, что сын 0И >П°ЗА'ним. Пройдя часть пути, Таланга остановился и сказал ТАКИЕ слова:
—Заросли тростника, заросли тростника, раздвиньтесь, пропустите меня. Это Я, Таланга, я иду работать.
И заросли тростника раздвинулись, пропустив его. Дойдя затем до скалы, Таланга сказал:
—Камни, камни, раздвиньтесь, пропустите меня. Это я, ТАЛАНГА, я иду работать.
И камни разошлись, пропустив его.
Тиитии слышал, как его отец обращался к зарослям тростНИКА и к скале. Он подошел К ним И сказал те же слова, что говоРИЛ ЕГО отец. Заросли тростника раздвинулись, камни расступиЛИСЬ, и так Тиитии проник туда, где работал отец. Таланга же НЕ ЗАМЕТИЛ появления сына.
тат cn"TH" П0ТИХ0НЬКУ залез на яблоню, отец в это время рабо-_ Q"011 к немУ- Таланга взглянул вверх И сказал:
ВАЮТ ГГТТ^ У'К эти ПТИЦЫ Фуиа, они съедят все яблоки, что поспе-А Тии^°его сына-
ИУ отцу -рИ ТРМ вРеменем съел яблоко и кинул огрызок в спи-
в«из BTOPOIFORP^ Продолжал работать, И тогда Тиитии кинул
ТиитииТРРЛ В еГ° СТ0Р0НУ и наконец заметил сына. Он как можно ЗНак' чт°бы т°т поскорее слезал с дерева и вел Н>Уиэ '\ л г тише: ведь они были совсем рядом С жилищем аиту
Г, НеУЖелГтн ™ В0СКЛИКНУЛ-
Устивц1Игь к как тРУс, боишься этого аиту?
Т Д что Эт ' 1иитии спросил у отца: Л*Нга отвр.ТаМ так Дымит И грохочет? 4th Нам надо
*°стер ЛТВД^ТИ себя потише. Разве ты не знаешь, что это И
а.*.гу Мафуиэ?
ь' если n KHV
туда.ли Пой
Но Тиитии остался непреклонен и повторил:1,11
— Жди меня здесь. Я иду добывать огонь. Итак, он выступил вперед, и Мафуиэ спросил его-
— Кто это посмел ступить на мою землю?
— Я,— ответил Тиитии.
— Ну хорошо,— сказал Мафуиэ,— решай, как мы с
дем мериться силой. Какое состязание в силе ты ъыГ°°0^ ^
кулачный бой или схватку?Р^Шь
На это Тиитии ответил:
—Тебе решать, какое состязание будет первым.
—Хорошо,— согласился Мафуиэ,— давай сюда руку я
крутить ее.— И первый протянул руку.' ^
Тиитии схватил протянутую руку аиту, долго тянул и крути ее и наконец оторвал: Мафуиэ остался без правой руки. Едва успе* ла эта рука упасть на землю, как Тиитии схватил левую pyKV врага. Тут вскричал Мафуиэ:
—Прошу тебя, сохрани мне жизнь, оставь мне эту руку! Платой за мою жизнь будет огонь, с которым ты уйдешь отсюда. Если по дороге он начнет гаснуть, положи в него веточки какого-нибудь дерева, и он снова разгорится.
Вот так впервые появился огонь на Самоа.
Когда Таланта увидел сына, возвращающегося с огнем, он несказанно обрадовался и исполнился благодарности к отваж ному сыну.
[...] Между Летонго и Лаулии 3 жил другой аиту. Он жил в
пещере в самой глубине острова и очень любил гладкие кап
ни — ведь он был осьминог. На этих гладких камнях он ^ч>^
ствовал себя прекрасно. Ни одному путнику не удавалось
тись оттуда: осьминог прилипал к телу несчастного и мигом
дал его.в еГо
Тиитии узнал об этом пожирателе людей и отправил • два ,я
земли с двумя своими советниками. Одного из тех дВОЙ'11е1цере
Фату-ати, другого — Фату-ата. Итак, они пришли к ^
втроем, Тиитии схватил осьминога, выволок его из пенд ^геМ он11
нялся бить — до тех пор, пока не забил его насмерть. част*-
втроем перенесли осьминога в Ваилеле и там разрезал
Тиитии сказал Фату-ати и Фату-ата:сделав*1' в^
—Теперь слушайте меня. Когда мы с вами все^ке^ кот°^
возьмете голову осьминога и отнесете ее моей тету ^ 0стзр*
живет в глубине острова, вдали от моря. А остальное^
себе*ога на паЛдм1
И вот Фату-ати и Фату-ата надели голову оСЬМИН0^ыли Ря^° понесли. Когда же они прошли почти весь путь и у>#е
Т 1итии, они сели прямо у дороги и съели все, что ,rPTVluK,i т Епа была сытной, и они остались очень до-
чч1 Т*-г<п1ТОВЫ- 1 ^
\° ц\тр11 оПИ на том же месте справили нужду и свои
бы-ч° |Л А потом ^ всЯКИм мусором побросали в пустую голову
но-,ьМт'оТы вместе ^отправились прямо к почтенной даме.
н01|Иино»а- ^ат!штии была слепая. Услышав, как на землю опус-°"ЬА т0ТуипГю ношу, она спросила:
ьд ^ qTo эТ0\ пгьминога. Тиитии послал ее тебе в подарок,— Эт0 голова ось
х Фатуати и ^а у^
отВстили ^ п1пупала голову а голова была очень большая —
СтарУшка у
и сь*азала'чеНЬ благодарна Тиитии. Но зачем же он прислал мне
.7шого°? Как же вы сами?
ТаЬОни ответили:
1 Мы оставили себе туловище.
ка коснулась головы убитого осьминога, и от этого ее стали липкими. Она обсосала пальцы и принялась ко-ПаЛЬся! в содержимом головы, брать то, что там было, горстями и есть И вот наконец она поняла, что же было у нее на пальцах и во пту Разгневавшись, она стала клясть Тиитии. Ведь она не знала и не догадывалась, что Тиитии тут ни при чем; и сам Тиитии тоже не ведал о том зле, которое причинили его советники старой женщине. И уж никак не мог знать Тиитии, что теперь его тетка желает ему зла.
Однажды Тиитии решил, что следует собрать вместе все ветры, которые дуют на свете, и соединить их в скорлупе одного кокоса . Тогда сразу бы стало и приятно, и радостно, и прохладно.
Тиитии собрал все ветры, дувшие на Уполу. Но на Саваии оставался еще один ветер — западный ветер Лай. Тиитии послал на Саваии своих людей, приказав им поймать западный ветер и упрятать его в кокосовую скорлупу. А Фату-ати и Фату-ата, при-то пешДа' УДИДЕЛИ КРасную собаку, гулявшую у входа в какую-хочется У вернулись к Тиитии и сказали ему, что им очень вить ее 3аполучить ЭТУ собаку. И вот Тиитии отправился ло-
Собака ТРМ
Ти« вбежал в вРеменем успела скрыться в пещере. Едва Тии-в ивщере аВ ПЕЩЕРУ' ка* вход в нее замкнулся. Так Тиитии погиб аиту Сале-Бае^ ПОТОМу' что то была не обычная собака, а дух — и ^ Д° си\
Hoc! Her°' Не'Успев Западныи ветер по-прежнему дует с Саваии, гиб°ЬЬ1х Пальм х ^03РЕТЬ' паДают плоды фруктовых деревьев, ко-И 0 Hauj Урожай Ле°НЫХ ДЕРЕВЬЕВ- ПРИ этом обычно говорят: «По-тиц ?ь п°верье ' Поги^ с°всем, загубленный западным ветром».
то ветер этот берется из нетленного тела Тии-
61. [Как были собраны вместе ветры, дующие на Самоа]

Однажды Тиитии, сын Таланга, отправился в
подул туаолоа \ и Тиитии приказал:Лав^Вцр .
—Поймать его и спрятать у меня в лодке. ЭТо^т
тер. 0 Плг>\ой
Затем подул один из северных ветров, мату и ^
лел:' 1иитии Щк
—Поймать его, это скверный ветер, он приносит г И этот ветер был пойман и надежно спрятан в логт Вскоре поднялся матауполу 2, приносящий дождь р ° ^11ИТии.
тоже счел дурным, и он тоже оказался у него в лодке IOR^*U,Tai!
ним задул тоэлау3. И его решено было поймать: ели °Ле^ За
силен. За тоэлау поднялись новые ветры лауфала, фаат!К°М °ц
папа 4. Про все эти ветры Тиитии сказал, что они плохи и ^ "ИИ~
были скоро собраны в его лодке.' Все 01111
Ветер тонга был ничуть не лучше остальных — ВРГТК J
- «о_ псдь он несет
с собой дожди, а на людей нагоняет тоску и слабость.
Последним же задул легкий, приятный ветерок, и Тиитии
сказал:
—А вот этот ветерок пусть гуляет на свободе. Без него и на суше и в океане придется плохо. И к тому же мне нравится
как он треплет мне волосы.
62. Сина-асаулу

Благородная Сина-асаулу жила на диком, скалистом и пустын ном берегу между нынешними местностями Салаилуа и Лать .
Вождю с острова Тутуила, носившему имя Лата, очень хотелось завязать дружбу с благородной Синой. И вот как-то J^T прибыл к ней и спросил, чего бы ей хотелось с его острова, Тутуила, ведь он бы мог привезти ей оттуда все, что она поже В ответ госпожа спросила его:
—А от меня чего ты хочешь?лодка,"
—Пусть в твоих владениях будет построена для меня
отвечал Лата.мНе с°
Хорошо,— согласилась госпожа,— ты же привези
своего острова поющую раковину пу ".« раК°вИ
Вождь отправился в свой край на поиски поющ fi crp°*J' ны, а Сина занялась приготовлениями, необходимыми "деС? ры6 тельства лодки. Она велела своим мастерам 0ТПРавИТЬ^_,|йю
лад*11'
рать там подходящее дерево и приступить к с0°Р^>кейМ приЬ^
Мастера тотчас же отправились в лес. Но, отдава^оТ лес»""~тат Сина забыла поговорить с духом, охранявшим ^а дух ^ попросила у него ни разрешения, ни помощи • W 0раЛ" '* пришел туда, где лежало дерево, которое
мастера »—еву: лодки и которое они уже успели повалить, и сказ
ГТОПЕВО. Никто не валил тебя, ты никуда не
*; Л/геня. м1"т-Т
, f.vinil>l • ,,Г же соединятся ветви твои и ствол. ПОДОЛ* , /-рича^
Пусть Lt„ ^ приказываю тебе, слышишь.' I»*** и pcTa,BKf ожило и поднялось.
»»и>! 1 м)С1*° ТУТ ПЕ снова пришли к тому месту, но поваленного
1 ГТЕРА В(Ь НАПНУВШИСЬ К своей госпоже, они рассказали ей
в* непазу догадалась, какую совершила ошибку. Сеи-
lf&o*i и оИа1лась она просить прощения у духа. Дух сказал ей, с >ь-о отПраВ* .гвДу разгневала его, но госпожа не стала долго 1*\ она 11 в11Рс ниМ, а скорее снова позвала мастеров и велела 1,Т1(|говаРиваТЬ с а дело. И вот уже на берегу стояла готовая лодка,
и свободны.
и мастер3 " ила прибыл Лата с обещанной поющей раковиной.
д тут с . пнута во множество тутовых листьев. Лата сказал АИЧ была заверь Она VP Сине:
благородн ^ поющая раковина. Только не спеши разворачи-~~ т сверток. Дождись, пока скроется за горизонтом вер-ваТЬ.ЭТмТ0ей мачты, той, что на построенной лодке, а уж тогда яавднай распаковывать сверток.
И она послушалась Лата. Лодка уплыла, и только когда она уже совсем скрылась из виду, Сина принялась разворачивать сверток с той самой раковиной, которую ей так хотелось иметь. Она снимала один тутовый лист за другим а их было чуть ли не сто — и наконец увидела свою раковину. Но это была вовсе не раковина пу, а лишь простая раковина палаау 4. Тут Сина впала в страшный гнев и стала осыпать проклятиями и саму лодку, и всех, кто сидел в ней. Было приказано сейчас же вернуть лодку к ее берегам и разбить в щепки.
И вот лодка была возвращена к берегам Сины-асаулу, развита, расколочена в щепы, а все и всё в ней обратилось в камень. •J ата тоже погиб на том самом берегу, и оттого-то берег получил свое нынешнее название - Лата.
63. Лодка Лата
Та додку. Q^a^aHra ~ есть такая местность 1 — построили для Ла-J*°T почему Пустился на ней в плавание и достиг острова Саваии. Ние Лата. °ДНа И3 местностей на острове Саваии носит назва-Покинув Г*
Ра—М' На тонгВаИИ' *?аТа поштыл Дальше и достиг островов Тон-й *°°Рали его ланской земле, он скончался; тонганцы же бережно 'Г4УЧИТьея ПРГТ°ДКУ На части> чтобы понять, как она построена,
ьи.,^ далось цЦст ТйКИе СуДа'
1акие прцмР°ИТЬ Л0ДКУ' и с тех самых пор на лодках и поя-^''IO^06' Фале ^Тные Д°мики, какие и сейчас можно увидеть Нс1агается на 5>ааманУа 2- Домик, открытый с одной стороны,
BC* HCTZ 1 из палУб двойной лодки. Рия о Лата.
64. Тинги и Лау

Тинги был благородный И знатный человек из А
благородный И знатный вождь в Фалелатаи 2, а ЛауО 1г>
благородного вождя ИЗ Танга 3, первой красавицей Ы ,а д°ч^и Ее, эту прекрасную знатную девушку, сватали МпСВ?ЕГ° КР^ Самоа. Она же выбрала благородного Оло и стала . °ГИе *Jo>K Ч"
Вот как-то в Танга прибыл ИЗ Амоа высокородный^11^ с н^\\
быв туда, он сразу направился к дому Оло и Лау. Лау И-НГИ; пРч-
к нему с вопросом:°°РАТИЛАСЬ
— Куда ты направляешься, благородный господин?
— Я ищу балансир для своей лодки,— отвечал Тин На самом же деле ему не нужен был балансир: он ИСКАП
лансир, а жену.Не 6V
В это время Оло как раз не было дома, он ушел в море л
рыбу. В его отсутствие Тинги лег с Лау и сделал ее своей Л°ВН1Ь Вернувшись, Оло застал у себя дома Тинги и сказал^**011
—Останься, отдохни у нас, благородный мореплаватель! Оло спросил у Тинги, откуда тот прибыл. Тинги отвеча
ему:
—Я прибыл сюда с берегов Фаасалелеанга.
Тогда Оло спросил, куда и зачем держит Тинги свой путь. Тинги отвечал:
—Я ищу балансир для своей лодки.
—О,— воскликнул Оло,— здесь в лесу немало крепких деревьев, древесина которых может пойти на балансир!
Оло искренне поверил, что Тинги ищет балансир для своей лодки.
Он сказал Тинги:
—Прекрасно, завтра утром мы с тобой отправимся в ЛЕС, И ты сможешь подобрать себе древесину для балансира.
Наутро Оло И Тинги отправились в лес за древесиной ДЛЯ
балансира. Оло сразу забрался в самые заросли, а Тинги оысп
вернулся к Лау. Опять было все как накануне. Когда же Оло
нулся, Тинги сказал ему:УЧТОЯ
—Приветствую тебя. Мы разошлись В твоем лесу, ПОТОМУСКОРО
В нем впервые И плохо его знаю. Мне пришлось довольно
вернуться сюда.^ оПОЛО
И вот уже Тинги отплыл оттуда в свой край, а ^
женный срок родила сына — от Тинги.пь10*К ВЫ
Лау с сыном жила по-прежнему В той же земле. *"с0бой 38 рос, стал сильным И крепким. Как-то Оло взял ег брасывать невод. На берегу Оло сказал мальчику:
—Сынок, когда я закину невод, скорей беги сЮД^" стал И вот Оло закинул невод, а мальчик нагнулСЯ,ж11цы 118 °-
сматривать песок и воду у берега. И вдруг из Ух„то ,0&
регу выпрыгнули две молодые рыбки манини . Из-заfia к ^
чик и не выполнил приказа Оло: он забыл обо всем,^мать
точках и наблюдая за этими рыбками. Ему удалось их
fДленный кокос, налив туда морской воды. Тут
,1. * IL% В Опросил мальчика: П°С '^Л №° >ке не выполнил моего приказа, не побежал ко ч°;1°1П Ты иоче^У ул невод? Нет, ты точно не мой сын, и я тебя
инй-,„„ боосился к матери. А пойманных рыоок
пан, мальчик ^
fb V п гобоИ.
и вэнл с 1«? спросила его.
0 [|av тотЧ Lno почему ты так горько плачешь? ' *п чем дел^7
Сын отве^уЛ потому, что Оло грозится убить меня. Он гово-
~~ ^ не его сын.
пит, что я исказала Лау,- ты не его сын. Ты сын бла-
ГЯтО ПР<**>МСМ.
—п вождя Тинги из Амоа.
городноговернулся Оло, и мать с сыном, оставив свой дом,
Тут каКв^ПуТЬ Оло же пустился за ними вслед, и вот они все пустили^азались" в доме Хинги. Зажили там, у Тинги. А Лау
^допытываться у Тинги: с _ Скажи, какое имя мы дадим мальчику? Тинги решил:
—Пусть в его имени соединятся имена мое и твое — 1ин-
ги и Лау.
Тогда Оло стал просить:
—Будь добр, Тинги, прибавь и мое имя к имени мальчика. Пусть его зовут Тингилау-ма-оло 5.
И мальчика назвали Тингилау-ма-оло.
А рыбки, которых он принес с собой, тем временем подросли, и их пришлось перенести в водоем между камнями, где их нелегко было найти.
Как-то Тингилау-ма-оло отправился в лес на промысел. По дороге ему встретились две женщины из Палапала 6. Он спросил их:
—Куда вы идете?
Эти^°ТИМ на^Рать морской воды,— отвечали женщины, ном во Жен1ЦИНЫ пришли как раз к тому месту, где в прибреж-полнили°еМе плескались Рыбки — питомцы Тингилау-ма-оло. На-Ь°ДУ и ?енгцины 2В0И сосуды соленой водой, а рыбок убили. Взяв р0ге им оп1ТЫХ ры^ок' они Двинулись в обратный путь. По до-
—OTKV^ встРетился тот юноша. Он спросил: Женщ^? У вас эти Рыбки?
^ Э?Их °Твечали: КйМ||ями. рыоок мы нашли внизу, у моря, в водоеме между
ся ^°см°трел Т
011 fIa ЖенщИпНГИЛау"ма~оло' а ЭТО еГО Рыбки! ТУТ же бРосил" П '^т° за мпН И °беих убил, воскликнув при этом:
м^лгн°М 011 отрИез.РЫб°К' За бедных манини.
^oftM'КуркУмой3аЛ У Убитых рыб спинки, натер их кокосовым И ПЩ И ?ам спрят ПОложил в маленькую изящную корзинку, отнес "Га СпРятанные П°А Крышей* ВскоРе
в дом пришла его тетка останки. Не долго думая, она проглотила их.
Когда Тингилау-ма-оло, вернувшись, не нашел
тайнике, мать сказала ему:,1Ичог0 ft
—Твоя тетка съела все, что ты здесь прятал На это юноша ответил:
—Ну что ж, раз она съела эти останки, она долж морских создания — взамен тех рыбок, что я воспит^ ^°^Ить
И действительно, женщина вскоре родила два Ывал- ^ дания — это были две черепахи. Тингилау-ма-олп u.Mo^K,'\ f. уту и Тонга . Он отнес их в водоем между камнями A VT>. Амоа стали носить туда корм для черепах Утууту и ^ >кИто^и
А тем временем слух о появлении Тингилау-ма-оло°ПГа Аэ с Тонга; Аэ был оратором при великом Туи Тонг Д°Шел До шил отправиться к юноше и посмотреть на него. Немал ^ ни провел он у благородного вождя, а когда все было г ° В^еМе~ отплытия назад, на Тонга, он спросил Тингилау:
—Скажи, прошу тебя, нельзя ли, чтобы Утууту и Тонга
вили меня домой, на остров Тонга?Д°ста-
На это Тингалау сказал:
—Отчего же, конечно, можно. Только об одном прошу тебя по прибытии позаботиться о моих воспитанниках, не забудь еде лать так, чтобы они могли спокойно вернуться сюда, в наш край
И вот Утууту и Тонга помчали Аэ на остров Тонга. Прибыли они
туда, и Тонга сказала Утууту:
—Подожди меня здесь, в открытом море, а я доставлю Аэ на
берег.
Вот прибыли они к самому берегу, Аэ вышел на сушу -и как схватит Тонга! Схватил он Тонга, стал звать своих людей, они прибежали и убили бедную черепаху. Вот так погибла одна черепаха Тингилау; второй же удалось остаться в живых и вер нуться на Самоа.
Как только Тингилау увидел, что Утууту возвращается, а *он"
га — нет, он понял, что одна черепаха погибла на Тонга. тП»
чее желание отомстить охватило его, и он бросился к ^ *
ским аиту. Сначала он помчался в Сафотулафаи и ^anana*^olb-
стал звать тамошних аиту, но они не откликнулись на eJ° ' 1СЯ
бы. Тогда отправился он в Салелолонга. Там он ooi ^
к беспощадному, жестокому аиту по имени Супа .^г и3
из Салелолонга привез Аэ с Тонга и отдал его в руки 1и Амоа 10. Тингилау же убил Аэ.
65. Тингилау и Сина-амумутилеи

Тингилау стало известно о необычайной KPa^oT^a этой ь^ ь мутилеи, дочери Туи Фити, и он решил жениться ^ л^^и
савице. Сина узнала об этом и исполнилась °тве^а уЖе } 0V Тингилау. И хотя они еще не видели друг ДРУга> ( отпР' $ влюблены. Наконец девушка, не в силах более ^^да а н° лась на Самоа, в Пата 1. Найдя дом Тингилау, она в
знал ее. Выглядела она столь необычно, что ЙИКт° не их звали Улуселе-атамаи и Улуселе-ва-ш. реДь тлнгилау кт0 перед ними: аиту или обыкновенная
Г*1 „11ПОНЯТЬ,/Г
ео»еГ с м°г Тогда они взяли два клубня таро, очищенный и He-Hi11 ,!свУ111ка* тичьи тушки, ощипанную и неощипанную, и все art^'^iiiijfi, Дв<? Пье (>на взяла лишь очищенное таро и ощипан-о1|,,,,1е1исели г°г1Ь *пни уверились, что перед ними человек, а не
** '%Ф И ТОГЯ
ыУ*^асную незнакомку, Тингилау сразу влюбился в
'1,|ТунИдев прскР еМу тем же. Но, желая проверить, испытать Тин-
«аеЛ стала раскрывать ему свое имя. ила)'- СиИ ре первый пыл любви прошел, и к Тингилау вер-1 и вот вСК0^о иеведомой и желанной дочери Туи Фити. Он за-иуя*сь тоска стал всячески пренебрегать ею. На одно только он был свою ^^"^дравиться с нею на Фиджи, чтобы увидеть при-^а2ие ей богатства.
надл*/ь* грингилау отплыли на Фиджи в разных лодках. Достиг-^"rba что окружал остров Сины, самоанцы стали метаться Н>В исках удобного прохода к берегу. Сина же, боясь, как бы чего-Ви64'дь не случилось с лодками, стала звать их: "И 1- Если вы меня любите, плывите проходом Футу.
С тех пор и пошла пословица упу алофа 2, слова напутствия, произнесенные Синой. Произнося их, человек хочет сказать: «Следуй моему совету, и все тебе удастся».
Самоанцы послушались совета Сины и вскоре все были в лагуне. Сина поняла, что теперь настало время открыть им, кто она такая, и запела:
С грустью сижу я одна в этой лодке,
О Туи Фити, О Туи Тонга!
Расстелите на берегу циновки,
О Туи Фити, О Туи Тонга,
И на них станет эта лодка,
О Туи Фити, О Туи Тонга!
В лодке другой сидит Тингилау,
О Туи Фити, О Туи Тонга,
Щж, забывший меня совершенно,
О Туи Фити, О Туи Тонга!
о теперь я открою ему свое имя: п ^ Сина-амумутилеи, и Туи Фити, О Туи Тонга 3!
У"1гя к Сине,УиЛЫШаВ ЭТУ песню> °чень обрадовался, тут же вер-
они были счастливы до конца своих дней.
66. Как дети Туи Фити
приплыли на военных лодках
с Фиджи на Самоа к вождю Ваэа


