Криминалистическая идентификация и её роль в раскрытии и расследовании преступлений

СОДЕРЖАНИЕ

13 TOC \o "1-3" \h \z \u 1413 LINK \l "_Toc349831025" 14Введение 13 PAGEREF _Toc349831025 \h 1431515
13 LINK \l "_Toc349831026" 14Глава I. Общие положения криминалистической идентификации 13 PAGEREF _Toc349831026 \h 1471515
13 LINK \l "_Toc349831027" 14§1. Исторические аспекты возникновения и развития частной теории криминалистической идентификации; ее основы 13 PAGEREF _Toc349831027 \h 1471515
13 LINK \l "_Toc349831028" 14§2. Понятие, объекты и виды криминалистического идентифицирования 13 PAGEREF _Toc349831028 \h 14121515
13 LINK \l "_Toc349831029" 14Глава II. Криминалистическое идентифицирование при производстве судебных экспертиз 3615
13 LINK \l "_Toc349831030" 14§ 1. Криминалистическое идентифицирование при исследовании антропоскопических следов 3615
13 LINK \l "_Toc349831031" 14§2. Криминалистическое идентифицирование при исследовании документов.5151
13 LINK \l "_Toc349831032" 14§ 3. Криминалистическое идентифицирование при исследовании огнестрельного оружия 6157
13 LINK \l "_Toc349831033" 14Заключение 8154
13 LINK \l "_Toc349831034" 14СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 8157
13 LINK \l "_Toc349831035" 14ПРИЛОЖЕНИЕ 1 9152
13 LINK \l "_Toc349831036" 14ПРИЛОЖЕНИЕ 2 9153
13 LINK \l "_Toc349831037" 14ПРИЛОЖЕНИЕ 3 9154
15









Введение

Частная теория криминалистической идентификации выступает одним из определяющих и объемных для изучения и исследования разделов криминалистики. Частная теория криминалистической идентификации занимает одно из главных мест среди общетеоретических вопросов криминалистики, потому что является научной базой для изучения ряда направлений в криминалистике, к примеру, учение криминалистики о внешнем облике человека, криминалистическое исследование следов и других направлений.
Процесс познания события преступления сложен и состоит из многих стадий и этапов. Однако используемые методы и приемы обусловлены не только спецификой объекта познания; но и спецификой самого процесса познания: его ретроспективным характером. Использования таких общенаучных методов, как наблюдение, описание, измерение, сравнение, оказывается недостаточно для воссоздания всей картины происшествия.
В следственной и судебной практике всегда появляется необходимость решения следующих вопросов: кем оставлены следы на месте происшествия, какие предметы и орудия использовал преступник, из какого оружия выстреляна пуля, обнаруженная на месте происшествия или в трупе и т.п.. Известно, что следователь, эксперт или судья лишены возможности непосредственно наблюдать процесс совершения преступления, и могут приходить к тем или иным выводам только в процессе познания события преступления по оставленным следам. Поэтому подобные ситуации разрешаются с помощью криминалистической идентификации. Идентификация объектов, которые имеют криминалистическое значение, является частным случаем идентификации объектов материального мира. В ходе расследования преступлений и правонарушений зачастую возникает необходимость установления по следам и иным отображениям связь человека, предмета, другого объекта с расследуемым событием. Например, по следам рук и ног устанавливается лицо, присутствовавшее на месте происшествия, а по следу протектора шин транспортного средства – скрывшийся автомобиль или другое средство передвижения. По следам, оставленным на пуле и гильзе частями оружия определяют, не выстреляны ли они из пистолета, ранее изъятого у подозреваемого; исследуя рукописный текст, выявляют, не выполнен ли документ определенным лицом.
Во всех вышеперечисленных и подобных им случаях основное заключается в том, чтобы по результатам отображения установить объект, который оставил это отображение. При этом оба понятия – объект и отображение – рассматриваются довольно широко. В качестве объекта выступает человек, предметы его одежды и обувь, орудия совершения преступления, транспортные средства, оружие, инструменты и т.п., т.е. сущность материальной действительности. Отображениями выступают различные следы, документы, фотоснимки, части объектов, ранее составляющие единое целое, мысленные образы, отложившиеся в памяти человека.
Именно криминалистическое идентифицирование является тем методом познавательной деятельности, который позволяет ответить на многочисленные вопросы и, в конечном счете, составить картину происшедшего. Поэтому мной и была выбрана данная тема.
Значимость криминалистического идентифицирования для расследования дела и установления истины предопределяет актуальность данной работы.
Объектом дипломной работы в целом является деятельность правоохранительных органов, использующих положения криминалистической идентификации для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений в ходе проведения отдельных следственных действий, в частности производства судебных экспертиз.
Предмет исследования – установление с помощью криминалистического идентифицирования (специального криминалистического метода познания) существующих закономерностей и связей при сопоставлении признаков криминалистически значимых объектов (идентифицируемых и идентифицирующих) с целью установления наличия или отсутствия тождества (равенства) единичного криминалистически значимого объекта самому себе по оставленным им следам.
Цель работы – комплексное исследование сущности криминалистического идентифицирования, а также в установлении роли криминалистической идентификации в раскрытии и расследовании преступлений.
Для успешного достижения поставленной цели в ходе работы решаются следующие задачи, составляющие ее содержание:
анализ места криминалистического идентифицирования в познании события преступления;
определение понятия, объекта и субъекта криминалистического идентифицирования;
установление стадий криминалистического идентифицирования;
анализ основ криминалистического идентифицирования в криминалистических экспертных исследованиях.
установление роли криминалистической идентификации в раскрытии и расследовании преступлений.
Методологическую основу работы составляют общенаучные методы: метод системного анализа; обобщение нормативных, научных и практических материалов; исторический метод; частно-научные методы; сравнительный, логический, аналитический, технико-юридический и другие.
Теоретическую основу исследования составили труды: Т.В. Аверьяновой, Л.Е. Ароцкера, Р.С. Белкина, А.И. Винберга, Г.Л. Грановского, С.В. Дубровина, В.П. Колмакова , Ю.Г. Корухова, В.Я. Колдина, И.М. Лузгина, Н.П. Майлис, В.Ф. Орловой, С.М. Потапова, Н.С. Романова, А.И. Рудиченко, Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова, Н.В. Терзиева, А.Р. Шляхова, Н.П. Яблоков и другие.
Эмпирическую базу дипломной работы составили материалы архивных уголовных и гражданских дел (судебных экспертиз), взятые из Центрального, Заволжского, Пролетарского, Оленинского районных судов города Твери и Тверской области.
Структурно данная работа состоит из двух логически связанных между собой глав, введения, заключения, списка используемой литературы, приложений. Все главы, в свою очередь, разделены на параграфы, позволяющие акцентировать внимание на отдельных положениях криминалистической идентификации.















Глава I. Общие положения криминалистической идентификации
§1. Исторические аспекты возникновения и развития частной теории криминалистической идентификации; ее основы

Теория криминалистической идентификации выступает одной из самых исследованных частных криминалистических теорий. С. М. Потапов в 1940 г. изложил ее основные положения и до сегодняшнего дня эта теория занимает одно из первых мест в криминалистически значимых научных исследованиях и трудах. Все ведущие советские криминалисты прямо или косвенно занимались проблемами криминалистической идентификации. Безостановочно растет литература вопроса. Если в 1940-1955 гг. были опубликованы 13 работ 7 авторов, то в 1956-1960гг. вышли в свет уже 36 научных трудов 28 авторов. В периоде с 1961 по 1965 гг. издается 69 работ, относящихся к трудам 40 ученых. За последнее десятилетие количество публикаций по общим и частным вопросам теории идентификации продолжает возрастать. Этой проблеме целенаправленно посвящены докторские диссертации В.Я. Колдина, М.Я. Сегая, В.С. Митричева, М.В. Салтевского, И.Д. Кучерова. Разновидности процесса идентификации рассматриваются в докторских диссертациях других ученых, таких как Г.Л. Грановский, В.Ф. Орлова, Б.М. Комаринец, В.А. Снетков, в ряде кандидатских диссертаций, монографий и статей.
Такой сосредоточенный интерес к данной теории, а отсюда и такое многообразие научных работ в этой области обуславливаются рядом причин.
Исторически сложилось, что теория криминалистической идентификации стала первой частной криминалистической теорией, которая выступала не как отдельные теоретические построения, а как система знаний, как упорядоченная система понятий. Данная систематизация представляла перспективы дальнейших исследований в этой области, давала наглядное представление о «белых пятнах», а также неразрешенных проблемах. Таким образом, эта систематизация позволяла довольно легко определять точки приложения сил и привлечь эти силы к решению возникающих проблем.
В истории развития теории криминалистической идентификации традиционно выделяется три этапа. Первый этап, охватывает приблизительно десять лет (1940-1950 гг.), – на этом этапе формируются общие основы теории, ее исходные положения и принципы. Второй этап берет свое начало с 1950 и заканчивается в конце 1960 года – формируются на базе общих положений теории криминалистической идентификации, так сказать, «объектовые» теории идентификации: судебно-трасологической идентификации, судебно-графической идентификации и т. п. Третий период, длящийся и в настоящее время, характерен как пересмотром, уточнением и дополнением некоторых общих положений теории криминалистической идентификации, так и продолжением исследования ее частных приложений. Предпринимается и обосновывается попытка расширить круг объектов идентификации, рассматривается возможность, открывающаяся с применением новых методов криминалистической идентификации, изучается ее информационный, доказательственный и логический аспекты. Началась математизация и кибернетизация процесса криминалистического идентифицирования.
Термин «идентификация» (отождествление), впервые употребленный А. Бертилъоном, встречается уже в первых работах советских криминалистов. И.Н. Якимов в своих трудах 1924-1925 гг. говорит об идентификации преступников, при этом он чаще употребляет термин «опознавание». Е.У. Зицер среди целей криминалистической техники называл идентификацию лиц и предметов, фигурирующих в следственных делах. В своих работах И.П. Макаренко, А.И. Винберг, Б.М. Комаринец, Б.И. Шевченко и другие авторы описывали приемы и стадии процесса идентификации различных объектов.
Это было эмпирическим путем решения проблемы, самой существенной для криминалистики с момента ее возникновения как науки. Благодаря успеху, достигнутому на этом пути, благодаря обилиям накопленных эмпирических материалов, наблюдений и практических выводов из повседневно осуществлявшихся процедур отождествления, стало возможно зарождение теории криминалистической идентификации.
Зарождение теории криминалистической идентификации в советской криминалистике положил Потапов С.М. в своей работе «Принципы криминалистической идентификации», напечатанной в журнале «Советское государство и право» (первый номер) в 1940 году.
Криминалистическая идентификация как частно-научная криминалистическая теория – это учение об общих закономерностях установления тождества материально-определенных объектов самим себе в различные периоды времени, разработанное и используемое с целью получения судебных доказательств.
«Криминалистическая идентификация как исследование – это процесс познания, позволяющий установить наличие или отсутствие тождества объекта самому себе по определенным отображениям во внешнем мире, т.е. установить единичный объект, относящийся к преступлению.
Криминалистическая идентификация как цель и результат – это установление факта наличия или отсутствия тождества, что является доказательством по уголовному делу».
В Криминалистической энциклопедии профессор Р.С. Белкин обозначил криминалистическую идентификацию следующим образом: «Идентификация криминалистическая, процесс установления тождества объекта или личности по совокупности общих и частных признаков...».
Однако в следующей публикации уважаемый профессор однозначно отнес криминалистическую идентификацию к разряду частных криминалистических теорий: «Теория криминалистической идентификации является одной из самых разработанных частных криминалистических теорий».
Приведенные ссылки из литературных источников свидетельствуют о том, что в настоящее время отсутствует единообразный, ясный и четкий подход к толкованию термина «криминалистическая идентификация», к раскрытию его значения (научного понимания, определения, понятия).
Предлагаемый многоаспектный вариант обозначения сути криминалистической идентификации, во-первых, крайне неудобен, т.к. требует постоянных пояснений для уточнения и разъяснения, о чем в каждом конкретном случае идет речь: о частной теории или о методе и процессе познания, или о результате и цели, или о чем-либо другом? А во-вторых, и это главное, такое представление не отвечает логическому подходу к упорядочиванию научных знаний в криминалистике. Не может частная теория быть одновременно исследованием, целью, задачей, результатом, методом познания и характеристикой этого процесса Известно, что перечисленные словесные обозначения (названия) имеют различное смысловое объяснение (толкование) и не являются синонимами.
На наш взгляд преобладающим и правильным является мнение о том, что термин «криминалистическая идентификация» следует употреблять только при обозначении им частной криминалистической теории. Рассмотрим и обоснуем данную точку зрения, и сформулируем согласно ей соответствующее определение понятия криминалистической идентификации.
Частная теория считается состоявшейся, если имеют место соответствующие необходимые, составляющие ее элементы. В этой связи профессор Р.С. Белкин совершенно верно предлагает выделять:
предмет частной теории, суть которого составляют определенные закономерности объективной действительности, изучаемые криминалистикой в целом;
объекты частной теории, представляющие собой «те явления, вещи, процессы, связи и отношения, т.е. ту часть предметной области, в которой проявляются изучаемые теорией объективной закономерности»;
метод частной теории, являющийся «системой познавательных приемов, используемых как для построения самой теории, так и для применения теории в практике познания ее предметной области».
Согласно сказанному можно утверждать, что в полном определении криминалистической идентификации, раскрывающем ее понятие с позиции частной криминалистической теории, должны присутствовать (обозначены, отражены) все перечисленные выше элементы: предмет частной теории, ее объекты и основополагающий, формирующий теорию метод. Таким образом, предлагаемое понятие будет означать следующее:
«Криминалистическая идентификация – эта частная криминалистическая теория, представляющая собой систему научных положений (учение) о закономерностях и связях криминалистического идентифицирования и разрабатываемых на основе этого специального криминалистического метода познания соответствующих рекомендаций, способов достижения конкретных целей, средств, приемов и методик исследования и оценки криминалистически значимых объектов путем сопоставления их идентификационных признаков и использования подученных результатов для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений и судебного разбирательств».
Итак, как видно из сформулированного определения, данное понятие включает в себя все вышеназванные элементы, характеризующие его с точки зрения частной криминалистической теории:
обозначен ее предмет, сущность которого состоит в выделении и систематизации определенных закономерностей и связей;
они устанавливаются в процессе исследования и оценки криминалистически значимых объектов (идентифицируемых и идентифицирующих);
это осуществляется путем сопоставления их идентификационных признаков и использования результатов, получаемых с помощью разработанных на основе специального криминалистического метода познания.