Алоива-афулу и Тауа-путупуту, Аио? уфи-туцу улу и их сестра Апа-ула были детьми владыки Фцд^' Tayti ти Они собрали свои военные лодки и отплыли на г (ь'Ги раясь идти войной на вождя Ваэа. Они сели в самую f- Mos*» ку. Лодка их была столь велика, что, когда от* ГТЛ 3°ЛЬ111У»п »
~„ П ДОСТНГП» ^ '«О
корма лодки оказалась у берегов местности СафуНеСам
дела Тоамуа, а нос — у берегов Мулинуу Как paj""0 бл*3
мать Ваэа спустилась на берег с факелом* она В ЭТ° ВР%
рыбу2."Шла л0Витчь
Старица посветила факелом — и увидела у самого Г ку. Высветив лодку, она решила не выходить на рисЬ^ ЛОд схватила несколько крабов и раковин, которые успела •^Ытр° в свете факела, и поспешила назад, к себе. Там она спа 3аМетить к Ваэа и рассказала ему об увиденном. Ваэа ничего ей не 110Шла Когда же ночь перевалила на вторую половину, он сошел^1 берег, втащил приплывшую лодку на песок и взгромоздил ее ^ самую верхушку высокого дерева. А сделал он все это так, что ник* то в лодке даже не проснулся.
Еще была ночь, когда Алоива позвал Тауа-тинги-улу:
—Надо вычерпать воду со дна, ведь наутро нам предстоит драться.
Юноша попробовал на ощупь дно лодки, а вода вся уже вычерпана. А когда он вылил за борт ту малость, что еще оставалась в лодке, он не услышал всплеска, а услышал только, как вода стекает по листьям и по земле.
Вскоре занялось утро, пришел к тому месту Ваэа и сказал.
—О диво, благородные вожди, как оказались вы так высо
ко?
Они не ответили ни слова. Тогда Ваэа сказал:
—Так вот, жизнь ваша кончена, сейчас я всех вас уоью.
Тут заговорил Алоива-афулу:жизнь
—О высокородный вождь, пощади нас, сохрани НЕ * ^С В качестве же выкупа возьми нашу сестру, только noU^cb прй
И Ваэа взял в жены Апа-улу. Когда она понесла^наЧ%0ди'гь и8
готовления к обратному плаванию: Апа-ула должна оыл*
Фиджи.
Напутствуя ее, Ваэа сказал:? $ ца>1ЯТЬ
—Посмотри, видишь камень, на котором я сТ0^"у теб# об этом камне ты и назовешь дитя, которое долж
диться.одол#аЛ С&
И вот уже лодка отплыла от берега, а Ваэа *Ф Г^уЙ-0'С4
ять на том камне — камне, получившем на3ваН gepera лало 3. Лодка же понеслась к Фиджи и достигла ^ #е ^ тогда, когда Апа-ула родила. Родила она в море» >(ЛаДеИ лись морские рыбы, готовые ухаживать
а когда вырос, то остался жить в море, а на
,|И тц ег° НА берег. Плача и причитая, она стала звать
пос *• кРе11' пнями он только и знал, что катался по *.»ноь У Целыми дпл lv' цы111е Однажды шум и визг, с которым носился по Л|Ц> ,,E,IA' Д°ске' т1ало, привлекли внимание братьев Апа-улы. F-)51,IAM fyi' °'САЯАВИ11ись к матери мальчика и приказали ей ,O*,F*M т«,ас °тПра1еремонию питья кавы 5. Несчастная мать от-
И ППИЦНТЯА ГИТА Г1 ТSI ТТА ЗРАТИ
III
ы"а: ^ о САВА-ЛАЛО, нагони на море волны, ПЛИННЫЕ ВОЛНЫ, что до берега долетают, ТГ \ т берег взбегут они белой пеной, ?!ит! ждет пощада тебя и удача. F ПИ ж они разобьются с пеной кровавой, Значит, ждет тебя одна лишь погибель.
ътло чябуолило, покрылось красной пеной; из него noil ВОТ MOPC OCI^JJ-
ся Туи-о-сава-лало и спросил: ка _ qT0 случилось, госпожа моя?
Мать отвечала:„^ и
Мне было приказано прийти за тооои: я должна отвести тебя на церемонию питья кавы. Услышав ЭТО, сын заплакал:
О горе, горе!
Молодая луна
Сияет над Ваителе,
Над Тауфаапуэ и над Мангеле,
Над Ваиафеаи и над Мутиателе 6...
О Апа-ула, МЫ пойманы В сети,
И жизнь наша в чужих руках.
лише В°Т ^УИ~°~САВА-ЛАЛО БЫЛ доставлен по приказу на святи-- КГМ УМерщвлен- Мать же Умолила Тауа-тинги-улу:
А НОТПЧ)°ГДА убьют м°его мальчика, попроси для себя его голову. Итак РИНеси Эту гол°ву мне.
П011РосилК°ГДа мальчика убили, брат Апа-улы, Тауа-тинги-улу, —" В
Взяв*гоГт10оРОДНЫ^ вожди' Дайте мне его голову. Р°ДНЫЕ БРАТЬЕ' °Н °ТНес ее Апа-уле. И Апа-ула, В то время как ее У РИБЫЛА она ПОедали ее единственное дитя, отправилась к Ваэа. УЕЦЕЛО „ ТуДа и нашла только голову Ваэа: все тело его
кох.7, "PHBWCTBVW36-"10*7- ВаЭЭ пР°Г0В°Рил:
HIFI с °3Дпо. Одна теоя' Апа-ула, ТЫ наконец-то пришла, но слиш-"Н иТу11^й ца Только голова Ваэа осталась над землей 8. Теперь . P*CIIPA ^ВАИИ, там найдешь моего брата Ваа-тау-сили
8^4УУЛА поел ° ТВ0ИМИ врагами.
Тикн . ,CiIJ1n. rjушалась его и отправилась на Саваии искать ^0Д*ИЙа"1ЬЧ|,к, г Местности Леалателе9 на дороге ей встре-*' ДА ТАК Нявщиися за бабочками и кузнечиками. Он БЫЛ Что смотреть на него БЫЛО просто страшно.
Апа-ула спросила, не знает ли он, где найти Ваа
ответил, что он и есть Ваа-тау-сили. Она HP ~ТцУ-сц,,
шила двигаться дальше, в сторону Фалеалуц0 1(J Jva еМу' * <>к
взяла с собой, и вскоре люди, встретившиеся им J,bWM h~
зали, что он и вправду Ваа-тау-сили. Тут она И° ^0Р(>го^ °и*
лась и подумала, что ей не удастся выполнить при°ВС°м iW/**
тау-сили вряд ли годился в настоящие мстители ^а:)а \?ц'
Но вот наконец они достигли Фалеалупо. Там*а
ооычную форму, и он превратился в могучего, кое - ''Р^Ин Вот откуда пошла поговорка «Ваа-тау-сили растит^0
брался в пещеру и уснул в ней. Пока он спал, тело егсЛ1'Ч||к
ORE
сне». Так говорят о том, что пока не готово, не приспел^ Тел°
успеет измениться. Всему свое время...' иа ещ„
Ваа-тау-сили вырос таким огромным, что пещера с мала. Он проломил в ней вход и вышел вон. Теперь уж^А^ °м*' уверилась в том, что он справится с врагами. «Ваа Па^ла готов» — так говорят о чем-то, что вполне хорошо, сове^ °Или Ваа-тау-сили вырвал из земли кокосовую пальму — она СНН° была служить ему палицей, и вместе с Апа-улой они отправ ^ на Фиджи. Там он уложил замертво всех братьев Апа-улы J ИЬ
67. Ви и Во

Жили некогда супруги Ви и Во1. У них был ребенок-дочь по имени Сина-усуиману. Вот как-то к их берегам прибыла вереница лодок то были соа Туи Фити 2. Туи Фити спросил
у Сины-усуиману:
Благородная девица, не ты ли будешь дочь Ви и Во? Девушка отвечала:
— Я, я дочь Ви и Во.
— Значит,— сказал Туи Фити, эта процессия сватов к теое.
Девушка обратилась к гостям:в_
—Прошу вас, располагайтесь в доме, а я пойду при
лю все необходимое для кавы.сказала
А сама первым делом отправилась к родителям и рас
им о сватовстве Туи Фити. Ви и Во сказали:гостя*111
—Идем и сначала выпьем кавы с благородными^^ qT0 Вот кава была испита, и тогда прибывшим было с RJPJIIIJ'
пора возвращаться к лодкам, на которых они припльь ^ 11ецет°
ло время прощаться, потому что при доме Сины им Д
она слишком молода для замужества.кИ св»т<?
Отплыл оттуда Туи Фити и вскоре повстречал л
Туи Тонга. Туи Тонга обратился к Туи Фити:лодка?
—Приветствую тебя! Скажи, где побывала твоя
Туи Фити отвечал ему:СйнаУ6^*
Мы плавали навещать девицу по имени с Самоа.
И где же эта девица? спросил Туи Тонга.
ска:
о Сипы-своими сватами достиг берега. Обра
И иоТ U он сказал. , 1С Дсву1п прибыли к тебе. |Д»Я^'Эти гВ . с располагайтесь в доме,—сказала девушка,— ~1 прошу FA ^влю все необходимое для кавы. пойдУ ирИГпрежде всего отправилась к родителям и расска-
*Ял сама она уТонга. Потом она пошла готовить каву.
,м о сватовстве iy
?МА RN решили:
. J^II и *>° F гказать то же, что было сказано сватам 1 уи ^ \\ь\ надо
фити. эхим знатным просителям тоже пришлось отплыть И а они уже вышли в открытое море, им встретилась лодка
"Р0ЧЬИ'АГЗА Тингилау сказал:
" Приветствую вас! Скажите, где побывала ваша лодка? Туи Тонга ответил:
J Мы плавали навещать девицу по имени Сина-усуиману с
Самоа.
И Тингилау решил:
— Мы тоже отправимся на Самоа, навестим Сину, проведаем о ее здоровье.
Так прибыли в тот край сваты Тингилау. Их тоже угостили кавой, а после кавы сказали им то же самое, что говорилось до этого зватным просителям. Пришлось и этим сватам уплыть ни с чем.
[•••] Как-то раз Ви и Во спустились к морю и стали бросать кокосы в воду. А потом все трое — Ви, Во и Сина — отплыли от
были°Г0-береГа' И „достигли они кРая ТУИ Тонга. Когда они при-може К ^ ерегам тои земли, там собрался совет, чтобы решить, что осталисьЬ позволено> а что - запретно для Сины. Ви и Во вь»щла на ?Дать в М0Ре> неподалеку от берега, а Сина одна
Во главе п°т)ЕГ*ГРНА пошла прямо на святилище, где заседал совет q с АУИ Тонга.
тУт TL!™ У Вас 3Десь? - спросила Сина.
* Мы °ТВеТИЛ еЙ:
*Чт° — нет Рались на совет, чтобы решить, что позволено тебе,
На это р
С Р^пусти ГА'АЛА:
ТауГ°ГВЕТ Разошелс? С°гТ И П°ЙДеМ К Тебе В Д0М'
J nIa °казал "г И ^ина с Туи Тонга пошли к нему в дом.
г^ти, Устьбудеа УИ Тонга:
И ма ь:И11^ Дары RFK: когДа сядет солнце, твои люди принесут на
Вг1ПУСТ УСТЬ пРинесут они их на пяти полапола4
**ТИ*С,Л° ^полнеУА6Т Т°' ЧТ° У ВаС Табу*
*е Яьились R° ТаК' КаК она сказала- Зашло солнце, и на
и и Во. Все дары, принесенные на святи
лище местными жителями, они мгновенно ^
^ ьел и 5 г,
нем уже спустилась ночь, настало время сца *
л а:• И г:ИИц
Твой подголовник и твоя циновка станут
Ты ведь знаешь, что мои собственные далеко отТеЦе^ь и
которого я приплыла к тебе.в Кф/>1%
Так Туи Тонга и Сина легли вместе. Но вот нан*
сменить ночь, и тут пришла Во, которая спросилаар° Вре*я
— Сина, что говорит тебе твое сердце?^*Шу: Сина отвечала ей:
— Сердце мое говорит мне, что не следует остав
этим человеком.ТЬгя здесь
И снова они спустились к морю с кокосами, бросил а сами поплыли дальше. Вскоре они достигли берегов VВ ВодУ местности Фалелатаи, где жил Тингилау со своими. Сина^' ЧТ°в лась к Тингилау; пришлось ей подниматься высоко в °Тправи Тингилау запускал своих голубей 6. Сина сказала ему Г°РЬ1, Гл*
—Отпусти голубя, пойдем к тебе в дом.
Они пошли в лесную хижину Тингилау. Необычайная и^г Сине проснулась в душе 1ингилау. Вот пришли они в хижину и Сина обняла ноги Тингилау, и они легли вместе, и уснула Сина на груди Тингилау.
Наутро же Тингилау снова отправился пускать своих голу бей.
А другая жена Тингилау, у которой уже были от него дети,
вскоре стала упрекать Сину:
Больше всего наш благородный господин любит ходить в море на промысел. Но с тех пор как ты появилась здесь, он не выходит в море и совершенно забыл обо всем.
Пришел Тингилау, а Сина плачет. Он стал спрашивагь ее:
—Отчего ты плачешь, скажи мне.
Сина отвечала ему:^
—С тех пор как я появилась здесь, у нас нет рыоы. ^ И вот Тингилау отправился на промысел, а пока ег0ГриНГИЛ11\
его жена захватила дух Сины 7. Так не стало Синь^ц0 к н вернулся, а Сина уже умерла. Зарыдав, он поднял .
и стал молить:u г0лнцу» п^
—О дева Таусии-оиоиэ 8, прошу тебя, пойди к ь J
Солнце смягчит мою боль!
И дева отправилась к Солнцу:
—О Солнце, Тингилау умирает от горя.
Солнце же сказало:тонь,1Х цИ
—Спускайся на землю. Возьми девяносто самьь
вок и накрой ими тело умершей.тали rIPIl4*o а'
Внизу же, на земле, Ви и Во в рыданиях с ^ сГОль*
—Тингилау слишком беден, у него не наиде^
новок.на п°иС „. и *'
Тингилау и Таусии-оиоиэ отправились гоГда, т0# зе^л временем Солнце спустилось вниз, на другой кра
R„, „ОЖИДАТЬ местных ЖИТЕЛЕЙ. И СКАЗАЛО СОЛ», „
*«••"гХУНАЙ К СВОЕЙ ВТОРОЙ ЖЕНЕ: У «™ы^Т%ИТйл*У:
0"Т"к"^,"а УУИМА,,У В°Р"УЛА^Ь К ЖИЗНИ.ДУХ

идет здесь речь, носил также имя Фаатау-
KOTOPUJV глжт ^Л Л7 Жо
6ft J,c°Ta
Пеота. 0 котиКбыла Сеуману-филиа, дочь Ay-фале из Сале-
Доеной еГ° а ему Тонги, Поэ и Матуу. Матуу был мень-
^oiira- Он» роДзнатн0го и благородного человека, Леота, нашла
пой A *1Я эт0Г°ь. он весь покрылся язвами. Началось все с ног, а
фасная 6oJie3H*" на голову. И тогда Леота лег на дно своей двой-
;,оТом переел ^ поставили в большом доме, построенном из
ной лодки,ева. Дом этот все знали как «дом лодки».
тСса *ле0Н0* TVna сын Леота, Тонги, и принес вождю еду. Вождь Вот пришел 1уд«
сказал ^мУ^^ пищи которую ты принес, мне не надо. Мне надо чтобы ты поджег этот дом. Если же ты на это не согласишь-ЛИШмне не нужно ничего из того, что ты принес. С 1 Любовь к отцу помешала мальчику исполнить его волю.
Следующим пришел туда Поэ и тоже принес отцу еду. Вождь же обратился к нему:
—Сынок, пищи, которую ты принес, мне не надо. Поскорее подожги этот дом, прошу тебя, иначе все, что ты принес, мне будет не в радость.
Но любовь к отцу помешала и этому сыну выполнить его наказ.
Следующим явился Матуу, который тоже принес вождю еду. •Аеота Фаатау-сау сказал ему:
сте ^ Сынок, сжалься, прошу тебя, подожги этот дом. Только вме-стРадак)М Сможет СГ0Реть моя скверная болезнь, от которой я так
0т него^осУУ послУшал отца, поджег дом. Дом сгорел, а то, что
-Я рааЛ°СЬ' покРыло тело Леота. И он сказал:
А Тонги* П??нять поДношение, принесенное Матуу. ^ Вы об" сказал Леота такие слова: и,ьккаццые л Д0ЛЖны теперь служить Матуу и приносить ему СтОнть при нРЫ ^Н ^удет нашим господином, вы же будете «щ? 'Тот МатЛМп?°Ветниками» ораторами.
иЧт°л° взял ф так^е имя Сеиу-лима-лоло. В жены Сеиу-
т>'Уту ^леата 0Иааи опаа, дочь Улингиа и Фале-афа из мест-
Ту И"Родила ему сына Матуу и дочь Тапуу-
^1с:Гс?у,,га Из с ,
**Иь, т^^анга^л 1а 2женился на Тапуу-туутумаи, и у них ро-
в|цФаи!ателе. Дочь^Т ' А браТ ТапуУ-тУУтУмаи, Матуу, взял в ~тУунга з Ауи-самоа из Фалеалили, и у них родился
Салиманга-лемаи же женился на Туи-тонга-м-
аана Тама-ле-ланги, правителя Аана.ТсЧ ДоЧо
Потом Салиманга-лемаи заболел. Пришел к;^
Салиманга-лемаи стал просить его:1}ему ц
—Нет ли у тебя какого-нибудь человека, кото * ^' и
стоять при мне, пока я хвораю, служить мне, произ М°г б
речи?' Зн°сить 3aJb| ff>
Матуу отвечал:
—Вообще-то я должен был бы запретить это
потому что вел он себя скверно.св°ему
Но делать было нечего, и к тому же больной ска*
—Пусть юноша придет сюда лишь на время мо^' -
И вот Матуу приказал Лемафаи-туунга:и ^0:н*аНи
—Ты пойдешь к больному вождю и будешь служить
он не выздоровеет.емУ» пщ
А перед уходом юноши они еще здесь, в его роднол стали готовить фаауси. Приготовили и маило4, чтобы г/ ,К*>а|°-фаауси больному. Все приготовленное сложили в деревян^ посудину, и Лемафаи-туунга с дарами отправился к бопъп** вождю.
А Туи-тонга-маатоэ, жена Салиманга-лемаи, жила там рядом в отдельном доме. Когда юноша с маило в руках направился к
больному, Туи-тонга-маатоэ попросила:
— Юноша, внеси маило сюда, в мой дом. Юноша ответил ей:
— Госпожа, изволь подождать: фаауси, что я несу, пред
назначается больному вождю. Но она стала настаивать:
—Неси все сюда.
Пришлось ему войти в дом и сесть там. Женщина же сказала:
—Дай мне то, что ты принес, положи мне это на ладонь.
И добавила: — Положи-ка мне в рот то, что ты принес.
Юноша стал по кусочку класть ей в рот пРинесе^0°руку.
шанье. Когда же ничего не осталось, женщина схватила е
поцеловала ее и сказала:очень *°ч*
—Прошу тебя, исполни еще одно мое желание, п о
соединиться с тобой.
Юноша принялся возражать:дома во*дЯ
—Нет, нет, это невозможно, я боюсь, ведь ты из д
знатного и благородного.
Но женщина остановила его:ичего #г ®*
—Не бойся, прошу тебя, ничего не случится, н еЛа ^ь
с тобой. Вождь уже видел мое лицо, но я еще н^енем н
И юноша лег с ней. А Матуу пришел тем вре^
ному вождю и сказал ему:ю110^-,
—Помнишь, я предупреждал тебя, что не сле^оей /Ь"ЕИ° ходить сюда. Так вот, он пришел и согрешил с
На это вождь сказал:
rfl об одном только молюсь: чтобы она понесла
jfyt'TFR таК ведь я совсем слаб. Но вот что: они должны поки-
^ ГТАОТ|1ЕГ°ТЙ отправиться в Папаингалангала 6. Ведь с воз-
И PO;L .TV 3°MfЮ I лта им будет куда труднее, я опасаюсь его VT»> э * Фале a I<*
»Р ^тонга-маатоэ бежали в Салелолонга, а она в это
1 ,,С^1 юи°и1а с есла. Прибыли они туда и укрепили свою лодку
.a v>h*° rl0t .г^^ТТОА что в местности Салелолонга. .Н>МЯ У F.,ЛЕТАНГАЛОС1, ^
Ь-АЛ Вна родила мальчика, названного 1аула-папа—
V ('ТА^ '/КенЩт"гТй у Скал: ведь они укрепляли свою лодку у тех Врошеннъш j




« ,00 n Tvv-леа-маанга 69. Рассказ о iyj
СОСТОЯЛ главным рыболовом при благородном вожде Улу-правившем в Афули, на Мануа . Туу ловил рыбу вершей; СеЛ- • нности его входило следить за тем, чтобы у вождя и всей его »ооя^авсегда была рыба. Готовили же ее родственники вождя, е>чкть готового кушанья они относили рыболову Туу и его ПОЛНЫМ. Так было у них заведено, и продолжалось это очень долГО- СОЮЗ этот был крепким и надежным. Но вот что случилось одНАЖДЫ. Вершу с рыбой втащили на берег, а в верше оказалась очень БОЛЬШАЯ рыба такие рыбы называются танафа 2. Рыболов сразу СКАЗАЛ, что рыба эта плохая, негодная, а потом спрятал ее, утаил ОТ вождя Улу-селе и его родных. И сделал он все это уже в суМЕРКАХ.
НА следующий день вождь Улу-селе вышел на берег прогуЛЯТЬСЯ. Гуляя, он наткнулся на сушившуюся на солнце вершу, ПАК раз в это время Туу взглянул в ту сторону и увидел, что ОЛАГОРОДНЫЙ вождь стоит подле верши и рассматривает ее. ЗАМЕ ТаК' ^лу_селе стал внимательно рассматривать вершу и вдруг ЩУЯТИЛ'-ЧТ0 в неи довольно много рыбьей чешуи; это была че-ВЫТАСКЬШЫ танаФа* Чешуя эта осталась в верше, когда рыбу ЧЕЩУК)1|1ВАЛИ тащить ее было нелегко. Улу-селе собрал всю эту йики Huu°THeC К се^е Д°м°й- Ни дети, ни все другие его родственНА сч Не заметили-
^ И^геЮ1Цее УТР° вождь пРиказал своим детям: Дети пот И готовьте печь, надо накормить нашего рыболова. Ь()*АЬ велел-ЛИ готовить земляную печь. Отсылая их работать, *^ Кг
""1ть .iv., зПечь нагреется, вернетесь сюда за мной и я пойду го-H^^WOHNT Нашего Рыболова Туу.
yj^HOII рыбьП"ШеЛ готовить лУаУ, то насыпал прямо в кушанье П%;,АКОЦЕЦ гот^о И Чешуи' ^ся чешУя попала в луау.
1 Г^°'КДЬ г Вое кУщанье вынули из печи и разложили в кор-
Г< Н°сите азал:
°Т°В°е кУЩа°НЛУ7 Нашему Рыболову Туу.
1ье было доставлено рыболову Туу, а тот и не
подозревал, что положил туда высокородный Ул
звать своих родных:У с^ле, гк
—Идите сюда, нам принесли луау.
Вот первый родственник подошел, получил nv тил, что в еде полно рыбьих чешуек. Он сказал Т .И т^т ч
— В этом луау почему-то полно чешуи.
— Дай-ка сюда,— велел Туу.
Взглянул он, а там чешуя танафа. Тут он догада
самой рыбе, которую он утаил, стало как-то извеСЯ' ЧТ°0 то
огорченный, он ничего не стал есть и принялся думать-71'0 ®чът
ли хоть что-нибудь узнать об этой злополучной спрятаин<<^НК 11 ор-
И наконец его осенило, что вождь Улу-селе выбрал эт °И р,,,(Г)(?.
верши и что было это накануне, как раз тогда, когда в ЧеШую и*
гуливался по берегу. Ведь он же сам видел, как во- - Пр0"
возле верши и внимательно разглядывал ее.стоял
Страшный стыд охватил Туу, и он подумал: «Я не хочу бо жить, я должен умереть».
Он кинулся на берег, бросился в воду и поплыл прочь И мал он при этом так: «Уж если умереть, так умереть в мо ^
Дети Туу и все его родные горевали и плакали — ведь 0* уплыл от них в такую позднюю, темную пору; они не знали, куда и зачем он поплыл, не понимали почему.
Он же плыл, плыл и достиг берегов местности Нуули \ на острове Тутуила. Когда он прибыл туда, еще стояла ночь. Он проплыл проходом Авателе; верша его была с ним.
А в это время тамошний оратор, благородный и знатный Лан га-фуа, вышел на своей лодке ловить рыбу на крючок. Лодка Ланга-фуа сновала туда сюда, и вот он заметил, что в самом начале прохода, между рифами, то появляется, то исчезает какоп то человек. Ланга-фуа бросился туда со всей поспешностью, &о волны, бурлившие в проходе между рифами, потопили его лодку. А Туу, которого поддерживала на воде его верша, волны споко вынесли на берег. Ланга-фуа стал звать его:
—Где ты, благородный господин? Помоги мне, иначе
гибнУ!onv балан
Туу бросился на помощь, удержал и поставил на вод*
сир той лодки и велел Ланга-фуа:
— Забирайся на верх лодки и бери весло. [...] Потом Ланга фуа спросил:
— Кто ты, благородный господин? И в ответ услышал:
Одна из морских ям там носит название
ТУУсг эта c°tf Туу потом нередко ловил рыбу своей вершей. Ям
—Я Туу.m „ тех в°даХ
эта
нилась по сеи день.сЯ на СаР^
Но Туу не остался жить в тех местах. Он отправи ^ ^цв^ где по прежнему занимался рыбным промыслом, до сих пор на Саваии.



70.
Остров Ата
сь сотворение острова Ата. Этот остров — самая И заК0НЧ"Лстаршая из всех земель. От червей Кохаи, Коау первая 3^щЛ'и все живущие на земле люди: все они — потомки
наш пи правителя земли Ата. И вот все Тангалоа обратились
этих черве1ел Хама поули-аламафоа (а он был главным на небе-
J1 П°обы все Тангалоа: Тангалоа-туи-эики, Тангалоа — Высо-
СаЧ^'ный Вождь, и Тангалоа-туфунга, Тангалоа-Мастер, и Тан-
К°Р!а1-аутолонголонго, Тангалоа-Прорицатель,— чтобы все они
..„ли правителя земли Ата. Ггг-
к духу по имени Лау факанаа 1:
— Послушай, Лау факанаа, ты должен спуститься вниз, на землю. Вон там лежит твой предел — Ата. Тебе надлежит управлять им и владеть всем, что есть там. Отправляясь вниз, сотвори ветер — ты возьмешь его с собой и будешь управлять им. Если мореходы, выходя в плавание, будут угождать тебе, прося за это попутного ветра и спокойного моря, даруй им хороший, добрый ветер, чтобы лодка их могла спокойно достичь земли, к которой держит путь.
Вот и живет дух Лау-факанаа на острове Ата. И если случается так, что на лодку обрушивается дурной ветер, мореплаватели стив К у~Факанаа и всячески угождают ему, чтобы он смило-11 а кокСЯ ними и дал им попутный ветер. Мореходы готовят иасле ма°В°М Масле Уг°Щения для Лау-факанаа, готовят на этом Чается, и тогп 6 ЭТ° несут ДУХУ- Видя такие подношения, дух смяг-Канаа паст м уж М0Р^илаватели могут пускаться в путь: Лау-фа-
Так вот с П°11УТНЫЙ ветеР* 1,Ял Рыбол'о °Шел ^аУ Факанаа с небес на землю. С собою он f й0 (,их пог)НУЮ сеть' чт^бы на Ата заняться рыбной ловлей 2. Р»г *акиДЬ1ваюИТеЛИ острова ловнт рыбу точно такой сетью. Эту "РиУ ^Ля Туи тТ В M0De в особый день — в день, когда ловят
'Р°с с собой °Нга* ^ происходит эта сеть от той сети, которую Ч Н,а,1ь* хоПаНза 3еМЛЮ ЛаУфаканаа.
*0Poij| Земле эти 5°Же ^Ыли принесены с небес и посажены на ,,J ^м*1* ^а1,аны дананы хопа называются путалинга 4, это очень *е Их 3Десь в пРежДе» ДО того, как Лау-факанаа принес их f'емеца р'а ИзУ> не было ни одного такого растения. Теперь
яны по всему свету и они растут повсеместно.
Но впервые иуталинга появились на Ата, и были
с небес. Сделал это тот же Лау-факанаа. Еще Лау-ж.'П111°с^1ц
с собой на землю корень си. Печеные корни си ^.Ка,1а** nt)
измельчают и соединяют с ма — так получается п J>KH° °CTV UF*:
разных других блюд можно приготовить из корней^1 Д°и- Мц
хороши и полезны.и' °ни оцрГ°
А еще с небес на землю был принесен ямс, тот что^
нгуата 5, светлый ямс, он тоже прибыл с неба на зе'мттю дазь1йавт« гой род ямса, туаата 6, тоже был принесен с небес на Ц" ^ Дру* тоже было предназначено расти на острове Ата. Все этТ^10' °МУ разошлись потом по свету, а начало их — на Ата. 1 *)астен*в
Потом разные другие духи сотворили множество
пригодных в пищу.Растенил
Вот и вся история об Ата.
71. Как появились некоторые земли

Остров Као и остров Тофуа не были выужены из моря крю ком — они появились у нас иным путем. И островки Хунга-и-Хун" га не были выужены из морской глубины. И острова Лате и Февралей 1 тоже не были выужены крючком. И ни один из островов Фиджи не был выловлен крючком из моря 2.
Все эти земли не были добыты со дна моря, как это было с другими островами,— эти земли упали с неба. Вот почему их называют скалистыми владениями Хикулео 3. И вот почему все эти земля обезображены скалами и валунами, изрыты трещинами и прорезаны расселинами. Поэтому-то на всех этих землях столько гор, по которым приходится карабкаться людям. Ведь все эти земли возникли не так, как прочие, как те, которые добыл во время своего знаменитого плавания Мауи, выуживавший крючком из пучины моря разные острова.
_пешими
Три самоанских духа — Тулувота, Сиси и Фаингаа i
украсть гору на острове Тофуа. Прибыв туда, они вырва.^ ^е^0л
из земли по самое основание — так и получилось боль аНы. что на Тофуа 4. Тонганские духи были этим очень раз g0§-и один из них, по имени Тафа-кула 5, решил остаНОВ^ТааПай, °й ников. Отправившись на островок Луахоко, что в ^ ярьИм-нагнулся и выставил свой зад. Свет от его зада оыл т вогХоД1,т что самоанские духи перепугались: они решили, что у * тсЯ. О*111 солнце и что сейчас все их гнусные деяния РадуСТил*и-:Ь 1 бросили гору прямо у берегов Тофуа, а сами бегом . Самоа. А гора эта стала островом Као.
*о** раньше находился в самой середине лагуны
, ,поноК 1аь°НоХаэле-феке 7, дух с островов Отутолу 8, при-я Цому сТровок. ^тр\, похитил он направился к себе на Отутолу, но, когда tf,eJrxBaT,fB "вод острова Фоноифуа, появился дух Тафа-кула.
и)бра-1(>я Д°задом к востоку, а Хаэле-феке, увидев на востоке ЙФЯ"КУЛА Л°Гцил от зада Тафа-кула), решил, что уже восходит t?T (оИ и(!Х°се бросил похищенный островок и кинулся прочь9, ее*»«с' в ^оказался островок Таноа у вод острова Фоноифуа 10. Нот так и


ок Нукунаму лежит в группе Хаапаи, между островами °СТР\аано. А некогда прежде Нукунаму был частью острова фоа и * ^ землей, на месте которой теперь находится большое SOTO. Островом же он стал так.
Хаэте-феке и еще один дух с Самоа приплыли на острова Хаапаи И они украли кусок острова Фоа, оставив на том месте огромную дыру. Вот там то и расположено теперь болото Малаэ-амохо. Но все это видел тонганский дух Тафа-кула. Он решил преследовать воришек. Отправившись на остров Тофуа, он забрался там на гору, сбросил набедренную повязку и обнажил свой красный зад. Яркий свет, исходивший от зада Тафа-кула, был похож на свет заходящего солнца. Напуганные самоанские духи тут же бросили украденный кусок земли — и так у северной оконечности острова Фоа возник новый остров — Нукунаму. А потрясенные духи бросились прочь на Самоа.
В м
колоа е?тности Папатаи 11 жили супруги. Мужа звали Маунга-ХинаИЖеНУ ТаМа"ТаНГИ Каи' У них было трое Детей — Д°чь '*и*Ущий1Н°ВЬЯ Нгатаи' что значит Морской, и Фануа, что значит рыбу и "^j^ ^Уше- Раз Маунга-колоа с сыновьями пошел ловить бь,ла этим пМаЛ маленькУю акулу. Акулу отдали Хине, которая Вау> °на запуеМН°Г0 довольна- На островке Туанекивале, что в Ва-р"*ала ,2. д (птила ее в водоем Вахине и все время за ней присмат-^лоту111Ки ^ ^Дзывала она свою рыбку при помощи деревянной
ьа^а' ,,()ГРемушкГи еМУШеК' сделанных из кокосов. Колотушка сту-
«ы 3 РуЧ|1ая рыб*1 А^ДМЕЛИ' и на эт°т шум за своим кормом приплы-
Тг,,'(МоЬИой волной вРеменем она стала большой рыбой. Однаж-
Л^0е-за^лестнуло водоем, и вынесло акулу в откры-
И(кат1^и Г|Рищли
^ui/j'.110 ^игде В0Д°ему, а акулы там не оказалось. Стали Г>ЩЫ с.1ГаРядИть "е Могли найти. Хина была безутешна, и отец ^°лго 0Пи ДкУ: Хина с родителями отправится на поиски
али и наконец нашли акулу в открытом море,
очень далеко от берега. Застучали в колотущКу
мушками, акула подплыла и уплыла снова. И тогл« 3у*Илч i
родителям, что они могут возвращаться на берег он На е^'1f)c'
здесь и превратится в риф, тогда ее любимица смо^ >К° °сТа^'г,<*
к ней.Жет "Риил^сл
—И не могу вернуться, оставив ее здесь пь
а я ее не покину...^ доМ().
И Хина выпрыгнула из лодки. А супруги поплыл*
по дороге стали говорить:1 °^Ратц0 ^
—Какими же безумцами мы оказались! Ппипп,
дочерью, а теперь покинули ее.10 СПООЙ
И Маунга-колоа решил:
—Жена, ты сама доберешься до берега. Я же остан
чтобы всегда видеть Хину.усь 3Десь,
И Тама-танги-каи решила:
—Я останусь рядом с тобой.
И муж остался на берегу в Колоа, а жена — на берегу Э
Лодка же их поднялась в небо, она называется теперь*им?**0
Алотолу, что означает Трое в Лодке, и еще Туингаика НаииГ**1
наяРыба13.' Зап
А Нгатаи и Фануа ждали своих на берегу. Наконец они решили посмотреть, что же случилось с родителями и сестрой. Отправив шись в путь, они нашли в океане сестру. Хина сказала, что родители пустились в обратный путь. Нгатаи тогда сказал брату:
—Отправляйтесь дальше. Я же останусь, чтобы быть ближе к Хине.
С тех пор появились у нас акулы. И с тех пор стоит риф Мата-о-Хина 14.
72. Происхождение Ротума

Холм Талау был некогда высокой горой 1. Эту гору можно было
увидеть даже с Самоа. И духам, жившим на Самоа, совсеМос(?
нравилось, что на Тонга возвышается такая большая г°Ра^оНга
вместе они договорились с Мосо 2 перенести Талау ночью
на Самоа.готовясь
И вот в полночь все духи Самоа собрались в Ьавау, ^ау. исполнить задуманное ими. Но когда они уже подн ^гафа' Тафа-кула 3 увидел этих духов и поспешил остановить^ д* нЯдсЯ кула лег лицом на восток, спиной к самоанским ду*аМ ы0аг№*** шуметь изо всех сил, трещать, кричать петухом. \? оС^ч# Тала* духи решили, что уже наступает рассвет. Они Р _ BepxvTUJhM и обратились в бегство. Но когда гора падала на зе^тада ос*Р°г от нее откололась. Вот эта-то острая верхушка и Ротума, что недалеко от того места.
1СХоя^"«е ОСТР°Ва ТафаХ"
7-*-qT0 теперь называется островом Тафахи, нахо-
ia-T° земЛЯд в глубине острова Ниуафооу. Но вот однажды ^^(1'Р в М°^е'амоанские духи, очень вредные, решили скверно
**ol%tTh. крали вершину спящего вулкана, что стоит в глуби-,|()|1п()чь^ °аИ У дотащили ее к себе домой. По пути же на Самоа
циуа({кн'у'гП1ли миновать Ниуатопутапу. Когда они мчались МГц ДОЛЖ||Ы их заметил Сека-тоа он увидел у них в руках °я»ю ol,TpciBKVcoK Ниуафооу и решил немедленно вернуть его. лраДеННЫИгЛал одного из служивших ему духов и велел тому (Жатоа 110_хоМ услышав крик петуха, самоанские духи понес-пропеть пету^ ^ чтобы успеть домой до рассвета. Дух прокукаре-дясь еШе оИ раз, затем в третий, но от этого самоанские духи нал во вт р^ остан'ОВИЛИСь7 а лишь еще быстрее помчались прочь. не Т?л*к°в что происходит, Сека-тоа понял, что придется ему
: ^зить рассвет. Едва духи увидели, что появляется солнце, "8 бросили свою ношу прямо в воду и ринулись к себе на Самоа. С тех пор и возник остров Тафахи, и он напоминает всем о хитрости Сека-тоа. Самоанские духи, осмеянные всем светом, больше не пытались украсть эту землю. Ведь тогда, убегая, они не заметили даже, что солнце восходит не на горизонте, а прямо перед их носом, из ближних вод. Это же было не солнце, а голова Сека-тоа!
74. Путешествие в Пулоту
Вот одна старая история о том, откуда взялся ямс. Однажды Хаэле феке, Фаималиэ и Факафуумака 1 решили отправиться в путешествие — они собрались к Хикулео в Пулоту.
Хазде-4>Ы-ЛИ °НИ ТУДа' а ХикУлео в это вРемя не было дома. Тогда ^ИКУ1ЕОеКфСПрЯТаЛСЯ В основании главного опорного столба дома д°ма,*а ф а™алиэ епряталась в основании закругленной стены тидся нарушу умака в виДе камня устрашающих размеров выка-
~^ГЬявиЛе0 Вернулся и сРазУ сказал: ч°ский запахЛ°Я 3емнои запах, да-да, появился земной, челове-
Х^й- Искали ВелРЛ всем жителям Пулото искать прибывших •*иКУЛео Сал* по0НИ' искали' но так никого и не нашли. Тогда г<>тойИсь ПеРед ним^Х^ прибывшим выйти и показаться. И они ИТь Им Угош кУлео велел принять их как подобает и при-\. Чт° им дапеНИе* ^ ещ,е он Добавил, что, если гости не съедят
^а*п?е~Ф*ке Усом Т°ГДа °НИ СамИ будут съеДены-
У|г>,,^н Чт°бы он лся' смогут ли они съесть все, но Фаималиэ
н ^г*.,(Ис' ^акафуПреД0ставил это еи- Вот стал есть принесенное '('Феке стал МаКа ел' ел' пока не наелся Досыта. Вот
есть и тоже ел, пока не наелся досыта. А тут
Фаималиэ принялась за еду. Она съела весь
и листья, в которые заворачивали еду, когда готов И с'ч
ной печи, и корзины, в которых было принесено v И Ul в И,,и,<*
из земляной печи, и палки, на которые надевали K°U*C4nic\ и )!XtJ|^
этих корзин — словом, съела все без остатка. ^3iUl»»i, и Х*^НЦ
Хикулео изумился, но все же сказал, что гостям*>%V4*H
еще одно испытание: обобрать дерево ви 2. Тут . U*)I1R°T(>U
У УЖР TLX
усомнилась, сумеют ли они справиться с этим, но X аиМа
зал, что это работа для него. Он подошел к дереву ви^8 ^)0К(>
на его корни, вытянул щупальца в разные стороны ЛбГ rQiro^i
все плоды ви и слепил их вместе в плотный ком. Так ^ИГ°М с°бр^И
и это.Ыло сДелц^
Тогда Хикулео велел им пойти на берег и нырнуть
дыхание. И вот Факафуумака сказал, что это — для него ' 3AJ^*AU
тельно сумел исполнить это.' ^еиствц
Тут-то Хикулео и велел им возвращаться назад, на зем очень они всемогущи и устрашают всех в Пулоту.
Стали они садиться в лодку, но Фаималиэ решила побп по берегу в поисках ямса. И вот она увидела, что в одном ,Ить готовится огромный отборный ямс кахокахо3, ямс Хинут^ готовить который для него было делом духов Пулоту. Фанмапп подошла к тому месту, схватила этот огромный ямс и проглотив его. А Хикулео доложили, что ямс, который готовили для него, вдруг исчез. Хикулео приказал обыскать лодку. Долго искали в ней ямс, но так ничего и не нашли: ведь Фаималиэ проглотила кахокахо.
Наконец все трое поплыли обратно. Едва они прибыли к себе, как Фаималиэ плюнула на землю — и повсюду оказался ямс кахокахо. Вот каково происхождение этого ямса, который и по сеп день дает богатые урожаи. Говорят, он весь пошел от ямса Фаи малиэ.
75. Фаималиэ
1их Туту-1*
Жили некогда два духа — два фаахи кехе , звали * - .
и Факафуумака (и еще у Факафуумака было имя ^а** овсЯнь»*
Они решили отправиться в Пулоту, повидать нео
край, о котором столько говорят.фаимаЛ1!Э
Итак, пустились они в плавание, и об этом узнала ^ ^ 0зЯли
женщина-дух. Она подала им издали знак, чтооы 0 ^о-то^*
с собой. Но духи не узнали Фаималиэ и решили, что
гой, а потому быстро проплыли мимо.„ гТала в ДР-^
Тогда Фаи побежала по берегу вслед за лодкой, Т»гда ^
месте и опять помахала им, но нет опять наПРс 1 TVT У**",.,1
" ж т Только LJ направилась на мыс, встала там у самой воды, А СЬ И
они, что это Фаи, и, поняв, кто перед ними, останов^$
С С0б0Й'^Внезапно Ди°
Мореплаватели направились на Фиджи. Е>*
и лодка оказалась на мели. Тутула ужасно обо что-то, VCRL0KOIWA его и помогла обрести мужест-
.nCb /ТЮММЯЛИ^ J 'ТТ
|РИ я 1,0летел порыв ветра и снял их с мели. Но затем
*и>'''Ь1ГТ наК ра3 "обоину, и снова ужасу Тутула не было границ. 1, 'И Tj7 Л^ЧИЛА 11 ? ...ЛТКОЙ Фаи, то она была настроена на лучшее,
И1'- , ЦОЛ> ^ТНЮЙ, КРОН**"
Wh V) 'аГ01 пчерпывать воду из лодки и снова все поправила.
ЧтоД(йринЯла^ь в духам плавание казалось и дурным, и тяжким,
OFFice #е од Вот уже и второй дух, Факафуумака, тоже
пднь,м неВЗГуспокоила и его. Она велела обоим духам грести
й Пустил. фаИ „0ВКи, тогда все будет хорошо, а сама не переста-
uiI прети без ост' ывать воду из лодки. Не успели они обер-
ВАЯ ^'0Д^уже были в Пулоту.
дуться» ьак * гнул из лодки, подплыл к берегу и первым вошел
' Тутула вы У яди Лодки. Охраняла их восьмиязыкая Элело-
д навес, гдезвали ее так потому, что у нее было восемь
llV >ненпдина-д.ул.
рТ°п навесом стояла Леитана — лодка Хикулео 4. Эта лодка гсь на телах людей. Под носом лодки и под кормовой частью покоил* ' овеКу^ а еще двое подпирали балансир. Как только ф?и°вошла под навес, она схватила лодку Хикулео, отшвырнула в сторону и расколотила — от лодки остались одни щепки.
Хикулео жил в доме, стены которого были выложены множеством человечьих глаз. Это было и очень красиво, и безумно страшно — отовсюду, куда ни повернись, таращились бесчисленные человечьи глаза.
Хикулео велел приготовить каву и принять гостей как подобает. Но случилось вот что: ни одного из троих гостей найти не могли. Вот почему: Тутула успел спрятаться в одной из балок дома Хикулео, Фаималиэ скрылась в опорном столбе этого дома, а Вака-Фуху обратился в камень. Вот почему он и носит имя Факафуума-ЬА, что значит Превращающийся в Большой Камень. чутье\КУЛе° приказал всем жителям Пулоту, наделенным острым Не УДалосСКатЬ прибывших по запаху. Но и по запаху найти их РаЩаясь к гда сам могучий властелин Пулоту заговорил, обжигом прикГ°СТЯМ И пРиказывая им выйти, показаться ему. Тут 4>ы*ся опопТИЛ-СЯ огромныи камень — Вака-фуху; с треском рас-ЬЬОЕГО VKNTL Ыиггртолб дома из него вышла Фаи; спустился из
* т*? xZ,Тутула-
на*УИ{е Все былсГ0 Велел жителям Пулоту готовить угощение. RT#JJ°CTPOBE Хунг СД?Лано и вся еДа» запеченная так, как ее делают и то ° °^ильиы1^а' Ыла П0Дана. Угощение оказалось необыкно-^ан%1Ст°й Иокосо Mj атьш- Нести его пришлось на высокой СЧ°ЛЬк° Угоще °И ГГальме' вырытой из земли вместе с корнями. ?Ч чте^ ^ к°косо° бЫЛ° подано' Фаималиэ все его собрала и ра-и*'и iu Там т°лькг°В'УЮ пальмУ с корнями и листьями тоже съела. 11 йеТ|>ЯСЕЧЬ1 те Л0' она мигом прикончила. Жители Пулоту рЛик"ий \1Лг М' СКолько она может съесть.
"СрУГсказал:
не осталось больше ничего. Но в Лолофонуа,
в подводном мире, есть две огромные раковины в
моллюски. Если два других духа пожелают, 0нц Кот°РЫх
туда и достать их.м°гут щ/И;^т
Тутула и Вака-фуху тут же нырнули. С цИМ1|1>н>4
и человек Хикулео. Они провели под водой целый м ВМе°Те Ни они достали, но Тутула затеял недоброе и не дал еСЯ|** ^ако^11^ что был из Пулоту, вынырнуть. Так тот погиб поп°М* тРеть^
Жители Пулоту страшно разгневались. Тут к?°^0и* М^
велено принести самое ценное, что было в Пулоту г К бы
вище Хикулео. Фаималиэ схватила это сокровище и аВ.Ное с°кро°
Говорят, от этого она понесла, а потому велела своим1"0*6 СЪе|,а
скорее собираться и везти ее на Тонга: она хотела
Когда мореплаватели достигли Оа 5, бедная, кроткая ФаиИТЬ Там-
Она произвела на свет ямс.Р°Диаа.
А другое имя, которое носит Тутула,— Хаэле-феке ГЦ
ющий Осьминог.
76. Лупе-овалу


Говорят, жили некогда супруги Анга тукуау и Туна-маиланги афу. У них родилась дочь, названная Лупе-овалу \ Тут пришел Хикулео из Пулоту, удочерил девочку и назвал ее Лупе Факака-на . Когда настало время отнимать ее от груди, Хикулео пришел снова и забрал ее в Пулоту.
Потом у супругов родился сын, которого назвали Атупуха-имоана. Потом родилась девочка, которой дали имя Мапуи-кау-фанга. А у Хикулео тоже были дети Фале-хау и Фале-лавз.
И Хикулео поднял южный ветер — тонга и северный ветер
токелау, приказав им охранять со стороны моря землю, где жиля
супруги: всякий, кто приплывет туда ночью, надеясь проникнуть
к Лупе, должен быть убит этими ветрами. И если по морю плыл
туда какой-нибудь юноша, хотевший Лупе, оба ветра поднимались
и разом убивали его.имеНЙ
В Хихифо, на западе Тонгатапу, жил один человек, D0 г0,
Мата ика моана. Жил он себе там и жил, но вот ему в3 р^ваНи*
лову добраться до Лупе. Он собрался и пустился в ^рйГОТо
Плыл он, плыл, достиг острова Атата, там остановился, сЯ до
вил себе еду и затем отправился дальше. Так он Д й цор^
морского прохода к земле, где жила Лупе. Было еще Р ' поплы
оказалось совсем тихим. Лодка спокойно вошла в прох ^- лоЛь*и
ла к берегу. Тут Атупуха-имоана услышал звук плы у
и вскричал:какого рИ
— Почему ни токелау, ни тонга не обращают ни^
ния на плывущую лодку?вРеменеМ
Поднялись оба ветра, но Мата-ика-моана тем ^шИй УР^р.
доплыть до самого берега. Ветры закрутили наС^0дплЫр к
но ничего у них не вышло: лодка была уже у цели, гу, Мата-ика-моана крикнул:
RJVIOAHA, пусть Лупе Факакана остается с вами,
АтУ1,Уха'Ие1вушка, Мапук-кауфанга, поплывет со мной
-°ь другая на 0диноко стоящую там казуарину 3. 0 11>( фо »зглЯНУдтупуха-имоана пошел и позвал мать:
я \>!!ы^1аВ Э«°лшги афу, разбуди-ка Анга-тукуау. Там приплыл Туиа~М остолюдин Мата-ика. Он прибыл с оконечности I человек _!!аРется нашей Лупе-овалу. (,чИ чфУ и его не проснулась, и ему пришлось звать ее снова, ХЛ*\{о матУШКАГГОЛЬКо тогда почтенная женщина открыла глаза оВтор'*н !жа:
.лчвалалязве ты не слышишь, как вопит твои поросе-
и 11 АСГЯ-TVKVAY»~
_ Л»га J к^аКОй то простолюдин и глумится над нами. Он
1|0к? 11риб jfyne овалу, а ведь ты знаешь, сколько людей присмат-
^М°ГаГиЯухажнвают за ней.
ривают и у ^ муж и сра3у велел Атупуха-имоана отправ-
^УТ "хикулео в Пулоту и там рассказать обо всем. Атупуха-
1Яться кв г]уЛоту в то самое время, когда Хикулео и его
иМ°ана^0рИЛИ каву. Прибывший сел в том месте, где складывали ИГХЯ.«КЯ после последнего процеживания кавы, и оттуда обра-тился ко всем:
ваэ-ука и Ваэ-хуки-танга , ваша кава прекрасно процежена и очень хороша. Но я, я пришел с плохой вестью. Там, на земле, к вам приплыл один проситель — Мата-ика-моана. Он домогается Лупе-овалу.
Тут Хикулео опустил голову и загрустил. А сама девушка, возившаяся с плодами за его спиной, оставила все, села на землю и запричитала:
—О Атупуха, плохие вести ты принес, плохие. Посмотри, вождь грустит и плачет!
Но все же кава была процежена до конца и подана. А потом ^икулео велел Атупуха идти назад, на землю, и сказать просителю,
от^о?1 ПолУчит Лупе. Атупуха отправился на землю. А Хикулео отДал такой приказ:
кается^т/СТЬ "А всемУ Пулоту будет оглашено, что на воду спус-л°то~х0а ^Аг>а асила Фоафоа. За ней поплывет лодка Пунга-
Все было И Д0Ставят ЛУпе на Тонга-а(?мле в Ло ° Исполнено, и так Лупе отправили в плавание. На
ВСе 0ии, пль!лСеЛИ Мата ика м°ана и Мапуи-кауфанга. Вот плыли У ДомУ Мата-в ** Д0СТИГЛИ оконечности Хаатафу, а там пошли ь^ЩецИе ДУХИ^А М(!АНА* ДЛЯ гостей было приготовлено богатое с * Ни кРошки Г)13 улоту сели е°ть и прикончили все, не оста-РУЗОМ. " ни съели даже палки, на которых носят корзины
*<»TF» ^ата-ика
KO*F.II °Тал ходит**0^' ПРОВЕДЯ ВСЕГО 0ДнУ ночь с Лупе-овалу, *Ч ЛДухи ПУлотТОЛЬКО К МапУикауфанга, и к ней одной. На-^Щд*1* °валу nL начали собираться в обратный путь. Увидев Нк* *<>ТЬ h Нее- Т е>Кала за ними, бросилась к их лодке и вска-Иа' а с ним^Т IUCE СИДЯИ1ИЕ в лодке заметили, что Мата-
и МапУи-кауфанга тоже плывут к лодке.
Лупе-овалу сказала духам, что их обоих надо ика-моана и Мапуи-кауфанга. Так и было одела У^Ит,> — поплыли сообщить об этом тем супругам — Анга° ^ зцт^! ^*Т| маиланги-афу, а от них двинулись к себе в Пул'еТ^^ ч*?**ц
77. Происхождение звезды Тапу-китеа

Рассказывают, что жили некогда два простака Тапу на востоке Тонгатапу и Китеа на западе, Й ^ Па11го 1 дошел слух, что на востоке острова тоже живет п-В°Т До ^т* Китеа решила отправиться туда и разыскать этого п^0' И Т°ГД
Китеа, женщина-панго, пришла к Тапу, когда НГ°* на своем ямсовом поле. Она села на краю поля и поТ°Т ^а^°тал
— Простачок панго, иди сюда.ала Тапу.
Тапу оставил свою палку-копалку и подошел к ней они пошли к дому Тапу, там он накормил женщину и СТе ее у себя. Так они зажили вместе. Наконец Китеа понесла иСТаВИл ла Тапу, что теперь им надлежит идти на запад острова-1*3*" должна родить там.
У них родился сын, которого было решено назвать Тапу-китеа Когда мальчик подрос, его проказам не стало границ, его дерзости — предела. Родители утратили счастье и покой, потому что проказливый, непослушный ребенок умудрялся навредить всякому, рассердить и знатного человека, и простолюдина.
И наконец родители решили, что ребенка придется убить: тогда он поднимется на небо, а они смогут спокойно смотреть на него с земли. Уж очень измучил их этот ребенок. Так и было сделано. Тапу-китеа отправился на небо и с тех пор появляется в нем звездой.
78. Происхождение Магеллановых Облаков

Некогда жил в Ваини, на Тонгатапу, высокий вождь
потомки его живут здесь и по сей день. Каждый ве сх0дцт
ходил купаться в водоем Туфатакале (название эт°З^ЛИ Т)
от имен супругов, которые некогда жили там: мужа * jX в0л"
жену - Кале). С собой он всегда брал губку из *0*°меНЬ, сто***
кон. После купания он бросал эту губку на плоский^
ший у самого водоема.Каи<ДЬ111 ^
А рядом с тем водоемом жила большая ящеР/31ЦааТ1аСь к наМ.ь.
когда Маафу заканчивал купание, ящерица подоипро*3(^ г
и съедала кусок кокосовой губки. Шло время, п я1перь'и'30зД*
необычайное: у ящерицы родились близнецы, и ^на н**
всему — по виду, облику и по величине челов^$
их Маафу Тока и Маафу Леле 2.цна/КДЬ1
Год сменялся годом, мальчики выросли и к матери с такими словами:

жить здесь в одиночестве и неизвес
он°ль11° "i^jui отец, и мы пойдем его искать. Мы кто
***** него-понимала, что все равно не удастся скрыть
.if' у я1Не1)ИЧ _.,ло г тяжелым сердцем натерла она их аро-
IBL
дороге
сть?я 11 п*** В'конце дороги они увидят большой дом, в том Н*1ти Д° |10ГСЛ людей будет сидеть за кавой 3. Сразу входить *по7несТ?* следует: надо посмотреть, кому из сидящих там 1'%т ДоМ ^большие почести. Это и будет их отец, Маафу, к ко-оь;^ыва^длежит им подойти.
т0ро*У над новья простились с матерью. Следуя ее советам, Итак, сЫ добрались до того большого дома, где все сидели они очень сь сразу узнали отца, но решили подождать оконча-„ пили кавутолько тогда вошли в дом. Пока они проходили между |11|Я пИРаиитам лЮдьми, все поворачивались друг к другу с одним сидяЩ"* вопросом: кто эти два красавца? Никто не знал, и было И П|Ч[о что с Хаапаи или с Вавау приплыла какая-то лодка.
юноши приблизились к Маафу и сели скрестив ноги на чемлю рядом е ним. Почтительно ждали они, чтобы Маафу обратил на них внимание. И вот он заговорил:
— Мы не знаем ни кто вы, ни откуда прибыли. Расскажите же нам.
В ответ они сказали кратко, что Маафу приходится им отцом.
Маафу не стал спорить и не спросил даже, кто их мать, боясь, что и она захочет поселиться у него.
Итак, юноши остались у Маафу. Они еще выросли, совсем возмужали. Но, может, из за необычайного их рождения они оыли живым воплощением хитрости и зла. А по сноровке и прыти, о ловкости в игре и особенно по умению метать дротик и копье ^превосходили всех.
и во'тНм3аДеВая-
Q°6BR никому8 РЕШИЛ избавиться от сыновей, но только так, ,,4],A*ABI VRNR,!1 в Г0Л0ВУ не пришло, что сделал это именно он.
^ьол^овал1 С^омали Н0ГУ племяннику Маафу. Но и это не так Все времяЛ° афу' как волновала его собственная судьба: он ГВои Дротик°ЛЖеН бЫЛ служить сыновьям мишенью. Они метали *°нечно НрИ ТаК' ЧТ0 те пР°лстали у Маафу над ухом, самого его,
!'ат?аТЬ Д^него ^~а^У позвал молодых людей и попросил их
ftQeih ЭтУ воду налВ°гЫ Б очень Далек°м водоеме Атавахеа. А наби-
^оыло точно в полдень: в это время она слаще
^СаоаафУ ^ скачяи
Hfl во j ,1тица и паа<хя сыновьям, что у того водоема живет 1()!"ра1Цаетея гтг?Т°.ПИкто Из тех, кто приходит туда за водой.
fJ ие у у' а Другой Д° водоема Ровно в полдень. Один остался ПЕЛ д0 ' Кокосовыми сосудами в руках, зашел в воду.
ть До середины, как небо покрылось тучами
* fi '^И Пг^ Д°МС
дРУгой с
п°л оц д0' Кок°совыми сосудами в руках, зашел в воду
и раздался страшный свист — как будто издал ужасный ветер. Подняв глаза, юноша увидел iGKa 1М)иг)г летит огромная птица. С изумительной быстрот °° Г1^яМо ^'Ч-^ дождавшись, пока птица пролетит над ним, стремит» °Н 11 ^р* ^ из воды руку и могучим ударом кулака сломал ей е.ЛЬн° *ыг** и он схватил ее за шею, показал брату и прокриЧалК^Ь1л°. Д "Г>ГИ;»
—Смотри, какую замечательную птицу я пой Наполнив свои сосуды водой, братья вернулись тЛч ^Ля Мане радостным было их возвращение для старого маИНи' Со***' не подал виду, поблагодарил их и за воду и за птщ
На следующее утро Маафу послал юношей к друго ^'°?|
Муихатафа. Этот водоем лежал на другом конце flyBo^0pMy
там надо было брать с самого дна: у донной воды совеТР°Ва' ^%
бый вкус. Но Маафу не сказал сыновьям, что в том вс енн° ог0.
огромная хищная рыба.еМе ^ивет
Братья прибыли к водоему, один из них вошел в воду нырнул на самое дно. Но едва он достиг дна, как на него * С1)а5} пасть, бросилась огромная рыба-хищница. Мгновенно cxB°^epi,R ее за горло, вынырнул и показал брату:
—Смотри, какую рыбу мы сможем отнести Маафу!
И они вернулись в Ваини - с водой и с новой добычей Ту уж Маафу потерял всякое терпение и зло сказал им:
—Я от вас устал, не могу вас больше выносить. Вы беспрестанно творите дурные и злые дела. Это вы сломали ногу моему племяннику, это вы без конца угрожаете мне смертью. Так вот, я решил дать каждому из вас по наделу подальше от наших мест. Больше вы не будете никого здесь тревожить!
Братья же, поняв наконец все, отвечали ему:
Не беспокойся. Мы сами уйдем отсюда, и ты уже никогда
не сможешь до нас добраться. Мы возьмем с собой эту птицу и эт\
рыбу и поселимся на небе. Если же ты захочешь нас видеть,
взгляни на небо в темную ночь. Нам же, чтобы увидеть те •
будет достаточно просто взглянуть на землю.о ^()
И братья отправились на небо. Там живут они и с^ич^оИа и реплаватели знают, что, если плыть по звездам Маафу ^ ^ ^ъ Маафу Леле, попадешь как раз к берегам Ваини. [Эти звезд Магеллановы Облака.]
79. Происхождение духа Феху-луни
Говорят, жили некогда супруги, у которых
было девять ^
Внезапно старший из этих девятерых скончался. ТоЛЬ* тИй. |,г
нили его, умер следующий. Похоронили и его Умер
f~^f J--r-\ i J
шестого. Когда хоронили шестого, седьмой брат ска^Ьт что ^
— Вы все оставайтесь здесь, а я отправлюсь У3 ' ^ риД
происходит с нами. Ведь скоро нас совсем не останj
есть какая-то сила, уносящая наши жизни.
друг за другом стали они умирать, и вот уже смер
J F.-л *RTQT сказал- 0 JF
п*кострУ и J .13Ь1Вается л околока мангавалу,— ямс с твердой
1Я . ТОТ, чТ0 Ht' птпостками 3. Юноша отломил один отросток ЯМ4< ОПГЕМЬЮ V^IP
о*еи 11 5Ыло восемь) и съел. Вскоре появился сам Хикулео: ?А ВСЕГО их п|? верНуть ямс. И вот он с изумлением узнал, что ,Ш ПРЙШСЛ "стков его ямса исчез. Хикулео вскричал: дИИ "к °Т посмел украсть отросток ямса? Похоже, это Туи Хаа-
котооому надлежит еще быть на земле! ТПЯ А ноша снова подкрался к костру и отломил другой отросток.
А затем юноша наконец открылся Хикулео и сказал:
КОВ
Ю шишел Хикулео, опять заметил это и воскликнул то же ^ГОЕ* Так повторялось до тех пор, пока не исчезли шесть отрост-
— ЭТО Я, Туи Хаа-тала. Я пришел с земли людей. ГОВОРЯТ, Хикулео был слеп. Он мягко и ласково спросил юношу: . _ Так скажи же, скажи мне, зачем ты пришел сюда, в это УЖАСНОЕ место? — И затем Хикулео прибавил: — Пойди к водоему И ИСКУПАЙСЯ. Вот тебе кусок тапы, вытрешься им. Искупаешься, ВЕРНЕШЬСЯ сюда, и мы с тобой поговорим.
ЮНОША все сделал так, как сказал Хикулео. Но еще он взял С СОБОЙ ту тану, которую принес с земли и которая служила ему НАБЕДРЕННОЙ повязкой. Ее он тоже окунул в воду. Она пропиталась ВОДОЙ, ОН надел ее мокрой и так пошел к дому. Мокрую киэфау ОН ОСТАВИЛ у входа в дом Хикулео. Затем вошел в дом, готовый БЕДОВАТЬ с хозяином, и сказал:
постиг °Т С ЧеМ Я пРишел к тебе. Почти всех в нашей семье уже Прощу T<LME*)TB" ^ас было девять, а теперь осталось только трое. 11 Лня, как Я' СКажи' что происходит с нами, отчего не проходит
И XIFR^ умиРают мои братья, один за другим по старшинству?
_ 3( УЛео ответил:
К (°°Ч чтобы °' Я СКАЖУ ТЕБЕ, в чем дело. Это я взял твоих братьев г°1п.ко, Что вы°Ни были здесь, со мной. Здесь мы все вместе, и нам У° Добавил- л!^вете на земле, оторванные от нас— Затем Хику-РОИП°СГ1ещил - ^°ДняН1ний день был означен не тебе, а другому. 1»м°н ШЕСТОЙ' б . *дь юнонта пришел еще до того, как был похо-\<\ Л10ДЕЙ u^rT Теперь же иди. Все, кто остался там, на • in IO,I'a ьъии еГНут ск°Р°й смерти.
0(8 Т(. 3АД, на дома АИКУЛЕО, взял с собой мокрую киэфау F|FF НО |^°» он увц3е.МЛЮ* веРнУвшись на место, где он оставлял 4 Г|О«<;'.1П|ХОДИЛ Т\^еЛ'оЧТ° тело заРЬ1ЛИ в землю: слишком долго ИЛ - OTKV РЫдав от горя, юноша взял свою циновку
высокого пандануса. С киэфау долго капала
вода, и так возник маленький источник Мая-^
наши дни."У, ом ,
И юноша сказал себе:ь и
— Я не останусь здесь. Буду теперь бродить по Не буду заходить только в Пулоту, ведь сказал J^v**1 3Р* нам, не успевшим до сих пор умереть, еще долго ^ кУлоо*1Чм-
Так он покинул Эуа. Сначала он отправился n^V^ 1{ц Ч ЧТ°
да — на Тонгатапу, оттуда — на Хаапаи, с Хаана УЭИк«. от^
с Вавау — на Самоа, а оттуда — на Фиджи. Он появ ^ На ва1?
ляется везде, кроме Эуа. Тонганцы зовут его Феху-ЛЯЛ°я 11 «оя*1
цы — Мосо, у фиджийцев есть свое имя для него. НоУНИ' Са*о*?
Туи Хаа-тала.Все это 011
Его отец тоже был Туи Хаа-тала. Он первым умеп
болезни. Вслед за отцом не стало матери, а за ней по°Т Как°*~то
по старшинству, как им было положено,— умерли стапп°Че1)еДИ
этого Туи Хаа-тала.Р Ие бРатья
Говорят, эти умершие братья приходились Хикулео вн т Еще говорят, что после Туи Хаа-тала никто из живых люде***11' не появлялся в Пулоту.
Смерть старших братьев — одного за другим, ибо едва успевац похоронить одного, как умирал следующий — казалась совершен1 но непостижимой. Явившись в Пулоту, Туи Хаа-тала положит этому конец. Ведь он пришел туда раньше положенного ему самому срока. И, говорят, после этого уже никто не назначался к смерти. Туи Хаа-тала спустился в Пулоту до того, как умер. Потому-то он и смог вернуться на землю. Но связаться с оставшимися своими братьями он уже не мог, потому что, вернувшись, не стал снова человеком: его тело уже успели похоронить. Так он и остался духом.
80. Как рыба ава появилась на Номука
Некогда жили на Самоа супруги, на участке которЫХ JLЛС каштановое дерево. Они заметили, что к этому дереву част°О HAGU тает чайка, садится на самую его верхушку и там N04E^J»KA ПР» рает рыбу. Долго не могли они понять, отчего это n0<v*отлетает за рыбой на дерево, и вот наконец муж полез нав^р^оЛЬшУ10 реть, в чем же дело. На самом верху дерева он увидел ^ рЫбки-выемку, заполненную водой. В этой воде плавали мале огКил* еГ°
Тогда супруги взяли лист бананового дерева, еМ ПУСТ***
в форме чаши, положили туда немного сырого ила и аЛ на Ди #
туда рыбок, и рыбки могли питаться илом, чтокраЯ'
Потом супруги поплыли прочь с Самоа на п0 п0 та*001"-, есть хорошее озеро. Сначала они приплыли на_-"и^\' н0 ТО'<*>Е озеро не годилось. Оттуда они пустились на Ьав у^ 0строВ° ^* Тогда они отправились к Хаапаи, и там им П°Т^ в 0ЗЕРЕ сТ 0н* это был Номукеики,— на котором было озеро. ^ыя0 то, чТ° совершенно неподвижно, без ряби и волн. ОТО
пустили рыбок в это озеро, и рыбкам оказалось СУ!1Р^гИ BqTo они быстро выросли и расплодились. Тогда *с1С*ЛчК х01)0Ш?'чсть рыбы, собираясь отнести ее в дар Туи Тонга. т^1 нзЯ1111 ча Принадлежал Нгафа Готовя подношение Туи §?°^,,тот °гТр°В ы завернули рыбу в листья пандануса. Нгафа
^ ге caiv авернул в листья сахарного тростника. Вождю 101'1,(нои дар.ЫИлась рыба, завернутая в листья сахарного трост-
*(\ me п°иРаР ' лпяво на владение рыбой ава он дал именно о°л поэтому uvaD
НИЬ*1,9ТТ
||гаФ1Ь ццел туда Хеи-моана , взял ава и понес на Номука.
Потом пР"асть рЬ1бы упала в море. От нее-то и пошли морские v по д<>Роге рЫбу пустили в озеро, что на Номука, вся эта рыба ава А к0ГДаперед, прочь оттуда. Говорят, так образовался там бросилась^в ^ теперь его уже нет. И еще говорят, что в том проход к х ВодИТся тукухали — морская змея, дух Хеи-моана.
самом озер'С Сам0а звали Ному и Ики, вот отчего остров,
Л тех CJIIPJ1~ТТ
который они доставили рыбу, носит название Номукеики.
81. Происхождение скал в Танумапопо

Наа-ана-моана был вождем Нукухитулу !. У него было две жены — сестры Ила и Хава с острова Нукунукумоту 2.
Сестры часто ходили на берег собирать там разных крабов, обыкновенных и тех, что с длинными клешнями, и много всего другого. В то время на берег было наложено табу: ловить рыбу там не разрешалось.
Спустя некоторое время запрет был снят, и тогда сестры, дождавшись наступления ночи, взяли факелы и пошли на берег ловить рыбу . Подойдя к морю, они расстались каждая пошла своей дорогой.
та ?ава шла Д°лго и наконец дошла до ямы, которая была закры-
нишиЛЬШИМ „камнем- Отодвинув камень, Хава увидела, что яма
колып ры^0*** РЬ1бы было столько, что казалось, будто сама яма
Ны* рыбС*ХВЗДЫМаЯСЬ И опУскаясь- Выбрав несколько самых круп-
А Ила Ва положила их к себе в корзину и понесла мужу,
сколько п В^нулась с одним-единственным крабом пака. Увидев,
РевностьпРинесла сестра, Ила почувствовала стыд, обиду,
Ила сталаеСеННуЮ РЫбу Наа
-ана-моана почистил и нарезал. *)0й- ведь д0 .ВСе больше ревновать, видя, как Наа доволен сест-уь/,а СЛеДУюСИХ П°Р любимой женой была она, Ила. По [)°11а' что ес^УЮ Н°Ч- сестРы снова пошли за рыбой. Ила была GUMI°My Ила отТЬ. Какои то секрет, известный одной только Хаве. *ЛсьЫстР° иРощтт>аВИЛаСЬ ПРЯМ0 в лагуну, где водились разные кра-«а СрИ ,IOe,'iemJ1JIadCb по мангровым зарослям, так же быстро верну-f!ifj,.0TPa в мангр0^СЛед За ^авои- Хава, видя костер, который разве-И,,° °тодвИн°ВЫх заР°елях, считала, что Ила далеко. Итак, она
а камень, открыла яму и снова выбрала самую
крупную рыбу, которую и сложила в корзину. Д Ц
зости и все это видела.Ла СТг>я,да
Наконец Хава пустилась в обратный путь — добычу мужу. Едва она успела повернуться к ям** U°Cj,a Ила бросилась туда и тоже наполнила свою копчт ° ('ПиНой досадить сестре, лишившей ее мужниной любви И и- Чт камень прочь, совсем открыла чудесную яму и Ла °тбРос°^
— Выходите-ка, выходите скорей и убирайтесь *°анала
Хава же, подойдя к дому, почувствовала страшньГ °ЧЬ! ^
вошла в дом и закуталась потеплее. Наа тем во И °31(°б- Ощ.
чистить рыбу. Вдруг Хава услышала, как поднялся^"^ ,1ача.т
шум, и поняла наконец: «Это рыба уходит из ямы иЛЬПе^тий
здесь Ила».' Вн,,<>пата
Хава кинулась туда, чтобы остановить рыбу, Цот себя острова Канатеа и Нуку: она надеялась перекрь**^* "а уходящей рыбе. Но ничего не получилось. Тогда она г""* Путь на себя еще один остров — Хоуманиу 4. А тут как раз вся**1^3 рыбы повернула и бросилась в другие воды. Так вся рыба ока1** лась у другого берега. Хава увидела, что рыба вот-вот уйдет бросилась к стоявшей там казуарине, вырвала ее из земли, чтобы преградить путь рыбе, но не успела: рыба уже поплыла'прочь к Фолаха.
Хава продолжала тянуть на себя мыс Хаалоанои и мыс Хоумато-лоа 5, а потом еще потянула и остров Матаахо — тот остров, на котором стояла казуарина Туаэиту 6, но у нее ничего не вышло.
Тем временем стал заниматься день. Отчаявшись, Хава призвала своих родственников, живших на Нукунукумоту, и попросила их поскорее закинуть в море сеть. А сама Хава обратилась в боль шой коралл.
Жители Нукунукумоту раскинули свои сети и принялись ждать. Но рыба ушла и от них и направилась в Фота. 1епе^ь
такая рыба называется аватонго. Настоящие аватонго всегда * шают плыть лодкам. Ушла вся стая от жителей ^ук^н^азали
и им не удалось исполнить просьбу Хавы. Тогда они н^ _^
жителям других островов ждать появления рыбы. Но рь^ ^
отовсюду. Как ни старались жители Мауфанга, Фасиправил
земель, но рыба ушла от ни\ и достигла берегов земли, аСЬ и
Туи Ахау - это был дух Хаа-тафу . Там рыба отнере
только тогда вернулась обратно.вСе рави°-
Хоть и вернулась вся стая, бедной Хаве уже ш^оКО$ она н
она превратилась в прибрежную скалу. Но оди ^е цре&Р*
осталась: движимый любовью к ней, Наа-ана моана0(т<
тился в камень. Тогда и Ила решила, что ей оольш глЫбу- ^ ваться в живых, и тоже превратилась в коРаллОВ^11011о: в°т пор и стоят они втроем у входа в бухту Танум а_моана* Хава, вот там Ила, посередине между ними Наа-а
оявились некоторые водоемы]
тважный воин из Ваипоа, что на Вавау. Он по-ица ^ыЛ ° й этот дух в знак благодарности охранял заводь, ОД|1()Г° ДУХ а' купался. Однажды в этой самой заводи искупа-ЧКТ**ОР°И ^аХИ1тОЛЬко что родившая младенца. Все ее тело было
0^^iiiiU*113' ^ 1 Духу не понравилось, как пахнет куркума, и он
1|Г''рт° ьУрКУМ<тУДа. Набрав полный рот воды 2, он отправился ^,иил УЙТИ алеку от Макаве 3 он повстречал другого духа, и тот *,в„ут»»- Не1,оД ^а так? чх0 от смеха часть воды вылилась У него Нг1ссм*и,иЛ еГ^зник водоем Финеката 4. И еще расплескал он там и*° РТЯ' ЛГВОЗНИК водоем Ваэнгангане
иоду* и ,уЛся дальше, прибыл на Тонгатапу и остановился
Дух ДРШ ^ берегу близ Ваотуу. Но вскоре и там решила вы-
llA ',аветре^еница. Пришлось духу снова сниматься с места и пе-
купаться р rrVff>VMAXHHA b. Там он и выплюнул всю оставшуюся реселяться в хуч'.х
83. [Мафи, Тули и Куи]

На ХОЛМЕ Толоке, что на острове Хаано, в старые времена стоял ДОМ ДУХОВ. Охраняли его два человека 1 — один слепой, другой глухой. Слепого так и звали Куи, глухого — Тули. В доме надо уже БЫЛО обновлять опорный столб, и они отправились в лес, чтобы срубить там высокое железное дерево. Они трудились очень долго: у них не было ничего, кроме каменных топоров,— и наконец дерево повалилось на землю. А пока они работали, один человек, по имени Мафи (он жил на другом конце острова), услышал стук топора. Его дом тоже уже порядочно обветшал, и он решил, что,
самому трудиться, куда легче украсть уже поваленное дерево. ЛЕЙ*101 ^и ^ыл огромный великан — выше всех тогдашних лю-
^хотя В ТЕ времена все были великанами,
я^рево Неслышно подобрался к тому месту, где лежало огромное
велел 'кСуиРЯТаЛСЯ И замеР в ожидании. И его время пришло. Тули
только П0СТ°Р0ЖИТЬ деРево> а сам пошел за новым топором.
с*азал:Ушел, Мафи вылез из своего укрытия и голосом Тули
Ну-ка
НРТ Т.г
,. А Мафй „' ДЕРЕВО здесь.
:>ЙГЕГСГАЛСЯ'1,О«Т1
ft|4iow» _ В°БХВАТР
подтащил туда пень, который был пример-010 етвола ГТАТЕ' Как это ДЕРЕВО> и положил его на место срубки» ДЕПО °кончив о этим, он снова спросил:
и Да,-'Д*рево на месте? * к.v *и «от^Чал СЛепой ст°Рож.
КРОМ ТАШИЛ ЫИРИЖ.
^аф НН РиФа К^КРАДЕННОЕ дерево к берегу, но не успел он дойти И" ^°гДа Ма ь Появился Тули. Он тут же бросился в погоню фи схватил дерево за верхушку и потащил его за
**УИ полон И' пР°веРь> не украли ли дерево? Да п9т"Т На СТВ0Л РУКУ и оказал:
собой. Сам он бежал вдоль кромки рифа — это вс отлива. Он успел уже обежать мыс, но Тули по- * ^bIJIo
следом за ним.^0>К|*ему рн^\н
И все же Мафи удалось первому добраться д0*******
Дерево то давно сгнило, дома Мафи нет, ничег ^°Ма-
дома духов, а на прибрежном рифе хорошо виден с °СТадос1
который Мафи волок за собой: длинная колея THI 0т сттг >т
до противоположной стороны острова 2.Тся °т т0
84. Повесть об острове Эуа