§2. Понятие, объекты и виды криминалистического идентифицирования

Рассмотрим более подробно термин (название) «криминалистическое идентифицирование»; дадим его определение, раскрывающее понятие криминалистического идентифицирования с позиции отнесения последнего к разряду специальных криминалистических методов познания. Его формулировка должна логически согласовываться и быть взаимосвязанной с сущностью и содержанием понятия криминалистической идентификации. Тогда предлагаемое определение будет следующим:
«Криминалистическое идентифицирование – это специальный криминалистический метод познания, суть которого состоит в совместном исследовании и оценке как минимум двух объектов, обязательно имеющих определенную связь с событием расследуемого преступления, путем сопоставления их идентификационных признаков; целью такого сопоставления является установление наличия либо отсутствия тождества единичного криминалистически значимого материального объекта и использование этих результатов, получаемых с помощью соответствующих рекомендаций, способов, средств, приемов и методик, в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений и судебном разбирательстве».
Для лучшего осмысления данного определения в целом, считаю необходимым раскрыть более подробно отдельные его позиции.
Прежде всего, при использовании слова «объект» нельзя подразумевать под ним только такие значения, как некая «личность», «вещи», «участок местности» или «помещение», отдельный «предмет», какое-то «животное», а также как это имеет место при определении сущности единичного криминалистически значимого материального объекта, заключающейся, прежде всего, в наличии у этого объекта определенного, устойчивого внешнего вида, внутренних характеристик (химический состав, физические свойства и т.п.) и конкретного, определенного, собственного названия (наименования).
Смысл здесь заложен в самом диалектическом понятии объекта – то, что существует вне нас и независимо от нашего сознания, явления внешнего мира, материальной деятельности. В свою очередь, явление – это то, в чем сказывается, обнаруживается сущность.
Другими словами, «концентрированное диалектическое понятие объекта - это сущность материальной действительности. Поэтому, любой единичный материальный объект, – личность, вещь, участок местности или помещение отдельный предмет, животное – и оставленный им след, – материальный или идеальный (мысленный образ), – логически обоснованно принадлежат в криминалистическом идентифицировании, в частности, в криминалистике, в целом, к разряду объектов с точки зрения их общедиалектического понимания (смыслового значения)».
Объекты криминалистического идентифицирования принято делить на идентифицируемые, т.е. те самые единичные криминалистически значимые материальные объекты, тождество которых (равенство их самих себе) определяют, и идентифицирующие, т.е. те самые оставленные единичным криминалистически значимым материальным объектом следы, с помощью которых равенство этого объекта самому себе (его тождество) устанавливают.
В зависимости от способа отображения в качестве непосредственного объекта исследования при криминалистическом идентифицирование изучают: следы рук, ног, зубов человека и предмета его одежды, обуви; следы орудий взлома; следы от частей оружия на пулях и гильзах; следы от ходовой части автотранспортного средства и его выступающих частей; следы ног (копыт, подков). Так как непосредственное исследование таких следов в лабораторных условиях не всегда возможно (ввиду сложности их изъятия в натуре), то объектами исследования становятся их копии (модели, оттиски) в виде слепков, отпечатков, фотоснимков.
Непременное условие осуществления идентификации - изучение двух или более объектов. Теория криминалистической идентификации подразделяет объекты на идентифицируемые и идентифицирующие.
Идентифицируемыми (искомыми) именуются материальные объекты, участвовавшие в процессе совершения преступления в качестве следообразующих, чье тождество предстоит установить в ходе идентификации по оставленным следам. Идентифицирующими являются объекты, с помощью которых это самое тождество устанавливается. Наиболее ценным из идентифицирующих считается следовоспринимающий объект (или копия следа, с него изъятого), поскольку именно он контактировал с искомым объектом.
Например, в случае обнаружения на месте происшествия следа обуви преступника в мягком грунте обувь будет идентифицируемым объектом, грунт – следовоспринимающей поверхностью, слепок следа обуви – идентифицирующим объектом, сохранившим на себе отображение признаков обуви преступника.
К числу идентифицирующих также относятся объекты-образцы: образцы-эталоны, свободные, условно-свободные и экспериментальные образцы.
В основе разграничения указанной совокупности идентифицирующих объектов на виды лежит наличие либо отсутствие связи с событием преступления. В качестве образцов-эталонов рассматриваются объекты вещного мира, возникновение которых с событием преступления никак не связано (образцы различных веществ, материалов, продуктов питания, табачных изделий и т.д.). Свободными образцами считаются объекты, появившиеся до того, как преступление было совершено (к примеру, рукописи - заявления, письма и пр., достоверно выполненные подозреваемым до совершения преступления и не в связи с его обстоятельствами). Условно-свободными признаются образцы, возникшие после совершения преступления, однако вне связи с ним либо с назначением экспертизы (подписи подозреваемого под протоколами следственных действий). Экспериментальными образцами именуются те, которые были получены специально для проведения идентификационного исследования (например, написание под диктовку следователя заранее составленного текста подозреваемым, уведомленным о назначении почерковедческой экспертизы).
Необходимость в использовании экспериментальных образцов возникает преимущественно в ситуациях, когда невозможно непосредственно сопоставить объект и его отображения. В частности, при идентификации оружия по следам на пуле, обнаруженной в теле погибшего, нельзя сравнить между собой пулю и пистолет, изъятый, к примеру, у подозреваемого в убийстве, поскольку данные объекты несопоставимы по своим признакам. Для проведения идентификационного исследования в подобных случаях используют экспериментальные образцы – пули, стрелянные из изъятого пистолета в специально оборудованной лаборатории по производству судебно-баллистических экспертиз.
Очевидно, что преступники стремятся оставить как можно меньше следов, их уличающих, поэтому идентификация начинается с поиска источников информации об идентифицируемом объекте. С этой точки зрения все, что, так или иначе, отражает процесс совершения преступления (идет ли речь об информации, сохранившейся в памяти очевидцев, или же о материальных объектах), чрезвычайно важно. Наиболее полные данные о механизме образования следов и совершения преступления в целом можно получить, изучая обстановку места происшествия.
На базе собранной информации об искомом объекте определяется исходная совокупность объектов, среди которых должен находиться идентифицируемый. Нередко эта совокупность оказывается довольно большой, подвергнуть ее сплошной проверке бывает трудно. На помощь лицам, ведущим расследование, приходят компьютерные технологии: например, следы пальцев рук, изъятые с места квартирной кражи, проверяют по учетам лиц, ранее судимых за совершение аналогичных преступлений.
Для сужения исходной совокупности используют классификационные признаки искомого объекта, отобразившиеся в следах, по которым идентифицируемый объект может быть предварительно отнесен к конкретной группе объектов по типу, роду, виду и т.д. К примеру, описание преступника, составленное со слов свидетелей-очевидцев, дает возможность сосредоточить поиск на группе лиц, имеющих схожую внешность.
Ограничить круг объектов, в числе которых может находиться искомый, на данной стадии процесса идентификации помогают также образцы-эталоны, использование которых необходимо для установления групповой принадлежности искомого объекта при отсутствии проверяемых.
Проанализировать общие признаки изучаемых объектов вполне по силам и самому следователю, тогда как узкие классификационные группы определяются с помощью специалистов в соответствующих областях знания. Помощь специалистов также, как правило, бывает необходима на последующей стадии процесса идентификации – в ходе детального исследования выявленной совокупности проверяемых объектов, среди которых предположительно находится искомый.
В целях обеспечения полноты исследования по уголовному делу обычно назначаются разного рода судебные экспертизы. Экспертное исследование для решения идентификационных задач проводится в три этапа. На этапе раздельного исследования изучается каждый из предоставленных в распоряжение эксперта объектов. При этом выделяется совокупность его идентификационных признаков.
В ходе сравнительного исследования производится сопоставление выявленных идентификационных признаков каждого из объектов, установление среди них совпадений и различий. Сравнение производится в направлении от общих к частным признакам, потому что при обнаружении существенных различий по общим признакам исследуемый объект сразу же исключается из числа проверяемых.
Итоговым и самым ответственным этапом идентификационного исследования является оценка полученных результатов. Выявленные совокупности совпадающих и различающихся идентификационных признаков должны быть оценены с позиции их значимости для решения идентификационной задачи.
Анализ различий в процессе идентификации исключительно важен, ибо в соответствии с положениями диалектической логики тождество объекта изменчиво, подвижно. Рассматривая тождество как состояние относительного постоянства, всегда необходимо выяснять, в результате чего появились установленные различия.
Различия могут быть следствием действия ряда факторов: изменений структуры объекта, условий его эксплуатации и др. Зачастую в основе их появления лежат естественные причины (с годами у человека постепенно изменяются черты внешности), но они также могут возникнуть в результате преднамеренных действий, в том числе вследствие мер, предпринятых преступником для сокрытия следов преступления (например, человек может изменить цвет волос, использовать грим или парик). Искусственно созданные различия, если они существенно изменяют индивидуальные признаки объекта, исключают возможность идентификации.
Явление, противоположное идентификации, именуется дифференциацией. Она может быть самостоятельной задачей, если необходимо установить различие объектов (следов зубов, пальцев рук, крови и т.д.).
Происхождение различий может быть необходимым и случайным. В свою очередь, сами они делятся на существенные и несущественные. Первые выражаются в качественно-количественных изменениях, ведущих к тому, что предмет становится фактически другим. Несущественными признаются те различия, которые вызваны изменением лишь некоторых свойств предмета, оставшегося, по сути дела, самим собой.
Отождествление объекта по его отображениям возможно и в тех случаях, когда наряду с преобладающими совпадениями отмечаются и несущественные, объяснимые различия. Явные различия, свидетельствующие о несходстве исследуемых объектов по общим признакам, служат основанием для вывода об отсутствии тождества. Если же определить природу различий и отнести их к существенным или несущественным не удается, делается вывод о невозможности отождествления.
Таким образом, при оценке результатов сравнительного исследования объектов с учетом природы выявленных различий, качества и количества последних возможен один из трех выводов: а) установление тождества; б) вывод о его отсутствии; в) невозможность решить идентификационную задачу.
В качестве средств криминалистического идентифицирования исследуют и документы, например, для отождествления печати (штампа) по оттиску на документе; для отождествления лица по почерку, если документ рукописный; для отождествления пишущей машинки или типографского набора.
Участки местности, здания, сооружения могут отождествляться как путем их предъявления в натуре (например, при опознании), так и по фотоснимкам.
Разновидностью индивидуального отождествления является так называемое «установление целого по его частям (фрагментам)» или, говоря иначе, установление факта взаимопринадлежности частей единому целому. При решении этой задачи совмещают между собой фрагментированные части объекта (осколки, обломки, детали, клочки бумаги и т. п.) и исследуют взаимное отображение признаков внешнего строения частей на совмещающихся поверхностях разделения. Например, требуется установить, не составляли ли единое целое осколки фарного рассеивателя, обнаруженные в месте наезда и найденные при осмотре проверяемого транспортного средства.
Во многих случаях нельзя непосредственно сопоставить объекты, их отображения. Например, при необходимости установления конкретного лица, следы крови которого были обнаружены при интересующих следствие обстоятельствах, не представляется возможным сравнить эти следы с самим человеком. В таких случаях для отождествления используются образцы для сравнительного исследования.
В криминалистике принято выделять три вида сравнительных образцов: свободные, экспериментальные и условно-свободные. Под свободными понимаются образцы, которые получены не в связи с уголовным судопроизводством. При необходимости установления исполнителя текста в качестве свободных образцов могут быть использованы, например, заявления или объяснения данного лица (при условии, что авторство бесспорно).
Экспериментальные образцы должны быть получены с соблюдением требований ст. 202 УПК РФ, которая гласит, что получение необходимых образов для сравнительного исследования производится следователем у подозреваемого или обвиняемого, а также у свидетеля и потерпевшего при необходимости проверить, не оставлены ли ими следы в определенном месте либо на вещественных доказательствах; в необходимых случаях может быть привлечен специалист. Ход и результаты этого действия отражаются в протоколе в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ за исключением требования об участии понятых.
Однако у следователя не всегда есть возможность получить экспериментальные образцы (например, лицо, у которого следует получить образцы для сравнения, находится в розыске). В таком случае могут быть использованы так называемые условно-свободные образцы, т.е. те, что были получены уже после возбуждения уголовного дела, но не в качестве экспериментальных. К числу условно-свободных образцов, например, можно отнести материалы звукозаписи, сопровождавшей допрос лица, причастность которого к преступлению надо проверить.
Образцы необходимы для того, чтобы установить связь объектов, для сравнения с которыми их получают, с событием преступления. Процесс такого сравнения нужен при криминалистическом идентифицировании, например, орудий преступления: чтобы установить использование изъятого у подозреваемого пистолета, обнаруженную на месте происшествия гильзу сравнивают с гильзой, экспериментально отстрелянной из данного оружия. При совпадении комплексов идентификацонных признаков можно сделать достоверный вывод о том, что обнаруженная на месте происшествия гильза была стреляна из пистолета подозреваемого. В данном случае идет речь об криминалистическом идентифицировании. Однако иногда сравнительные образцы, несущие лишь групповые признаки, позволяют установить только сходство.
Помимо образцов указанных двух групп, в качестве сравнительных материалов могут использоваться так называемые эталоны, ГОСТы, предметы из специальных коллекций (подошвенной части обуви, паст для шариковых ручек и т.п.). Это не требует специальных процессуальных процедур.
Для того чтобы сделать вывод о тождестве или различие объектов, нужно сопоставить признаки, которыми обладают сравниваемые при криминалистическом идентифицирование объекты. Каждый объект материального мира имеет некоторый набор взаимосвязанных и отчасти взаимообусловленных признаков и свойств. Однако не любые признаки могут быть использованы в процессе криминалистического идентифицирования. Для указанных целей подходят только те свойства, которые позволяют идентифицировать объект, выделить его из окружающего материального мира, из числа подобных.
Признаки, используемые для криминалистического идентифицирования, принято называть идентификационными. Они должны отвечать следующим требованиям:
быть относительно устойчивыми, т.е. не изминяться существенно на протяжении значительного промежутка времени;
быть специфичными, отклоняющимися от типовых признаков;
отображаться в идентифицирующем объекте;
отличаться взаимной независимостью, относительной самостоятельностью;
обладать невысокой частотой встречаемости (оригинальностью);
быть доступным для современных методов познания.
Научно-практический опыт, накопленный десятилетиями по результатам огромного множества криминалистических экспертиз и исследований с целью установления наличия или отсутствия тождества всевозможных единичных криминалистически значимых материальных объектов, свидетельствует, что сопоставлению подлежат идентификационные признаки как минимум двух совместно исследуемых объектов, причем каждый из них обязательно должен иметь определенную связь с событием расследуемого преступления.
Форма связи объектов криминалистического идентифицирования с событием расследуемого преступления, как это отмечено в определении, может быть непосредственной, опосредованной или предполагаемой, например: 1) непосредственная связь: сопоставлению подвергаются идентификационные признаки двух и более объектов, обнаруженных и изъятых непосредственно на месте происшествия (преступления);
2) опосредованная связь: сопоставляют, например, идентификационные признаки следов пальцев рук лица, оставившего их на месте преступления, с отпечатками пяльцев рук на дактилокарте конкретного человека, хранящейся в массиве централизованного алфавитно-дактилоскопического учета; опосредованно через дактилокарту отождествляют конкретную личность; таким образом, следы пальцев рук человека, обнаруженные и изъятые с месте преступления – это объекты криминалистического идентифицирования, имеющие непосредственную связь с событием расследуемого преступления, а дактилокарта – это объект имеющий лишь опосредованную связь с данным событием, так как она, конечно же, не связана на прямую с преступлением, но на ней имеются отпечатки пальцев рук человека, следы которого обнаружены и изъяты на месте преступления; дактилокарта является своего рода посредником в отождествлении данного лица; то же самое, например, можно сказать и о свободных образцах почерка убитого, используемых в криминалистическом идентифицировании: они не состоят в прямой (непосредственной) связи с событием преступления, но имеют к нему опосредованное отношение, так как выполнены ранее человеком, – жертвой расследуемого преступления – имеющим непосредственную связь с этим событием;
3) предполагаемая связь: сопоставляют, например, идентификационные признаки частицы лакокрасочного покрыта, изъятые на месте дорожно-транспортного преступления, с частицами лакокрасочного покрытия кузова автомашины, имеющей предполагаемую связь с событием расследуемого преступления.
Как видно из сказанного, при сопоставлении идентификационных признаков отождествляемых объектов в криминалистическом идентифицировании чаще имеет место совмещенная форма связи этих объектов с событием расследуемого преступления. Обозначенный факт можно проиллюстрировать еще одним примером: сопоставляют идентификационные признаки стрелянных пуль и гильз, обнаруженных и изъятых на месте убийства и в теле убитого (следы-предметы), с идентификационными признаками экспериментально отстрелянных пуль и гильз из оружия, которое предположительно было использовано для совершения преступления. Здесь непосредственную связь с событием преступления имеют пули и гильзы, обнаруженные и изъятые на месте преступления и в теле жертвы; опосредованная связь представлена в виде экспериментально отстрелянных пуль и гильз; предполагаемую относят к оружию (идентифицируемый единичный криминалистически значимый материальный объект), с помощью которого вероятно было совершено преступление, и из которого были отстреляны экспериментальные образцы пуль и гильз.
Кроме того, вышеперечисленное свидетельствует о том, что образцы сравнения, – свободные, условно-свободные и экспериментальные, –участвующие в криминалистическом идентифицировании, следует относить к идентифицирующим объектам, имеющим опосредованную форму связи с событием расследуемого преступления.
По поводу установления формы связи объектов криминалистического идентифицирования с событием расследуемого преступления следует отметить, что рассмотренный классификационный подход, как и любой другой, обладает определенной условностью, относительностью и субъективностью. Поэтому, если это необходимо (имеет принципиальное значение) для ясности и уточнения, лучше в каждом конкретном случае лицу, осуществляющему криминалистическое идентифицирование, эту связь раскрывать и пояснять (т.е. объяснять, почему она представляется ему именно такой, а не иной).
Круг субъектов криминалистического идентифицирования достаточно широк. Криминалистическое идентифицирование могут осуществлять эксперт, следователь, судья, специалист, любой участник процесса. Однако объем их действий и значение актов криминалистического идентифицирования неодинаковы.
Эксперт проводит криминалистическое идентифицирование только в процессуальной форме. Заключение о наличие или отсутствие тождества, даваемое им по результатам исследования материально-фиксированных отображений объекта, имеет значение судебного доказательства и в качестве такого находит отражение в материалах уголовного дела. Следователь и суд могут осуществлять криминалистическое идентифицирование как в не процессуальной, так и процессуальной форме. Например, когда следователь и судья убеждается, что перед ним именно то лицо, которое вызвано на допрос. Изымая при обыске искомые вещи, признаки которых известны из обстоятельств уголовного дела, следователь также проводит их криминалистическое идентифицирование. Наконец, она осуществляется и при таком следственном действии, как предъявление для опознания, в котором опознающее лицо отождествляет объект по мысленному образу. Выводы следователя и суда о тождестве недоказательственные и используются ими для принятия соответствующих решений. Например, убедившись, что вызванное лицо является определенным гражданином следователь (суд) приступают к его допросу. Идентифицировав вещь, обнаруженную при обыске, как похищенную, следователь принимал решение о ее изъятии. Обнаружив на месте происшествия след пальца с завитковым узором, следователь будет учитывать это при отборе сравнительных образцов. Если у проверяемых лиц нет таких узоров, то отпечатки их пальцев следователь на экспертизу не направит.
Некоторые виды криминалистического идентифицирования следователь и суд осуществляют на основе доказательств, которые сами содержат сведения об отождествлении. Например, экспертное заключение о тождестве, протокол предъявления для опознания.
Криминалистическое идентифицирование может осуществляться и специалистом (не экспертом). Оно всегда проводится в не процессуальной форме. Получаемые при этом результаты не имеют силы доказательства по уголовному делу и используются в оперативно-розыскных целях, а так же при построении версий.
Большую роль в криминалистической идентификации играет понятие идентификационного признака. Для того, чтобы можно было считать признак идентификационным, он должен обладать рядом свойств: специфичностью (делает объект отличным от группы однородных); выраженностью (позволяет обнаружить и зафиксировать признак); устойчивостью (дает возможность зафиксировать признак спустя время). При этом важное значение имеет идентификационный период – временной промежуток, в рамках которого возможно фиксирование признака. В качестве примера можно назвать изменение лезвия ножа после заточки или при интенсивном использовании, после которого невозможно установить, этот ли нож является искомым объектом.
Свойства объекта характеризуют черты, особенности его внешнего и внутреннего строения.
Все признаки подразделяют на общие и частные, качественные и количественные, внешние и внутренние, необходимые и случайные. Общие признаки объекта позволяют определить его принадлежность к группе однородных объектов. Установление групповой принадлежности может быть как отдельной задачей, так и начальным этапом процесса идентификации. При отсутствии признаков, полностью индивидуализирующих объект (частных признаков), является единственно возможным идентификационным исследованием. Частные признаки позволяют выделить объект из группы однородных, они могут формироваться не только при изготовлении, но и при эксплуатации объекта.
Качественные (атрибутивные) признаки дают качественную характеристику объекта, например, форма оставленного следа (прямоугольная, округлая).
Процесс идентификации складывается из ряда последовательных стадий.
Предварительное исследование – выделение максимального количества идентификационных признаков каждого из исследуемых объектов.
Сравнительное исследование – сопоставление выявленных идентификационных признаков, установление совпадающих и отличающихся. При сравнительном исследовании признаки сопоставляются от общих к частным. Такая последовательность наиболее оптимальна – при установлении существенных отличий уже на этапе сравнения общих признаков это исследование позволяет исключить объект из числа проверяемых.
Оценка результатов.
Результатом криминалистической идентификации может быть вывод:
1) о наличии тождества объекта;
2) об отсутствии тождества объекта;
3) о невозможности решения задачи отождествления.
Вывод о наличии или отсутствии тождества может носить категоричный или вероятностный характер.
Вывод о тождестве объекта может быть сделан и при наличии несущественных отличий. Как правило, эти отличия закономерны и находят свое объяснение.
Идентификационные исследования могут быть следующих видов.
Идентификация объекта по идеальным отображениям. Установление целого объекта по частям. При таком исследовании идентифицируемым объектом является предмет до разделения его на фрагменты, идентифицирующими – его фрагменты (осколки, обрывки бумаги и т.п.).
Установление групповой принадлежности – отнесение предмета к определенному виду, группе (т.е. к некоторому множеству однородных объектов). Этот вид исследования проводится также при невозможности дать однозначный ответ о тождестве объекта. Одной из разновидностей исследования на установление групповой принадлежности является определение единого источника происхождения объекта. Образцы для проведения идентификации в зависимости от способа их получения подразделяют на:
экспериментальные – образцы, полученные специально для проведения идентификации;
свободные – образцы, которые возникли не в связи с расследованием и необходимостью проведения идентификации. Ценность этих образцов выше, так как они, как правило, содержат в себе больше признаков. Форма проведения идентификации может быть процессуальной и непроцессуальной.
Процессуальная форма идентификации связана с тем процессуальным действием, в рамках которого она производится (например, при осмотре месте происшествия, обыске и т.д.). Непроцессуальная форма идентификации проводится следователем (или, к примеру, специалистом) во время предварительного исследования доказательств, проверки по криминалистическим учетам и т.д.
Таким образом, при общем сходстве целей криминалистического идентифицирования ее частные задачи предопределены субъектом исследования (его процессуальным положением). В свою очередь задачи криминалистического идентифицирования и особенности объектов обусловливают выбор методов исследования. О видах и формах идентифицирования смотреть Приложение 1 к данной работе.
Структура криминалистического идентифицирования состоит из четырёх основных этапов:
1. Стадии предварительного изучения и анализа признаков сравниваемых объектов криминалистического идентифицирования объединены в один общий этап - установление отдельных идентификационных признаков. На указанных стадиях определяются необходимые действия для достижения основной цели, устанавливаются факторы, которые могли повлиять на отображение и достоверное определение признаков или на их дальнейшее исследование.
2. Этап установления групповых идентификационных признаков заключается в сравнительной оценке отдельных сопоставляемых идентификационных признаков объектов криминалистического идентифицирования, – стадия сравнительной оценки, – для объединения этих признаков в соответствующие совокупности.
3. Стадия синтезирования при формировании вывода о результатах криминалистического идентифицирования имеет четырехуровневую систему оценки сравниваемых объектов по качеству (информативности) групповых идентификационных признаков и в соответствие с этим представлена следующими этапами:
установление идентифицируемой группы;
установление источника происхождения, т.е. идентифицируемой группы объектов, которая, по сути, является последней, пограничной перед установлением тождества единичного криминалистически значимого материального объектов;
установление наличия тождества единичного криминалистически значимого материального объекта;
дифференциация (установление отсутствия тождества) (см. Приложение 2 к данной работе).
И наконец, о природе происхождения специального криминалистическою метода познания – криминалистическом идентифицировании. Он базируется на всеобщем диалектическом методе познания. Его сущность состоит в совместном исследовании и оценке как минимум двух объектов, имеющих определенную связь с событием расследуемого преступления, путем сопоставления их идентификационных признаков. Такое сопоставление включает в свое содержание использование всего арсенала общенаучных и специальных методов, подчиненных одной общей цели – установлению наличия либо отсутствия тождества единичного криминалистически значимого материального объекта. Это обстоятельство позволяет представить криминалистическое идентифицирование в виде некоего абстрактного, собирательного, обобщающего образования, являющегося как бы оболочкой, наполненной соответствующим (общим по цели) содержанием. И только в таком виде этот специальный криминалистический метод познания существует, имеет свое проявление в реальной действительности.
Все вышесказанное свидетельствует о том, что употребляемые термины- криминалистическая идентификация и криминалистическое идентифицирование, – их толкование, смысловое значение не имеют совмещений и наложений; каждый из них выполняет свою собственную, определенную роль. Вместе с тем, и это закономерно, данные понятия естественно и неразрывно взаимосвязаны между собой.
Следует обратить внимание на такой важный аспект, как выделение видов криминалистического идентифицирования. Так, в курсе криминалистики, в основе преподавания различают четыре вида криминалистического идентифицирования:
по материально-фиксированным отображения признаков, сущность которого состоит в сопоставлении идентификационных признаков проверяемых объектов; примером здесь может служить сравнительное исследование следов пальцев рук, обнаруженных и изъятых на различных местах происшествий, либо с отпечатками пальцев рук на дактилокартах или полученных при дактилоскопировании конкретного лица (лиц);
по признакам общего происхождения (установление «целого по части»), когда необходимо выявить принадлежность отдельных частей единичному криминалистически значимому материальному объекту; например, сопоставить куски (обрывки) разорванного листа бумаги, или сравнить осколки фарного рассеивателя и т.п.;
по описанию признаков, т.е. зафиксированных в виде их достаточно полного устного или письменного описания (словесные характеристики);
по мысленному образу объекта, который запечатлелся в памяти конкретного лица.
В свою очередь по формам отражения предлагают различать два вида криминалистического идентифицирования: по материально-фиксированным и психофизиологическим отображениям (то же, что и по мысленному образу).
В зависимости от формы отражения различают идентификацию по идеальным следам и по материально фиксированным отображениям.
Идентификация по идеальным следам чаще всего осуществляется при предъявлении для опознания живых лиц, трупов и предметов. Опознающее лицо отождествляет объект по мысленному образу, сохранившемуся в его памяти. Мысленный образ является идентифицирующим, а предъявляемый объект - идентифицируемым.
Установление групповой принадлежности может быть как промежуточной задачей, решаемой в процессе идентификации на стадии сужения круга проверяемых объектов, так и самостоятельной целью идентификационного исследования. Установлением групповой принадлежности ограничиваются и тогда, когда решить идентификационную задачу (отождествить конкретный объект) по каким-либо причинам в полном объеме не удается (например, если по изначально отчетливым следам автотранспортного средства после дождя можно судить лишь о характере рисунка протектора). Речь идет об отнесении объекта к определенному классу, роду, виду, т.е. некоему множеству.
Однородными считаются объекты, которые при всех различиях обладают совпадающим набором признаков (например, ножи, имеющие одинаковое целевое назначение, конструкцию и размеры). Отнесение объекта к определенной группе проводится на основе изучения его признаков и их сопоставления с аналогичными признаками объектов, данную группу образующих.
С установлением групповой принадлежности не следует путать такой вид идентификации, как определение общего источника происхождения объектов.
Если речь идет об исследовании, к примеру, дроби, извлеченной из трупа, и обнаруженной в патронах, найденных при обыске у субъекта, заподозренного в убийстве, сопоставление объектов происходит по признакам, характеризующим их состав, структуру, свойства.
Кроме того, установление общего источника происхождения возможно и по внешним признакам. Например, по следам, отображающим процесс изготовления и признаки производственных механизмов, решается вопрос о принадлежности объектов к одной промышленной партии, выпущенной на определенном оборудовании за интересующий следствие период времени. Такие исследования особенно характерны в отношении изделий массового производства (гвозди, пуговицы, стеклотара и т.п.).
В качестве примера комплексного исследования в целях установления общего источника происхождения можно также назвать исследования, проводимые при изъятии в разных торговых точках фальшивых купюр в ситуации, когда место их изготовления еще не установлено. Изучение бумаги, красителей, оттисков печатных форм и т.д. может свидетельствовать о том, что поддельные купюры изготавливались в одних и тех же условиях.
Еще один достаточно распространенный вид идентификации – установление целого по частям. Решая эту задачу, фрагменты ранее целого объекта (осколки, обломки, обрывки и т.п.) совмещают друг с другом по общим линиям (поверхностям) разделения. В качестве идентифицируемого объекта при этом выступает предмет, каким он был до разделения (расчленения), а идентифицирующими объектами – его части в том состоянии, в каком они находятся на момент исследования.
Разделение может произойти как в ходе преступного события (разрывы одежды во время драки нападавшего с потерпевшим), так и до этого. Так, обнаруженный неподалеку от трупа пыж может быть изготовлен из обрывка страницы журнала, найденного при обыске у подозреваемого. В подобных случаях восстановление целого по частям позволяет установить не только связь между действиями, совершенными в ходе преступления, повлекшими разделение целого на части, но и причастность подозреваемого к расследуемому преступному событию.
Следует учитывать, что понятие целого трактуется криминалистами довольно широко. Данное понятие охватывает не только монообъекты, но также механизмы и агрегаты, состоящие из нескольких взаимодействующих частей; комплекты вещей, используемых в паре (пистолет и кобура), и т.п.
Собственно, восстановление целого по частям возможно лишь в случае разрушения монообъекта и, как правило, только при наличии общей линии (поверхности) разделения у исследуемых фрагментов. В остальных случаях идентификационные задачи решаются на основе изучения следов, оставшихся в результате взаимодействия исследуемых объектов между собой (например, наличия характерной деформации деталей, следов трения на них, наслоения каких-либо веществ и пр.). Результатом такого рода идентификационных исследований может быть установление факта контактного взаимодействия объектов.
В этой связи представляется целесообразным выделять лишь один основной вид криминалистического идентифицирования – по материально-фиксированным отображениям признаков. Остальные же, – по признакам общего происхождения, по описанию признаков и по мысленному образу, – являются разновидностями (подвидами) этого вида.
Кроме того, рассмотренный классификационный подход логически оправдан, так как подобное деление наблюдается и в других отраслях знаний. Например, в физико-химических исследованиях существует один общий вид метода – хроматографический, который имеет несколько разновидностей, нашедших свое воплощение в бумажном, тонкослойном, нанотонкослойном, жидкостном высокого давления, газожидкостном и капиллярном способах хроматографического исследования; или есть общий вид метода, – спектральный, – и его разновидности: спектральное исследование в видимой, ультрафиолетовой и инфракрасной областях спектра, лазерный микроспектральный, эмиссионный, атомноабсорбационный, рентгеноструктурный и рентгенофлуоресцентный способы спектрального исследования.
Таким образом, по результатам исследования, проведенного в первой главе, можно сделать вывод, что в истории развития теории криминалистической идентификации традиционно выделяется три этапа. Первым этапом приблизительно охватывается одно десятилетие (1940 – 1950 гг.). На этом этапе формируются общие основы теории и ее исходные положения и принципы. Второй этап берет свое начало в 1950 и продолжается до конца 1960 года. На данном этапе происходит формирование теории криминалистической идентификации на базе общих положений. Для третьего периода, который продолжается и по сегодняшний день, характерным является как пересмотр, так и уточнения и дополнения определенных общих положений теории криминалистической идентификации, а так же и продолжения исследований ее частных приложений.
Криминалистическое идентифицирование – это специальный криминалистический метод познания, суть которого состоит в совместном исследовании и оценке как минимум двух объектов, обязательно имеющих несомненную связь с событием расследуемых преступлений, путем сопоставления их идентификационных признаков.
Представляется правильным сделать акцент только на один основной вид идентифицирования – по материально-фиксированным отображениям признаков. Оставшиеся же: по признакам общего происхождения, по мысленному образу, и по описанию признаков, – являются разновидностями этого вида.
В качестве объектов криминалистического идентифицирования фигурируют люди (обвиняемые, потерпевшие), разнообразные материальные предметы (орудия преступления, огнестрельное оружие, транспортные средства, здания, сооружения и т.д.), вещества.
Объекты, участвующие в процессе идентифицирования, подразделяются на две группы – идентифицируемые объекты и идентифицирующие. Идентифицируемые – это те объекты, в отношение которых ставятся и решаются вопросы о тождестве. Идентифицирующие объекты служат средством для решения вопроса о тождестве – это различные следы, в которых отобразились свойства отождествляемого объекта.
Очень часто в качестве идентифицирующих объектов выступают образцы сравнения, которые делятся на свободные, экспериментальные, условно-свободные. Основными субъектами применения криминалистического идентифицирования выступают эксперты, следователи, судьи, специалисты.
Весьма актуальной проблемой является введение диагностических исследований в практику органов внутренних дел.
Глава II. Криминалистическое идентифицирование при производстве судебных экспертиз.
В настоящее время научно перспективно мнение о существовании двух главных направлений познания в судебной экспертизе и других криминалистических исследованиях – идентификационное и не идентификационное (см. Приложение 3 к данной работе); последнее позволяет разрешать самые разнообразные перечни вопросов диагностического и классификационного характера, связанных с установлением природы и состояния объекта в результате диагностического исследования и распределением объектов в различных классификационных системах, – коллекциях, картотеках, справочниках, каталогах, атласах, – вследствие соответствующего классификационного исследования.
В зависимости от характера специальных познаний, которые используются в них, судебные экспертизы можно подразделить на классы, роды и виды.
Одними из самых распространенных являются экспертизы, относящиеся к классу традиционных криминалистических экспертиз. Рассмотрим более подробно их возможности при использование криминалистического идентифицирования для исследования антропоскопических следов, документов, огнестрельного оружия.