На Эуа спустился с небес туи, правитель острова
Токиланга-фануа. Сошли вниз с небес разные существа-П° ИМени
одной породы расселились в море, создания другой порол Cyi^ecTBai
вались на суше — это были люди. А еще в море среди вс * Сн°~
рыб появилась акула. Ее называют хищным духом моря П[*°ЧИх
сошел вниз вождь и правитель Эуа.!
Акула появилась на свет хищной и прожорливой по в Токиланга-фануа, а он из числа богов. Это он приказал кровожад9 ному созданию, акуле с Эуа, плавать повсюду, пожирая все на своем пути.
Токиланга-фануа жил себе и жил на Эуа. Прошло много времени, и вот сестра Токиланга-фануа, которую звали Хина-туафу-анга, спустилась с неба на землю и тоже оказалась на 3va.
Так Токиланга-фануа встретился с Хиной-туафуанга. Токидан-
га-фануа взял женщину за руку и повел к себе, не подозревая,
что перед ним его сестра. И Хина-туафуанга тоже не знала, что это
ее брат. Ведь они прежде никогда не виделись: Токиланга-фануа
уже давно жил на земле, а Хина-туафуанга только-только спусти-
лась на землю искать брата.дая
Итак, Токиланга-фануа решил, что перед ним какая-то женщина, а ведь это была его сестра. И Хина-туафуанга реп ^ что перед нею какой-то чужой мужчина, а ведь это был ее р киланга-фануа, взяв женщину за руку, отвел ее к себе, и он ^k||, вместе. Уже после того как они спали вместе и удили рь ланга-фануа спросил у женщины:
— Кто ты, женщина?
— Хина-туафуанга,— ответила она.
И тут вскричал Токиланга-фануа:к и<е мы 111
—О горе, горе нам! Как могло это случиться. ' ^де! узнали друг друга? Все оттого, что мы не виделись
О, кто ты, кто ты!? — воскликнула женщина.
—Я Токиланга-фануа,— ответил он ей.
И тогда Хина-туафуанга сказала:быть?
—Что же мы сделали, что мы сделали? Как на^
грешили, не узнав друг друга. оНИ сДалИ вМ
Им обоим стало стыдно за содеянное, за то, что И брат сказал сестре:
? ты оставайся здесь, на Эуа, а я пойду искать себе 1[()ГЛУ111АИ\ После того греха, который мы с тобой соверши-)цстан'аце* взглянуть на тебя, сестра моя. Мы росли по-
*о*°есТ^Дузнали друг Друга. Лучше будет, если ты оста-
ма ОПТ не У
11И Я Я УЙДУ-
»Р°* % зДеСЬ' фан у а отправился жить на Самоа, а Хина-туафу-,|Г|1|! Тоь'йЛаНГд Эуа. Но она понесла от брата и, когда пришли ЕЕ осталась на очек_5лизнецов. Они родились не по отдель-а,1Г'м1 роДила , RRNVROII, а оказались соединены спинами. Одну (КТ1Ь 110 Д"1И Топу-кулу, другую — Нафануа. Вот откуда пошли
1ЕВОЧКУЯА^'топу-кулу и Нафануа .
7ти име1,а пеМя, девушки выросли и спросили мать:
ррошло^Р маТуШКа? скажи же нам, кто наш отец: мы хотим
^ПИТЬСЯ к нему, отправил т фуанга? Их родительница, отвечала:
^И*0 горе горе. Горе в том, что ваш собственный отец прихо-
~~ вам и дядей, а мне — родным братом. С ним, с моим братом
диТСЯ ,ж ПАГГРЙ мы сошлись, не ведая того, что мы — брат и сестра,
И вашим ДИД^^'~
п того времени мы с ним ни разу не встречались. Он живет на
Сшоа Воля ваша, отправляйтесь навестить его. Запомните то, что я сейчас вам скажу. Когда вы прибудете на Самоа и встретите там человека с топором на плече, знайте, что это и есть ваш отец, а MOf, _ брат. Его легко узнать именно потому, что он никогда не снимает с плеча свой топор.
И вот девушки поплыли на Самоа, к отцу, и наконец оказались у берегов Самоа. А когда они еще были в некотором отдалении от берега, туда спустился их отец со своим неизменным топором на плече. Он увидел с берега двух девушек, сидевших рядом. Тут на него что-то нашло: он решил посмотреть, как они испугаются вида его топора. Он не собирался причинять им никакого вреда, а просто решил напугать их шутки ради. Но обе сестры так задрожали от
Вот ЧТ° СПИНЫ их Разделились, и каждая стала сама по себе! фануаТтТ^ ВЬ1ШЛ0' что девушки не узнали отца. И Токиланга-г>т него ег'е Не под:03Ревал' что перед ним его дочери, рожденные 0ТеЧ и пп° сестрои Хиной-туафуанга, зачатые тогда на Эуа. Ведь
0твел Их к Ч»ануа взял девушек за руки, и они пошли с ним. Он ^'Роси.ч: Р И спал с ними. И только потом Токиланга-фануа
ПР110ткУДа вы?
FBD|D 1Iac на СаЫЛИ С земли ^уа. Наша мать Хина-туафуанга отпра-
*Уа.моа на поиски нашего отца. Его зовут Токиланга-
**\ Н°' Г^ГГОРЕГ°КИЛАНГА"ФАНУА:
* Т(-*П(. ПрИГ1лыл с МН6, смеРть мне' Что же я наделал, что натво-'" ('TViib hhl' Дети П0Т0МУ' что согрешил с собственной сестрой. И*' ^ У>ке М0И' ПРИ^ЫЛИ сюда. И я вновь согрешил, вновь 0 своими дочерьми! Стыдно, горько, тяжко мне!
Я соблазнил свою сестру, а теперь и вас собп^
Я снова нарушил запрет, снова поступил дурно. Нои
обнимемся, и вы поплывете домой, к вашей мате Ц°^ИТе /кч°Ч**М
И они пустились в обратный путь, но обо vwc'^1' Ца -r)v.(HW
они, плыли, и вот lony-кулу родила мальчика. Она Л1т- Ц
сила его в море, чтобы там он и погиб, VTOHVTT- \, ^азУ >Ко и.'-^и
ужасным иметь ребенка от собственного отца. Ей ~ Ка*и-
горько, вот она и выбросила дитя в море. Так этот ма°ЫЛ° f ТЬ1Ди>Г'
в море и остался плавать в нем, словно какое нибудь* ЬЧИк 0казад н
ние. Имя его было Хеимоана-улиули. Это он вселяет?^СК0(? ^щ*
змею 2.СЯв МоРску^
Сестры поплыли дальше, и вот разродилась втоп
Нафануа. У нее родилась девочка. А Tony-кулу, родивш- Сест^а
сказала:'ая 11еРвой?
—Брось своего ребенка в море, как я бросила своего На это Нафануа ответила:
—Нет, своего ребенка я не брошу. Я возьму девочку с соГ -может, она выживет — мне бы очень этого хотелось.
—Зачем тебе этот ребенок? — спросила ТОПУ-КУЛУ — Ип„
у тебя нет никакого стыда? Ведь это ребенок, рожденный от нашегг дяди — нашего отца. Но Нафануа сказала:
—Ну и что ж, все равно я хочу, чтобы девочка осталась жить. Мы возьмем ее с собой.
Вот так девочка оказалась на Эуа. Ее назвали Тафа-кула. Она тоже принадлежит к числу могучих духов, и все жители Эуа служат и угождают ей. Когда солнце печет слишком сильно, жители Эуа несут богатое угощение к порогу жилища Тафа-кулы, задабривают ее подношениями, прося прислать дождь. Чего только не несут они в дар могучему духу — ведь Тафа-кула должна остаться довольна, у нее всего должно быть в избытке, иначе она наш^тЛа Эуа голод. Если поднимается буря, жители Эуа тоже идут к 1аф куле, умоляя ее остановить эту бурю.
Так вот, Тафа-кула жила себе на Эуа. Жила она там уже Д ^ и вот однажды туда прибыл ее брат Хеимоана-улиули, мла^аЛ п0 брошенный на погибель в морскую пучину. Он очень T°CIVa_Ky.ie. родительницам — Топу-кулу и Нафануа - и по сестре *нр сХ$-
Когда Хеимоана-улиули поднимался на берег, туда к^а_уЛиУлИ дила Тафа-кула — так они впервые встретились. Хеимо1 ^ ^аЛ протянул руку и взял за руку Тафа-кулу; ни один из ни^ ^ецм<*' кем они приходятся друг другу, не догадывался об эт0МдсГВенн»,нИ ана, ни Тафа-кула не подозревали, что они близкие р ^,^0{\ Ту, что была ему сестрой, Хеимоана-улиули считал ^ браТ'VHI щиной. Тафа-кула же не подозревала, что перед нейиЛ Хсим°а пошли вместе и спали вместе. И только потом спрос у женщины, спавшей с ним:
—Кто ты?
—Тафа-кула,- ответила она. Тут вскричал Хеимоана:
О ГЛ* кула спросила: for** TJ%о ты? Кто же ты?
К»к?! оана-улиули,- отвечал он ей. ^ Я ХЕИВ1,ялись причитать: ц об^1 "Г11 дел ал и! Что совершили мы! Все это зло идет еще цто мЬ,ь" цуа и Хины-туафуанга. И наши матери, Топу-кулу р)килаига(^р согрешили — с Токиланга-фануа. И теперь мы, ()ТцафанУа' т0: тоЖе согрешили вслед за ними! LFLT с сеСГКт принял наконец такое решение:
И ^е1?1°куЛа, ты останешься на Эуа, я же вернусь в море,
_ Тафа- Убесконечно стыдно и страшно от того, что
(Г, пришел.
отК>Д пйой сделали.
мы с 10 на вернулся в море, ведь он — из числа морских фаахи-
Хз1 о°ушел прочь с Эуа, но его сестра, Тафа-кула, уже понесла
мехе •пришел ее срок, она разрешилась от бремени прямо
от него. ^ и родила мальчика. И она решила так: «Я должна на оерег этого ребенка». Она принялась терзать его плоть, и
горе! О! Ты - моя сестра!
Сра3 казалось, ребенок был мертв. Тогда Тафа-кула, стыдясь своего УЖ\а с Хеимоана, своим братом, бросила тело замученного ребенка в море Волны и ветер подхватили искалеченное, пооитое камнями тело мальчика, понесли его и прибили к земле Тофуа 4. Там волны выбросили его на берег. Так он выжил. Имя его — Лофиа 5. Говорят, это он властелин огня, пылающего в недрах земли Тофуа, п поэтому тот огонь тоже называется Лофиа ь.
Вот и вся повесть о Токиланга-фануа и Хине-туафуанга, брате и сестре, совершивших кровосмесительный грех. И дети и внуки их преступили вслед за ними: согрешил брат с сестрой, согрешил отец со своими дочерьми, и их потомки согрешили за ними вслед.
А сестрам-близнецам Топу-кулу и Нафануа, которые потом обратились в огромные камни, сохранившиеся и по сей день, поклоняются тонганцы и жители других земель. Топу-кулу и Нафануа светитЫ На многих остРОвах, любимы и почитаемы. Когда подолгу слать ПаЛЯЩее C0JIH4ei сестер Топу-кулу и Нафануа просят при-°б и.зоГ землю Дождь. Когда наступает голодное время, их просят Ним иду™*1* ^ог,ца надвигается буря, их просят о ясной погоде. К Чт° приго ПРос^ами 0 хорошем улове, о богатом урожае, обо всем, Г°ЛОД, и в н ° В ПищУ и приятно на вкус. И в засуху, и в бурю, и в
— вхегл На5ты'' и во время сбора урожая, и перед рыбной лов-УН1е не к HJ^ 00Ращаются к ним. Если же человек заболевает, идут
к Другим могучим духам.
85. К
По«вились фонуал ото
*а уР°Д°м из ПоДа Супруги' мУжа звали Фау, жену — Хану 2. Фау % Ki^JlaK°, маленеЛКа ^есимаси> что на Тонгатапу 3, жена же была С|,!*аси. ьк°го местечка на землях Туи Тонга, неподалеку
Итак, они жили вместе, и вот Хану понесла и родила девочку. Родители любили эту девочку б^°Л"'К||°е было единственное их сокровище. Только о ней об^ ЦАМЯх^*ц девочка, к ужасному их горю, вскоре умерла. 11 ^Учь*' *Ч похоронить ее как можно достойнее. Фау думал пос*ИТели рец! ^() кую лодку и положить тело девочки в нее, Хану >КЕ Т^°ИТЬ МНА надо похоронить в камне. Фау тем временем V»FTC<LL!TAJIA» 4T?!'V
строить лодку и желание Хану очень огорчило его т т°в^«
сказала ему:" АогДа \ЦЧ
Что лодка?! Дерево скоро истлеет, Сгниет и на сотни рассыплется щепок А тело девочки нашей любимой В земле останется неприкрытым. С камнем же что может сравниться?! В камне останется девочка наша Столько, сколько останутся люди, Которые множатся век от века. Но все ж поступай как пожелаешь: Теперь ее нет и мне все едино. Решение Фау нашим станет, Как постановишь, так и будет.
Сердце Фау смягчилось, и он ответил:
—Нет, Хану, пусть все будет так, как ты хочешь. Тогда Хану распорядилась так:
—Ты принесешь две боковые плиты, а я — две плиты, что станут по длине могилы. А потом ты принесешь камень, который мы положим на дно, а я добуду камень, чтобы накрыть все.
Гробница была готова, и они стали готовить тело к погребению.
Завернули его в тончайшую белую циновку \ на шею девочке наде
ли ожерелье из раковин каури. В доме же, где стояла гробница,
развесили гирлянды пахучих цветов. И сами остались жить в этом
доме.J-J
С тех пор и пошел обычай укрывать тело умершего ™хоДя циновкой, и с тех же пор девушки высокого рождения, замуж, украшают себя ожерельем из раковин каури . ^ первы-
И обычай тау-тапу 6 тоже пошел от Фау и Хану: ведь он ми украсили цветами домик, в котором стояла гробница^ ^ ^е
А однажды туда пришла женщина, прислуживавши ерй, и Туи Тонга. Она увидела, как супруги украсили гробницу ^ ггоНГа: восхитилась этим. Она пошла домой и обратилась к
—Господин, скажи, о чем я сейчас думаю? Туи Тонга ответил:
Должна ты, наверное, думать О лодке, плывущей с Фиджи, Или о лодке с Ата, А может, еще о лодке, Везущей с Эуа каву. Или о воинах смелых,
Идущих ко мне отрядом,
ГSS о новой девице,
Что в дом мои
ГДолжны доставить.
, 9Т0 она сказала:
1,аО вождь, там, вдали, есть домик,
Цветами пахучими он украшен, Под тонкой циновкой спит в нем малютка, Ярко сверкает ее ожерелье.
36. Тахи-фиси
аа
Лоа были доставлены из Хаалаи двое близнецов. В X; В Лотоф вождь Тахи-фиси \ питавшийся человечьим мя-лаи 3J?eP^T0 еще остался в живых, и вот этих близнецов удалось сом- по рлизнецы уговорили жителей Лотофоа построить укреп-гпаС итпбы защититься от набега Тахи-фиси. Когда крепость ' па готова, из Хаалаи прибыли новые счастливцы, которым удалось спастись от людоеда Тахи-фиси. Они тоже решили укрыться в Лотофоа.
Близнецы приказали всем охранять вход в крепость со стороны Фалелоа: с той стороны Тахи-фиси скорее всего и попытается штурмовать укрепления. Сами же они остались охранять вход в крепость со стороны Фотуа. Этот вход назывался воротами Току-тонунга \ А в это самое время Матау-ваве, живший на западе острова Лифука, собрался идти войной на Лотофоа.
Узнав о замыслах Матау-ваве, близнецы набрали банановых веток и воткнули их в ряд в песок на берегу Фуху. А весь этот ряд они покрыли светлой тапой, еще не крашенной, и разложили везде вавеРЫ" ?ечеРом они зажгли все эти костры. Когда воины Матау-сРазуПза\°ЫЛИ Туда' ОНИ УвиДели эти костры, испугались, что их ли к даметят> и решили не нападать с этой стороны. Они поверну-
в бухте М*1?' °НИ Решили пристать на своих лодках к берегу Снова rm АКАПУЛЕПУЛЕ» но близнецы успели развести костры и там. Лотоф0а л°еь воинам Матау-ваве отступить. Они вернулись в
•1К)ди TAVT, УвиДели, что поселка-то больше нет: его сожгли ахи"Фиси. ничего там н
Им VrTQ^ его собственными воинами против проклятого лю-
Чт0
>(>ГЕАИНИЛ1Т. осталось, но те, кто раньше бежал от Тахи-фиси, »еда ^ 141сь
И с Т(ГХ ПГЛ,°СЬ У6""™ ЕГО.
в ^аалаи^ Никто не п°Дходил и не прикасался к печи людоеда,
87. Повествование о Мауи





Вот история о том, как все Мауи жили в Лол rb
там Мауи Мотуа, Мауи Старший, и Мауи Лоа, М°а'К
Мауи Пуку, Коротышка, и Мауи Аталанга, Строите л bV^I)'u,-Ti,,"lH
сын Мауи Аталанга, малыш Мауи Мауи-кисики ^и»Ир*и
в Лолофонуа и управляли тем краем.Си' ^Ни -„.^
Жили они там долго, но вот однажды Мауи Ат-*
всем другим Мауи:Л{*нга Ск
—Я хочу отправиться жить наверх. Больше мне оставаться в Лолофонуа. Пойду-ка я наверх, возьму с со/ Х°Чется Мауи-кисикиси, и мы с ним заживем там, на земле * °И СВО(?го
—Хорошо,— ответили другие Мауи.
И он стал собираться наверх со своим Мауи-кисикиси
еще мальчиком — было ему тогда восемь лет.' СОйСем
И еще Мауи Аталанга сказал:
—Хотя мы и поселимся там, наверху, я буду спускаться сюл
навещать вас и обрабатывать свои здешние земли. Прочие Мауи ответили Мауи Аталанга:
—Очень хорошо. Ступайте наверх, а потом не забывай нас
приходи сюда.
И вот Мауи Аталанга и его сын Мауи-кисикиси поднялись на верх и отправились на один из островов Вавау. Земля, на которую они пришли, носит имя Колоа. Это первый, старейший из островов Вавау. Этот остров еще называется Хаафулухао. Хаафулухао это совсем не то же самое, что Вавау, как считают многие. Вавау значит одно, Хаафулухао совсем другое. И все же многие люди, отправляясь в плавание, думают, что сказать: «Мы плывем на Вавау» то же самое, что сказать: «Мы плывем на Хаафулухао Но Вавау и Хаафулухао — разное. Ведь Вавау — это целая стра на, множество разных островов; все вместе они и называюТг^т10а. вау. А среди островов Вавау есть самый старый остров — 1^аН„ его и называют еще Хаафулухао. Он был создан небожителем^^ галоа. Другие же острова Вавау были выловлены кРю^к0Мф0Нуа когда в плавание за землями пустились все Мауи из J 0 стар@й
Вот в чем разница между Хаафулухао и Вавау. ДРевнЯ^в0 раз
шая земля — Хаафулухао, или Колоа, а Вавау — множ
ных островов.а Кол^а-
Так вот, Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси прибыли ^ другЯ* или Хаафулухао, на старейший остров, и остались там. яЛись f островах Вавау они не жили. Лишь иногда они отпр*
Колоа на другие земли Вавау.Аталаига'
А на Колоа они решили поселиться в местности дтаЛаИг* почему к имени старшего из этих Мауи прибавляется *
Мауи Аталанга.пот°у1 н'н
Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси зажили там, ' и;,ась и Аталанга взял себе в жены местную женщину, она р
J3OT как вышло, что они осели в Аталанга: Мауи у\тал»нга' gme нравилось, а к тому же он нашел там себе н . таМ в0° нга у него не было участка, и растить на острове *\iL\}lllC* *Цо а Ата р^ОЛоа — очень маленькая земля. Места для rV|IJ)"чег° нС Мбыло и Мауи Аталанга ходил возделывать свои
Лет*1 таМ " Лолофонуа.
«низ, a d* я жил себе в Аталанга, время шло, и он рос.
u д МаУ п сделки и его непослушание стали совершенно Теперь or<ij"этому то Мауи Аталанга все дни проводил у себя >рЫ1,огимЫ- ^ работать на своих участках в Лолофонуа ходил "ома. навррхУ' р0Мт еще до света: ведь он боялся, как бы Мауи-?ольк° РаНйИавВ Лолофонуа, там тоже не принялся за свои гадкие кИг11киси, ^ дТаланга ходил вниз только один, зная скверный проделки- м ^на Мауи кисикиси. Мальчик рос до невозможности нрав своег0 ' и к тому же становился сильнее отца, проказлив ^ Мауи Аталанга у себя в Аталанга вместе с женой и
у?^-Ткисикиси. Жене он приказывал: ° Жена когда я отправляюсь на работу вниз, в Лолофонуа, Г~ мяпыша Мауи кисикиси. А то он выследит меня, пойдет за мной, найдет дорогу в Лолофонуа и туда тоже отправится проказничать. Нет, пусть уж он остается здесь, наверху, и озорничает у нас дома.
Вот так они жили у себя дома, и всякий раз, когда все еще спали, когда еще петух не начинал своей утренней песни, Мауи Аталанга вставал, выходил из дома и шел в Лолофонуа возделывать свои земли. Ведь он боялся, что Мауи-кисикиси пустится вслед за ним. Именно поэтому он и уходил из дома еще до света, когда было темно. Так и повелось: он уходил почти в полной темноте, чтобы Мауи-кисикиси ничего не заметил.
Мауи-кисикиси жил себе, ничего не замечая. Шло время, и на-•к'мчЮ/неГ° возникла мысль: «Куда же ходит отец возделывать °сенитг п° поискать' гДе он работает». И вдруг Мауи-кисикиси здесь н Да отец» наверное, ходит работать в Лолофонуа! Ведь
и'Мау!^' еМУ просто негДе работать». Щшто уи~Кисикиси решил: «Буду следить за ним всю ночь, до °*8дом За света- Узнаю, куда же он ходит в темноте, пойду туда 011010 землю ИМ И ТОже ^УДУ работать там — буду обрабатывать
МаУи-кисшГ ГДе °Тец 00Рабатывает свою». m Р^ведал nv ^Ринялся следить за отцом. Вот как вышло, что Та ^аУи-кисикЬ В лоФонУа» путь, которым ходил туда его отец, еоб BiHJI свою УВидел' как Мауи Аталанга встал ночью, до све-и °тправиалку копалкУ» надел набедренную повязку, все
видел его сын Мауи-кисикиси.
не таясь — ведь он не знал, .jaHra отойти немного от дома, T4ia иДалении ч*е*СТал и пошел следом за отцом. Он шел в неко-
^1Гу У1,,УИ Дталанг 1 °ТеЦ? Мауи Аталанга> не заметил его. Ведь !ать цуТь а наверняка остался бы наверху, не дал бы "ДУЩий в Лолофонуа. Вот почему Мауи-киси
киси шел в отдалении, не показываясь OTIIV *«.
^ттJ' ,1начо г..
узнал бы дорогу в Лолофонуа, в край, где воздел МиКо
отец.ЛЫв*»л Л Мт
очень долго, и наконец Мауи-кисикиси увидел, Ka^M*°M''Ч|
остановился у зарослей тростника и осмотрелся и Уи АтадЙ1*и сам Мауи-кисикиси успел остановиться и спрятать'СТ°^0Па^^1?
Так шли они, шли и шли, и Мауи Аталанг-совсем один, а Мауи-кисикиси тем временем шел с ДуМал>
кисикиси увидел: Мауи Аталанга подошел к вьтсокод т ^\ схватил его за верхушку, вытянул из земли и положил*^ Tp0CTll4iT Это и был тростник, скрывавший дорогу в Лолофонуа^м*0' 0 **] ланга спустился на эту дорогу, а прежде чем двинуться Уи Ати за корень вытянутый из земли тростник и установи?! е В,!И3, B:4i нем месте. Так он закрыл свою потайную тропинку Г° На и^
Мауи-кисикиси сказал себе: «О! Вот это и есть дорога рой отец ходит в Лолофонуа возделывать свои земли», и 'м°,К0Т(ь сикиси подошел, вырвал из земли тростник и отбросил его цУи~Кн~ ну. А затем пустился по дороге, по которой только что nnoinpT°P0 о дорога эта теперь осталась открытой, ее никак нельзя бы спрятать: ведь скрывал ее тот самый тростник, который Mavii кисикиси отбросил в сторону. Место, где Мауи спускались в Лолофонуа, так и называется Туахалакахо Дорога, Скрытая Тростни-ком.
II

Оба Мауи продолжали свой путь, и так озорник мальчишка узнал дорогу, по которой ходил отец. Мауи Аталанга шел первым, а Мауи-кисикиси следовал за ним тайно, не показываясь ему на
глаза. И Мауи Аталанга думал, что он совершенно один.
Они шли, и шли, и шли и наконец добрались до участков, кот
рые возделывал Мауи Аталанга. Он остановился там и ПРИ^'1СЯ
полоть. Он полол, а Мауи-кисикиси стоял неподалеку и поте
над тем, как отец полет.эт0 ^ыла
Потом Мауи-кисикиси залез на высокое дерево — ^ „
малайская яблоня. Сорвав яблоко, Мауи-кисикиси наДК^ауИАта
бросил вниз, прямо к ногам Мауи Аталанга. Увидев это, *
ланга воскликнул:сыиа.
—Ой! Похоже на след зубов моего проказливого _iaM. п? Мауи Аталанга разогнулся и стал смотреть по ^ ^onh*o ^
таясь понять, откуда взялось надкусанное яблоко. сПр#талсЯ ни смотрел, он так и не увидел мальчика, ведь тот
яблоне.^МаУн'**6*&<*
И Мауи Аталанга снова принялся за работу, А ^ нига* ^
сорвал еще одно яблоко, надкусил и опять бРоСйЛоТреЛ и Г*||И' Мауи Аталанга подобрал и его, взял в руки, рассм др0ьазЛ
—Да, это совершенно точно следы зубов мо сына.
Тут Мауи кисикиси крикнул:
я ГДе'
ЯЙ. кинулся к нему: <т'« п0И S Как ты попал сюда?
0у!а^ьЧ иги ответил:
*и-ь"ИсиК .тля следом за тобой, по той же самой дороге, М»> „пшпел сюда
-Я "-ходишь ты.
,TC)p0,iты спуск на эту дорогу, когда сходил сюда?
цо м закрыл ли
огнл отСЦ" ответил сын, но при этом он лгал. СПР- ЯаК& Аталанга приказал: Спускайся сюда, будешь полоть.
_ СпУспс1принялся полоть. Предупреждая его, отец
Мауи-кисикиси у
сказал:тоЛЬко оборачиваться назад 2.
t f -кисикиси, пока полол, все же оборачивался. И вот ^°Ата^анга увидел, что сзади вновь поднялась сорная трава, и
Кно Сердился:„
1Сказано же было тебе, гадкий мальчишка, что нельзя обора-^L,.a пока полешь! Это табу, и, если нарушишь его, сзади сразу
поднимается целый лес сорной травы.
Пришлось Мауи Аталанга вернуться и еще раз прополоть там, где мальчик уже прошелся и где сорная трава успела снова подняться.
Они продолжали работать, но Мауи-кисикиси снова обернулся, и снова поднялись за ним заросли сорной травы. Тут Мауи Аталанга обернулся, увидел это и опять разгневался:
—Зачем я трудился и объяснял тебе, чтобы ты не смел оборачиваться, что это табу?! Как только нарушаешь его, тут же поднимаются заросли сорной травы.
И отец подошел к скверному мальчишке со словами: ~~ бросай полоть, мальчик, бросай сейчас же, скверное ты со-НИ6д Упай лУчше принеси мне огня.
MirnUr, что это такое, что ты называешь «огонь»? — спросил •*ьчцк у отца.
-ЙдиТВеТИЛ:
Ты и прине К тому Д°МУ- Там у огня греется старик. Оттуда ^ Мауи- ШЬ огонь' а на нем мы сможем приготовить себе еду. (я старик дКИсикиси пошел добывать огонь к тому месту, где грел-Га 3"ачит ВеДЬ ЭТ°Т стаРик был Мауи Мотуа, отец Мауи Аталан-ц МаУи~кисикеД >И кисикиси-
ли
н*>'и М0Туа Иси Шел спокойно, не таясь, ведь он и не знал, что кисЬСТр11Чались Дем6МУ' °Тец ^аУи Аталанга. Прежде они никогда ^дИ\1Иси' е*х> в" уи Мотуа тоже не знал, что к нему идет Мауи-Ч*1аУи МотуУК ^ Мауи-кисикиси даже не знал, что это его *bif> ^ИСйкисц и эдРеется в°зле дома. Ведь каждый из них — и ,Ик- а°Г СТаРик и ^отУа ~~ должен был увидеть другого впер-
0,1 iroИКак He ero^^^' ЧТ0 пеРед ним просто какой-то маль-^Умал> Чт \ ВНУК7 как было на самом деле. А Мауи киси-ато просто какой-то чужой старик, а вовсе не
его дед Мауи Мотуа, как было на самом деле и
Мауи Мотуа, что к нему за огнем идет сын IVU, ИЕ1.
он не знал.J Taj»unr. *Vx*
Малыш Мауи-кисикиси окликнул старика^ пЩ
свои старые кости:' гРепШеГ() у
—Эй, дедушка! Дай мне огня!
Старик взял немного огня и протянул маль
малыш пошел обратно. Но по дороге он притушил У ^*>И,1ЯП
не осталось.Огонь ц,,^0*
Малыш вернулся на то же место и оклика IU^
—Дай мне огня!УЛ м»Уп Мотл.
—А где же тот огонь, с которым ты ушел от меня^ _
старик.' С,1Р0(И,
—Он потух,— ответил Мауи-кисикиси.
Старик дал малышу еще огня. Взяв его, Мауи-кисикис
ся в обратный путь и по дороге опять залил огонь водой Л* Пустил'
все были проделки проказника мальчишки, вздумавшего^
дить старика.Рэсс.ер,
И опять, уже в третий раз, отправился малыш к старику огнем. Когда он пришел и Мауи Мотуа снова увидел его, он страшно рассердился.
Мауи Мотуа встал и грозно спросил у Мауи-кисикиси:
Что же это такое, мальчик? Зачем ты опять вернулся? Мальчик сказал:
— Получить от тебя огонь. Тут Мауи Мотуа спросил:
— А где тот огонь, который я давал тебе, с которым ты уже
два раза уходил от меня?
Мауи-кисикиси спокойно ответил:
—Тот огонь погас, пока я нес его. Оба раза погас. Поэтому мне и пришлось вернуться за ним сюда.
Но у старика осталось всего одно полено — огромное тлеЮ"та полено железного дерева. От него шло тепло, согревавшее ег^нп0
рые кости. А все запасы, которые были у старика, иссякли из-за проделок Мауи-кисикиси, забиравшего у него огонь и шего этот огонь по дороге.
И старый Мауи Мотуа гневно сказал:абирай. ой°
е.полей**
Старик был уверен, что мальчик не сможет поднят доЛеМ
думал так: «Сейчас нет никого, кому по силам было ь^коР дающее мне тепло. Разве что когда нибудь кто-то из_"°му стари*т0
Аталанга сможет поднять эту громадину». Вот по" ирВал<'Я-
сказал малышу, чтобы тот забирал полено: он не с
малышу это полено не поднять.яЛ его
Мауи-кисикиси подошел, взялся за полено и <-lf
рукой. Мауи Мотуа же закричал:f gr0 тепл°
— Эй, сейчас же положи на землю мое полено, меня!
—Сумеешь поднять вот это огромное полено — за
ОД"""
твое._ „ПЛЕН0' 1
и положил полено. А Мауи Мотуа впал в настоя-М iv" кИС'пИгневе велел он малышу: >ФсК'ТЬ' • мы с тобой будем мериться силой. lUyH> [1д11 сЮДа' соГЛа(Ился Мауи-кисикиси.
Хор01110' рстал и приготовился к поединку. Он сумел схва->!а>11 ^°ТУикиси; подняв малыша высоко над землей, он встрях-гЬМа>и'Н'Спо силы и бросил оземь. А Мауи-кисикиси опустил-т".1 ег° чТ° °bI и не разбившись и даже не растянувшись на земле. !!я пРяМ° "а и°черед схватил Мауи Мотуа, поднял его, встряхнул и Тут он в cBOi* Старик упал замертво.
брсн-ил °зе^1СИКИСи же пошел с огнем к отцу. Мауи Аталанга спро-
с,,л еГ и же ты делал так долго, скверный мальчишка? Неужели -~ 1т vгтDOил какую-нибудь гадость? Уж слишком долго ти и старику F и ходил за огнем.
т тГт Мауи-кисикиси пустился на ложь:
Я взял у него огонь, и этот огонь потух по дороге сюда. И вот те "пришлось взять это громадное полено, в котором заключен
огонь.
Но малыш не сказал, что сам он и тушил этот огонь по дороге. А Мауи Аталанга тогда спросил:
— Мальчик, а мальчик, скажи, ты ничего не сделал дурного старику Мауи Мотуа?—
— Я задержался потому, что старик стал сердиться,— ответил Мауи-кисикиси. Он стал сердиться на меня за то, что мне пришлось несколько раз обращаться к нему с просьбой об огне. И старик мне говорит: «Подойди-ка сюда». Я спрашиваю его зачем, а он отвечает: «Мальчик! Иди сюда, мы померимся с тобой силами». И вот мы стали с ним состязаться в силе. Мне удалось взять верх: я бросил его оземь.
И спросил Мауи Аталанга:
—Мальчик, как это было?
^мертво°Р°СИЛ 61 ° оземь'~ отвечал Мауи-кисикиси,— и он упал ~~ Не
НоРмЧаЛ Мауи Аталанга. ^ аауи-киоикиси ответил:
f Вел7к°бадТая ПраВда-
1е*ь он Так л ^нев Мауи Аталанга, велика была и его скорбь — ?Тйениый сы1 Л своего отц-а МаУи Мотуа! И вот теперь его соб-цВатил свою ц. ВНУК МаУи Мотуа, убил старика! Мауи Аталанга *е-ЛЬа Г1°пала аЛку~копалкУ и швырнул ее прямо в Мауи-кисикиси. йУк!аТЬ: 011 упа!1аЛЬЧИКу в Г0Л0ВУ> он зашатался, упал и остался ПгмцТравУ: ею н 3амеРТВ0- А Мауи Аталанга пошел собирать луго-
^Уи* ЗТц тРава ДЛеЖаЛ° накРыть тело Мауи-кисикиси. Вот откуда Ки°икИги ' и теперь она растет везде; ею было укрыто тело
Се век гиг Т' мальчик> этого не может быть, это неправда! — в ужа-
Ill