§ 1. Криминалистическое идентифицирование при исследовании антропоскопических следов
В криминалистической науке все следы традиционно подразделяют на две группы.
Идеальные следы – запечатление криминалистически важной информации в сознании человека, мысленные образы, восприятие, хранящееся в памяти.
Материальные следы – изменения, образующиеся в объектах материального мира под механическим, химическим и другим воздействием в ходе совершения преступления.
Следы в широком смысле – это любое изменение материальной обстановки, возникшее в процессе подготовки, совершения, сокрытия преступления. В узком смысле следы содержат отображение объекта, их оставившего.
Механизм следообразования – процесс образования материальных следов. Объект, который оставляет след, называется следообразующим объектом, на котором след остается –следовоспринимающим объектом. Часть поверхности, с которой они соприкасались при следообразовании, называют контактной. Материальные следы принято делить на:
1) следы-отображения – следы, образовавшиеся в результате контакта двух объектов, особенности строения одного объекта отображаются на другом (например, отпечатки пальцев на поверхности какого-либо предмета);
2) следы-предметы – объекты – предметы или фрагменты (обломки) предметов – возникновение, перемещение или изменение которых связано с подготовкой, совершением, сокрытием преступления;
3) следы-вещества – частицы различных веществ (жидкость, порошок), появление на объекте которых связано с подготовкой, совершением, сокрытием преступления.
В трасологии в основном изучаются следы-отображения. Существуют несколько критериев классификации следов.
В зависимости от объектов, оставляющих те или иные следы, следы-отображения делят на:
- следы человека;
- следы орудий и инструментов;
- следы транспортных средств и т.д.
В зависимости от механического состояния объектов следы делят на:
статические следы – возникают в случае, когда следообразующий объект воздействует на следовоспринимающий в перпендикулярном направлении (нажим, следы подошв);
динамические следы – возникают в случаях, когда следообразующий объект движется параллельно или под углом (кроме прямого) кследовоспринимающему (следы трения, разруба).
В зависимости от характера следообразования следы делят на:
объемные следы, которые имеют три параметра: длину, ширину и глубину (трехмерные); различают объемные следы:
- деформации;
- формования;
- разрушения; поверхностные следы двухмерны:
1) следы наслоения образуются при отделении части следообразующего объекта (или вещества, его покрывающего) и наслаивания его наследовоспринимающий объект (отпечаток пальца на твердой поверхности);
2) следы отслоения образуются при частичном переходе следовопринимающего объекта на следооставляющий (следы краски с свежеокрашенной поверхности на руке).
В зависимости от размещения на следовоспринимающей поверхности следы делятся на:
- локальные следы, которые образуются непосредственно на контактной поверхности (следы подошв);
- периферические следы образуются на следовоспринимающем объекте за пределом контактной поверхности (следы обугливания вокруг горячего предмета).
В зависимости от зрительного восприятия следы бывают: - видимые;
- невидимые;
- слабовидимые.
Фиксация следов включает в себя обязательное описание в протоколе осмотра, фотографирование, составление схемы, изготовление слепков, оттисков предметов, изъятие предметов со следами.
Среди следов человека в трасологии различают:
следы рук;
следы ног и обуви;
следы зубов;
следы частей тела;
следы иных частей тела (губы, нос, лоб);
следы одежды;
следы крови.
Следы рук человека все чаще используются для раскрытия преступлений.
Дактилоскопия (от греч. daktylos – палец и skopeo – смотрю) изучает свойства и строение кожных узоров человека. Ладони и стопы человека покрыты папиллярными узорами. Ввиду их свойств они обладают высокой ценностью как доказательства.
Рассмотрим трасологически важные свойства папиллярных линий рук человека.
Индивидуальность – каждый папиллярный узор обладает особенностями рисунка, которые присущи одному конкретному человеку. Совпадение папиллярных узоров у разных людей, а также у одного и того же человека на разных пальцах, исключено.
Устойчивость – папиллярный узор формируется в период внутриутробного развития, с течением времени меняется только размер, но не детали узора.
Восстанавливаемость – после повреждений эпидермиса (верхний кожный покров) папиллярный узор восстанавливается.
Признаки папиллярных узоров делят на общие и частные (детали). Общие признаки подразделяются на следующие узоры.
Дуговой узор наиболее прост по строению, линии идут от одного края подушечки пальца к другому, дельт не образуют. Различают дуговые узоры (см. рис. 1):
- простой;
- ложнозавитковый;
- пирамидальный;
- ложнопетлевой;
- шатровый;
с неопределенным центром.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 1. Виды узоров пальцев рук.
Петлевой узор – линия идет от одного края подушечки к другому, делает там поворот и возвращается обратно. Концы линии называют ножками петли, закругленную часть – головкой петли. Петлевые узоры делятся на (см. рис 2):
- простой;
- ложнозавитковый;
- изогнутый;
- замкнутый;
- параллельный;
- половинчатый.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 2. Виды петлевых узоров пальцев рук.
Завитковый узор имеет не одну дельту (чаще 2, иногда 3-4), между которыми располагаются рисунки в виде овалов, спиралей, петель. Виды завитковых узоров (см. рис. 3):
простой;
петля-кагубки;
спираль;
изогнутая петля;
улитка;
петля-спираль.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 3. Виды завитковых узоров пальцев рук.
К частным признакам относят начало, окончание линий, их слияния и расхождения.
Совокупность общих и частных признаков индивидуальна, что делает возможной идентификацию человека по отпечаткам.
При недостаточном количестве частных признаков для идентификации возможно проведение дополнительного исследования – исследования пор (пороскопии). Поры в отпечатках пальцев отражаются в виде просветов разной формы, их расположение, размеры, форма индивидуальны.
Существует еще один дополнительный метод – эджескопия, который основан на том, что при микроскопическом увеличении можно выявить неровности (выступы, впадины) боковых краев отпечатков папиллярных линий. Следы рук на отдельных поверхностях видны невооруженным глазом. При определенном падении света (в косо падающем свете) отпечатки видны на зеркальной, лакированной и т.п. поверхности. Для выявления следов рук используют физические и химические методы.
Действие физических методов основано на возможности потожировых следов удерживать частицы других веществ:
окрашивание порошками;
окрашивание парами йода;
окрашивание копотью пламени.
Химические методы основаны на вступлении в реакцию некоторых веществ с потожировыми выделениями. Эти способы чаще применяют в лабораторных условиях, выявляя отпечатки на бумаге, неокрашенных деревянных поверхностях и т.п.
Обнаруженные следы рук сразу фотографируют. Следы, выявленные при помощи порошков, копируют на липкую дактилоскопическую пленку. С объемных следов рук делают слепки. Для решения вопроса об особенностях кисти руки может быть назначена комплексная дактилоскопическая и судебно-медицинская экспертиза.
Приведу пример дактилоскопической экспертизы по гражданскому делу. Гражданин Егор Петухов вступил в дачное товарищество для своей матери, которая много лет жила на этой даче. Сам Петухов никакого интереса к даче не проявлял, изредка навещал там мать. Все работы по строительству дачи и обустройству садового участка на свои средства осуществлял младший брат Петухова - Андрей, который много времени проводил на даче со своей семьей и матерью. После смерти матери Андрей обратился к старшему брату с просьбой о разделе дачи. Однако документы о расходах, связанных со строительством, у него отсутствовали. Егор отказал брату, мотивируя тем, что по закону он является владельцем дачи. В суде он заявил, что все на даче делал сам, а младший брат там никогда фактически не бывал. В дополнение к свидетельским показаниям соседей по ходатайству Андрея была назначена дактилоскопическая экспертиза садового инвентаря и инструментов на предмет выявления на них следов рук Андрея и Егора. Экспертами было выяснено, что на черенках лопат и другого садового инвентаря, а также на ручках столярных инструментов обнаружены только следы рук Андрея и его жены. Следы рук Еегора на всех этих объектах отсутствовали. Выводы эксперта были использованы судом и сыграли важную роль при разрешении данного дела.
Анализ следов ног человека может дать представление о росте человека, особенностях походки, направлении движения. Различают следы босых ног, обуви, ног в чулках (носках). Учитывая климатические особенности России, следы босых ног обнаруживаются на месте происшествия очень редко. Для анализа по возможности берут не отдельные следы, а их совокупность. Совокупность следов в криминалистике называют дорожкой следов.
На рисунке 4 показана дорожка следов ног, где (см. рис. 4):
А, Б, В, Г – линия ходьбы;
АБ – длина правого шага;
БВ – длина левого шага;
Бб – ширина правого шага;
Вв – ширина левого шага;
АБВ – угол левого шага;
БАа – угол разворота стопы.
По дорожке следов можно установить направление движения, примерный рост человека, хромоту, факт передвижения в темноте. Для решения вопроса об особенностях строения стоп может быть назначена комплексная трасологическая и судебно-медицинская экспертиза. В качестве примера приведу следующую экспертизу. По делу о краже денег из железного сейфа в помещении сельского отделения связи. При осмотре места происшествия у крыльца почты обнаружена дорожка следов обуви, с одного из следов сделан гипсовый слепок. На разрешение трасологической экспертизы были поставлены вопросы: 1. Какой обувью (вид, размер, степень изношенности) оставлены следы? Какие особенности имеет данная обувь? 2. Каковы физические свойства лица, оставившего следы (пол, рост, особенности телосложения, походки и пр.)? 3. Каково направление и характер движения человека, оставившего следы? В результате проведенной экспертизы было установлено, что следы оставлены ботинками 43 размера. Лицом, которому они принадлежат, является мужчина среднего телосложения, ростом около 180 см., при ходьбе широко расставляет ноги. Ботинки старые, подошвенная их часть имеет многочисленные частные признаки (каблуки скошены наружу в результате долгого ношения, дефекты и пр.). На основании выводов эксперта и других следственных действий была выдвинута версия о причастности к краже жителя поселка Дмитровского С.А.. У него были изъяты кожаные ботинки и назначена идентификационная трасологическая экспертиза для выяснения вопроса: не оставлены ли следы обуви у крыльца почты этими ботинками? Эксперт дал категорический утвердительный ответ, после чего Дмитровский вину свою полностью признал и вернул похищенные деньги.
След, оставленный босой ногой, обнаруживается и фиксируется теми же способами, что и следы рук. К частным признакам следов босых ног относят пропорции стопы, выгибание отдельных пальцев, наличие шрамов, частные признаки папиллярных узоров.
Частными признаками ноги в чулке (носке) будут размер, схема переплетения нитей, наличие швов (особенности фабричного производства) Общие признаки подошвы обуви – это ее конструкция, размер, форма. К частным относят повреждения, изменения обуви, возникающие в процессе ношения и ремонта.
Для фиксации следов ног производится их фотографирование, изготовление слепков объемных следов, перевод на следокопировальную пленку поверхностных следов.
Чаще всего следы зубов обнаруживаются на продуктах питания. Для фиксации следов зубов используют описание, фотографирование, получение слепков. Обнаруженные следы зубов фотографируют таким образом, чтоб были высвечены и засняты все их особенности. Изъятие следов зубов лучше производить вместе с предметом-носителем.
Следы губ человека имеют индивидуальный рельеф, по которому возможна идентификация оставившего их человека. Кроме того, в следах может содержаться слюна, которая исследуется в рамках судебно-медицинской экспертизы.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 4. Следы ног.
По следам зубов человека определяют форму прикуса, наличие протезов, размер и особенности формы зубов.
По механизму образования различают (см. рис. 5):