Итак, Мауи-кисикиси умер. А Мауи Аталанга
реть, как там Мауи Мотуа, действительно ли он нал U°IIIejl гц)(.
лышом. Когда он наконец пришел к отцу, то увидел СХВцтКе с >Т
туа избежал смерти, ожил.7 Чт° Maylt ^л
И Мауи Аталанга сказал отцу:
— О отец, мой скверный мальчишка был здесь и m
шить тебя, но он не знал при этом, кто ты.ЛТался сокр*
В ответ Мауи Мотуа воскликнул:
Да, это истинная правда! Ведь и я не знал, не
ничего.^^Рева:
Мауи Аталанга сказал:
—К тебе приходил мой сын Мауи-кисикиси, мальчик к
без конца проказничает и наверху, в той земле. А теперь ^То^ы*
брался сюда и вот, видишь, пытался даже убить тебя.
—Это правда,— отвечал Мауи Мотуа.— Но я думал, что
какой-то чужой мальчишка. Мауи Аталанга продолжал:
—Я так не хотел брать его сюда! Ведь из-за его проделок я не приводил его сюда. И все же мальчишка проник в эту землю сам пришел и тут же отправился делать гадости тебе. Но теперь все я
убил его, и он мертв.
Тут Мауи Мотуа воскликнул:
—Как! Зачем ты убил Мауи-кисикиси? Не следовало тебе де лать это. Ведь мальчик не замышлял ничего, к тому же мы с ним тогда еще не знали друг друга. Вот что, иди и нарви листьев дерева нону. Этими листьями покрывают тело умершего, и тогда он возвращается к жизни. Оттого-то и носит это дерево название нону-фиэфиа — дерево, приносящее радость 3.
И Мауи Аталанга пошел, нарвал листьев нону, покрыл ими тело Мауи-кисикиси, и тот ожил. Но это были листья особого Д^Рева^ такого нону у нас, на этой земле, нет, и нет его во всем свете, а 4 это дерево, нону-фиэфиа, только на небесах и в Лолофон.^
Так вот, Мауи Аталанга укрыл Мауи-кисикиси листьями н тот ожил, и Мауи Аталанга спросил у него:
— Хочешь есть?готоДеН
— Да, очень,— отвечал Мауи-кисикиси.- Я страшно
— А здоров ли ты? — спросил Мауи Аталанга.0чень
—Я совершенно здоров,— сказал ему сын.— Я толь хочу есть.
Тогда Мауи Аталанга сказал:отпраВЙ>,СЯ
—Ну погоди, сейчас я приготовлю поесть, поедим и
в обратный путь наверх, на землю.м ****** г
И Мауи Аталанга стал готовить еду. Тем вРеМ|\е ддя Мауи-кисикиси пошел посмотреть отцовское хранил
нов5. Смотрел он, смотрел и наконец сказал:^чь&°е'
ТТI тд Т^якое ооА*
—Да, замечательное хранилище, отец! п в<*п
Мауи Аталанга сказал ему:
подожди, вот будет готова еда, подкрепимся и тогда шотрим в(е.
tc>' 11 е будем жДать'" В03Разил Мауи-кисикиси.— Я сей-цо|Ь j[eT, н^ • уСпееШь оглянуться, обегу твое замечательное йигоМ» пЧрнь важно знать, смогу ли я обежать его кругом,
*Р*Й « дыхание. ipp;*<a ,7ff кисикиси задержал дыхание и пустился бежать.
;,а ,г «от May11 i\* 11 он крикнул:
На бету " Hf я сейчас не дышу!
~-л и действительно совсем не вдыхал воздуха. Затем
Он к^И0ТКрЫл рот и, тоже не вдыхая воздуха, закричал «а-а-а».
оН гндпир верНуЛся к тому месту, откуда начал свой бег, он упал
Когда я*ь соверШенно без сил. Ведь он не дышал ни пока кричал
на зем. ПОКа кричал «а-а-а» и очень устал. Быстрый бег вокруг
^н^нового хранилища истощил его.
13от почему говорят: «не успеешь прокричать и-и-и и а-а-а», что чит — не успеешь оглянуться, очень быстро. Это выражение
зпаЧ!„ о ТРХ поо, как Мауи-кисикиси, задержав дыхание, сумел
ПОШЛО с 1сд г-»*
обежать вокруг огромного бананового хранилища своего отца. 1 е-перь это выражение используют и на нашей земле, но изначального его смысла не знают. А ведь пошло оно от Мауи-кисикиси, с тех самых пор, как он, задержав дыхание, обежал банановое хранилище отца.
Вот откуда идут эти слова, вот в чем их смысл.
Мауи Аталанга тем временем успел все приготовить, и они с Мауи-кисикиси смогли поесть. Подкрепившись, они стали собираться в обратный путь, наверх. Тут Мауи Аталанга сказал:
— Мальчик, ты пойдешь первым.
— Нет, иди первым сам,— сказал мальчик отцу. Мауи Аталанга не согласился:
— Малыш, первым пойдешь ты, а то, чяго доброго, опять сотво-ь здесь, в Лолофонуа, что-нибудь дурное. А ты уж и так успел
«бедокурить здесь немало. ™ауи-кисикиси же сказал:
Как ^ ТЫ ИДИ пеРвым> а я буду следовать за тобой. Лолофон*1^ ^0ялся Мауи Аталанга, что Мауи-кисикиси унесет из °" нощел что нибУДь наверх, пришлось ему идти первым. Итак, МаУи киг ВПереД' МаУи-кисикиси - за ним. И когда они уходили, 11 °Д н и м а л ис ь С И УСПел пРихватить с собой огонь. Шли они, шли, °йР°сил: ' Н° вот Мауи Аталанга остановился на дороге и М*
запах тгmwJ» жж«««.жж«^«..^««F
Это Мкостра, на котором ты внизу готовил пищу.
Ну Чтпауи Аталанга сказал:
иг ^ Здесь*"1*' °Ткуда это тянет дымом? С' еЩе Зйп.НИЧеГ0 нет7- отвечал Мауи-кисикиси.— Это, навер
fur.
ал с
аут* ,
Мет "кисикиси ответил:
г/ °гоцк ' ' тогДа не о чем и говорить. А ты точно не бр И M»v ' Мальчик?
Они стали подниматься дальше, поднимались снова запахло дымом. Мауи Аталанга снова остано^' °' ,1<>
— Мальчик, откуда это тянет дымом?Вился: **ОТ
— Я не знаю,— ответил Мауи-кисикиси. Мауи Аталанга спросил его:
— Не брал ли ты с собой огонь? - А сам быстро 0f
сыну и успел заметить огонь в руках у Мауи-кисикродГ^11^^^ ^
и старался спрятать его.' х°ть
Мауи Аталанга кинулся к сыну, вырвал у него огонь
его и гневно сказал:' Пс>тУч1ц:,
—Я никогда не видел более шкодливого и непослущц
чишки и не слыхал ни о ком и ни о чем подобном. Зачем01 ° Majlb*
огонь, куда ты хотел отнести его, a?Tbl нзял
Так огонь был потушен.
Они стали подниматься дальше, но Мауи Аталанга не что Мауи-кисикиси удалось поджечь тонкую полоску^111*5 оторванную от набедренной повязки. Полоска начала тлеть с ТаПЬ1, конца, и Мауи-кисикиси нес ее за спиной. А Мауи Аталанга л И°Го что весь огонь уже потушен. Тем временем Мауи-кисикиси нес™^"' за спиной полоску набедренной повязки, в которой продолжи теплиться огонь.
Они поднимались еще долго и наконец достигли этой земли Мауи Аталанга вышел наверх первым и тут же спрятался: он решил проверить, не захватил ли Мауи-кисикиси чего-нибудь из Лолофонуа.
Вот Мауи-кисикиси тоже вышел наверх, Мауи Аталанга увидел
его и воскликнул:
Что за ужасный мальчишка! Он все же принес огонь сюда, наверх!
И он приказал:
—Пусть хлынет проливной дождь! И начался страшный ливень.
Но Мауи-кисикиси тоже успел отдать приказ, он прик
огню:F ?0ЙДИ
—Войди в кокосовую пальму! Войди в хлебное дерево. VT в гибискус! Войди в дерево тоу! Войди во все деревья, чт0 г*
здесь!таРГТен на это"
Вот откуда происходит огонь, вот как он стал извес
земле.Яолоф°п-у*'
Это Мауи-кисикиси принес огонь на нашу землю из < „ ^чИ.
На этом самом огне готовят пищу, это он горит в зем о3аЖ^
на нем жарят рыбу, это он сушит одежду и греет всякого,
рал или замерз.^ еЛ11 сЫР ^
Раньше же на нашей земле не было огня и ъС'А цз ^ ^ А благодаря Мауи кисикиси, который принес огоНЬгСоГОць ^e.lffi фонуа, этот огонь есть у нас и теперь. И вот почему ^^^^ць^^ из деревьев, из их древесины: ведь это по приказу 1 goT ofh-он перешел во все деревья и навсегда в них 110СелИЛнйР взялся огонь, так говорит старое тонганское првДа
' ftДталанга и Мауи-кисикиси поднялись на эту зем-
iK, МаУйд аланга. Мауи Аталанга по-прежнему жил там. # себе в а старая женщина отправилась за водой к водоему -,К> 0%а;ьДЫ °ДэтУ женщину, что отправилась за водой, Фуи-лооа .
,ЗваЛИ она встретила Мауи Аталанга. Мауи попросил: ? поР°ге Ha33f рншина, дай мне напиться, я очень хочу пить. Jo SSm-"- сказала.
—НеМауи Аталанга стал просить ее:
Тогда л питься и тогда я подниму небо высоко вверх,
ЛяИ мне 11011
~~ ^ ^ ормли и ты сможешь ходить прямо, не сгибаясь. 0твеДУ *1 нЩина дала ему напиться, а затем спросила:
jyT же дталанга^ правда ли ты можешь отвести небо далеко
~~ и? Ты не обманываешь меня? оТ земЛ^одоЖди7- ответил Мауи Аталанга,— вот я напьюсь воды и оттолкну небо так высоко, что ты сможешь спокойно ходить Т!!Гип° а не ползать на четвереньках.
прями, <*
И вот Мауи Аталанга пил, пил, пил, наконец напился и оттолкнул небо от земли.
—Ну как, спросил он,— довольно? Старая женщина попросила:
—Подними еще немного.
Мауи приподнял небо еще выше и снова спросил у Фуи-лооа:
—Добрая женщина, довольно? Она попросила:
—Еще, еще немного, чтобы небо было по-настоящему высоким и далеким от земли.
И, собрав все силы, Мауи отвел небо совсем высоко и далеко °т земли.
небаг°Т °Ткуда взялось такое большое расстояние от земли до ЩиныЭТ° Дело Рук Мауи, и сделал он это по просьбе старой жен-ХоДить К0Т0РУЮ звали Фуи-лооа. Вот почему теперь мы можем ЛюДи xon^HM°' HG С1И^аясь- А прежде, когда небо было низким, Четвероно^иИ СЛ0ВН0 с°баки или свиньи или какие-нибудь другие ,,а,ывается Т ЗВе^и" ^ то место, где небо было поднято вверх, Месте небо е*енаи_ланги' Тол кание Неба Вверх,- в этом самом
Атапя п°Днято высоко.
Ра?10' ^° вотИ ^ауи нисикиси продолжали жить в своем
4fcftble Плотоя°НИ узнали от путешественников, что есть на свете Р§цЬ°ТИь,е» есть Ые создания> пожирающие людей: есть людоеды-1И;,И так: И ПЛОтояДные растения. Узнав о них, оба Мауи
^т'ин ТИравимся к
l| х ;iBepegМЫ На поиски всех этих людоедов, этих
Л'1'1-* °ТпРав/ ^е1>евьев' из-за которых гибнет столько людей. йорс°т °стров ЛИ( ь на °дин из островов Вавау — Хаалауфули. *<*т0«а *3bIBaeTC* Таанеа. Это в Вавау. Там жила в сво-кРЫса-людоедка.
J «ОДА В ИО НА НИХ. НО ОНИ УДАРИ.1И ЛА, ЧТО ПЕРЕД НЕЙ ЛЮДИ, ТА^ И ПА И СЪЕДАЛА. ОНА НЕ МОГЛА *!° АНГА И МАУИ КИСИКИСИ. ПГ,1 - IMIVTL
Оба Мауи прибыли туда и застали крысу у Вх са тоже их увидела и бросилась на них. Но они v ^ В ,I()Pv
отбежала назад. Крыса-то решилаУДАТ*...
как все другие, кого она убивала что это были Мауи — Мауи Аталанга
ря, несшие ей гибель.' F,0 ГЬ
Но все же крыса почувствовала, что эти двое м^
испугалась и спряталась в своей норе. Тогда Мауи Ат^Ить
сыну:^АЛА"ГА СКЦЕ'
—Надо разрушить нору этой крысы и убить ее
не оставит в живых ни одного местного жителя, всех ИНа*1е f'na Мауи-кисикиси согласился:
—Хорошо, давай развалим ее нору.
Они принялись крушить крысиную нору, и скоро от ничего не осталось. Тут открылось, что у норы есть ДП °^ .!10Чти Тогда Мауи Аталанга приказал:
—Мауи-кисикиси, ты продолжай крушить здесь, а я
с той стороны и подкараулю крысу там — боюсь она vf °.НДу через другой лаз.
Но Мауи-кисикиси возразил:
—Нет, это ты оставайся и круши здесь, а я пойду СТОРОЖИТЬ проклятую крысу.
Мауи Аталанга рассердился:
Почему ты упрямишься? Вот выбежит крыса оттуда и съест
тебя.
Мауи-кисикиси сказал:
—Не съест, я первым наброшусь на нее и убью.
—Ты смельчак! — воскликнул Мауи Аталанга.— МОЛОДЕЦ! Вот откуда пошел обычай говорить «молодец», когда ХВАЛИШЬ
кого-нибудь. Это идет с тех самых пор, как Мауи Аталанга и Маун кисикиси сражались с крысой-людоедкой.
Итак, Мауи-кисикиси пошел к другому лазу, что был немн^°
ниже, и стал поджидать крысу. А отец тем временем продо.^^
крушить остатки норы. И вот очень скоро крыса деиствит
выскочила через этот лаз. Тут Мауи кисикиси схвати^ееи_кИси
душить. Так мерзкой крысе-людоедке пришел конец: а)
киси убил ее.кото
Они отправились к себе домой на Хаафулухао, 0CTjjcK^pe им рый еще называется Колоа. Снова зажили они там, но иоИ<яр*' стало известно, что на земле Эуа живет жестокая птица, пЛОТОяД ющая людей, и еще живет плотоядная ящерица и Р<
Эу» а «не
и созданиями, как
ное тутовое дерево, а еще дерево-людоед тотоэиту • ^ ^а чт^ И вот Мауи и Мауи, один и другой, отправились н< - ^ОДИДИ
там сразиться со всеми плотоядными СОЗДАНИЯ»"'
на острове.ИМ JI°I0^PJ
Прибыв туда, они сразу убили ящерицу. Так °Д в0е Д1^VR> стало меньше. Затем они пошли искать плотоядное ^ывает^я Т'„Г*
Когда они подошли к нему, дерево-людоед (*iH0'cb их с*в или хиапо 9) наклонило свои ветви к ним, сооир
Л. л т
Мауи-кисикиси бросился на него, схватил сам Цо ТУТ .13Л0Мал их НА множество кусков. Так не стало
" f*r«> Одного дерева.
в(П цл^т0 и искать второе плотоядное дерево тотоэиту.
,F0,A <),UL П°ПМАУИ кисикиси бросился НА него, схватил его ветви 1 н* и ЕГ° НА много мелких частей. Ветви рассыпались, и так
^ зл<>мал НХЕСТОКОЕ дерево — точно так же, как тутовое.
11 %6я° эТ° Оправились дальше — искать жестокую птицу-людо-д МаУи 0 оНИ остановились прямо рядом с ней. Птица была .у. НайДя '2, чт0 п0 сравнению с ней любой дом показался бы
%о* огромн ^высотой с гору.
^UV? Аталанга сказал сыну:
Иди гони ЭТУ птицу, А я тем временем схвачу камень, бро-
Г нее и убью ЕЕ. ШУ я Мауи-кисикиси ответил ОТЦУ:
Нет, отец, гонись сам за птицей, а я буду кидать в нее
ка*^И ужасный, упрямый мальчишка! — воскликнул Мауи Ата-ГЯ — Таких, как ты, просто нет больше! Разве тебе удастся
побить эту птицу камнями * Тогда Мауи-кисикиси сказал:
— Вот увидишь, отец, как я попаду камнем в эту птицу.
Птица же, стоявшая недалеко, как раз заметила Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси. Она стала скрести замлю лапами и надвинулась на Мауи, собравшись проглотить их.
Тут Мауи-кисикиси схватил огромный камень, Мауи Аталанга схватил сразу два. Вот уже У каждого в руках оказалось по два камня. Они стали наступать на птицу.
Мауи Аталанга сказал:
Малыш, давай я швырну в нее камень. Ведь если твой ка-
МеНн " д долетит' эта птица точно нас съест.
Но Мауи-кисикиси попросил:
И МТеЦ' позволь все же мне самому бросить, махну ауи~кисикиси бросил в птицу огромный камень, но про-да, нап°Я И ЛИШЬ НЕМНОГО задел ЕЕ. Тут птица поднялась и взлете-ОнаУуаННаЯ 0гР°мным камнем, который задел ее. Тут маеТела ПР°ЧЬ с Эуа и полетела на Тонга ,0. к**нем ем уи~кисикиси швырнул ей вслед второй камень. Этим ,,вя "тица Удалось сильно задеть крыло и весь бок птицы. Ужас-||f м°гла. ^Пала в открытое море — долететь до Тонга она уже и 3ДоппГАа °Па стала Двигаться вплавь, подгребая одной Тс^Гаться, ОТБ ЫМ КРЫЛ0М- А одно крыло У нее совсем перестало 1 '*цГа и там, НИТ0Р камнем. С трудом доплыла птица до берега сгциНем Мауи а При^Режном песке, умерла, смертельно подбитая 1Tf> !!f СЛИсь к гГИоСИкиси. Оба Мауи продолжали кидать камни, и Н(у У^АЛОСЬ • НГа* ^тиц-а УЖЕ лежала мертвая, но они думали, "а УпаТак н^ СТАЛОВ°И достичь Тонга. А ей УЖЕ пришел конец. "ЧА> ЗАЗЫВА УЖаснои птицы. В память об этом место, куда
Тся Толоа, Брошенный Камень. Все знают,
что птица сумела достичь берега, подгребая ПРИ,
ровои ногой, которые не были задеты камнем 30 *
она упала, называется Толоа — именно здесь и уме^' На ко" ^
птица с Эуа. Так настал конец этому чудовищу ве^ ш,°тоя0|)^
А Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси тем вРе' ^4lf,|ofi с ^н*ч
Эуа. Они стали собирать жителей острова, ПРЯТАВ1Щ!1°М
зарослях, в пещерах, в разных других уголках. Вс^°Я В Wi И*
пор прятался, они позвали и сказали им:ех' Кт« д()
— Идите по домам, начинайте возделывать свою
она цветет и дает богатые плоды. Хватит вам nn«3eMjlI0» П\>>
«IV! ИРЯТАТЬГО г ТЬ
людоедам, терзавшим вас, настал конец, и тепепь RU я- Вел,
ваться и жить спокойно. Мы убили хищную ящери*)ад"
здесь. Мы уничтожили оба кровожадных дерева, туто 'КИй111>>
дерево тотоэиту. Мы подбили жестокую птицу, и она v °^ Де*)(ш° и
рать на Тонга.етела уМи
Тут все жители Эуа покинули свои укрытия, леса пе отправились ставить себе дома — ведь всем плотоядным*^1 И
вищам на земле Эуа пришел конец.
V

А Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси долго думали и наконец решили:
— Отправимся-ка мы теперь на Фиджи, на землю Мотулики. Там отыщем огромную собаку, пожирающую людей, плотоядно чудовище — проклятие Фиджи.
Они сели в лодку и поплыли на Фиджи. Наконец они достигли Мотулики. Этот остров лежит неподалеку от Бау 1 \ а Бау — земля, где живет главный правитель страны, хау 12. И совсем рядом* этим пределом был остров, на котором свирепствовала собака-людоед. Это и был остров Мотулики. А ту собаку звали Фулу-п\
пута 13.собака
И вот Мауи приплыли на Мотулики, на остров, где укт^ дух
Фулу-пупута. На самом деле это была не собака — это v ^
в облике собаки 14. Люди говорили, что это был дух ату*. ^^.v
ни приплывал на остров, собака тут же сбегала к лодке,
и пожирала всех.в сам°-
Остров давно опустел, собака жила там одна. И T0J^mie т>Да
глубине острова укрывались два брата и сестра, ^)еЖ^снЫх за!10*"
страхе перед ужасной собакой. Они прятались то в л^ка нн4*^
лях, то в пещере, то еще где-нибудь, И стРаШНа* пСела на бе^гь
не знала о них. Собака Фулу-пупута все время си^на бр°саЛ\ы
и высматривала подплывающие лодки, на которые c3Qll% Ук^
сразу поедая всех приплывавших. А те трое жили дрУг°г°^
тиях. Сестру звали Сина-леле, одного братаики, зеМ,1^,иО
Туитаваке. Только они и остались в живых на М°ТУ^^ сво10 довищной собаки. Днем они не готовили ничего. ^ ^е бо^^ь они готовили ночью: они страшно боялись собаку, пр*1"'
гRnT ОНИ *
что кто-нибудь приплывет с Бау и убьет их. г>"ж
1зным ДРУГИМ местам — боялись, что их заметит IlU,paM If Р^0.нибудь приплывет и убьет их. и° i и-*111 чТ° 1Ла в пещере. Вход в эту пещеру бывал поперемен-t(),):^^е ^"замкнут. Как раз в этой пещере собака и сидела, (foTHpblT^T°vH Аталанга и Мауи-кисикиси пристала к берегу, iio т^ лоДка додку к берегу, Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси
^или так: и есТь земля людоедки Фулу-пупута.
^ В?тТдоговорились:^
Л они Ди лодку здесь и пойдем искать собаку. Найдем и
Оставим^
v6b0>1 °е* искать собаку, долго искали ее, но так и не нашли.
Они поШЛ дуЛИсь к берегу, где стояла их лодка. Это место было Тег** они вер ^ пещерой собаКи.
f0BnM дев на берегу и отдохнув, они решили:
°Можно пойти искупаться и покататься по волнам на доске. п вошли в воду, плавали, скользили по волнам на доске, и ijL^M Аталанга стало холодно. Он сказал Мауи-кисикиси: Малыш, я уже замерз. Давай вернемся на берег. Но Мауи-кисикиси ответил:
—Возвращайся пока без меня, ложись и грейся на солнце, а я скоро приплыву.
Мауи Аталанга лег на прибрежном песке, вытянул ноги и подставил их солнцу. Его разморило, и он уснул. А сын его Мауи-кисикиси все еще носился на доске по волнам.
Мауи-кисикиси удалось поймать одну рыбу это была тени-фа 1э, невероятно кровожадная акула. Она подплыла к Мауи-кисикиси, готовясь схватить и сожрать его, и уже бросилась на Мауи, но тут он первым схватил ее, сжал ей голову и убил. Подплыв к оерегу, Мауи-кисикиси бросил на песок рыбу и крикнул:
Н ?/еЦ' П0СМ0ТРИ- какая добыча! Смотри, смотри, какая рыба! пусти* УИ Аталанга по-прежнему спал, и Мауи-кисикиси снова бросите Плавать на Доске, и еще долго его не было. Потом на него °н 6pocifb °ДНа акула* и ее он тоже убил. Подплыв к берегу,
—О™ ТгГ* пегок и крикнул Мауи Аталанга: Но, взгд °т тебе eu*e Рыба!
Пока МаурьЯНуВ' ^ауи кисикиси не увидел отца на песке. О да! 0ТкРмться К1*?Икиси плавал, пещера кровожадной собаки успела ^ьаТила ^го° ака вышла оттуда, подкралась к Мауи Аталанга, т^9 в°РнуласьИ П^огл„отила всего целиком, не жуя. После этого \0тДЬ1хатк К СВОеи иощере, снова забралась в нее и улеглась
^Уч^аУИ~к«^кшРеВарИВаЯ МауИ'
На fdH пРо себя* ?гДОлго смотрел на берег и наконец поплыл туда, и ггп^ виДно моего отца! Неужели эта ужасная соба-**аУи ду и Увидр отила его?» Наконец Мауи-кисикиси оказался ^ ?T^riaur. t там следы собачьих лап. И еще он увидел кровь
d пР°Клятая » Же ЭТ0' ЧТ° За Г0Ре'отец погиб» ег°
я собака, а ведь мы сами приплыли сюда, с тем
чтобы убить ее, эту плотоядную тварь! А она н-
отца и убивает его.аПаДает „
И Мауи кисикиси решил: «Я отправлюсь искатьМ°*тг,
куда унесла его эта страшная собака».°TUa и
Мауи-кисикиси пошел по следам собачьих лап и*****
еще заметным на песке. Так он двигался по следамПЯТ11ам кРо
Он добрался до камней, что были недалеко от* к ап и кро**1, на них искал следы крови, но ничего не нашел Он °Рега- ар-Д долго, но так и не нашел ничего. Тогда он спустился в г°Кал на песок — точно так же, как до этого лежал его птп, ^?егУ и
m ж" ^>ГеЦ Max,^
ланга. Мауи-кисикиси решил притвориться, что он о yii А?а-
до этого отдыхал на берегу Мауи Аталанга, прикрыл гДЫхает- Как
а сам из-под руки следил за всем.аза Рукой\
И вот вход в пещеру собаки разомкнулся, и собака стат ко красться к Мауи, собираясь схватить его и тоже съес ТИХ0|,Ь" она думала, что Мауи спит, как спал его отец. Увидев что**'-**еДь подбирается к нему и готовится его проглотить, Мауи-ки С°?ака подумал: «Сразу эту собаку убивать нельзя. Ведь она погуб*^ моего отца».
Собака не успела броситься на Мауи-кисикиси, как он мигом схватил ее за голову. Она вывернулась и ускользнула от Мауи а он кинулся за ней, бежал изо всех сил, но нагнал ее только тогда когда она уже влетала в свою пещеру. Перед самым носом у Мауи вход в пещеру замкнулся. Мауи-кисикиси изо всех сил ударил по камню, закрывавшему вход в пещеру, и расколол его. Бросив гнись на собаку, он начал душить ее, долго душил и наконец убил.
И, взяв собаку, в брюхе у которой был Мауи Аталанга, Мауи
кисикиси отнес ее на святилище того острова. Там Мауи-кисикиси
рассек собаке брюхо и вынул оттуда мертвого Мауи Аталанга.
Потом он бросил труп собаки в костер, и собака сгорела дотла.
А Мауи-кисикиси расчистил место, убрал его, набросал там ворох
листьев, а на них положил Мауи Аталанга, чтобы он навек почи.
на этом месте. А рядом Мауи-кисикиси лег сам.еЛ
Так они лежали оба; Мауи-кисикиси лежал неподвижно^ ^ не пил, просто лежал рядом с останками Мауи Аталанга. лежали совершенно неподвижно. И наконец Мауи ^ постигла смерть. Он умер по своей воле, из любви к от1\у' н0да-Аталанга. И до сих пор их останки лежат там на святил леко от дороги.
88. Туи-мотулики, потомок Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси
О да! На Мотулики ведь оставалось еще трое л^
и два брата.и ПалУса,01Я
Женщину звали Сина-леле. Одного брата зв^сКЙ его * тонганцы и называют его часто Алуса, по-фид^{1 Валуса. Второго брата Сины-леле звали Туи-та
в пещере, скрытой в скалах. Вот так, в надеж-тцоД|! ИлИЛИтпиходилось им жить. Пещера, в которой они З1"11 ,р,лти*ь 11 вТруднодоступном, скалистом месте. Там они ^ *уЬцсь, 6BLJIA аСНОй собаки, которая обязательно бы съела их, NP*|T*,Vi,|fb оТ ^Ведь всех остальных жителей острова она уже RPCJ}|LL6 на,пла' этИ трое уцелели только потому, что прятались в
>FL 1 срс* они очень долго, но вот заметили, что лая собаки не 1,1 П'Гак ?Ь'ЙЛИ OII_ Принялись думать: «Нто же такое с этой ужа-
§*°гЛыШН°Р Почему больше не слышно ее лая?>> СЙОЙ собаК°.Исина-леле сказала братьям:
ц сестру J посмотрю, жива ли собака. Может, она умерла, пыла в другой край. Ведь теперь совсем не слышно ? М°*(>Т' ни днем ни ночью.
т даЯг а_леле отправилась на берег ловить рыбу, собирать кра-
^ овины. Она пошла по тропинке, которая привела ее к
бов и Рэтом святилище и лежали кости Мауи Аталанга
Мауи-кисикиси. Увидев груды костей, что остались от обоих Учуй Сина-леле сказала самой себе: «Видно, это были огромные поди' Какие могучие, большие кости!» А это были кости Мауи Аталанга и Мауи кисикиси. Но она-то не знала, что собаку убил Мауи-кисикиси за то, что она погубила Мауи Аталанга.
Сина-леле пошла дальше и дошла до берега моря. На песке она стала высматривать следы жестокой собаки. Искала она, искала, но следов не было: они уже давно стерлись с песка. Тогда она вернулась к себе, в их укрытие, и сказала братьям:
— Странную, волнующую вещь видела я по дороге: на святилище, что по пути к морю, лежат кости двух огромных людей. И переступила через них, пошла дальше, дошла до берега, везде искала следы страшной собаки, но ничего не нашла, краба* СЛедующее >"ТР° Сина-леле опять пошла к морю за рыбой, костцМИ И раковинами' а по дороге вновь перешагнула через много "0Ч11ВШИХ Мауи, одного и другого. Так она ходила к морю И (WO 6И И ВСЯКИИ раз переступала через кости обоих Мауи.
Они ЛеЛе понесла-•челе стала*™ П° прежнемУ все втроем. Когда беременность Сины-И3 Hllx ДумалМеТНа' ^ратья стали сердиться и ссориться: каждый
БалУ°а думалТ ° АРУГ°М-^ Сестпа о г°ворил:
Д ТУи-таи Грешила с Туитаваке, с кем же еще! 7 Сестра ДУМал и гов°Рил: Щ{ К °ни иС°вГрешила с Балуса, с кем же еще! Г,011(!^Ме1и'ла от^Т**™ ДРУГ друга; Балуса твердил, что сестра м*(то^а °т Валу ^И~1таваке> а Туи-таваке повторял, что сестра ^ец^'^й причи" ^умали они так потому, что не могли знать от'! ир0^илиНЫ 69 ^еременности- На самом деле, они столько ^'Vi д НУД<* же е ^есте' и вот их сестра понесла. Так и не знали Ва*ись иеременность, и все больше сердились друг на » °еыпали друг друга упреками.
Услышав их взаимные упреки, Сина-леле noi
Желая помирить их, сестра сказала:Ла> в Че
—Вам нечего ссориться и сердиться друг ца
ла, как один корит другого за то, что я на снося^** сл» совершенно ни при чем. Ничего не было у меня ни* ^° Вьт Мне кажется, что я понесла от тех костей, через °Д1!Им и'/^1* раз перешагивала по дороге к морю. Это скорее всего Т°^Ые стоп^г что я столько переступала через них. Так что не П°Т ПИх> оттЬн° мысли и не корите меня. Давайте по-прежнему жи1^4^16 сь<)° согласии. Ни с одним из вас у меня ничего не было и не** В Л|°°^и И
Слова Сины-леле совершенно умиротворили обоих гМ°ГЛо бы-ц^
трое стали снова жить в мире. К тому же они наконец *}атьев- НгР
ужасная собака умерла и теперь они могут ходить на бП°Няли» чт0
там рыбу, набирать воду и больше не бояться собаку н ЛОвить
ее лая.у* е Сл*Шать
Так они и жили, и наконец сестре пришел срок родить родила мальчика, но у этого мальчика не было ни мяса ни*-'.^аа а были одни только кости да сухожилия — он весь состоял'^' костей. Все его тело было скважистым, в нем были одни пустоты3 одни дыры; тело мальчика имело такое явное сходство с костями Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси, что стало ясно: этот мальчик больше всего напоминающий корзину оа происходит именно от них.
Мать стала брать мальчика с собой к морю, когда ходила туда за рыбой и моллюсками. Там она купала его в морской воде и сильно терла его под водой. Носила его к морю, купала, терла — и вот тело мальчика стало срастаться, пустоты исчезли, на костях появилось мясо, все члены крепко соединились друг с другом. Тело ребенка перестало напоминать оа, и он обрел силу.
Спустившись с ним к морю, мать растирала его в воде,, а закон-
чив это, всегда укладывала мальчика на спину у самой кромк
воды. Под спину она подкладывала ему лист арума, голову опу
ла на песок, а ноги оставляла в воде.с0^й_
Уложив ребенка таким образом, мать шла ловить Р у^ефаЯЬ, рать раковины. Раз ей попалась рыба теэфо — это молодая н0д она называется так, пока не вырастет, не достигнет свое^ кефаль-величины, тогда уже ее называют канахе - это взРос^даГОВори-1: Женщина открыла сеть, рыба вошла туда, и тут мальчик ga
Эта рыба для меня особая, да-да, это не0°ы^надт!| рыба ^
один мужчина здесь не смеет есть эту рыбу. Это таоу. ^^еМу TCAV
табу для меня, потому что сейчас она скользнула и0^гъ кеФ*;4^
Женщины же свободны от этого табу, и им можно _1>иец Уй
А если все же мужчине нужно будет съесть ее, он Bbi6p°cH
как можно дальше в лесные заросли и, поев кеф
подальше кости.^+
Мать же сказала ему:0вй>* и сЪ *
—Ну пойдем обратно, возьмем наш улов, приг йЛС#: И сын, имя которого было Туи мотулики, с0Гза!у1ерз-
Идем, идем обратно, матушка, а то я У^е
мой. Матери не пришлось нести мальчика на но»"7111 д , идти сам, и вообще он стал очень силен, ведь ^,0'оН М°их родителей Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси. *',и,МчоДиЛ да Се3рнУлись Д°мой' ТУИМ0ТУЛИКИ разжег костер; от 011 КогДа оИ"тра повалил дым. Мать и оба дядьки страшно рас-
иО^°г° „я него:
»*,J ЛИГЬ 11 oxi-NPF Мальчик, зачем ты развел тут костер г Нас
ОFLИ-'ОТО та К И* * _,_.^
g»F цтос gay или с какой-нибудь другой соседней
могут заметь
U-LH л Туи мотулики сказал:
Ца это *J ^ просто хочу согреться, я очень замерз.
_ Дороги -» ВОСКЛИКНуЛа мать,— что за бездушный сын!
—О ^нок| Зачем ты навлекаешь на нас опасность? Ведь цто ты за Р хочешь согреться, а этот костер увидят вон оттуда тЫ р * ой земли, увидят, приплывут сюда и убьют нас. ИЛИГин°же успокоил ее:
Матушка, не надо тревожиться. Дай только мне согреться,
я ужасно замерз.
А огонь и на самом деле был замечен. Его увидели бауанцы, которые тут же решили снарядить лодки и отправиться посмотреть что же появилось на давно оставленном пустынном острове. Вот мать Туи-мотулики посмотрела вдаль и увидела плывущие лодки. Она стала считать их, насчитала десять лодок и закричала сыну:
> — Вот, ты добился своего! Сюда уже плывут лодки, вон они — целых десять лодок! Сейчас нас всех убьют. Сын сказал:
—Дорогая матушка, дяди, оставайтесь здесь и не беспокойтесь ни о чем. Пусть только вся эта вереница подплывет поближе.
-жоша уже знал, что в его теле заключена огромная сила, усть меньшая, чем у Мауи Аталанга и Мауи-кисикиси, но все » великая сила.
ВьфвалДа караван лоДОк был уже совсем близко, Туи-мотулики ^чрвав ее Земли с К0Рнем высокую старую кокосовую пальму. ДВе палиц И3 аемли' он разломил ее пополам — так получились *мРвал из Которые он воткнул в песок перед собой. Потом он 4 т°Же ра.зеМЛИ еЩе одну старую и высокую кокосовую пальму, J ц«сок. Так он*ИЛ Надвое' а получившиеся палицы тоже воткнул ^,!У за друго^ выРЫвал из земли и разламывал кокосовые пальмы
пр^УЛ11Ки NPOTHIIOKA К берегУ не подошла первая лодка. Тут Туи-
it в эту Ло РУку, схватил кокосовую палицу и швырнул
(H(iHa п°Гиблц ii Л0дки не осталось и следа, и все сидевшие
*аСь ПР°тянул п ОДПлыла к берегу вторая лодка, Туи-мотулики
**ми. п*епы. Все » У' ВЗЯЛ палиЧУ> швырнул ее — и лодка разлете-
Н0°Т л°Дки н^Идевшие в ней погибли. Так было со всеми лод-
")С!Чт^н10Т> КогДа °Ставалось и следа, а гребцы погибали.
I,,t(}r. ^ эту лодеВЯТЬ лодок Уже было уничтожено, появилась
Тал Ничего Г ^ десятУю по счету, Туи-мотулики пощадил.
^I осать в нее, оставил в целости лодку, оставил
— Давайте сядем в эту лодку и поплывем наДЯДЬКам
, путь, а достигнув Bav J'0'* к В*!**
юного вождя Bay, скользившего по волнам на доск*^Тааи У*г'
приказал:Ке* ^Уи~мо-/^11Ч
—Схватите этого юношу, мы возьмем его к себе*M*|
двинемся дальше. в Лодку „ {
Но тут родственники вождя бросились за нимиМИ*
оставить юношу с ними. А имя юноши было Нок Всл°^ Ум()
Туи-мотулики ответил им:Лову.
—Нет, нет, оставьте, не просите нас, мы плыв
Тогда отец и мать Ноке-леву взмолились:т Иа Тощ^
—Хорошо, пусть будет по-вашему, но позвольте на
дать вам с собой провизию, ведь этот юноша, Ноке-ле М Х°Тя бь»
бауанцев.B0tt4L
Тут принесли разные съестные припасы, но главным пищи были живые люди.
Наконец лодка отплыла в сторону Тонга. На палубе л огонь, чтобы готовить еду, и Туи-мотулики было доложешу'111
—Огонь уже разведен. Туи-мотулики приказал:
—Скажите же Ноке-леву, чтобы принес сюда провизию, которую надо готовить.
Это передали Ноке-леву, и он приказал:
Пусть кто-нибудь пойдет на левый борт, возьмет там корень ев и отнесет на нос.
Один пошел, а его тут же убили, приволокли к огню и потом съели.
На следующий день снова развели огонь в печи и, когда он
разгорелся, пошли к Ноке-леву и доложили ему:
—Огонь в печи уже разгорелся.
Ноке-леву приказал:-0рень*
—Пусть кто-нибудь пойдет на левый борт, возьмет там ь р
ев и отнесет их на нос.съети.
Один пошел, его схватили и тоже убили, а потом ' чт0 этв
О такой лодке, где провизия — живые люди, гов0р*н'скИх *г
лодка людоедов. Таковы фиджийские лодки, на т0Н с Тон'*
ничего такого не заведено. На той лодке не было нИ А J\[OT> 1'
все мореплаватели были фиджийцы. Они плыли с °^ ^ от*'****]
ки, вождем их был Туи-мотулики, мать вождя зв«. лй длУс^
одного дядю вождя звали Балуса (на Тонга его н ул-мотУ*1*^
другого дядю — Туи-таваке. Оба они приходились^ ^ ^уиьД.
дядями по матери. А отцами его были Мауи Аталан у[0Гуя*п*'
киси: ведь оба эти Мауи встретили смерть на земл
в Фиджи.лавател*1 и
Итак, лодка направлялась на Тонга. ^оре^нИ при11ЛЬр ^ разыскать Туи Тонга и остаться жить у него. nlbiBiul,^fTt4i« Тонга, к западным берегам Тонгатапу. Вожди, п^есТ11ы* ^ лодке, Туи-мотулики и Ноке-леву, спросили У
b ли живет Туи Тонга?
lie ;,д^вечали:
живет на востоке
ТУИ "'ствительно жил. 1о место, где жил Туи Тонга,
гг \i 011 та Его называют также Муа 2. Там есть еще место,
;и1ТгЯ ^еКРтся Олотеле, это там недалеко. Там в Хекета похо-
,ui;M'!nnc Iia3bI^r Р«га там находится кладбище ланги 3, носящее
,ои*,||Ь тчшакава. ;*ва,,иС Фиджийцев, вождем которых был Туи-мотулики, на-
да л<>Дка ^ Очень силен был этот вождь, происходивший от прл»'!лаГЬ Тдачатый от их костей. И с ним был другой фиджий-1в>х А^а^И' юный Ноке-леву. Итак, они поплыли дальше и сКий в07ьД5рались до берегов земли, где жил Туи Тонга. нак°нец-гонга был растроган и обрадован, он сказал:
^Теперь при мне будут состоять чужестранцы, жители
ФИД1к)Дка фиджийцев пристала к берегу в Матауту. Туи-мотули-
' пянм выскочил из лодки, чтобы поставить якорный кол. uii первым
Н он не стал втыкать этот кол в песок, а вогнал его прямо в при-л ный уТес и пробил его колом до основания — так, что в утесе образовалась глубокая скважина, знак силы и мощи Туи-мотулики.
Все приплывшие сошли на берег и отправились к Туи Тонга. А тут как раз принесли большую сеть Туи Тонга, которая так и называлась — Купенга Лахи, Большая Сеть. В ней был богатый улов. Попала в нее и молодая кефаль, и взрослая кефаль тоже попала. А ведь кефаль была табу для Туи-мотулики: она стала запретной для него с тех пор, как малюткой он лежал у самой воды на Мотулики. И молодая кефаль теэфо, и взрослая кефаль канахе была табу для него.
кшЬ Да На Т0Ржестве У Туи Тонга стали раздавать рыбу (а ведь пото^1Ь ТОЖе была в улове), Туи-мотулики не стал ничего есть, "ли/таЧТ° кеФаль была табу для него. А Ноке-леву и все другие Туи-мо* °НИ сидели вс0 вместе, ели, но Туи Тонга заметил, что
-0У^КИ ничего не ест. И все вместе с Туи Тонга сказали:
ТУИ Тон И М°ТУЛИКИ Не ест кеФаль*
^ Туи-м^' заметившии это, спросил у Туи-мотулики:
ТУи-мп™,°Тулики' почему ты не ешь кефаль?
-Тм УЛИКИ светил:
4, ить Зап мти- °от с тех пор я не могу ее есть, и не смею
г$а Туи Тп * 6v yi|-M0TvnHra СТал пР°сить:
й я м°ня, а ст етил» 0 вождь, что я не ем эту рыбу. Она табу ца*°Ре У наг n rtla она та^У euie давно, когда я малюткой купался р>Ч1Ить 7 ФиД^и. Вот
•j,/*У есть ЛИКи» поделись этим запретом и со мной. Я тоже
Как пГч -— 1<ШУ> как 1 Сойдешься без рыбы?
Ь *СТь' КакР^Ме^Шь мое табУ> как бь1ТЬ с уловом? И
что ты
, ни взрослые мужчины не до . л^
есть кефаль. Если кто-нибудь, будь это маленький МЛ'К|,Ы бы.^
взрослый мужчина, поест ее, он ослепнет, или покрое^4*1* И:[и
или потеряет все волосы, или покроется коростой ТСЯ Я:,йачи
проказой. Вот почему нельзя мужчинам есть кефаль ни* 3а**°Ле*г
ни уже взрослую. Если кому-то и придется съесть ее М°Лод^Н)-
делать в строжайшей тайне, где-нибудь в чаще, а все кости™ -а*°
сить подальше. Что же касается девушек и женщин им ВЫбр°"
есть кефаль." м°>кц0
Вот так фиджийская лодка оказалась на Тонга и прибыв Туи Тонга. От тех, кто приплыл в этой лодке, пошло бочьп * потомство. Вот колено Туи-мотулики, которое носит название Туи-талау. Мужчин у них звали так: одного — Фаингоа, другого -Туи-таваке, еще был у них Моунга-тонга. Так звали мужчин в ко лене Туи-мотулики. Еще одного у них звали Many. Женщин у них называли именем" Сили-ика и именем Тулу-кава. Все они пошли от Туи-мотулики — это колено Туи-талау.
Потомство Ноке-леву — колено Соакаи. Они носили такие имена: Соакаи, Кава-ка-ланги, Хавеа. Все они пошли от Ноке-леву. это его колено Соакаи. Они называли своих и именем Уму-фуке-малу, и именем Фуна-киоэланги. Все это потомство Ноке-леву.
на Тонга.
И всех этих потомков стало потом великое
А теперь о потомках Балуса, того, которого еще называли Алуса. Его потомки носили имена Ахио, Факаха-фуа и еще Веа-мата-W-Потомки Балуса обладают высочайшей святостью, все они цы — Тау-фана 5. Только они имеют право прикасаться к с^таМ ням, и они могут прикасаться к самым священным пре
множество, и они V**
селились по разным краям.
89. Рассказ о Мауи
jT()M рr(i
Вот короткий рассказ о Мауи. Если что и не так ^ веДЬ tf°
то потому лишь, что я, рассказчик, совсем молод^
поколения.прп1Н*,и' #ь
Сначала Мауи жили в Пулоту 1 — оттуда они * ^ нйМ ^уН
вым пришел к нам Мауи Мотуа — Мауи Старни 7 и1лел т()Чн*'
появился Малыш Мауи, Мауи-кисикиси, 1I0T0^ 11й Ма>'и? Аталанга, Мауи-Строитель, а за ним пришел еще неизвестно какой.
собой огонь. Говорят, что до их появления )ЦВ°сЛИ огня и они-то и принесли его. К тому же расека-Уи>и ll?iie- 6Ь1Л° °не собирались оставлять здесь огонь: возвраща-ня :?tM П что МаУи лЖНь1 были взять его с собой в Пулоту. Несли S^^IIOU' ойй Д°набедренной повязке Мауи Мотуа. Край набед-нгь ;1тоТ огонь втлеЛ в нем и был заключен огонь. 1,1,11 ой п°вЯЗКИ т что, как только все Мауи пришли сюда, они тут Ре!11ЧгсКазЫва^я'ппополку. При этом Мауи Мотуа сказал Мауи-, „ринялясь за Р
^ ць"иси: лешь, не смей оборачиваться назад. Если же ты хоть кИ Когда п ^ сорная трава разом вырастет на прежнем месте.
,*З °^р,,е Мауи' Мотуа сказал тому, второму Мауи, что, если с са-1 И ЕШЕ * выполоть всю сорную траву, она уже никогда не МОГО "ачаЛастИ вновь и земля будет чистой, свободной от сорняков. с*1°*еТЛЬ1^и кисикиси не выполнил приказ Мауи Мотуа: он ока-^° честен и все время, пока полол, оглядывался назад. И вот зелен не^ работали, Мауи Мотуа вдруг почувствовал боль КОГДА о ^ всем теле. Это показалось ему очень странным, И СДБ онулся И увидел, что вся земля, которую он только что
"ОПОЛОЛ, вновь заросла сорняками. Ведь Мауи-кисикиси не переСТАВАЛ озираться, пока работал! Тут Мауи Мотуа страшно рассерДИЛСЯ на Мауи-кисикиси.
А Мауи-кисикиси взял огонь из тлевшего края набедренной ПОВЯЗКИ Мауи Мотуа и послал этот огонь в разные стороны, приКАЗАВ ЕМУ вселиться во все деревья. Говорят, с тех пор огонь И беРЕТСЯ ИЗ дерева.
ЗАТЕМ Мауи-кисикиси бросился бежать, а Мауи Мотуа преслеДОВАЛ ЕГО до самого Пулоту.
ВОТ и весь рассказ о Мауи, ведь я из нынешних людей и БОЛЬШЕ ничего не знаю.
90. МУНИ
3 Хи гЬ
^ В ХАХАЛЕ Ш западе Тонгатапу, жил Мотуку-веэ-валу 'ВЗЫВАЕМЫЙ'п1а востоке Тонгатапу, жил Пунга-лото-хоа, иначе CLL0P' и они УНГа лото лава 2. Вот однажды вышел между ними ПротивцИк г Затеяли борьбу. Плохо пришлось Мотуку-веэ-валу:
1,0та,,°виться Т Д° самого Хаатафу3, только там он решил
*У-' ак Пунга стал полновластным правителем Тонга-
А В это
^тиласьВейМЯ ЖеНа МотУкУ гуляла по берегу в Хахаке. Там
*ьнц Л°^КУ: ейЛ°^Ка' готовяЩаяся к отплытию; женщина села Б! Ь дРУгие °Чень хотелось пуститься в дальнее плавание, ^ЗСА'110 г собой 3еМли' Р° У тех мореходов, что подобрали ее, !>и0Л Это такиеИИКаК0Й ПР0ВИЗИИ> и вот> достигнув Фаха-ма-ГА H'.l0l° в пищуДВа ^И(^а в Хаапаи — и не найдя там ничего С|1°сях ^j'°Ни Убили бедную женщину. А дитя ее — она
К°Росили в волны.
Этого самого ребенка течением отнесло к ЛогЬ вынесло на прибрежные скалы. Спустя какое то'1^ И Тцм сошли супруги и услышали крики несчастного Вр°Мя Ua1^11'1* его уже принялась клевать какая-то морская МЛад,°нЦа- ^**г взяли ребенка к себе, усыновили его и дали емуПТИ^а* Су
Муни вырос сильным и крепким, но все пов^Уни^^1и
его казались чрезвычайно странными. Жители тех а^Ки' 'Фив,
Муни и не любили его. Они все думали, как бы 3i*h|fAow?KH
как бы подвергнуть его испытанию, опасности доСКо^ить
придумали. Было решено поставить на том 6enerv « В°т ИаКо1,Г°'
* у навео ттт» 'Си
тем супругам поручили одним поставить целую стенку ЛоДок
Жители считали, что нашли верный способ изгнать ЭТ°Г° 1,авеСа*
поселка: все были уверены, что им не справиться с залС^П^Г0в Ч
же люди прямо сказали тем супругам, что их Муни все**811 ^ Т°МУ
и ничего другого не умеет, кроме как спать.вРемя сПИт
Супруги поняли, что попали в беду, и загрустили: бы
что с таким заданием им не справиться. Но когда Муни п Л° ЯСН0,
и узнал, чем они опечалены, он сказал им:Р°снУлея
—Не горюйте, доверьте это дело мне.
На следующий день Муни пошел и свалил несколько кокосо вых пальм, а затем выкорчевал из земли дерево кока — дерево с красной древесиной. Все это он сделал в мгновение ока необычайно быстро.
Тут люди еще больше рассердились на Муни, и супруги, испугавшись, как бы им самим не причинили какого зла, решили разделаться с Муни.
Они приготовили длинную сеть и вместе с Муни отправи-лись на промысел к острову Меама. Прибыв на место, супруги велели Муни оставаться в лодке: они были уверены, что тот ско ро заснет и тогда им будет просто отвязать лодку и пустить м в открытое море. Так все и вышло; подкравшись к лодке, они вытащили из нее весло, шест, черпак для воды и все ^СТдЛ^^, Отвязав лодку, они бросились скорей назад, на Лофанга . А волны понесли в открытое море. Он продолжал себе сп^шаЯСЯ пременно бы погиб, если бы разбитая плошка кумете, ос в лодке, не застучала о борт: лодка была уже почти до сам ^ ^ полна воды. Тут Муни проснулся и понял, что ПР0И^ воДУ из счастье, вдали еще был виден островок Као. Вычерп^ ^ лодки для Муни было несложно. Один взмах руки тоЯ<е бы1(1 уже было сухо. Еще один взмах руки — и на к0Р^ цланн1*'*' сухо. Вот так вычерпав воду, Муни вырвал один доМ> своей лодки и двинулся к Лофанга, гребя им, как теМНОтЫ-
Муни достиг родного берега с настУпле"Ив аНОВого App^t
вышел на берег и остановился отдохнуть У в д0ме РазГ
что росло рядом с его домом. Тем временем супруги^
ривали между собой:не 3наеМ» ч*
—Хорошо, что парень погиб. Ведь мы даже
сын, а сами чуть не приняли смерть из-за нег0* тели. Так Муни впервые узнал, что это не его род
пом и обратился к супругам: niUeJl в по кто мои родители, и я отправлюсь искать их.
пр>гИ ители — на Большом тонга, так что отправляйся
?т»веи1Ь nrf)v следуй прямо за ней: она и укажет тебе путь V^yjijyio ДР j^'
одного фиджийца, Муни поплыл на Тонгатапу. Д *V^B с С Телио, и там Муни велел фиджийцу поставить лод-ыи |1Р||бЫЛИДолго маялся фиджиец, пытаясь воткнуть в прибреж-на ян«Рь- оНЫй кол, но у него так ничего и не вышло. Следы его h'vK>'ieMJlK) ЯК^х пор видны на берегу в Телио. Наконец он воск-
*?» ^Л|< ттО Сил г
* f рои РоД яКОпь у берега Телио, в Хихифо, а там, как уви-
,лтпь на я** *«^
>Ь ЯСНОМУ ДОМУ-Р^"Т ' ГОБОЙ ОДНОГО
П»яв с в Телио, и там Муни велел фиджийцу поставить лод-
;;;;ПЫТОН до
л,,кНУ'чпесь везде сплошной камень!
- ^д ту[уНИ вылез из лодки и с первой же попытки загнал Т°гда ,лт. тяк глубоко в землю, что его не стало видно. Он ушел
•лпнЫИ кол 1 а J„
яьор»° глубоко, что никто по сеи день еще не видел дна того в землю тал J
°ТВ[Гвот Муни пошел по берегу и увидел бегущую дрофу. Тут а как раз поднялась в воздух и полетела прочь от берега, к зарослям деревьев. Муни двинулся туда. Там в шалаше лежал его отец. Пышная борода отца была похожа на темную тапу. Муни подошел и заговорил с ним, а Мотуку-веэ-валу еще не знал, что перед ним его сын. Но стоило Муни приступить к объяснениям, как отец все понял, принялся осыпать его поцелуями и начал рассказывать о своей судьбе.
Муни попросил отца созвать всех родственников, а сам решил пока отправиться на прогулку. Отпуская сына на прогулку, Моту-ку умолял его не говорить громко и не шуметь: ведь он, ^отуку, все еще прятался от врагов, одолевших его. Отто-
то он и скрывался в шалаше, боялся показаться победителям
num. Узнав это, Муни громко вскричал:
иатп о ставаи же и зови всех наших, а я пойду и найду тех, с кем ^ сражаться!
ПунгаЗНаЧаЛ°' ЧТ° °Н Идет искать Пунга, чтобы наказать его.
Всех сторон*^В ^оха 6> ^ам стоял большой, закрытый со
н°ог*>Ь1кнове Д°М' В К0Т0Р0М жили его наложницы. А еще там стояло с*ая летучих ° ВЬ1С(Жое Дерево, на котором всегда сидела целая ч**л° Жилище"1 гтИЦ ' Одна, из лисиц была светлая. Это-то и отли-на Уни ириш ^НГа: светлая лисица была его особым знаком. Ча1иРибре>КНомл тУДа, когда Пунга отсутствовал: он ловил рыбу ?in ЭВ в°Рота, и ^ИцС)е Халакакала. Муни несколько раз посту-
v° ВеРнул^с °^На из женщин вышла посмотреть, не хозяин ИДев MVH
MV3II т*. р*' °На закРичала:
"О 11ри^азал°Л^ЦЫЙ веРзила' откуда ты взялся?!
0тветила:
— Уходи, уходи, верзила с изорванным лиц
знаешь, что это дом Пунга?I\4h
—Я знаю, что это дом Пунга,— ответил Муни
поживее ворота, дай мне войти.*~ ^ткрЬ1
Тут все наложницы закричали, зашумели п
и гнать Муни, обзывая его рванолицым. Тогда М1ЯЛИ°Ь ру
ворота, вбежал в дом и надругался над всеми нало *И BbI%^
том мигом, одной рукой он вырвал из земли необь>КНИЦаМ|*. Г?1
рево. И поныне в Поха видна яма, оставшаяся после 'КНов°нц0е *
все это, Муни сказал наложницам:' 01 °- СотЙГ)^°
—Придет Пунга, увидит все это, разгневается _
ему, пусть догоняет меня, и мы с ним сразимся, к- °KaH^t|
мужчинам.' к ПоДоба(.т
Итак, дерево было вырвано из земли, и вся стая
сиц в испуге поднялась в воздух и полетела прочь. Уви^411* Ли
Пунга сказал:дев лисиц.
—Не иначе в моем, доме появился кто-то чужой
А когда он увидел, что и светлая лисица летит к нему дал: «Если ничего страшного не случилось, эта лисипа п!! *ага" на длинной бамбуковой удочке, если же что-то произошло сядет на сухую короткую удочку». И вот лисица подлетела прям! к короткой удочке и повисла на ней. Тут Пунга сказал:
—Что же это за человек мнит себя таким всесильным, что смеет входить в мой дом, когда меня там нет?
Взяв свой садок для рыбы, Пунга поспешил домой. Быстро быстро погреб он к берегу, так быстро, что, казалось, весло не выдержит.
Дома он застал горюющих наложниц и спросил у них, в чем дело. Они рассказали, как приходил человек с рваным лиц©», как он силой овладел ими и как потом вырвал из земли необыкновенное дерево. Тут Пунга спросил, где же дерево, а женщины
отвечали, что он ушел с ним.^
И вот Пунга погнался за Муни. Нагнав его, он схватил то ^
дерево, разломил его надвое и стряс с него землю,^ насы
этом два холма: один — у спуска к морю, другой — У ^
ведущей в глубь острова. Обе насыпи сохранились до н
по разным сторонам дороги в Хохолонга.
Затем Пунга сказал:
—Выбирай, как мы с тобой будем сражаться. ^ схват**
—Мне все равно, ответил Муни.^ Схватка квК-й$УР кулачный бой так кулачный бой. Хочешь, можем
иначе помериться силой.b МУ,,И" * *
И вот противники сошлись. Пунга удалосьвг поД°5^|*
изо всех сил бросил его оземь. Но когда Пунга поднЯл JHlJj
Муни, тот уже успел подняться на ноги. Теперь ^ стр^^
в воздух и бросил его на землю. Что это был за op ^ разм#г ^ц**1
встряски Пунга весь скорчился: тело его осла ена
уже в воздухе, пока он летел вниз. А уж когда л; и остался поверженным лежать на ней, он зар победителем! Мне же теперь остается только
МУ"1\ кораллом пунга.
гким к * с ОПЯГА лежать НА земле — больше уж с ним
. М*1 Л^АВИЛ ВУА
^iv-"' ° Z было делать.
М> |1С, ЦАД° оралл пунга, что растет неподалеку от берега,
ЦИ111>1(1 цоч^У и в0Т почему так слабосильна коралловая
|ГДа та ТШ1Я пунга. *(! ,л — кУм длился в том краю и прожил там немало времени.
\1\'»,и 71<е П°шил отправиться в плавание — доставить своего v i>M °" костров Оно 8, что в Фиджи.
* дн«ийца лИ на Оно, не зная, что все жители острова съедены *1 Они 1!рпПЛв05КАДНОЙ собакой. Муни велел фиджийцу пойти
громи°й Нр°м пока лег в лодке. Фиджиец направился в глубь к своим, а уЖасное чудовище кинулось на него, убило его остр°ВшИло в свою пещеру есть.
й дотащвременем надоело ждать, он вылез из лодки и
^ посмотреть, в чем дело. Никого нигде не было, но на берегу П°ШеЛожно было разглядеть следы его друга. Потом Муни заметил еШе М на дороге, и этот след привел его к пещере чудовищной КР'ВЬ« ОН стал звать своего фиджийца, тут выскочила собака И БРОСИЛАСЬ на него. Он же схватил ее морду и порвал страшную пасть.
Муни догадался, что фиджиец его был съеден этой собакой. В глубокой печали вернулся он к лодке, отвязал ее и лег на дно лодки, решив умереть. Волны понесли его в открытое море и до сих пор все несут...
91. Муни — Рваное Лицо