Рисунок 5. Следы зубов.
При выезде на осмотр места происшествия, где по факту кражи из продуктового магазина, на большом бруске сливочного масла, находящегося в холодильной камере, были обнаружены следы зубов. Преступники, находившиеся в магазине, выпивали, о чем явно свидетельствовала пустая бутылка из-под водки. Но никакой еды, кроме масла, в холодильной камере не было. По предположению следователя, кто-то из них откусил кусок масла. Со следов были сделаны слепки. Также были сделаны фотоснимки следов. При появлении подозреваемого по делу, следователем была назначена идентификационная трасологическая экспертиза, на разрешение которой был вынесен вопрос: не принадлежат ли следы на бруске масла зубному аппарату этого человека?
По таким следам ногтей как царапины, вдавленности идентифицировать конкретного человека нельзя, но они могут содержать в себе информацию о размере руки, форме ногтей. Ногти могут оставлять как статические (деформация поверхности следовоспринимающего объекта при давлении), так и динамические следы (при скольжении – ссадины, следы подчеркивания ногтем).
Следы лба и других участков кожи при наличии достаточной совокупности признаков могут служить для идентификации объекта. Следы человека биологического происхождения (кровь, сперма, пот и т.д.) относятся к следам-веществам и являются важным доказательством. Они бывают малозаметными, под воздействием внешней среды могут менять свои свойства (гнилостные изменения). По расположению следов можно установить механизм их образования, восстановить отдельные элементы преступного события. Так, наличие луж крови говорит о повреждении крупных кровеносных сосудов, брызги крови указывают на повреждение артерий, по форме капель крови определяют примерную высоту их падения.
Определение физических свойств преступника по его следам на месте преступления является одной из важных криминалистических диагностических задач, решаемых следственно-оперативной группой в ходе проведения осмотра места происшествия. В частности, установление примерного роста позволяет значительно сузить круг лиц, среди которых следует искать преступника, что способствует раскрытию преступлений по горячим следам.
В справочной криминалистической литературе, посвященной организации и проведению осмотра места происшествия и предварительному криминалистическому исследованию и использованию различных видов следов, для предположительного суждения о росте преступника рекомендуется воспользоваться специальной таблицей, показывающей приблизительные соотношения между ростом человека и длиной следа его обуви (таблица 1).
Таблица 1.Таблица соотношения роста человека с длиной следа
Длина следа обуви, мм
Число, на которое надо умножить длину следа обуви для получения данных о росте
Длина следа обуви, мм
Число, на которое надо умножить длину следа обуви для получения данных о росте

До 219
7,17
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Данная таблица проста в использовании, она получила большое распространение у отечественных криминалистов, и ею при желании может воспользоваться каждый следователь. В таблице указываются различная длина следа обутой ноги и коэффициенты, на которые надо умножить данную длину, чтобы получить представление о росте человека, носившего обувь. При обнаружении следов босых ног для пользования таблицей к длине следа прибавляется 10 мм.
В процессе практического использования данной таблицы при расследовании преступлений, а также в ходе анализа результатов экспериментальных расчетов роста, получаемых с ее помощью, нами выявлены следующие недостатки, существенно влияющие на правильность расчетов.
Разработчики таблицы допустили техническую ошибку. Каждый из коэффициентов, на которые рекомендуется умножить длину следа обуви для вычисления роста, предназначен для определенной группы длин следов: до 219 мм, 220 – 229 мм, 230 - 239 мм и т.д. (всего девять групп). Это ведет к нелогичности результатов при подсчете на границах этих групп значений (таблица 2), в которой рост подсчитан для каждой длины следа обуви с разницей в 0,1 см).

Таблица 2. Соотношение роста человека и длины его следа

Длина следа обуви, см
Десятые доли сантиметра

·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·8
172,5
173,1
173,7
174,3

28
171,3
171,9
172,5
173,1
173,8
174,4
175,0
175,6
176,2
176,8

29
174,0
174,6
175,2
175,8
176,4
177,0
177,6
178,2
178,8
179,4


К примеру, получается, что следу обуви длиной 249 мм соответствует рост 163,1 см, а следу обуви длиной 250 мм - рост 160 см. То есть следу обуви меньшего размера соответствует более высокий рост, чем следу большего размера.
Это противоречит общей антропометрической закономерности: с увеличением длины стопы (соответственно, размера обуви) рост увеличивается, что мы и наблюдаем для значений, располагающихся ближе к середине обозначенных групп следов. На наш взгляд, во избежание такой некорректности при подсчете коэффициенты, на которые рекомендуется умножить длину следа обуви для вычисления роста, должны быть выведены для каждой конкретной длины следа, а не для их какой-либо группы.
В связи с этим рекомендуем поступать следующим образом. Для расчета роста по таблице необходимо выбрать среднее значение из той группы следов, под которую подпадает иском
·ая длина следа обуви, и умножить это значение на соответствующий коэффициент.
Рассматриваемая расчетная таблица имеет еще один существенный недостаток. Данный способ расчета позаимствован из более ранних работ по криминалистике. В отличие от других способов расчета, в нем рост определяется не в зависимости от длины стопы, а непосредственно по длине следа подошвы обуви. Возможно, для 50 – 80-х годов прошлого столетия, когда в нашей стране обувные фабрики выпускали более стандартизированную и мало отличающуюся по форме подошвы обувь (из-за чего длина обуви превосходила длину стопы на относительно постоянную величину), данная таблица расчета роста в какой-то мере была действенна. Но для нашего времени, когда стали производить настолько разнообразную по виду (летняя, зимняя, демисезонная), фасону и модели обувь (с удлиненным носком, заостренным носком, выступающим сзади каблуком и т.д.), данный способ определения роста малоприемлем. Для одного и того же человека, надевшего одинаковую по размеру, но разную по виду и модели обувь, рост по таблице будет подсчитан двояко из-за разницы в длине подошв.
По всей видимости, таблица была рассчитана для определения роста по летней обуви с закругленной носочной частью, так как при обнаружении следов босых ног для пользования таблицей к длине следа прибавляется 10 мм. Поэтому в случае обнаружения следов зимней либо летней (демисезонной) обуви с удлиненным (заостренным) носком предлагаем из длины следа предварительно вычесть 10 – 15 мм и только потом воспользоваться указанной таблицей.
§2. Криминалистическое идентифицирование при исследовании документов

Криминалистическое исследование документов – это отрасль криминалистической техники, которая изучает признаки письма, виды и способы изменений в письменных документах, разрабатывает и совершенствует методы осмотра и исследования документов в целях раскрытия и расследования преступлений.
С криминалистической точки зрения, документ может быть охарактеризован как материальный носитель специально зафиксированной в нем информации, имеющей значение для уголовного судопроизводства.
Объектом криминалистического исследования документов как отрасли криминалистической техники служат главным образом письменные документы – вещественные доказательства. Они являются носителями материальных следов преступления, информации о личности преступника и по уголовному делу незаменимы. Круг документов, функционирующих в уголовном судопроизводстве, весьма разнообразен: это и примитивно сработанные, низкокачественные, и мастерски исполненные на высочайшем профессиональном уровне, простые, общедоступные, понятные всем, и сложные, постигаемые лишь специалистами (клочок бумаги с записанным на нем номером телефона, предсмертная записка, автобусный билет, фальшивая купюра).
По способу фиксации все документы подразделяются на:
письменные (рукописные тексты, цифровые и числовые записи, а также тексты, выполненные при помощи печатающих устройств);
графические (рисунки, карты, чертежи, схемы);
фотодокументы;
кинодокументы;
электронные (существующие в виде компьютерной записи или иной воспринимаемой человеком форме);
фонодокументы (магнитофонные записи);
видеофонографические документы (видеодокументы).
По происхождению документы подразделяются на:
неофициальные (личные документы: дневники, переписка, семейные фотоальбомы);
официальные (документы органов власти, организаций, учреждений и предприятий).
Официальные документы в свою очередь подразделяются на:
удостоверения (это документы, удостоверяющие личность, статус, право (паспорт гражданина, дипломатический, служебный паспорт, свидетельство о рождении, удостоверение военнослужащего, диплом, аттестат, удостоверение водителя, удостоверение права на определение льготы и т.п.));
деньги (это документ установленной формы с обязательными реквизитами, удостоверяющие имущественные права, осуществление которых возможно только при его предъявлении – облигация, вексель, чек и т.п.);
электронные документы (это зафиксированная на машинных носителях, в электронно-вычислительной машине или их сетях электронная информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать – пластиковые карты, компьютерные записи, содержащие определенные реквизиты и т.п.);
кредитные или расчетные карты (именные платежные документы, выдаваемые гражданам, имеющим счета в банке);
иные письменные документы (это документы, содержащие информацию и выполненные в соответствии с правилами оформления официальных документов);
иные платежные документы (это документы, не являющиеся ценными бумагами, содержащие обязательства либо поручения оплатить сумму в денежном исчислении).
Письмо – один из важнейших и, пожалуй, до недавнего времени единственных способов запечатления мыслей человека при посредстве некой знаковой системы. Главной функцией письма является сохранение и передача информации зафиксированной с помощью специальных символов (иероглифы, цифры, буквы и т.д.).
При исследовании письма, как правило, должен подвергаться весь комплекс индивидуальных особенностей данного текста как-то:
1. Смысловая – письменная речь (устанавливается автор документа);
2. Графическая – почерк (устанавливается конкретный исполнитель текста).
Возможность установления автора и исполнителя документа основана на неповторимости и устойчивости письменно-двигательных и речевых навыков человека. На процесс формирования письма оказывают влияние условия обучения человека, действие окружающей среды, трудовая и социальная деятельность человека, психофизиологические способности.
Устойчивость проявления навыков письма в значительной степени зависит от глубины фиксации двигательного навыка, его автоматизации в высшей нервной системе, то есть, чем сильнее глубина фиксации навыка, тем труднее происходит изменение письменно-двигательных функций определенного лица.
При написании документа автоматизированность письма ярко выражена лишь пока оно выполняется в привычных (стереотипных) условиях. В случае резкого изменения условий письма (его целевой установки, физических и психологических нагрузок, преднамеренное искажение письменной речи и почерка) приводят к прекращению или ослаблению автоматизированного письма, так как оно выполняется под усиленным контролем сознания. Но ввиду непродолжительности этих факторов, устоявшаяся манера письма не исчезает и лишь временно «притупляется». Когда привычные условия восстанавливаются автоматизация навыка вновь «просыпается». Этот феномен наблюдается даже при попытках сознательного изменения почерка и письменной речи. При этом собственные навыки, закрепленные выработавшимся стереотипом, остаются и оказывают влияние на процесс создания документа.
Криминалистическое идентификация документов – раздел криминалистики, включающий научные положения относительно закономерностей письма, способов подделки документов, а также средств, приемов и методов изучения этих закономерностей при раскрытии, расследовании и предотвращении преступлений.
Под документами в криминалистике могут пониматься письменные и печатные тексты, чертежи, рисунки, схемы и т.п. как на бумажных, так и на электронных носителях.
Согласно УПК РФ документы могут быть как письменными, так и вещественными доказательствами (например, ст. ст. 83, 84 УПК РФ). Документ как письменное доказательство может содержать в себе информацию о юридическом факте (диплом о высшем образовании). Документы как вещественное доказательство по делу (ст. 81 УПК РФ) могут содержать в себе следы преступления (поддельные штампы, дописки и т.д.)
Различают подлинные и подложные (поддельные) документы. Подлог документов бывает двух видов.
Интеллектуальный подлог – документ оформлен по всем правилам, но содержательно включает в себя заведомо ложные сведения.
Интеллектуальный подлог выявляется в ходе расследования. Материальный подлог – в изначальный текст подлинного документа внесены изменения путем дописок, исправлений и т.д. Факт подлога в этом случае устанавливается путем назначения экспертизы.
Исследование письма. Объектами криминалистического исследования письма являются письменная речь и почерк:
почерковедческое исследование;
автороведческое исследование.
Технико-криминалистическое исследование.
Почерковедение в криминалистике ставит своей задачей изучение закономерностей возникновения и развития письменных навыков. Эти достижения используются для решения диагностических и идентификационных задач при раскрытии, расследовании и предотвращении преступлений.
Криминалистически значимыми являются такие свойства почерка как устойчивость, индивидуальность, вариационность.
Рассмотрим общие признаки почерка.
Выработанность почерка показывает уровень владения техникой письма. В зависимости от степени выработанности различают:
1) маловыработанный почерк (см. рис. 6) - выглядит неуверенным, нестройным, буквы отличаются от стандартных прописей;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 6. Пример маловыработанного почерка.
2) средневыработанный почерк (см. рис. 7) - возможны небольшие отклонения от стандартных прописей, некоторая несогласованность движений;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] Рисунок 7. Средневыработанный почерк.
3) высоковыработанный почерк (см. рис. 8) - написание букв доведено до автоматизма, возможна многовариативность букв в зависимости от их сочетания. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 8. Высоковыработанный почерк.
Сложность почерка:
1) простой почерк (см. рис 9) - написание букв максимально приближено к ученическим прописям;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 9. Простой почерк.
2) упрощенный почерк (см. рис. 10) - буквы пишутся простым быстрым движением, чаще всего это хорошо выработанный трудночитаемый почерк;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 10. Упрощенный почерк.
усложненный (вычурный) почерк (см. рис. 11) - добавление к ученическим прописям дополнительных элементов, чаще всего надстрочных и подстрочных элементов для украшения почерка.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 11. Усложненный почерк.
Размер почерка. В зависимости от высоты букв различают почерк:
1) мелкий (высота букв до 2 мм);
2) средний (высота букв от 2 до 5 мм);
3) крупный (высота букв 5 мм и больше).
Наклон почерка:
1) правонаклонный (русский почерк в основном правонаклонный);
2) левонаклонный;
3) прямой;
4) смешанный.
Разгон почерка определяется соотношением высоты букв к ширине и расстоянием между буквами:
1) сжатый почерк (см. рис. 12) - высота трехштриховых букв (т, ш, щ) значительно выше их ширины;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 12. Сжатый почерк.
2) средний почерк (см. рис. 13) - высота трехштриховых букв примерно равна ширине;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 13. Средний почерк.

3) размашистый почерк (см. рис. 14) - ширина трехштриховых букв значительно больше высоты.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 14. Размашистый почерк.
Нажим почерка определяется по степени вдавленности и ширине основных и соединительных штрихов:
1) сильный нажим (ширина основного штриха больше 1 мм), при сильной степени вдавленность наблюдается более чем на двух последующих листах;
2) средний нажим (ширина основного штриха меньше 1 мм, но больше соединительного штриха), вдавленность наблюдается на двух листах;
3) малый нажим (основные и соединительные штрихи примерно одинаковые, с шириной не менее 0,5 мм), вдавленность наблюдается только на оборотной стороне листа.
Связность почерка определяется способностью выполнить некоторое количество букв без отрыва от бумаги.
Частные признаки почерка образуются из совокупности особенностей письменных навыков (особенностей исполнения букв, связывания элементов и т.д.)
Для проведения почерковедческой экспертизы необходимы:
1) свободные образцы почерка (подписи) – выполненные не специально для почерковедческой экспертизы и не в связи с проведением расследования (чаще всего еще до возбуждения уголовного дела);
2) экспериментальные образцы почерка (подписи) – выполненные специально для проведения экспертизы, в связи с проведением расследования.
В гражданском и арбитражном процессе свободные образцы для производства экспертизы обычно представляются сторонами, которые для успешного решения собственного дела должны тщательно проверять их достоверность. В пример приведу дело о признании завещания недействительным. В качестве свободных образцов подписи Ивановой Н.П. использовались ее подписи в ведомостях на получение пенсии. На основании представленных материалов экспертом был сделан вывод о том, что подпись в завещании и в ведомостях выполнена одним лицом - Ивановой Н.П. Но при дальнейшем расследовании выяснилось, что Иванова из-за полиартрита не владела правой рукой, поэтому за нее при получении пенсии подпись регулярно выполняла ее соседка, Кузьмина Р.В. Ею же была выполнена подпись в завещании, по которому Иванова, в случае смерти, оставляла однокомнатную квартиру Кузьминой, а не своей дочери.
Идентификация объекта производится путем сравнения всех признаков почерка в представленных образцах. При этом в процессе идентификации идентифицируемым объектом является конкретное лицо, написавшее текст, а идентифицирующим – образцы почерка.
Автороведческое исследование документов проводится с целью установления автора текста, получения максимально возможной информации о навыках письменной речи исполнителя. Каждый автор обладает индивидуальными особенностями письменной речи, стилистическими, лексическими, грамматическими навыками. Это может выражаться в наличии повторяющихся слов, неправильном употреблении фразеологизмов, присутствии в тексте диалектизмов, профессионализмов, наличии однотипных орфографических и пунктуационных ошибок и т.д. В письменной речи выделяют общие и частные языковые навыки.
К общим языковым навыкам относят:
стилистические навыки;
синтаксические навыки;
лексико-фразеологические навыки;
орфографические навыки;
пунктуационные навыки.
К частным признакам письменной речи относят устойчивые нарушения речи, индивидуальные лексические, грамматические навыки, свойственные конкретному исполнителю.
Среди основных признаков, указывающих на автора текста, обычно выделяют следующие.
Семантические признаки – тема документа, лейтмотив (основная мысль), фактические данные в документе (профессиональные знания, знание людей, мест, событий), архитектоника (общее построение документа, наличие вступления, разделов, заключения, логической связи между отдельными элементами документа).
Стиль изложения – официально-деловой, научный, публицистический, литературно-художественный, разговорный.
Фразеологические признаки – использование междометий, вопросительных и восклицательных предложений, крылатых слов и т.п. Лексические признаки – использование автором общеупотребляемых слов и слов ограниченного употребления, свойственных определенной группе лиц.
Лексические признаки – это использование:
архаизмов – устаревших или вышедших из употребления слов;
неологизмов – новых слов, появившихся в языке для обозначения новых понятий;
профессионализмов – профессиональных слов и выражений;
диалектизмов – слов и оборотов, свойственных для проживающих в определенной местности лиц;
варваризмов – слов, заимствованных из других языков, не свойственных для языка, на котором написан документ;
жаргонизмов – слов и выражений, характерных для определенной группы людей (преступный жаргон, молодежные кружки);
вульгаризмов – слов, оборотов речи, которые не употребляются в литературном языке;
слов-паразитов, привычных, сокращенных слов, использование уменьшительных слов и т.д.
Грамматические признаки – соблюдение правил русского языка, согласованность слов в падежах, написание сложных слов.
Топографические признаки – размещение текста на странице.
Топографические признаки – это:
поля – размер, конфигурация (сужение, расширение);
абзацы – наличие, частота, способ выделения;
строки – наличие наклона, расположение относительно линовки бумаги, промежуток между строками;
переносы слов;
расположение (наличие) подписи, даты.
Для проведения автороведческой экспертизы необходимо наличие текста объемом не менее 500 слов. Это могут быть письма, служебные записки, статьи, доклады и т.д. Экспертизой решаются следующие задачи: диагностические – установление факта намеренного искажения письменной речи, определение уровня образования исполнителя текста, его родного языка, регион формирования навыков и т.д.;
идентификационные – отождествление автора текста, отдельных его фрагментов (является ли автором одно лицо или несколько).
Процесс автороведческой экспертизы разделяют на четыре стадии. Предварительное исследование – осмотр документа, материала письма, содержания текста, определение достаточности предоставленных документов для проведения экспертизы.
Раздельное исследование предоставленных образцов, выявление общих и частных признаковых письменной речи, особенностей письменных навыков – стилистика, синтаксис и т.д.).
Сравнительное исследование выявленных общих и частных признаков, навыков письменной речи.
Оценка полученных результатов.
Технико-криминалистическое исследование документов проводится с целью установления их подлинности.
Объектами исследования выступают:
поддельные документы;
бланки документов;
оттиски печатей и штампов (при производстве экспертизы анализируют 5-8 различных по силе и направлению нажима оттисков);
поврежденные документы;
орудия письма (ручки, фломастеры и т.д.);
материалы документов (бумага, картон и т.д.);
средства, вытравливающие тексты.
Различают два вида подделки документов.
Полностью подделанные документы. Среди способов полной подделки выделяют:
изготовление документа полностью;
изготовление бланка документа;
внесение в документ заведомо ложных сведений;
подделку подписи лица, удостоверяющего документ;
подделку печати.
Частично подделанные документы. Среди способов частичной подделки документов выделяют:
подчистку – механическое удаление отдельных штрихов или части текста;
травление – удаление символов при помощи их обесцвечивания;
смывание – удаление текста растворителями;
дописку (допечатку) – изменение документа путем внесения в него новых слов, фраз;
замену частей документов.
Признаками подчистки являются нарушенная структура верхнего слоя бумаги (выявляется при рассмотрении на просвет или при помощи лупы), поврежденные штрихи линовки бумаги, неровные края вновь вписанных знаков, расплывы.
Признаками травления и смывания являются изменение цвета бумаги, потеря глянца, изменения цвета чернил на близлежащих участках. Признаками дописки могут быть различия в цвете дописанных символов от основного текста, изменения в признаках почерка (изменение ширины букв), непараллельное размещение строк.
При допечатке назначается технико-криминалистическая экспертиза документов, выполняемая в государственных и негосударственных экспертных учреждениях, а также частными экспертами и является одной их самых распространенных в гражданском и арбитражном процессе. Нередко при анализе договоров, завещаний, дарственных, и других документов она назначается в комплексе с почерковедческой экспертизой, а при исследовании документов финансовой отчетности - с бухгалтерской или планово-экономической экспертизой.
Примером технико-криминалистической экспертизы документов может служить следующая экспертиза, выполненная в Институте Независимых Исследований. Две фирмы «Ост» и «Вест» заключили договор о совместном строительстве дома, приложением к которому была таблица, где указывалось, как будут распределены квартиры в построенном доме. Впоследствии при дележе дома у фирмы «Ост» возникли претензии к другой. Было заявлено, что контрагенты допечатали в оба экземпляра таблицы с распределением квартир еще две строки, добавляя себе тем самым еще шесть квартир. Дело разбиралось в арбитражном суде. На разрешение технико-криминалистической экспертизы документов были вынесены вопросы:
1. Напечатан ли весь текст представленного документа на пишущей машинке, изъятой из офиса фирмы «Вест»?
2. Напечатан ли данный машинописный документ одним или несколькими лицами, в один или несколько приемов?
3. Что было выполнено ранее: подпись руководителя фирмы «Ост» или нижняя строка машинописного текста?
На основании комплексного исследования машинописного текста и подписи эксперт пришел к выводу, что весь текст выполнен на пишущей машинке из офиса фирмы «Вест». Однако последние две строки допечатаны позднее при повторной закладке листа в машинку и не тем лицом, которым исполнен остальной текст документа. Подпись руководителя фирмы «Ост» была выполнена ранее, чем нижняя строка машинописного текста.
На основании выводов эксперта суд решил спор в пользу фирмы «Ост». В другой экспертизе, назначенной по инициативе страховой компании, необходимо было узнать, какая сумма денег находилась в сейфе частной фирмы до пожара (что имело значение при определении ущерба)? Из сейфа были изъяты обугленные и испепеленные фрагменты. Эксперты Института Независимых Исследований установили, что данные остатки не являются сгоревшими денежными билетами, а представляют собой фирменные бланки и визитные карточки.
На практике часто возникает необходимость восстановления поврежденных (поддельных) документов, их первоначального содержания (см. рис. 15). Для чтения слабовидимых и невидимых текстов используют различные условия освещения. Так, вдавленные буквы можно увидеть в косо падающих лучах света, отличающиеся по цвету от основного фона штрихи могут быть видны при использовании различных светофильтров, увеличивающих контрастность. Удаленные химическим способом штрихи могут быть выявлены при помощи ультрафиолетовых лучей (происходит люминесценция текста в ультрафиолете).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рисунок 15. Пример поддельного документа.
Зачеркнутые тексты восстанавливают путем фотографирования в отраженных инфракрасных лучах или при просмотре через электронный оптический преобразователь инфракрасных лучей.
Разорванные документы восстанавливают, собирая все фрагменты, выкладывают их таким образом, чтобы было видно (признаки – совпадение краев, форма, размеры, фрагменты линовки и т.д.), что ранее они составляли единое целое.
§ 3. Криминалистическое идентифицирование при исследовании огнестрельного оружия