Матерью Муни была Каэ. женщина, некогда останавли-Уо.теваСЯ На острове У°лева. По пути на Вавау она прибыла на Фетау 1 "г/ 0Жидании какой-нибудь лодки осталась на берегу Лоло-г,Ль,ть на °П ^риплЬоЛа тУДа одна лодка, и Каэ села в нее, собираясь Наг,Равит1. 0сранга " и повидать там Синилау 3. Оттуда она хотела
П° Дороге? В ВаВау-
^РОВОК близ П3 Велела гРебцам зайти на Луангаху, небольшой
На с«осях. Go'J (^анга- Там она решила родить — ведь она была ч/Г 1U*fм "а са11ДЯ На ^ерег' ^аэ РОДила прямо под кустом нгаху, 6И°аЖДЕ1П10Г 0М берегу. А рулевой той лодки сказал Каэ, что ^.ii Мальчик ° Над° оставить. И вот он кинул младенца — это р11,е — снача Прямо в м°ре. Лодка же вместе с Каэ поплыла
*'т^°ИКа вьшес На Ло*анга> потом на Вавау.
П0 ри'а11ка, BJ10 ВОлнами на риф у берега Лофанга, а там прими Т^т пРищ0л ^левала младенцу один глаз и исклевала все ли-**АЬ 1и °том н?е На берег Синилау, взял дитя к себе и дал ему имя
10 ег° было G СТали звать его Мата-махаэ, Рваное Лицо 4: 3 все исклевано ржанкой.
92. Откуда пошло имя Туи Татуи

Некогда правил Туи Тонга по имени Tv Больно Бьющетй по Коленям. И вот почему ег ^ат^ h
В прежние времена жрец, приготавливающие Так Up0^U так, как принято теперь; он сидел в самом пентг^ КавУ> ei.^V круга гостей, а круг этот состоял из вождей и зна СТвен Н* ных людей. Их же со всех сторон окружали просты НЫХ' ^го'014' неожиданно напасть на Туи Тонга и убить его бьи^ ЛЮдн' Т'&к^
А у этого Туи Тонга, у Туи Татуи, была Длинная^Г^
торжестве, окруженный со всех сторон людьми, он ^Ка' СиДчу
этой палкой по коленям всякого, кто подходил*к н Вал°> г>иа
близко. Все знали это и держались от него ппгта, М^ СЛиШкг»
он и получил имя Туи Татуи за то, что больно бил пал • - в°т
леням.Кои «о ко.
А торжественный круг пьющих каву со времен этого Т
стал таким, каков он и сейчас, в наши дни.^и ^Гл,га

93. Лоау

Это Лоау ввел правила, по которым знатные гости Туи Хаа Така-лауа и Туи Канокуполу должны рассаживаться во время питья кавы.
Это он постановил, что во время питья кавы в семье вождей
Моунга-мотуа 1 и также в семье Туи Канокуполу 2 справа надлежит
быть Ниу-капу, слева надлежит быть Нуку. Люди из рода Хаа
Нгата 3 должны занимать тоуа 4 и охранять вождей, пьющих каву.
И если находятся какие злоумышленники, Хаа Нгата наказывают
их. Наказывают они плетью за разлитую каву, наказывают
палками, если кто вмешается в дела носильщиков и в дела **ни
щих каву. Им дозволено разбивать на куски корень кавы.
могут отгонять всех чужих кулаками.„ в0д.
И Лоау указал, как следует разносить чаши с готовой
Теперь говорят при этом: «Так постановил Лоау».чецп&
[А вот заговор, который произносят перед приготов-кавы: ]
«Пусть готовится кава!енна, п>'сТЬ
И
удет она бесподобна, словно россыпь неоесныл ош>^^ мы с Великим Вождем, и пусть продлятся дни, пР°^гда ^ продлятся годы и еще продлятся годы. Пусть вс g^paBnii g крепок пребывает Великий Вождь и да пРе^д^Т/гло?нено rt Фале-уа \ Пусть чистым будет Тонга, не будет 00 ^ не б>^( i небо, не будет на нем ни единой тени, земл^я дР^аТч?лй Пусть процветают Лауаки и Мотуа-пуака , ^ ^ дереВьЯ " земли, подвластной Вождю. И пусть плодоносят все
Пусть будет она благословенна, пребудет благослов^ ^j^d будет она бесподобна, словно россыпь небесных звездятсЯ #ес*й* ы с Великим Вождем, и пусть продлятся дни, продл 3дор°* j,
Татуи и ДевУшка
!Н-правитель Тонга по имени Туи Татуи. Он был
г0гДа И<ИЛ гтвенным вождем и держал в страхе жителей мно-
с»,; п\с3- j Туи Татуи отправился в плавание на Халакака-гИ\!от °Яиа>К^Ь1дка уже подплывала к Халакакала, мореплавате-
|{огДа еГ°,Ль женщина — она сидела на наветренном берегу **' встретилад и болтала ногами в воде. И сам Туи Татуи, и оба лИт\)ова Эуэик ^и^еЛИ ее Говорят, что первым ее заметил человек,
спУт11и** носу. Он обратился к спутникам: гиД^Шр" Ддайте ка мою загадку.
1 что за загадка? - спросили они.
t\u гказал:
Вот вам загадка: двойная лодка причалена у наветренной
тлпопы Хаакаме.
но так и не смогли
Смали-думали они над этой загадкой,
гадать ее. И тогда их товарищ сказал: Раз__ g0T вам отгадка: вон там сидит женщина, ноги она опустила в воду. Женщина сидит на ветке гибискуса, а морская вода плещется у нее под ногами.
Тут они посмотрели туда, и Туи Татуи, сидевший на корме, стал грести скорее и приказал своим спутникам:
—Гребите-ка побыстрее. Посмотрим, человек это или дух. Они быстро доплыли до той женщины, и Туи Татуи обратился к ней:
—Приветствую тебя, о девушка, сидящая на наветренном берегу!
Девушка ответила:
И я приветствую вас, мореплаватели, преодолевающие подводные камни и рифы.
^нова заговорил Туи Татуи:
й*йти ниПеРЬ понятно' почему мы, сколько ни искали, не смогли У самого берега РЫбКИ И3 тех' что В°ДЯТСЯ на рифе. Ведь мы уже И еЩе он добавил:
—Куда°!?.Да' садись к нам в лодку, и поплывем дальше.
*Ли lv* какой6 ^Ы поплывем? — спросила девушка.— На Тонга **°хнуТь здесь** УДЬ другой 0СТР0В? А может быть, тебе стоит На это Tvi*BT«A завтРа мы отправимся в Олотеле \
*и Г Посмотпй1аТуИ СКа3ал:
^Jia Ить» что Посмотрим. Надо подумать, что легче. Мы успе-
1 бУх *ИтР°сть. тПР°т°Д В бухту 3Десь У вас очень сложен. (Это 'рТУ быЛо " уи ^атуи нарочно солгал: на самом деле зайти
*'и чУи Ътуи ПНЬ Просто-)
прежнему сомневался, кто перед ним — дух
°тсюда, не надо. Зайти в бухту совсем нетрудно, если только вы идете сюда с добром, б
умысла. Тогда никакое волнение на моое не 1, Са Вс«Кг^
вать вам. Но если вы не с добром сюда приплыли n*)(1n *ИГ
какой, тогда плывите сейчас же в Олотеле, а я Им°0те уТс1Ч,
здесь и к вам в лодку садиться не стану.лУчцц» ()(; Мь*е<.
Вот тут Туи Татуи наконец понял, что переп*****
Тогда он принялся упрашивать девушку:IIIIM чед
— Прошу тебя, смягчись, сядь в нашу лодку и^
поплывем на Тонга. Если же ты откажешься, мы' вг 1Ы Вс° ЩИ

И тогда девушка взошла на борт. Когда лодка
регу, Туи Татуи спросил:1стала к *
— Как тебя зовут, девушка?
— О вождь,— отвечала она,— мое имя Нуа2. Она уже успела догадаться, что перед нею Туи Тат
Я.ТТЯ РГП РТТТР ТПРТТЯ КПГТТЯ ПП7ТКЯ ППТТП TTLTDo по т„ „ _ ^
прежде ей доводилось слышать, что Туи Татуи — вождь с ной, вытянутой головой и что такой головы больше ни у когоР°М Поэтому, посмотрев на вождя, девушка сразу поняла, что "Г
Туи Татуи.
Они стали спать вместе. Вскоре Нуа понесла и родила сын которого назвали Уанга. Затем у них родился второй сын Афулунга. Затем у них родилась дочь, которую назвали Фата-фехи, а после нее родился сын, названный Сина. Всего у них было четверо детей.
Туи Татуи решил посвятить богам несколько сооружений. Это ланги Туи Тонга 3, что в Хекета; это большой могильный камень Фанекинанга; наконец, это кладбища на горе Моунгалафа, чт на одном из островов Вавау 4. Там, на Моунгалафа, и покоятся все четверо детей Туи Татуи.
Туи Татуи жил очень долго, дожил до преклонных лет. Одна*
ды он сказал своим:
— Спешите строить, мне осталось жить совсем недол™т0ВИТЬ
место,
И он приказал своим людям приступать к работе — ^ :то, где будет похоронен он сам. Он тогда был уже о
Туи Татуи велел накопать много земли и собрать^ сТр01Гт>
так
;те, где должен был стоять Хаамонга. И приказал ^qt, x„iM чтобы никому из потомков не удалось бы солД1Т1И назваТ1' лучше и превзойти его. То место, где он похоронен, ре5 Хаамонга-а-Мауи, Бремя, Посильное Одному ^Мауи ^и вСезс кр^
Строительство началось с торжества инаси : жи лй с ДаР"
прибыли туда с подношениями для Туи Тонга. ^РИфЛтуНа, 0 *
люди из самых далеких земель — с Ротума, с У^
с обоих островов Ниуа,7 с Самоа.нИХ п°ста ^
Затем были взяты три огромных камня. Два из^ дтОГо ^щ-1 стоймя и до самого верха засыпали землей. с^еисЯ ЗЕ^$0^ положили третий камень — его катили по п0Л^чйВмЛи? я°ь'Р насыпи. А потом те два камня откопали, и из з
могильный холм. Там и похоронили Туи Татуи, .1(bU'ilJlU т и по сей день памятником тех времен. 0% '! ,моИга сТ° остальные дети Туи Татуи посвятили Хаамонга i ^vnIia И ВС6И еще они посвятили им лангилека, что в Муа8.
\J w ДУХАМТЕИ также тем, что перенес деревню Муа во владе-()(),,'тга изве( _ фаты-фехи с ее молчаливого согласия. Говорят, я сн<)011. сревни подняли ужасный шум, когда их вместе с до-|,И тс.н1 т°и ^ лИ в ДРУгое место. Потом часть новой деревни S'H 110рСчаселена людьми Уанга.
Г|Уа бььт1а * пОТомства Туи Татуи известны меньше. Все четверо, ДрУгИ°/13лй Туи Тонга, и поэтому всем им полагалось прино-д(,тн НУа' угощение. Но неизвестно, какие Туи Тонга, кроме сить ДаРы' возводили дивные сооружения в Хекета. Туй Татуи»
95. Синилау и девушки-альбиносы
Жили некогда супруги, мужа звали Матанги, жену — Малу 1, Вот Малу понесла в первый раз и родила двух девочек-близнецов — кровожадных альбиносов.
И снова понесла Малу. Когда она родила, близнецы пришли и отняли у нее дитя. Они тут же съели младенца, как ни горевали, как ни молили их о милости родители. И они не знали, что делать с этими девочками людоедками, а в тех ведь вселились духи.
Малу опять понесла. Когда пришли ее сроки, она снова родила девочку. Супруги стали думать, как спасти эту девочку от жестоких сестер. И вот они решили поставить для новорожденной особый дом на возвышении и в этом доме собрали все смердящее, все вонючее, что только смогли найти. Надо было, чтобы духи поверили, будто у девочки проказа: тогда они не станут есть ее.
Ьскоре страшные сестры явились к родителям и спросили, Родила ли мать.
д Да,— отвечали супруги, - родила, но у младенца проказа, во всем11 Р0требовали показать им, где девочка, чтобы самим Доходя диться- Супруги направили их к ее дому, но, еще не
^ Дома, сестры почувствовали жуткий запах и согласились: С;ШтигГ \/ нее Т0ЧН° проказа, она смердит так, что даже отсюда
°ни ве н М К Себе* Ь т°м Доме УЛИсь к себе> а супруги продолжали держать девочку
Ве°быкнове П?ИсматРивали за ней там. Девочка выросла и стала
ЧеловекНп °И красавишэй. Звали ее Офа-хе-какала 3. Увид0Ть ^ ^о имени Синилау узнал о ее красоте и твердо решил RIJFA Рассвете о^' °Н отпРавился в путь. На ночь он делал привал, 0ц°Йа в пУть ЩСН°Ва пУскался в путь, ночью опять привал, наутро г,°и1ел к н ел 0н' шел и наконец увидел вдали какой-то дом. г ^Ди UTrfMy" ^ это быд дом сестер! Они стали звать его:
- Я ? и сказал:
оем краю, но родители отправили меня искать
девушку по имени Офа-хе-какала. Она должна ст
Духи ответили ему на это:Ть
— Но, кроме нас, здесь никого нет.^Н(Н\ Юноша не удовлетворился таким ответом и сп
— Нельзя ли мне поговорить и с вашими род. Ил* Духи стали уговаривать его не ходить туда: там еЛяМи?
запах, ведь в доме живет прокаженная, вся в смепСТ°ИТ ^Утк Но Синилау сказал, что это его не пугает и он схоп Ц*Их Язв-
Итак, он направился к дому супругов. Те встреч1* ТуДа- *
ветственными словами, он же сказал:Ли его 11ри
—Спасибо за привет, но я не случайно пришел
есть дочь Офа-хе-какала, и я пришел просить ее себе^ ^ йас;
Родители отвечали:в >кецЬ1<
—Не подобает благородному человеку иметь таку
ее вид ужасен и отпугнет любого.Жену;
Юноша был упорен:
—Отведите меня к ней, я хочу ее видеть.
И отец девушки повел его к ней в дом. Когда они стали ниматься, Синилау увидел ее и был просто ослеплен ее красотой Он взбежал к ней, и они приветствовали друг друга. Все бьпо сразу решено, и Синилау отправился к своим сообщить о готовящейся свадьбе.
Синилау и Оф а-хе-какала соединились, стали жить вместе. Офа-хе-какала вскоре понесла и в положенный срок родила мальчика, которого назвали Лоау. Этот Лоау из Хаамеа, что на Тонгатапу, переселился на остров Лифука в Хаалоау 4. Это он доплыл до края земли, и с ним было двое его людей — Лонго-поа и Каэ. Лонго-поа выжил, а Каэ за злые свои дела был наказан смертью.
96. Путешествие Каэ
В Хаамеа жил вождь по имени Лоау. Однажды он решил п -строить лодку и отправиться на ней в водоем на том о J^R0 Следы этого водоема до сих пор заметны в Фатаи. Люди иа
не для океана! «Зачем же плыть в водоем на лодке.» нйю и
Но все же Лоау велел своим людям готовиться к пл^ поТОм
приказал готовить провизию в дорогу. Он сказал,пУь'0,
они поплывут дальше и увидят огромное говорящее Д v ттудотУ-
а еще увидят все удивительное и чудное, что есть 1лась в
Все приказания вождя были исполнены, и лодка OTIгов°^
плавание. Когда гребцы увидели Хаапаи и Вавау, оН^,0дИласЬ ^,
рить, что здесь и надо остановиться: ведь их лодка не^0дКа п^г,лЬ,и
дальнего плавания. Лоау же не согласился с ними, и ^иуа, *°у.
ла дальше. И вот, пустившись дальше, они достиглипР
там не остановились, а поплыли дальше. И вот пер стал Самоа, но они миновали и Самоа.
Р** у „е от чего.
уТь — пкг плЫли они, плыли и плыли и достигли огромного де-
н- [{ сноваqTO на повороте всех плаваний — на краю земли,
репа, тог0 ^ запуталась в кроне того дерева; двое гребцов вы-уачта лоД ^одки прямо на высоченное дерево, чтобы оттолкнуть прыгну^* отт0лкнули ее от дерева, лодка двинулась и — так го-.юДЬ'У- 1 а в Небо. Вот так погибла вся команда лодки — оста-ворят ~~ У только те двое гребцов на дереве. Они решили дождаться дмсьЖ потом вплавь пуститься прочь от этого места.
пр
ПтВнн из этих двоих], Каэ, плыл очень долго и наконец достиг ова где жила птица Канивату. Ступив на берег, Каэ сразу °видел там восемь китов. Он улегся между двумя китами и уснул. Тут прилетела эта самая птица, одной ногой оперлась на одного кита, другой — на другого и тоже заснула, наклонясь над Каэ. И Каэ улыбался во сне: он почувствовал это. Когда же рождался день, Каэ услышал птицу: готовясь взлететь, она забила крыльями. Каэ бросился к ней, ухватился за нее, и птица вместе с вцепившимся в нее Каэ полетела — сначала над островом, потом над океаном. Наконец Каэ увидел внизу песок, разжал руки и упал на землю. Поднявшись на ноги, он понял, что это Самоа. Он упал в землю Акана Он отправился на утреннюю трапезу к вождю Синилау, и Синилау оставил его у себя.
На Самоа любили рыб и ухаживали за ними. Была у них там рыба лонгоули 2, был кит. Жители тех мест брали их с собой \тби°Д°еМЫ игРать- ^° [кита1 поймали люди из другого края, под'по разрезали на куски и эти куски китового мяса подвесили висяи°Т0ЛК0М °ДН0Г0 Дома. Туда пошла невестка Синилау, увидела Ушла о П°Д потолком мясо, бросилась к нему и проглотила. Она На-зват1и т 8 И П(Шесла' а потом родила китов-близнецов, которых
Каэ п Га И ТунУнга Т0ФУаа 3-нУться ~пРежнемУ жил на Самоа, но ему очень хотелось вер-ВоДь они м °И' На ^онга' и он попросил у Синилау этих китов: Там отппяв Доставить его на родину. И Синилау приказал ки-— ПльтЯТЬСЯ С ^аЭ на Тонга. Напоследок он сказал им: п ПахУчим м е На Тонга и возвращайтесь оттуда с кокосами, biBjjTe СЬ1Т Слом» с тамошней тапой, с плетениями. И смотрите КогДа ^огДа вернетесь, я отправлюсь туда. f'Hv°^ ^Лагопа ТЫ С ^аэ Д°стигли Тонга, Каэ не почувствовал ни-Ta^TИться наРб°СТИ К Тонга и Тунунга. Он подучил своих людей обр^1101 иб Тун ерег и убить обоих китов — заколоть их копьями. Il0, ^огда Тонга же ушел от преследователей и поплыл °н приплыл на Самоа, Синилау уже сидел на берегу, поджидая китов. Он спросил у Тонга, где же Тонга рассказал ему, как на них напали и как i СГ° ^Пат, j.
Синилау долго горевал, а потом созвал всех п*'*1^ *Viiy T%Vt
попросил их собраться у островков Хунга-и-Хунга °В ^rlNn> ^
Каэ. Там духи должны были сплести много-много И 1,а^аа И
отправиться в Муифонуа, потом на Эуа, потом на ф°^ЗИи' пот(Ть
потом в Хихифо, потом в Напуа, повсюду собрать п aiIraj,^oyIJ|>iI
зины, циновки, сложить из них высокую гору и наДеТеНИя' Щ
посадить Каэ.Самый в ~
97. Лонго-поа и говорящее дерево

Спутник Каэ, Лонго-поа, покинул край света и достиг
на котором росло говорящее дерево пуко. Никто из живы°СТ')0На*
не знает, где этот остров.* люДец
Стоя на берегу, Лонго-поа пытался понять, куда он Он увидел, что место это совершенно голое: на всем острове"^"^ одно только дерево пуко, окруженное у основания крохотным.0 пальмами, а все остальное было песок и камень.
И хотя Лонго-поа был рад, что ему удалось достичь земли, вид пустого и голого острова привел его в полное отчаяние. Несчастный Лонго-поа, совершенно обессилевший от голода, опустился на землю и зарыдал, как беспомощное дитя. Внезапно он услышал чей-то голос, обращенный к нему. Лонго-поа перестал рыдать и стал прислушиваться к этому голосу, который спрашивал его:
— Почему ты плачешь?
— Потому что я голоден,— отвечал он, все еще не понимая,
кто говорит с ним.
—Ну что ж,- сказал голос,— пойди и подготовь печь. Когда земляная печь нагрелась, дерево пуко приказало ему
отломить от него одну ветку и испечь ее. Лонго-поа вскараокался на дерево, отломил от него большую ветку и положил ее в печь. Подождав немного, он открыл печь: она была полна ямса, свинИ ^ бананов. Страшно голодный, он даже не ст