Огнестрельное оружие (см., например, рис. 16) - оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Огнестрельное оружие делят на боевое, гражданское, охотничье, учебно-спортивное, криминальное. По особенностям конструкции ствола огнестрельное оружие классифицируется на:
- нарезное;
- гладкоствольное (цилиндрическое – один диаметр ствола; цилиндр с напором - сужение к дульной части);
- комбинированное (нарезное и гладкоствольное).
В канале ствола нарезного огнестрельного оружия имеются нарезы –пологие винтообразные углубления, проходящие вдоль канала ствола. Наличие нарезов в канале ствола (см. рис. 17) огнестрельного оружия имеет важное значение, с одной стороны они придают точность и дальность стрельбе, с другой – позволяют идентифицировать оружие по отстрелянным гильзам.выстреленным.пулям. Другой важной характеристикой огнестрельного оружия является калибр – диаметр ствола пистолета. У нарезного оружия калибр равен расстоянию между противоположными полями нарезов, у гладкоствольного оружия – внутреннему диаметру ствола. В странах с принятой метрической системой калибр определяется в миллиметрах, в США, Англии – в долях дюймов.


Рисунок 16. Вид огнестрельного оружия в разрезе. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] Рисунок 17. Вид ствола огнестрельного оружия
При криминалистическом исследовании оружия, в первую очередь, устанавливается принадлежность обнаруженного объекта к огнестрельномуоружию. Это связано с тем, что при расследовании встречается оружие, внешне не похожее на огнестрельное (переделанное или модифицированное оружие в виде других различных предметов), с другой стороны, существует оружие, внешне являющееся таковым, но не принадлежащим к этой категории (игрушечные пистолеты). Определяется вид оружия, модель, способ изготовления. Далее решаются вопросы об исправности оружия и о пригодности его к стрельбе, проверяется подлинность обозначений на оружии (номер, клеймо оружия). Устанавливается факт производства выстрела из данного оружия.
В современном огнестрельном оружии применяются патроны, которые обычно состоят из снаряда (пуля, дробь), капсюля, порохового заряда и гильзы. При исследовании патронов изучаются следы-отображения, которые появляются на гильзах, пулях и прочих компонентах. По найденной на месте происшествия гильзе определяется, в каком огнестрельном оружии она могла быть использована (вид оружия, модель). На гильзе после выстрела остаются следы-отображения (царапины, вмятины) от контакта с затвором, скольжения по патроннику и т.д. По этим частным признакам возможна идентификация конкретного пистолета. Отсутствие гильзы также может дать важную для расследования информацию, например: имело место применение револьвера, неисправность полуавтоматического или автоматического оружия, преступник умышленно спрятал гильзу и т.д.
По форме и размеру найденной пули определяют, для какого вида оружия она предназначена. На пулях остаются следы от нарезов ствола пистолета (трассы). Исследование следов от нарезов ствола существенно сужает круг оружия, из которого был произведен выстрел. С течением времени нарезы ствола огнестрельного оружия могут изменяться в глубине (причина – естественный износ ствола), то есть индивидуальность оружия возрастает. Позже, при обнаружении оружия по следам нарезов на пуле, возможно проведение отождествления оружия.
При идентификации оружия по гильзам и пулям производится отстрел нескольких пуль. На полученных таким образом образцах выявляются повторяющиеся следы (трассы). После этого следы исследуемой пули сопоставляют со следами на экспериментальных пулях. Пули, обнаруженные на месте происшествия лежащими на какой-либо поверхности, подлежат исследованию на предмет наличия на них частиц от возможных преград (при сквозном прохождении пули через предмет на ней могут оставаться его частицы).
При изъятии все предметы со следами выстрела тщательно и каждый отдельно упаковываются. Это делается для того, чтобы на предметах не образовались следы постороннего воздействия (трения о другие предметы, частицы посторонних веществ).
Следы выстрела остаются на объекте в виде пробоин (сквозное или слепое отверстие), вмятин, отколов, царапин, а также следов пороха, опаления, термического воздействия газов, продуктов смазки. На характер следов выстрела влияют характеристики самого оружия, дистанция выстрела, свойства следовоспринимающего объекта.
Определение дистанции выстрела позволяет прояснить обстоятельства происшествия (например, исключить возможность самоубийства), при наличии двух следов от пули (например, сквозного отверстия в одном объекте и слепого в другом) возможно установление траектории полета пули. Траектория полета и дистанция выстрела дают возможность установить место, с которого был произведен выстрел.
Механизм образования следов на пулях зависит от вида, характеристики и состояния использованного оружия, вида снаряда, материала его изготовления (свинец, томпак и т.д.). При выстреле из огнестрельного оружия в результате плотного контакта со стенками канала ствола пуля деформируется, приобретает его профиль, так как она на 0,25 – 0,27 мм больше диаметра ствола, которому предназначена. Основным следообразующим объектом является участок канала ствола у дульного среза оружия.
Механизм образования следов на выстреленной пуле определяется явлениями, происходящими в канале ствола при выстреле, который начинается с момента срабатывания капсюля-воспламенителя. В результате воспламенения порохового заряда в патроне возникает большое давление и пуля, преодолевая силу крепления к гильзе, начинает движение по каналу ствола.
Поступательное движение пули начинается после ее отрыва от гильзы патрона и продолжается до соприкосновения с нарезами канала ствола. Протяженность этого движения зависит, прежде всего, от устройства пульного входа канала ствола. Вследствие различного сжатия пули в гильзе и неравномерного давления пороховых газов на донышко пули движение снаряда на данном этапе неустойчиво.
В момент полного врезания ведущей части пули в поля нарезов она сжимается этими полями, и боевые грани нарезов со все возрастающим усилием входят в поверхность пули, срезая часть металла с ее оболочки. Это приводит к поступательно-вращательному движению пули.
В большинстве всех систем и моделей огнестрельного оружия наклон следов от полей нарезов правый.
Следы канала ствола на выстреленной пуле динамические. На пуле различают: а) первичные следы, образованные в результате контакта с ребрами боевых и холостых граней полей нарезов при поступательном движении и переходе к поступательно-вращательному; б) вторичные следы полей и дна нарезов, полученные при поступательно-вращательном движении.
Вследствие конструктивных особенностей пуль, устройства пульного входа, качества патрона и другого, первичные следы полей нарезов могут не отображаться, быть широкими или узкими. Трассы, составляющие вторичные следы, образуются неровностями полей нарезов. Наиболее информативны окончания следов на цилиндрической части поверхности пули. Механизм этого контактного взаимодействия устойчив. Образование следов дна нарезов аналогично образованию следов полей нарезов и зависит от степени заполнения пулей профиля канала ствола. Отображение следов канала ствола на выстреленных пулях зависит от диаметра снаряда, наличия смазки, продуктов выстрела в стволе, металлизации, коррозии и различной степени износа канала ствола.
Следы от полей нарезов канала ствола характеризуются их количеством, наклоном и шириной. По ним может быть определена групповая принадлежность оружия. По следам на пулях проводится идентификация оружия, т.е. устанавливается, что выстрел произведен именно из данного оружия.
При выстреле из гладкоствольных охотничьих ружей дробью в результате воздействия силы давления пороховых газов на заряд на дробинах, расположенных на периферии, образуются следы от стенок канала ствола в виде сглаженных участков, имеющих, как правило, вид вмятин круглой формы. Эти следы, отражающие особенности микрорельефа стенок канала ствола, могут использоваться для идентификации гладкоствольного оружия.
Следы выстрела на преградах делятся на основные и дополнительные.
Основными следами выстрела считаются повреждения, образованные снарядом (пулей, дробью, картечью), которые могут быть проникающими и поверхностными. В первом случае речь идет о пробоинах: сквозных и «слепых» повреждениях. Если заглубление цилиндрического снаряда в преграду составляет не менее его длины, а шаровидного – не менее его диаметра, то повреждение считается проникающим. К поверхностным относятся повреждения, оставленные снарядом при движении по касательной, следы рикошета и вмятины (следы удара «обессиленного» снаряда).
К дополнительным следам выстрела относятся: а) отпечаток дульного среза ствола (пламегасителя, глушителя) – штанцмарка – при выстрелах в упор; б) надрывы краев повреждений от механического воздействия предпульного столбика воздуха и пороховых газов; в) зоны оплавления, обугливания, обгорания от термического действия газов, копоти и зерен пороха; г) следы термического воздействия поверхности снаряда на некоторые синтетические материалы; д) отложение копоти, несгоревших частиц пороха, смазки и пр.; е) следы действия полимерных компонентов боеприпасов для гладкоствольного оружия в виде мелких кусочков и частичек расплавленного полимера и др., в том числе так называемый поясок обтирания.
Механизм образования пояска обтирания на преграде таков: пуля, встречаясь с мишенью и пробивая ее, контактирует своей поверхностью с краями образуемого повреждения, а имеющиеся на ней наслоения копоти выстрела, смазки, металла и др. остаются на краях входного отверстия в виде узкого ободка темно-серого цвета.
Выстреленная пуля оказывает на преграду в основном механическое действие. Механизм образования следов имеет следующий вид: под воздействием направленного удара пули преграда подвергается сжатию и прогибу в сторону полета снаряда, в результате чего происходит выбивание или вырывание частиц материала преграды в направлении выстрела.
Повреждения, образованные дробью (картечью), отличаются от пулевых, поскольку снаряд многокомпонентный. В процессе вылета из ствола он начинает рассыпаться, растягиваться в длину и ширину. Периферические дробинки отклоняются в стороны и отстают от центральных. С увеличением дистанции выстрела происходит рассыпание и центральной части дроби (картечи). Скорость полета и кинетическая энергия дробинок (картечин) неодинаковы, что приводит к различным повреждениям на преграде.
В следственной практике наиболее часто огнестрельные повреждения встречаются в древесине, стекле и различных тканях (поскольку изучение огнестрельных повреждений на теле человека входит в компетенцию судебной медицины, они здесь не рассматриваются).
Древесина является пластичным материалом, поэтому огнестрельное повреждение в ней образуется за счет остаточных деформаций волокон. Входное отверстие характеризуется воронкообразной формой, узкий конец которого направлен в сторону полета снаряда. Волокна древесины направлены в толщу преграды. Выходное отверстие больше по размерам, чем входное, и имеет отщепы, образующиеся потому, что задние слои древесины не откалываются от основной ее массы.
Высокопластичный материал (например, резина) не сохраняет на себе признаков снаряда, так как после прекращения его воздействия восстанавливает свои прежние формы, а пробоина имеет вид щелевого разрыва.
Стекло - весьма хрупкий материал, поэтому пробоина в нем возникает за счет выбивания материала не только в пределах, но и за пределами контактной поверхности. Вследствие этого размеры огнестрельного повреждения обычно больше размеров снаряда.
Повреждение в ткани образуется за счет частичного разрушения волокон, выбивания «минуса ткани» и раздвигания нитей ткани. Поэтому края отверстия разволокнены, а его форма зависит от характера переплетения нитей. Так, если нити ткани расположены под прямым углом, пробоина обычно имеет четырехугольную, а в трикотаже – круглую форму.
Механизм образования повреждений дробовым снарядом характеризуется неоднократным воздействием дробин, летящих друг за другом, на одни и те же участки преграды. Поэтому повреждение, например, в древесине образуется путем выбивания частичек материала мишени. Дробовой снаряд может поразить объект и осыпью. В данном случае каждая отдельная дробина образует в препятствии свое отверстие, механизм образования которого близок к пробоине одиночным снарядом.
Характер следов выстрела на преграде позволяет устанавливать обстоятельства выстрела: направление полета снаряда и местонахождение стрелявшего; дистанцию, с которой выстрел был произведен, и др.
Дистанция выстрела – это расстояние от дульного среза оружия до входного пулевого отверстия в поврежденном объекте. В зависимости от воздействия повреждающих факторов на объекты поражения различают выстрелы: а) в упор (дульный срез соприкасается с поврежденным объектом, иногда на поверхности объекта образуется штанцмарка); б) с близкого расстояния (на поверхности объекта остаются дополнительные следы воздействия пороховых газов, копоть, смазка и т.д.); в) с дальнего расстояния (на преграду действует только снаряд).
Известно, что продукты выстрела, преимущественно сурьма и барий, редко встречающиеся в быту, чаще всего обнаруживаются на стрелявшем. Барий, как правило, обнаруживают при выстрелах малокалиберными патронами кольцевого воспламенения, а сурьму - при выстрелах остальными патронами. При стрельбе патронами с отсечкой пороховых газов в гильзе (патроны для бесшумной стрельбы) надо также искать молибден. Эти вещества, входящие в состав пороховых газов, не только выбрасываются в направлении, обратном движению заряда, но и просачиваются через взаимодействующие части оружия: затвор и ствольную коробку, кожух затвора, рамку пистолета и т.п. В результате на руке, которой был произведен выстрел, осаждается пороховая копоть. Количественный и качественный состав копоти, а также ее распределение на руке зависят от общего состояния, вида (системы, модели) оружия, примененного боеприпаса.
Наблюдается это при стрельбе как из короткоствольного, так и из длинноствольного оружия. Например, при стрельбе из охотничьего ружья продукты выстрела чаще всего остаются на одежде в области груди стрелявшего ниже и несколько левее от места стандартного соприкосновения приклада с одеждой; из револьвера – иногда на ладонно-лучевой поверхности указательного или среднего пальца, реже – на ладонно-локтевой поверхности большого пальца обычно правой руки, т.е. на тех пальцах, которыми производят нажим на спуск курка.
При стрельбе из автоматического оружия часть пороховых газов удаляется через окно в непосредственной близости от руки, держащей оружие. Поэтому на руке стрелявшего устойчиво обнаруживается сурьма, чего нельзя сказать при выстрелах из гладкоствольного оружия и револьвера «Наган». При стрельбе из охотничьего ружья и револьвера осаждение продуктов выстрела на руках стрелявшего происходит за счет распространения газопорохового облака, содержащего эти продукты. Поэтому содержание сурьмы на обеих руках и лице стрелявшего - величины одного порядка.
Время сохранения следов продуктов выстрела на руках стрелявшего зависит от конкретных условий и может составлять 6 часов. Более продолжителен период их обнаружения на одежде стрелявшего. Но, как и в случае с продуктами выстрела на руках, трудно установить источник происхождения сурьмы и бария: непосредственно от выстрела или от обращения с оружием либо от соприкосновения с другими барийсурьмосодержащими объектами.
Исследование механизма образования следов выстрела на пораженной преграде и на стрелявшем позволяют решить вопрос о виде (системе, модели) примененного оружия, направлении и взаиморасположении его и преграды, а также выяснить, произошло ли убийство или самоубийство.
Основной способ фиксации информации об оружии и следах его применения - это описание в протоколе осмотра места происшествия или иного следственного действия. К дополнительным способам фиксации традиционно относят фото- и видеосъемку, составление планов и схем.
Сведения об оружии, подлежащие отражению в протоколе осмотра места происшествия, излагаются в следующем порядке:
1) фиксируется местонахождение оружия, его положение от дульного среза и приклада (рукоятки для короткоствольного оружия) до двух неподвижных ориентиров;
2) устанавливается вид оружия (пистолет, револьвер, винтовка и т.д.), его система, модель, калибр;
3) записываются маркировочные данные, номер и год выпуска, а также незаводские обозначения (инициалы владельца, гравировка и т.д.);
4) оценивается внешний вид оружия (наличие каких-либо повреждений в виде зарубок, насечек на деревянных частях, спилов на металлических поверхностях, коррозии и т.д.);
5) определяется положение ударно-спускового механизма, предохранителя; наличие патрона в патроннике и в магазине (съемном магазине, барабане);
6) в отношении оружия самодельного изготовления фиксируются его габаритные размеры, длина ствола, наличие следов грубой обработки на всех деталях или на отдельных частях, покрытие деталей краской черного цвета или их грубое воронение, способ заряжания;
7) устанавливается наличие (отсутствие) нарезов в канале ствола (их количество и направление), смазки, продуктов выстрела, каких-либо загрязнений, специфического запаха сгоревшего пороха;
8) отражается наличие микрочастиц содержимого карманов, условия обнаружения и хранения оружия (факт воздействия атмосферных осадков, наличие почвенных загрязнений и т.д.).
В ходе осмотра огнестрельное оружие следует брать таким образом, чтобы исключить уничтожение следов пальцев рук и пахучих веществ. Кроме того, нельзя забывать, что огнестрельное оружие является источником повышенной опасности, который требует соблюдения правил безопасности обращения с ним. Поэтому в ходе осмотра ствол должен быть направлен вверх, а в помещении – в верхний дальний угол двух капитальных стен.
При описании гильз в протоколе фиксируются: 1) местонахождение и положение (для удобства описания нескольких гильз им присваиваются номера); 2) форма, маркировочные обозначения; 3) цвет корпуса и капсюля, размеры гильзы (длина, диаметр фланца, корпуса и дульца); 4) материал (металлическая, бумажная, полимерная); 5) способ крепления пули (обжим, кернение); 6) наличие и расположение канавки на наружной поверхности корпуса для ограничения глубины посадки пули (канелюра); 7) наличие окопчения внутри и снаружи, признаки коррозии (окисления латунных гильз, ржавчины - на стальных); 8) наличие, локализация и характер следов от частей оружия (бойка, отражателя, выбрасывателя, краев ствольной коробки и т.д.); 9) наличие дефектов гильзы (трещины, вмятины, следы отпиливания при подгонке к патроннику другого калибра, расточка капсюльного гнезда и т.д.), посторонних веществ и запаха сгоревшего пороха.
В протоколе осмотра пуль отражаются следующие параметры: 1) местонахождение и положение на преграде (указывается способ извлечения из преграды); 2) конструкция (оболочечная, полуоболочечная, безоболочечная); 3) длина и диаметр цилиндрической части (у деформированной пули - наибольший и наименьший диаметры донышка); 4) форма кончика (острая, закругленная, плоская), наличие на нем отличительной окраски; 5) особенности формы пули (наличие пояска, желобка, конфигурация донышка, коническая или цилиндрическая хвостовая часть); 6) цвет металла, из которого изготовлена пуля; 7) способ крепления в гильзе (кернение, обжим, кольцевое углубление); 8) количество и направление следов полей нарезов канала ствола; 9) наличие (отсутствие) деформации и посторонних частиц (стекла, штукатурки, земли, крови и т.д.).
При осмотре дроби (картечи) указывают: количество, форму (шаровая, овальная, цилиндрическая, каплеобразная, неправильная), диаметр (максимальный и минимальный) дробин (картечин); цвет (серый – для свинцовых неграфитированных, черный – для графитированных, желто-красный – для омедненных снарядов); наличие (отсутствие) деформации и различных наложений; следы и особенности от изготовления самодельной дроби или от преодоления каких-либо преград (вмятины, отпечаток рельефа преграды, царапины).
При осмотре пыжей (прокладок) описывают: форму и вид (целостный или фрагментарный); высоту, диаметр; материал (войлок, картон, бумага, древесноволокнистая масса, полимер и т.д.); цвет и состояние поверхности (влажная, сухая, обгоревшая); наличие типографского шрифта или рукописного текста и оттисков от дробинок (их количество); следы на боковых поверхностях войлочных пыжей самодельного изготовления (прямые вертикальные или горизонтальные трассы); наличие (отсутствие) амортизатора в донной части пыжа-концентратора, содержание маркировочных обозначений на внешней поверхности его донной части; наличие и цвет имеющихся загрязнений.
Зону рассеивания дроби (картечи) на преграде следует фиксировать путем составления схемы, а также наложением липкой картографической пленки с последующей зарисовкой на ней повреждений.
При осмотре огнестрельных повреждений на автомашине рекомендуется отсчитывать высоту их размещения от поверхности асфальта (грунта). Если на момент осмотра колеса спущены, необходимо сделать соответствующую поправку. Вместо изготовления схемы автомашины рациональнее взять готовое масштабное изображение из технической документации или его ксерокопию на эту марку и уже на нем отмечать обнаруженные повреждения.
Во избежание утраты следов выстрела при выполнении детальной фотосъемки не рекомендуется прикреплять масштабную линейку пластилином или каким-либо другим веществом к поврежденной поверхности. Для удобства описания повреждения нумеруют.
При осмотре огнестрельных повреждений в протоколе указывают: 1) местонахождение поврежденного предмета; 2) назначение, материал и толщину преграды; 3) характер (сквозное или "слепое"), форму (круглая, овальная, щелевидная, крестообразная и т.д.) и размеры повреждений; 4) отсутствие части материала в преграде ("минус ткани"); 5) наличие пояска обтирания и его размер; 6) следы близкого выстрела (копоть, признаки термического воздействия от дульного пламени, форма и размеры зоны опаления и т.д.).
Немаловажное значение при осмотре места происшествия имеют изъятие и упаковка вещественных доказательств. Лучше всего изымать пулю с преградой или ее частью, чтобы впоследствии в лабораторных условиях с соблюдением соответствующих мер предосторожности извлечь ее и сохранить имеющиеся на ней следы. Лишь при невозможности этого следует отделять снаряд от пораженной преграды.
С целью идентификации гладкоствольного оружия по следам на дробинках следует соблюдать специальные рекомендации по их изъятию. Те из них, которые располагались по краю дробового снопа, изымают отдельно и по одной помещают в пакетики с указанием на бирке места нахождения применительно к часовому циферблату.
Для сохранения в гильзе запаха и несгоревших порошинок рекомендуется закрыть ее дульце. Для консервации газов в стреляной гильзе ее упаковывают в резиновый напалечник, помещают в термос со льдом и хранят до поступления на экспертизу при температуре ниже 0 град. C. Это позволяет в дальнейшем решить вопрос о давности выстрела. Для надежности консервации и сохранения прочих следов (рук, потожирового вещества и др.) рекомендуется помещать гильзу в пробирку с пробкой.
Одежда с огнестрельными повреждениями должна направляться на исследование непосредственно на трупе с предварительным закреплением следов выстрела. Стекло с огнестрельным повреждением помещается между двумя целыми стеклами (окантовывается лейкопластырем либо клейкой лентой) и укладывается в ящик.
При невозможности изъятия следов огнестрельного происхождения с предметом-носителем частью преграды производят их соскобы.
При упаковке изъятого оружия дульный срез следует обернуть чистой бумагой или плотной тканью и обвязать крепкой ниткой. Нельзя упаковывать оружие в полиэтиленовый пакет, так как это может вызвать коррозию, особенно нечищеного канала ствола. Отдельно упаковывают, обернув листами бумаги, извлеченные из оружия сменные магазины и патроны.
Следы выстрела на руках и одежде стрелявшего невидимы, в том числе при использовании ультрафиолетовых и инфракрасных лучей. На практике их обычно изымают на ватный или марлевый тампон, увлажненный 7-процентным раствором азотной кислоты.
В ходе судебно-баллистической экспертизы могут быть решены следующие вопросы:
1) является ли огнестрельным оружием предмет, изъятый у гражданина Б. (Этот вопрос, как правило, решается при исследовании оружия самодельного изготовления, которое может не иметь аналогов среди стандартных образцов.)
2) к огнестрельному оружию какой системы, модели, образца относится револьвер, изъятый у подозреваемого;
3) из оружия какого вида, калибра и системы выстрелена пуля, изъятая с места происшествия;
4) не выстрелена ли эта пуля из пистолета, изъятого у подозреваемого;
5) не отстрелены ли 5 гильз, обнаруженных на месте происшествия, из пистолета, изъятого у обвиняемого;
6) производилась ли стрельба из двуствольного охотничьего ружья, изъятого у гражданина И., после его последней чистки и смазки;
7) мог ли произойти выстрел без нажатия на спусковой крючок представленного пистолета при его падении на деревянный пол стволом вниз с высоты 80 см;
8) заводским или самодельным способом изготовлена представленная на исследование пуля (дробь, картечь);
9) с какой стороны преграды произведен выстрел;
10) каковы дистанция и направление выстрела;
11) каковы последовательность и количество выстрелов на исследуемой преграде?
В заключение приведу следующий пример баллистической экспертизы. Полицейский А., возвращаясь домой с дежурства поздно вечером, услышал крики о помощи. Завернув за угол, он увидел, как двое мужчин избивают третьего, почти не оказывающего им сопротивления. Полицейский сделал предупредительный выстрел и побежал к ним.
Тотчас же после выстрела, как показалось полицейскому, избиваемый человек перестал сопротивляться и упал. Мужчины, услышав выстрел и увидев подбегавшего полицейского, бросились бежать и скрылись. Когда А. склонился над потерпевшем, то увидел, что он мертв. На левой стороне груди виднелось небольшое пятно крови. Было возбуждено уголовное дело о неосторожном убийстве, причем А. пребывал в полной уверенности, что он застрелил человека, нечаянно нажав на спусковой крючок.
На разрешение баллистической экспертизы были поставлены следующие вопросы:
1 .С какого места и расстояния был произведен выстрел?
2. Каково было взаимное расположение оружия и тело потерпевшего при выстреле?
3. Выстреляна ли пуля, изъятая из трупа потерпевшего, из пистолета, принадлежащего полицейскому А.?
В результате экспертизы было установлено, что выстрел, приведший к смертельному исходу, был произведен с близкого расстояния, почти в упор. Пуля, извлеченная из тела потерпевшего, была стреляна из пистолета другой марки. Потерпевший был убит не полицейским, а одним из напавших на него преступником; звук их выстрела слился со звуком выстрела А. и не был им услышан.
Таким образом, по результатам исследования, проведенного во второй главе, можно сделать вывод, что суть криминалистической идентификации различных объектов заключается в том, чтобы по отображениям установить конкретный объект, который их оставил. При этом и объект, и отображение понимаются довольно широко. Первым может быть человек, предметы его одежды, обувь, орудия преступления, транспортные средства и др. В качестве отображений выступают различные объекты, их части, документы, фото-, аудио-, видеоизображения, мысленные образы, запечатленные в человеческой памяти, и пр.
Идентифицировать объект – значит установить его тождественность самому себе, изучая образованные им отображения. Тождество объекта самому себе свидетельствует о его неповторимости, индивидуальности, предполагающих отличие от других подобных объектов.
Индивидуальность объектов материального мира является основной теоретической предпосылкой идентификации. Даже изделия крупносерийного и массового производства, выпущенные в одной партии (гвозди, патроны, сапоги, бутылки и др.), под действием различных объективных причин (колебаний электрического напряжения, неоднородности исходного материала, износа оборудования и приспособлений, ошибки обслуживающего персонала и т.п.) приобретают характерные отличия, позволяющие уверенно их идентифицировать. У большинства объектов, попадающих в орбиту расследования преступлений, диапазон таких отличий гораздо шире, вследствие чего осуществить их идентификацию при прочих равных условиях бывает значительно легче.
Криминалистическая идентификация базируется на индивидуальной определенности объектов, означающей, что каждый из них имеет совокупность достаточно устойчивых характерных признаков (свойств), выделяющих его из числа подобных. Признаки, отражающие те свойства объекта, которые необходимы для его отождествления, именуют идентификационными.
Заключение
Итак, в результате проведенной работы можно сделать ряд выводов:
1. В истории развития теории криминалистической идентификации традиционно выделяется три этапа. Первым этапом приблизительно охватывается одно десятилетие (1940 – 1950 гг.). На этом этапе формируются общие основы теории и ее исходные положения и принципы. Второй этап берет свое начало в 1950 и продолжается до конца 1960 года. На данном этапе происходит формирование теории криминалистической идентификации на базе общих положений. Для третьего периода, который продолжается и по сегодняшний день, характерным является как пересмотр, так и уточнения и дополнения определенных общих положений теории криминалистической идентификации, а так же и продолжения исследований ее частных приложений.
2. Криминалистическое идентифицирование – это специальный криминалистический метод познания, суть которого состоит в совместном исследовании и оценке как минимум двух объектов, обязательно имеющих несомненную связь с событием расследуемых преступлений, путем сопоставления их идентификационных признаков.
Представляется правильным сделать акцент только на один основной вид идентифицирования – по материально-фиксированным отображениям признаков. Оставшиеся же: по признакам общего происхождения, по мысленному образу, и по описанию признаков, – являются разновидностями этого вида.
В качестве объектов криминалистического идентифицирования фигурируют люди (обвиняемые, потерпевшие), разнообразные материальные предметы (орудия преступления, огнестрельное оружие, транспортные средства, здания, сооружения и т.д.), вещества.
Объекты, участвующие в процессе идентифицирования, подразделяются на две группы – идентифицируемые объекты и идентифицирующие. Идентифицируемые – это те объекты, в отношение которых ставятся и решаются вопросы о тождестве. Идентифицирующие объекты служат средством для решения вопроса о тождестве – это различные следы, в которых отобразились свойства отождествляемого объекта.
Очень часто в качестве идентифицирующих объектов выступают образцы сравнения, которые делятся на свободные, экспериментальные, условно-свободные.
Основными субъектами применения криминалистического идентифицирования выступают эксперты, следователи, судьи, специалисты.
Весьма актуальной проблемой является введение диагностических исследований в практику органов внутренних дел.
3. Криминалистическое идентифицирование антропоскопических следов широко применяется при расследование и раскрытие преступлений.
Криминалистическое значение следов ног раскрывается уже в самом начале осмотра места происшествия и определяет возможность их использования для установления фактических обстоятельств расследуемого преступления.
Используя следы рук в расследовании и раскрытии преступлений решаются следующие задачи: устанавливается личность человека по следам его рук, определяется его пол, возраст и другие особенности этого человека, уточняется количество людей, оставивших следы рук, выявляются некоторые особенности поведения лиц в месте совершения преступления.
Трасологическая экспертиза следов зубов производится, как с целью отождествление человека по этим следам, так и для получения информации о некоторых его индивидуальных признаках (пол, возраст, профессиональные признаки), восстановления отдельных обстоятельств события, при которых были оставлены следы зубов.
С помощью следов губ, возможно, идентифицирование оставившего их лица, а также получение информации диагностического характера о поле, возрасте, росте, некоторых элементах внешнего облика, наличии ряда заболеваний у лица, оставившего следы.
Трасологическая экспертиза следов ногтей возможна только в целях идентификации человека по объемным следам ногтевых пластинок, поскольку расположение бороздок и ложбинок на них для человека так же индивидуально, как и отпечатки пальцев и не изменяются в течение всей его жизни.
4. Исследование письменной речи в криминалистике не всегда ограничивается установлением автора документов. Имеется множество других методик изучения и исследования письменных документов. Наибольший интерес в исследованиях представляют российские и украинские криминологи, так как языки этих стран родственны и относятся к одной языковой группе.
Следует иметь в виду и учитывать, что эта отрасль криминалистики владеет огромным потенциалом для разработок новых методик исследования рукописных документов, поскольку письмо является не менее индивидуальным, чем рисунок папиллярных линий.
5. Одной из самых распространенных является баллистическая экспертиза. Ее производство осуществляется практически во всех государственных экспертных учреждениях. К основным задачам баллистических экспертиз, назначаемых главным образом, по уголовным делам, относятся: установление видов, моделей и калибров оружия (или конкретного экземпляра оружия) по стреляным пулям и гильзам; определение исправности, пригодности для стрельбы оружия и боеприпасов; определение однородности патронов, пуль, гильз, дроби, картечи; исследование следов выстрела на преградах с целью установить направление, дистанцию выстрела и других обстоятельств.
6. Идентификация играет существенное значение для раскрытия и расследования преступления. Но, следует запомнить, что во всех случаях факт идентификации, взятый сам по себе, т. е. изолированно от других доказательств, не может свидетельствовать о совершении преступления определенным лицом. Лишь в совокупности доказательств возможно утверждение о причастности конкретного лица к совершенному преступлению.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативно-правовые акты:
Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12.12.1993г. (в ред. от 2013 г.).
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ (в ред. от 2013 г.).
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (в ред. от 2013 г.).
Федеральный закон «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации» от 03.12.2008 №242-ФЗ (в ред. от 2013 г.).
Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" от 31 мая 2001 г. N 73-Ф3 (в ред. от 2013 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации от 4 июня 2001 г., N 23, ст.2291.
Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (в ред. от 2013 г.).
Федеральный закон "Об оружии" от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ (в ред. от 2013г.)
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 1992 г. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 2.

2. Научная литература и монографии:
Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. М., 2002.
Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001.
Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997.
Белкин Р. С. Общая теория советской криминалистики. М., 1986.
Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. С теории - к практике. М., 1988.
Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М.: Мегатрон 21век, 2000.- 2е изд. доп.
Вейнгард А. Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений. М., 1998 (по изд. 1910 г.).
Винберг А. И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (Общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз) / Учебное пособие - Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1979.
Винберг А. И.. Шавер Б. М. Криминалистика. М., 1940.
Винберг А.И. Идентификационная, диагностическая и ситуационная криминалистические экспертизы/Советское государство и право № 9.
Возгрин И.А. Курс криминалистики. СПб., 1998.
Возгрин И.А. Общие положения криминалистической тактики. Л., 1988.
Грановский Г.Л. Теоретические вопросы программирования трасологаческой экспертизы / Сб. научных трудов №37 "Программированные и ситуалогические методики трасологнческих исследований". – М. ВНИИСЭМЮ СССР, 1979.
Дубровин С.В. Терминология, понятийный аппарат и другие характеристики криминалистической идентификации и криминалистической диагностики: Монография. – М.: МПГУ, 2009.
Зинин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. М., 2002.
Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: 13LINK consultantplus://offline/ref=9362E9B7953DAD2DED93B6E122CF50AF3CBDA575F95D129E5F65CE83W344L 14Учебник15. 2-е издание, исправленное, дополненное и переработанное. / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010.
Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. - М. 1990.
Колдин В. Я. Судебная идентификация. М, ЛексЭст, 2002.
Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1978.
Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя. М., 1977.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Ред. Безлипкин Б.Т. КНОРУС.,2012.
Корухов Ю. Г. Трасологическая диагностика. М., 1982.
Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова, А.Ф. Волынского. М., 1998.
Криминалистика / Под ред. И.Ф. Крылова. – Л.: Изд-во ЛГУ, 2009.
Криминалистика / Под ред. Н. П. Яблокова. М., 1999.
Криминалистика : Учебник / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1999.
Криминалистика/ Под ред. Белкина Р.С. М.. 2002.
Криминалистика: учебник / О.В. Волохова, Н.Н. Егоров, М.В. Жижина и др.; под ред. Е.П. Ищенко. – М.: Проспект, 2011.
Криминалистика: Учебник / Под ред. В.А. Образцова. М., 2002.
Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. М., 2001.
Криминалистика: Учебник / Под ред. Н. П. Яблокова, В Я. Колдина. М., 2002.
Криминалистика: Учебник/ Под ред. А. Г. Филлипова. - М.: Высшее образование, 2006.
Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. Л., 1976.
Курс криминалистики. В трех томах. Т.3. Криминалистическая методика. Методика расследования преступлений в сфере экономики, взяточнечиства и компьютерных преступлений / Под ред. О Н Коршуновой. А. А. Степанова. СПб., 2004.
Курс криминалистики. В трех томах. Том 1. Общетеоретические вопросы. Криминалистическая техника. Криминалистическая тактика/ Под ред. О.Н.Коршуновой, А.А.Степанова. СПб., 2004.
Курс криминалистики. В трех томах. Том 2. Криминалистическая методика. Методика расследования преступлений против личности, общественной безопасности и общественного порядка/ Под ред. О.Н.Коршуновой, А.А.Степанова. СПб., 2004.
Кучеров И.Д. Функции различий в практическом познание. Минск, 1968.
Медико-криминалистическая идентификация/ Под. ред. Томилина В.В. М., 2000.
Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. М., 1989.
Потапов С. М. Принципы криминалистической идентификации // Советское государство и право. 1940. №1.
Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. – М.: Проспект, 2011.
Сегай М.Я. Актуальные проблемы установления групповой принадлежности материалов (веществ) в теории и практике судебной экспертизы /В кн.: Материалы науч. конф., посвященной вопросам установления групповой принадлежности вещественных доказательств в практике судебной экспертизы. – Киев: Юридическая комиссия при СМ УССР., 1963.
Сегай М.Я.. Методология судебной идентификации. Киев. 1970.
Седых – Бондаренко Ю.П. Криминалистическая идентификационная экспертиза / Учебное пособие. - М.: ПШ МВД СССР. 1973.
Снетков В.А. Экспертная криминалистическая диагностика М., 1984.
Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М., 1961.
Шляхов А.Р. Общие положения методики криминалистической экспертизы / Учебное пособие М.: МЮ РСФСР, 1961.
Яблоков Н.П. Криминалистика. М., 2003.

3. Диссертации и авторефераты:
Дубровин С.В. Основы теории криминалистической диагностики. Автореф. Дис. на соиск. уч. степени д.ю.н. М., 2005.

4. Журнальная периодика:

Дерябин С., Феклистов А. Геномная идентификация личности (новое в науке о ДНК) // Коммерсант.- №157.- 2009.
Есин И.Б. К вопросу о возможности идентификации эмоций человека через голос// Юридическая психология.- №1.- 2008.
Пашинян Г.А., Тучик Е.С. К вопросу о взаимодействии судебно-медицинской службы и медико-криминалистических подразделений органов внутренних дел при идентификации личности // Судебно-медицинская экспертиза.- № 1.- 2009.
Кубанов В.В. Использование криминалистических учетов огнестрельного оружия и следов его применения в предупреждении преступлений.// Эксперт-криминалист, № 3, 2010.
Никитин И.М. Методологические аспекты установления принадлежности следов пальцев рук одному человеку.// Эксперт-криминалист, № 4, 2011.
Ручкин В.А. О тенденциях развития криминалистической экспертизы оружия и следов его применения.// Эксперт-криминалист, № 2, 2010.
Ситников А.В. Дульные газодинамические устройства огнестрельного оружия и следы выстрела на преграде.// Эксперт-криминалист, № 4, 2011.
Скотников Д.К. О некоторых недостатках табличного способа расчета примерного роста человека по следам обуви и рекомендации по их устранению.// Российский следователь, № 8, 2012.
Старовойтов В.И. Специальные знания и средства в судебной экспертизе пахнущих следов человека.// Эксперт-криминалист, № 4, 2010.
Старовойтов В.И. Судебная ольфакторная экспертиза следов пахнущих веществ из крови и пота человека.// Законы России: опыт, анализ, практика, № 12, 2011.





ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Виды и формы криминалистического идентифицирования.

Виды идентифицирования

Идентифицирование по материально-фиксированным отбражениям признаков

Идентифицирование Идентифицирование Идентифицирование
по описаниям по признакам общего по мысленному
происхождения образу признаков


Формы осуществления идентифицирования
(основные направления его применения)
Процессуальная деятельность Предъявление для опознания
Дознание и предварительное Идентификационные экспертизы
следствие Осмотры и освидетельствования
Судебное разбирательство Обыск, выемка и другие
следственные действия

Криминалистические и
оперативные учеты
Непроцессуальная деятельность Идентификационные исследования
Оперативно-розыскная по оперативным материалам
деятельность Проверка личности по
документам
Иные ОРМ


ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Структура криминалистического идентифицирования.





Установление групповой
принадлежности двух и более
сравниваемых объектов, имеющих
определенную связь с событием
расследуемого преступления

















ПРИЛОЖЕНИЕ 3
Структурная схема экспертных и иных криминалистических исследований.



Экспертные и иные
криминалистические исследования


Неидентификационные Идентификационные
исследования исследования

Установление наличия Дифференциация-
Диагностические Классификационные тождества единичного установление
исследования исследования криминалистически отсутствия
значимого тождества
материального объекта











 Коршунова О.Н., Степанов А.А. Курс криминалистики. В трех томах. Том 1. Общетеоретические вопросы. Криминалистическая техника. Криминалистическая тактика. СПб., 2004. – С. 56.
 Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. – М.: Проспект, 2011. – С. 67.
 Никитин И.М. Методологические аспекты установления принадлежности следов пальцев рук одному человеку.// Эксперт-криминалист, № 4, 2011. – С. 18.
 Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. М., 1924; его же, Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1925.
 Зицер Е.У. Введение.- В кн.: Криминалистика, М., 1938, с.4.
 Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М., 1961. С 145.
 Филиппов А. Г.. Криминалистика: Учебник. - М.: Высшее образование, 2006. С. 25-26.
 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М.: Мегатрон 21век, 2000.- 2е изд. доп. С. 77.
 Белкин Р.С. Курс криминалистически: Учеб. пособие для вузов. – 3 изд. доп., - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право. 2001. С.419.
 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы (Общая и частная теория). – М.: Юрид. Лит., 1987. С. 140.
 Дубровин С.В. Терминология, понятийный аппарат и другие характеристики криминалистической идентификации и криминалистической диагностики: Монография. – М.: МПГУ, 2009. С. 6.
 Дубровин С.В. Терминология, понятийный аппарат и другие характеристики криминалистической идентификации и криминалистической диагностики: Монография.- М.: МПГУ, 2009. С.7.
 Дубровин С.В. Терминология, понятийный аппарат и другие характеристики криминалистической идентификации и криминалистической диагностики: Монография. – М.: МПГУ, 2009. С. 8.
 Томилин В.В. Медико-криминалистическая идентификация. М., 2000. – С. 87.
 Коршунова О.Н., Степанов А.А. Курс криминалистики. В трех томах. Том 2. Криминалистическая методика. Методика расследования преступлений против личности, общественной безопасности и общественного порядка. СПб., 2004. – С. 67.
 Коршунова О.Н., Степанов А.А. Курс криминалистики. В трех томах. Том 1. Общетеоретические вопросы. Криминалистическая техника. Криминалистическая тактика. СПб., 2004. – С. 81.
 Безлипкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. КНОРУС.,2012. – С. 118.
 Филиппов А.Г., Волынский А.Ф. Криминалистика. М., 1998. С. 25.
 Яблоков Н.П., Колдин В.Я. Криминалистика: Учебник. М., 2002. – С. 63.
 Зинин А.М. Криминалист в следственных действиях. М., 2004. С.56.
 Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1978. – С. 67.
 Сегай М.Я. Актуальные проблемы установления групповой принадлежности материалов (веществ) в теории и практике судебной экспертизы /В кн.: Материалы науч. конф., посвященной вопросам установления групповой принадлежности вещественных доказательств в практике судебной экспертизы. – Киев: Юридическая комиссия при СМ УССР., 1963. С. 3-17.
 Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я. Криминалистика : Учебник. М., 1999. – С. 90.

 Филиппов А.Г., Волынский А.Ф. Криминалистика. М., 1998. С. 97.
 Коршунова О.Н. Степанов А.А. Курс криминалистики. В трех томах. Т.3. Криминалистическая методика. Методика расследования преступлений в сфере экономики, взяточнечиства и компьютерных преступлений. СПб., 2004. – С. 126.
 Томилин В.В. Медико-криминалистическая идентификация. М., 2000. – С. 88.
 Дубровин С.В.. Основы теории криминалистической диагностики. Автореф. Дис. на соиск. уч. степени д.ю.н. М., 2005. - С. 21.
 Коршунова О.Н. Степанов А.А. Курс криминалистики. В трех томах. Том 1. Общетеоретические вопросы. Криминалистическая техника. Криминалистическая тактика. СПб., 2004. – С. 65.
 Кубанов В.В. Использование криминалистических учетов огнестрельного оружия и следов его применения в предупреждении преступлений.// Эксперт-криминалист, № 3, 2010. – С. 18.
 Никитин И.М. Методологические аспекты установления принадлежности следов пальцев рук одному человеку.// Эксперт-криминалист, № 4, 2011. – С. 25.
 Архивный материал Пролетарского районного суда г. Твери по гражданскому делу № 00261 от 2008 года.
 Архивный материал Оленинского районного суда Тверской области по уголовному делу № 00147 от 2008года.
 Архивный материал Заволжского районного суда г. Твери по гражданскому делу № 00034 от 2010года.
 Ручкин В.А. О тенденциях развития криминалистической экспертизы оружия и следов его применения.// Эксперт-криминалист, № 2, 2010. – С. 27.
 Яблоков Н.П. Криминалистика. М., 1999. С. 132.
 Скотников Д.К. О некоторых недостатках табличного способа расчета примерного роста человека по следам обуви и рекомендации по их устранению.// Российский следователь, № 8, 2012. – С. 16.
 Архивный материал Оленинского районного суда Тверской области по гражданскому делу № 00124 от 2009 года.
 Старовойтов В.И. Судебная ольфакторная экспертиза следов пахнущих веществ из крови и пота человека.// Законы России: опыт, анализ, практика, № 12, 2011. – С. 27.
 Никитин И.М. Методологические аспекты установления принадлежности следов пальцев рук одному человеку.// Эксперт-криминалист, № 4, 2011. – С. 22.
 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2011 года».// Справочно-правовая система «Консультант Плюс», 2013.
 Федеральный закон "Об оружии" от 13.12.1996 N 150-ФЗ. Ст. 1. С. 5.
 Пашинян Г.А., Тучик Е.С. К вопросу о взаимодействии судебно-медицинской службы и медико-криминалистических подразделений органов внутренних дел при идентификации личности // Судебно-медицинская экспертиза.- № 1.- 2009. – С. 22.
 Ситников А.В. Дульные газодинамические устройства огнестрельного оружия и следы выстрела на преграде.// Эксперт-криминалист, № 4, 2011. – С. 30.
 Старовойтов В.И. Судебная ольфакторная экспертиза следов пахнущих веществ из крови и пота человека.// Законы России: опыт, анализ, практика, № 12, 2011. – С. 28.
 Скотников Д.К. О некоторых недостатках табличного способа расчета примерного роста человека по следам обуви и рекомендации по их устранению.// Российский следователь, № 8, 2012. – С. 32.
 Кубанов В.В. Использование криминалистических учетов огнестрельного оружия и следов его применения в предупреждении преступлений.// Эксперт-криминалист, № 3, 2010. – С. 33.
 Есин И.Б. К вопросу о возможности идентификации эмоций человека через голос// Юридическая психология.- №1.- 2008. – С. 19.
 Архивный материал Центрального районного суда г. Твери по уголовному делу № 00704 от 2011года.









13PAGE \* MERGEFORMAT149415



1.Установление отделньных
идентификационных признаков

Дифференциация
(установление
отсутствия
тождества)

2.Установление группового
идентификационного признака







3.Установление идентифицируемой группы или ее источника

Установление тождества индивидуально
определенного (единичного
криминалистически значимого)
материального объекта



(рис. 5.3)(рис. 8.1)(рис. 8.2)(рис. 8.3)(рис. 8.7)(рис. 8.8)(рис. 7.2):ђ Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 225085
    Размер файла: 805 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий