Если флейта велика, ее песня коротка (Calanthe)..


Если флейта велика, ее песня коротка

 
Глава 1
Если флейта велика, ее песня коротка Автор: Calanthe Переводчик: Mellu (mellu@mail.ru), Menada Yorks (3 часть), Elen. Бета:Vicca(1,2 части), остальные - Menada_Vox Рейтинг: NC-17 Кол-во глав: 18 Категория: слэш Пэйринг: Гарри/Драко Жанр: drama, humour, romance, smut Предупреждение: подробное описание сексуальных сцен, вуайеризм, эксгибиционизм. Саммари: У Драко есть теория. О сексе. И, после долгих поисков подходящего кандидата, он понимает, что только Гарри Поттер, его давний враг, сможет помочь ему проверить теорию на практике. Разрешение на архивирование: напишите переводчику. Примечания: 1.Автор дала мне разрешение на перевод. 2. Удачный перевод названия придуман мой чудесной бетой - Menada_Vox. 3. Третья часть была переведена Менадой Йоркс. Часть 1 -У тебя нет никаких фактов для обоснования этой теории, - разгневанный Блейз почти кричал, когда они с Драко выходили из порно-кинотеатра. – Твоей нелепой теории, я бы сказал. Блейз фыркнул в отвращении и неуклюже засунул руки в карманы, а Драко посмеивался над раздражением друга. Они часто разговаривали на эту тему. На самом деле, Блейз сказал бы всем и каждому, кто пожелал бы его выслушать, что у Драко это постепенно перерастает в навязчивую идею И, если бы Драко был честен с самим собой, он бы признал, что эта теория уже стала его навязчивой идеей. -Ну ладно, давай возьмем, к примеру, тот фильм, который мы только что посмотрели, - убежал Драко, - Сколько там было трахающихся мужчин и женщин, как ты думаешь? – он сдержал смешок, увидев, что Блейз раздраженно оскалился. -Это-то тут при чем? - прорычал Блейз. -Окажи мне любезность, ответь. -Не знаю. Может, шесть мужчин и две женщины? Радостно смеясь, Драко ответил: -Видишь? Ты обратил на это внимание! – он повернулся, чтобы взглянуть на профиль своего друга, по-прежнему медленно шагая с ним рядом по почти безлюдной улице. – Заметил ли ты, кто из них первый кончил? – сейчас Драко открыто его поддразнивал. -Уверен, что ты сгораешь от желания мне сказать, - пробурчал Блейз, не разжимая губ. Прежде чем ответить, Драко сердечно хлопнул друга по спине: -Давай же, Блейз! Где твой бойцовский дух? Так совсем не смешно, – он был вознагражден кривой улыбкой Блейза, - Парни с большими членами, Блейз! Все большие члены быстрее всех кончают. Это, бесспорно, доказывает, что я прав. Блейз потер рукой лицо, повернулся и взглянул на своего спятившего по теме членов друга: -Ничего это не доказывает! У них у всех большие члены, на случай, если ты не заметил. У этих магглов есть такая штука, называемая монтажом. Это все не по-настоящему. Это все равно, что изменить воспоминания, а потом взглянуть в Думоотвод. -Это незначительная деталь, - сказал Драко, энергично жестикулируя, - Важно то, что каждый из нас ищет грандиозный размер, но, когда находит, то уже через пару минут все кончено. Какой тогда тут смысл? Блейз, к его чести, издал такой звук, словно его вот-вот стошнит, но Драко пропустил его мимо ушей, увлекшись обсуждением любимой темы. Твоей единственной темы разговора, ты, несчастный придурок, сказал ему внутренний голос. Драко задвинул голос как можно дальше и продолжил: -Я не думаю, что мне нужно еще что-то говорить. Что Мерлин дает нам одной рукой, второй забирает. Большой член? Отлично. Тебе повезло. Ночные оргии? Ха! Размечтался. Минуты хватит. Максимум - две, если ты сначала подрочишь. Блейз схватил Драко за плечо, заставив его остановиться и поворачивая его лицом к себе. Драко подумал, что Блейз выглядел ужасно опечаленным. Положив руки Драко на плечи, Блейз наклонился к нему и тихо сказал: -Я тебя люблю, Драко. Ты мне как брат. Мы знаем друг о друге все, но ты до сих пор не доверился мне. Драко удивленно нахмурился: -Что? -Все в порядке, - утешающе сказал Блейз, поднимая руку, чтобы нежно погладить щеку Драко, - Тебе нечего стыдиться. Семь дюймов* – это больше, чем средний, ты же знаешь. Почему бы тебе не признаться себе, что ты помешался на идее поиметь огромный член в своей заднице, и успокоиться, а? Я? Я люблю женскую грудь. Большие, отвисшие, мягкие девчачьи прелести. Ты же хочешь, чтобы тебя трахнул мужчина с причиндалами осла. Почему ты не можешь прямо об этом сказать? От шока глаза Драко стали огромными. Он освободился от хватки Блейза и медленно отошел. -Нет! – сумел он прошептать, - Все совсем не так! Это просто любимая теория, и ничего больше. Я не извращенец. Блейз глубоко и печально вздохнул. -Я и не говорил, что ты извращенец. Пошли. Мне нужно выпить. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Двери полупустого бара, отличавшегося приятной атмосферой, были гостеприимно распахнуты. Они довольно часто приходили сюда, главным образом потому, что он был расположен неподалеку от второго дома Драко: Клуба Любителей Развлечений Во Время Заката. Или, как его называл Блейз, Дворца Дрочил. Для них эта тема всегда была поводом для ссоры. Драко, как обычно, заказал бутылку шампанского, и они выбрали округлую кабинку, откуда можно было отлично видеть все помещение. Конечно же, беседа через пятнадцать минут перетекла на обсуждение любимой теории Драко. Блейз, хоть и хороший друг, сдался и позволил Драко изливать все, что накопилось в душе. Контраргумент Блейза остался тем же: он настаивал на том, что скорость оргазма зависит от самого человека и зависит от уровня стимуляции и самоконтроля. Он полагал, что величина полового члена или ее нехватка никак не влияют на оргазм, и он опять говорил об этом Драко. По крайней мере, в пятнадцатый раз. Оба они были так поглощены яростным спором, что не заметили барменшу, подошедшую к их столику, чтобы узнать, не хотят ли они еще шампанского. Они повернулись к ней только тогда, когда она громко откашлялась. --О, хорошо! – сказал Блейз, потирая руки - Может, вы нам поможете? Мой друг и я занимаемся неким исследованием, для которого нам нужен мужчина с как бы сказатьдополнительным приспособлением размера больше среднего, чтобы проверить нашу теорию. Барменша, скрестив руки на груди, ее лицо словно говорило: «Великолепно. Еще одна парочка ненормальных. То, что мне нужно». Блейз этого не заметил. -Я полагаю, что ты встречаете очень много интересных и необычных людей, будучи в вашей роли, - женщина округлила глаза, - и, я подумал, вы можете помочь нам в поисках. Маленькая хозяйка посмотрела на них обоих с усталым недоверием. По языку ее тела можно было понять, что, работая здесь, она очень часто слышит такие странные просьбы. Помедлив минуту, обдумывая ответ, она, наконец, ответила: -К вашему счастью, он здесь. Вон там, - она указала пальцем за свое плечо, не оглядываясь. – У него самый большой, который у меня когда-либо был. И он работает на два фронта. Драко почувствовал раздражение, когда женщина адресовала ему свое последнее замечание. У него, что, на лбу написано, что он гомосексуалист? Как бы то ни было, он вытянул шею, чтобы хотя бы мельком увидеть свою сегодняшнюю добычу. Но барменша продолжала: -Интересно, что вы имеете в виду под «больше среднего»? Блейз повернулся к Драко, ожидая, что он ответит на вопрос. В конце концов, это было его решение. Драко подумал несколько секунд, потом сказал: -Ну, «средний», как я понимаю, около пяти с половиной дюймов, - он театрально передернулся, - Бедняги, - и продолжил, - Но, учитывая цель нашего исследования, то «средним» я считаю длину в от семи с половиной до восьми дюймов или более. Драко приподнял брови и снова опустился на стул, сложив руки, с невысказанным вызовом глядя на барменшу. Когда она коротко рассмеялась, Драко почувствовал, что лишился силы духа. -О, да, - хохотнула она, - Он - именно тот, кто тебе нужен. - Судя по тому, что теперь она громче смеялась громче, последнее утверждение еще больше развеселило ее. Драко тяжело вздохнул и прервал женщину: -И насколько он большой? – он уже был охвачен внутренним трепетом. Его ладони вспотели, а кровь в паху пульсировала, заставляя его остро чувствовать, как туго натянута ткань его брюк. Отводя выбившуюся из прически прядь со своего эльфийского лица, барменша ответила: -Ну, я не мерила, но он был определенно больше моей палочки. Драко и Блейз переглянулись, и губы Блейза изогнулись в усмешке. Драко знал, что его собственное выражение лица говорит о едва скрываемом волнении. В предвкушении он потерял дар речи. Он смотрел на то, как его друг повернулся к хозяйке и учтиво спросил: -Можем мы взглянуть на вашу палочку, мадам? Как цинично Драко заметил про себя, Блейз подарил ей самую обворожительную свою улыбку. Женщина мило зарделась, потянулась к карману и вынула палочку, зажав ее между указательным и большим пальцами. Во рту у Драко пересохло и сердце забилось в утроенной скоростью, как только он увидел тонкий кусочек дерева, покачивающийся, словно маятник, меж пальцами барменши. Он мгновенно ощутил испарину на своем лбу. Должно быть, она заметила его волнение, поскольку робко улыбнулась Драко и сказала: -Девять дюймов, вишневое дерево, волос с холки единорога, - прежде, чем, перевернув палочку, убрать ее обратно в карман и уйти. На лице Блейза застыла улыбка, которая не оставила Драко никаких сомнений насчет того, что задумал его друг. Драко без сил откинулся на спинку стула, пытаясь успокоиться, и отчаянно стараясь определить, кто же тот человек, на которого она указывала. - Дыши, Драко, - тихо сказал Блейз ему на ухо, - А то у тебя будет сердечный приступ. - Черт! Верни эту девушку! - Драко в панике чуть было не свалился со стула. – Пусть она отнесет ему, кем бы он ни был, бутылку шампанского от меня. Я не могу все время играть в угадайки! – Драко знал, что бессвязно лепечет, но не мог остановиться. Он прекратил выламывать себе руки только когда Блейз положил ладонь на его судорожно сжатые пальцы, чтобы предотвратить возможное увечье. - Сядь на место, успокойся, и позволь мне все уладить, - ровным голосом сказал Блейз, поднимаясь на ноги. – Сиди здесь, – добавил он добродушно и последовал за официанткой. Следующие пять мнут Драко ерзал на месте, и все не мог расслабиться. Через две минуты после того, как Драко начал уже тревожно высматривать Блейза, тот вернулся и уселся рядом, а Драко увидел, что барменша, несущая на подносе бутылку шампанского и три бокала, подошла к столику, стоящему в отдалении от других. Драко сполз на краешек сиденья, он не мог определить, где она остановится. Тени и сверкающие огоньки мешали все хорошенько рассмотреть. Она встала рядом с мужчиной, сидящим спиной ко всем. Насколько Драко мог разглядеть, этот мужчина сидел на табурете, положив локти на круглый стол, ногами он обвивал ножки табурета, выпятив зад так, что спина соблазнительно изогнулась. -Что там написано сзади на его футболке? - шепотом спросил Блейз. Драко откашлялся, и только потом смог произнести: -Кажется, «Фадж - курящий крэк сатанист», сказал Драко голосом, лишенным эмоциональной окраски. Какого черта я делаю? – с беспокойством спросил он себя. Конечно же, он почувствовал себя еще хуже, когда услышал, как барменша и мужчина смеются какой-то шутке, (конечно же, обо мне, подумал он с горечью), и незнакомец, встав с места, обернулся. - Мм, Драко? – нервно спросил Блейз, - Мне кажется, тебе пора бы пересмотреть свое решение. - Ерунда! – ответил он, причем в его голосе была уверенность, которой самому ему недоставало. – Малфои всегда принимают вызов. И, я тебе уже говорил, это просто научное изыскание. Но он тут же потерял дар речи, потому что увидел, как Гарри Поттер идет к нему через комнату, на его лице была самая большая ухмылка, которую когда-либо мог изобразить человек или волшебное существо. Барменша с подносом отступила на шаг-два, глядя себе под ноги, но не могла сдержать смех. Драко мог видеть, как трясутся от хохота плечи проклятой женщины! Внезапно Гарри оказался у их стола, глядя на Драко сверху вниз огромными, невинными глазами. Драко, раздираемый напряжением и ожиданием, был пригвожден к месту. Он понял, что не может вымолвить ни слова. - Малфой. Забини. – Кивнул Гарри, все еще ухмыляясь. - Присядь-ка, Поттер, - непринужденно сказал Блейз, приглашающе махнув рукой. Троица сидела тихо, пока давящаяся от смеха официантка наливала им по бокалу шампанского. Потом она ушла. - За нас! – сказал Блейз, поднимая бокал и отпивая из него. Ни один мускул на лицах Гарри и Драко не дрогнул. Они просто сидели, уставившись друг на друга, и каждый из них ждал, когда же заговорит другой. Драко видел изменения во внешности Гарри и одновременно и одобрял, и не одобрял изменения. Его волосы над ушами и на затылке были коротко подстрижены. Эти волосы были достаточно короткими, чтобы Драко мог разглядеть форму его головы, но достаточно длинными для того, чтобы Драко мог представить себе, как он почувствует их мягкость и шелковистость между пальцами. Но пряди на макушке были такими же длинными и непослушными, как и в школьные дни, и Драко был в тихом ужасе от того, что увидел: ярко-зеленые мелированные пряди. Это могла быть игра света, но... У Поттера были чертовы зеленые волосы! Ну ладно, зеленые прядки, но это роли не играет. А что за «Нирвана»? И что у него с футболкой? Лицо Гари еще больше заострилось, скулы теперь отчетливо выделялись восхитительно-изящным образом. Как оказалось, он хорош собой. Даже лучше, чем просто «хорош». Драко сидел, чувствуя, что Гарри излучает уверенность в себе, и замечая в его глазах озорные огоньки. Дьявол! Поттер был сексуален грубовато-мужественной сексуальностью из серии «трахни-меня-прямо-в-туалете». Его мощь, казалось, можно было потрогать, и Драко, уже порядком возбужденный, был противен самому себе. - Сьюзи сказала, что вы меня искали. Драко заворожено наблюдал за каждым движением губ Гарри. - Вообще, то не тебя, - твердо сказал Блейз. И Драко, и Гарри полностью его проигнорировали. - На самом деле, - начал Драко, - я ищу человека с одной отличительной чертой. Сьюзи сказала нам, что ты подходишь под описание, – Драко надеялся, что его голос звучит устало и лениво. - Ах, да. Милая Сьюзи. Знатная выдумщица, кстати, - ответил Гарри, улыбаясь. - Надеюсь, что тут она не преувеличила, - Драко кивнул ему, и Гарри поднял бокал. Они оба одновременно потянулись навстречу друг другу, чокнулись бокалами и отпили по глоточку. - Скажи мне точно, что тебе нужно, - сказал Гарри - воплощение любезности и невинности. Драко подавил в себе неуверенность. Ему было очень неудобно рассказывать свою теорию кому-то другому, кроме Блейза. Ладно, это не совсем правда. Драко знал, что он лучше многих, и ни на миг не беспокоился о том, что о нем подумают. Но – и это было необъяснимо – ему было важно, что подумает о нем Гарри. Неприятное чувство. Он взглянул на Гарри и облизнул губы, и только потом начал: - У меня есть теория. Я не могу сказать тебе, какая, потому что это сведет на нет все результаты. - Ну-ну, - голосом, полным подозрения, ответил Гарри. Драко выпрямился на стуле, не отрывая от жертвы надменного взгляда. Гарри его даже не заметил. Он по-прежнему улыбался этой раздражающей полуулыбкой, и Драко захотелось перегнуться через стол, схватить его за горло и задушить. Это уж точно стерло бы с его лица эту проклятую усмешку. - Мы не друзья. - Ну конечно, - пробормотал Гарри, пользуясь паузой. - И я не хочу, чтобы ты испортил мой эксперимент потому, что мы друг другу не нравимся. - Понимаю, - сказал Гарри, все еще подозрительно, поскольку ничего так и не понял. – Но могу я узнать, как размер моего пениса виляет на твой эксперимент, или ты и этого не можешь мне сказать? Драко подавил порыв вжаться в сиденье и громко застонать. Он очень гордился своим самообладанием. Вместо этого он подался вперед и оперся руками о стол, наклоняясь к Гарри, бросая ему вызов: - Мне нужно заняться с тобой сексом. Гарри фыркнул так громко, что вынужден был стереть с носа капельку слюны: - Получается, ты хочешь трахнуть меня, потому что я хорошо оснащен? – смущение на его лице смешалось с изумлением. - Помоги мне, Мерлин, - пробормотал себе под нос Драко, и, потерев лицо руками, сказал: - Нет, ты, чертов тупица. Я хочу, чтобы ты трахнул меня, - пока он это говорил, его верхняя губа досадливо изогнулась, ярость и унижение неминуемо рвались наружу. Смех Гарри был таким громким, что привлек внимание посетителей за соседними столиками. На покрасневшем лице Драко можно было жарить тосты, и он с ног до головы покрылся нервной испариной. Гарри понадобилось несколько минут, чтобы успокоиться. Блейз изо всех сил пытался стать одним целым с обивкой сиденья, чтобы стать невидимым, упрямо отводя от Драко глаза. - Послушай, Поттер, для тебя это ведь не слишком трудно? – сказал Драко, смахивая с лацкана несуществующую пушинку. -Знаешь что, Малфой? Я думаю, что это просто глупый повод, чтобы затащить меня в постель, - Гарри насмехался над ним. Он откинулся назад, на спинку стула, широко раздвинув ноги, и пробежав рукой по поясу джинсов. Глаза Драко проследили за его движением, оглядели его торс, и, наконец, его взгляд оказался прикованным к обтянутому джинсовой тканью паху. Он не осознавал, что уставился на него (и, возможно, у него слюнки текли), пока... - Ради Бога, Малфой, мое лицо не там находится. – голос Гарри прервал размышления Драко. В его голосе было удивление, и, когда Драко оторвал глаза от его паха и взглянул вверх, то увидел на его лице наглую улыбку. Черт! Гарри заметил, куда он смотрит, а Драко больше всего на свете ненавидел, когда у других было над ним преимущество. Он почувствовал, что на его лице снова вспыхнул горячий румянец. Прилагая все силы для того, чтобы вернуть себе самообладание, Драко огрызнулся: - Как я понимаю, это всего-навсего тщательно продуманный рекламный трюк, чтобы придать тебе образ непобедимого героя! Да простят меня небеса, у Мальчика-Который-Выжил должен быть просто огромный член! Только тот, у кого член, как у коня, мог спасти волшебный мир, это точно, – он знал, что его голос полон раздражения и бешенства, но выражение на лице Гарри не стало от этого менее насмешливым. Гарри подался вперед, и Драко напрягся, охваченный паникой. - Ладно, как бы я ни хотел померяться с вами обоими, мне совсем не хочется провести субботний вечер, внимая излияния о ваших подростковых комплексах. Я еще со школы сыт этим по горло, большое спасибо, – у Драко челюсть отвисла, когда он услышал этот категорический отказ. Нахмурившись, он наблюдал за тем, как Гарри поднимался на ноги, а когда он засунул руки в карманы, Драко еще острее почувствовал, как его влечет к Поттеру. - Сядь, Поттер, я еще не закончил, - Драко увидел, что Гарри бросил на Блейза вопрошающий взгляд, и ответ, видимо, удовлетворил его, но садиться он не стал. - Малфой, давай начистоту, ладно? – Гарри говорил лукаво, как чертенок, - Я пришел, потому что ты что-то от меня хотел. Я не сам заявился, это ты меня пригласил. – В тот момент Драко захотелось врезать Поттеру, до того самодовольным он выглядел. - Теперь, насколько я понял, ты не можешь предоставить мне доказательства. Мне глубоко наплевать, что ты думаешь, и я не собираюсь позволить тебе втянуть меня в это сомнительное дело. Драко хотел было что-то вякнуть, то Гарри, подняв руку, остановил его. - Как бы то ни было, сейчас мне все равно нечем заняться, поэтому я решил побыть великодушным. Ты хочешь подтверждений прежде, чем пойдешь со мной домой? Отлично. – Одно-единственное слово прозвучало, как вызов, и Драко постарался скрыть свою дрожь. Гарри дьявольски улыбнулся ему. Сейчас Гарри был похож на хищника. Он продолжил: - Я дам тебе так много подтверждений, что ты и знать не будешь, что с ними делать, - Гарри скрестил на груди руки и подождал, пока рот Драко не захлопнется без единого звука. Заставив себя прийти в себя, Драко подумал ответ и с хорошо отрепетированным равнодушием высказал его: - Не заблуждайся, Поттер, ничего личного. Ты здесь не при чем. - Лесть – твое главное оружие, Малфой, - смеясь, сказал Гарри. Громко фыркнув, Драко поднялся: - Тогда прошли. Прежде, чем покинуть клуб, я хочу получить подтверждение. У меня нет времени на бездельников, пожелавших принять участие в серьезном эксперименте. Куда ты хочешь пойти? Все еще посмеиваясь, возможно, над его пустой угрозой, Гарри ответил: - В туалет, наверное. После тебя. – Взмахнув рукой, он предложил Драко пройти вперед. Драко проскользнул мимо Гари, сохраняя между ними безопасное расстояние. Он очень удивился, когда Гарри потянулся к нему и, схватив за предплечье, сказал: - Не забудь свое пальто. - Я заберу его, когда вернусь, - саркастично парировал Драко. Гарри ухмыльнулся, излучая самоуверенность. - Ты не вернешься. Драко рассеянно ущипнул себя за кончик носа, раздумывая про себя, так ли хороша была эта идея. - Какие мы дерзкие, а, Поттер? – удивленно произнес Блейз. - У меня много других достоинств, Забини. Блейз выдавил из себя короткий смешок, но, тем не менее, передал ему через стол пальто Драко: - Мы поговорим завтра, - сказал он Драко, удостоверяясь, что Гарри увидел в его взгляде предостережение. Вцепившись в пальто, как в спасательный круг, Драко быстро прошел к мужскому туалету, пытаясь забыть о том, что Гарри, все всякого сомнения, медленно идет следом. Он приоткрыл потрескавшуюся дверь, подумывая о том, что он у удовольствием отпустил бы ручку, чтобы она треснула Поттеру по лицу, но только привычно придержал ее. Оказавшись внутри, Драко был приятно удивлен тем, что уборная оказалась достаточно хорошо оборудована: здесь были не только писсуары, но и отдельные кабинки. Помещение было зачаровано на самоочищение, так что в воздухе не чувствовалось неприятного запаха, присущего туалетам в маггловских барах. Драко направился к самой дальней из тех кабинок, и, достигнув своей цели, зашел в нее. Он нетерпеливо ожидал, когда Гарри последует за ним. Пока Гарри аккуратно запирал за ними дверь, он стоял, оперевшись спиной о стену кабинки и глядя прямо перед собой. Затем Гарри встал напротив Драко, прислонившись к стене, расстояние между ним и Драко было меньше двух футов. Драко почувствовал первый приступ головной боли в виске. Он немного поморщился от острой боли и попытался отвлечься, пока вешал пальто на дверной крючок. Полминуты они молча смотрели друг другу в глаза. У Драко появилось неприятное подозрение, что теперь он – не охотник, а жертва. - Ну же, Поттер. Вынимай его, - неожиданно резко сказал он. Гарри беззаботно пожал плечами и опустил ранее скрещенные на груди руки. Драко не мог видеть, как он расстегивает ширинку. Он не мог отвернуться от пронизывающего взгляда, все, что он мог увидеть мельком – это легкие и незаметные движения его руки. Как только Гарри перестал двигаться, Драко замер. Он скоро увидит это. Очень скоро он узнает каково это - быть широко растянутым и грубо трахнутым без всякой пощады. Он так сильно хотел этого, что не мог дышать. Болезненная эрекция Драко натягивала ткань его брюк. - У меня есть еще другие дела, Малфой, - приподняв бровь, поддразнил его Гарри. Драко тяжело сглотнул. И взглянул вниз. И почувствовал, будто из него выкачали весь воздух. Гарри не был возбужден, ни чуточки. Драко был в замешательстве. Понимание того, что Гарри не нашел него привлекательным, было сродни хорошему ледяному ливню. - Барменша сказала, что ты работаешь на два фронта, - тихо и неуверенно сказал Драко. Гарри негромко засмеялся: - Что-то не так, Малфой? Боишься, что придется немного потрудиться, чтобы получить желаемое? Унижение чуть было не заставило его дать деру, но гордость его удержала. Он взглянул в расширившееся глаза Гарри. - Ты не можешь? – запинаясь, спросил он, зная, что Гарри не позволит ему уйти просто так. Гарри, потянувшись к нему, погладил его щеку. Драко нервно вздрогнул. - Я думаю, что нет. Если ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, ты должен сначала заставить меня тебя захотеть, - твердо сказал он. Было видно, что Гарри слегка забавляется происходящим. В целом же, в выражении его лица была провокация, возможно, даже горечь. Драко не мог пошевелить рукой. Просто не мог себя заставить. Он смотрел вниз, на тяжелую, вялую плоть, покачивающуюся поверх гарриных джинсов. Даже будучи мягкой, она выглядела большой, размышлял он про себя. Драко закрыл глаза и выдохнул через нос. Он был отвратителен самому себе, потому что был настолько возбужден, что вот-вот кончит в штаны, даже не дотронувшись до себя, а Гарри был ничуть не заинтересован. Осознание этого причиняло боль. Когда же он решился заговорить, его слова были полны замаскированной неуверенностью в себе. - Что бы ты предпочел? - почти шепотом. Гарри был настроен на деловой лад. - Если тебе нужен быстрый результат, оральный секс подойдет, – в этом утверждении не было ни одной эмоции. Примирившись с ситуацией, Драко начал нагибаться. В ту же секунду его брюки исчезли. - Эй! – резко сказал он, разозлившись. - Я просто хотел удостовериться, что твой миленький костюмчик не запачкается, - в словах Гарри определенно был смысл, - Ты можешь вернуть его, как только захочешь. Драко покачал головой, пытаясь снять напряжение мышц шеи. Помассировав плечи, он встал на колени. Теперь его лицо было вровень с пахом Гарри. его нос был примерно в семи дюймах от теплой, приятно пахнущей плоти. Он пах мужчиной. До глупого очевидно, но так и было. Все существо Драко ощутило этот легкий запах, и это еще сильнее возбудило его, хотя, как он мог бы раньше поклясться, он и так был на пределе. Драко забыл о времени. Он не осознавал, как долго он смотрел на член Гарри, погрузившись в обдумывание своих фантазий и теорий. - Ты собираешься взять его в рот, или как? Драко поднял голову, чтобы взглянуть на Гарри. По его лицу ничего нельзя было понять. - Отлично, - сказал он через силу. Он поднял край рубашки Гарри и задрал ткань, открывая симпатичный плоский живот и аккуратный островок черных волос. Драко немедленно захотелось зарыться носом в пушистые волосы, так он и сделал. Он медленно потерся лицом о жесткие завитки и ощутил облегчение, когда затвердевший член Гарри ткнулся в его щеку. А когда вслед за этим он услышал приглушенный стон, его настроение резко улучшилось. Мерлин, какой же вкусный был у Поттера запах! Драко переполняло желание попробовать кожу Гарри на вкус, и он, высунув язык, осторожно лизнул удлиняющийся ствол, запоминая едва различимые выступы и выпуклости твердеющей плоти. Гарри пропустил сквозь пальцы умело растрепанные волосы Драко, и Драко не смог сдержать стон удовольствия от этого прикосновения. У Гарри были нежные руки, и Драко осознал, что старается прижаться к ним головой. Он уткнулся носом во впадинку между низом живота Гарри и основанием его члена, запечатлевая приоткрытыми губами влажные поцелуи на восхитительной коже, прокладывая дорожку сверху вниз, к быстро поднимающейся головке. Чтобы взять возбужденную плоть Гарри в рот, Драко потребовалось направить ее рукой. Закрыв глаза, он обвил языком твердый, закругленный кончик, нежно посасывая лепестковую мягкость кожи, пока Гарри не издал стон, поощряя его. Драко забыл, где находится. Он мог думать только о руке, гладящей его голову, о стонах, раздающихся над ним, но большую часть его мыслей занимал горьковатый, соленый вкус во рту, к которому он быстро привык. Теперь Гарри был влажным, и Драко слизывал каждую капельку, смакуя вкус на языке, открывая рот все шире и шире, чтобы вместить плоть Гарри целиком - дюйм за дюймом. Его пальцы охватили шелковистый ствол Гарри, подушечкой большого пальца он лениво вырисовывал узоры по внутренней стороне плоти, следуя тянущейся по ней ниточке слюны и водя пальцами вверх-вниз по едва заметному углублению, снова и снова бессознательно повторяя это действие. И все это время глаза Драко не открывал глаз – не ради удобства Гарри, а чтобы обострить другие чувства. Оральный секс всегда был чувственным наслаждением, но Драко не мог вспомнить, когда в последний раз он был так поглощен своими действиями. Он чувствовал себя абсолютно расслабленным в чудесном, теплом коконе ощущений. Он плотно сомкнул губы вокруг закругленного кончика, всасывая так сильно, что его щеки от усилия стали впалыми, когда его рот коснулся складки оттянутой крайней плоти. Он легонько прикусил атласную плоть, чем вызвал громкий крик возбуждения, прозвучавший над ним. Именно этот звук вернул Драко к реальности. Его глаза распахнулись, и он поднял взгляд на покрасневшее лицо Гарри. Влажная ладонь нежно погладила его щеку, и губы Драко попытались растянуться в понимающей улыбке, но вкусная плоть во рту им помешала. Только тогда он понял, что его шею свело в болезненном спазме. Отодвинувшись и выпустив член Гарри изо рта, Драко вспомнил, почему он здесь находится, и взглянул вниз, на полностью возбужденный пенис Гарри. О. Боже. Мой. При виде зрелища, представшего перед его глазами, пульс Драко барабанной дробью отозвался во всем его теле. Гарри был огромным. По крайней мере, девять с половиной дюймов, толстый и широкий, и простосовершенный. - Мерлин милосердный, - благоговейно выдохнул Драко. Он не мог сдвинуться с места, поглощенный одним-единственным болезненным желанием: лежать лицом вниз, пронзенным плотью Гарри, растянутым и молящем, чтобы Поттер трахнул его снова... сильнее. Драко хотел кончить. Он не мог отрицать этого. - Ты в порядке, Малфой? – услышал он тихий голос Гарри. Драко с трудом сглотнул, сумев только кивнуть в ответ. - Я тебя ни к чему не принуждаю, - прямо сказал Гарри, Драко нахмурился и взглянул на него. - Что? – спросил он, полностью сбитый с толку. Гарри покраснел еще сильней и быстро отвел от него взгляд. Прокашлявшись, он продолжил: - Ну, ты понимаешь теперь ты его увидел, и я не буду злиться на тебя, если ты передумаешь. Драко был уверен, что распознал в его голосе умело скрытое ожидание того, что его вот-вот отвергнут. Драко не мог в это поверить. Он встал, сжав руки в кулаки, чтобы удержаться и не схватить член Гарри, чтобы никогда больше не отпускать. - Что ты имеешь в виду? – нахмурился он. Подбородок Гарри отвис до почти груди, было видно, уверенность в себе ему изменила. Когда он заговорил, его голос был веселым, но Драко знал, что Гарри притворяется. - Большинство людей, как только его увидят, со всех ног бегут куда глаза глядят. Честно говоря, Драко не мог понять, в чем смысл слов Поттера. Разве кому-нибудь пришло бы в голову убегать прочь от такого совершенства? Бессмыслица какая-то. - Я думаю, люди боятся, что я могу их поранить, - глухим и сдержанным голосом пояснил Гарри. Крошечная часть Драко хотела утешить Гарри, но это было не в его характере. Драко вовсе не был добросердечным и чувствительным человеком. - Я не боюсь тебя, Поттер, - довольно резко сказал он, стараясь, чтобы в его голосе не было никаких намеков на нежность. Гарри недоверчиво фыркнул. При виде этого проявления плохо скрытой жалости к себе Драко почувствовал легкое раздражение: посмотрите-ка на них обоих! Как мог Поттер вообразить, что Драко мог бы отвергнуть его, когда он стоял без брюк, с истекающим влагой членом, выпирающим из боксеров? Он слепой и тупой, подумал про себе Драко. Он потянулся к Гарри и взял его руку, притягивая ее ближе к себе, плотно прижимая к своей собственной эрекции. Гарри взглянул на него расширившимися глазами. Это –внушает надежду, решил про себя Драко. - Видишь? – спокойно сказал он Гарри, - Я совсем не испуган, - Драко смотрел, как язык Гарри быстро облизал пересохшие губы. Это было неосознанное действие, но оно говорило очень многое. Он еще сильнее прижался к руке Гарри и услышал свой собственный пронзительный стон. Облегчение пришло, когда Поттер понял намек и начал осторожно гладить его, но Драко встревожило выражение на лице Гарри: выражение, означавшее, что Гарри вот-вот его поцелует. Драко отвернулся прежде, чем Гарри мог бы наклониться и поцеловать его. Он отвернуться незаметно – у него не было желания еще больше ранить мужчину. Вместо этого, он придвинулся ближе к Гарри, пока их щеки не соприкоснулись, чувствуя, как челка Поттера немного щекочет его висок. Он знал, что он часто и с трудом дышит, и почувствовал радость, услышав, что дыхание Поттера так же затруднено и прерывается. Тепло дыхания Гарри коснулось его щеки, и ухо словно обожгло огнем. Гарри медленно и размеренно двигал рукой. Драко почувствовал приближение оргазма, теперь он уже не замечал легкого покалывания в животе, словно там все это время порхали бабочки. Он потянулся было к рукой к эрекции Гарри, но был резко остановлен: - Пока не надо, - выдох Гарри коснулся его шеи. Драко потерся щекой о щеку Гарри, чувствуя едва различимое покалывание щетины. У него подгибались колени; ему потребовалось опереться о стену руками, зная, что еще три-четыре поглаживания этой умелой ладони – и он рухнет на пол. Драко был бессилен сдержать всхлипы, стараясь сглотнуть переполнившую рот слюну. Гарри был таким властным, таким требовательным – и Драко хотелось полностью сдаться на его милость. Эта мысль и подтолкнула его к краю, и он громко застонал, когда, проложив внутри него обжигающую дорожку, из него вырвалась первая струя семени, за ней другая, потом еще и еще – пока он не был абсолютно опустошен, и, тяжело дыша, не прислонился к плечу Гарри лбом, его грудь тяжело вздымалась. Гарри положил свою руку на бедро Драко, едва касаясь, но пробуждая к жизни особое чувство близости между ними обоими. Даже когда его эрекция начала спадать, Гарри не отпустил его. Его теплая, надежная рука время от времени сжимала бедро Драко, но, тем ни менее, не сдвигалась с места. - А теперь пошли, - тихо сказал Гарри. Он оттолкнул от себя Драко и вернул пропавшие брюки на законное место. Драко удивленно покачал головой, оглядывая себя, очищенного и должным образом одетого. - Отлично получилось, - сказал он, благодарно кивая. Драко опустил взгляд на все еще возбужденный член Гарри и сказал: - Сначала уладим это, хорошо? В его голосе была поддразнивающая нотка. Гарри покачал головой. - Я бы предпочел этого не делать, если для тебя нет разницы. Соглашаясь, Драко пожал плечами. Ладно-ладно, он не эгоист. Ведь его согласие вовсе не подразумевает, что он кончит ровно через десять секунд, подумал он. - Оставь меня на минуту одного, - попросил Гарри. Драко наклонил голову и нахмурился, - Мне нужно немного успокоиться, иначе я не смогу застегнуть джинсы, - застенчиво пояснил он. - А-а, - сказал Драко, - хорошо. Он вышел из кабинки и помыл руки, ожидая Гарри. Наконец Гарри подошел к нему, все еще стоящему у раковины, и быстро помыл руки. - Теперь пошли. Возьми меня за руку, - Драко нерешительно подчинился, чем вызвал полный цинизма взгляд Гарри. В течении одной секунды они оба молчали, чувствуя себя не своей тарелке; потом Гарри четко сказал: - Моя квартира. * 1 дюйм – 2,5 см.(прим. пер.)
Глава 2
Как всегда, аппарация хлопком отозвалась в ушах Драко. На какую-то долю секунды он растерялся, но потом сразу же начал обследовать то место, где оказался. Это был просторный, открытый коридор с арками вместо дверей. Каждая деталь обстановки была современной, а декораций было так мало, как это было только возможно. Учитывая необычный наряд Гарри, это совсем не то, что я представлял себе, подумал Драко. - Хочешь чего-нибудь выпить? – спросил Гарри, уходя. - Нет. Да. А что у тебя есть? - ответил сгорающий от любопытства Драко, следуя за Гарри. - Все самое обычное, ну, ты понимаешь, - донесся до него голос Гарри. - Тогда бренди. Идя на голос Гарри, Драко оказался в просторной комнате с огромным, высоким потолком. Комната была разбита на участки поменьше, отгороженные друг от друга тщательно подобранной мебелью и расположенные на определенном расстоянии друг от друга. Гарри вернулся с напитками как раз в тот момент, когда Драко поднял с каминной полки фотографию, чтобы взглянуть на нее поближе. На ней были изображены родители Гарри в день их свадьбы, смеющиеся и обменивающиеся шутками с Сириусом Блэком и Ремусом Люпином. Питер Петтигрю стоял в отдалении, не разделяя их радость. Эта фотография о многом говорила, особенно если принимать во внимание опыт прошлых лет. Он осторожно поставил рамочку на место и потянулся за бокалом, до краев наполненным жидкостью цвета темного янтаря. Драко заметил, что в его бокале в два раза больше бренди, чем у Гарри. В изумлении приподняв бровь, он спросил: - Пытаешься меня споить, Поттер? Гарри, улыбаясь, отвернулся и покачал головой прежде, чем ответить: - Я думал, что, учитывая обстоятельства, ты бы хотел выпить побольше. Услышав, как Гарри тщательно, с трудом подбирает слова, Драко громко фыркнул – и поперхнулся бренди. Гарри смущенно поморщился, осознав двойной смысл своих слов, но не взял их обратно. - Ладно, ты хотел бы осмотреть мой дом и сунуть везде свой нос, или предпочел бы «поговорить»? – с сарказмом предложил Гарри. – Конечно, мы можем тот час же приступить. Если ты хочешь, - спокойно добавил он. Драко оглядел просторную комнату, отчаянно надеясь найти что-нибудь, что отвлекло бы его от необходимости принять решение. Он поднял бокал и отпил большой глоток, затем подошел к большому книжному шкафу и бегло прошелся взглядом по корешкам книг. - Значит, ты предпочел «сунуть везде свой нос», - с кривой улыбкой сказал Гарри. Драко его полностью проигнорировал. - Делай, что хочешь, - громко вздохнул Гарри, -Я собираюсь по-быстрому ополоснуться. Встретимся в спальне, когда ты будешь готов. Думаю, спальню ты найдешь и без моих указаний. Просто следуй за своей эрекцией. Драко с огромным облегчением слушал удаляющиеся шаги Гарри. Он потер глаза рукой, раздумывая о том, как сильно он хотел то, что ему предлагал Гарри, но вместе с тем, если быть честным, он хотел, чтобы его тянуло к кому-нибудь другому. Решившись, Драко проглотил остатки очень дорогого бренди Гарри, не ощутив вкуса, и пошел по коридору на приглушенный звук открывающихся и закрывающихся дверей шкафа. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ - Если ты уверен, что хочешь это сделать, тогда, я думаю, тебе лучше быть сверху, - спокойно предложил Гарри, снимая через голову футболку и обнажая почти безволосую грудь. Глаза Драко начали блуждать по его телу, но он резко одернул себя прежде, чем лишился самообладания. Потом у него будет полно времени, чтобы рассмотреть телосложение Поттера. - Как хочешь, - вздохнул он, слишком поглощенный своими ощущениями, чтобы обращать внимание на что-либо еще. Гарри сел на край постели, расшнуровал светло-зеленые кроссовки и отбросил их в строну, к носкам, затем, снова поднявшись, начал расстегивать ширинку. Он взглянул прямо в глаза Драко и сказал: - Ты собираешься снять этот очень симпатичный костюм от Хьюго Босс, или ты намереваешься испортить его, когда прямо в нем ляжешь в постель? – изогнутая бровь подчеркнула его слова. Драко раздирался между желанием утонуть в этих больших, влекущих глазах, и стремлением проследить, как проворные пальцы Гарри расстегивают серебристые пуговицы. - Удивлен, что ты узнал марку моего костюма. Сам-то ты больше похож на оборванца, - Драко постарался, чтобы его голос был невозмутимым, но даже для его собственных ушей его слова прозвучали как глупая колкость. Он постарался отвлечься от своего жалкого замечания, расстегивая пиджак и осторожно снимая его. - Ты бы удивился, узнав, насколько мне знакомы тенденции моды «от кутюр», - ухмыльнулся Гарри, стянув джинсы до середины бедра и затем спустив их до пола. Теперь на нем были только боксеры. – Помочь? – усмешка опять стала наглой, и Драко мог с точностью сказать, что Гарри вправду наслаждается ситуацией. Чертов извращенец, подумал он. - Обойдусь. Между прочим, это вряд ли можно назвать обольщением. Называй это боевым заданием по поиску фактов, - беспечно пожал плечами Драко. Гарри сложил руки на груди и склонил голову, глядя на то, как Драко, просунув палец в узел галстука, ослабляет его. Развязывание галстука заняло у Драко немало времени: он не спеша скользил пальцами по ткани, снимая его с шеи, затем, аккуратно сложив его, оставил на стуле. – И не вздумай засунуть мне в рот язык, - приказал Драко. - А. Полагаю, меж этими милыми губками ты пропускаешь только языки чистокровок, так? – с ухмылкой сказал Гарри, игриво подступая к Драко. Присев, чтобы снять носки и ботинки, он не мог удержаться, и заметил, что обнаженный Гарри скользнул под тонкую простыню и подоткнул ее под бедрами, принимая полулежачее положение. Мне нужно было первым это сделать, - подумал Драко. Он собирается смотреть, как я раздеваюсь! Драко резко повернулся к стулу, так, что теперь Гарри мог видеть только его спину. Лучше так, чем позволить этому придурку любоваться его румянцем, поднимающимся от шеи. Он медленно расстегнул рубашку, вовсе не стремясь произвести впечатление, а потому, что его руки сильно дрожали. Что же с ним происходит? Мерлин! Блейз был прав. У меня и правда встает на большие члены, с отвращением к самому себе подумал Драко. Он снял с плеч рубашку и аккуратно положил ее поверх пиджака. Справиться с пряжкой ремня тоже было непросто, и Драко был рад, что, вместо традиционных пуговиц, ширинка его сшитых вручную брюк застегивается на молнию. Наконец, он повернулся к Гарри, облаченный только в боксеры. Драко не мог обмануть себя на этот счет: тонкая ткань ничего не скрывала. Он был не в том состоянии, чтобы с успехом сдерживаться, не было нужды это отрицать. Стоило ему скользнуть пальцами к поясу своего нижнего белья, как Гарри пробормотал: - Иди сюда, Малфой. Сердце Драко забилось чаще по мере того, как он упивался выражением откровенного желания на лице Гарри. Время шуток безвозвратно ушло. Гарри потянулся и сцепил руки за головой. Просчитанный жест, подумал Драко. Тонкая простыня эффектно приподнялась и образовала складки вокруг несомненно огромного члена Гарри. Ох, Мерлин, вздохнул Драко про себя. Он снял липкие боксеры и так спокойно, как только мог, подошел к кровати. Секунду-две он просто стоял, сверху вниз глядя на лицо Гарри, потом он медленно вытянул простыню из-под его бедер, осторожно стянув ее с Гарри, и уселся верхом на его бедра. Они оба вздохнули, пока Драко устраивался поудобнее. Когда они замерли, Гарри взглянул Драко в лицо и не спеша провел пальцами вверх и вниз по его бедрам. От этого восхитительного, щекочущего ощущения его ягодицы автоматически сжались, Драко коротко выдохнул. Он взглянул на колено Гарри, и, прикусив губу, фантазировал о том, что вот-вот произойдет. Когда одна рука Драко потянулась было к каменно-твердому стволу, Гарри схватил его за запястье и пробормотал: - Не так быстро. Нам нужно доставить тебе удовольствие и подготовить тебя для меня. Глаза Драко закрылись, когда он понял, что за этими словами скрывалось глубокое чувство. С этого момента Гарри для него стал олицетворением секса, и его бросило в дрожь. Драко позволил нежным руками поднять себя и уложить лицом вниз в центре кровати. Он повернул голову в сторону, положив ее на предплечья, пока он концентрировался на ощущении двух рук, исследующих плечи и спину, вслед за этим скользнувших вниз, массируя его задницу. Драко застонал вслух и изогнулся, немного раздвигая ноги. Он услышал смешок Гарри за секунду до того, как почувствовал, как влажный кончик пальца скользит по тесной щели между его напряженными ягодицами. Палец не проник в его горячее нутро. Он поглаживал кожу на поверхности в раздражающе медленном темпе, и Драко пытался раздвинуть ноги шире, но был удержан коленями Гарри, расположенными по обе стороны его бедер. Драко почувствовал, что Гарри сдвинулся ниже на постели, нажимая ладонями на внутреннюю сторону его ног, легко задевая ногтями чувствительную кожу. На этот раз Драко застонал погромче, поднимая задницу вверх, нуждаясь в том, чтобы пошевелиться, хотя бы немного. А потом Гарри сделал то, что лишило Драко самообладания. Он склонился и горячо подышал во впадинку в нижней части спины Драко. От слабого дуновения воздуха на коже Драко появились мурашки, он подался вверх, навстречу едва ощутимой ласке, наконец, почувствовав легкое прикосновение губ Гарри к своей коже, которое тут же исчезло. - Не останавливайся, - шепнул Драко. Он был вознагражден нежным, влажным поцелуем туда, где низ его спины переходил в зад, и почувствовал трепет мокрого языка, быстро лизнувшего его кожу. Драко сжал в кулаках простыню; его тело постоянно двигалось. Его спина выгибалась дугой, плечи уперлись в поверхность постели. И все это время Гарри всего лишь целовал его. Ласковые, легкие, как перышко, поцелуи сжигали его изнутри, заставляли все его тело пульсировать, реагируя на изысканные возбуждающие ласки. Когда Гарри раздвинул его ноги, Драко подумал, что у него сейчас будет приступ. Его сердце билось так сильно, что, казалось, готово было вырваться из грудной клетки и удариться о матрац. Ему потребовалось время, чтобы осознать, что его дыхание четко слышно, и каждый его выдох звучал как негромкий стон. - Мерлин, ты так красив, когда лежишь вот так, - услышал он хриплый шепот Гарри. Драко почувствовал, что его ягодицы решительно раздвигают и ощутил, как два больших пальца вдавливаются в его плоть. Он подался вверх, к этим рукам, зная, что он еще шире раскрывает себя, выставляя всего себя на обозрение жадному взгляду Гарри. - Я могу увидеть тебя всего, Малфой, - простонал Гарри, - Боже, я хочу вылизать тебя И про себя Драко твердил: сделай это, сделай это, сделай это, пожалуйста, сделай этоОн знал, что хнычет самым жалким образом, но ничто не могло бы заставить его замолчать. Кровать прогнулась под ним, пока Гарри устраивался поудобнее. Драко точно узнал, когда Гарри лег между его ног. В его воображении стояла мысленная картина: Гарри, не в силах пошевелиться, смотрит на его почти скрытую дырочку, и у него текут слюнки при мысли о том, как он лизнет соленую кожу и втолкнет в него язык. Но больше ему и не нужно было это воображать. Драко громко закричал, стоило Гарри сомкнуть рот вокруг его маленькой дырочки, влажно всасывая окружающую ее кожу, отчего бедра Драко резко дернулись вверх. - Мммм - пробормотал Гарри, вжавшись лицом в расселину Драко, вылизывая и звучно прикусывая кожу, раздражающе-тщательно двигаясь вдоль пульсирующих краев его ануса, но ни разу не проникая внутрь. Драко выгибался, прижимаясь к лицу Гарри, окончательно потеряв самообладание. Гарри лизал его везде, опускаясь к паху Драко, чтобы лизнуть выпуклости сжатых яичек, потом медленно скользя обратно. Драко отчаянно хотел большего. Он завел обе руки себе за спину и до болезненного предела развел в стороны ягодицы, всеми своими действиями умоляя о первом проникновении. Гарри не разочаровал его. Кончик его языка осторожно вошел в судорожно сокращающееся отверстие и медленно приникал все дальше и дальше, пока, наконец, одним резким толчком не оказался внутри - целиком. От шока, смешанного с возбуждением, Драко вскрикнул, и вскоре к этому звуку прибавился еще и стон Гарри, который своим горячим дыханием ожег кожу Драко. Гарри установил медленный, но постоянный ритм, удостоверившись в том, что при каждом погружении его язык достигает максимальной глубины. Драко был ненасытен. Он энергично насаживался на язык Гарри, сгорая в ожидании: проникновение было таким незначительным по сравнению с нем, о чем он мечтал – с неистовым желанием быть заполненным до отказа. Гарри ласкал его очень долго, и Драко возбудился настолько, что мог почувствовать лужицу собственного пота во впадинке на спине. Он задавался вопросом, сможет ли он вынести еще одну минуту этой прелюдии, надеясь - и страшась - того, что огромный член Гарри сразу же, без подготовки, окажется внутри него. В конце концов, Гарри отстранился от Драко, лежащего на кровати, мокрого от слюны и до боли желающего, чтобы его взяли. Кровать вокруг него прогнулась, и Драко, затаив дыхание, ожидал, что же будет дальше. Он услышал едва уловимый безошибочный звук отвинчивающейся крышки, и Драко почувствовал, как острожные пальцы кружат вокруг его дырочки и проникают вглубь, оставляя за собой толстый слой густого, тягучего крема. Секунду или две пальцы Гарри играли с ним, затем полностью покинули его тело. Некоторое время спустя, матрац снова прогнулся и Драко почувствовал, как Гарри перебирается через него. -Ты готов? – пробормотал Гарри, лаская губами ухо Драко. Драко никогда еще в своей жизни не чувствовал себя более готовым, и он быстро и энергично поднялся с кровати и сдвинулся, чтобы сесть к Гарри на колени. Гарри полулежал, оперевшись на большую кучу подушек, и, когда он поднял колени, Драко скользнул в образовавшееся углубление, устроившись как раз над его пахом. Он немного приподнялся, пока Гарри держал в вертикальном положении свой скользкий от смазки член, и Драко двигал бедрами, пока не почувствовал давление широкой, влажной головки на расслабленное кольцо мускулов. Их глаза встретились, Драко опустился на Гарри, и они оба одновременно с трудом выдохнули. Драко мог с точностью сказать, в какую именно секунду головка члена Гарри протиснулась сквозь узкое отверстие и сильно потерлась о его внутренности. Его веки затрепетали, и он закрыл глаза, издав едва слышный всхлип. Опершись ладонями о грудь Гарри, Драко двигался вверх и вниз, каждый раз опускаясь все ниже, пока не вместил в себя половину члена Гарри. Драко понял, что на какое-то время плотно зажмурился, сосредотачиваясь и прикусывая почти до крови нижнюю губу. Усилием воли он сумел расслабиться, глубоко, отрывисто вдыхая воздух, затем он, наконец, открыл глаза и взглянул на Гарри. Гарри не двигался. Его глаза были широко раскрыты в ожидании, он неглубоко дышал, но, нем ни менее, выглядел спокойным. Драко повел бедрами раз-другой, изучая ощущение Гарри внутри себя, и немного подпрыгнул, когда твердый ствол внезапно потерся о самое его чувствительное местечко. Он застонал, почувствовав покалывающую волну удовольствия, распространяющуюся от ануса по всем его телу, и ощутил, что Гарри впился пальцами в его бедра. Драко пришлось остановиться. Он постарался успокоиться, покачиваясь, наполовину насадившись на член Гарри, думая о чем угодно, но только не о том, что происходит прямо сейчас - и что за этим последует. Он знал, что близок к точке, откуда нет возврата, точке, где он уже не сможет сдержать свой оргазм. - Тебе больно? – с печалью и тревогой спросил Гарри, почти шепотом, будто бы не хотел спугнуть Драко. Сделав пару вдохов, Драко ответил: - Нет, я в порядке. Просто я - он не мог найти слов. Ему казалось, что если он скажет, насколько сильно возбужден, это будет слишком лично, хотя он и знал, что в любом случае не сможет больше это скрывать. Гарри понимающе погладил Драко по бедру: - Разве ты не можешь выбросить все из головы? Только один раз? – осторожно предложил он. Драко боролся с самим собой. Это была его фантазия, то, что он уже давно себе представлял. Конечно же, он мог позволить себе насладиться этим по полной, разве нет? Единственной проблемой был Поттер. Ну почему из всех людей должен быть именно он? - Драко Его имя, произнесенное так мягко, и подтолкнуло Драко к принятию решения. Он расслабился и скользнул вниз, к Гарри, жадно следя за каждым движением и получая огромное удовольствие. Он прекратил осторожничать и позволил телу установить свой собственный ритм. Под своими ладонями он ощутил участившийся пульс Гарри и счастливо улыбнулся, понимая, что в своем восторге он не одинок Опускаясь и поднимаясь, Драко почувствовал первые признаки того, что его тело старается справиться с вторжением. Член Гарри с трудом прокладывал себе путь по нежной, нетронутой территории, и Драко еще даже не принял его в себя полностью. Драко чувствовал его член так глубоко, так далеко внутри своего тела, что ему казалось, что дальше Гарри уже не пройдет. Драко подвигал бедрами и перенес на руки больше веса, выгибая спину дугой, пока он медленно насаживался на пенис Гарри. Стоны Поттера вовсе не способствовали его самоконтролю. Драко взглянул вниз, на свои колени, и увидел, что ясно различимая ниточка смазки, выработанная его собственным телом, засверкала и закачалась из стороны в сторону, когда он прислонился своим членом к животу Гарри. Всякий раз, как он двигался, блестящая ниточка натягивалась и качалась вместе с ним, угрожая вот-вот оборваться, но – оставаясь целой. Он отвлекся и уже не следил за собой, и Гарри прошептал: - Еще немного Это была невысказанная мольба, но Драко понял. Лоб Гарри с прилипшими к нему прядями волос блестел от пота. Его щеки были не просто алыми, они были просто огненно, ярко-красными, а глаза сияли так ослепительно, что трудно было разглядеть границу между зрачком и радужной оболочкой. Они оба издавали одинаковые тихие звуки, и Драко предположил, что кончат они одновременно. Совершив последний, грубый толчок, он вынудил свое тело принять член Гарри - целиком. Внезапная тупая боль, вызванная проникновением, не могла омрачить его радость от ощущения того, как его пах плотно трется о судорожно вздрагивающее тело Гарри. Получилось! Драко вместил его без остатка, и это было самое простое, умиротворяющее чувство, которое он когда-либо знал. Как только Драко скользнул вверх и опустился обратно, и член Гарри погрузился него на полную глубину, Драко кончил. Его спина с пугающей скоростью изогнулась, голова откинулась назад, и он закричал, страстно, содрогаясь в оргазме. Все, что испытывало его тело, ошеломляло, это было гораздо больше того, что он мог понять. Единственное, что он запомнил – кроме влажной, пульсирующей теплоты семяизвержения – сумасшедшее сокращение внутренних мускулов. Тело Драко было как зажим. Вместо того, чтобы расслабиться после разрядки, все внутри него плотно сжалось, сдавливая своего огромного захватчика - возбужденный член Гарри - будто бы пыталось впечатать каждую венку, каждый изгиб в стенки прохода. Кровь с бешеной скоростью струилась по его жилам. Пальцы Драко, превратившиеся в когти, погрузились в грудь Гарри, царапая кожу и оставляя горячие, красные бороздки по всей длине его торса. Как только эта одна или две секунды абсолютной потери самообладания прошли, Драко инстинктивно решил проверить, не нанес ли Гарри вреда. Напряжение неистового оргазма начало спадать, переутомленные мускулы Драко запросили пощады, и он опустил взгляд на Гарри. Глаза Гарри были закрыты, лицо представляло собой неподвижную маску сосредоточенности. Он решил, что Гарри даже затаил дыхание. И тогда до него дошло: Гарри не кончил. Какого дьявола, как ему это удалось? Принимая во внимание то, что они оба перешагнули тот порог, когда еще можно было остановиться, Драко был поражен. Холодная волна омыла все его тело, отчего его кожа покрылась пупырышками, и на секунду он подумал, что, возможно, немного боится Гарри. Разве может кто-нибудь настолько контролировать себя? - Поттер? – тихо сказал он. Складка между бровями Гарри понемногу разгладилась, потом он смог немного приоткрыть глаза: - Ты в порядке? – спросил Драко немного увереннее, хотя и знал, что падает от изнеможения и дрожит в ознобе. Гарри потребовалось несколько секунд, чтобы вернуть себе прежнее выражение, хотя лицо от желания так и осталось почти багрового цвета. - Проклятье, Малфой. Ты едва не довел меня, - Гарри издал тихий смешок. И добавил - Кажется, ты сможешь лечь прежде, чем свалишься. Драко издал негромкий звук, соглашаясь с ним, и позволил Гарри помочь передвинуть себя. Драко поднимал бедра до предела далеко, пока весь член Гарри не вышел из него и не ударился с влажным шлепком о его собственный живот. Драко наблюдал, как глаза Гарри закрываются, пока его тело выпускало его ствол, напоследок сильно сжав внутренние мускулы прежде, чем освободить член Гарри. Гарри поддержал Драко, пока тот перебирался на другую сторону, и тяжело плюхнулся на кровать, размеренно и глубоко дыша, вновь обретая контроль над собственным телом. Он смог сказать: - Ты не кончил, - это не было вопросом. Гарри перекатился на его сторону постели, так, что теперь он лежал лицом к лицу с Драко, подперев одной рукой голову. Драко мог чувствовать, что в его бедро с силой упирается возбужденный пенис Гарри. - Не-а. Я сберегаю себя для второго раунда. – К Гарри вернулась часть его прежней проказливой самоуверенности, и теперь он вновь выглядел так человек, контролирующий ситуацию. - А что дало тебе повод думать, что будет второй раунд? – довольно резко сказал Драко, подняв брови. - Выражение твоего лица, - просто сказал Гарри. Это единственное замечание сбило Драко с толку. У него наготове не было остроумной колкости в ответ. Вместо этого, он отвел глаза от Гарри и уставился на пятно высоко на потолке, сделав вид, что это самое интересное, что он когда-либо видел. Несколько минут они молча лежали, и Драко почувствовал, что его тело вновь приходит в норму, хотя его член никогда не был таким обмякшим. Раньше, чтобы прийти в себя, ему требовалась парочка дыхательных упражнений, и все. В конце концов, он больше не мог вынести этой тишины: - Поттер? Как ты умудрился не кончить? Гарри ухмыльнулся и положил ладонь на живот Драко, прежде чем ответить: - Я знаменит своим самоконтролем. А ты не знал? Драко фыркнул. - Это твое новоприобретенное качество со времен школы? Раньше у тебя ничего подобного точно не наблюдалось. Гарри засмеялся: - Я бы не стал относить нарушение школьных правил и секс к одной и той же категории, Малфой. Многозначительным кивком Драко признал его правоту. - Отлично, - пробурчал он. - Ой, да не дуйся ты, - сказал Гарри, улыбаясь, - Если хочешь знать правду, прошло несколько лет с тех пор, как мне в последний раз позволили сделать то, что ты только что сделал. Наконец, Драко повернулся к Гарри, на его лице было непонимание: -В самом деле? -Мм. И, учитывая то, что это – мой самый любимый вид секса, я хотел убедиться в том, что я буду получать от него так можно больше удовольствия и буду наслаждаться им так долго, как только могу, - Гарри равнодушно подал плечами, но улыбнулся, глядя сверху вниз на Драко. Рука Драко пробралась по его животу и обвила эрекцию Гарри. Пальцами он прочертил дорожку вверх и вниз по все еще немного скользкому стволу. Плечи Гарри расслабились; на его лице появилась ласковая улыбка. Драко беззаботно спросил: - И таким же видом секса ты обычно занимаешься? Гарри пару секунд размышлял, потом ответил: - Ну, в прошлом я несколько раз спал с женщинами. Это не совсем то, что мне нравится, но – нужда заставляет, понимаешь? Драко кивнул, хотя совсем этого не понимал. У него никогда не было секса с женщиной, но он не хотел разговаривать об этом в то время, когда он поглаживает самый восхитительный образец мужественности, который он когда-либо видел. Гарри тем временем продолжал: - Главным образом, я сплю с мужчинами. Это с лихвой отвечает моим нуждам, - он робко улыбнулся и толкнулся в нежную руку Драко. Малфой слегка сжал его, но ничего не сказал. - Проблема в том, что дырочки у мужчин гораздо уже, чем у женщин, - Гарри перешел на шепот. Его рука покинула свое место на животе Драко, и медленно скользнула вниз, между чуть раздвинутых ног, по пути нежно взяв в ладонь его яички. – Раздвинь их, - прошептал он, и Драко, не раздумывая, подчинился. Он перебросил одну ногу через бедро Гарри, а другую вытянул, отведя ее как можно дальше в сторону, давая Поттеру как можно больше доступа. Драко взглянул в эти полные вожделения глаза, и не мог удержаться от того, чтобы не потянуть на себя член Гарри, испытывая потребность в какой-то степени соединиться с ним. Он почувствовал, как рука Гарри пробралась вниз, пока кончик его пальца не пробежал по краю его сузившейся дырочки и не скользнул неспешно внутрь. - И поэтому немногие разрешают мне поиметь их, - Гарри говорил очень равнодушным голосом, утверждая очевидное, но Драко мог прочесть в глазах Гарри горькое разочарование. Но потом он услышал, - Я бы хотел, чтобы ты прекратил гладить меня вот так, - улыбаясь, пробормотал Гарри, - Я хочу кончить в тебе. – Гарри свою нижнюю губу. Драко немедленно перевел взгляд на блестящую, влажную плоть, страстно желая склониться и всосать эту губу в свой рот. Но он смог преодолеть это желание. Драко отпустил член Поттера; не то, чтобы он хотел это сделать, но он колебался между этим желанием и мыслью о том, что Гарри трахает его и опустошает всего себя в его тело. Он остановился на последней альтернативе. Как только он отвел руку от паха Гарри, он почувствовал прикосновение второго пальца, пробежавшего по остаткам смазки и скользнувшего внутрь. Он толкнулся бедрами вперед, надеясь глубже насадиться на пальцы, но Гарри только улыбнулся и отвел назад руку, удерживая пальцы на той небольшой глубине, на которой хотел. - Пожалуйста, - выдохнул Драко, волнообразно изгибаясь в такт с рукой Гарри. Когда Гарри, улыбаясь, отрицательно покачал головой, Драко накрыл его руку своей и скользнул своим собственным пальцем в отверстие, прижав его как можно ближе к тем двум, что уже дразнили его. - Ох, - простонал он, пригвоздив Гарри к месту взглядом, таким страстным, что мог бы зажечь огонь. Взгляд сработал, и Драко почувствовал, как красивый член Гарри решительно резко ткнулся ему в бедро, а дыхание участилось, пошевелив пряди растрепанных волос Драко. Вытянул шею, Поттер взглянул вниз, на их переплетенные тела. Драко наблюдал за тем, как на лицо партнера вернулся жаркий румянец, а глаза наполняются желанием. С практически болезненной медлительностью Гарри вынул из него свои пальцы. Он внимательно смотрел на то, как Драко заполнил освободившееся место своими двумя пальцами, двигая ими в том же неторопливом ритме, с которого начал. Драко чувствовал себя полным жизни. Он упивался ошеломлением на лице Гарри наслаждался своей властью, точно зная, каким желанным, горячим и совершенно развратным он выглядит, насаживаясь на свои собственные пальцы под восхищенным взглядом Поттера. Едва слышный хлюпающий звук, исходящий от его тела, еще больше взбудоражил Драко. - Быстрее! - всхлипнул он, и Гарри встрепенулся. Гарри потянулся через кровать за баночкой любриканта. Драко наблюдал за тем, как он погружает пальцы в густую смазку и обильно покрывает свой член, от головки к основанию. Пальцы Гарри еще несколько раз возвращались к баночке, наконец, оттолкнув руку Драко и смазав кремообразной смесью его отверстие, раздвигая его ноги как можно шире. Встав на колени между его расставленными ногами, Гарри застонал, не отводя от него глаз, полных вожделения. Драко поднял бедра, безмолвно умоляя его закончить побыстрее с подготовкой и взять его. Он поднял ноги и провел ступнями вдоль бедер Поттера, принимая удобное положение. Лицо Гарри было маской сосредоточенности, когда он, взглянув вниз, направил свой член к входу Драко. Ему пришлось немного поерзать, пристраиваясь, чтобы проникнуть внутрь, и, в конечном счете, Драко почувствовал, как первый, долгожданный, потрясающий дюйм этой плоти вторгается в его тело. Он громко застонал, и Гарри медленно опустился на него. Драко резко приподнял бедра, обвив ногами талию Гарри. Он соединил вместе пятки на пояснице Гарри и втолкнул его в себя. Буквально. По мере того, как он сжимал ноги все теснее, член Гарри растягивал его все дальше, и на своем пути терся обо все чувствительные местечки. Драко и не знал, что так бывает: желать что-либо так сильно. Каждая часть его тела кричала для Гарри. Даже его рот. Он задохнулся, шепча «Трахни меня», почувствовав грубый толчок, и еще несколько дюймов вторглись в него. Гарри накрыл тело Драко своим собственным, опираясь на руки, приближая свое лицо к лицу Малфоя. Все, что Драко мог видеть – это глаза Гарри, и он легко мог бы приподняться и поцеловать его, если б захотел. Вообще-то, он на самом деле этого хотел, но не собирался этого делать. Вместо этого, он вытянул руки над головой и вцепился в основание спинки кровати, до боли сжимая пальцы вокруг деревянной оси, чтобы удержать себя и не ласкать тело Гарри, не погрузить пальцы в его волосы. Они были так близко друг от друга, что Драко мог набрать полные легкие восхитительного, свежего запаха Гарри, немного отдающего мускусом от возбуждения и пота. - Сколько ты можешь принять? – прошептал Гарри, осторожно врезаясь в анус Драко, внимательно вглядываясь в него. Драко быстро вдохнул, не отводя взгляда от лица Гарри: - Всего тебя. Отдай мне всего тебя. – Он увидел, что Гарри прикрыл глаза, а потом и плотно зажмурился, издавая стон, вызванный словами Драко. В течение одной или двух минут Драко, забыв о собственной холодности и непроницаемости, пристально рассматривал лицо Гарри, наслаждаясь тем, что может наблюдать за каждым проблеском эмоций на лице партнера, не боясь, что его застигнут за этим занятием. Гарри прикусил свою нижнюю губу, околдовав этим Драко, зажав между зубами эту розовую плоть с такой силой, что чуть было не прокусил ее до крови. Его черные ресницы были длиннее, чем вы могли бы себе представить. Драко увидел, что его веки затрепетали, но так и остались закрытыми, но не его рот. Он наблюдал за тем, как Гарри облизывал губы, так часто, обыкновенно это случалось, когда он почти вынимал свой член из тела Драко, в то время как сам Малфой сжимал свои внутренние мускулы, затрудняя эти движения. Когда Гарри оказался полностью внутри, Драко выгнулся так, что их лоснящиеся от пота тела прижались друг к другу. Толчки Гарри были основательными, каждый был рассчитан на то, чтобы растянуть узкий анус Драко так широко, как только возможно; но и осторожными, так что каждое нахлынувшее ощущение вызывало возбуждение, а не боль. Не прилагая усилий, они двигались вместе, даже самое незначительное ощущение превращая в нечто всепоглощающее, завораживающее, без единого намека на эгоизм они прилагали все усилия, чтобы возбудить друг друга. В конце концов, Гарри открыл глаза, взглянул вниз, на Драко, и пробормотал: - Ты потрясающе выглядел, когда кончил, ты знаешь об этом? Драко затаил дыхание. В задней части его горла образовался комок, и он чувствовал, что его щеки заливает жаркий румянец. - Не могу поверить, что никогда не замечал, как ты прекрасен, - тихо добавил Гарри. Драко старался побороть вспыхнувшую в нем радость. Тому, что сказано во время секса, нельзя верить, верно? Он взглянул в лицо Гарри, отмечая, что его выражение стало очень серьезным, но он был слишком испуган, чтобы питать какие-то надежды по этому поводу. Он видел, что взгляд Поттера виновато перебегает с его глаз на рот, уверенный в том, что им не миновать первого поцелуя. И он хотел этого. Он выдохнул и поднял голову навстречу Гарри. На короткий миг их носы потерлись друг о друга, после этого Гарри уткнулся лицом в шею Драко, всасывая упругую кожу и осыпая влажными поцелуями подбородок и ухо. Драко содрогнулся под этой атакой, почти желая изнасиловать Гарри, вмиг позабыв о своем разочаровании. Он рванулся вверх, молча умоляя Гарри укусить его, наслаждаясь каждой секундой тревожного ожидания. Наконец, Гарри оторвался от него, и Драко не мог отвести взгляда от припухлых, покрасневших губ, заранее чувствуя их долгожданный вкус. Гарри медленно провел рукой вдоль тела Драко. Он начал с его запястья, все еще вытянутого за головой, поскольку рука Малфоя до сих пор крепко держалась за спинку кровати. Драко чувствовал мягкое нажатие пальцев Гарри, дотронувшихся до точки, где бился его пульс, затем они погладили внутреннюю сторону его руки, ненадолго остановившись на изгибе его локтя прежде, чем продолжить свое исследование шелковистой кожи его плеча. Драко вздохнул, когда пальцы Гарри нашли редкие волоски в подмышке, и инстинктивно изогнулся, подставляясь под ласкающую руку. Затем пальцы передвинулись ниже, и к ним присоединилось нажатие ладони, и, пока рука продолжала свое путешествие: дразня, поглаживала бок Драко, большой палец, сбившийся с пути, обвел затвердевший сосок прежде, чем снова двинуться дальше. Рука исследовала тело Драко все дальше и дальше, изучив очертание его талии и выступающую тазовую косточку, затем пальцы пробрались ниже, чтобы погладить легкий изгиб ягодицы. Рука скользнула дальше, вдоль длинного бедра Драко, согнутого и поднятого вверх, чтобы обхватить Гарри за поясницу. Наконец, рука остановилась на колене Драко и начала неспешное путешествие обратно. Для Драко это прикосновение было интимным и выражало страстное желание. Несмотря на то, что глубоко внутри него все это время двигался горячий член Гарри, это нежное исследование было в тысячу раз более личным. Драко мог бы с успехом обмануть себя, думая, что на лице Гарри было удовлетворенное, собственническое выражение, но, на самом деле, в его взгляде было заключено гораздо больше чувств. Под взглядом этих счастливых зеленых глаз Драко чувствовал себя обнаженным в полном смысле этого слова: все его сокровенные тайны, каждая мысль и каждое чувство были перед Гарри на виду – смелее, читай! И тем ни менее, Драко чувствовал себя в безопасности. И это действовало ему на нервы. Взгляд Гарри был таким искренним, полным доверия. Драко знал, что в основе удовлетворения Гарри лежала уверенность в том, что их занятие любовью было для него совершенным. Каждое движение было больше ради удовольствия Драко, чем для его собственного. Даже то, как Гарри врезался в него, всякий раз слегка покачивая бедрами, с тем, чтобы еще немного больше растягивать кольцо мускулов, вызывая в истощенном, жадном теле Драко все новые и новые конвульсии наслаждения. В этом не было ничего хорошего. Он просто больше не мог больше ждать. - Поцелуй меня, – прошептал Драко. Гарри не нужно было просить дважды. Он наклонил голову и прижал свои губы к губам Драко, резко двигая языком и нежно лаская им его рот. Они оба застонали и сплелись вместе, начав целоваться. Они, казалось, были так хорошо совместимы, каждое вторжение в рот другого было необходимым и желанным. Драко выпустил спинку кровати и отдался своему первоначальному соблазну. Он обвил их вокруг Гарри, позволяя им бродить по каждому участку доступной для прикосновения кожи, поглаживая, щекоча и поддразнивая. Он обхватил ладонью затылок Гарри, сначала – нежно, затем - со все возрастающей силой, по мере того, как поцелуи становились все более отчаянными, более страстными. Поцелуй губительно повлиял на их самоконтроль. Драко потерял самообладание и захныкал в рот Гарри, прочерчивая красные дорожки по его спине, наслаждаясь поразительной энергией их поцелуя. Конечно же, краем сознания Драко отметил, что то, ем они занимаются, переходит границу , разделяющую интрижку на одну ночь и что-то более серьезное. Он не мог заставить себя задуматься об этом. Он до сих пор был ошеломлен своим открытием: Поттер был таким невероятным любовником. В передышке между поцелуями, Гарри пробормотал: - Покричи для меня. Пожалуйста скажи, что ты этого хочешь... Просьба тронула что-то глубоко внутри Драко, и он обнаружил, что не просто хочет сделать Гарри приятное, но и отказаться от всякого подобия сдержанности. Будто бы он дал себя разрешение жить одним днем. Он задохнулся: - Сильнее, пожалуйста, трахай меня сильнее Я хочу тебя И – о, Мерлин! – это подействовало! Поцелуи Гарри стали такими грубыми, что никто из них не мог толком перевести дыхание. Его бедра задвигались вдвое быстрее, и он врывался в тело Драко так жестко, как он только мог, получая удовольствие от громких шлепков плоти о плоть в момент толчка. Драко закричал. При каждом грубом вторжении он позволял своим страстным, отчаянным крикам вырваться наружу, которые, раздаваясь в комнате, уносили с собой хладнокровие Поттера. - Я должен кончить, - с трудом проговорил Гарри в промежутке между их мычанием и стонами. – Мне жаль Я должен На короткое время они встретились взглядами, затем их рты снова были смяты в сокрушительном поцелуе, наполненном потребностью испытать оргазм. Драко начал обратный отсчет, прикидывая, когда же Гарри взорвется, с точностью зная, сколько еще толчков он успеет сделать. Гарри над ним глубоко и часто дышал, вжимаясь бедрами в его распластанное тело, все представления о нежности были вдребезги разбиты его нуждой. Когда Драко погрузил ногти в ягодицы Гарри, секундная боль от этой хватки ускорила его оргазм, и он взорвался, заполняя дырочку Драко невообразимым количеством горячей, скользкой спермы. Несдержанный крик и неожиданно смягчившееся лицо Гарри, прежде такое напряженное, подтолкнуло Драко к краю, и его собственный оргазм выстрелил из его набухшей плоти с такой силой, что он почувствовал, как семя, образовав в воздухе дугу, выплескивается на его шею и волосы. По мере того, как сила оргазма ослабевала, струйки становились все менее и менее мощными, раскрашивая их животы белыми полосками, когда они рухнули вместе на кровать, дрожащие, совершенно обессиленные. Много минут они лежали тяжело дышащей, задыхающейся грудой, их тела представляли собой липкую палитру из пота, слюны и спермы. В конце концов, Гарри сумел сказать: - Вот это да, мать твою. Драко лишь тихо засмеялся, слишком утомленный, чтобы выдавить из себя что-то более вразумительное. Гарри потребовалось чуть больше энергии, чтобы, переведя дух, скатиться с Драко, и, как только они оказались разъединены, воздух быстро их охладил. Они лежали рядом, соприкасаясь только руками и ногами. Драко почувствовал, что его тянет в сон, и тихо застонал. Гарри услышал. -Тебе больно? – вопрос был полон беспокойства, и Драко внезапно почувствовал к Гарри жалость. Он никогда не думал, что иметь огромный член – это не только здорово. - Нет. Ну, немного, но это приятная боль, так что не волнуйся, - с ухмылкой ответил Драко. Краем глаза он заметил, что Гарри расслабился. – Черт, мне и вправду пора идти, - добавил Драко. Про себя он знал, что это будет самое мудрое решение. Если он проведет здесь ночь, Поттер узнает слишком многое, и это будет означать, что им придется поговорить, или еще что-нибудь сделать в таком же духе. А Драко был не вполне готов еще признать свое растущее влечение. Но, казалось, он не может пошевелиться. Ему было так удобно, он чувствовался себя сонным, согревшимся и защищенным. И даже больше того, широко зевнул он, лениво потянувшись. - Я большой мальчик, Малфой, и, если ты останешься, я не стану искать этому тайную причину, - слегка улыбаясь, сказал Гарри, устраиваясь на груде подушек и сворачиваясь калачиком под простыней. Драко вздохнул. Он просто хотел поспать. Проклятое здравомыслие. Он подумает об этом завтра. Драко снова зевнул и натянул на себя простыню. Улыбаясь, он сказал: - Ты должен прекратить это делать, Поттер. - Что? – последовал сонный ответ. - Я знаю, что у тебя громадный пенис. Тебе вовсе не нужно постоянно напоминать мне об этом, - он коротко хихикнул, понимая, что Гарри молчит в недоумении. Ему потребовалось некоторое время, чтобы до него дошло. - Не будь идиотом. Если бы ты не был одержим большими членами, ты бы все время не извращал самые невинные замечания, - Гарри закончил свою речь громким зевком. - Вообще-то, мне нравятся извращения, - пробурчал Драко. В комнате повисла тишина, нарушаемая только звуком тихого дыхания. - Я знаю, - ответил Гарри, - Спокойной ночи, Малфой. - Спокойной.
Глава 3
Драко проснулся в той же позе, что и уснул. Солнечные лучи пробивались сквозь тяжелые ставни, окутывая постель теплом и ярким светом. Он посмотрел на все еще крепко спящего Гарри и улыбнулся, довольный самим собой, но полный мочевой пузырь заставил его выбраться из кровати и отправиться на поиски туалета. Вернувшись в комнату, Драко стал разглядывать аккуратную стопку своей одежды на стуле. Предоставляется отличная возможность улизнуть украдкой. Но, когда он взглянул на уютную кровать, в голову пришла приятная мысль о нескольких лишних часах сна. Недолго думая, он забрался в постель и позволил себе расслабиться. Несмотря на все усилия не потревожить Гарри, он чуть было его не разбудил. Гарри повернулся во сне лицом к нему, свернувшемуся калачиком на своей стороне кровати, и уперся коленками ему в бедро. Драко не смог заставить себя отодвинуться, и вместо этого закрыл глаза, провалившись в счастливое беспамятство. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ В следующий раз Драко проснулся из-за того, что Гарри пошевелился и невзначай подтолкнул его к краю кровати. Драко чувствовал жар тела любовника, хотя их тела едва соприкасались. Он ощущал ровное дыхание Гарри на своей шее, а поттеровские пятки нет-нет да задевали его лодыжки. То, что Гарри был так близко, несколько смутило Драко. Он подсознательно подозревал, что не сможет снова заснуть. Он тихо зевнул и хорошенько потянулся, снова устраиваясь поудобнее. Драко про себя порадовался тому, что Гарри сонно прильнул к нему, а не отодвинулся подальше. Они соприкасались бедрами, а его плечо касалось Гариной груди. Украдкой блондин прильнул к Поттеру спиной, но тут же обмер, когда Гарри сонно пробормотал: «Ммм» и обнял Драко за талию. Драко самодовольно ухмыльнулся. Если Поттер сейчас проснется, то подумает, будто бы это он прижался к Драко, а не наоборот. Расслабляя и напрягая ягодицы, Драко нежно потерся о пах Гарри. Он едва сдержал радостный смешок, когда почувствовал, как ощутимо увеличился и без того большой член и толкается ему в бедро, когда Гарри ворочался, чтобы устроиться поудобней. Затем Гарри снова пошевелился. Теплый, окрепший по всей длине член уютно разместился между его ягодицами. Драко исподтишка терся о Гарри, пытаясь выдать свои движения за «случайные». Чувствуя отчаянное возбуждение, Драко позволил своей руке скользнуть вдоль матраца под гаррину руку, чтобы взять, наконец, в руки свой собственный член и многозначительно стиснуть. Мог бы он кончить, не разбудив Гарри? Драко собирался приложить к этому все усилия. Он очень быстро осознал, что придется держать руки от себя подальше. Пришлось бы неудобно вывернуть запястья, и это, естественно, было бы несколько болезненно. Драко широко улыбнулся. Ему в голову пришла беспутная мысль, и он сделает все возможное, чтобы претворить ее в жизнь. Он задвигался в едва заметном ритме, тщательно следя за дыханием, чтобы, не дай бог, Гарри его не застал на месте преступления... Не получилось. Без предупреждения рука Гарри схватила запястье блондина и отвела его в сторону, сжав его член так, что Драко задохнулся от возбуждения и удивления. Гарри с силой вдавил член в расселину между ягодицами Драко, грубо, жестко двигая им и издавая хриплые стоны. Драко почувствовал, что колючий подбородок царапает нежную кожу плеч, а затем Гарри прошептал: Дразнишься? ему на ушко. Гарри лениво засмеялся и больше не подавал ни единого признака усталости. Его рука сильно и быстро ласкала член Драко, не давая тому вновь обрести утраченное самообладание или убрать руку. Все мысли о том, что нужно быть потише, вылетели у Драко из головы. Он стонал в забытьи, и толкал себя навстречу яростно ласкающей руке, и снова отталкивался, так, чтобы скользкая головка гарриного члена то и дело скользила вдоль расселины между его ягодицами. О, Мерлин! Он снова чувствовал такое желание, словно и не лежал здесь, в беспамятстве, большую часть этой ночи. Он весь горел, желая большего. Быстрее, жестче. Его член был влажным и липким. Он чувствовал, как теплая жидкость стекает по его обвившим член пальцам, и знал, что Гарри тоже, должно быть, ее чувствует. Каждый раз, когда крайняя плоть оттягивалась в сторону с восхитительным причмокивающим звуком, они с Гарри стонали и вздыхали в унисон. Он чувствовал, как твердая, округлая головка трется о набухшее кольцо мускулов, не делая попыток проникнуть внутрь. Каждое дразнящее движение приносило неимоверное удовольствие, и он безостановочно, бесстыдно то выпрямлял, то выгибал бедра навстречу паху Гарри, чтобы почувствовать каждый миллиметр твердой плоти, трущейся о него. Он отчетливо помнил то, что они проделывали на этой постели прошлой ночью. Он живо ощутил то теплое, все еще болезненно пульсирующее местечко глубоко-глубоко внутри, и воскресил в памяти выражение лица Гарри, когда тот кончил. Оргазм нахлынул на Драко, спровоцированный точным ритмом движений безжалостной поттеровой руки. Он даже не смог определить его приближение прежде, чем первые брызги вязкой белой спермы оросили кулак Гарри. Он кричал громко и долго, пока сильнейшее напряжение в теле не сменилось совершенной эйфорией. Когда все было кончено, Драко повернулся к Гарри лицом, зная, что, скорее всего, у него растерянный и взъерошенный вид, но ему было наплевать. Как только пальцы обвились вокруг огромного члена, он восхищенно подстроился под заданный ритм. Не нарушая зрительного контакта, Гарри поднес липкую от спермы руку ко рту и жадно ее облизал. О, Мерлин! Невыразимые эмоции овладели Драко, и все его тело выгнулось в невыносимом возбуждении. Он слышал собственное дыхание, такое тяжелое, как если бы он обежал поле для квиддича, и видел хитрую, удовлетворенную поттеровскую ухмылку. Он опустил руку и любовно погладил Драко по бедру, а затем положил ее пониже талии. Малфой не мог описать всю прелесть и удовольствие оттого, что эта теплая, тяжелая ладонь дотрагивалась до него, краешком сознания он мог только заметить, что сам улыбается, сжав в кулаке скользкий ствол, и двигая им в резком ритме. Драко посмотрел на занятую делом руку, все еще с трудом веря в то, что ему удалось найти столь безупречный образец мужественности. Он сглотнул слюну, заполнившую его рот, чтобы не подавиться, и слабо всхлипнул. Он наблюдал за тем, как его большой палец гладил розовую головку члена Гарри, размазывая капли жидкости по невероятно мягкой коже и, услышав, как Гарри душераздирающе застонал, радостно улыбнулся. Я знаю, чем ты занимался, прошептал Гарри. Драко выжидающе посмотрел в его затуманенное страстью лицо, немного нервничая. Гарри облизнул губы и добавил, Терся об меня своим горячим, жадным телом. Так бесстыдно. Его губы расплылись в ухмылке, он как бы бросал Драко вызов: мол, попробуй-ка, возрази! Драко увеличил скорость, двигая кулаком, и Гарри впечатляюще изогнулся, ненадолго прикрывая глаза. Ты меня заводишь, прошептал Драко. Гарри с трудом усмехнулся сквозь зубы, с силой двигая бедрами навстречу малфоевскому кулаку. Ты хотел сказать, мой член тебя заводит? По коже Драко тут же побежали мурашки. О, проклятье! Какого черта он это сказал? Мгновенно собравшись с мыслями, он ответил как ни в чем не бывало: Да Вздор. Глупость. И они оба понимали это. Заставь меня кончить, моя грязная маленькая шлюшка, простонал Гарри, вонзая ногти в бедра Драко. Блондин чувствовал горячее дыхание Гарри на щеке и шее. Его зрачки были так расширены, что глаза казались черными, а не зелеными. Драко не мог отвести взгляда, даже для того, чтобы посмотреть на собственную руку, сжимающую Гарри. Быстрее, простонал Гарри. Драко послушался. Он изо всех сил старался дрочить как можно быстрее, двигая кулаком вверх-вниз, и сжимая пальцы с такой силой, что мог бы оставить на коже партнера синяки. О, боже, прохрипел Гарри сквозь стиснутые зубы. Драко прижимался к Гарри все теснее и теснее, пока не ему не стало трудно двигать рукой. Но он не мог остановиться. Он желал, чтобы Гарри кончил прямо на него, мечтал втирать сперму в кожу. Хотел почувствовать, как сперма, постепенно остывая, стекает по телу. Они оба застонали в один и тот же момент, и Гарри кончил, до предела закатив глаза. Драко тщательно изучал выражение лица Поттера, запоминая его совершенную красоту во всем своем проявлении. Он ощущал теплую жидкость на животе и груди, но на первый план для него вышла умиротворенная улыбка на лице Гарри, наконец-то выровнявшего дыхание. Гарри упал на матрац, его грудь вздымалась, он жадно глотал ртом воздух. Драко заметил розовые пятна, украшавшие кожу Гарри на груди и шее, и подметил, что со щек партнера все еще не схлынула краска. Бывший гриффиндорец удовлетворенно усмехнулся и выгнулся, напрягая онемевшие со сна мышцы, и, в конце концов, снова улегся на кровати. Тем временем как сперма окончательно остыла, и Драко взмахнул рукой, очистив их обоих невербальным заклинанием, а затем лег, нежась и наслаждаясь блаженным душевным покоем у него всегда так бывало после отличного секса. Какое-то время они оба молчали. Первым нарушил тишину Гарри, повернувшись на бок, что бы видеть Драко. Ты трахаешься как порнозвезда, сказал он полушутя, полусерьезно. Драко был шокирован. Что это означит? Он понял, что губы невольно приняли форму буквы«о», и смущенно сморщил лоб. В голову закралась мысль, что причина в том, что он слишком много смотрит порнофильмы. Гарри ласково улыбнулся. Я имел в виду, в хорошем смысле. Объясни, неуверенно шепнул Драко. Гарри положил руку на живот блондина, и только потом ответил: Я хотел сказать ты так раскован. Словно ты не заботишься о том, что о тебе подумают другие. Он задумался ненадолго, потом добавил - То, как ты двигаешься невероятно, дьявольски сексуально. У Поттера был вид хищника, который вот-вот попробует на вкус беззащитную жертву, Он бросил взгляд на смущенное лицо Драко. И, Мерлин, то, что ты говорил, хитро улыбнувшись, он прищурился. Ох, Гарри нашел брешь в его броне и теперь мог читать его, как открытую книгу. Он не позволит этому произойти. Он не унизится, ни в коем случае. Ладно тебе, Поттер, ты должен знать, что в некоторые моменты люди говорят абсолютно ничего не значащие вещи. Секс – ситуация классическая. Нельзя верить тому, что сказано во время секса. Гарри вопрошающе приподнял бровь. В самом деле? Продолжительная пауза. Когда я сказал, что ты потрясающе выглядишь, когда кончаешь, то так я и думал. Гарри, не уходя от зрительного контакта, пожал плечами, давая понять, что ни о чем не сожалеет. Драко вдруг почувствовал, что краснеет, кожа приобретает ровный алый оттенок, и ему явно не хватает воздуха. Он не знал, что сказать в ответ. Но Гарри продолжил: Получается, когда ты сказал «поцелуй меня», и «ты меня заводишь», ты вовсе не это имел в виду? Это было произнесено ровным голосом и с равнодушным лицом, но, тем не менее, Драко заметил, что Поттер его поддразнивает. Вот именно! Отличный пример! Уффф, классно выкрутился, подумал Драко. Но ты хотел, что бы я тебя поцеловал, Малфой. Ты сам знаешь. Так что даже не пытайся отрицать. Драко знал, что Гарри пытается поймать его в ловушку, но не представлял, в какую именно. Да, да. Тогда я хотел, что бы ты поцеловал меня. Но я говорил это бессознательно, и сейчас это ничего не значит. Да. Верно. Драко был доволен собственным ответом и, зарываясь лицом в подушку, радостно улыбнулся. Так ты не хочешь, чтобы я сейчас тебя поцеловал? решил расставить все точки над "i” Гарри. Ни капельки. Ну хорошо, рад, что мы это выяснили, и Драко почувствовал, как спружинила кровать, когда Гарри поднялся и пошел в ванную комнату. Драко не хотел замечать, как сильно разочарование, овладевшее им после признания Гарри. Он ожидал, что Гарри все же попытается его поцеловать и, возможно даже, ему это удастся. Он расстроенно стиснул зубы. Какого черта это происходит? Обычно он отвергал своих любовников именно потому, что те доводили его до белого каления своей прилипчивостью. А Поттер был другим. Казалось, он даже не пытается играть. На самом деле, Драко сомневался в том, что мужчина вообще знал эти правила. Драко потряс головой, ругая себя за то, что принимает все всерьез. Это была всего-навсего интрижка на одну ночь. -О, может, ты хотел первым принять душ? – крикнул Гарри, остановившись на пороге в ванной. Драко поглубже зарылся в подушки и пробормотал: -Нет. Я еще поваляюсь здесь. А когда я буду принимать душ, ты сможешь приготовить нам завтрак. Он дерзко ухмыльнулся Гарри, который недоверчиво фыркнул и покачал головой. - У меня хорошо получается готовить омлет, должен тебе сказать, - засмеялся Гарри, - но раздел спорта в "Воскресном Пророке" я читаю первым. Прерогатива повара. Драко нахмурился и поднял на Гарри глаза, потом вытащил подушку из-под головы и точно прицелившись, бросил ее в Гарри, но тому удалось вовремя отступить в сторону. -Мерлин! Не удивительно, что я всегда ловил снитч раньше. У тебя реакция такая же замедленная, как у флоббер-червя, - поддразнил его Гарри. -Иди ты... в душ, ты меня достал гриффиндорец. -Ты так говоришь, как будто это болезнь, - рассмеялся Гарри. Драко приподнялся на локтях, и, с высокомерием глядя на Гарри, ровным тоном сказал: -А разве нет? Гарри громко засмеялся, и, игриво вильнув бедрами, направился в душ. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Когда до него донесся звук льющейся воды, Драко вылез из кровати и принялся исследовать комнату Гарри. Она выглядела уютнее, чем остальной дом, на полках и столах небольшой беспорядок, что придавало комнате жилой вид, на стенах висели множество пейзажей и фотографии мест, в которых Гарри, скорее всего, побывал. Их Драко с интересом просмотрел и занялся дальнейшими исследованиями. Одна стена была сплошь из деревянных дверей, сдвигающихся в стороны, и Драко потянул одну, чтобы понять, что она скрывает. И не поверил глазам! Это был гардероб. Но гардероб не совсем обычный. Количество и качество одежды могли соперничать даже с вещами самого Драко! Он удивленно уставился на полки с многочисленными, явно пошитыми у портного мантиями, рубашками и костюмами, не говоря уже о полках со сделанными на заказ ботинками и туфлями. Драко был поражен! Через несколько минут он открыл другую дверь и увидел огромное количество полок и вешалок, расположенных в определенном порядке – и у каждой был свой цвет. Просто заветная мечта каждого дизайнера! Охваченный волнением, Драко пробрался к секции с костюмами и начал обнюхивать все и там, по ходу дела распечатывая защитные мешки. Костюмы на заказ были его любимым видом одежды. Блейз говорил, что в том, что он носит маггловскую одежду, не обращая внимания на изумленные взгляды министерского начальства, проявился его запоздалый подростковый бунт. Драко вскрыл один из мешков и благоговейно погладил великолепный черный шерстяной материал, вздыхая от удовольствия, чувствуя кончиками пальцев нежность и гладкость ткани, и взглянул на этикетку. Освальд Боутенг. У него самого такого костюма не было! Он все еще числился чуть ли не последним в списке клиентов, ожидавших своей очереди. Этот человек - настоящий гений. Драко готов был поспорить, что Гарри превосходно выглядел бы в этом костюме, несмотря на то, что зеленый цвет волос был немного не к месту. Он аккуратно повесил костюм на место и тихо прикрыл дверь. Поттер был для Драко загадкой. Если у него есть все эти потрясающие шмотки, почем у он носит джинсы и кроссовки? -Душ свободен! – крикнул Гарри, прервав размышления Драко, и бывший слизеринец направился к слегка приоткрытой двери душа под аккомпанемент бурчания в желудке, лелея надежду, что Гарри и вправду хорошо готовит. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Около получаса Драко провел в душе, нежась под струями воды, после чего он почувствовал свежесть и бодрость. Гарри оставил ему на раковине мягкий халат, острую бритву и щетку, все еще в упаковке. Очень мило с его стороны, но Драко задумался над тем, сколько же у Гарри бывает гостей, остающихся на ночь. Эта мысль показалась ему отвратительной, и он успокоил себя тем, что у него на этого мужчину нет никаких планов. Точно. Ну, ладно, может, и есть Он босиком пошел обратно в зал и, заметив, что за аркой кто-то двигается, остановился. Поттер сновал между столами, быстро готовя еду и напитки на завтрак. Драко подумал, что, кажется, он рожден для этого. Гарри был на своем месте. -Чай, кофе или апельсиновый сок? – спросил Гарри, не оборачиваясь. Драко засмеялся: -Все в свое время. - своим ответом он заставил Гарри повернуться и вопросительно посмотреть на него через плечо. Драко выдвинул стул, сел за кухонный стол и сказал: -Сначала чай, потому что утро, затем апельсиновый сок с едой и, наконец, кофе за чтением газеты, - говоря, он пожал плечами. Для него все это было естественно. Гарри развернулся и вновь склонился над столешницей. Он был обнажен по пояс, одетый только в голубые хлопковые пижамные брюки с заниженной талией. Драко наблюдал за ним, подняв брови. - Проклятье. Так и знал, что ты мне дорого обойдешься, - сказал Гарри с ухмылкой. «Дерзкий ублюдок!» – подумал Драко. - Если ты забыл, я у тебя в гостях. Поэтому ты должен удовлетворить любую мою прихоть. -Я думал, что уже удовлетворил, - ответил Гарри, смеясь. Драко почувствовал, как заливается краской его бледная кожа, и ругнулся про себя. Он знал, что это будет видно и, несомненно, очень порадует Поттера. Цепляясь за первую пришедшую в голову мысль, он резко ответил: -Будь я на твоем месте, я бы не думал. Чтобы не изменять привычке. Гарри покачал головой, якобы смирившись, поднял дымящийся чайник и поднес его к столу. Он наклонился к Драко и налил ему чая, потом отошел. Разглядывая спину Гарри, Драко добавил: -У тебя тосты подгорают, - он был тайно доволен тем, сколько высокомерия ему удалось вложить в эти слова. Несколько минут Драко, удобно устроившись, попивал чай и смотрел, как Гарри переворачивает тосты, взбивает яйца и ставит на стол большой кувшин апельсинового сока. «Ловко у него по хозяйству получается!» - подумал Драко. Когда Гарри поставил перед ним тарелку со взбитыми яйцами на тостах, он спросил: -Где ты всему этому научился? Пахнет восхитительно! Гарри сел напротив него и просто сказал: -У Дурслей, - как если бы это был ответ на любой вопрос, какой бы ни задал Драко. Драко сдвинул брови, показывая, что он не знает, кто это такие. -Маглы, у которых я жил, прежде чем пойти в Хогвартс. Я почти всегда готовил, - разъяснил Гарри, - К тому же это просто яйца, Малфой. Драко смотрел на вызывающую улыбку на лице Гарри и поймал себя на ответной. -Я в таких вещах не знаток, - сказал он, беря в руки столовые приборы и начиная есть. Гарри некоторое время задумчиво жевал. -Ты удивил меня. Ты всегда хорошо разбирался в приготовлении зелий. Кулинария немногим отличается от зельеварения. Драко засмеялся: -Но ты был в зельях жутким неумехой, насколько я помню. А эти яйца и правда очень вкусные. Они оба хихикнули и набросились на еду, быстро опустошая тарелки. Грязная посуда была отлевитирована в раковину, а Гарри взял газету и разделил ее на рубрики. Он с усмешкой забрал себе спортивный раздел, а Драко взял «бизнес» и «политику». Когда Гарри встал, чтобы принести кофейник, Малфой потянулся к странице светской хроники и бегло ее просмотрел. Поттеру не обязательно знать, что он помешан на сплетнях о знаменитостях. -Могу я кое о чем спросить? – сказал Гарри после того, как он снова сел. Драко кивнул, - Почему костюм? Я имею в виду, что ты не носил ничего магловского в школе. Драко усмехнулся. Он развел руками и ответил с ложной скромностью: -Я много времени провожу в спортивном клубе для того, чтобы мое тело выглядело так, как сейчас. Ты действительно считаешь, что я буду прятать это совершенство под слоями мантий? Просто оказалось, что лучшие портные – магглы, а я люблю иметь все лучшее, - он нагло изогнул бровь, надеясь, что Поттер прочтет в его словах намек. Гарри подпер голову руками и стал открыто рассматривать Драко. Он еле заметно кивнул, казалось, довольный ответом, и склонился над квиддичным разделом в «Пророке». Они больше часа читали газету, в основном, молча. Было так уютно. Не просто уютно.. Драко чувствовал себя совсем как дома. Он припомнил количество и интенсивность его оргазмов за прошедшие двенадцать часов, эти мысли заставили его прислушаться к телу на наличие сильной боли или неудобства. Он чувствовал себя так, словно всю ночь трахался – так и было, между прочим - однако он не мог сказать, что чувствовал настоящий дискомфорт. Если бы Драко сильно постарался, он мог абсолютно точно определить то местечко внутри, где член Гарри оставил на нем отметину, когда погрузился на всю длину. Он почувствовал, что кровь снова приливает к паху, и расстроено вздохнул. Его тело хотело только одного, не принимая во внимание соображения здравого смысла по поводу этой ситуации. Через несколько минут Драко поднялся: - Мне нужно идти, - заявил он безапелляционно. Гарри поднял на него глаза и кивнул: -О’кей, - он встал, чтобы привести в порядок стол. Драко мгновение стоял, не зная, стоит ли предлагать помощь. И решил, что не стоит. Драко как раз надевал рубашку, когда Гарри вошел в спальню. Он открыл гардероб и вытащил чистые джинсы вместе с обыкновенной белой футболкой. Драко подошел к зеркалу и посмотрел на себя, застегивая пуговицы. Клевый прикид, сказало зеркало кокетливым девчоночьим голосом, и от неожиданности Драко громко рассмеялся. Он оценивающе оглядел себя, полуодетого, и заметил, что Гарри наблюдает за ним из другого конца комнаты, едва заметно улыбаясь. Драко не сводил с него глаз, пока Гарри медленно приблизился, а затем встал позади. Драко почувствовал, как ладони Гарри слегка сжали бедра: Раз уж ты здесь, сделаешь для меня кое-что? Просто в качестве жеста доброй воли? – по низкому голосу Гарри Малфой понял, что одолжение будет сексуального характера. Он перестал застегивать пуговицы и повернулся лицом к Гарри, чувствуя, как в предвкушении повышается температура тела. Тот обвил руками талию Драко, не отводя глаз. Дыхание Драко стало внезапно отрывистым. В горле Драко неожиданно образовался комок. Он выдавил: Чего ты хочешь? – он надеялся, что его голос звучит ровно и спокойно, и в то же самое время боялся, что он дрожит, как и его хозяин. Гарри, подняв голову, посмотрел на него и прикрыл зеленые глаза, явно возбуждаясь. Под взглядом Драко Гарри нервно прикусил губу, а потом сказал: Трахни меня. Драко был ошеломлен. Он ожидал чего угодно, только не этого, и почувствовал облегчение. В конце концов, его телу довольно истязаний для одного дня. Он посмотрел на лицо Гарри, на котором застыло ожидание, и понял, что исполнит просьбу. Сделав медленный вдох-выдох, он сказал: Раздевайся и ложись на кровать, властно, но не жёстко. Он наблюдал, как Гарри отошел, стянул пижамные брюки и переступил через них. У Драко во рту пересохло, пока он смотрел, как у Гарри наливается член, с энтузиазмом устремляясь вверх. Черт, сейчас, когда он вот так обнажён Драко смотрел и сознавал, насколько он всё-таки большой. И вот его он умудрился принять в анус целиком? Он снова удивился; его отверстие судорожно сжалось, острым спазмом напоминая ему, какое это было невероятное ощущение - Гарри у него внутри. Когда Малфой расстегнул молнию на ширинке, аккуратно свернул брюки и повесил на стул, у него снова стояло. Гарри лежал на спине среди подушек, наблюдая за тем, как Драко раздевался. Драко с трудом сглотнул. Раздвинь ноги, пробормотал он. Гарри послушался, сгибая колени и прижимая ступни к матрацу; он был весь на виду. Велев себе успокоиться, Драко закончил расстегивать пуговицы, снял рубашку с плеч и положил ее поверх брюк. Стоя там с сильнейшей эрекцией, выпирающей из боксеров, и смотря на Гарри, Драко чувствовал циничное дежа вю. Только в этот раз он был хозяином собственных желаний, а не марионеткой. Он сдёрнул нижнее белье и двинулся к кровати, давая Гарри ощутить произошедшие изменения. Голени упёрлись в матрац, и Драко остановился. Дотронься до себя, приказал он. Гарри поднял руку и провел пальцами по своей груди, громко выдохнув сквозь приоткрытые губы. Когда пальцы оказались возле соска, Гарри поднес к губам руку и принялся посасывать пальцы, щедро смачивая их языком. Драко прирос к полу, когда блестящие фаланги снова медленно приблизились к твердому коричневому соску. Гарри выгнул спину и тихо, очень чувственно застонал пока его рука неторопливо кружила около набухшей плоти.. Драко ощущал каждую тёплую капельку смегмы, сочащуюся из крохотной щёлки его члена и стекающую по пульсирующему стволу, но не вниз не смотрел: не мог отвести взгляда от Гарри Он ожидал, что Гарри сразу примется за пах, но то, что он делал сейчас, было намного лучше. Гарри напоследок почти болезненно ущипнул сосок и сдвинул руку ниже, играя с дорожкой темных волос, сбегающих от низа живота к основанию члена. Драко хотел закрыть глаза. Для долгой игры он был слишком возбужден, а за плохую выдержку было просто стыдно. Тем не менее, он смотрел. Наблюдение за Гарри щекотало нервы похлеще любого порнофильма. Гарри откинул голову на подушку и изогнулся всем телом, его рука коснулась мошонки и слегка сжала её, а потом потянулась ещё дальше, между ног, чтобы погладить жесткие волосы. Драко опустился на матрас, сначала на колени, а потом и на четвереньки, и хищно пробирался вперёд, пока не оказался между раздвинутых ног Гарри. Так приятно было видеть лихорадочный румянец на лице Гарри и легкую панику в блестящих, полных желания глазах, неотрывно смотрящих на него. Драко опустил взгляд; рука Гарри медленно охватывала твердый, толстый член, плотно прижатый к животу. Его пальцы слегка поглаживали восставшую плоть, едва касаясь, имитируя неторопливую мастурбацию. Изнутри тело Драко билось, пульсировало и сжималось в муках, побуждая его наброситься на Гарри и съесть его заживо. Он резко наклонился и взял в рот упругие, налитые яички, в ответ Гарри издал громкий крик, а его бёдра заходили ходуном. Малфой царапнул кожу зубами, покусывая все сильнее и сильнее, чем громче умолял Гарри. С хулиганской усмешкой, он отстранился и жарко проследил взглядом снизу вверх каждый изгиб тела под собой, пока снова не встретился с широко открытыми глазами. Трахни меня, прошептал Поттер. Драко положил руки под бедра Гарри и потянул их вверх, приподнимая его ягодицы над кроватью. Он сладострастно облизал губы, скользнул вниз и резко провел языком по расселине между ягодиц, ощутив, как откровенно дёрнулось беспомощное тело под ним, упивался страстными стонами Гарри. Драко отыскал вход в тело Гарри и стал настойчиво лизать его, дразня Гарри так, так тот совсем недавно дразнил его. Он играл языком, то изгибая, то выпрямляя его, снова и снова притворяясь, что вот-вот проникнет внутрь, но так и не проникая. Гарри отчаянно метался, болезненно сжимая в горсти его волосы, пытаясь получить то, в чем нуждалось тело. Целую мучительную вечность спустя, Драко всё же вошел в него языком. Раздавшийся над головой крик он ощутил всем телом, от него по коже забегали мурашки. Вкус Гарри не был похож ни на что. Не горький, не едкий, а насыщенный, и чистый, и сладкий. Просто потрясающий вкус. Драко с силой вжал лицо в кожу Гарри, в надежде продвинуться еще хоть на пару миллиметров. Пожалуйста, не заставляй меня ждать, вздохнул Гарри, изо всех сил старался отодвинуть голову Драко, тот сопротивлялся, чтобы ещё несколько раз прицельно лизнуть, но, наконец, внял его мольбам. Поднявшись на колени, Драко посмотрел на Гарри, соблазнительно изогнувшегося под его взглядом, все еще ласкающего свой член, а потом с растущим нетерпением огляделся, но баночку со смазкой так и не обнаружил. Акцио любрикант, отрывисто приказал Драко, и банка прилетела в его протянутую руку – из ванной. Гарри отрывисто дышал, слегка всхлипывая на выдохе. Драко, не отрывая от него взгляда, погрузил два пальца в густую смазку и размазывая ее по коже. Он видел, как Гарри быстро обводит языком губы, пытаясь увлажнить их, но слюна моментально высыхает от жаркого дыхания. Давай сразу оба, потребовал Гарри со стоном. Драко отставил баночку: Не жадничай, сказал он игриво, и сразу же ввел один палец. Гарри вскрикнул и развёл ноги шире, насаживаясь на исследующую его внутри руку. Сердце Драко колотилось, его член подёргивался жалобно от желания втиснуться в тесное отверстие. Малфой медленно продвигал палец, то почти полностью вытаскивая, то снова с силой проталкивая внутрь. Со следующим толчком он добавил второй, и чуть не кончил, когда Гарри полностью поднял бедра с кровати и нанизал себя на его пальцы до самых суставов. Он держал руку неподвижно, позволяя Гарри насаживаться на его согнутые пальцы, и с восторгом наблюдал, как тот выбирает правильный угол, чтобы фаланги прошлись по чувствительным нервным окончаниям. Добавив третий палец, Драко был вознагражден всхлипом: Да Этот звук довел его до точки. Драко отдернул пальцы, щедро зачерпнул смазки и небрежно размазал её по своему влажному члену. Он схватил лодыжки Гарри и подтянул их себе на плечи, побуждая того опереться на них ногами. Когда Гарри оказался в нужном положении, Драко рукой направил головку члена в его тело. Он посмотрел вниз, на Поттера. Взглянул на его пылающее, блестящее от пота лицо, на руку, которая старательно гладила эрекцию. Посмотрел Гарри в глаза. Боги, он хотел этого. Поттер хотел, чтобы он его трахнул. Именно он. А он не хотел ничего, кроме как угодить. Он медленно вошел в тугой, горячий анус, изумляясь силе мышц, буквально заглатывающих его. - Еще, - умолял Гарри, - пожалуйста. Он медленно покачивал бедрами, входя все глубже и постепенно растягивая проход, чтобы можно было двигаться плавно. Боже, ничто на свете не сравнится с этим чувством погружения в горячее, узкое отверстие. Он прикусил губу, когда вошел еще глубже, почти на всю длину. - Ммм, - послышался тяжёлый, благодарный стон. И только целую секунду спустя Драко осознал, что он сам издал его. Он аккуратно и плавно погрузился в Гарри, практически полностью вытащил, а затем снова непреклонно ему вставил. Он не успел и глазом моргнуть, как его пах впечатался в ягодицы Гарри, и от неожиданности тот неистово застонал. Поттер пытался насадиться на него до упора, и Драко интуитивно понял, чего он хочет. - Поттер, - прошептал он, потершись щекой о его стопу. Глаза Гарри раскрылись сильнее и поймали его взгляд, - ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, так? Гарри, казалось, не мог пошевелиться. - Ты хочешь, чтобы я безжалостно отымел тебя, хочешь? - Да, - выдавил Гарри. - Хорошо, - Драко подчеркнул свой ответ резким толчком бедер. Он чувствовал, как член протискивается сквозь сопротивляющуюся вторжению, обволакивающую плоть, и слышал, как с громким звуком их тела соприкасаются. Он начал двигаться – и уже не мог остановиться. Он медлил сначала, быстро входя, но до невозможности затягивая обратное движение. Он наблюдал, как Гарри старался совладать со своим телом и ненадолго перестать дрочить, но у него ничего не получалось. Рука Гарри ритмично двигалась, и от его размеренной мастурбации Драко весь горел. - Сильнее, - выдохнул он. Драко ускорил ритм, и теперь шлепки плоти о плоть раздавались в темпе, заданном рукой Гарри. Но даже этого не было достаточно, причём им обоим. Гарри не обязательно было просить о большем, Драко сам хотел это дать. Они вскрикивали и стонали в унисон, Драко вкладывал душу в каждое размашистое движение. Он был груб. Нет – даже больше, чем груб – он действовал на грани садизма, но Гарри требовал ещё. Они уже давно были во власти первобытной, незамутнённой похоти. Изящным, умеренно-приятным, любовным движениям здесь места не было. Существовал только член Драко и проход Гарри. Всё остальное потеряло значение. Их тела изгибались навстречу друг другу, проникали друг в друга, принимали друг друга. Уже на грани разрядки Драко посмотрел в напряжённое лицо Гарри и понял, что тот вот-вот взорвется. Тогда Малфой обхватил его бедра, приподнимая их над кроватью, чтобы финальные толчки были ещё глубже. А потом Гарри издал настоящий вопль, из щёлки его члена вырвалась вязкая белая дуга спермы и плеснула поперёк груди. Его позвоночник болезненно выгнулся над кроватью, и Драко не сдержался при виде этого зрелища. Он вонзил ногти в бедра Гарри и буквально дёрнул его тело вниз и на себя, с силой впечатывая в него пах. Оргазм захлестнул Драко с шумом и рёвом, вытягивая последние силы и заставляя резко запрокинуть голову. В ушах грохотала кровь, заглушая даже неистовые крики Гарри. Он чувствовал горячую влагу в проходе Гарри, его затихающие толчки распределяли её по всему члену, и он стал медленно скользить в прекрасном, нежно пульсирующем проходе, смакуя последние ощущения потрясающего финала. Через несколько секунд Драко отстранился и помог Гарри поудобнее устроить затекшие ноги, а затем рухнул рядом со взмокшим телом партнёра, ожидая, пока кровь снова начнёт нормально циркулировать и в его теле. - Я же говорил, - произнёс Гарри, задыхаясь. Грудь его вздымалась, а глаза были устало прикрыты. Лёжа рядом с ним, Драко тоже пытался отдышаться. Он был выжат как лимон, и просто не в силах отвечать, поэтому просто повернул голову, и стал ждать, глядя на профиль Гарри. Глотнув воздуха, Гарри скосил глаза на Драко и пояснил: - Порнозвезда. Драко засмеялся, и Гарри тоже. Смех вышел жалкий, поскольку отдышаться они так и не успели. - Что? – наконец спросил Драко. Гарри усмехнулся, а потом ответил: - Я думаю, что у тебя, наверное, самое сексуальное выражение лица во время оргазма, которое я когда-либо видел. – И снова засмеялся. - Поттер! – голос Драко сочился притворным отвращением, но в тайне он был глубоко польщён необычным комплиментом. Прошло какое-то время, пока им удалось прийти в себя и в некоторой степени унять сердцебиение. Потянувшись всем телом, Драко спросил: - Так с чего это ты вдруг? - Ты о чём? – переспросил Гарри, слегка нахмурившись и поворачиваясь на бок лицом к Драко. - Ну, вчера у меня сложилось впечатление, что ты скорее предпочитаешь брать, нежели давать, если ты понимаешь, о чём я. - А, - сказал Гарри, - на самом деле, мне нравится и то, и другое, что хорошо, потому что, если бы мне не нравилось, когда мне вставляют, постельная жизнь у меня была бы тихой и скучной, - Гарри слегка пожал плечами и продолжил, - Но вот о чём я мечтаю, так это о том, как завалить какого-нибудь горячего красавца и затрахать его до смерти. «Вот бы он говорил обо мне», - подумал Драко, глядя ему в глаза. - Знаешь, не осторожничать и всё такое. Просто взять его как можно жёстче, как можно быстрее. Позволить себе быть грубым. Вот это меня действительно заводит. Драко до боли прикусил язык. Иначе он бы просто открыл рот и попросил Гарри сделать всё это с ним. А на данной стадии это было чересчур рискованно. Так что он лежал молча, лениво улыбался и понимающе кивал. - Кроме того, - сказал Гарри с усмешкой, - у меня не было никого такого большого, как ты. Драко громко хохотнул – от шока. - Раз уж мы секретничаем, не расскажешь, в чём конкретно заключается твоя теория? – спросил Гарри, вознаграждая его за улыбку своей – еще более радостной и ослепительной. Драко вздохнул и поёрзал несколько смущенно, но решил, что Гарри заслужил право знать: - Вообще говоря, это просто точка зрения. Я всегда считал, что если мужчина хорошо оснащен, то он всегда кончает за смехотворно короткое время. - Почему? – фыркнул Гарри. - Не знаю, на самом деле. Может, поскольку плоти больше, то стимулируется больше нервных окончаний, или что-то в этом роде. Что бы я ни смотрел, кому бы ни говорил об этом, я не слышал ни одного контраргумента, - Гарри продолжал смотреть с нескрываемым любопытством, - но ты, конечно же, разрушил мои убеждения, впечатляюще потрудившись прошлой ночью. - Льстец, - плотоядно ухмыльнулся Гарри. Потом замолчал и посерьёзнел. – То есть, не займись мы сейчас сексом, я бы доказал, что ты неправ? – Гарри быстро взлохматил челку. – Получается, я разрушил репутацию всех мужчин с приличными болтами меньше, чем за пять минут! Драко потянулся и игриво стукнул Гарри по руке: - Не глупи. Параметры эксперимента применяются к только к ситуации, когда обладатель большого члена трахает кого-то, а не подставляется. Так что радуйся, твоей репутации ничто не угрожает. Гарри снова откинулся на спину: - За это я просто до хрена благодарен. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Гарри, обнаженный, лежал на кровати, выглядел хорошо оттраханным, оно и понятно, и наблюдал, как Драко одевается. А Драко чувствовал себя отлично, ему казалось, что смех, бурлящий внутри, вот-вот вырвется наружу, но он этого не позволял, привычно удерживая отработанную невозмутимость. Они не разговаривали, но молчание не угнетало. Время от времени великолепное тело Гарри попадало в область периферийного зрения Малфоя, но он специально не смотрел. Сделать это означало бы невольно признаться самому себе, что его очень и очень влечёт к Гарри. Стоя перед зеркалом, Драко возился со своей короткой стрижкой, приглаживая и перебирая волосы пальцами, и внутренне посмеивался над тем, что сейчас она действительно подходит под описание «только что из постели», и вовсе не потому, что над ней искусно поработал дорогой парикмахер. Через плечо Драко увидел, как Гарри потягивался и широко зевал. Даже наблюдать, как выгибается его грудь и бёдра, было мучительно для либидо Малфоя, и он не мог не вспомнить, как этот мужчина выглядел под ним, раскрасневшийся и блестящий от пота. Снимая со стула пиджак, Драко произнёс: - Ну, мне пора. Ты хорошо справился, Поттер. Я это оценил. Усмехнувшись ему, Гарри сел, скрестив лодыжки, положив локти на колени, а подбородок – на ладони; его зеленые глаза шаловливо мерцали. Драко был очень горд собой, что смотрел только в это счастливое лицо и не поглядывал вниз, где слегка в тени раздвинутых ног Гарри притаился его тяжёлый тёплый член и яички. То есть, не поглядывал слишком часто. С минуту они молча смотрели друг на друга, а затем одновременно рассмеялись. Вылезая из постели, Гарри сказал: - Всегда пожалуйста. Я провожу тебя. Драко не мог отвести глаз от бледных, подтянутых ягодиц, которые сладко покачивались перед ним, пока его вели к главному камину. «Я погружался туда, внутрь, меньше часа назад», - с наслаждением думал он, пока его не прервали. - Если вдруг окажешься поблизости и захочешь проверить ещё какие-нибудь теории – ты знаешь, где меня найти. Драко был виден только профиль Гарри, который смотрел на него через плечо. Поттер что, откровенно флиртовал с ним? Они остановились перед огромным камином, и Гарри открыл каменную урну с Летучим порохом. Взяв щепотку порошка, Драко отвернулся и перешагнул решетку. За спиной глухо звякнула урна, которую вернули на стол. Повернувшись еще раз лицом к комнате, он без всякого стеснения долго рассматривал Гарри, тщательно изучая его с головы до ног с широкой ухмылкой. Пойдя на поводу своих слизеринских капризов, Драко произнес: - Как насчет четверга? Между Гарри бровями легла лёгкая морщинка. - Пардон? - Четверг, Поттер. Не хочешь заняться чем-нибудь? – Драко задал вопрос как можно более небрежно, несмотря на то, что пульс на шее забился сильнее. Гарри подозрительно прищурился, но как заметил Драко, все еще улыбался. - Ну, ладно. - Отлично, - тут же ответил Драко, - я зайду за тобой в семь. – Они коротко кивнули друг другу, прежде чем он добавил: - О, кстати, Поттер – надень костюм. Гарри покачнулся на пятках и громко засмеялся. Драко отметил, как при этом он наморщил нос и сощурил глаза. Очень мило на самом деле. - Предпочитаешь какой-то конкретный? Черт! Откуда этот ублюдок узнал, что Драко изучил содержимое его гардероба? Сделав вид, что не заметил этой реплики, Драко, склонив голову на бок, будто в глубоких размышлениях, на миг устремил взгляд в пространство, а когда снова обратил его на обнаженного мужчину, то просто сказал: - Черный, от Боатенга, я думаю. С пурпурным кантом. - Хороший выбор, - задумчиво кивнул Гарри. Глубоко вздохнув, Драко сказал: - Тогда до четверга. Он слегка поклонился, а потом чётко произнёс: «Малфой Мэнор». Он бросил Летучий порох и сквозь зеленое пламя в последний раз мельком взглянул на Гарри. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Вернувшись домой, Драко отправился прямо на кухню, где у Пиппина всегда варился кофе, и, к своему удивлению, обнаружил там Блейза, завтракающего за барной стойкой с открытым журналом «Плэймаг». Блейз поднял взгляд, заметил его взъерошенный вид и дурацкую ухмылку, и его брови поползли вверх. - Ага! У тебя вид человека, всю ночь проверявшего свою теорию, пока не осталось и тени сомнений. Драко хихикнул и обогнул друга, чтобы налить себе чашечку крепкого черного кофе. Он сел напротив Блейза, театрально зевнул и ссутулился над столешницей: - На самом деле – нет. Моя теория эффектно разбита в пух и прах. Он пытался сказать это, сохраняя нейтральное выражение лица, но у него не очень-то получилось. Он смотрел в чашку, вертел тонкий фарфор в ладонях и старался обуздать свою предательски красноречивую мимику. - О, мой Бог! Ты запал на Поттера! – утвердительно произнёс Блейз громким, полным изумлённого веселья голосом. - Нет, не запал, - слишком быстро ответил Драко, не встречаясь с другом глазами. - Драко? – протянул Блейз притворно строгим голосом. Драко вздохнул, положил ладони на стол и, наконец, поднял взгляд. Через мгновение он сказал: - Ладно, ладно. Ну, может меня и влечёт к нему самую капельку, - он поднял руку и на четверть дюйма раздвинул большой и указательный пальцы, чтобы подчеркнуть свою правоту. Блейз разразился лающим хохотом. Он смеялся до слёз, и ему пришлось вытирать глаза рукавом. Драко смотрел на веселящегося друга со смешанным чувством некоторого смущения и уязвимости. - Так ты собираешься снова встретиться с ним и его огромным членом? – наконец выговорил Блейз, тяжело дыша. - В четверг, - он пил кофе и ожидал, пока до Блейза дойдёт. На это потребовалось добрых полминуты. - В четверг? Но я думал, что в четверг ты будешь на большом официальном обеде в Министерстве в честь сановных гостей из Европы! В ответ Драко одарил друга широкой самодовольной ухмылкой. - Черт! А он в курсе? На свете нет ни одной колдуньи или волшебника, который бы не знал, как яростно Поттер ненавидит такие приёмы! Драко рассмешило, что Блейз действительно знал его так хорошо. - Ну, я сказал ему надеть костюм, - ответил он, решив слегка оправдаться. Блейз хлопнул ладонью по лбу и простонал: - Он просто охренеет, когда поймет, что ты сделал. Драко откинулся на спинку стула, складывая пальцы на затылке в замок . Он ухмыльнулся, в это мгновение полностью довольный жизнью, и самодовольно ответил: - Я знаю.
Глава 4
В четверг, вечером, в две секунды восьмого, Драко вышел из камина и оценивающе окинул Гарри взглядом. Весьма оценивающе. Они обменялись понимающими улыбками, и Драко пересек те два фута расстояния, что были между ними. На Гарри был черный костюм от Освальда Боатенга, как и требовалось, и Драко поражённо отметил, что и дополнения к нему были последним писком моды. Основной акцент приходился на видимый над застегнутым пиджаком треугольник рубашки, точнее, на энергичное сочетание ярких вертикальных стрипов в зелёной, синей и пурпурной гамме. Для однотонного галстука был выбран самый тёмный оттенок зелёного на рубашке. Впервые Драко обратил внимание, что на Гарри нет очков. Задумавшись над этим, он вспомнил, что не видел их и в прошлые выходные. Но он и не жаловался, так как теперь мог без помех видеть эти счастливые, флиртующие глаза. Стоя прямо перед Гарри, он поднял руки и немного поправил его галстук. Отличная рубашка, Поттер, искренне сказал он. На лице Гарри появилась широкая ухмылка. Он очень мило сморщил нос, улыбнувшись: Пол Смит, сказал он. Разумеется, ответил Драко. Я тебе кое-что принес, – добавил он, сунув руку в карман и доставая коробочку размером с ладонь. Он открыл ее и вытащил безукоризненную каллу сливочного цвета. Убрав коробочку, он продел стебель через петлицу на лацкане Гарри и прикрепил цветок заклинанием. Гарри приподнял бровь, переводя взгляд от своего лацкана к лацкану Драко. У них были одинаковые цветы. Какой трогательный жест, саркастически сказал Гарри, погребальный цветок. Драко с раздражением шикнул на него. Это еще и символ мира, Поттер. Я думал, он будет уместен. Гарри тепло рассмеялся. Я просто тебя поддразниваю. Не надо так остро реагировать на критику. – Он поднял руку, погладил кончиками пальцев талию Драко и снова опустил. Драко задрожал всем телом, задаваясь вопросом, не лучше было бы вместо всего этого просто остаться дома и изнасиловать Поттера. – Ты готов сказать мне, куда мы собираемся? Драко отступил назад и обошел вокруг неподвижно стоящего Гарри, с близкого расстояния тщательно рассматривая изысканный покрой и ткань костюма. Нет. Это сюрприз. Черная материя превосходно облегала тело Гарри, еще больше подчеркивая – и усугубляя – его достоинства. Его плечи не смотрелись чересчур широкими, но отлично оттеняли легкий изгиб ягодиц под пиджаком. Ммм. Просто потрясающий, – пробормотал он, больше себе, чем Гарри. Ну спасибо, мистер Малфой. Или же – «лорд Малфой»? – нахально ответил Гарри. Драко остановился перед Гарри и сверху вниз взглянул в его открытое, честное лицо. Я не использую титул, Поттер. Не сейчас, пока всё ещё жива моя мать. Мне начинает казаться, будто бы я ее муж, сказал он, поморщившись от отвращения при одной только мысли, И я, вообще-то, имел в виду костюм, а не тебя. Гарри встал на цыпочки и потянулся к уху Малфоя. Я знаю, прошептал он и ласково поцеловал Драко в щеку. Мерлин! Рановато он разрешил Поттеру доступ к телу этим вечером, но Драко почувствовал, как потеплела его щека под нежным касанием губ Гарри, и закрыл глаза, вдыхая едва уловимый, соблазнительный запах одеколона и чистой кожи. Было велико искушение протянуть руки, обнять Гарри и прижать покрепче. Решительно подобравшись, он пробормотал: Держи себя в руках, Поттер. Сегодня вечером я не потерплю от тебя никаких неотёсанных выходок. Я жду, что ты будешь вести себя достойно. – Он пригвоздил Гарри взглядом тщательно отмеренной свирепости и повернулся к камину. – А теперь пошли. Мы не сможем аппарировать к месту назначения, так что следуй за мной. Он прошествовал к столу и сдвинул крышку с каменного кувшина, предлагая Гарри взять щепотку Летучего пороха, потом последовал его примеру. Осторожно перешагнув каминную решетку, он сказал Гарри: Мы направляемся в Чарлькот-парк. Увидимся там. – С этими словами он бросил Летучий порох в камин и исчез во вспышке зеленого пламени. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Быстро отступив в сторону, Драко с самодовольным видом поджидал Гарри. Богато украшенный холл был полон прибывающих гостей в ослепительных вечерних нарядах. Он коротко кивнул нескольким знакомым и снова обратил внимание на камин. Ему просто не терпелось увидеть лицо Поттера, когда тот узнает, куда пришел. О, да, этот вечер будет своеобразным способом поставить Поттера на место, злорадно подумал он. Он станет как шелковый в моих руках. Его внимание привлёк глухой шум от прибытия Гарри, и он улыбнулся своей самой любезной улыбкой, протянув руку, чтобы помочь ему перешагнуть каминную решетку. Поттер кивнул в знак благодарности, принимая предложенную руку, и медленно обхватил своими пальцами пальцы Драко. Кожа Гарри была мягкой и теплой, и Драко обнаружил, что рассеянно поглаживает большим пальцем его ладонь. Оказавшись в холле, они продолжали держаться за руки, гладя друг на друга. Наверное, они стояли так несколько минут; Драко не был уверен. Он спохватился и отпустил руку Гарри, только когда другой гость толкнул его. Драко прокашлялся, чтобы потянуть время и сориентироваться. Сплошной официоз, цинично заметил Гарри. Да, есть немного, жизнерадостно отозвался Драко и провёл его в бальный зал, держа руку на пояснице Гарри и невообразимо наслаждаясь даже таким простым жестом. – Ты же знаешь наше Министерство, мимоходом добавил он, ликуя в душе. Это Международная Федерация Магических Банков, судя по всему, поправил его Гарри, отчего Драко нахмурился и повернулся к нему. – Ну, прибавил Гарри, усмехаясь, Ты ведь там работаешь, верно? Драко на минуту примолк, поражённый. Он хотел потребовать ответа, как Гарри проведал об этом, но знал, что подобный вопрос тому безмерно понравится. А он ни за что не доставит Поттеру такого удовольствия. Тем временем Гарри весело продолжал, полностью игнорируя потрясенное выражение лица собеседника. Будь ты магглом, тебя бы называли банкиром, финансовым воротилой, затем, посмеиваясь, он добавил, А мы все знаем, какая к этому слову рифма на кокни, правда? Драко прирос к месту, сверля взглядом смеющееся лицо Поттера. Гарри потянулся за двумя бокалами шампанского и передал один Драко, который подозрительно сощурился, принимая его. Дрочила, рассмеялся Гарри. Что? – огрызнулся Драко. Гарри хихикнул. Финансовый воротила, дрочила, понял? Не совсем, надменно ответил Драко. Да ладно тебе, Малфой. Расслабься, – поддразнил его Гарри, глядя на него сквозь завесу длинных, черных ресниц. Драко смотрел, как он как он подносит к губам фужер и отпивает шампанского. Когда он опустил бокал, губы Поттера блестели от влаги, и Драко почувствовал первую настоящую вспышку желания внизу живота. Он хотел наклониться и слизнуть эту влагу, или же сделать эти губы влажными от чего-то совершенно другого. Грудь сдавило, а в мозгу вспыхивали картинки, быстро сменяя одна другую: тела, слившиеся вместе, изгибающиеся в экстазе, руки Гарри, прижимающие его к кровати, пока он брал, что хотел. Малфой? – рука Гарри лежала на его бедре, как будто так и надо. – Ты в порядке? Отлично, невнятно произнес он, со мной все отлично. – Неправдой это было только наполовину. Он чувствовал себя отлично. Почти. Ему нужно всего лишь собраться с мыслями, вот и все. И не представлять себе лицо Гарри в те первые секунды, когда он сразу и целиком погрузился в его жаждущее тело. Но тут всё только ухудшилось. По меньшей мере, в сто раз. Драко увидел, что в зал вошел Блейз, оглядывая группы гостей, пока его глаза не остановились на нем самом и Гарри. Тот, кого он раньше называл "другом", ухмыльнулся, как пикси, и направился к ним. Гарри! – прозвучал громкий женский голос, снова приковав его внимание к привлекательному Поттеру, стоящему к нему мучительно близко – только руку протяни. Мерлин милостивый! Я. В это. Не. Верю. Пердита Ричардс, Министр Магии, бросилась Гарри на шею, как обуреваемая гормонами девчонка. Со сдержанным отвращением он смотрел, как эта женщина в годах притянула Гарри к своей необъятной груди и ворковала над ним, как над потерянным родственником. Еще более тревожным было то, с какой фамильярностью Гарри вернул объятие. Драко был шокирован, если не более того. Министр слыла ещё более неприступной, чем МакГонагалл, и обычно воплощала собой пластичность и общительность гранитной глыбы. Я глазам своим не поверила, когда получила твою сову! изливала свои чувства Министр. В последний раз ты был на официальном приеме так давно. Ты должен сказать мне, что же заставило тебя передумать? Что?! Драко был в абсолютном замешательстве. Как Поттер мог принять приглашение на прием, если у него уже была назначена встреча? Он похолодел. Поттер не был даже отдалённо удивлен или раздосадован, когда они прибыли сюда этим вечером. Будто бы он будто он знал обо всём заранее! ПРОКЛЯТЬЕ! Его перехитрил бестолковый гриффиндорец! Сексуальный, бестолковый гриффиндорец. Драко не мог поверить, каким хитрым оказался чертов Поттер. Драко пригласил меня, сказал Гарри, почти застенчиво. Ты знакома с Драко Малфоем, Пери? Пери? ПЕРИ?! К дьяволу все. Поттер в дружеских отношениях с Министром Магии и называет ее уменьшительным именем. Драко стоял, примёрзнув к месту без всякого Петрификуса, и наблюдал, как с одной стороны к нему бочком пробирается Блейз, в то время как с другой пышнотелая Первая Леди протягивает ему пухлую ручку. Заставив себя шевелиться, Драко поднес руку Министра Магии к губам и запечатлел краткий поцелуй на морщинистой коже. Конечно же, я знаю мистера Малфоя, Гарри! Как приятно видеть вас, Драко, пожилая дама радостно ему улыбнулась, обезоружив Драко до такой степени, что он поневоле расплылся в ответной улыбке. Вы прекрасно выглядите этим вечером, Министр, сказал он ей с официальным поклоном. Она мечтательно улыбнулась и продолжила, обращаясь к Гарри: Он такой джентльмен. К тому же, ценный сотрудник Министерства. Твоего молодого человека ждут великие дела, Гарри. Драко беспомощно взглянул на Гарри и в ответ получил игривую улыбку. Я вам так благодарна за то, что вытащили Гарри из затворничества, Драко, продолжала Министр. Должна сказать, вы потрясающе красивая пара. Драко вежливо кивнул, услышал сбоку фырканье Блейза, и задался вопросом, когда же контроль над этим вечером выскользнул из его пальцев. Если вы не возражаете, я уведу у вас Гарри на пару секунд, Драко, сказала Министр, и он улыбнулся ей, давая свое разрешение. Гарри развернулся, чтобы пойти за ней, подарив Драко напоследок долгий пылкий взгляд, обещавший много разврата на простынях. Член Драко впервые за вечер заинтересованно дернулся, и Малфой мысленно скомандовал себе: «Лежать, приятель». Отпив большой глоток шампанского, он приготовился к неминуемому подтруниванию. Что ты здесь делаешь? – резко спросил он Блейза. Блейз широко ухмыльнулся, поигрывая фужером с шампанским, и ответил: Ты шутишь? Я бы ни за что этого не пропустил. Драко расстроенно ущипнул себя за переносицу, краем глаза увидев, как за плечом Блейза Поттер беззастенчиво строит глазки Министру. В этот момент он чувствовал к своему «другу» что-то совсем не благожелательное. И какую же несчастную, отчаявшуюся вдову тебе пришлось охмурить, чтобы получить приглашение? – зарычал он на Блейза. А. Твою маму. Мгновенно вскипев, Драко ощутил, как глубоко внутри зарождается взрыв. Из-под тонких губ показались зубы, прищуренные глаза окатили Блейза злобой. Блейз только снисходительно ему улыбнулся и спокойно продолжил: И я её не охмурял, чтоб ты знал Драко заметил, что взгляд его друга обратился в другую сторону, а на губах расцвела ленивая улыбка. Он повернулся, чтобы разглядеть, отчего Блейз так доволен, и увидел стройную фигуру своей матери, одетой в черное, искрящееся, облегающее платье с открытой спиной. – Хотя, раз уж ты навёл меня на эту мысль пробормотал Блейз. Не смей! – в полнейшем ужасе прошипел Драко. Ты должен признать, она... горячая штучка, продолжал Блейз, полностью игнорируя его бешенство. Тут его мать отвернулась от своих спутников и оживлённо помахала рукой, пробираясь сквозь толпу гостей прямо к ним. Драко вдохнул поглубже, пытаясь подавить в ярость, натянуто улыбаясь матери, когда она подошла, и отчего-то вдруг вспомнил первую встречу Гарри со своим отцом, Люциусом. Конечно же, Гарри выбрал именно этот момент, чтобы вновь присоединиться к нему, и Драко пришло в голову, что Поттер нарочно подгадал время, дабы смутить его еще больше. Милый, выдохнула Нарцисса Малфой, взяв Драко за плечи и наклоняясь, чтобы поцеловать воздух рядом с его щекой. Когда она отодвинулась, Драко ненадолго удержал ее ладони в своих, как и надлежало по правилам этикета. – Мама, вы прекрасно выглядите, сказал он почтительно, чем вызвал у нее девчоночий смех, который так ей шел. Не будь таким официальным, милый. Ты не хочешь меня представить? Она изогнула бровь, указывая на Гарри и глядя на сына властно и в то же время умоляюще. Мама, позволь тебе представить Гарри Поттера. Гарри, это моя мать, леди Малфой. Он повёл рукой в сторону каждого из них, внутренне поёживаясь оттого, что эта встреча произошла так неловко и не вовремя. Для него, во всяком случае. Присутствие матери на первом «свидании» не сулило ничего хорошего. Гарри поднес ее руку к губам и поцеловал, а она кокетливо засмеялась и сказала: Нарцисса, Гарри. Пожалуйста, зови меня Нарциссой. Вы и вправду прекрасны, Нарцисса, искренне произнес Гарри. Драко отвел глаза, испытывая отвращение от вопиющей честности в голосе Поттера. Он поймал взгляд Блейза, и присутствие широкой улыбки на его лице Драко не понравилось. Ох, да что я, говорила Нарцисса Гарри, доверительно склонившись к нему, Разве мой сын не красавчик? О, Мерлин, про себя застонал Драко. Заклинаю тебя – не дай этому вечеру стать ещё более невыносимым. Да, Нарцисса, сказал Гарри, с улыбкой в голосе. Вы совершенно правы. В эту секунду мимо проплыл поднос с напитками, и Драко с Блейзом одновременно потянулись за бокалами для себя и своих спутников. Блейз рассказывал мне занимательные подробности о вашей недавней встрече с моим сыном, Нарцисса была настроена поболтать. Драко одарил Блеза взглядом, полным жгучей ненависти, внутренне вскипая от такого отвратительного поворота событий. Его друг только пожал плечами и счастливо улыбнулся, беспечный, как мотылек. Неужели, ответил Поттер, Надеюсь, не слишком занимательные? – Драко показалось, или голос Поттера чуть дрогнул? Его мать подняла руку и положила ее Гарри на плечо, потом придвинулась ближе и насмешливо прошептала: Не волнуйтесь, дорогой, я и половине не поверила. Гарри улыбнулся его матери, его лицо было таким честным, таким открытым. Поднося к губам бокал, чтобы отпить шампанского, он наблюдал, как его мать с лёгкостью, появившейся за годы практики, очаровывает Гарри. Но, возможно, вы могли бы мне прояснить кое-что? – Нарцисса обаятельно улыбнулась и в ответ получила от Гарри утвердительный кивок. Драко тихо хмыкнул и отпил еще глоточек. Ее глаза стали огромными, приобретя ангельски невинное выражение. Ого! Опасность! Но было уже поздно Насколько он большой, Гарри? Шипучка попала не в то горло; Драко согнулся в три погибели, задыхаясь и жмурясь от боли. Его громкий сухой кашель заставил многих гостей, находящихся неподалеку, резко замолчать и посмотреть в его сторону. Прошло еще несколько долгих, мучительно болезненных мгновений, и когда ему подумалось, что от подскочившего кровяного давления голова вот-вот взорвется, он вдруг ощутил на спине осторожную руку. Гарри тихо шепнул: Респиро! – заклинание прочистило его дыхательные пути, в носу перестало щипать, и воспалённое горло успокоилось. Драко глотнул воздуха чтобы привести в порядок расшатанные нервы. Он выпрямился, на какое-то время позволив Гарри себя обнять. - Я в порядке, сипло произнес он и слегка отодвинулся. Так-так-так, дорогой, произнесла его мать. Вижу, у твоего Гарри много талантов. «Да, ведьма старая. У меня тоже. Я сумел бы убить тебя и в то же время радостно улыбаться», - подумал Драко. Он отважился мельком взглянуть на Поттера и обнаружил, что тот немного покраснел, но выглядит так, будто бы ему смешно. Ладно, раз уж ты ухитрилась публично унизить нас обоих, начал Драко, низким, намеренно ровным голосом, мне кажется, нам пора подыскать более приятную компанию. Ты согласен? – Он повернулся к Гарри и взял его за локоть, готовый увести его подальше. Ох, хватит дуться, Драко, дорогуша, жеманно улыбнулась леди Малфой, Я всего лишь тебя поддразниваю. Ты просто обязан остаться и развлечь меня рассказом о своих необузданных похождениях... Драко выразительно закатил глаза, не собираясь больше ей потакать. Он схватил Гарри за руку и потянул его за собой мимо Блейза и матери, по пути задев ее плечом: Старая кошёлка, шепнул он ей на ухо. Мужеложец, парировала она, так же тихо, и, многозначительно подмигнула ему, переводя взгляд на задницу Гарри и ухмыляясь. Ухмыляясь! Его собственная мать! Мне нужно еще выпить, вздохнул он, подталкивая Гарри к ближайшему подносу с фужерами. Он сделал большой глоток, чтобы успокоиться, и, борясь с искушением потереть в расстройстве лоб, закрыл глаза. Но тут же приоткрыл их, когда Гарри пробормотал: Мне нравится, когда ты дуешься, Малфой гневно уставился на Гарри, который обворожительно ему улыбался, и заметил, как взгляд Поттера скользнул к его губам и тут же вернулся вверх. Поттер украдкой придвинулся ближе и продолжил: Тогда твой рот так и зовёт к поцелуям. Его слова скользнули по коже, как тончайший шелк, Драко, к своему стыду, даже вспотел. Он с трудом сглотнул, воображая, что будет, если губы Гарри разнесут его хвалёный самоконтроль в пух и прах. Драко снова закрыл глаза. О Боже мой. Долгая же будет ночка ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Драко уповал на то, что во время ужина получит хоть небольшую передышку от мучений. В каком-то смысле, его желание исполнилось. А в каком-то – нет. Он и Гарри оказались за столом, где помимо них был ещё десяток приглашённых, строго в соответствии с карточками у приборов: хорошо известные Драко банкиры, знакомые Гарри и просто незнакомцы. И практически сразу стало ясно, что намерение Драко сосредоточиться на еде и тихо пересидеть трапезу обречено на провал. Способность легко сходиться с людьми была у Гарри явно от природы. На какое-то время Драко просто откинулся на спинку стула и наблюдал мастер-класс. А Гарри с присущей ему скромностью будто и не подозревал о своих талантах. Он сводил с ума смесью простодушия и обворожительного нахальства, которая плавила холодную броню Драко, согревала его изнутри, попутно вовлекая в легкомысленные шутливые споры, совсем не свойственные его былой манере вести светский разговор. Бесстыдное вожделение, которое затаилось до поры до времени, никуда не делось, но теперь Гарри восхищал его и как личность. Драко обнаружил, что Гарри был самокритичен и обладал остром умом и обширной эрудицией, позволяющей со знанием дела обсуждать весьма широкий круг вопросов, в том числе международное банковское дело, весьма занудное даже на взгляд Малфоя. Он неплохо разбирался в текущей ситуации в сфере бизнеса и был даже осведомлён о последних колебаниях курса валют и разногласиях по поводу местных долгов в Прибалтике, чем окончательно покорил представителя национального литовского банка. За время, проведённое Драко за этим столом, его вожделение плавно перетекло в любовь. Они безжалостно поддразнивали друг друга и хохотали, и каждый раз, когда улыбка Гарри предназначалась ему одному, Драко думал, что взорвётся от счастья. Боже, он был великолепен! Воплощённая надёжность, спокойствие и уверенность в собственных силах. Удивительно, но, пока они ели, им удалось поболтать друг с другом. Драко был заворожён тем, с каким энтузиазмом Гарри отзывался о собственной работе на средней должности в Министерстве. Выяснилось, что Гарри в равной степени занимается инцидентами, как в магической, так и в маггловской сфере, часто выступая в качестве связующего контакта и обеспечивая взаимодействие, и помогает устранять какие бы то ни было неудачные последствия спонтанных всплесков магии. Драко подробно расспросил собеседника о его карьерных планах на будущее и выяснил, что таковых не наблюдалось: Гарри в ответ рассмеялся и сказал, что хочет наслаждаться миром и покоем и вовсе не желает нести на своих плечах ответственность за целый мир. Этого ему в юности хватило выше крыши. В устах кого-нибудь другого это признание для Малфоя звучало бы абсурдом. Но только не в устах Гарри. Это заявление было вполне в его духе. Он не был скучным обывателем – но и жадным охотником до славы не был тоже. Про себя Драко задавался вопросом: всегда ли Гарри был таким, или же в нем что-то изменилось в поствоенные годы? Во время ужина Драко обнаружил и то, что Гарри обожает шоколад. Сам Драко от десерта отказался, но зато провёл несколько в высшей степени приятных минут, непрерывно наблюдая за тем, как Гарри ест кусочек шоколадного торта. Мерлин! Никогда прежде Драко так не завидовал ложке. Он был заворожён тем, как Гарри подцепил ложечкой крошечную порцию шоколадного крема и с плохо скрытым предвкушением поднес ее ко рту. Гарри изо всех сил старался быть потише, но Драко сидел так близко к нему, что уловил, как Поттер еле слышно застонал от удовольствия, смакуя лакомство на языке, а потом проглотил. Ох, да я сам так бы тебя и проглотил, вздохнул про себя Драко. Драко не осознавал, что его дыхание заметно участилось, пока Гарри не поднял на него глаза и намеренно плавно не вытащил ложечку сквозь сжатые губы, в то же время прикрывая веки. Это был недвусмысленный намек. Если бы Драко сейчас расстегнул ширинку, Гарри бы тут же оказался на коленях под столом, отсасывая ему, забыв про десерт. Разумеется, от поттеровского взгляда и подтекста его жеста у Драко незамедлительно встал. Он поёрзал на сиденье стула, приспосабливаясь как можно незаметнее, и не мог не заметить краем глаза коварную улыбку Гарри. Всякий раз, когда ложечка протискивалась между губами Поттера, член Драко восприимчиво подрагивал – его хозяин уже воображал, как те же самые губы обхватывают его до складочки крайней плоти, посасывая с достаточной силой, чтобы набухшей головке стало восхитительно тесно в их плену. Драко был слегка в шоке от самого себя, осознав, что чуть заметно покачивает бедрами вверх-вниз, чтобы не дать возбуждению схлынуть. Когда десерта на тарелочке осталось меньше половины, Гарри подцепил ложечкой небольшой кусочек торта, наклонился к Драко и, с игривым выражением лица, предложил ему попробовать. Драко слегка придвинулся вперёд, ему навстречу, приоткрывая рот как можно медленнее, надеясь сохранить хоть видимость приличий. Закрыв рот, он ощутил восхитительный всплеск насыщенного вкуса на языке – и то, как Гарри, протянув руку под столом, провёл ею вверх по его бедру. Никогда ещё Драко не был так близок к тому, чтобы кончить без сексуальной стимуляции. Его грудь заметно вздымалась, а Гарри чуть согнул пальцы, чтобы Драко ощутил лёгко царапающие его сквозь ткань брюк ногти. Рука Поттера остановилась на изгибе бедра возле паха, а пальцы добрались до горячечно-жаркой от возбуждения плоти. Драко поймал себя на том, что невольно раздвигает ноги, безмолвно умоляя, чтобы рука Гарри обследовала каждое укромное местечко. Он поразился собственному бесстыдному поведению прямо на виду у своих коллег. Он болезненно сглотнул, слыша неторопливое «Мммммм» партнёра, пока тот вытаскивал ложечку, так же соблазняющее, как и скользнул ею в его рот. В последний раз нежно стиснув Драко под столом, Гарри снова отодвинулся, хотя на его лице был написан мучительный протест. Прошло добрых десять минут, прежде чем Драко смог расслышать хоть слово, обращенное к нему. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ По окончании трапезы, Гарри и Драко продолжили общение с сановными гостями из других стран и министерскими чиновниками, но держались всегда вместе, и Гарри часто полагался на мнение своего спутника, если разговор касался особенно интересующих его тем. Драко поймал себя на размышлении о том, как легко было изображать пару Поттера. Он не мог поверить, что Гарри действительно не любил подобные мероприятия, и решил, что его ввели в заблуждение. Гарри вел себя очень непринужденно, уверенно и тактично вступая в рассуждения даже на наиболее деликатные темы. В какой-то момент он даже позволил Нарциссе затащить себя на танцевальную площадку. Драко с удивлением отметил, что Гарри более чем сносно танцует танго, и он, кажется, без труда очаровал леди Малфой, хотя Драко питал серьёзные опасения относительно содержания их беседы. И конечно, она хихикала, как юная дебютантка, когда Гарри сопроводил её обратно к Блейзу, Как и всегда, мать Драко нельзя было удержать на месте. Она покидала своего спутника, когда вздумается, и всякий раз нежно поглаживала Блейза по руке, уговаривая его не волноваться: она вернется, рано или поздно. Наконец, Гарри, Драко и Блейз решили сделать маленькую передышку от светского общения. - Должен сказать, Гарри, - жизнерадостно начал Блейз, - думаю, на тебя снизошло вдохновение, когда ты выбрал на сегодня костюм, гармонирующий с прической. Тебе и правда идёт зеленый. Может, по тебе Слизерин плакал, а? Драко наблюдал, как Блейз и Гарри смеются, словно заговорщики, с устрашающей скоростью находя общий язык. Он с завистью гадал, как Блейзу удаётся настолько легко сходиться с людьми, в то время как он сам натянуто говорил светские любезности, особенно если нужно было завести с кем-либо приятельские отношения. Драко отступил на некоторое время, наблюдая за их беседой, подмечая непринуждённое подшучивание и искреннюю взаимную симпатию. Малфой не сдержался и снова окинул Гарри быстрым жаждущим взглядом. В этом костюме Поттер выглядел положительно съедобным. У Драко просто руки чесались сорвать с него упомянутый костюм. А может, и не надо будет так утруждаться Он был не против сам лежать под Гарри обнаженным, в то время как на любовнике всё ещё будет надет этот костюм, при условии, что ширинка элегантных брюк будет расстегнута совсем, а великолепный член – на свободе. Нет, он был совсем не против. Или ещё лучше: он растянут, на самой грани наслаждения и боли, а Гарри плавно вставляет свой огромный член в его горячий, жадный анус. Его собственный член и яички пульсировали под удобными брюками, наслаждаясь затянувшейся дразнящей прелюдией: Поттер так близко, но всё же недосягаем - пока. В этот момент Гарри прикоснулся к нему, и он снова включился в беседу, обнаружив, что вести её было так же легко, как за ужином. И очень скоро разговор коснулся их сегодняшнего совместного вечера. - Итак, Гарри, - озорно ухмыляясь, обратился к нему Блейз. – Как тебе понравился маленький сюрприз Драко? Гарри несколько долгих секунд пристально смотрел на них обоих, но ничего не ответил. Тишина стала натянутой. - Для тебе этот вечер не стал сюрпризом, Поттер. Ты знал о нём заранее, - сказал Драко, принимая поражение. Приподняв брови, Гарри кивнул, улыбаясь ещё ярче. И потянулись долгие секунды молчания, во время которых Гарри улыбался, Забини притворялся, что его здесь нет, а Драко стоял мрачный. Наконец, Гарри сказал: - Я плохо разбираюсь в сюрпризах, Малфой, - он подобрался ближе, пока их локти не соприкоснулись, и повернулся так, что Драко пришлось чуть склонить голову, чтобы взглянуть на него. Выражение лица Гарри было откровенно хищным. Это сквозило в чуть заметно суженных глазах и слишком чёткой артикуляции. Когда Гарри тихо заговорил, Драко наклонился к нему, чтобы лучше расслышать: - Хотя есть и такие сюрпризы, которые, возможно, придутся мне по вкусу, - Гарри положил ладонь на руку Малфоя. Драко почти не ощутил давления, но едва уловимое прикосновение ткани к коже заставило волоски на руке встать дыбом. Задержав дыхание, Драко с нетерпением ждал, что Гарри скажет дальше. Когда ответа не последовало сразу, Драко равнодушно осведомился: - Например? Он ощущал дыхание Гарри на своей шее и мечтал, чтобы это были его губы, осыпающие кожу поцелуями, мурлыкающие пылкие непристойности ему в ухо. - М-м-м, - вздохнул Гарри, - например, прийти с работы домой и обнаружить обнаженного, сексуального парня, прикованного к моей кровати наручниками лицом вниз, выгибающегося и растянутого для меня, просто умоляющего, чтобы я его трахнул. Вот это был бы великолепный сюрприз, ты так не думаешь? Да, Мерлин, да. Для нас обоих, застонал про себя Драко. В ту же секунду его кровообращение резко изменилось. Поток жара мгновенно хлынул в пах, отчего член дёрнулся и, наливаясь, вновь пробудился к жизни; оставшаяся кровь прилила к шее и к лицу, покрывая их мучительно-ярким, горячим румянцем. Драко открыл рот, но не смог издать ни звука. Он впитывал каждое слово Гарри, и в его сознании неизбежно возникла красочная картина. Он видел самого себя, видел, как сам трётся истекающим членом о постель Гарри, вращая бёдрами и предлагая себя ради его удовольствия, как выгибается вверх, выставляя напоказ толстое дилдо, втиснутое внутрь – жалкую замену реальному органу. Он даже слышал свои мольбы, слова, в которые он мог бы их облечь, и сладкое отчаяние, наполняющее их. - А теперь - прошу прощения, - добавил Гарри, - мне нужно в мужскую комнату. Драко не стал смотреть на то, как Гарри уходит. Он чересчур внимательно разглядывал пол, изо всех сил стараясь свести унижение от эрекции на публике к минимуму. Он не поднял головы, даже услышав сдавленный смешок Блейза: - Так-так-так. Похоже, кое-кто взял тебя за яйца? - Отъебись, Забини, - услышал он собственный глухой неискренний ответ. Его лицо и шея раскраснелись и так полыхали жаром, что воротничок и галстук причиняли серьёзные неудобства. - Мой бог, - произнес Блейз, полностью игнорируя слова Драко и язык его тела. – Он, должно быть, обалденно трахается, раз ты так на него реагируешь. Не говоря уж о магической силе. Вот где настоящий афродизиак, - Блейз зловредно рассмеялся, - Я никогда не думал, что доживу до того дня - Закрой немедленно свой грёбаный рот, - огрызнулся Драко. - Но он действительно почти всесилен, насколько это вообще возможно. - О чём ты, чёрт возьми, говоришь? - сбитый с толку, Драко нервно нахмурился. - Не будь таким Лонгботтомом, Драко, - заметил Блейз, подразумевая «бестолковым». Как думаешь, кто выпнул Скримджера из кабинета и посадил на теплое местечко старушку Пердиту? Твой любовничек. Он показал, что Руфус не внушает ему доверия, и тот оказался погребён под обломками своей маленькой империи, не успев произнести "Мы победили Вольдеморта". Драко смотрел на Блейза, смутно начиная понимать. Его друг был прав. Он сам всегда изо всех сил игнорировал теневое участие Гарри в управлении Министерством. Его слово стояло выше закона, и все это знали. - Она перед ним на цырлах бегает, Драко, а вовсе не наоборот. Не надо его недооценивать. - Прекрати, Блейз, - огрызнулся Драко. Блейз нарочито пожал плечами и примирительно поднял руки. - Я просто говорю - Все, не надо, - выдавил Драко, и, повернувшись на каблуках, быстро отошел к ближайшему подносу с напитками. Нехотя вернувшись к другу, он сделал большой глоток шампанского и подчёркнуто стал смотреть в противоположную сторону. - Если не притормозишь с выпивкой, тебе скоро понадобиться посетить уборную, - заметил Блейз. - Возможно, Поттер ждёт тебя? Может, он хочет, чтобы ты отсосал ему и там? Ну знаешь, вроде как турне по общественным туалетам. Очевидно, по мнению Блейза, это должно было внести оживление в их беседу. Драко медленно повернулся к нему и посмотрел ему в лицо фирменным убийственным взглядом Малфоев. Конечно, это не возымело никакого эффекта. Наоборот, ухмылка Блейза стала еще шире. - О, похоже, я затронул твое больное место? - хихикнул он. Блейз наклонился к уху Драко и, дразня его, зашептал, - Спорим, у Поттера тоже есть «больное место», и он не прочь дать тебе его потрогать. Сейчас Драко как никогда жалел о том, что делился с Блейзом пикантными подробностями своей личной жизни. Теперь же ему только оставалось сосредоточиться на том, чтобы украдкой переместить бёдра так, чтобы швы брюк настолько болезненно не врезались в яйца. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ Позже вечером, заметив у Гарри первый признак усталости, Драко отвел его в сторону и предложил проводить домой. Они вышли в главный холл и направились к камину, через который прибыли. - Сегодня вечером ты был очень, очень плохим мальчиком, - мягко упрекнул Гарри. Драко выдал самое невинное и озадаченное выражение лица из своего арсенала, но Гарри на это не купился. Он фыркнул и спросил: - Так ты собираешься рассказать мне, зачем ты притащил меня сюда, зная совершенно точно, что я ненавижу подобные мероприятия? – Гарри указал рукой на всё ещё шумную бальную залу. Драко пожал плечами: - Нет. Гарри рассердился. - Ну хорошо. Тогда скажу я. Он стоял настолько близко к Драко, что вынужден был поднять голову, чтобы посмотреть ему в глаза. - Сегодня вечером ты хотел застать меня врасплох. Я не знаю, какую выгоду ты намеревался из этого извлечь, потому что я был с тобой предельно честен. Желудок Драко нырнул вниз. Вид Гарри нельзя было ни с чем спутать – он излучал явное разочарование. Гарри продолжил, понизив голос. - Я бы охотно составил тебе компанию, стоило только попросить, - он вздохнул, глубоко и грустно. - Думаю, тебе нравится власть. Драко Малфой. Боттом, который хочет быть сверху. Взгляд Гарри стал пронзительным, гипнотическим. Драко не мог отвести взгляд. В действительности, он еле дышал. Он смутно чувствовал, как глубоко внутри него закипает паника. - Ирония заключается в том, что пока дело касается меня, ты можешь командовать, сколько хочешь, - Гарри положил обе руки на талию Драко, притягивая его ближе. Драко почувствовал, как большие пальцы Гарри потерлись о его бедренные косточки. Он чувствовал излучаемый им жар, который просачивался сквозь одежду, затягивал его тело, пробуждал разные мысли. И желания. - Ты можешь вертеть мной, как тебе вздумается, Малфой, - Гарри лениво прикрыл глаза и медленно, глубоко выдохнул. - Но только не в спальне. За закрытыми дверями ты – мой. Драко не мог отвечать. Рот его приоткрылся, все связные мысли были сметены кончиками пальцев Гарри, которые нажимали всё сильнее, поглаживая его по бокам. - Ты хочешь меня, - шепнул Гарри. «Господи! Да! Конечно, хочу», - подумал Драко. Но промолчал. - Может быть, когда будешь готов признаться в этом самому себе, тебе стоит послать мне сову. Драко задрожал, по коже волнами забегали ледяные мурашки. - Больше никаких глупых игр, - тихо пожурил его Гарри. - Давайте уже, парни, - прозвучал громкий, бодрый голос Блейза. - Быстрее целуйтесь, желайте друг другу спокойной ночи, и освобождайте камин для остальных. Драко никак не мог сглотнуть комок в горле. Гарри выглядел таким разочарованным. Чуть улыбнувшись, Гарри прошептал: - Спокойной ночи. Драко наклонился и поцеловал Гарри в щеку. - Спокойной ночи, Поттер, - сказал он сухо и чопорно. - Мерлинова борода, Драко! И это все, на что ты способен? - усмехнулся Блейз. - Посмотри на меня! - воскликнул он громко. Разумеется, все в радиусе слышимости именно это и сделали. - Я – квинтэссенция отъявленной гетеросексуальности, но даже у меня получится лучше! Блейз придвинулся и положил руку Гарри на плечо, заставляя отвернуться от Драко и встать лицом к нему самому. Драко подавленно смотрел, как его лучший друг обнимает предмет его самых сокровенных мечтаний и прижимает поближе. Ладони Гарри удобно устроились на груди Блейза, и он приподнял подбородок, с готовностью подставляя губы. Блейз наклонился, и Гарри приоткрыл губы, а Драко охватила внезапная убежденность, что в тот момент, когда расстояние между ними сойдёт на нет, у него разорвется сердце. А затем времени для раздумий не осталось. О, господи, нет. Драко хотелось кричать, когда Блейз целовал Гарри. Это не был незначительный лёгкий поцелуй, это было чувственное слияние двух пар податливых губ, приоткрытых едва-едва, но достаточно, чтобы Драко знал: каждый чувствует теплое дыхание другого кончиком языка, спрятанного вне досягаемости. По крайней мере, Драко надеялся, что они вне досягаемости. Четыре или пять секунд поцелуя растянулись в бесконечность. Для Драко время текло ещё медленнее, чем даже когда он смотрел, как дементор крадёт последний поцелуй его отца, обрывая его нечестивое бренное существование, впустую растраченное в услужении этому фанатику Риддлу. Он был настолько погружён в отчаяние, что не заметил, как они разделились. Вместо этого он увидел отражение собственного хмурого взгляда на лице Гарри, который поднял руку, стоя в камине, готовый бросить щепотку летучего пороха. Их глаза встретились сквозь всполохи зелёного пламени, и Гарри исчез. ~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~{bd}~ - Ты сам напросился, - ровно сказал Блейз. Каждый мускул в теле Драко был натянут, как струна. Он сомневался, что мог бы двигаться, даже если бы его жизни угрожала серьёзная опасность. И он определённо не мог собраться с мыслями для более или менее связного ответа. - Он действительно отличный парень, Драко. И в настоящий момент ты не заслуживаешь его. Драко не мог даже посмотреть на Блейза. Он все еще пялился на пустой камин. - Тебе необходимо хорошо продумать какое-нибудь впечатляющее извинение. Он ощутил тяжесть руки друга, хлопнувшей его по плечу. - И поскорее, - добавил Блейз твердо. – Я не шучу. У Драко что-то сломалось внутри. Его диафрагму свело судорогой, и он болезненно хлебнул воздух. Он поднял дрожащую руку и потер глаза, ругая себя за глупость. Рука Блейза осторожно обвила его плечи, и Драко позволил себя обнять, пока изо всех сил старался собрать остатки собственного достоинства и взять себя в руки настолько, чтобы уйти, как подобает. Они стояли рядом долгие минуты в благословенном молчании. Когда Драко начал отстраняться, Блейз задержал его ещё на секунду, прошептав: - Позволь себе жить, а? Он может полюбить тебя, Драко. Я вижу это по его лицу. И я думаю, ты уже немного влюблён в него, не так ли? Драко отрицательно помотал головой. Блейз оборвал его. - Ты опять начинаешь. Хватит уже думать, как это будет выглядеть со стороны. Хоть раз, просто доверься чувству. Наплюй на гордыню и английский аристократизм с его вечно поджатыми губами. Ради бога, рискни. Получи удовольствие от жизни, прежде чем ты поймешь, что вот-вот сделаешь свой последний вздох, размышляя, почему тебе так грустно и одиноко. Самое большее, что Драко мог сделать, – это слегка кивнуть в ответ. Этого оказалось достаточно. Блейз поцеловал его в макушку и отпустил. - Тогда ступай. Прими горячий душ, прежде чем лечь спать. Я разыщу твою матушку и доставлю ее домой в целости и сохранности, - улыбнулся Блейз. Драко взял щепотку летучего пороха и шагнул в камин. Он долгое время смотрел себе под ноги. И уже собираясь бросить щепоть пороха, пробормотал: - Спасибо, Блейз. - Не за что. Спокойной ночи, Драко. Пламя вспыхнуло зелёным, как глаза Гарри, и он оказался у себя дома. Один. Опять.
Глава 5
ГЛАВА 5 Следующим утром, без четверти семь, Драко целеустремленно шагал в свой офис. Он дерьмово спал прошлой ночью, его сны были полны самобичевания, вины и фантазий о члене Гарри. Вообще-то это было не совсем так. Их лучше было бы охарактеризовать, как фантазии о Гарри вообще. Боже, особенно рот Гарри. Он вытащил свой портфель из кармана и увеличил его, главным образом потому, что хотел кинуть что-нибудь, а швыряние портфеля на пол рядом со столом было самым подходящим вариантом. Он прислонился к раме окна, из которого был довольно посредственный вид на причал Кенари, проклиная себя в первую очередь за то, что вообще обратился к Гарри с предложением. Предполагается, что жизнь должна быть упорядоченной, не так ли? И организованной, а время скоординировано и подконтрольно до энной степени? Драко отвлек звук открывающейся со щелчком двери. Он повернулся и увидел Патрицию, свою секретаршу, входящую со стопкой пергаментов. - О, простите, мистер Малфой. Я не ожидала Вас ранее, чем через 15 минут. Я принесу Вам кофе. - Что у меня запланировано на сегодня? – спросил он ровно. На самом деле он не был готов окунуться с головой в работу, но был слишком профессионалом, чтобы позволить личным проблемам встать между ним и делом. - Встреча за завтраком в Гринготтс в восемь тридцать. Губерт Мокридж прислал сову вчера в самом конце дня, отчет о расходовании средств на проведение Кубка мира по квиддичу. Он сказал, что найдет Вас там, - добавила она быстро. Прекрасно, подумал он, передергиваясь от перспективы утреннего времяпрепровождения с толпой мрачнолицых, социально неполноценных гоблинов и магов-лизоблюдов. Она повернулась, чтобы уйти, положив документы на край его стола. - Патриция? - окликнул он ее. Секретарша быстро повернулась, ее черные, коротко стриженые волосы взметнулись вокруг непримечательного, по-деловому выглядящего лица. - Мне нужно, чтобы Вы кое-что купили для меня. Она кивнула и стала терпеливо ждать дальнейших инструкций. Драко долгие секунды боролся с собой, подбирая слова, прежде чем продолжить. - Мне нужна рубашка. Она должна быть из маггловского магазина, который называется «Пол Смит». С вертикальными полосками. Голубыми, пурпурными, зелеными. - Он считал цвета на пальцах, расхаживая при этом взад-вперед за столом. Мысленно обмерив Гарри, добавил: - Шестнадцатого размера. Просто снимите с вешалки. Не обязательно обращаться к портному. Драко отвернулся и вернулся назад тупо смотреть в окно. Мерлин, это было глупо! Он не мог поверить, что настолько поддался импульсу, чтобы сделать это! Ему рубашка была слишком велика, но Гарри пришлась бы впору. Признай это, глумился он над собой. Ты просто хочешь надевать ее в постель. Малфой застонал вслух, расстроившись от этих мыслей. Он ненавидел быть таким слабым. Но она не будет пахнуть твоим драгоценным Гарри, - язвил противный голос у него в голове. И что он подумает, когда узнает об этом? О Боже, это было даже страшно представить. Но голос продолжал: Он посмеется над тобой. Он подумает, что ты жалок. Сентиментален. И так оно и есть. - Это Вам, - сказала Патриция, прерывая его неприятные мысли и левитируя чашку кофе и газету, она опустила это все ему на стол. - Это утренний номер «Пророка». Я отметила пару статей, которые, полагаю, заинтересуют Вас и еще здесь статьи о вчерашнем приеме в деловой и светской хрониках. Патриция и впрямь была на вес золота. Чего, разумеется, Драко ей никогда не говорил. Она всегда просматривала газеты и отмечала зарубежные деловые статьи, которые могли повлиять на изменение курсов ценных бумаг и международные долги, и выделяла сводки последних местных новостей, которые человеку его положения необходимо было знать. Поддавшись внезапному импульсу, Драко окликнул ее из дверей. - Мне нужно, чтобы Вы принесли для меня еще кое-что из маггловского Лондона. Патриция спокойно посмотрела на него. Он оглянулся. Нервно. Но надеялся это скрыть. - Две пары наручников, - сказал он тоном, не допускающим никаких вопросов. Она в любом случае не стала бы спрашивать. «Знающая свое дело» и «тактичная» вот два слова, которые он мог бы употребить, описывая ее кому-нибудь. Она только кивнула, в выражении ее лица не было никакого осуждения, и закрыла за собой дверь в кабинет. Он унаследовал Патрицию от ушедшего в отставку предшественника. Она не была наперсницей и даже другом, но ее присутствие было для Драко комфортным. Она была изученной. Он мог прогнозировать ее, знал, как она отреагирует на ту или иную ситуацию. Не то что Гарри. С ним было значительно сложнее. Драко отчетливо вздрогнул, садясь в свое кресло. Он обнаружил, что очень осторожно опускает задницу на сиденье, молча браня себя за то, что, наверно, был излишне энергичен прошлой ночью. Ха. Это было не «наверно», если говорить начистоту. Когда он собирался оттрахать себя до бесчувствия, то, конечно, не предполагал заходить так далеко. Но потом он оказался не в том состоянии, чтобы понять, когда надо остановиться. Драко нравилось получать любое удовольствие с избытком и это, несомненно, объясняло его одержимость гигантским пенисом Гарри. Но не могло объяснить его нарастающую одержимость другими вещами, связанными с Гарри, не так ли? Оперевшись подбородком на руку, он взял чашку и сделал маленький глоток, прикрывая при этом глаза. Он пообещал себе, что не потратит все время снова останавливаясь на вчерашнем, но на секунду закрыв глаза, все, что он мог видеть – это восхитительное выражение лица Гарри, когда тот ел шоколадный десерт прошлым вечером, и ленивое намекающее подрагивание его век, когда он глотал. Не говоря уже о сдержанных вздохах, которые заставляли все волосы на теле Драко вставать дыбом. Даже сейчас. Драко знал, что все, сказанное Блейзом вчера вечером было правдой. Но он не мог заставить себя думать о меркантильных целях связи с Поттером. Может быть, лучше было просто иметь случайный секс. Да, конечно. Именно поэтому ты покупаешь рубашку – тихо произнес внутренний голос. Он повращал плечами и потянул спину, чтобы попытаться освободиться от некоторого напряжения, но как только он изогнулся в талии и сжал ягодицы, то почувствовал свежую ссадину внутри себя и снова вернулся мыслями во вчерашний вечер, ко времени, когда он вернулся домой. Даже в своем разбитом состоянии Драко нашел время, чтобы должным образом повесить костюм домовым эльфам на чистку. В конце концов, не дело раскисать из-за всего этого. Он стащил с себя нижнее белье и пренебрежительно отбросил, обозревая несомненный «урон», причиненный вечерней эякуляцией, выплеснувшейся на белье либо полностью, либо частично. Он чувствовал себя липким, грязным и пристыженным, и оказаться наконец под душем было превосходным облегчением. Он прислонился лбом к стенке и позволил воде барабанить между лопатками, ощущая, как кожа становится чувствительной, но какое-то время не мог двинуться. Драко тяжело было думать, насколько сильно он недооценивал Гарри буквально на каждом шагу. Но он также недооценил силу своего собственного влечения и злился на себя, что так легко оказался втянутым в игру Гарри. Это стояние в душе было уже почти неизбежным, рука уперлась в стену, ноги раздвинулись вполне достаточно для того, чтобы позволить другой руке блуждать между ног, что потянуло его воспоминания назад к Гарри. И, конечно же, когда это случилось, что он мог делать еще. Он открыл глаза и посмотрел вниз на нарастающую эрекцию, издавая стон горького разочарования. Почему он не вернул Поттера? Какого черта он делает один у себя дома с эрекцией не умоляющей о внимании, а требующей этого? Драко быстро помылся, совершенно не имея о силы воли, чтобы сдержаться и не водить мылом по головке члена чересчур много раз, вызывая пару резких сбоев в дыхании, когда он был слишком близок к тому, чтобы кончить. Когда вода, наконец, смыла скользкую пену, Драко схватил полотенце и направился к своей кровати или, точнее, к шкафу рядом с ней. В нижнем ящике он хранил свои секс-игрушки и остальные вещи, которые предпочитал прятать от матери и домовых эльфов. На шкаф были наложены Запирающие Чары повышенной сложности. Он приобрел его через связи в службе безопасности Банка Гринготтс, понеся значительные расходы, но это принесло ему душевное спокойствие, поскольку Нарцисса беспрестанного совала нос повсюду, и это спокойствие делало шкаф, по его приблизительным подсчетам, вдвое ценнее, чем он заплатил. Чары снимались добрых полминуты, и Драко довел себя до почти болезненного возбуждения, прикидывая все восхитительные возможности спрятанные внутри. Ящик замерцал, когда чары были сняты и Драко успокоился, открыв его, чтобы осмотреть содержимое, дыхание стало неглубоким и легким, как крылья бабочки. Он любил протягивать руку над своими сокровищами, ощущая поочередно гладкую, гибкую, твердую, усаженную шипами, бархатистую текстуры под кончиками пальцев, прежде чем выбрать и остановить прикосновение на вещи, которую он хотел больше остальных. Но прошлой ночью ему хотелось только одну вещь, которая была недоступна. Поэтому пришлось заниматься этим с имеющейся в его распоряжении альтернативой. Дилдо, которое вытащил Драко, было самым большим изо всех имевшихся у него. Взвесив его со шлепком в ладони, Драко грустно улыбнулся, вспоминая, как возбудился, когда только купил его. Найдя это дилдо во время похода по голландскому аналогу Диагон-аллеи, он чувствовал себя так, будто все Рождественские праздники и дни рождения наступили одновременно, и он все еще помнил свой самый первый оргазм, когда использовал его. Оно было привлекательным на вид, совершенно прозрачное и имело форму настоящего пениса, но больших размеров, чем какой-либо иной виденный им на тот момент. Он обхватил его пальцами, ощупывая реальные контуры, воплощенные в резиновом пенисе и вспомнил, как неровности поверхности заставляли его испытывать такое огромное наслаждение, чтобы втягивать это дилдо в себя крепкими жадными мускулами. Опустившись на колени перед открытым ящиком, Драко почувствовал, как его внутренности разжижаются от предвкушения и нетерпеливо дотронулся до дилдо, при этом тихий вздох вырвался из его приоткрытых губ. Как же Драко любил это дилдо. Это была самая большая вещь, когда-либо проникавшая в него. До тех пор, пока не появился Гарри и не разрушил это представление. За одну единственную ночь страсти он поднял планку так высоко, что Драко не мог больше испытывать то же самое чувство волнения, заталкивая в себя дилдо. Если бы он не нуждался в нем так сильно, то поддался бы нарастающей депрессии и смирился. Но об этом не могло быть и речи. Вытащив из ящика бутылку своего любимого масла, Драко перенес свое вечернее развлечение на кровать. Он отбросил полотенце на пол и нагой опустился на покрывало. Драко любил массаж. Он представлял себе сильные руки Гарри, исследующие его тело и готов был держать пари на половину своего состояния, что массаж в его исполнении был бы запредельно восхитительным. Тем временем он наклонил бутылку и плеснул лужицу чистой жидкости в углубление на животе, Драко закрыл глаза и представил, что это был Гарри, дразнящий его, держа бутылку высоко и позволяя маслу капать по одной капле, покрывая крошечными брызгами торс и он был бы счастлив, если бы они попадали и на чувствительную кожу головки тоже. Он даже представил тихий дразнящий смех Гарри в ответ на свое нетерпеливое ерзанье. Отодвинув на минуту масло в сторону, Драко обмакнул кончики пальцев в жидкость, и размазал ее по телу, рисуя узоры на грудной клетке и кружа вокруг затвердевших сосков, прежде чем резко ущипнуть их большим и указательным пальцами. От этого он зашипел вслух, страстно желая грубого обращения с ними, сильно сдавливая подушечками пальцев до тех пор, пока они не стали скользкими, заблестев от масла, заставляя его потерять хватку, когда он потянул их вверх, безжалостно выкручивая плоть. Тогда Драко выгнул спину и представил, как зубы Гарри сжимаются вокруг одного из них. Прикусывая достаточно сильно, чтобы остался синяк. В этот момент он прикусил нижнюю губу, увлеченный своей фантазией, перекатывая плоть между зубами так сильно, что все еще чувствовал боль, прижимая ко рту край кофейной чашки, потерявшись в возбуждающих воспоминаниях. Бедра Драко заерзали, а ноги раздвинулись ноги, при мысли о Гарри над ним, вжимающим его в матрас, и как он при этом впивается острыми зубами в его упругую кожу, может быть даже достаточно сильно, чтобы потекла кровь. Ммм, да. Это было бы здорово. Попробовать свой собственный вкус на языке Гарри, когда тот, наконец, поцелует его. Драко затвердел даже еще больше, подумав об этом, как прошлой ночью в своей спальне, так и сейчас, в своем кабинете. Драко провел рукой по всему телу, покрывая его маслом перед тем, как нежно погладить свою эрекцию. Но это было только поддразнивание, достаточное лишь для того, чтобы начать задыхаться и распалиться в предвкушении возможного проникновения. Пока он лежал, он крепко сжимал внутренние мускулы, подготавливая себя и представляя мысленным взором нагое тело Гарри и голодный хищный блеск в его глазах, когда он подготовил себя к тому, чтобы проникнуть внутрь. И потом – наполненный обожающим удивлением взгляд Гарри, когда он до конца вошел внутрь, с трудом веря удовлетворенному стону Драко, и глядел вниз на его лицо. Обведя намазанным маслом пальцем вокруг мягкой окружности мошонки, Драко обошел твердую округлость, потянувшись дальше между слегка раздвинутых ягодиц, погружая кончик пальца внутрь, почувствовав ободок туго натянутой под его касанием плоти. Затем ощущение спокойствия, правильности прочно зафиксировалось в его теле, приветствуя вторжение ради облегчения, которое, в конце концов, было доставлено его измученному либидо. Сидя в своем кресле в кабинете, Драко наклонился, вспоминая, как палец скользил внутри него, и почувствовал, как чашка кофе задрожала в руках, но не захотел поставить ее на стол, чтобы не расставаться с уютным теплом. Он вздохнул и снова вернулся к своим воспоминаниям. Ему не понадобилось много времени, чтобы почувствовать потребность во втором пальце, а затем и в третьем. Тремя пальцами всегда было труднее работать, чем по его мнению это должно было быть, и было разочарованием чувствовать натяжение его дырочки вокруг такого небольшого вторжения. Ему никогда не удавалось втолкнуть в себя три пальца слишком уж далеко, чтобы не изогнуться неудобным образом. Но это не имело значения, так как его анус был достаточно разработанным, чтобы вставить в него дилдо и его пальцы не играли большой роли. Убрав руку, он накрыл ею себя, чувствуя тяжелый ритм своего сердцебиения, отдающийся в паху. Он посмотрел на низ своего тела и активизировал в памяти зрелище члена Гарри, исчезающего в просвете между их телами и поддался опьяняющему ощущению давления от введения в ту часть своего тела, которая была скрыта от его взгляда. Больше чем что-либо еще его интересовало, как он выглядел бы, распростертый лицом вниз, а Гарри вколачивался бы в него. Он хотел видеть огромный член Гарри, скользящий внутри, хотел видеть каждый дюйм невероятно широкого пениса, с силой прокладывающего в нем тропинку и заявляющего права на его дырку, как на собственную. Если бы он только мог видеть это, видеть себя, раздвигающегося под неистово нежной лаской Гарри. Он тщательно намазал маслом дилдо, скользя влажными пальцами по прозрачной поверхности, прежде чем осторожно приставить головку и толкнуть его внутрь. Как только дилдо скользнуло внутрь, его дыхание сбилось, переходя в долгий медленный вздох удовлетворения. Он почувствовал, как мускулы расслабились, приглашая двинуться глубже. Он толкнул его дальше, будучи не в состоянии игнорировать то, как оно прокладывало себе путь внутри его тела, обожая то, как пульс бьется в горле, и его грудь порозовела, разгоряченная желанием. Вначале Драко двигал им медленно, отыскивая чувствительный узелок нервов недалеко внутри себя, и слегка коснулся его контурами пениса. Он стонал при каждом толчке, чувствуя, как бедра начали плавно двигаться, в то время как тело отвечало и умоляло о Гарри. О, Боже, Гарри. Он плотнее сжал рукоятку дилдо и сильнее надавил им. Достаточно сильно, чтобы оно стукнулось о тело, и это было так далеко, насколько вообще могло быть. Но не так далеко, как Гарри – не хватало, по крайней мере, нескольких дюймов. Чтобы компенсировать недостаток длины, он с силой двигал им взад-вперед, не обращая внимания на то, что причинял себе боль, стремясь получить все то, что давал ему Гарри. Он почувствовал, как начали дрожать мускулы ног, в то время как он грубо насиловал себя, потираясь пахом о руку, лежащую между ног и молотящую его дырку с сумасшедшей страстностью. Крик Драко стали такими же отрывистыми и хриплыми, как и его движения были резкими и грубыми. Его бедра толкались о кровать вверх-вниз до тех пор, пока спина и ягодицы не вскричали, чтобы он прекратил избивать их. Но ничего не могло его остановить, поскольку он зациклился на Гарри и почувствовал, как его образ начал обволакивать его. Он едва мог слышать влажные всасывающие звуки, когда трахал себя, потому что каждый вздох был наполнен стоном или криком. Его глаза были плотно закрыты от сосредоточенности, глядя внутрь себя, чтобы оценить каждый доставляющий удовольствие отклик, проходящий сквозь его тело, врываясь в нервные окончания, и все, что он мог делать – это толкаться в себя все сильнее, пока первая волна надвигающегося взрыва не покатилась по его внутренностям, подобно шаровой молнии. Его живот был уже мокрым от масла и липкой влажности из члена, рука скользкая от всего этого, втирала любрикант в забытую эрекцию, пока Драко энергично трахал себя. О, Мерлин, он был так близко к оргазму! Каждый раз, когда его мокрый член терся о руку, он думал, что кончает. Наконец Драко посмотрел на себя, конвульсивно вздрагивающего, тяжело дышащего и блестящего от пота, глядя на быстрые движения руки, он живо представил себе Гарри, скользящего между его ног. И это было все. «ГАРРИ!» - вскрикнул он, и первая горячая струя вырвалась из него и разбрызгалась по груди. Его рука запнулась, трахая зад и он напрягся, выталкивая оставшиеся капли с максимально возможным усилием, покрепче зажмуриваясь, чтобы успокоить свои постыдные чувства от вечернего времяпрепровождения. Он откинулся назад опустошенный и страстно желая вздохнуть, в то время как член дернулся финальными толчками и успокоился на животе. Он убрал руку от паха и лежал, распластавшись, с каждым вдохом глубже вдавливаясь в матрас, восстанавливаясь после энергичного приступа надругательства над собой. Драко сидел в своем кабинете за столом, держа в дрожащей руке чашку кофе, желая получить свою обычную энергичность и провести это утро как и всегда. Кроме того сегодня он наказывал себя, поэтому не предпринимал никаких мер. Но сейчас об этом не было и речи. Он должен избавиться от напряжения или никогда не сможет сконцентрироваться на чем-либо. Остывший кофе расплескался на стол, когда он отодвинул кружку в сторону и ощупал бедро, чтобы освободить свой напряженный член. Боже, каким облегчением было ласкать себя, уверенность его движениям придавало расслабление в этот смущающий момент. Он пытался быть тихим, хотя в этом не было необходимости, потому что перманентные Заглушающие чары защищали его кабинет. Но это было табу. Он не смешивал работу и личную жизнь, этот сеанс мастурбации отпечатался на его добровольном самоограничении следами тяжелых сапог. Он быстро мастурбировал себя, нуждаясь в последующем расслаблении больше, чем в самом оргазме. Но когда он кончил себе в кулак, это было так же восхитительно и возбуждающе, как и всегда, и Драко несколько долгих мгновений наслаждался воспоминаниями о Гарри, облизывающем начисто свою руку после подобных, но более удовлетворяющих действий. Драко быстро очистил себя и привел в порядок одежду, на тот случай, если внезапно войдет Патриция. Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, может быть даже ненадолго задремав, пока чувство вины не заставило его вернуться к работе. Драко пролистал пергаменты, лежавшие на столе, сосредотачиваясь на сегодняшних делах. Гоблины большей частью были упертыми торгашами, ему всегда приходилось быть осторожным, когда он ходил в Гринготтс. Но он был уверен в себе, досконально разбираясь в порученном ему деле, вследствие чего умел эффективно справляться с ними. Он аппарировал в приемную банка, и его проводили в конференц-зал, стол в котором был накрыт к завтраку. Он потратил пару минут, приветствуя других участников встречи, прежде чем выбрать кресло и попросить принести чаю. Как только Драко поднес чашку ко рту, Губерт Мокридж ворвался в комнату, такой же раздражающе энергичный, как обычно. Драко почувствовал раздражение, когда Мокридж выдвинул соседнее кресло и плюхнулся в него, держа перед собой «Ежедневный Пророк», как палочку. - Должен сказать, мистер Малфой. Вы меня просто удивляете, - пророкотал Мокридж. Драко нахмурился, он обратил на мужчину спокойный пристальный взгляд и спросил: - Что Вы имеете в виду? Он поднял бровь соответственно вопросу. - Ну будет, будет Вам, мой милый мальчик. Вас с Поттером, конечно. В «Пророке» все написано! Желудок Драко сделал кульбит. Он напустил на лицо каменно-хмурый вид и зыркнул, упреждая неуклюжего мужчину о нежелательности продолжения. Угроза нависла над его головой. - Вот здесь! Смотрите! - показывал Мокридж, пытаясь справиться с газетой, открыл и ткнул пальцем в фотографию на полстраницы, на которой были сняты они с Гарри предыдущим вечером, наряженные в свои дизайнерские костюмы и с подобранными под пару бутоньерками. Комната вокруг Драко исчезла. Он застыл на месте, от одного взгляда на снимок. Гарри выглядел так эффектно, но его собственное изображение было таким, что скрутило его узлами и заставило кровь покинуть тело, оставляя его холодным, влажным и опустошенным. Должно быть, их, счастливо болтающих, застали врасплох, возможно, после ужина. Они смотрели друг на друга и довольно оживленно разговаривали. Их пальцы так часто задевали рукава друг друга, будто пытались привлечь внимание к особому моменту, который они создавали. Картинка повторялась каждые десять секунд, те же самые поглаживания, те же самые улыбки появлялись снова и снова. Но не улыбки расстроили Драко. В каждой черточке и линии его лица было неприкрытое, совершенное и полное обожание. Это было ясно как божий день. И теперь весь читающий газету магический мир знал, что он был любовником Гарри Поттера, всего лишь благодаря одному снимку. Он точно убьет фотографа. Он просто обязан придумать для этого более мучительный способ, чем Авада Кедавра. Нет смерти, которая была бы слишком мучительной для виновника этого этого насилия. Драко никогда еще не чувствовал себя таким обнаженным и уязвимым. Тем не менее, он попытался взглянуть на фотографию, но не мог заставить свое выражение лица говорить что-то другое, кроме как: «Ты – центр моей вселенной и я хочу поклоняться тебе каждым вздохом моего никчемного тела». Унижение от прошлой ночи было абсолютным. Его слабость была известна всем, означая, что он ни в коем случае не может сдаться сейчас. Он был решительно настроен доказать, что он сильнее и лучше, чем на этом снимке. Ему не нужен кто-то или что-то, чтобы обосновать свое существование. Ему есть что показать им всем. Он собрался, успокоился и вернулся в окружающую реальность, обнаружив, что несколько человек обращаются к нему с вопросами. Он был потрясен, поняв, что не представляет, о чем они все говорят. Голоса слились в однотонный гул, жужжали как акустический раздражитель до тех пор, пока не возникла угроза, что его мозги закипят внутри черепа. Его трясло так, что он не смел поднять руку, потому что дрожь была бы заметна всем. Он должен собраться! Это не должно продолжаться. Доверие к его профессионализму будет потеряно, если он не прекратит это в зародыше, немедленно. - Вы устроили митинг, Мокридж, - раздался громкий едкий голос. Драко посмел бросить взгляд на говорившего и с облегчением узнал Галара, президента гоблинского банка Гринготтс, стоявшего у кресла и прекратившего бесполезную болтовню толпы одним лишь уничтожающим взглядом. Драко никогда не любил в неразвитых общественном отношении гоблинов больше, чем в эту минуту. Тишина установилась в течение нескольких секунд, и все глаза повернулись от его вытянутого лица к представительному оратору, который призвал их к порядку и открыл встречу. Погрузившись в рутину рабочих дел, Драко отодвинул свое страдание в сторону и сконцентрировался на сегодняшних делах. Вернувшись в офис перед ланчем, Драко обнаружил Патрицию сражающейся с большой снежно-белой совой. Она пыталась согнать ее со спинки своего кресла, откуда та наблюдала за ее движениями со скучающе-отчужденным видом. Сова только перепрыгивала с одной стороны на другую, отказываясь отдавать большой конверт, который принесла. - Патриция?! - воскликнул он. Секретарша повернулась, ее волосы слегка растрепались, несомненно, благодаря стараниям выгнать сову. - Она не отдает письмо! - бросила она назад дрогнувшим голосом. Он не понял, в чем дело. - Она здесь уже полчаса. Не отдает конверт, а я не решилась отправить ее к Вам в Гринготтс с их несколько чрезмерными мерами безопасности. Он обошел стол и открыл дверь в свой кабинет, заметив, что сова быстро проследовала за ним. Она оказалась у его кресла раньше него, усаживаясь на явно любимое место - на спинку кресла, точно так же, как и за столом Патриции. - Теперь отдай мне его, - вздохнул он, потянувшись к, несомненно, получившему четкое указание животному. Сова подняла крыло и позволила отвязать от лодыжки тяжелый конверт. Он сел за стол и положил письмо рядом, намереваясь открыть его немного позже. Но у совы были другие соображения на этот счет. Она взмахнула огромным крылом перед его лицом, ероша волосы и приводя в беспорядок документы. Он ударил ее рукой, отталкивая от себя раздраженную птицу, громко крикнув ей «кыш». Надо отдать ей должное, белая сова была упорна. Она набросилась на руку Драко, резко ударив его острым клювом и поранив до крови, пока он не пошел ей на уступки и не взял конверт. Он просунул палец под плотную бумагу сзади и извлек квадратный снимок и лист пергамента, оба вниз лицом. Он перевернул снимок и был поражен, увидев оригинал, отпечаток с которого появился в «Пророке». Вблизи и в цветном исполнении это было намного хуже. Грудь почти нестерпимо сжалась, и он стукнулся головой об стол в совершенном раздражении. Он смотрел на себя, даже не замечая Поттера на снимке. То, что Малфой мог видеть – это его персональное и профессиональное падение, простиравшееся перед ним. У него перехватило в груди, и когда он попытался сделать вдох, но это с трудом удалось ему, будто он вдохнул слишком много кислорода. Драко не представлял, как долго просидел прикованный взглядом к снимку. Наверно, недолго, потому что он был одеревеневшим от напряжения, когда, наконец, протянул руку к пергаменту и перевернул его. «Я смотрю на снимок и думаю о тебе. Твоя мать была права, хотя «красавчик» не совсем подходящее слово, которым можно описать насколько изумительно ты выглядишь в этом костюме. Думаю, Армани - твой бренд, вне всякого сомнения. Я хочу поблагодарить тебя за прошлый вечер. Я получил больше удовольствия, чем ожидал, хотя должен признать, что самой лучшей частью было наблюдение за твоим смущением. Это дало мне множество различных идей, о которых, наверно, лучше всего здесь не упоминать. Думаю, это самая искренняя фотография, из всех, которые я когда-либо видел с каждым из нас. Согласись – мы хорошо смотримся вместе. Больше всего мне нравится то, что слабо мелькает в твоем взгляде, обращенном на мой рот. Кажется, будто ты хочешь знать, поцелую ли я тебя, так? И когда? Ты позволил бы мне? Думаю, да. Но это – на твое усмотрение. Я посылаю снимок, чтобы ты знал, что я думаю о тебе. Остальное я предоставляю тебе. Не исчезай слишком надолго. Мой член ждет тебя, Малфой. Значит, будь маленьким послушным боттомом и возьми то, чего желаешь. Ты же очень хочешь этого. Гарри. P.S. Не обижайся на Хедвиг. Она всегда злится на тех, кто пытается забрать мою почту. Если она будет немного агрессивна, то это объяснимо». Потирая кровоточащую руку, он подумал, что «объяснимо» не то слово, которое можно было бы применить к ее поведению. Он не мог поверить в это! Даже гребаная сова Поттера защищает его! Оставшись один, Драко вернулся к своим делам. Хедвиг пришлось улететь без ответа, когда он кипел от раздражения над фотографией, и нельзя было сказать, что он сожалел об этом. Драко только что начал биться над какими-то в высшей степени запутанными математическими формулами заклинаний, когда Патриция постучала в дверь и внесла несколько пакетов и стопку почты. Она положила открытую почту на край стола, явно немного обеспокоенная его реакцией на содержимое. Он, нахмурившись, посмотрел на нее. Кашлянув, Патриция начала: - Это не имеет отношения к работе, сэр. Это отклики на фотографию и статью о Вас и мистере Поттере. Драко видел, что она хочет найти ближайшую норку и сунуть в нее голову, интуитивно безошибочно просчитав его реакцию на ее слова. Но ее вины тут не было, так что он кипел молча. Она положила сумку от Пола Смита на край стола и кашлянула снова, но на этот раз нервничая еще больше. Такое поведение вызывало тревогу. Ничто не расстраивало Патрицию. В любой ситуации. Он посмотрел на нее и одним лишь взглядом потребовал, чтобы она говорила. - Я купила пятнадцать с половиной вместо шестнадцати, - пробормотала она слишком быстро, так, что предложение слилось в одно длинное слово. - Почему? - рявкнул он. - Потому что шестнадцатый будет ему слишком велик. Драко видел как она съежилась от малодушного страха, произнеся эти слова, явно испытывая огромное желание взять их обратно. Он сидел, оцепенев, глядя на нее, не в состоянии произнести ни слова. Она знает, - думал он. О, Мерлин, она знает и больше никогда не сможет снова уважать меня. Ему не было нужды спрашивать, как она узнала. Она видела фотографию, так же, как и все остальные. И она знала, что рубашка не могла ему подойти, потому что знала его размер, и что это не шестнадцатый. - И небольшая проблема с наручниками, сэр. Он снова сфокусировал взгляд на ее лице, понимая, что смотрел мимо нее. - Там были матово-черные и из нержавеющей стали. Вы не уточнили, какие предпочитаете. Поэтому я взяла оба варианта. Надеюсь, что это приемлемо. Она снова обрела свой невозмутимый вид, и Драко обнаружил, что это помогло ему тоже собраться - Спасибо, Патриция, - услышал он себя, - Вы все сделали правильно. Она ни разу не засуетилась, ни разу не посмотрела на него как-то иначе и не подала никаких признаков, что она вообще что-либо думала о его сегодняшнем странном поведении, как и о том, что он встречается с Гарри Поттером. Хотел бы он, чтобы все были такими же корректными, как она. Когда она была у двери, он тихо окликнул ее. - В самом деле, - сказал он серьезно. – Спасибо. Ему не надо было говорить больше ничего. Драко знал, что она правильно поняла, что он имеет в виду. Похоже, она знала его вдоль и поперек. Как оказалось, эта мысль не была ужасной, и он почувствовал облегчение, когда она закрыла дверь, отгораживая его от всего мира, пока он без свидетелей решал свою проблему. Тем временем Драко открыл сумку, с улыбкой смиряясь со своими покупками, хотя злость все еще пожирала его изнутри. Вынув булавки, он осторожно развернул рубашку и посмотрел на нее, держа на вытянутых руках и поглаживая высококачественный хлопок большими пальцами. Она была права – подумал он – шестнадцатый был бы слишком велик. Драко аппарировал домой в Мэнор с тем же самым чувством напряжения и с сильной головной болью. У него в портфеле в настоящий момент лежало восемь писем от совершенно незнакомых ему людей, писавших о том, как великолепно они с Гарри смотрятся вместе на фотографии и какой он счастливчик. Только одно письмо было угрожающим. Знаете, типа обещания превратить его яйца в серьги, если он чем-либо расстроит Гарри. Драко пожал плечами, только лишь удивленно фыркнув, изумляясь тому, как Поттер, без видимых усилий очаровывал каждого и заявлял права на преданность людей, которые никогда с ним даже не встречались. Харизма – подумал он. Как у покойного Люциуса. Но такая отличная от него в каждом направлении, слава Мерлину. Он услышал звуки голосов и пошел туда, нахмурившись, когда увидел Блейза со своей матерью, сидевших за обеденным столом, явно ожидая его появления, прежде чем приступить к еде. Он очень надеялся, что они не стали «слишком близки» друг с другом. Если это так, он должен незамедлительно положить этому конец. - О, дорогой, ты выглядишь просто отвратительно, - изобразила заботу мать, хотя он заметил, что она даже не потрудилась поставить свой стакан и хоть как-то утешить его. - И тебе добрый вечер, - саркастично пробормотал он в ответ, ловя взгляд Блейза и отводя свой, пока снимал пиджак и садился за стол. Усевшись, он довольно неизящно схватил свой стакан вина и опрокинул в рот в совершенном облегчении. - Судя по твоему виду, тебе это необходимо, - сказал Блейз сухо. Уголком глаз он мог видеть, что мать подчеркнуто кивает головой. - Итак, какого рода особенное извинение ты принес Гарри? О, да, - сердито подумал Драко. Прямо в самое уязвимое место, почему бы нет. Тут-то он понял, ради чего было это маленькое суаре – они сговорились против него и заталкивали ошибочность его действий ему в горло. - Почему ты здесь? – рявкнул он на Блейза, вызывая громкий шокированный вдох у матери. - Сегодня пятница, - ответил Блейз ровно. – Мы выходим по пятницам. На минуту установилась тишина. - Если у тебя, конечно, нет повода, чтобы потрахаться с опорой человечества. Нарцисса придушила короткий смешок, и Драко метнул на нее многозначительный взгляд, заставляя замолчать. Мать или нет, он проклянет ее в мгновение ока. Повернувшись к Блейзу, он сухо сказал: - Я не помню, чтобы давал тебе достаточно информации для составления твоего заключения. Блейз вызывающе смотрел в ответ, ожидая, что удастся ужалить в слабое место. Драко сощурил глаза и наклонил голову, выражение его лица было определенно ядовитым: - Разве только ты проявил повышенное любопытство и пошел к нему домой, чтобы из первых рук получить собственный небольшой опыт? Блейз наклонился через стол, не отрывая взгляд от Драко. - Ты будешь ревновать, если я скажу «да»? Драко почувствовал, как обжигающим жаром забурлила кровь, стремительным потоком хлынув по телу. Он не мог сказать почему, но мысль о том, чтобы сжать кулак и ударить лучшего друга в лицо вызвала волну предвкушения жестокого удовлетворения, которого он никогда не получал даже после действительно хорошей дуэли. - Нет, - огрызнулся он, тоже наклоняясь, отказываясь давать хоть какое-нибудь объяснение. Блейз подался назад, поднимая руки, именно так, как ожидал Драко. Они дружили уже достаточно долго, чтобы Блейз знал, до какого предела и как сильно можно на него давить, и он конечно только что понял, что приближался пик раздражения Драко. - Ты хочешь поговорить об этом? - предложил Блейз, по его тону было похоже что он действительно озабочен. Драко опустился назад на стул и тяжело вздохнул. – Нет, - сказал он, но поднял взгляд и все-таки благодарно кивнул. Уголки рта Блейза слегка поднялись, и Драко понял, что между ними снова все в порядке. Он повернул голову, услышав шуршание газеты. Надо было знать, что так будет! Нарцисса как гарпия набросилась на «Пророк», открывая его на этой гребаной фотографии! Но не только газета заставила его застонать вслух, он увидел поднос, парящий в воздухе рядом с ее креслом, поддерживая шаткую стопку нераспечатанных пергаментов. Он закрыл глаза и ахнул. - Тебе это не нравится, - корректно сказала мать. Не вопрос, спасибо и на этом. - Твой отец тоже ненавидел подобные вещи. Он посмотрел на нее и нахмурился. Она тяжело вздохнула, все следы ее обычной поверхностности исчезли. - Ты становишься совсем как он, Драко. Он замер. Это был не комплимент. Он нахмурился сильнее, пытаясь понять, значили ли ее слова что-нибудь иное, чем явная критика, но не сумел этого сделать. - Я никогда не видел тебя таким счастливым, - сказал Блейз так невыразительно, что Драко пришлось дважды прокрутить слова в голове, чтобы понять их. - Никогда. Драко почувствовал, как слезы брызнули у него из глаз и зажмурил их, пытаясь сдержаться. Он только тогда открыл их снова, когда приступ плача прошел. Два свидания, подумал он. Два свидания и я перенервничал больше, чем когда либо. - Блейз прав, Драко, - сказала мать. - Я думаю, мне нравится этот снимок больше всех остальных, может быть кроме того, где тебе два года и ты сидишь в кресле отца в его кабинете. Ее голос замер и Драко увидел, что по ее лицу проплывают воспоминания, не все приятные, судя по складке между бровей. В этот момент он понял, что она пережила. Всю ту боль и страдания, длившиеся так много лет, а он никогда даже не поблагодарил ее за то, что она его защищала. - Сынок, - вздохнула она, - я всегда все свои надежды возлагала на тебя. Она никогда раньше не говорила так. Ни когда Люциусу вынесли приговор, ни после его похорон. Тогда это было непреодолимо, это было искупление. Она посмотрела на него глазами полными боли: - Не будь им, Драко. Пожалуйста, не будь. Драко ничего не мог поделать с этим, совсем ничего. Он не был уверен, что смог бы открыть всю свою душу Блейзу, который знал почти все их секреты, не говоря уж о матери. Он чувствовал себя подавленным, но держал свои чувства в себе за непроницаемым барьером. - Я Малфой, - ответил он, в утверждении не прозвучало ни радости, ни гордости. - Да, - улыбнулась она грустно. - И поэтому ты можешь учиться на его ошибках и прожить более счастливую жизнь. Но за этими словами Драко услышал мольбу, будто она пронзительно кричала в танцевальном зале, и этот крик эхом отражался от стен, оглушая его. Куча свитков выбрала именно этот момент, чтобы рассыпаться, раскатившись во все стороны с подноса так, что большая их часть оказалась на полу. Драко с матерью посмотрели на них молча, будто ожидая, что они соберутся назад в стопку или исчезнут. - Они приходили сегодня весь день, - сказала Нарцисса. - Ты откроешь их сейчас или позже? - спросила она все еще с болезненным выражением лица. - Сожги их, - ответил он резко, сделав взмах рукой и собрав свитки назад на поднос, небрежно помяв многие из них. - Ты не хочешь узнать от кого они? - спросила она, наконец, искренне озадаченная. – Среди них может быть и от Гарри. Он посмотрел на нее и сел назад в кресло, делая еще один большой глоток вина. – Нет. Они от других людей. У меня еще уйма в портфеле. Совершенно незнакомые люди пишут, как хорошо мы смотримся вместе, - выдавил он в конце концов, его голос был полон презрения. - Но одно из них может быть от него, - добавил Блейз неуверенно. - Ты должен проверить, только чтобы знать наверняка. - Прекрасно, - сказал Драко, взглянув на друга. - Открой их. Но ты будешь разочарован. Он посмотрел на заинтригованные лица матери и Блейза и вздохнул. Он добавил: - Сова Поттера сегодня принесла мне конверт. И отдала только в мои руки. Даже не соизволила обратить внимание на Патрицию. Он прыснул, прежде чем продолжить: - Когда я сразу не открыл его, чертова кукла сделала это! Он поднял левую руку, показывая им след от удара клювом и опуская ее назад. Оба были шокированы, но Драко заметил, что лицо Блейза было также и полно изумления. Когда он снова взглянул на мать, то заметил, что поднос, слава Богу, исчез. Блейз наклонился вперед. - Что было в письме, Драко? - спросил он с усмешкой. Драко почувствовал, что краснеет под пристальным взглядом. Он не мог даже взглянуть на них и услышал приглушенное хихиканье своего друга, вызванное его дискомфортом. - Оригинал, - пробормотал он, уткнувшись в колени. - Оригинал чего? - выпытывал Блейз. - Оригинал фотографии из «Пророка», - Драко не намеревался никому говорить об этом и удивился, как они ловко вытянули из него информацию. Он должен был быть очень не в духе, чтобы быть таким управляемым. Нарцисса заворковала взволнованно, а Блейз опустился назад в кресло, проницательно разглядывая Драко. - Ты можешь поместить этот снимок на приглашения на свадьбу! Драко медленно повернул голову в сторону матери и посмотрел с выражением полной неуверенности на лице. - Мы не можем пожениться, ты – глупая женщина, - сказал он, растягивая слова, будто объяснял что-то очень простое маленькому ребенку. - Мы оба мужчины, дорогая мама, на тот случай если этот факт ускользнул от твоего внимания. Он увидел, как к ней возвращается ее хорошо известное, как любимый плащ, сумасбродство. - О, вздор! - Она взмахнула рукой, подчеркивая восклицание. - Мы почти короли. Мы можем делать все, что захотим. Он наклонился вперед, положил локти на стол и уткнулся лицом в ладони. Он громко простонал. - Скажи ей, Блейз. Пожалуйста. Но ответа не последовало, поэтому он поднял взгляд на друга, который только пожал плечами, будто говоря «А я что могу сделать?». - Нам надо поговорить о птичках и пчелках, мама? – снисходительно спросил он. - Потому что если ты думаешь, что мы можем пожениться, то ты, несомненно, также думаешь, что мы можем иметь детей. Он поднял брови, глядя на нее с чем-то сродни жалости к ее глупости. - О, дорогой! – воскликнула она. - У меня есть идея насчет этого. О, Мерлин. Если ты меня слышишь, пожалуйста, останови эту проклятую женщину, вообразившую себя мыслителем, произнес Драко про себя. Он терпеливо ждал, когда она изложит свою, вне всякого сомнения, нелепую идею. - Ну, конечно, - начала она. – Я смирилась с тем фактом, что ты не можешь родить. Хм. Драко не был уверен, что ему нравится тон, которым это было произнесено. Небольшое беспокойство поселилось у него в желудке. - Поэтому, полагаю, что я могла бы сделать это! - закончила она. О, Боже. Это было намного хуже, чем он представлял себе. Его мать! Беременная в ее возрасте! И кто, черт возьми, будет отцом? Отвратительное подозрение поселилось в нем и он посмотрел на Блейза широко открытыми шокированными глазами. - Она же не говорит о том, что ты, - он не мог найти слов, чтобы продолжить. Блейз засмеялся. Драко не был уверен, что кожа друга была действительно такой темной. Похоже, он покраснел. - Ну - ответил Блейз. - НЕТ! Ты не будешь моим новым отцом. - Драко произнес это голосом по крайней мере на три октавы выше, чем обычно. Он услышал звонкий смех матери позади себя и повернулся к ней с выражением отвращения на лице. - О, нет, дорогой, - добавила она. – Я навела справки насчет твоего Гарри и - Он не мой Гарри! - рявкнул в ответ Драко. - Неважно, дорогой. Он будет твоим, если ты будешь хорошим мальчиком, - она повысила голос, чтобы заглушить бессвязный протест Драко, и он сдался, позволяя ей продолжить. - Как я сказала, я поговорила с моими подругами и узнала кое-что довольно интересное о Гарри Поттере. Она замолчала, ожидая, что он будет умолять ее продолжить. Но он не показывал своего любопытства. В конце концов, любопытство было слабостью. Нарцисса отказалась его ждать и продолжила. - Кажется, раньше у Гарри было что-то и с женщинами тоже. Драко похолодел. Он знал об этом, конечно, но - Ты хочешь сказать, что у него где-то есть ребенок? Его желудок перевернулся, и он почувствовал тошноту. - Нет, нет, дорогой. Ничего подобного, – она сладко улыбнулась ему. – На самом деле я подумала, что мы с Гарри могли бы - НЕТ! - заорал он, выскакивая из своего кресла, отталкивая его при этом назад. - Ты не посмеешь коснуться его. Он мой! Он стоял, сотрясаясь от гнева, чувствуя себя более отвратительно, чем когда либо, глядя на женщину и удивляясь, какой черт он заменил его мать на этого Волдеморта в юбке, когда он не видел. Его правая рука так и чесалась вытащить палочку, но злость сменилась на неуверенность, когда он увидел, как она снова удовлетворенно утопает в кресле и триумфальная улыбка приподнимает уголки ее губ. - О. Понимаю, - сказала она спокойно. – Я действительно не представляла себе, что ты испытываешь к нему такие чувства. Драко почувствовал себя опустошенным. Он знал, что они собираются выпытать у него что-то, но не предполагал, что они заставят его признаться в чем-то подобном. - Но теперь ты нам проговорился. И я очень рада за тебя, дорогой. К сожалению, должна извиниться, мне нужно подготовиться к сегодняшней вечерней встрече. Нарцисса грациозно поднялась со своего места, и Драко ухватил Блейза, который тоже поднялся вместе с ней, заметив периферийным зрением его движение. Как только она вышла из комнаты, Блейз плюхнулся в кресло, уставший и встревоженный. Он поднял свой стакан и залпом выпил. «Твою мать», - вздохнул он про себя. - Ты больше не можешь этого отрицать, - спокойно сказал Блейз. – Это все, чего мы хотели. Всего лишь чтобы ты признался в этом себе. Драко взглянул на Блейза, но не смог заставить себя улыбнуться. Просто смотрел безучастно. - Ты не должен ничего говорить нам, в конце концов. Это и так ясно, как божий день. Драко откинул голову назад и уставился на потолок. Он слышал, как принесли обед и едва дотронулся до него, совершенно не имея аппетита и впервые в жизни желая, чтобы его окружали милые, простые, покладистые хаффлпаффцы, а не коварные ублюдочные слизеринцы. Или всесильные гриффиндорцы. На протяжении всего ужина они очень мало разговаривали. Блейз позволил Драко уйти в себя, и он был благодарен ему за это. Наконец, он отодвинул свою практически полную тарелку и посмотрел на Блейза. - Итак, - весело сказал Блейз. - Что мы делаем сегодня вечером? По твоему виду похоже, что ты мог бы посетить Дворец Дрочил, если ты не сегодня вечером не делаешь Поттеру минет. Драко покачал головой, привыкший к чувству юмора Блейза. - Это гетеро ночь. Ты знаешь, я иду только для того, чтобы доказать свою точку зрения. Он содрогнулся, прежде чем продолжить. - Последняя вещь, в которой нуждается мой организм - так это разглядывание кучки пустоголовых, грудастых шлюшек, подпрыгивающих вверх и вниз на воткнутых в них полувялых членах. Я клянусь, что большинство порнозвезд-мужчин должны быть геями. Ты никогда на увидишь вялой мужской плоти в полностью мужском фильме. - Я ничего не знаю об этом, - пробормотал Блейз. - И стараюсь не смотреть. Драко однажды брал с собой Блейза посмотреть порнофильм с геями. Подобные попытки больше никогда не повторялись, как забавно это, вне всякого сомнения, было (для Драко, во всяком случае). Он совершенно отчетливо вспомнил посеревшее лицо Блейза и усмехнулся своим воспоминаниям. - Прекрасно, - сказал, наконец, Блейз, отталкивая свое кресло ногой. - Ты иди в душ, а я выберу клуб, пока буду ждать. И не трать полночи, укладывая волосы! - Окей! Иду, иду, - сказал Драко, ухмыляясь, идя вслед за Блейзом по направлению к кабинету. - Держу пари, что ты, также, кричал для Гарри, - добавил Блейз с намеком, заставляя лицо Драко слегка покраснеть. Внизу лестницы он сильно шлепнул Драко по заднице и сказал: - Поторопись, любовничек. Стоя под душем, он обдумывал сложившуюся ситуацию. Драко знал, что сдался под давлением, оказанным Блейзом и матерью. Единственный вопрос, мог ли он продержаться достаточно долго, чтобы спасти хоть малую толику самоуважения? Время покажет. А тем временем, несомненно, не повредит быстренько подрочить, вызвав одну из многочисленных фантазий о Гарри, не так ли? Он решил, что не повредит.
Глава 6
ГЛАВА 6 Несмотря на свое настроение и очень напряженный день, этот еженедельный пятничный выход с Блейзом был тем, что требовалось Драко, чтобы начать кое с чем определяться на будущее. После дня, наполненного страданиями, он обнаружил, что хорошо чувствует себя, занимаясь делами, не связанными с Гарри. Он даже был несвойственно ему мил с двумя хихикающими юными ведьмочками, подошедшими к ним в маггловском ночном клубе, в котором они оказались, чтобы выразить свои поздравления. Хотя возможно такое поведение было вызвано только лишь алкоголем. Каковы бы ни были причины, ранним субботним утром Драко лежал в постели, уютно завернувшись в купленную накануне рубашку от Пола Смита. Он спал, как ребенок, и проснулся с улыбкой на лице. О, Боже, подумал он. К старости я совсем размякну. Но один взгляд под одеяло доказал, что этого явно не произойдет. Расстегивая рубашку, чтобы получить возможность добраться до цели, вместо того, чтобы просто поднять ее, Драко представлял себе, что он раздевает Гарри, пробегая нетерпеливыми руками по груди, прежде чем спуститься ниже, целиком теряясь в каждом дюйме этого ох-какого-желанного тела. Ему понадобился тревожно и жалостно короткий промежуток времени, чтобы эякулировать и, направляясь в душ, Драко размышлял: а что если на самом деле, меньшие по размеру члены кончают быстрей, чем большие. Только что он видел это, пример этого утра мог быть оправдан либо тем, что это единичный случай, либо чем-то иным, ну, тренировкой по сдерживанию своего либидо, когда речь шла о Гарри. Драко посмеялся про себя, рассмотрев эту дилемму, подумав, что последнее предположение было не таким раздражающим, чтобы принять его. Субботние утра он проводил в спортзале, регулярно, как часы. Драко хотел бы бывать там чаще, чем два раза в неделю, но жизнь диктовала свои условия, и об этом не могло быть и речи. В конце концов, должен же был он спать и есть, равно как и работать, правда? Но теперь ему, конечно, придется еще уплотнить расписание, если он не собирается каждый раз, когда что-нибудь пойдет не так, изнывать от возбуждения. Может быть, дополнительная тренировка помогла бы ему вымотаться в достаточной степени, чтобы кровь пореже приливала куда не надо в самые неподходящие моменты? Стоило попытаться. Итак, через три часа физической и умственной пытки, сломав один тренажер и ноготь из-за попытки поднять чрезмерно нагруженную штангу, Драко обнаружил себя в душевой с эрекцией в руке, размышляющим какого черта ему с этим делать. Ну, это было не совсем так. Он знал, что ему с этим делать, но тянул время, размышляя, стоит ли вернуться назад в зал и потратить час или чуть больше на еще один раунд тренировки, и решил вместо этого пройтись по магазинам. Это была куда более действенная терапия. - Нужна помощь? Драко полуобернулся на голос и с надменно-скучающим видом неприветливо взглянул на Дейва, постоянно ошивающегося в душевой гомика. - Нет, - Драко не думал, что можно выразиться яснее, особенно если его слова сопровождались явно грубой и отталкивающей усмешкой. - Ну, судя по твоему виду, тебе может быть это нужно, - не отставал Дейв. Твою мать. Драко выпустил член и повернулся лицом к Дейву достаточно медленно, чтобы тот мог прочитать язык тела и понять, чтобы тот уносил свою волосатую задницу и шел дрочить чей угодно член. И уж точно не член Драко. - Я сказал - нет, - отрезал Драко. - Теперь убери свои гребаные руки из этой кабинки и проваливай побыстрее. Дейв, который был почти килограммов на тридцать тяжелее, чем Драко со всей его развитой мускулатурой, усмехнулся в ответ и шагнул в кабинку, указывая направление своего движения ослабевшим от стероидов членом. Когда шерсть на загривке Драко встала дыбом, его эрекция опала, но Дейв не собирался из-за этого отступать. - Я видел, как ты смотрел на меня, - Дейв произнес это самым соблазнительным тоном, приводя Драко в смущение. О, конечно. В другое время и в другом месте он, возможно, воспользовался бы предложением Дейва, но по некоторым причинам все его великодушие испарилось и заменилось смесью злости и отвращения. - Ты ошибаешься, - твердо сказал Драко, наступая на мужчину, предпочитая атаковать, чем становиться жертвой. В конце концов, Дейв был магглом и не мог быть достойным соперником Драко. - Если я и смотрел, в чем серьезно сомневаюсь, так только для того, чтобы изучить побочные эффекты от препаратов, которые используют те, кто занимается бодибилдингом. - Драко пренебрежительно посмотрел на мужчину. Дейв, конечно, посмотрел вниз на свою эрекцию и нахмурился. - Что-то не так? - спросил он, обеспокоенным голосом. Драко вздохнул. Во-первых, этот мужчина пытался изнасиловать его (что было понятно, он был таким соблазнительным), а теперь еще ждет какого-то подбадривания? Смешно сказать. - Послушай, Дейв, - начал Драко менее агрессивно, чем мог бы. - Ты - не мой тип. И даже если бы и был им, у меня есть друг. Хм. Это было немного волнующим. Драко действительно думал о Гарри, когда говорил это. - Не ври мне, Дрейк, - ответил Дейв, выглядя все более и более раздраженным, по мере того как его собственное возбуждение спадало и уменьшалось до незначительного. - Ты любишь себя слишком сильно, чтобы влюбиться в кого-либо еще. Ооо. Это было обидно. Прямо в цель, Дейв. Странно, еще месяц назад Драко такое замечание ничуть не задело бы. Драко потер глаза рукой и оперся спиной на стенку душевой кабинки так, чтобы вода падала как искрящаяся завеса между ними. - Во-первых, - начал Драко, - это действительно значит то, что я сказал. Мерлин, я только что услышал, как говорю это? Я должно быть болен. Либо так, либо это какой-то странный побочный эффект после того как в задницу попадет сперма гриффиндорца. Черт! Может быть, это и правда болезнь или какая-нибудь инфекция, - думал он. Дейв поднял брови и отступил к краю кабинки. - И, во-вторых, - продолжил Драко, немного смутившись, - Я действительно начал кое с кем встречаться. Так что я не заинтересован. Драко почувствовал, что немного покраснел, главным образом из-за того, что признался магглу в том, что он не свободен, даже если эта связь была пока только в его голове. Прошла пара секунд молчания, в течение которых оба они смотрели на льющуюся воду. - Я не верю этому, Дрейк, - сказал Дейв удивленно. – Я два года наблюдал, как ты расхаживаешь с важным видом, будто ты владелец этого спортзала и заигрываешь с каждым геем, который входил в эту дверь, и ты действительно завязал с этим? Драко был возмущен, заметив крайнее изумление в голосе Дейва и усмешку, появившуюся на его лице. - Я не знаю, кого ты мог бы осчастливить! - Дейв ухмыльнулся и быстро поправился. - Нет, нет. Кто осчастливил бы тебя. Я держу пари, что твоему новому парню требуется терпение гребаного святоши, чтобы быть с таким потасканным любовником, как ты. Рот Драко открылся в совершеннейшем шоке, и он уперся руками в бедра. - Не называй меня Дрейком. Я ненавижу это. И я не потасканный! Усмешка Дейва переросла в гогот и Драко почувствовал в животе первое беспокойство из-за неуверенности. В глазах Дейва определенно читалось: О, да, ты именно такой. - И плевать, - буркнул Драко. – Что случилось в последнюю минуту, что превратило меня из намеченной на сегодня жертвы в королеву драмы? Пожалуйста, пусть я не буду королевой, - простонал он про себя в легкой панике. Дейв посмотрел на Драко сочувственно. Сочувственно! Как будто он был расстроен плохими известиями или чем-то навроде того. Как ни странно, он утешающе положил руку на плечо Драко, прежде чем сказать: - Не обижайся, Драко, - осторожно произнес он. - Ты великолепно выглядишь, и я не отказался бы от минета - Дейв подумал немного, наклонив голову: - или мастурбации. Но отношения? Ни в коем случае! О, Мерлин, внутренне содрогнулся Драко. Гребаный маггл, с мозгами размером с чечевицу, думает, что мне очень нравится тяжелый труд. Что, твою мать, должен думать Поттер? - Чем он занимается, этот парень, - спросил Дейв. - Укрощает драконов? Драко фыркнул над этой насмешкой: - Что-то типа того. Все происходящее казалась ему слишком сюрреалистичным. - Приведи сюда как-нибудь это чудо, - сказал Дейв, выходя из кабинки и снова опуская занавес: - Хотел бы я увидеть его. Даже не надейся, ревниво подумал Драко. После того, как Дейв оставил его в покое. Вернее, в компании с собственными мыслями. А это нельзя было приравнять к покою в привычном смысле слова. На самом деле, положительной была только одна мысль, что ему больше не надо было беспокоиться о еще одной эрекции. Слыхали? Дейв взял это на себя... Драко еще какое-то время стоял под душем, размышляя о себе и о своих характерных особенностях. Он всегда считал себя перфекционистом с очень высокими требованиями к себе и ко всем окружающим. Мог он нечаянно отпугнуть Гарри? Чепуха! Он с ним еще даже не встречался, а уже беспокоится о том, что все идет не так. Одевшись, Драко отправился на Диагон-аллею, понимая, что пришло время связаться с Гарри, но по правде говоря, не был уверен, как это лучше сделать. Он блуждал по магазинам, раздумывая, что бы купить такое ценное и многозначительное. Он совершенно зашел в тупик и мог сказать, а это о чем-то говорит для такого завзятого шопоголика, как он. Он дважды прошел мимо крупнейшего на Диагон-аллее цветочного магазина «Фабулус Флора», не очень обращая на него внимание в первые два раза, потому что был уверен, что не стоит посылать цветы. Конечно, он никогда не делал этого, может быть по этой причине он и подумал, что это подошло бы. Осознание этого убедило его пойти и посмотреть. Если он в кои-то веки купит цветы для кого-то, то только для единственного человека, который сумел перевернуть за неделю вверх дном всю его жизнь и изменил его отношение к самому себе. Он подошел к привлекательной хозяйке и попросил подобрать для него самый большой и самый дорогой букет, какой только возможно. Она энергично взмахнула палочкой, заставляя деликатные растения и фольгу взметнуться, складываясь в огромный букет, искусно обернутый в гофрированную бумагу и перевязанный фиолетовой лентой. Женщина выхватила букет из воздуха, взмахнув им грациозно над прилавком для ближайшего рассмотрения. Она пыжилась о гордости своим со вкусом сделанным пышным творением. Драко был впечатлен цветами, но что-то обеспокоило его, когда он наклонился, чтобы понюхать их. Они почти не пахли, а тот запах, который присутствовал, был не намного лучше, чем сорная трава. Он сморщился от легкого отвращения и покачал головой. Цветы были слишком вульгарными. Слишком обезличенными. Они несли только одно сообщение – я богат. И Драко не был уверен, что таким образом модно привлечь Гарри. Женщина расстроилась и огорченно взмахнула рукой, чтобы разрушить сооружение и вернуть цветы назад в горшки. - Я хочу что-нибудь более ну, не знаю, выразительное что ли, - произнес Драко, жестикулируя, чтобы попытаться описать неописуемое. Женщина понимающе улыбнулась: - Возможно, что-то более говорящее о чувствах? Он немедленно кивнул. – О, да. Именно это я имел в виду. Драко увидел, как она отворачивается от него и берет несколько пышных пепельно-розовых роз. Они, бесспорно, были хороши, но далеко не самые оригинальные или самые прекрасные цветы в магазине. Женщина подошла, медленно перемещая цветы по воздуху, будто бы ткала стеблями заклинание. Тяжелый запах окутал Драко и он вдохнул прекрасный аромат, наполняя им легкие и наслаждаясь им. - Прекрасно пахнут, не так ли? - спросила хозяйка. Он счастливо улыбнулся и согласно кивнул. Запах вызывал в памяти покой и тишину солнечного летнего полдня, проводимого в безделье в тени дерева за чтением книги, опустив голову на колени любимого человека. Она подняла цветы и коснулась лепестками его щеки. Какие мягкие, - вздохнул он про себя. Он закрыл глаза и позволил себе почувствовать ласку на своей коже, напомнившую ему столь же нежные участки тела Гарри и такие же ароматные. - Пожалуйста, дайте эти, - тихо сказал Драко. Женщина посмотрела на него с легкой улыбкой в глазах: - Да, милый. Конечно. Он смотрел, как она добавляет несколько некрупных цветов и листьев, чтобы подчеркнуть все достоинства роз, и как она изумительно непринужденно создает из всего этого прекрасный букет. Она положила карточку на прилавок, и Драко приготовил перо, чтобы сделать надпись. Было так тяжело найти правильные слова. Он хотел сказать что-то простое и выразительное, удачно выбранное, дающее реальное представление о том, что он представляет из себя, и вместе с тем приятное Гарри. В конце концов, он выбрал всего два слова: «Прости меня». Цветочница обернула букет красивой бумагой и позвала мальчика, доставляющего цветы через каминную сеть, чтобы отправить их. - Для кого цветы, милый? - спросила она Драко, который уставился в пространство, с трудом осознавая тот факт, что он стоит в цветочном магазине и отправляет другому мужчине букет роз. В самом деле, сколько еще геев можно было здесь встретить? - Гарри, - прошептал Драко, находясь мыслями где-то в ином месте. - Гарриет, милый, - переспросила она, выдавливая у Драко легкий смешок, когда он снова обратил на нее свое внимание. - Гарри Поттеру, - сказал он, подняв бровь, с теплой улыбкой. Лицо женщины растаяло от слов Драко, и она улыбнулась в ответ, немного порозовев. - У Вас есть его адрес? - спросила она. - О. Нет. Я никогда не задумывался об этом. Я думал, их отправят совой, - прошептал Драко, отчасти смущенный изъяном в плане. - Ничего страшного, милый, - успокоила она. - Мой Питер никогда не ошибался с доставкой. Не так ли, Питер? - показала она на мальчика в униформе доставщика, который выглядел очень смущенным, но, несмотря на это, вполне компетентным. Питер кивнул и взял цветы с почтительностью, которая успокоила Драко. Он вернулся в суету Диагон-аллеи довольный собой не только от принесенного извинения, что сделал, возможно, впервые в жизни, но и тем, что схватил мантикору за хвост и ответил взаимностью на авансы Гарри. Теперь ему оставалось только надеяться, что этого было не слишком мало и не слишком поздно. Драко вернулся домой вскоре после покупки цветов. Странное нетерпение охватило его – беспокойство без видимых причин. Он съел немного салата и выпил две чашки чая, прежде чем понял, что он ждет. Ждет сову от Гарри. Черт, на что это похоже? Драко никогда не приходилось получить письмо письма или вызов через камин. Он всегда держал своих мимолетных пассий на крючке безразличия, продолжительного молчания. Впервые Драко подумал о том, насколько уязвимым он сделал себя. Что если Гарри решит отомстить ему и повести себя, как ублюдок? Нет. Он не может так поступить. Или может? Неспособный бездействовать, Драко прошел в свою спальню и открыл шкаф. Он сел на пол, снова и снова вертя в руках две пары безупречных стальных наручников, пока металл не согрелся. Пока возился с ключами, чтобы подобрать подходящие к каждой паре, Драко принял решение. Это было странно завертывать наручники и ключи самому. Обычно такую работу делала Пипин, но он не хотел, чтобы любимый домашний эльф матери проболталась ей невзначай о сексуальных наклонностях сына. Драко не мог решить, что написать в сопровождающей записке, поэтому решил вообще ничего не писать. Наручники сами в полном объеме говорили о его намерениях, и он интуитивно чувствовал, что Гарри поймет значительно отличающейся смысл этого подарка по сравнению с цветами. Он позвал филина, который терпеливо ждал, пока Драко прикрепит к его лапам звякающий сверток. Самуэль вполне мог быть таким же настойчивым, как Хедвиг, но Драко нравилось думать, что его манеры намного лучше. Он открыл окно в спальне и выпустил птицу, потом смотрел, как Самуэль улетает, уменьшаясь до размеров точки, а затем и вовсе исчезает. Драко потратил в пустом беспокойстве тридцать секунд, приводя в порядок содержимое коробки с запонками, прежде чем потерял интерес к этому делу и швырнул их назад в большую блестящую кучу. Он спустился в библиотеку и вытащил несколько потускневших книг с полок. Драко любил готовить зелья, и эти книги могли занимать его часами своим мрачным и необычным содержанием. Но не сегодня. Он оставил их беспорядочной кипой на столе, отправляясь назад в свою комнату и бросаясь на кровать. Ему было слишком не по себе, даже чтобы возбудиться, что было особенно странным. Казалось, что прошло пять лет, хотя на самом деле, прошло только тридцать пять минут, когда раздалось характерное постукивание в окно. Драко подпрыгнул с бьющимся в горле сердцем и обнаружил Хедвиг, поглядевшую на него с выражением превосходства на покрытой перьями морде. Он не мог поверить своему счастью, увидев ее, представляя собой и впрямь жалкое зрелище. Он нащупал задвижку и быстро поманил сову, почувствовав, как зазвенело от напряжения тело, когда она облетела несколько кругов по комнате, что выглядело так, будто она выбирала хорошее место, чтобы приземлиться. Скотская театральность, зло подумал Драко. Когда Хедвиг, наконец, соизволила усесться и позволила Драко забрать его письмо, она чопорно держала ногу, будто ее попросили сделать что-то совершенно отвратительное. Он потянулся, чтобы погладить ее по голове, и сова неспешно отвернулась от него, пока перед его лицом не оказалась ее спина. Она повертела хвостом и раскрыла крылья, взлетев раньше чем пальцы Драко успели коснуться ее. Он был уверен, что проклятая тварь только что показала ему задницу! Хотелось бы, чтобы это не было символично, черт побери! Драко взял пергамент, вернулся назад и сел на кровать, ломая восковую печать и разворачивая свиток трясущимися руками. «Привет. Я никогда не предполагал, что под холодной внешностью скрывается романтик. Думаю, мне это нравится! И не извиняйся. Я прекрасно провел с тобой время в четверг. Я хотел бы это как-нибудь повторить. Хотя, может быть, без такого количества народа вокруг. Я поставил розы рядом с кроватью и могу нюхать их, думая о тебе. Может быть, ты мог прийти и проверить на правильное ли место я поставил вазу? Итак, когда мы снова куда-нибудь пойдем? Или ты предпочтешь никуда не ходить? Как ты уже мог заметить, я легко Гарри». Драко выхватил пергамент и перо из письменного стола и написал ответ: «Я рад, что они тебе понравились. Я не был в этом уверен. Что ты делаешь сегодня вечером? Драко». Он сбежал по лестнице и взял без спросу сову матери, не имея терпения ждать, пока вернется Самуэль, и немного раздражаясь, что Хедвиг не подождала его ответа. Он чувствовал легкость и тепло, когда поднимался по лестнице пружинящим шагом. Драко был бесконечно благодарен за то, что Гарри не играл с ним. Он слишком запутался, вряд ли он был способен обдумывать долгосрочные романтические стратегии. Решив сходить в ванну и полежать там час или два, Драко присел на ее край, читая и перечитывая письмо Гарри. Он улыбался, представляя, как Поттер ставит цветы рядом с кроватью и ложится рядом, думая о нем. Может быть даже не только думая К тому времени, когда он вышел из ванны почти два часа спустя, Самуэль пикировал вниз и протиснулся в приоткрытое окно. Он только лишь погладил его и дал ему несколько кусочков корма, прежде чем нетерпеливо выхватил пергамент и возбужденно надорвал его. «Наручники, Малфой? Ты домогающийся или предлагающий? Я ставлю на последнее. Они пристегнуты к изголовью моей кровати и ждут, когда ты принесешь сюда свою прелестную задницу, и мы сможем использовать их. Я не могу дождаться, когда увижу, как ты их одеваешь. Вообще-то, я иду в спальню и прямо сейчас думаю об этом». А сорок минут спустя неизвестная сова принесла еще одно письмо. Он впустил птицу внутрь, скрестив пальцы и все, что мог скрестить, надеясь, что это - приглашение на свидание. Его сердце оборвалось, когда он прочитал: «Приношу свои извинения. Кое-что случилось и у нас почти нет шансов увидеться сегодня вечером. Уверяю - это не то, чего бы я хотел, но не представляю, когда смогу освободиться. Может, не совсем не смогу вырваться. Поэтому не жди меня и измени свои планы. Если я смогу в конце концов прийти, то найду тебя. Гарри». Драко был уничтожен. Он уже выбрал специальную «трахни меня» одежду и собрал в маленький пакет некоторые вещи, которые могли потребоваться, если бы он не пришел домой ночевать, и фыркнул разочарованно. Я найду тебя. Что это значит? Имение не было доступно для незваных гостей, а если бы Драко ушел, то Гарри не знает где его искать. Они не настолько хорошо знали друг друга, чтобы иметь представление об излюбленных местах посещений. Смирившись с фактом, что Гарри не сможет его найти, Драко быстро оделся и отправился к Блейзу домой на чашечку чая и за поддержкой. Блейз готовился идти на свидание, но он прервал свое занятие и провел какое-то время с Драко, давая тому необходимую поддержку и утешение. Блейз крепко обнял его, когда Драко рассказал о цветах и был уверен, что видел, как глаза лучшего друга наполнились слезами. Он никогда раньше не чувствовал столько теплой радости, исходящей от Блейза, и Драко был немного сконфужен когда Блейз стал смеяться без причины и без конца обнимать его. Но он не спорил. Он чувствовал себя великолепно, возможно потому, что, наконец, сделал что-то, что заслужило полное одобрение друга. После того как Блейз вытянул из него множество обещаний, что он не отправится немедленно трахать все, что движется, он стал готовиться на выход, а Драко вернулся домой в Мэнор и оделся, чтобы пойти в «Сансет клуб». Он прикинул, что пары часов наблюдения за жестким мужским трахом будет достаточно, чтобы отправиться в постель не только с улыбкой на лице, но и со значительно уменьшившимся напряжением, чем сейчас. Он всегда чувствовал себя анонимность и свободу, спрятавшись среди магглов, которые так болезненно отрицали свою истинную натуру, проскальзывая на места подальше от других зрителей и находя удовольствие в уединении. Драко понимал, что как только начинался фильм, он становился частью их. Но не более того. Спускаясь по лестнице, чтобы проверить, вернулся ли Самуэль, Драко столкнулся с матерью, сидящей на кухне и похрустывающей сельдереем. Проклятая баба столько ела, что он удивлялся, как ей удавалось выглядеть такой бледной и худой. - Куда-то уходишь, дорогой? - спросила она прожевав. - Да, - ухмыльнулся он в ответ, держа перед собой пальто, подтверждая свои слова. - Я могу пойти с тобой? - О, нет. Это плохая идея, - грубовато ответил Драко, нарочно так, чтобы она покраснела. Нарцисса разочарованно фыркнула. - О. Значит, ты идешь туда, - утомленно сказал она. Так. Это было плохим знаком. - Какое именно место ты имеешь в виду? - спросил он так невозмутимо, как только мог, надеясь, что она действительно ошибается в своих предположениях. - Не стесняйся, милый. Тебе это не идет, - недовольно сказал она, прежде чем бросить ему легкую улыбку. - Ты идешь в этот секс-кинотеатр, - добавила она, проявляя осведомленность. О, что за черт. - Хорошо. Ты поймала меня, - сказал он ровно. - И я не возьму тебя с собой, поэтому найди кого-нибудь еще, кто бы развлек тебя сегодня. Я не пойду туда с матерью, как ты понимаешь, - добавил он неловко. - Смотреть на толпу сексуальных мужчин, трахающихся друг с другом? - ухмыльнулась она в ответ. - Совершенно верно, - ответил он, вызывающе подняв бровь. Она громко вздохнула. – Ну, прежде чем сесть, удостоверься, что сиденье чистое, милый. Я полагаю, что от пены обивка там совершенно... мокрая. Драко увидел, как у матери передернулось лицо от откровенного отвращения. Это было смешно. - Благодарю за такую заботу о моей личной гигиене, - фыркнул он. - Я постараюсь эякулировать на пол, а не на сиденье, если смогу сдержаться. - Мерлин милосердный, Драко! - вскрикнула она шокированно. – Что ты несешь? - Ты начала это, - пожал он плечами. - Не жди. Он не побеспокоился обернуться, когда выходил из холла, чтобы аппарировать в город. Фильм шел уже около часа, когда Драко услышал, как кто-то вошел и сел позади него. В зале было всего четыре человека, а потому свободных мест было более чем достаточно, чтобы у них обоих было больше уединенности. Он пожал плечами, отказываясь обернуться и посмотреть. Однажды такое уже было, когда какой-то мужчина пытался приставать к нему. Драко лениво подумал, сходил ли тот мужчина когда-нибудь к своему маггловскому доктору, чтобы выяснить, почему это он вдруг приобрел довольно отвратительный случай геморроя. Драко только наклонил голову, чтобы получить лучший ракурс для особенно отвратительной сцены анального проникновения, как человек позади него наклонился и прошептал: - Какая прелесть, богатенькому мальчику нравятся такие нездоровые места, как это? Твою мать. Поттер. Слегка повернув голову, он ответил: - Впитываю культуру. Гарри мягко засмеялся и этот звук дрожью отозвался в его теле, пробуждая возбуждении, но не затрагивая эрекцию. Драко почувствовал, как Гарри оперся на спинку его кресла, почти касаясь лицом его волос. - Ну, ты наверняка впитаешь кое-что из этих кресел. Но я сильно сомневаюсь, что это культура. Драко потянулся, покрутил плечами и нечаянно задел Гарри: - Ты говорил с моей матерью? – засмеялся он. Гарри не ответил. Вместо этого он перелез через ряд и сел рядом с Драко, изогнувшись в его сторону так, что смотрел на него, а не на экран. Драко не повернулся. Он не смотрел на Гарри и позволил увидеть, как ему неловко от того, что его застигли врасплох. Он собирался быть холодным, даже если это последнее, что он когда-либо делал. - Я не знал, что тебе нравится смотреть, - тихо сказал Гарри, явно поддразнивающим голосом. Драко слегка улыбнулся. - Ну, теперь ты это знаешь, - ответил он. Гарри восхищенно засмеялся. Драко услышал его даже сквозь громкие звуки хрипения и стонов, доносящихся с экрана. - Я думаю, что вряд ли здесь требуется шептать, Поттер. Не похоже, чтобы ты помешал остальным зрителям разговором. Он чувствовал оживление и нервозность, как подросток, впервые почувствовавший зов гормонов. Его температура поднялась в считанные секунды, как только он почувствовал, что Гарри дышит ему в шею. Дыхание Драко сбилось, а потом и вовсе замерло, когда Гарри положил ему на бедро руку. Он не двигал ей, просто положил со всем теплом, страстностью и обещанием. Драко почувствовал, как его член сильно дернулся в первый раз, с тех пор как он пришел в кинотеатр. Драко пялился на экран, на котором была мешанина из тел всех цветов, но практически ничего не замечал. Когда он выдохнул, то его дыхание было дрожащим и неровным. - Ты хочешь этого? - спросил Гарри, на этот раз без тени развлечения в голосе. Драко нахмурился и в первый раз повернулся к Гарри. - Чего? – спросил он, глядя в его улыбающиеся глаза и удивился тому, насколько выразительными они были, даже несмотря на то, что в них постоянно отражалось мелькание кадров фильма. - Ну, знаешь, заняться этим с двумя сразу, как этот персонаж там, - спокойно сказал Гарри. Выражение его лица говорило, что если Драко захочет, то он ему это организует. - О, нет, - ответил Драко, качая головой. - По очереди, может быть. Но не в одну и ту же дырку, - скривился он. Гарри посмотрел на него пристально и скользнул рукой на дюйм или два ближе к паху, но не более. К этому времени эрекция Драко безмолвно вопила, чтобы Гарри немедленно занялся ею. - Тогда ладно, - наконец сказал Гарри с явным облегчением в голосе, - не уверен, что я смог бы делить тебя с кем-то еще. Драко широко улыбнулся и отвернулся, делая вид, что внимательно смотрит фильм. - Как ты нашел меня? - спросил Драко небрежно, ломая тем временем голову, как Гарри удалось это, проклиная Блейза на чем свет стоит за то, что это конечно он выдал его секреты. - Не надо так удивляться. Я же сказал, что найду, – беспечно сказал Гарри. - Я знаю. Но как? - упорствовал Драко, искренне заинтересовавшись. - Следящие чары, - ответил Гарри и одновременно скользнул рукой выше по бедру Драко, пока кончики его пальцев не прижались к тугой выпуклости на брюках. У Драко голова пошла кругом. - Ты наложил на меня Охотничье проклятье? - спросил он резко. Гарри только слегка улыбнулся. - Нет. Не было необходимости. Драко позволил себе продемонстрировать на лице выражение легкой досады на неразговорчивость Гарри. Это сработало, потому что Гарри пояснил: - Я умею находить людей. Это что-то вроде внутренней карты, которая говорит мне в каком направлении идти. И это получается легче, если человек, которого я хочу найти, думает обо мне. Драко хотел что-нибудь сказать, но не смог произнести ни слова. Гарри наклонился ближе: - Ты думал обо мне, Малфой. Я смог почувствовать это. Драко чувствовал, как челка Гарри щекочет его скулу. Он надеялся, что Гарри поцелует его, но он не сделал этого. Он просто держал его, горячо дыша ему в лицо и пристально разглядывая. Драко вздохнул. Гарри был прав. Он едва ли думал о чем-то еще с тех пор, как проснулся утром. - Мы уходим? - спросил он, когда Гарри провел кончиками пальцев по развилке и прожег горячий след сквозь брюки по его плоти. - Куда? - спросил Гарри, в его голосе внезапно появилось возбуждение. - К тебе или ко мне. Все равно, - сумел произнести Драко, толкаясь в руку Гарри. Эта рука накрывала его пах и сжимала его нежно и крепко. Достаточно крепко, чтобы заставить каждый мускул его тела одновременно и напрягаться и расслабляться. Драко громко застонал и заметил расслабленное выражение лица Гарри периферийным зрением. Даже такое простое выражение было более соблазнительным, чем откровенный грубый секс, который сейчас демонстрировался на экране перед ними. Гарри пососал мочку уха Драко, и он почувствовал, как озорные зубы дразняще прихватили и начали перекатывать плоть. Драко моментально обмяк на сиденьи. Гарри, похоже, принял это за приглашение, потому что наклонился так, что почти лежал на боку Драко. Рука Гарри жестко потерлась о пах Драко, надавливая навстречу каждому толчку вверх, и Драко подумал, что кончит прямо в штаны. Рот Гарри на его ухе и потом целующий его шею вызывал невероятные ощущения, и он мог бы позволить раздеть себя, наклонить над сиденьем впереди и трахнуть прямо здесь и сейчас перед всеми, кто захотел бы обернуться и смотреть на них. Боже! Гарри мог свести его с ума! - Если мы не уйдем сейчас, - выдохнул Гарри, - я трахну тебя прямо здесь. - Не уверен, что меня это беспокоит, - ответил Драко прерывистым измученным голосом. Рука Гарри натолкнулась на ремень и грубо начала вертеть его. Они оба раздраженно застонали из-за этой помехи, Драко оттолкнул руку Гарри, чтобы расстегнуть ремень и брюки. Бешеный темп траха на экране ударил Драко по нервам и только добавил удовольствия. Когда рука Гарри щупала Драко под нижним бельем, раздался звонок мобильного телефона, прервавшего их прелюдию. - ЧЕРТ! - воскликнул Гарри, вытаскивая руку и проводя ею по теперь уже явно не ярко-зеленым цвет прядям. - Не останавливайся сейчас, - умолял Драко, глядя, как Гарри вынимает мобильник из заднего кармана. Его сердце упало, когда он увидел выражение лица Гарри и услышал короткий разговор, означавший, что Гарри исчезнет так же быстро, как и появился. В самом деле, Гарри закончил разговор и глубоко вздохнул с унынием. - Я должен идти, - сказал он тихо. Драко был совершенно разбит. - Почему? - огрызнулся он сердито, застегивая ширинку и с трудом одеваясь, все еще находясь на пике возбуждения. Гарри посмотрел на него, его лицо было расстроенным. - Гермиону отправили в больницу. Это на три месяца раньше срока. Рот Драко застыл в молчаливом «Ох!», и он, что Гарри может продолжать, если хочет. - Рон работает аврором и сейчас уехал по работе, потому что они не ожидали этого. Я был с ней весь день в больнице. Я пошел искать тебя, когда приехал Рон, ведь ей нужен он, а не я. Гарри выглядел так, будто вот-вот заплачет. Но нет, опасность заплакать ему не грозила, но его лицо сохраняло крайнее беспокойство. Драко схватил безвольную руку Гарри и сжал ее ободряюще. Гарри продолжил. - Медики решили вызвать роды из-за некоторых проблем. У нее двойня и они боятся, что одного из них могут потерять. Драко чувствовал, что меняется в лице, видя явное отчаяние Гарри. - Тебе надо идти, - сказал он мягко. - Ты нужен им там. Мы можем увидеться в другой раз. Гарри кивнул медленно, с благодарностью. - Прости, - прошептал он. - Не надо. Я знаю, каково это. У Панси и Винса было три выкидыша. Это их почти сломало. – Он подумал о причине отчаяния своих друзей, с которым они столкнулись, когда пытались завести детей и заинтересовался, насколько это тяжело для тех, чьи семьи были большими. Когда Гарри встал, он наклонился и поцеловал Драко в лоб. Это было беспечное касание губ, но оно в этот момент означало для Драко очень много. - Если я смогу, то вернусь, - сказал Гарри без особой надежды в голосе. Драко грустно кивнул: - Хорошо. Гарри сделал шаг назад и Драко обнаружил, что потянулся остановить его. - Могу я чем-нибудь помочь? - спросил он немного нервно, зная, что он делает предложение Гарри, а не Уизли и Грейнджер. Гарри погладил его по щеке и улыбнулся: - Думаю, что нет, но спасибо, что предложил. Увидимся. - Пока, - прошептал он в спину Гарри совсем неслышно. Он посидел какое-то время в кинотеатре, чтобы собраться с мыслями перед тем как, в конце концов, отправился домой, не имея ни малейшего представления о том, что происходило в фильме. Драко метался и ворочался в постели пару часов, задремывая ненадолго и затем снова просыпаясь. Он не мог припомнить, чтобы у него когда-нибудь было такое сексуальное разочарование. Драко подумал, что мог грубо подрочить, если бы не был так взволнован. Поэтому он вел себя, как примерный мальчик и не давал воли рукам. Он занял дрожащие пальцы тем, что расстегивал и застегивал свою «ночную» рубашку снова и снова, открывая нагое тело воображаемому Гарри и дразняще прикрывал себя снова. Он понимал, что это упражнение только усугубляет его мучительное одиночество, но ему необходимо было чем-то заняться. Он, должно быть, забылся в какой-то момент, потому что его привел в себя отрывистый стук в окно, безошибочный признак того, что сова пытается влететь в комнату. Он отдернул штору, и был одновременно возбужден и подавлен, увидев Хедвиг, садящуюся на выступ окна, принесшую ему пакет и письмо. Она запрыгнула внутрь, не беспокоясь о том, чтобы повыпендриваться на этот раз. Она просто позволила ему без помех забрать его корреспонденцию. Драко сломал восковую печать на пергаменте, развернул записку и прочитал: «Как ты понял, я не могу вернуться, но надеюсь, что вместо меня ты примешь этот подарок. Я сделал это для тебя несколько дней назад. Я отправлю тебе сову завтра, если вернусь из больницы. Гарри. P.S. До этого еще никто не присылал мне цветы. Или наручники. Я восхищен обими подарками, Драко. Они безукоризненны. P.P.S. У Гермионы все хорошо. Я пока не могу оставить их. Надеюсь, ты понимаешь». Он поднял взгляд на большую белоснежную сову, глядевшую на него, держащего в одной руке пакет, а в другой письмо. Она была у Гарри еще со школы, сейчас Драко вспомнил ее. - Ты останешься сегодня на ночь в нашей совятне, Хедвиг, - сказал он ей ровно. Она раздраженно ухнула ему в ответ, но не улетела, как могла бы. - Ты можешь встретиться с Самуэлем, - добавил он словоохотливо перед тем как позвать Пипин. - Вы тоже должны подружиться друг с другом, потому что будете проводить вскоре много времени вместе, если я правильно предполагаю, - сказал он ей. Как только Пипин пришла и забрала Хедвиг, Драко уселся на постель. Он развернул маленький пакет из толстой коричневой бумаги, крайне заинтригованный обнаружил маленькую хрустальную бутылочку, содержащую, вне всякого сомнения, жемчужно-белое облако воспоминаний. Драко в течение нескольких секунд задумчиво повертел бутылочку между пальцами, прежде чем догадка или скорее надежда озарила его. Его сердце забилось сильнее, он подпрыгнул и поспешил достать думоотвод из шкафа. Драко тяжело опустился на край постели, пристально разглядывая бутылочку. Одной рукой он держал каменную резную чашу, рассеянно поглаживая руны, высеченные по краю обода. О, Мерлин! Это может быть что угодно. Надеюсь, это то, о чем я думаю... Он вытащил пробку, запечатывавшую узкое горлышко большим пальцем, и смотрел, как воспоминания переливаются в чашу, кружась и вздымаясь под собственной тяжестью. Было что-то завораживающее в процессе переливания. Полулежа на постели, Драко сделал несколько успокаивающих вдохов, прежде чем наклонился над чашей. Как только его лицо погрузилось в мутную субстанцию, Драко пустил свое тело в замедленное свободное падение. Он был в приподнятом настроении, обнаружив себя стоящим на пороге спальни Гарри. О, да. Пока что все шло точно по плану. Гарри теперь знал, что он был вуайеристом, но Драко удивился, каким образом он вычислил скорость твердения его члена от перспективы увидеть кое-то из их прошлых развлечений. Он отчасти забеспокоился, увидев Гарри, входящего в спальню из ванны, одетым в вещи, которых он никогда раньше не видел. Он замер, пригвожденный страхом, что ему предстоит увидеть, как Гарри развлекается с кем-то еще. Поттер не мог сделать что-то настолько жестокое, правда? Пульс Драко глухо стучал в горле. Он прислонился к дверному косяку для поддержки, борясь приступом тошноты, нарастающим в животе. - Интересно, где ты стоишь, - мягкий голос Гарри проникал прямо в Драко, затаившего дыхание. Он увидел, как Гарри повернулся лицом к кровати, глядя в пространство, туда, где по его мнению находился невидимый ему Драко. - Или может быть ты уже на кровати. Ммм. Я хотел бы думать, что это так, - продолжил Гарри. Драко смотрел, как он забирается на кровать и, улегшись на бок, похлопывает по матрасу рядом с собой. - Иди сюда, Малфой, - тихо приказал Гарри, и легкая улыбка тронула его губы. Драко пересек комнату, странно чувствуя себя от того, что Гарри не мог его видеть. Удручающе было находиться так близко к нему и, тем не менее, не иметь возможности коснуться друг друга. Он опустился на кровать на другой стороне от Гарри и повернулся к нему. Их разделяло менее двух футов. Драко не мог удержаться, чтобы не попытаться коснуться Гарри, но рука прошла сквозь него, не почувствовав ничего более чем движение воздуха на ладони. - Теперь ты знаешь, какая сторона в постели твоя, правда? - томно улыбнулся Гарри, глядя прямо на Драко так пристально, что тот был уверен, что Гарри должно быть нашел способ действительно видеть его. Моя сторона, - подумал он. Благодарю, я предпочел бы лежать в постели прямо под тобой, если это все равно. Не было никакой беды в том, чтобы возражать вслух, правда? Как бы то ни было, он подумал, что чувствует себя немного глупо. Гарри громко вздохнул. - Хотя я предпочел бы проводить большую часть времени на тебе. – Лицо Гарри расплылось в озорной улыбке, и Драко не мог не засмеяться в ответ, немного тронутый тем, что они думают одинаково. – Мне неудобно говорить тебе это, - начал Гарри, его глаза оторвались от того места, где, глядя на него, лежал Драко. - Я не менял постельное белье два дня после того, как ты ушел. Острая боль пронзила сердце Драко от этого признания и он удивился способности Гарри быть настолько искренним. Он пристально разглядывал лицо Гарри и увидел слабый румянец на его щеках, который давал представление о том, чего ему стоило признать это. Острая боль сменилась каким-то теплом, которое просочилось также и в его желудок. Гарри застонал в беспокойстве и откинулся на спину, глядя в потолок. Драко изучал линии его профиля и протянул руку, очерчивая в воздухе форму уха Гарри, огорченный тем, что не имеет возможности потрогать его. – Как тебе удается так хорошо пахнуть, Драко? - спросил Гарри шепотом. Когда Гарри так произнес его имя, не сердито или со страстью, а так невольно интимно, Драко был потрясен. Скажи это снова, просил он. Это так чудесно звучит в твоих устах; не беда, если это когда-нибудь померещится. - Знаю, что обещал дать тебе время, чтобы разобраться со всем этим, но я не могу, - сказал Гарри. Он снова повернул голову в сторону Драко, и Драко обнаружил, что ерзает на постели, настолько он смог почувствовать, будто они смотрели друг на друга, а не были разделены временем и пространством. – Я увлечен тобой, Драко, - улыбнулся он. - Ты пробудил мое любопытство, чтобы узнать тебя лучше. Ты возбуждаешь меня. – Я уверяю тебя, что это чувство полностью взаимно, - ухмыльнулся Драко. - Ты заставляешь меня хотеть заполучить тебя. Удержать тебя, - добавил Гарри, и выражение его глаз стало еще более плотским. Драко совсем успокоился. Ты никогда не причинишь мне боль, - подумал он, появившаяся уверенность удивила его, как и то, что ему было приятно слышать эти слова. Он никогда не думал до этого момента, что эмоциональная уверенность может быть так важна. - Я не думаю, что ты оценишь сентиментальное объяснение в моей абсолютной одержимости тобой, - спокойно сказал Гарри. - Но думаю, что ты должен правильно оценить, увидев, что ты делаешь со мной, – закончил он. Держу пари, что ничего из того, что ты делаешь со мной, - подумал Драко, пытаясь не обращать внимания на эрекцию, настойчиво толкающуюся в хлопковую рубашку. - Ты заставляешь меня возбуждаться, Драко. Почти все время. Драко сглотнул с трудом и обнаружил, что его взгляд блуждает по телу Гарри, спускаясь вниз, пока не увидел явную эрекцию, прикрытую одеждой. Дай мне увидеть тебя, - молча умолял Драко. Я хочу увидеть, как ты трогаешь себя, и знать, что ты думаешь обо мне. Он смотрел, как, дрожа, поднимается и опускается грудь Гарри и заметил необъяснимое отражение своего собственного возбуждения. - Мне всегда нравилось мастурбировать, Драко, но делать это под рабочим столом и надеяться, что никто не войдет в это время – это не смешно. Они оба фыркнули в этот момент, собственные воспоминания заставили Драко широко ухмыльнулся. Он смотрел, не отрывая глаз, как Гарри приподнялся, снял через голову черный свитер и сбросил его на пол, снова опускаясь на кровать. Глаза Драко блуждали по всему телу Гарри, но главным образом его взгляд был притянут к нескольким дюймам возбужденного члена, высовывавшегося из-под пояса черных джинсов, ремень которых был расстегнут. Он облизал губы, до того как осознал, что загипнотизирован прозрачной нитью влаги, которая сочилась из розовой головки и капала вниз, собираясь в липкое пятно на его животе. Ммм. Если бы я оказался там, я бы опустился и немедленно слизал все это прямо сейчас, - простонал Драко про себя. - Боже, мне нравится думать, что ты смотришь на меня, занимающегося этим, - сказал Гарри, его голос звучал немного напряженно. Я мог бы смотреть, как ты делаешь это весь день. В сущности, я мог бы, наверно весь день смотреть как ты делаешь все, что угодно, - вздохнул про себя Драко. Со ртом, наполненным слюной и оглушительно бьющимся сердцем он смотрел, как рука Гарри двинулась к расстегнутой ширинке. Гарри с трудом расстегнул верхнюю пуговицу, сдвинув для этого свою эрекцию в сторону. Расстегнув одну пуговицу, Гарри рванул грубую ткань вниз, разом обрывая все остальные. Черт, на нем нет нижнего белья. Драко ухватился за нижний край рубашки, поднял ее и сжал свой член. Было невозможно смотреть на то, что делал Гарри и не делать то же самое. Гарри спустил джинсы с колен и неловко отбросил их, полностью обнажившись и покраснел, протянув руку к Драко, но все равно оставаясь недосягаемым. - Я чувствую себя грязным, - прошептал он, когда взял в руку член и начал мастурбировать. – Как хорошо, - простонал он через несколько мгновений, его голос срывался. Черт возьми! Не так хорошо, как это выглядит. Драко двигал рукой в одном ритме с Гарри, замедляясь вместе с ним и ускоряясь, когда он делал то же самое. Глаза Драко жадно ощупывали Гарри, пользуясь такой исключительной возможностью разглядеть его без всякого стыда и какой-либо скованности. Ноги Гарри были лишь слегка раздвинуты и его мускулистые бедра напряглись и подрагивали, пока тело получало удовольствие. Драко обращал внимание на то, как Гарри удовлетворял себя, как он мастурбировал. В том как он сжал себя, не было ни малейшей мягкости. Кончики его пальцев впились в член, и рука двигалась по всей длине ствола все быстрее и быстрее. Когда большой палец Гарри приподнимался при каждой паре поглаживаний и размазывал влагу, вытекающую из него, по всей соблазнительной, так и манящей облизать ее головке, Драко делал то же самое. Он стонал вслух от удовольствия, желая чтобы и Гарри тоже мог видеть его. - Знаешь, что могло бы сделать этот процесс безупречным? – только и сумел выдавить Гарри сквозь тяжелое дыхание, его рука ритмично двигалась по члену. Драко смотрел, как крайняя плоть движется туда и обратно, туда и обратно, когда он дрочил себя, и думал в тысячный раз, как эта толстая закругленная совершенно идеально вошла бы в его рот, и он бы сосал ее так сильно, что Гарри умолял бы его никогда не останавливаться. А он бы и не захотел останавливаться. Рука Гарри замедлилась так, чтобы он мог отдышаться и говорить. Рука Драко замедлилась, когда Гарри повернул голову и посмотрел туда, где он находился. Лицо он Гарри заливал горячий румянец, лоб покрывали крошечные бусинки пота. Драко знал, что если бы он мог наклониться и сцеловать их, то его губы стали бы солеными и он бы облизывал бы их до тех пор, пока мог бы ощущать этот вкус. Скажи мне, - молча просил он Гарри. - Ты, стоящий надо мной на четвереньках, Драко, - сказал Гарри ему. Драко увидел, как глаза Гарри закрылись на мгновение, а ноздри затрепетали, когда вздох вырвался из глубины его груди. Драко не смог бы отвести от него глаз, даже если бы от этого зависела его собственная жизнь. – Отсасывающий мне. А я сунул бы язык в тебя, пока ты делал бы это. Рука Драко непроизвольно ускорила движение. Гарри искушал его чересчур сильно; воспоминания о том как он трахал его языком было достаточно, чтобы уничтожить терпение Драко, и он быстрым темпом двинулся к финишу, все время громко стоная и глядя любовнику в лицо. Глаза Поттера были закрыты, длинные ресницы вздрагивали, когда лицо напрягалось, затем расслаблялось и снова напрягалось, он закусил нижнюю губу, а тело содрогалось под действием мастурбации. - Я могу почувствовать твою упругую кожу под моими ладонями, Драко. Мои ногти впиваются в тебя, когда я раздвигаю тебя шире, и, Боже, твой вкус у меня во рту Когда спина Гарри выгнулась дугой на кровати, Драко кончил. Он громко закричал, но его никто не слышал, кроме него самого, забрызгивая белыми густыми каплями покрывало, исчезающими под кожей призрачного Гарри, будто никогда и не существовали. Глядя на то, как Поттер доводит себя до оргазма несколькими долгими и сильными поглаживаниями, пока сам он лежал запыхавшийся и удовлетворенный, Драко удивлялся такому изобретательному использованию думоотвода. Вуайеризм был сильно недооценен как сексуальное действие, особенно если объектом был кто-то такой весьма соблазнительный как Гарри. Он жадно смотрел в лицо Гарри, пока тот покорялся потребности тела кончить, запоминая каждую линию подбородка и каждый жадный глоток воздуха, когда он откинул голову на подушку и закричал. Рот Гарри был совершенен в оргазме, нахмуренное выражение смягчилось, гладкая кожа, порозовевшая от напряжения, светилась чем-то большим, чем просто внутренняя красота. Когда Драко, наконец, оторвал взгляд от лица Гарри, он собственнически оглядел его торс, прослеживая дорожку, оставленную каждой полоской и капелькой кремового семени на безупречной покрасневшей коже. - Боже, - тихо вздохнул Гарри. – Я не смог бы делать это слишком часто. – Он немного посмеялся над собой, прежде чем добавить: - Я не могу вспомнить, когда последний раз я после мастурбации чувствовал себя как выжатый лимон. Я знаю, что ты имеешь в виду, - зевнул Драко. Он фыркнул, понимая, что был напряжен наверно даже больше из-за Гарри, чем сам по себе. Что я не смог бы скатиться с тебя прямо сейчас и мы оба стали бы липкими и мокрыми, - думал Драко, запоминая эту идею, в будущем довести эту игру с Гарри до конца. Он не мог представить себе, насколько более возбуждающим могло быть реальное наблюдение за ним, во плоти делающим все это, возможность почувствовать его запах, жар его тела и услышать дразнящие грязные намеки, когда он касается себя. Но о человеческом воображении можно было говорить много. Гарри повернул голову в ту сторону, где как предполагалось, находился Драко. – Как я могу заниматься чем-нибудь еще, если все, чего я хочу, так это закрыться с тобой в моей спальне и выбросить ключи? Драко пристально смотрел в глубину не видящих его глаз Гарри, замечая в них потребность в душевном спокойствии и узнавая эту готовность , совпадающую с его собственными желаниями и его собственной потребностью быть рядом с кем-то, кто желал лишь его. - Это не просто секс, Драко, хотя Мерлин знает какой это чертовски невероятный секс, - застенчиво улыбнулся Гарри. - Ты заставляешь меня быть лучше во всем, быть большим, чем кто-то просто выполняющий установленные правила, потому что это оберегает общественные устои. Ты заставляешь меня зарабатывать твое уважение, вместо того, чтобы преподнести его на блюдечке. Драко увидел, как Гарри тяжело вздохнул. - Дай мне шанс сделать тебя счастливым, Драко. Я знаю, что могу сделать это. Я хочу этого. – Он замолчал на какое-то время и Драко комфортно откинулся назад, представляя, каково это было бы засыпать рядом с Гарри каждую ночь, укутанным в его объятия или драться за теплое место на прохладной простыне. Драко засмеялся, когда представил, как он потирает свои ледяные ноги о горячие ноги Гарри, и неизбежное громкое восклицание, и шутливую борьбу со всем, что за этим последует. - Я хочу целовать тебя, - сказал Гарри. - Я надеюсь, ты позволишь мне это, когда мы в следующий раз увидимся. - Да, Гарри. Я обещаю, - прошептал в ответ Драко. - Пока, Драко, - сказал Гарри грустно, протянув руку в его направлении и поглаживая покрывало кончиками пальцев. Даже зная, что он ничего не почувствует не остановило Драко от попытки накрыть своей рукой руку Гарри. Она погрузилась в призрачную плоть и совершенно пропала под иллюзорной кожей Гарри. - Спокойной ночи, Гарри, - сказал он. После секундной дезориентации Драко снова был на своей постели, чувствуя остывшее семя под ладонью там, где оно брызнуло на постельное белье. Он чувствовал себя более слабым и одиноким, чем хотел признать. Он снял пальцем пятно семени со стенки думоотвода, удивленный, что ухитрился не разбить его. Он разглядывал руны, вырезанные на каменной чаше в течение какого-то времени, разбираясь в своих ощущениях до мельчайших подробностей, отказываясь хоть сколько-нибудь прикрашивать их. Вернувшись к полному сознанию окружающей действительности, Драко наклонился над чашей и почувствовал себя в состоянии вернуться в воспоминания Гарри. Он просмотрел их еще дважды, прежде чем лег спать.
Глава 7
ГЛАВА 7 Драко не видел Гарри все воскресенье и, несмотря на то, что хотел бы почувствовать свои руки на грешных частях тела, ему было лучше по сравнению с предыдущим днем. Он думал о том, что их связь фактически переместилась на другой уровень почти без суеты. Кроме того, обе стороны признали наличие желания, даже если слова Драко не были услышаны Гарри. Но он чувствовал уверенность в том, что Гарри точно знает о том, что он заинтересован. В то время пока они не виделись друг с другом, они обменялись несколькими совами в течение дня. Драко сделал несколько блестящих замечаний на обычные намеки Гарри интимного плана и почувствовал важность того, что Гарри в ответ написал ему, что начал возбуждаться. Драко не мог поверить своему счастью. Господи, он мечтал о любовных отношения с кем-то именно таким - авантюрным и изобретательным. Мечтающим или фантазирующем, или и то и другое. Он знал, что воплощение всех его грязных фантазий теперь у него в руках и имели шанс воплотиться, доставляя удовольствие им с Гарри. Гарри хотел его. Он хотел разбить его на множество трепещущих частей и собрать их снова для своего удовольствия. Драко хотел отдать всего себя под жесткий контроль Гарри. Он всегда признавал, что удовлетворение в постели очень важно для него, но когда Драко рассматривал это в прошлом, он всегда представлял себя в доминирующей роли, не допуская возможности отдаваться самому, не признавая никого достаточно сильным, чтобы отдаться ему полностью. И сейчас он понял, чего он хочет, он хочет, чтобы именно Гарри, а не кто-то иной был таким человеком. Ему казалось странно-правильным выбрать его изо всех людей. Кто-то, кого он считал действительно достойным владеть собой. Он не написал ничего этого в своих письмах к Гарри, предпочитая намекать на это, обещая, что в следующий раз они займутся чем-то особенным. Несмотря на все намеки и поддразнивания, Гарри делился с Драко своим беспокойством о друзьях. Должно быть, весь клан Уизли находился в Св. Мунго и Драко удивлялся, как они там все размещаются. Не то, чтобы он собирался посетить госпиталь, даже если только там он мог встретиться с Гарри. Нет. Все указывало на то, что ему лучше оставаться дома, мечтая о горячем и потном сексе, вместо того, чтобы присоединяться к рыжей массе в переполненной комнате ожидания, игнорируя странное молчание, которое, несомненно, преследовало его повсюду. Рядом с ними Драко испытывал желание утащить Гарри в ближайшую кровать, даже если она будет стоять посреди переполненной палаты, ему приходилось слишком дорого платить за собственную сдержанность. Гермиона подверглась революционной альтернативе хирургического вмешательства, вместо родов близнецов, и сейчас у нее была двойня, извлеченная из ее тела без необходимых насильственных процедур. Оба ребенка, мальчик и девочка, были крошечными, но здоровыми, как и следовало ожидать. Она пока еще не пришла в сознание, но этого ожидали с минуты на минуту. Драко видел, как был обеспокоен Гарри, несмотря на все их подшучивания. Поэтому он не испытывал досады из-за того, что они не были вместе, изучая друг друга. Если бы это была Панси, Драко чувствовал бы то же самое. И, наконец, ему было удобно в его рубашке, даже если Гарри не надевал ее. Ведь он мог себе это представить? Он провел в ней большую часть дня, игнорируя вопросительные взгляды матери всякий раз, когда они пересекались во время его блужданий между кабинетом, кухней, совятней и спальней. Гарри прислал ему любовную записку сразу перед тем, как он пошел спать. Предварительно Драко наполнил бутылки горячей водой. Он знал, что это маггловская привычка, но это хорошо действовало и в магическом мире, не хуже, чем согревающие чары. Не считая того, что мечты Драко о том. чтобы завести бутылку в форме Гарри были сами по себе прекрасны. Он думал, что, возможно, никогда не будет мерзнуть снова. И отправился спать с этим убеждением. Для Драко утро понедельника проходило как обычно. Он прибыл в офис рано утром, как обычно, и принялся за неотложные дела. У него состоялась долгая незапланированная встреча с председателем банка, что сильно его удивило. Через час или чуть более после того, как он вернулся в свой офис, его побеспокоили. "Гарри Поттер хочет видеть Вас, сэр". Драко оторвался от газеты в удивлении. Патриция стояла у двери, смотря на него совершенно невозмутимо. Он почувствовал, как слегка покраснел. Что Гарри здесь делает? Он согласно кивнул и отложил перо и провел рукой по волосам, проверяя укладку. Он смотрел, как Гарри вошел в его кабинет, отказался от напитков и посмотрел, как Патриция закрывает за собой дверь. Затем Гарри перевел взгляд на него и бледное лицо Драко покрылось румянцем, а в паху разлился знакомый жар. Он смотрел, как Гарри пересекает комнату, направляясь к его столу, даже не представляя, как себя вести, когда он сказал: "Прекрасный кабинет, Малфой". Драко с трудом сглотнул. Способность говорить, казалось, пропала совсем. Не теплой ухмылкой, хищной знакомой улыбкой, как будто он прочитал каждую мысль в голове у Драко. Гарри остановился в шаге или двух от стола, не обращая внимания на предложенный стул. Драко попытался собраться, чтобы хоть что-то сказать. "Что я могу сделать для тебя?" - справился он с волнением в голосе. Гарри засмеялся низким сексуальным смехом. "О, много вещей, могу тебя уверить", - поддразнил он. Драко закрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться. Он услышал, как затрещал стол и, открыв глаза, увидел, что Гарри наклонился вперед, опершись на него руками, вырисовываясь прямо перед ним. "Я хотел бы пригласить тебя на ланч, если ты свободен", - добавил Гарри чуть более серьезным тоном. "Да. Хорошо", - ответил Драко, держа себя в руках и смотря в лицо Гарри. Это не было хорошим решением. Он увидел, как кончик языка Гарри высунулся и медленно облизал губы, делая розовую кожу блестящей. Он хотел, чтобы это рот коснулся его, хотел почувствовать, как язык оставляет следы на его теле. Он вспомнил совершенно отчетливо, как в первый раз этот язык вылизывал его между ног. Теперь он вспомнил, как Гарри проник в него, с усилием открывая его дырку и настойчиво пробуя на вкус. "Но сначала я хочу кое-что еще", - продолжил Гарри доверительным тоном, окрашивая слова грязным подтекстом. Драко уступил. Он смотрел в глаза Гарри, чувствуя, что он летит, цепляясь и запутываясь, как в паутине. Он позволил проявиться на лице своему желанию и нетерпению, и восторженно заметил на лице Гарри проблеск шока от своего проявленного соучастия. Гарри наклонился ближе. Драко почувствовал его дыхание на своем лице. "Да?" - прошептал Драко, испугавшись того, насколько сильно он хочет Гарри. Гарри широко улыбнулся. Он протянул руку и пропустил через пальцы волосы Драко, прежде чем сказать: "Я хочу сесть в твое кресло". О, - подумал Драко, чувствуя сильное разочарование. На Гарри продолжил. "И я хочу, чтобы ты опустился на колени". О, - это было намного лучше, подумал Драко, чувствуя, как тело облегченно расслабляется. "И потом я хочу, чтобы ты расстегнул мои брюки и вынул мой член". Гарри прикрыл глаза. Драко так сильно волновался, что когда попытался сглотнуть, то сделал это довольно слышно. Гарри вздохнул тяжело: "И я хочу минет, Малфой. Я хочу, чтобы это был лучший минет в моей жизни. Прямо сейчас". Драко подумал - о, да, я сделаю это. Он отодвинул кресло и встал, давая Гарри достаточно места, чтобы он мог пройти. Гарри обошел его, расстегнул на нем пиджак. Он провел кончиками пальцев по выпуклости на брюках Драко перед тем как грациозно опуститься на сиденье. Затем он протянул руки и взял Драко за бедра, подвигая к себе так, что их ноги касались друг друга. Драко посмотрел вниз и почувствовал, как безумное желание приливает к его паху. "На колени, Малфой", - скомандовал Гарри. "Мне надоело ждать. Я хочу войти в твой рот". Было все равно, что Гарри говорил ему потом. Драко сделает все, абсолютно все, что прикажет ему Гарри. Он шагнул между широко разведенных бедер и опустился на пол. Драко взял контроль в свои руки и скользнул ладонями вниз по его ногам, ощущая, как перекатываются мускулы, когда он надавливает на них, лаская. Драко не мог представить, как удержать себя в руках, когда он коснулся ремня Гарри и расстегнул его. Тот скользнул ниже по сиденью, когда пальцы Драко медленными движениями принялись расстегивать пуговицы. Он слегка сдвинул брюки, обнаружив под ними шелковые темно-синие трусы, на которых растеклось обширное влажное пятно. Он мог понюхать Гарри. Он пах так умопомрачительно хорошо, что рот Драко наполнился слюной при мысли о встрече с горячим твердым членом. Действуя импульсивно, Драко наклонился к коленям и потерся носом и ртом о мокрый шелк, прижимая язык прямо к головке члена. Гарри громко застонал и запустил руки в волосы Драко, удерживая его на месте и не давая вырваться. Он попытался расстегнуть маленькие пуговицы на трусах. Он не мог их расстегнуть! Драко немного запаниковал. Он мог видеть несколько дюймов вожделенной плоти, выглядывающей из-под резинки трусов, но этого было мало. Он хотел добраться до яичек, взять их в руку и облизать, нежно сдавливая и ощущая горячее желание. Мерлин, почему они не расстегиваются, - взмолился он про себя. Конечно, каждое движение и надавливание Драко на пах заставляло Гарри стонать. Драко все больше и больше пугался того, что не сможет справиться с крошечными пуговицами. Наконец, потеряв терпение, он скрипнул зубами, запустил пальцы в промежуток между петлями и разорвал ткань. "Господи, Малфой", - выдохнул Гарри, только еще больше разгорячив уже раздразненного Драко. Он разорвал в лохмотья остатки трусов Гарри, взяв в руку его эрекцию раньше, чем обнажил полностью. Он застонал про себя, чувствуя нарастающую болезненную пульсацию в собственных брюках. Он сел, наслаждаясь открывшимся ему видом. Вид блестящего красного члена Гарри, выступающего из черных волос, был воплощением фантазии всей жизни. Гарри потянулся и погладил Драко по щеке, их глаза встретились и на лицах обоих было написано предвкушение наслаждения. Когда Гарри провел пальцем по губам Драко, он раздвинул их и дразняще дотронулся до кончика пальца языком. Гарри вздохнул хрипло, и сунул палец ему в рот. Драко охватил палец губами и жадно пососал. "Ммм" - простонал Гарри выразительно. Когда Драко снова открыл рот, Гарри просунул второй палец ему в рот и Драко начал сосать оба пальца, влажно хлюпая, когда Гарри медленно начал двигать ими. Драко поддразнивал Гарри глазами, передавая взглядом тысячи непристойных мыслей и совершенно пленяя его этим откровенным взглядом. Драко придержал руку Гарри и приоткрыл рот и, намекающе, показал ему движения языка вокруг пальцев, тут же на щеках Гарри проявились красные полоски. Смотреть на Гарри было невероятно возбуждающе. Каждый нерв его тела завибрировал от нарастающего возбуждения. Драко закрыл глаза и принялся исследовать плоть, вторгшуюся в его рот. Он бесстыдно постанывал, с силой разделяя пальцы языком. "Пожалуйста", - прошептал Гарри слишком тихо, чтобы быть услышанным. Драко открыл глаза и выпустил пальцы из горячей влажной пытки. Он откинул голову назад, чтобы Гарри мог провести влажными пальцами по линии его подбородка, спускаясь ниже к шее, пока высохший палец не тронул пульсирующую венку. "Я хочу тебя", - простонал Гарри. Мы хотим этого оба, - подумал Драко, опустил голову и накрыл первым мокрым поцелуем подрагивающую липкую головку члена Гарри. "Ох", - застонал Гарри, выгибаясь всем телом и прижимаясь к лицу Драко. Его руки гладили Драко по голове, вздрагивая, и немного грубовато, по мере потери самообладания. Мягкая нежная кожа мокрой головки члена коснулась внутренней стороны щеки Драко. Он наклонился, чувствуя эластичную упругость у скулы. Его рука поползла и тронула, щекоча жесткие волоски, покрывающие мошонку, кружа пальцами вокруг яичек и слегка сдавливая их. Тело Гарри непрерывно ерзало под ним. Его бедра покачивались, совершая небольшие возвратно-поступательные движения. Язык Драко кружил вокруг тугой головки, наслаждаясь скользкой влажностью и накрывая кончик. Он слегка задел зубами набухшую плоть, наслаждаясь звуками, которые Гарри издавал над ним. Он почувствовал, как руки грубее сжали его волосы и потянули назад, показывая степень возбуждения Гарри. "Впусти меня", - простонал Гарри. "Пожалуйста". Это был момент, когда он понимал, что не может отказать в просьбе, момент, когда он понимал, что принадлежит Гарри. Он не хотел отказывать ему. Ни в чем. Он выпустил головку, спустился ниже, открывая рот шире, чтобы подготовить его к приему плоти, которая терлась о его губы. Этого было для него слишком много. О, боже, подумал Драко, когда почувствовал теплую влажность, проникшую в его горло. Он не предполагал, что сможет принять так много. Он слегка улыбнулся, и его слюна капнула Гарри на колено, его собственный член был мокрым, анус сжимался и расслаблялся в болезненной пульсации, желая, чтобы это отверстие было использовано Гарри. Когда он сжал свои губы вокруг Гарри, Драко был уверен, что слышал всхлипывания. Чувство обладания, права собственности нарастало в нем и он шумно засосал, наслаждаясь благодарностью и похвалой Гарри, пролившейся в него. Он отодвинул рот и Гарри умолял его не делать этого, но мольба сменилась стоном удовольствия, когда кончик языка скользнул в узкое отверстие на конце головки, подразнивая сочащуюся щель и принимая с благодарностью сочную солоноватую свежесть, истекающую из этого бутона. Драко поднял лицо и посмотрел на Гарри. Его глаза были полузакрыты от мучительного наслаждения, Драко прекрасно понял значение этого выражения. Он начал рукой слегка мастурбировать Гарри, поглаживая его эрекцию и задевая качнувшийся конец, отскочивший от его губ. Он должен был помочь себе тоже. Он сдавил пах между пяткой и рукой, пытаясь отвлечь себя от пульсации там или довести до пика удовольствия. Любое свое намерение он мог реализовать позже, потирая свой пах довольно грубо. Гарри открыл глаза и изменил темп. Драко мог видеть борьбу за контроль на его лице. Он не хотел кончать, а Драко не был уверен в том, как долго он сможет продержаться. Драко хотел, чтобы Гарри кончил, хотел выпить его полностью, почувствовать, как горячая струя ударит ему в горло. Он хотел, чтобы Гарри выкрикнул его имя, когда будет кончать. Он скользнул ртом назад к Гарри, не прерывая зрительный контакт, ни на вдохе, ни моргая. Гарри держался, но Драко все же победил. Может быть регулярные толчки головкой члена в горло Драко, каждый раз, когда он погружался в рот или мягкое надавливание рта расслабили Гарри и он приблизился к концу. Кончики пальцев Драко целеустремленно терлись о пульсирующую венку на члене Гарри. Но самым главным было зрелище того, как белые волосы Драко падают ему на колени и его губы плотно сжимают невероятно тугую головку члена Гарри. "О, боже Да" - справился с дыханием Гарри, прежде чем горячая соленая струя ударила Драко в горло. "Драко!" - прокричал Гарри, вдавливаясь в него до последнего дюйма и кончая, придавливая его руку на своей мошонке и делая этим оргазм еще жестче. Драко немного испугался, когда не смог вдохнуть. Он слегка глотнул, когда собственный оргазм накрыл его, переводя рефлексивное сосание в глубокий вдох. Он слегка замер, прежде чем ощущение нахлынули на него и он начал смаковать вкус Гарри у себя во рту, в то время когда его собственная влажность разливалась у него в паху. Он вздохнул, сел, обняв Гарри, и издал легкое хихиканье, чувствуя ласковые руки, гладящие его волосы. Немного погодя Драко накрыл ртом обмякший пенис Гарри, выпустил его и уткнулся головой ему в бедра, восстанавливая дыхание и расслабляя мускулы. Гарри продолжал ласкать его волосы, совершенно обмякнув в кресле. "Твоя очередь", - сказал Гарри ему нежно, прижимая Драко к себе за плечи. Драко облегченно засмеялся и его плечи затряслись под руками Гарри. Он повернул к нему лицо и насмешливо поднял бровь. "Слишком поздно", - сказал он, выдавливая легкий смешок из немного шокированного Поттера. Драко положил голову назад на Гарри, чтобы еще немного отдохнуть. Он чувствовал себя прекрасно. Он хотел прижаться к нему и уснуть. О, Мерлин, - я только что подумал "прижаться", - простонал он про себя. Наконец, они решили, что пора двигаться. Гарри помог ему встать и они вместе наклонились, Драко приложился губами к крышке стола. Он позволил Гарри потрогать себя, увлеченный тем, как он провел рукой по его бедру вверх и задержался там. Гарри засмеялся и Драко повернулся так, чтобы видеть его лицо. "Ты как будто занимался этим всю жизнь", - захихикал Гарри. Драко сузил глаза, демонстрируя свой гнев от такого предположения. "Ты назвал меня шлюхой?" - сказал он в ужасе совершенно серьезно. "Хм", - промурчал Гарри задумываясь на пару секунд. "Нет, конечно. Но я могу так случайно сказать, трахая тебя". Неприкрытое поддразнивание, появившееся на лице Гарри, и Драко смог представить их обоих обнаженными. Он был абсолютно уверен, что ведет себя как шлюха в глазах Гарри, показывая ему всякий раз, как сильно он хочет его. Гарри продолжил: "Но это ничего не значит, потому что было сказано во время секса". Гарри усмехнулся и напомнил Драко его собственные слова. Драко аристократично приподнял бровь и театрально оскорбился. Но Гарри продолжил: "Кроме того, если и так, то ты дорогостоящая шлюха. Сомневаюсь, что кто-нибудь может позволить себе тебя". Драко метнул в Гарри надменный взгляд: "Даже у тебя нет достаточно денег, чтобы купить меня, Поттер", - прошипел он. Гарри засмеялся и обнял Драко за талию, притягивая к себе: "Возможно, мы нашли бы какую-нибудь форму валюты, чтобы я мог купить тебя?" Усмешка Гарри была лучистой и Драко не смог сдержать короткий сухой смешок. "Возможно", - согласился он нерешительно. Руки Гарри блуждали по ягодицам Драко и он сжал их твердо, чувствуя, как спина Драко непроизвольно слегка выгибается от легкого искушения. "О, полагаю, что это не то "возможно". Он позволил Драко отойти и слегка прижался к его спине. "Ты не хочешь слегка убрать здесь?" Драко хмыкнул: "Я вполне могу управиться с этим сам, благодарю покорно". "О, хорошо. Тогда" - протянул Гарри слегка недоверчиво. "Что?" - огрызнулся Драко. "Хорошо", - начал Гарри и его рот расползся в озорной улыбке. "Думаю, что роль домового эльфа подойдет тебе". Драко тряхнул головой совершенно скандально от такого предположения. "Иди в задницу, Поттер". Гарри громко засмеялся и отодвинулся успокоенно, созерцая свое разорванное в клочья нижнее белье. Когда он отбросил остатки своих трусов, он усмехнулся: "Тебе понравилось слышать "иди в задницу" и "Поттер" в одном предложении". Драко уступил, легко кивая, и улыбнулся. "Я голоден", - сказал он. Гарри натянул брюки и застегнулся. "А ты уверен, что заслужил еду?" - пошутил он. "Не будь врединой", - сказал ему Драко чопорно. Застегнув пиджак, Гарри заскулил: "Но это не будет смешно, если я не буду врединой". Драко взял его за руки и какое-то время всматривался в лицо Гарри. "Давай. Идем", - вздохнул он, наконец. Закрывая за собой дверь офиса, Драко еще раз бросил взгляд на свое кресло, улыбнулся про себя, зная, что каждый раз садясь в него, будет вспоминать происшедшее. Они отправились в маленький ресторанчик, где оба бывали раньше несколько раз, там подавали великолепные салаты и десерты. После того, как оба сделали заказ, они сели и пристально посмотрели друг на друга. Появились две озорные усмешки и они громко расхохотались. "Чему ты смеешься?" - спросил Драко, разглядывая Гарри, сидящего напротив за маленьким столиком. Если бы он потянулся, то мог бы взять Гарри за руку. Но не делал этого, несмотря на то, что испытывал жгучее желание почувствовать, как большой палец Гарри поглаживает его суставы. "Возможно, тому же, чему и ты", - сказал Гарри, взмахивая рукой. "Знаешь, это просто невероятно, что это были мы". Драко кивнул. Он накрыл колени салфеткой, прежде чем сказать: "Ты еще не упомянул о кинотеатре той ночью". Он чувствовал себя немного некомфортно, но знал, что необходимо завести разговор на эту тему. Ему не надо было смотреть на Гарри, когда он это произнес. Гари протянул свою ногу под столом и слегка задел ногу Драко. Драко поднял взгляд, не будучи уверен было это случайно или намеренно. Гарри посмотрел на него так, будто хотел немедленно съесть. "Чего не упомянул?" - спросил он, облизывая губы. Смотря на дразнящий его рот, Драко сказал: "Ты не рассердился, не засмеялся, ничего?". Нога Гарри двинулась назад и остановилась прямо между ног Драко. Внезапно Драко почувствовал прикосновение к самой интересной части своего тела, даже смог почувствовать, как волоски коснулись ткани его брюк. "Нет", - сказал Гарри, несмело улыбаясь. Он оперся на стол, наклоняясь вперед к Драко. Господи, он смотрел ему прямо в глаза. Тот же самый взгляд, с которым он погружал свой член в тело Драко. Его взгляд был пугающим, но по-хорошему пугающим. Тело Драко начало напрягаться под взглядом Гарри, он почувствовал, как его член начал наливаться и это движение отдалось пульсацией в его паху. "Ведь ты смог кое-чему там научиться", - сказал ему Гарри тихо. Бровь Драко изогнулась сконфуженно, когда Гарри продолжил: "Если кто-нибудь сделает фильм с тобой, этот кинотеатр будет заполнен до отказа". О, боже. Что это. Драко совершенно отчетливо представил себя обнаженным, сидящим на коленях Гарри и насаживающимся на толстый и твердый член. "Мне нравится наблюдать за другими", - продолжил Гарри низким доверительным голосом. "Но больше мне нравится быть в ком-то". "О", - сказал Драко, не выдержав, он чувствовал, как дрожит его тело от напряжения. Он почувствовал, как румянец заливает его щеки и знал, что Гарри видит его возбуждение. Ему нравилось понимать это. Когда официант принес еду, Гарри позволил Драко отодвинуться. Он сел назад, давая Драко возможность перевести дыхание и успокоиться. "Итак, когда ты уезжаешь?" - спросил Гарри. Драко показалось, что в его голосе было скрытое разочарование. "Поздно ночью", - ответил Драко. "Но только до пятницы или до субботы". Это была несвоевременная поездка, как полагал Драко. Впервые в жизни его личные дела были для него предпочтительнее, чем работа. Он с удовольствием остался бы дома, обмениваясь с Гарри совами, и, может быть, даже встречаясь с ним. Драко отправил Гарри сову сразу после утренней встречи, в письме он сообщал, что уезжает по делам за границу. После того, как у него состоялась беседа с председателем банка о его достижениях и амбициях, его попросили принять участие в совещании по вопросу о взятии на поруки Украинского волшебного банка в связи с текущим кризисом. Это была большая честь, что его попросили об этом, но часть Драко подозревала, что это было благодаря его отношениям с Гарри, обнародованным на страницах "Пророка". Предупреждения Блейза о подлинной силе Гарри остались с Драко. Он не мог не отметить с иронией, что уезжает благодаря отношениям с Гарри, тогда как он хотел остаться дома. Из-за Гарри. "Может быть, мы сможем кое-что сделать, когда ты вернешься?" - спросил Гарри тихо. Драко улыбнулся и спросил: "Что ты имеешь в виду?". Он дразняще посмотрел на Гарри большими наивными глазами. Гарри медленно прожевал, тщательно подбирая слова. "Я думаю, ты знаешь", - наконец ответил он. "Ммм. Я думаю, что да", - слабо сказал Драко. Они болтали о самых разных вещах, перескакивая с одного на другое, пока обедали, пока не перешли к их страсти к вещам, особенно к костюмам. "Я хочу спросить", - начал Драко. "Каким образом кто-то в департаменте мод снабдил тебя таким гардеробом?". Гарри посмотрел вниз, сморщив нос. "Ты издал такой звук, будто услышал что-то обидное". Драко усмехнулся, потому что это так и было. Гарри долго смотрел в пространство, обдумывая ответ на этот вопрос. "Даже перед финальной битвой Министерство пыталось контролировать меня". На лице Гарри появилось выражение крайнего недовольства, и Драко увидел первые доказательства того, что могло пугать противников Гарри. "Они пытались указывать мне куда идти, с кем видеться, применяли все способы, чтобы манипулировать мной в надежде, что я не смогу отказаться". Гарри смотрел сердито и Драко удивился, как простой вопрос о вещах мог послужить причиной такого кислого тона. "Мы со Скримджером довольно быстро разругались", продолжал Гарри. "Он больше беспокоился о своем рейтинге, чем о Волдеморте. Он "случайно" появлялся в тех местах, где был я, стараясь держаться рядом со мной более уверенно и всякий раз улыбаясь, когда поблизости оказывался фотограф. Поэтому всегда казалось, что мы вместе делаем одно дело". Гарри запнулся и Драко стало очень жаль его, что он был так несчастлив когда-то. "На следующем этапе, меня стала таскать по всем эти модным магазинам эта раздражительная сука из офиса Скримджера. У меня были все виды комплектов одежды, которые ты можешь себе представить. Только одно было хорошо, что она выходила, когда с меня снимали мерки". Гарри снова прервался и отпил немного воды. "Приглашения на праздники и торжественные приемы с танцами начали приходить, когда я был еще в школе. Дамблдор ограждал меня от этого, но когда другие люди, которых я знал, стали говорить мне, что делать, я не мог отказать им. Поэтому, конечно, людям стало надоедать, что я всегда одет в одни и те же вещи. Вот я и согласился ходить с ней по этим магазинам. Единственная причина". Он выглядел отвратительно. Гарри вздохнул тяжело и покрутил в руках стакан. "Затем меня вытащили на прием к маггловскому премьер-министру. Я пошел, потому что Скримджер был полным идиотом и не представлял себе немагическое окружение. Я вынужден был пойти. Если я собирался встречать с магглами в интересах магического мира, я не хотел выглядеть, как переросток, уподобляться летучей мыши, потому что эти люди и так боялись нас, как черта". Драко издал на это короткий смешок и Гарри улыбнулся в первый раз с тех пор, как он начал говорить. "Во всяком случае, этот мой персональный ассистент нашла мне очень хорошего портного на Сэйвилл Роу. Ричард Джеймс. Ты знаешь его?". Драко метнул в Гарри такой ошеломленный взгляд, что он сказал: "О чем ты, черт возьми, думаешь?", - ухмыльнулся Гарри. "Хорошо", - сказал он застенчиво. "У них был помощник портного, и, мой Бог, он был горяч!". На лице Драко появилось выражение болезненной ревности, из-за того каким жестом Гарри сопроводил свои слова. Однако, он еще больше ухмыльнулся перед продолжением. "Оказывается, он был геем, этот ассистент. Каждый раз, когда он обмеривал меня, его лента должна была немного поблуждать, если ты понимаешь, что я имею в виду". Драко вслух засмеялся над "поглаживанием" Гарри, для которого было выбрано такое малоподходящее время. "Я полагаю, ты догадываешься, как много мерок с меня снимали для костюма", - рассмеялся Гарри. Драко потряс головой в изумлении: "И я полагаю, что между ног тебя не только измеряли", - ухмыльнулся Драко, прежде чем добавить. "И никто из офиса Скримджера не заинтересовался тем, что ты там так долго делаешь?". "Нет. Все они были чистокровными. Не разбирающимися в маггловском мире. Фактически, их метод подбора штата полицейских не отличался от методов Волдеморта. Теперь я думаю, что Волдеморт, по крайней мере, использовал его наполовину. Скримджер нет. Это всегда заставляло меня быть подозрительным". "Я никогда об этом не задумывался, если честно", - прокомментировал Драко. "Не обижайся, но я сильно удивлен", - ответил Гарри. Драко поднял брови без комментария. "Такова история моего первого костюма", - закончил Гарри. "Когда Джема, ассистент, перешел к другому портному, я перешел тоже и купил второй костюм", - ухмыльнулся он и добавил: "Затем я пошел в соседнее ателье, потому что мне понравилась их витрина, и купил еще один костюм там". Драко был очарован. Лицо Гарри оживилось. Когда он описывал свои детские шаги в покупке вещей - так, что он легко мог все это представить. "Потом я нашел сапожника на маленькой улочке", - вспоминал Гарри счастливо. "Я все еще храню мою первую пару ботинок ручной работы", - вздохнул он совершенно удовлетворенно, покрываясь легким румянцем. "Такая роскошь, иметь вещи, сделанные только для тебя, вместо поношенных, как в то время, когда я жил у Дурслей. Мне нравится думать об этом в последнее время". Драко опустил локти на стол и оперся на подбородком на руки, глупо улыбаясь удовольствию Гарри. "А теперь" - прошептал Гарри, наклоняясь к Драко так, что он мог опереться на него. " время десерта". Озорная улыбка промелькнула в глазах Гарри, когда он сказал это. Драко ответил: "Ты не возьмешь гребаный шоколадный торт". Он сказал это, будто имел власть, которой на самом деле не ощущал. Гарри откинул голову назад и оглушительно захохотал. Когда он успокоился, он сказал дразняще: "Хорошо. Я могу взять тогда мороженое с карамелью". Глаза Гарри намекающе зажмурились. "Все такое липкое вязкая карамель и такой мягкий крем ваниль красота". Драко открыл мгновенно пересохший рот. Они сидели и смотрели друг на друга в полном молчании, взгляд был наполнен чистым, подлинно сексуальным магнетизмом, исходящим от Гарри. Наконец, найдя, что сказать, Драко тихо вздохнул: "Ты хочешь двойную порцию?". Они вышли из ресторана и медленно пошли туда, откуда можно было аппарировать в офис Драко. Когда они дошли да маленькой аллеи, Драко взял Гарри за локоть и прижал к себе. Когда Гарри поймал взгляд Драко, то там было заботливое, ожидающее выражение. Гарри ничего не сказал, но в словах не было необходимости. Драко смотрел на него с надеждой и был в слегка приподнятом настроении. Он сделал шаг в направлении Гарри и положил свои руки ему на бедра, не смея поднять на него глаза, боясь спугнуть Гарри своим порывом. Гарри сделал легкий, почти неслышный, вдох и каждый волосок на теле Драко затрепетал. Их лица медленно сближались, пока Драко не почувствовал на своих губах дыхание Гарри. Он мог слышать, что Гарри дышит быстро и тяжело, будто он задыхался. Когда Драко оторвал взгляд от приближающихся губ Гарри, он почувствовал какое-то давление в груди. Увидел, что глаза Гарри прикрылись и их губы встретились, он услышал свой собственный сон, когда Гарри раздвинул его губы. Руки Гарри скользили по его спине, вовлекая их тела в полный контакт, и Драко еще подался вперед. Гарри был горячим. Все его тело пылало и Драко мог чувствовать, как его тело тоже воспламеняется и вздохнул облегченно, когда язык Гарри скользнул ему в рот и встретился с его собственным. После этого все барьеры исчезли. Руки Гарри проскользили по его спине и грубо вцепились в волосы, обнимая его голову, Гарри вжимал свой язык в его рот. Их языки яростно сплетались друг с другом. Драко обнял его за талию неосознанным движением. Они пожирали друг друга, не в состоянии насытиться. Драко слегка потерял равновесие, когда Гарри наклонил его назад, пока он не уперся в стену и их тела яростно вжимались друг в друга. Но и этого было мало. Драко хотел царапать голую спину Гарри, впиваясь ногтями, чтобы пальцами чувствовать выступившую кровь. Он чувствовал желание быть внутри него, потому что ничто больше не могло удовлетворить его. Фактически они оба не могли быть удовлетворены сейчас. Губы Гарри на его собственных, язык, вторгающийся в его рот, вот на чем попытался сфокусироваться Драко. Он не был пассивным, но Гарри контролировал поцелуй. Драко позволил ему; это было то, чего он сейчас хотел. И по тем звукам, которые издавал Гарри, похоже, он тоже хотел этого. Их носы терлись друг о друга, слюна смешивалась на губах и они открывали рты шире, пытаясь дать друг другу еще больший доступ. По его мнению, вкус Гарри был восхитительным, с тонким намеком на карамельку, спрятанную где-то под языком. Драко сосал этот язык, прикусывал его, принуждая проникать в себя глубже. Они обнимались несколько долгих минут, не пропуская воздуха между впечатавшимися друг в друга губами. Наконец, руки Гарри перестали спутывать волосы Драко, они прижались щеками и это было бесценнее слов. Драко чувствовал, как большой палец Гарри скользит по его щеке так, будто вылепливает челюсть и он задохнулся от нежности этого касания. Их поцелуй стал более нежным, менее неистовым, но не менее эмоциональным. Эмоции изменились. Это граничило с проверкой и последующей уверенностью в искренности друг друга, признанием их взаимного обожания и убеждая в открытости. Под нажимом теплых пальцев Гарри, движение лица Драко стало целомудреннее и мягче и он стал покрывать легкими поцелуями его щеки и уголки губ. Даже в критических ситуациях сердце Драко билось медленнее, чем сейчас. В этот момент оно билось совершенно по-другому, наполняясь теплом, трепетом и гармонией. Несмотря на несомненную эмоциональную зависимость от Гарри, Драко думал, что никогда не чувствовал себя таким свободным. Это было прекрасно, это начиналась любовь. Любовь. Когда Гарри уткнулся лицом в изгиб его шеи, на Драко нашло прозрение. У нас с ним любовь, - подумал он и провел руками по спине Гарри. Я всегда думал, что надо сильно постараться, чтобы это возникло. Я никогда не знал этого в моей жизни. Понимая, что сейчас представился особенно удобный случай для Драко и ничто не препятствует тому, чтобы заполучить Гарри и удержать его навсегда. У них не могло быть по-другому. Расставаться было трудно, но необходимо. Они обещали хранить верность и обмениваться совами при первой возможности. Но главным образом они строили планы на его возвращение, и Драко думал про себя, что время будет тянуться долго. Вечером, закончив собираться, Драко решил записать основные события в личный дневник. Он присел на край кровати. Его Гарри-рубашка была аккуратно уложена в его сумку. Он проверил это три или четыре раза, пока не успокоился, что не забыл ее и запечатал багаж. Он повертел между пальцами палочку, не думая ни о чем, но затем у него появилась одна мысль и он озорно улыбнулся себе, ощущая некоторую нервозность, как всегда, когда он начинал действовать импульсивно. Приложив палочку к голове, Драко вызвал из сознания нужное воспоминание. Он извлек из головы тонкие белые нити, кружащиеся и сворачивающиеся в спираль вокруг наконечника его палочки, пока он держал их в поисках маленького хрустального флакона, лежащего в столе рядом с думоотводом. Он зажал палочку зубами и вяло кружащаяся эктоплазма потекла каплями и закружилась внутри временного пристанища. Тщательно запечатав его, он позвал Пипина, чтобы тот завернул флакон с экстраосторожностью и отправил Гарри только в его собственные руки. Это было слишком ценно, слишком интимно, чтобы доверить кому-либо еще. После того, как сова улетела, он оглядел еще раз комнату, чувствуя вспышку дискомфорта и тревоги из-за своего импульсивного поступка. Когда Гарри окажется в его воспоминании, он увидит Драко во всей его наготе и во всей его уязвимости. Его Гарри увидит, как он трахает себя своим самым любимым дилдом, обрабатывая себя с распутной яростью и плохо сдерживаемым желанием. Но самое главное, Гарри услышит, как он выкрикивает его имя, когда кончает и Драко знал, что одно слово может значить больше, чем множество талантливых поэм.Драко никогда ни перед кем так не обнажался. Он надеялся, что никогда не сделает этого снова. Это было только для Гарри. Только, чтобы успокоить его. Только для Гарри. Четыре дня пролетели для Драко. Он был невероятно занят и его для добросовестной натуры не представилось удобного случая потосковать о Гарри. Он проводил на совещаниях по пятнадцать часов в день. И это не считая обязательных обедов после всего для делегаций. Несмотря на переутомление, Драко собирался с силами, чтобы писать Гарри каждый вечер, прежде чем идти спать. Фактически эти несколько минут перед сном были лучшими за весь день. Он возвращался в свою комнату и находил письма от Гарри, наполненные пустой приветливой болтовней, анекдотами, рассказами о проведенном дне и признаний, что Гарри скучает по нему и ждет его возвращения домой. На третью из своих четырех ночей, проведенных там, Драко не спал, перечитывая письма Гарри. Собственные ответы Драко были короткими. Он просто слишком сильно уставал, чтобы писать больше, поэтому он пытался тщательнее подбирать слова. Его письма не были сентиментально-романтичными, но и не были описанием каких-то практических событий. Они были наполнены подчеркнуто напряженными, искусными фразами и за ними скрывалась надежда на будущее. Вопреки своим лучшим намерениям и собственным обещаниям, для Драко все еще было невозможно точно сказать, что он имеет в виду. Он знал, что ему необходимо время, чтобы привыкнуть к новому для себя состоянию, но он надеялся, что Гарри видит, как сильно он старается. Несмотря на теплоту писем Гарри, Драко был обеспокоен, потому что о его флаконе с воспоминаниями ни разу не было упомянуто. Когда он думал об этом, он тревожился, что зашел слишком далеко или выбрал слишком личное воспоминание, чтобы поделиться им. Но письма Гарри все еще были ободряющими и Драко предпочитал пребывать в своих лучших надеждах. Конференция, наконец, закончилась вечером в пятницу и Драко не хотел ничего другого, кроме как отправиться через камин прямо домой, но сеть была закрыта до позднего вечера. Организаторы кинулись устраивать в последнюю минуту благодарственный обед. Поэтому Драко не мог отправиться в Малфой Мэнор раньше девяти часов вечера. Пока Пипин суетился вокруг, принимая его дорожный плащ и багаж, Драко стоял ошеломленно в огромном холле, почти не в состоянии двигаться. "Госпожа принимает гостя в кухне, господин", - проскрипел Пипин. Может быть Блейз, улыбнулся про себя Драко, представляя себе лучшего друга, пытающегося вытащить его куда-нибудь "ради Мерлина". Он настолько устал, что даже убедительно льстящий Блейз не мог никуда его вытащить, кроме постели. Блейз пролетал. Громкие звуки смеха матери докатывались до него, пока он брел по коридору к кухне. Он совершенно не был готов к тому, что увидел на кухне. Гарри и его мать сидели за кухонным столом, доедая ужин и приканчивая бутылку вина. "Дорогой!" - вскрикнула она, подскочив и повиснув у него на шее, гораздо больше показывая наличие материнских чувств, чем когда бы то ни было. Он поцеловал ее в щеку и обнял в ответ, глядя через ее плечо на Гарри. Гарри улыбнулся робко и заглянул в свой стакан, прежде чем посмотрел на Драко, пытаясь понять, как он относится к его присутствию. Все, о чем Драко мог связно думать, было: Благодарю тебя, Мерлин. Очень сильно тебя благодарю. Его сердце заколотилось от удивления и удовольствия, температура поднялась и легкий румянец выступил на щеках. Когда он улыбнулся Гарри в ответ, то это была улыбка облегчения и благодарности. Драко внезапно понял, что мать пытается дать ему пройти и болтает как дюжина сорок. "Прости, мама?" - оторвал он взгляд от Гарри и взглянул на нее. "О, дорогой, пройди и сядь. Рассказывай. Это было очень скучно?". Он посмотрел на нее с легкой улыбкой и сказал спокойно: "Я банкир, мама. Это было совещание по банковскому делу. Если бы это для меня было скучно, то я занимался чем-нибудь другим". Нарцисса надулась. "Нет необходимости так говорить. Тебе известно, все, что я знаю о деньгах, так это только как их тратить". Голосом полным фальшивого раздражения он ответил: "Можешь прекратить притворяться глупой блондинкой. Поттер на это не купится". Драко перехватил ее взгляд, брошенный на Гарри, пожал ее плечи, бормоча "снова мимо". Драко повернулся к Гарри и спросил: "Ты в порядке?". Гарри слегка задержался с ответом. "Более или менее. Ничего непоправимого". Он посмотрел на Драко такими широко открытыми глазами и с таким наивным выражением, что Драко точно понял, что он имеет в виду. Он почувствовал, что его анатомия проявляет больше интереса, чем следовало в этот момент, поэтому ловко изменил тему разговора. "Над чем вы смеялись?". Он пристально смотрел на мать, чтобы она не посмела солгать или ляпнуть что-нибудь. Она хихикнула по-девчоночьи. "О, мы с Гарри говорили о проблемах единственного ребенка и о том, каково быть единственным наследником". Она выдала свою фирменную усмешку. "Действительно?" - спросил он ровно, голосом, лишенным эмоций. "Да, конечно", - ответила она, заканчивая разговор. "На этой ноте я оставлю вас вдвоем. Приятного вечера". Она тепло улыбнулась и вышла, оставив за собой тягостной молчание, воцарившееся в кухне. Драко повернулся и нервно посмотрел на Гарри. Почему ты нервничаешь, идиот? - зашипел про себя. Гарри обошел вокруг стола и посмотрел на Драко сквозь ресницы. "Где твоя спальня?" - требовательно спросил он голосом, не допускающим возражений. Горло Драко застыло и он не мог сглотнуть. Он посмотрел похотливо в глаза Гарри. Не дождавшись ответа, Гарри потянулся к талии Драко и сжал так, что он почувствовал дрожь его пальцев. Обнял нежно, но твердо. Гарри дал ему подняться и потащил из кухни по коридору назад в холл. Внизу лестницы Гарри посмотрел на него. Он дернул подбородком, указывая направление, и Драко кивнул в безмолвном ответе. Вялость последних дней испарилась и все, что замечал Драко, это оглушительная дробь, раздающаяся в его ушах и наполняющая тело огнем. Наверху Драко прошептал: "Налево. Пятая дверь" и Гарри потащил его в его собственную комнату. Ему было страшно, он молил, чтобы ему разрешили получить удовольствие. Гарри толчком открыл дверь в спальню Драко и тут же захлопнул ее. Он толкнул Драко спиной к двери и припечатал поцелуем. Гарри не спрашивал, слишком много ярких эмоций было на его лице. Драко таял. Его тело обмякло, когда Гарри накрыл своим ртом его губы, впихивая горячий твердый язык настолько глубоко, насколько возможно. Это был неуклюжий, насилующий поцелуй и Драко хотелось, чтобы он никогда не заканчивался. Он не мог обнять Гарри, потому что его руки были прижаты к двери, но он мог толкнуться бедрами вперед. Когда он сделал это, то почувствовал, как твердый выступ эрекции Гарри прижался к его собственной, мучительно спрятанной под одеждой. Он знал, что должен дождаться пока Гарри заставит его коснуться. Вместо этого, он размяк под поцелуем, всхлипывая и постанывая отчаянно, пока его искусанные и истерзанные губы были добычей немилосердного рта. Когда Гарри спустился ниже к его шее, он смог только прошептать: "Гарри" и Гарри всхлипнул, уткнувшись во впадинку на его шее. Затем он почувствовал, что ласки Гарри стали жестче и обнаружил себя повернутым к двери, уткнувшимся прямо в дубовую поверхность. "О, боже", - прошептал он, понимая, что Гарри собирается трахнуть его немедленно. Он боялся снять брюки. Если Гарри скажет ему сделать это, тогда да, но все решения принимал Гарри, поэтому он стоял, как статуя. Он почувствовал движения Гарри у себя за спиной и тот велел ему снять брюки. Он слышал звук кожаного ремня и металлической молнии даже сквозь свое дыхание. Драко узнал, когда брюки Гарри были спущены, потому что конец его соблазнительного члена уперся ему в поясницу. Он повернулся назад и почувствовал, как руки Гарри грубо обхватили его, сдергивая с него одежду. Его пиджак был отброшен в сторону, а брюки спущены на икры. Лицо Гарри появилось над плечом Драко. Его горячее дыхание опаляло ухо и он услышал скрежет: "Ты знаешь, что я собираюсь сделать с тобой?". В голосе была реальная агрессия и колени Драко приблизились к его лицу от насильственного наклона. Он издал дрожащий полузадушенный звук в ответ, который прозвучал как полувсхлип или полустон. Он почувствовал, как липкий палец скользнул между его слегка раздвинутых ягодиц, с силой входя в него и производя долгие сильные поглаживания. Он вскрикнул разгоряченно и услышал зловещий смех Гарри, вызванный его покорностью. Когда Гарри втолкнул второй палец и задел заветную точку, Драко услышал, как Гарри сказал: "Ты знаешь, почему я собираюсь сделать это?". Он, казалось, выплюнул вопрос, заставляя Драко дать правильный ответ. Это слишком смущало. Он не мог понять, что Гарри имеет в виду. Все что он мог, это поддаться пронзительному горячему удовольствию от пальца Гарри, властно расширяющего его задницу и чувствовать, как рука Гарри скользит по его щеке. Он подался назад, как яростная голодная шлюха, умоляющая о том, чтобы ее трахнули. Но Гарри только еще жестче засмеялся. Драко чувствовал, как брюки давят ему на ноги, когда он пытается развести их шире, молчаливо умоляя о хорошем грубом трахе. Третий палец не добавился. Когда Гарри вытащил пальцы и взял его за поясницу, Драко понял, что Гарри хочет его трахнуть грубо. Боже, он хотел, чтобы это было так грубо, что Гарри порвал его на кусочки. Он услышал свою мольбу: "Пожалуйста, Гарри Пожалуйста" и почувствовал как тугой, скользкий и мокрый конец члена Гарри прошелся по ягодице и прижался к узкой горячей щели. Затем Гарри, хрипло дыша сквозь стиснутые зубы, стал вдавливаться в него, расширяя и медленно двигаясь внутри тела. Драко вскрикнул и Гарри укусил его за плечо. "Никогда не делай этого со мной снова", - сказал Гарри резко, вдавливаясь еще глубже в анус Драко и переплетая его пальцы, прижатые к двери, со своими. Драко сжал свой член, схватив его довольно грубо и отвлекая себя от всепоглощающего удовольствия, которое дарил ему Гарри. Он наклонил свои бедра так, чтобы он прижались к Гарри еще на дюйм или два. Его дырка пульсировала, пуская по всему телу горячие волны удовольствия. Гарри потерся сжатыми зубами о плечо Драко и прорычал: "Ты, ублюдок, смерти моей хотел, посылая такие воспоминания?" И он начал выходить из Драко, делая движение медленным и мучительным. Прежде чем выйти совсем, он толкнулся на несколько дюймов назад и Драко всхлипнул так громко, что у него едва не потекли слезы. "Ты хоть догадываешься, как мне было хреново?" - прорычал Гарри, двигая бедрами вперед-назад, расслабляя напряженные мышцы и приводя Драко в состояние полного экстаза. "Я жестко оттрахал себя от того, что ты вытворял и теперь ты за это расплачиваешься". Толчки Гарри приобрели устойчивый ритм, прокладывая широкую дорожку в теле Драко, и они оба задыхались, тяжело всхлипывая и постанывая. Драко был в приподнятом настроении. Все его опасения из-за отправки особенных воспоминаний испарились, и он бы улыбнулся, если бы мог. Но он был занят, пытаясь сконцентрироваться на том, что делал Гарри, подаваясь назад, беспокоясь, что он не захочет кончить внутри него. Огонь вспыхнул внутри Драко, когда Гарри погладил его, не сжимая мускулы, но вместо этого заставляя хотеть вторжения. Драко сдерживался, как только мог, когда Гарри громко зашипел за его спиной и застонал от неприкрытого блаженства. Он трахал Драко в постоянном темпе. "Сильнее", - задохнулся Драко, умоляя, зная, что Гарри нравится это. Гарри не изменил ритм и его пах все еще не прижимался к пояснице Драко, погружаясь в него в очередной раз. Мучимый желанием получить больше, Драко едва не рыдал, резко глотая, когда умолял Гарри снова и снова. Но не дождался ответных действий. "Нет", - сказал ему Гарри лукаво, утыкаясь лицом в плечо. "Ты не заслуживаешь этого". Он поцеловал Драко в ухо, засмеялся и добавил: "Интересно, что ты должен сделать для меня, чтобы заслужить это?". Он совсем вынул свой член из Драко. "Нет! Не надо Пожалуйста", - взвыл Драко уже разрываясь от желания. Он почувствовал, как тело Гарри отодвинулось от его собственного, только руки остались лежать на его паху. "Мм", - вздохнул Гарри. "Если бы ты мог видеть то, что вижу я", - сказал он и скользнул назад в жадное тепло Драко. Но увиденного, похоже, оказалось достаточно для Гарри, потому что он сильнее вжался в Драко и увеличил темп, все еще не погружаясь так глубоко, как хотел Драко. "Потрогай себя", - прошептал Гарри и, несмотря на спокойный тон, Драко не ошибался в его намерениях. Выбора у него не было. Он скользнул своей рукой под руку Гарри и сжал свою мошонку, изумляясь липкой жидкости, капающей с него и не замеченной из-за других впечатлений. Однако, подстегиваемый толчками Гарри, он положил руку на свой собственный член, его оргазм нахлынул, болезненно сфокусировавшись, он сбросил свои лакированные туфли, прежде чем вылиться на дубовую дверь, в экстазе закричав. Оргазм был ослепительным. Буквально. У Драко потемнело в глазах на несколько секунд и он мог видеть абстрактные фигуры, проплывающие перед глазами. Когда он, наконец, смог вдохнуть, то оказалось, что в горле пересохло и запершило. Ему показалось, что он был слишком громок. О, черт, - подумал он и положил руку Гарри на бедро, приглашая его разделить с ним удовольствие. "Черт, Драко!" - прошипел Гарри, врываясь глубже в его дырку. Затем слегка смущенным голосом прошептал: "Ну почему ты такой высокий? Я не могу проникнуть дальше". Даже несмотря на изумительное ощущение последних движений Гарри в нем, и смакуя каждый малейший отзыв своего тела, Драко отвлекался на смех и слова Гарри. Это было полуслышное похихикивание вначале, но затем комичность ситуации дошла до него и он засмеялся громче и, наконец, ему пришлось прилагать все усилия, чтобы побороть смех. Но затем он подался бедрами назад, ускоряясь вместе с Гарри и показывая свою полную покорность. Гарри засмеялся тоже. Но это был более панический смех, чем у Драко. Его смех перешел в низкий стон и Драко понял, что он сейчас кончит. Его собственный смех замер и он согнул колени, давая Гарри лучший доступ в свое тело. "Давай, Гарри", - прошептал он. "Трахай меня". Оргазм Гарри был таким же громким, как и у Драко и эго Драко поднялось, как воздушный шар в ветреный день. Наконец, он почувствовал горячую струю, ударившую в него, и наклонился ниже, пока Гарри трахал его все медленнее и медленнее, затем он остановился совсем и прижался к его спине. Они немного помолчали, все еще тяжело дыша и не имея сил, чтобы двигаться. "Добро пожаловать домой", - наконец сказал Гарри, совершенно счастливым и чистым голосом. Драко фыркнул. "Это было прекрасное домашнее приветствие, правда. За исключением недостающего ящика". Он почувствовал, как Гарри сжимает его, прежде чем спросить: "Что за недостающий ящик?". Повернув голову, Драко хихикнул: "На который тебе надо встать, чтобы мы могли попробовать это снова". Гарри закашлялся от громкого смеха: "Ты, нахальный ублюдок! Это что из-за разницы в три дюйма между нами?" - сказал он шокированно. Поерзав бедрами, чтобы Гарри уткнулся в него концом, Драко повернулся и притянул Гарри для объятия, сказав ему надменно: "Привыкай к этому, Поттер. Но я скажу, что, по крайней мере, ты вполне восполняешь свою прискорбную нехватку роста очень приятным экстрадополнением в брючном отделе". Гарри озорно улыбнулся, взъерошил волосы и запечатлел долгий влажный поцелуй на щеке Драко. "Может, пойдем теперь в кровать", - спросил он игриво. Драко прищурился и посмотрел на нетерпеливое выражение лица Гарри с большим юмором, чем, возможно, чувствовал. "Это самая разумная вещь, которую ты произнес за весь день". "Хорошо, тогда чего мы ждем?". "По-видимому, чтобы ты дал мне отойти от двери". "Это я легко", - ухмыльнулся Гарри, не двигаясь с места. Изогнув элегантно бровь, Драко произнес серьезно: "Если ты немедленно не сдвинешься, я не буду наклоняться, когда ты трахаешь меня". Грубо подтолкнув Драко к кровати, Гарри сказал: "Ооо. Я люблю, когда ты угрожаешь мне". "Этот комментарий имел бы куда больший вес, если бы мы оба не были спутаны нашими гребаными штанами", - пожаловался Драко шутливо, накреняясь с каждым шагом, запутавшись в остатках одежды. Они сели бок о бок на кровать, снимая одежду и бросая ее в грязные кучки к своим ногам. Но ничто не могло сравниться с ворохом рядом с Драко, туда еще добавилась сперма из его ануса, выплеснувшаяся прямо на его любимое покрывало. Он всегда ненавидел мокрые пятна, но на этот раз почувствовал особенное удовлетворение от этого. Гарри залез под одеяло первым. Когда они улеглись, Гарри подвинул Драко к себе так, что голова Драко легла ему на грудь. "Я так устал", - зевнул Драко. "Я знаю", - сказал Гарри, обнимая его. "Давай спать. Я никуда не уйду". Драко уже дремал. Он долго ничего не отвечал. Но потом, устраиваясь поудобнее, сказал: "Мне нравится, что ты здесь". "Мне тоже", - прошептал Гарри. "Мне тоже".
Глава 8
ГЛАВА 8. Поскольку Гарри и Драко ворочались во сне, то когда Драко проснулся ярким и ранним субботним утром, они уже не лежали в обнимку. Направляясь в туалет, он думал о постигшем его разочаровании. Он всегда думал, что влюбленные спят обнявшись и не на противоположных сторонах кровати. Обуздав свой беспричинный страх, он заставил себя вспомнить, что они лежали не на противоположных сторонах кровати. На самом деле они соприкасались руками и ногами. Драко знал, что способен чересчур многое прочитать в совершенно безобидных поступках и довести себя до параноидального состояния, значит, ему надо быть более осторожным. В конце концов, многое вызывало в нем неуверенность в отношении Поттера. Вернувшись в спальню, он какое-то время постоял, глядя на Гарри, очарованный его мягкими чертами лица, которое сейчас было спокойным и расслабленным. Он улыбнулся, просто лопаясь от того, что Поттер провел ночь в его постели! В Малфой Мэнор! Он посмотрел на волосы любовника и засмеялся, поскольку не было большой разницы между их состоянием наутро сразу после сна и только что причесанными. Бедный Гарри. О, кого он обманывал? Драко думал, что этот его вечный хохолок был слишком милым, чтобы описать словами. Конечно, вряд ли он добровольно признается в этом. - Ты когда-нибудь ляжешь назад? - прошептал Гарри сонным голосом, не открывая плотно сомкнутых глаз. – Мне становится одиноко. Драко тихо фыркнул и скользнул назад под одеяло. Он обвился вокруг Гарри и был обрадован, когда его обняли в ответ. Он держал Поттера собственнически, и вздохнул, почувствовав, как кончики пальцев впиваются в него, чтобы притянуть поближе, когда они снова устроились вздремнуть. Когда его тело снова расслабилось, он наслаждался комфортным запахом кожи Гарри и, прижавшись щекой к его плечу, снова погрузился в сон. Некоторое время спустя Драко легко проснулся. Гарри зевнул, потянулся и выскользнул из постели, исчезая в ванной. Когда он вернулся назад, Драко лежал на его стороне кровати, положив голову на руку и глядя в дверной проем. Он улыбнулся приближающемуся соблазнительно голому Гарри и похлопал по все еще теплому месту. Поттер плюхнулся на кровать, заставив Драко подпрыгнуть на матрасе. - Ммм, - с ухмылкой сказал Гарри. – Хорошие пружины. – Он повел бровью в сторону Драко и внезапно бросился на него, потянув к себе, пока тот не оказался лежащим сверху, удерживая пленника, туго зажав его бедра и обхватив крепкими руками спину. – Представляешь себе, как они сотрясаются в одном темпе с твоими движениями? Драко коротко хохотнул: - Ты утончен, как неандерталец, Поттер. Гарри потянулся вперед и впился зубами в плечо Драко, отчего тот взвизгнул и громко захохотал. – Но, насколько я помню, ты выбрал меня не за утонченность, - сказал Поттер с усмешкой. - Правда, - признался Драко, ерзая бедрами, чтобы дать возможность полутвердому члену налиться полностью. Он двинулся вниз, поглядывая на мягкие яички любовника, так и зовущие облизать и пососать их, удобно устраиваясь в обжигающем тепле между его ног. - Ммм, - страстно простонал Гарри, опуская веки, чтобы посмотреть на Драко, и шире раздвинул ноги, пока тот не почувствовал, что головка его члена прижимается к расселине Гарри. – Это из-за меня? - прошептал Гарри, обольстительно прикусывая губу, и Драко не мог оторвать взгляд от влажного розового рта, пока тот говорил. Драко опустил голову ниже, чтобы их рты касались друг друга во время разговора, и почувствовал трепет желания, требующего, чтобы он прижался ко рту партнера и поймал его дыхание. – Ты хочешь этого? - спросил он, придавая словам непристойный смысл, впившись глазами в Гарри, проверяя его реакцию. Тот издал такой жаркий стон, что у Драко волоски на теле встали дыбом, и он прикрыл глаза на одну-две секунды. Гарри толкнулся бедрами вверх и Драко почувствовал, как его член скользнул к дырочке любовника, и ему захотелось вдавиться в нее, почувствовать ее жар и тесноту, глядя, как Гарри краснеет и извивается, когда он входит внутрь. – Мерлин, да - хрипло ответил Поттер, тяжелое дыхание мешало ему говорить более связно. – Я хочу почувствовать тебя внутри, - стонал он, бесстыдно потираясь пахом об эрекцию Драко, предлагая себя настолько распутно, насколько можно было вообразить. – Возьми меня, - вздохнул он. – Делай со мной все, что ты захочешь. Разве это не слишком хорошее предложение, чтобы отказаться?- подумал Драко с неприкрытым вожделением. Как получается, что он все равно командует, даже когда хочет быть оттраханным? – Драко не знал ответа на этот вопрос и в эти минуты его это не заботило. – Полагаю, мне надо услышать какую-нибудь мольбу, прежде чем я включу свое воображение, - сказал он с коварным вызовом, отразившемся в его глазах, в том, как он сжал рот. Но раньше чем тот смог произнести хоть слово, Драко твердо толкнулся вниз, направляя свой член между этими ох-какими-тугими ягодицами, пока не почувствовал под собой влажное трение сочащегося члена Гарри. Это было так восхитительно, что он застонал. - Пожалуйста, Драко, - подчинился Гарри, наполняя слова той эротической мукой, которую испытывал, чтобы не было никаких сомнений в том, чего он хотел. – Пожалуйста, - выдохнул он, покрывая теплыми поцелуями лицо Драко. – Широко растяни меня, - шептал он, все еще целуя его. – Сделай меня липким от твоей спермы, - говорил он, покачивая под Драко бедрами в бледной имитации того, чего так сильно хотел. – Пожалуйста, будь во мне, - умолял Гарри. – Я хочу тебя. - Боже, - прошептал Драко. Он улыбался про себя, скатываясь с Гарри и отыскивая в тумбочке тюбик любриканта. – Полагаю, нам это может понадобиться, не так ли? - поддразнил он партнера, взмахнув тюбиком в его направлении, но не давая в руки. Драко сполз к изножью кровати, пока не очутился между раздвинутых ног Гарри. Он позволил своим глазам задержаться на всех частях его тела, которые обычно были скрыты от взгляда, и тому понравилось, потому что он задвигал бедрами, непрерывно вращая ими, как будто тяжести пристального взгляда Драко было достаточно, чтобы ласкать его тело. – Посмотри на себя, - хрипло выдохнул Драко, отвинтив крышку и выдавив мягкий влажный крем на кончики пальцев, он растер его, пока пальцы не заблестели. – Я думаю, тебе это нравится, - добавил он, глядя Гарри в лицо пока тот не прикрыл глаза и не кивнул согласно. – Скажи мне, чего ты хочешь, Гарри. Скажи мне точно, чего ты хочешь, - его голос был тихим и спокойным, но от этого не менее властным. Гарри нервно сглотнул, прежде чем сказать. Когда он заговорил, слова были очень тихими, и Драко пришлось напрягаться, чтобы услышать их. – Разотри масло по всему члену, - сказал он. – Возьми немного больше чем нужно. – Когда Драко вопросительно посмотрел на него, он добавил: - Я не хочу потом тратить время, которое ты можешь быть во мне. – Он выглядел извиняющимся, когда говорил это, может быть даже слегка смущенным и Драко понравилась его открытость. Очень понравилась. Он медленно открыл тюбик, выдавил изрядное количество любриканта на пальцы и отложил тюбик в сторону. Драко смотрел, как Гарри впился взглядом в его эрекцию, молча, явно готовый принять его как можно скорее. Гарри громко застонал, когда он взял свой член в руку и начал мастурбировать, растирая по нему любрикант, чтобы как следует покрыть всю длину. Перемещение его руки сопровождалось мокрыми хлюпающими звуками, и Драко чувствовал, что с каждой секундой возбуждается все больше и больше. Гарри громко и тяжело дышал и Драко смотрел на него с понимающей улыбкой, накрывая ладонью головку своего члена и сжимая ее, чтобы сделать достаточно скользкой для путешествия внутрь. - Нравится? - прошептал он, посматривая то на занятую руку, то на лицо Гарри и удостоверяясь, что делает то, что надо. - Да. То, что нужно, - улыбнулся Гарри, поймав свой собственный член и осторожно поглаживая его. – Теперь возьми смазку и намажь меня, - сказал он, скорее просительно, чем требовательно, поэтому Драко захотел сделать это быстро, не заставляя себя ждать. Он снова взял тюбик в руку и поднял над пахом Гарри, надавливая так сильно, что длинная прозрачная нить образовала лужицу между яичками и его членом. Внезапный холод заставил тело Гарри содрогнуться и Драко полюбовался, как при этом качнулся и дернулся большой прекрасный пенис. Втерев в ладонь немного мази, он мучительно медленными движениями стал втирать ее в Гарри, согревая, пробегая рукой по яичкам, осторожно лаская их, пока спутанные волоски не стали скользкими, а кожа не покрылась пупырышками и не зажила собственной жизнью. Грудь Поттера тяжело поднималась, он вскрикнул от стимуляции и Драко продолжил игру, подержав каждое яичко в мягкой ладони, прежде чем скользнуть вверх и нежно обхватить широкую, длинную и твердую эрекцию. Он оттолкнул руку Гарри и начал путешествие намазанной любрикантом ладонью по всей длине. - Как тебе это? - спросил Драко невинно. – Хорошее ощущение? – Он знал, что это приятно. Все было написано на лице Гарри, но ему все равно хотелось это услышать. - Это невероятно, - простонал Гарри, сгибая ноги и раздвигая настолько широко насколько возможно, почти касаясь коленями постели. Зрелище того как Гарри открылся для него был совершенно ошеломительным, и пульс Драко отозвался во всем теле так, что он мог почувствовать, как кровь стучит в венах, особенно в толстой вене, проходящей по всей длине его члена. Там она просто взрывалась огнем. Это был так нестерпимо, что Драко знал только один способ успокоиться – тереться о Гарри, обнимающего его. - Трахни меня пальцами, - попросил Гарри с первыми признаками паники в голосе. Этого было достаточно, чтобы дать Драко знать, что он очень скоро будет в Гарри и это было весьма кстати, потому что его яички были готовы взорваться, если не получат необходимую разрядку. Драко снова увлажнил пальцы и втиснул их между тугими покрасневшими ягодицами. Гарри услужливо приподнял задницу на дюйм или два над кроватью, и это дало Драко возможность нащупать цель и скользнул внутрь одним пальцем. Когда Гарри застонал, то в этом звуке было столько облегчения, что Драко пришлось сдерживаться, чтобы не кончить. - Сильнее, - задыхался Гарри, с силой насаживаясь на его палец. Драко послушался. Он резко отодвинул руку и снова толкнул вперед, чувствуя, как скользкие края внутри сжимают кончик пальца. Голова Поттера откинулась на подушку, его рот был широко открыт, он стонал от непрерывного наслаждения. Драко с силой ввел второй палец без предупреждения, наслаждаясь тем, как тугие мускулы отверстия захватили их и прижали друг к другу. О, Боже, вид того, как Гарри упирается пятками в матрас и с силой отрывает бедра от постели, насаживаясь на его руку, сломал что-то внутри Драко. Он стиснул зубы, вколачиваясь в Гарри, который все больше рычал, умолял и хныкал, при этом Драко зачарованно глядел, как яички любовника сжались в твердый ком и подпрыгивали вверх при каждом толчке. Решив, что прошло достаточно времени для честной игры, Драко нащупал крошечный узелок простаты и сильно потер о него, пытаясь найти нужную точку, чтобы заставить Гарри покрыться испариной и перестать контролировать себя. Драко ввел внутрь него третий палец, но уже медленнее, чем предыдущий. Он разместил пальцы так, что один чуть выдавался вперед, и кончиком этого пальца осторожно тер внутри, наблюдая, как его лицо и торс покраснели от возбуждения, и почувствовал приятное напряжение в дырочке, которая сначала растягивалась, а потом плотно сжималась каждый раз, когда Гарри кричал от удовольствия. Драко был слишком занят игрой с Гарри, чтобы взять его, пока не услышал прерывистую просьбу: - Ну же сейчас - вырывающуюся из дрожащего рта Гарри. Он с сожалением вытащил пальцы, уже скучая по влажному теплу, но предвкушая реальный секс. Он был удивлен, когда Гарри перевернулся на живот, опустив лицо на руки и маняще показывая свое тело голодным глазам Драко. В том, чтобы трахать кого-то сзади было что-то совершенно непристойное и нервные окончания Драко ожили не только от желания, но и от необходимости отметить тело Гарри, как свою территорию. Он хотел видеть его лицо, но и хотел видеть развратную задницу, когда он раздвинет ее и вколотится внутрь. Накрыв одну ягодицу горячей ладонью, Драко прошептал: - Ты уверен? – Когда он представлял секс между ними, то всегда видел себя лежащим лицом вниз на кровати и умоляющим, а не Гарри. Но, похоже, Гарри мало заботило быть «хозяином» в отношениях, а Драко действительно нравилось быть сверху, несмотря на то, что было сказано и сделано. Не было никаких проблем с тем, чтобы сделать это. По сути, мысль об этом заставляла Драко хотеть поменяться ролями как можно скорее. Он хотел этого так сильно, что чувствовал во рту вкус желания, металлический привкус, как тогда, когда он прикусил язык пока Гарри трахал его. - Ммм, - ответил Гарри, выгибая спину так, что прижался к руке Драко и открыл себя вполне достаточно, чтобы продемонстрировать искушение, спрятанное внутри тугого канала. – Я уверен. Сделай это. Большими пальцами Драко раздвинул Гарри и посмотрел вниз на маленькую тесную мишень. Его член дернулся, когда он пофантазировал о неизбежном сжатии, однажды уже испытанном, затем как следует устроил бедра и провел скользким концом по расселине, добираясь до нужного места и надавил. - Оооо - простонали они в унисон, это был стон благодарности, что их тела наконец-то снова соединились, как и должно было быть. Драко мог поклясться, что почувствовал, как биение пульса Гарри передается ему через тугую плоть эрекции. Как будто у него было два пульса, бьющихся в разных ритмах, но работающих по единому образцу. Он крутнул бедрами пару раз, чтобы снова отрегулировать трение и толчки, посылая волну дрожи через тело Гарри, и тот вцепился руками в простыню, пытался сдержать свою реакцию на вторжение Драко. Втолкнуть последние дюймы своего члена в Гарри было абсолютным, чистым блаженством, и ощущение того как его тяжелая мошонка шлепнулась о задницу любовника было самым эротичным. Каждый раз, когда Гарри шевелился, Драко мог почувствовать, как движется, подрагивая, член глубоко в его теле. Он закрыл глаза и медленно вдохнул, наполняя легкие и успокаиваясь. Когда он выдохнул сквозь сжатые губы, издавая низкий свистящий звук, Гарри устроил свое тело напротив тела Драко и они начали двигаться. Они двигались не спеша, но каждый толчок был долгим. Драко каждый раз выходил почти полностью, а потом входил обратно, пока их тела не соприкасались. Процесс был контролируемым, но от этого доставлял еще больше удовольствия. Гарри вздохнул с откровенным удовлетворением, и не ускорил темп вопреки тому, что говорил раньше. Драко наслаждался, глядя на то, как он вбивается в Гарри. Он видел блестящую розовую плоть, скользящую внутрь, восхищаясь тем, как дырка Гарри растягивается и плотно сжимает ее. Для Драко это было как в первый раз. Он покрывался потом от каждого малейшего движения, желая делать это безукоризненно, наблюдая за взаимной реакцией тел, и это подсказывало ему, что нужно делать. Гарри был под ним податлив. Его тело двигалось с легкостью и непринужденностью, которых Драко никогда ни у кого не видел. Это не было ни показным, ни вызывающим, ни дешевым. Это было расчетливо и к тому же воспламеняюще. Уверенный в возбуждающей точности своих толчков, Драко наклонился вперед, пока не прислонился животом к упругим ягодицам и перенес вес тела на одну руку, оперевшись ей на матрас. Другой он обхватил теплые бедра Поттера и осторожно сжал его эрекцию, перемещаясь и скользя по смазке, состоящей из любриканта и смегмы. Гарри издал стон, похожий на плач. Звуки, с которыми ладонь терлась о член, спровоцировали Гарри ускорить движения, он уже не мог удовлетвориться спокойным темпом. Драко почувствовал, как тот старается толкаться и вперед и назад, желая заполучить все виды стимуляции, потому что не мог сдержаться, чтобы не делать этого. – Скажи мне, чего ты хочешь, Гарри, - прошептал Драко, чувствуя что-то навроде беспокойства в своем желании удовлетворить потребности Гарри. Прошло какое-то время, прежде чем Гарри заговорил, и стало ясно, что он боролся с собой: - Не останавливайся - прошептал он. – Не останавливайся не останавливайся. Драко улыбнулся. Не происходило ничего непредвиденного. Было слишком соблазнительно, чувствовать как задница Гарри умышленно медленно вжимается в его пах и он разрешил своей руке блуждать в неспешном поглаживании вверх-вниз по великолепной длине его члена. О, нет. Это было слишком хорошо, чтобы хотеть остановиться. Может быть когда-нибудь, - подумал Драко, прежде чем целиком отдаться движениям внутрь-наружу, вверх-вниз. Гарри кончил без предупреждения. Он не обозначил приближение оргазма ни криками, ни возгласами, ни яростными движениями, просто кончил, позволив Драко позаботиться о нем. Пресыщенный вздох любовника отозвался в сердце Драко, и он почувствовал такое обожание, что перехватило дыхание. Движения Драко замедлились, сойдя почти на нет, давая Гарри возможность успокоиться. Когда верхняя часть тела Гарри опустилась на матрас, Драко сжалился и отодвинулся, вызвав у него разочарованное хныканье, но он не пытался удержать Драко внутри себя. - Не думаю, что могу пошевелиться, - посмеялся Гарри, замерев с согнутыми коленями и поднятой вверх задницей. - Ты в порядке? - спросил Драко, нежно поглаживая его бедро и беспокоясь, что мог причинить какое-то неудобство. - Мне хорошо, - ответил Гарри, растягивая слово «хорошо» и обессиленно смеясь, пока Драко продолжал поглаживать его кожу. – Я буду с тобой через минуту, - добавил он с юмором. – Я хочу позаботиться о тебе. Поднимая руку вверх, чтобы помассировать поясницу Гарри, Драко сказал ему: - Нет необходимости. Оставайся там, где ты сейчас. Премного благодарен, полагаю, но я могу сделать себя липким самостоятельно. – Он грязно хихикнул, произнося это, и отодвигая руку, провел ей вниз по телу Гарри, касаясь кожи лишь кончиками пальцев, и потом совсем убрал ее. Он немного переместился, отгибая свою эрекцию от тела под таким углом, чтобы она ударялась о задницу Гарри при каждом поглаживании. Драко удовлетворено вздыхал, когда нежнейшая кожа терлась о Гарри, и наклонился вперед, чтобы постоянно касаться его влажной головкой, которая из-за мастурбации двигалась ленивыми кругами, стимулируя кожу и вызывая дрожь во всем теле. Гарри изогнулся и сжал мускулы, подаваясь назад насколько смог, сгибая спину так сильно, что она, казалось, вот-вот переломится. Драко недолго мастурбировал себя, получая огромное удовольствие от того, что он оставлял блестящие влажные следы на бледной коже партнера, и возбужденно вздыхал, глядя на них, и чувствовал, как ком подкатывает к горлу, когда он представлял, как зальет спермой все тело Гарри. Удовлетворенность Гарри явно проскальзывала в его счастливых вздохах и глупой улыбке на лице, которую Драко смог увидеть, наклонившись над ним. – Скажи мне, когда будешь близко, - наконец прошептал Гарри. - Я близко, - ответил Драко напряженным голосом почти сразу, увеличивая темп мастурбации, и почувствовал, как напряжение сворачивается в животе все туже и туже. Гарри оторвал руки от постели, и Драко увидел, как он взялся за свои ягодицы и раздвинул их. Отодвинувшись назад, чтобы лучше видеть это, Драко облизал губы, завороженный видом расслабленной дырочки, заманчиво пульсирующей под его тяжелым взглядом. Приглушенный стон вырвался из его рта, он направил свой член вниз, двигая рукой в бешеном темпе пока не почувствовал, как оргазм приближается и сотрясает его. Драко громко закричал, наблюдая, как струя спермы ударяет между ягодиц Гарри, покрывая его дырку и кожу вокруг нее полосами густого семени. Он крепко держал ствол и потерся извергающейся щелью о натекшую сперму, чувствуя, как теплая влага обволакивает его и помогает розовой головке скользить по растянутой плоти. Гарри толкнулся бедрами и застонал ободряюще, сильнее впиваясь пальцами в липкую расселину, и сперма Драко текла по их кончикам. Драко выдохнул так, что казалось, это вырвалось из самой его глубины. Он отодвинулся от распростертого тела Гарри, нажимая рукой на его задницу, так что колени скользнули и тот распластался на животе. Как только он опустился, Драко лег плашмя ему на спину, прижимаясь к нему потной щекой. Переведя дыхание, Драко пробормотал: - Полагаю, нужно составить расписание, когда я буду сверху. Гарри фыркнул под ним: - Да. Твой – один день в месяц. – Драко возмутился, посчитав смех лучшим комментарием. – Не привыкай к этому, Малфой. Твоя задница – моя, - сказал Гарри ровно, и от собственнических интонаций, прозвучавших в его голосе, внутри Драко все затрепетало. - Ты первым пойдешь в душ? - спросил Драко через какое-то время. - Иди ты, - ответил Гарри. - О, пожалуйста, - предложил Драко, как подобает хорошему хозяину. - Ага, но ты дольше возишься с волосами, чем я, - ухмыльнулся Гарри. - Да, - ответил Драко. – Но тебе нужно возиться с волосами дольше, чем мне. Гарри выразил свое возмущение, громко зашипев, и скатил с себя Драко, придавив его к матрасу лицом вверх. Он громко захихикал, чувствуя себя легкомысленным подростком. – Ну, - серьезно сказал ему Гарри. – Я хотел предложить потереть тебе спину, но теперь уже не думаю, что ты этого заслуживаешь. Драко демонстративно надул губы, оттопыривая нижнюю губу, и заставляя Гарри расплыться в улыбке от его трогательно пристыженного выражения лица. – Но это звучит просто замечательно, - захныкал Драко, кокетливо взмахивая ресницами. - Мерлин! - прошептал Гарри расстроенно. – Я поимею боль в заднице из-за того, что ты обведешь меня вокруг пальца. Драко счастливо засмеялся. – Мы идем? - спросил он, вопросительно изогнув бровь. – Я даже предложу тебе сделку, - добавил он, похотливо облизывая губы. – Если ты уронишь мыло, - прошептал Драко, прикрывая глаза на несколько секунд, прежде чем уставиться на Гарри соблазняющим взглядом, - я подниму его. Рот Гарри изогнулся в порочной ухмылке. – Идет, - сказал он. Они не спеша позавтракали на кухне, потом Гарри помог Драко собрать сумку с вещами. Они забросили их в квартиру Гарри, и отправились в маггловский Лондон, чтобы сделать кое какие покупки. Гарри был непреклонен в своем решении переодеть Драко в более демократичную одежду, а заодно прогуляться вниз по Сэйвил Роу и нанести визит лучшим портным, еще он настоял на том, чтобы они заглянули в магазины на Бонд стрит. Драко притворился недовольным неистовым восторгом Гарри, но втайне ему нравилось, когда тот сновал среди вешалок и полок, набирая целые охапки потенциальных покупок, и шутливо заталкивал Драко в ближайшую примерочную кабинку, требуя переодеться и устроить мини дефиле, чтобы выбрать самые подходящие вещи. К концу дня они потратили на одежду целое состояние, так как Драко согласился почти со всеми предложениями Гарри. Драко чувствовал большую ломоту и усталость, чем после пяти часов занятий в спортзале, но он был окутан теплом своих только что завязавшихся отношений с Гарри, мирно покоясь на облаке полнейшего счастья. В конце дня они пришли на Диагон Аллею, где купили две корзины продуктов и все необходимое к чаю, который Гарри собирался сделать по возвращении домой. Когда они складывали последние покупки в сумку, Драко очень отчетливо почувствовал спокойствие, которое пришло благодаря занятию совместными хозяйственными делами. Он был любовником! Бойфрендом! Кто-то действительно хотел заниматься домашними делами вместе с ним, и если бы хоть одна его рука была свободна от сумок, он протянул бы ее, чтобы взять Гарри за руку. И совершенно очевидно, что это было мнение не прежнего Драко. Спускаясь по Диагон Аллее к месту аппарации, они столкнулись с Молли Уизли, которая была несколько удивлена, одаривая Драко самой широкой улыбкой и нежно похлопывая его по руке. Она дала им исчерпывающую информацию о быстро идущей на поправку Гермионе, выразила уверенность, что Рон привезет ее домой со дня на день, хотя дети пока останутся на какое-то время в Св. Мунго. Драко увидел облегчение, появившееся на лице Гарри, и задался вопросом, знают ли мистер и миссис Уизли, как сильно их любит лучший друг. Когда они прощались, Молли погладила Драко по руке и пригласила к ним на семейный обед в любое время, когда ему будет удобно. Совершенно ошеломленный он смотрел, как она удаляется. Гарри засмеялся и сказал: - Полагаю, что ты официально получил родительское благословение. Драко бросил в его сторону косой взгляд и ответил: - Хм. На самом деле я не уверен в том, что сам думаю на этот счет. Я слишком голоден, чтобы задумываться о серьезных вещах. - Тогда пошевеливай ногами, и я приготовлю тебе что-нибудь перекусить, чтобы поддержать твои силы, - сказал Гарри, пристально всматриваясь в лицо Драко в поисках чего-то большего, чем усталость. Драко понял, каково это чувствовать, что кто-то заботится о тебе. Не то чтобы его мать не заботилась о нем, но речь шла о разных вещах. К счастью. – Давай, принцесса, - засмеялся Гарри. – Пора идти. Они медленно побрели дальше. У аппарационного пункта Драко повернулся к Гарри и сказал: - Я не твоя принцесса, Поттер. Ты знаешь, у меня есть член. Гарри подошел к нему так близко, что они касались друг друга, и обнял его, глядя снизу вверх с понимающей улыбкой. – Ммм. Знаю, - вздохнул он. – Я надеюсь очаровать тебя своей превосходно приготовленной домашней едой, чтобы я мог увидеть это. Драко наклонился назад и поцеловал его. – Я попробую твою стряпню, - сказал он. – Это стоит больше, чем взгляд. Гарри поцеловал его в ответ, скользнув языком между его губ, и они аппарировали. Когда с едой было покончено, они уселись с бутылкой вина, принимаясь бередить старые раны и делиться полузабытыми секретами из своего прошлого. - Как ты признался друзьям в своей ориентации? - небрежно спросил Гарри. Драко посмотрел на расплывшееся при этих словах в нахальной ухмылке лицо Гарри, а потом наклонился вперед, чтобы ответить. – Слизеринцы в первый день в школе проходят две сортировки. – Гарри смотрел недоуменно и весьма заинтересованно. Драко заставил его немного подождать, отпивая немного вина, прежде чем продолжить. – По традиции весь факультет собирается в общей гостиной после праздничного ужина. Включая декана. – Драко пожал плечами, увидев на лице Гарри нарастающее беспокойство. – Первокурсников отделяют от старших учеников и заставляют войти в спальни противоположного пола, в то время как все остальные наблюдают за попыткой. – Его лицо ничего не выражало, он выпрямился, ожидая пока до Гарри дойдет. - О, Мерлин, нет, - прошептал Гарри, покачивая головой и выглядя совершенно шокированным. – Лестница - становится скользкой, - подхватил Драко, кивая головой, тогда как Гарри продолжал качать своей. – Но не в том случае, если ты гей, - закончил он, снова поднимая стакан. Гарри нахмурился. – Итак, ты говоришь, что если замок знает, что ты не можешь соблазнить никакую девчонку, то тебе можно подниматься по лестнице к ним в комнаты без риска быть травмированным? – Он смотрел недоверчиво и Драко был слегка удивлен, поняв, что Гарри не получил эту часть информации о себе в головокружительно высокой Гриффиндорской башне. Хотя это поддерживало его убеждение, что в Слизерине учились самые умные студенты Хогвартса. - Вот и все, - сказал он с легкой улыбкой. Гарри расслабился. Или скорее ссутулился. – Но это ужасно! - воскликнул он. – Публичная огласка сексуальных предпочтений напугает детей в первый же день в школе! И Снейп участвовал в этом? Драко тихо засмеялся. – Не будь таким мелодраматичным, Гарри. Для тебя это звучит ужасно, но это факультетская традиция. Ритуал, который проходят все слизеринцы с незапамятных времен. Через это прошел Снейп, мои родители, Риддл, - сказал он, сморщивая нос от отвращения при мысли о Волдеморте, как о сексуальном объекте. – Кроме того, если все знают правду, то это ограждает от боязни разоблачения позже, - он взглянул на Гарри, который едва ли не с жалостью смотрел на него. Драко не мог понять почему. Ему действительно было легче, что его сексуальная ориентация стала известной таким образом. Похоже, слизеринцы более свободно относились к сексу, чем студенты других факультетов, и когда склонность к гомосексуальным отношениям была установлена, декан и префекты обеспечивали поддержку и покровительство в разрешении любых затруднений, которые могли возникнуть. Конечно, на его бывшем факультете не существовало травли и запугиваний из-за гомосексуальности, в отличие от других факультетов Хогвартса. – Конечно, - добавил он, когда в голову пришла запоздалая мысль, - Я был единственным гомиком среди одногодок. Настоящий позор, - усмехнулся он. – Я бы дал Блейзу если бы представился удобный случай. К сожалению, этого не случилось, из-за его отвратительного гетеросексуального вкуса в постельных делах. – Это заявление, по крайней мере, вызвало у Гарри улыбку. Драко оперся на стол и намекающе поиграл бровями. – Но некоторые из старших мальчиков были очень подкованы на этот счет, - он ухмыльнулся, выдавливая из Гарри понимающий смешок. - Могу поспорить, что они не могли дождаться заполучить такого хорошенького мальчика, как ты, да? - спросил Гарри низким намекающим голосом, потом отвернулся и уставился в пространство перед собой. – Хм. Я как будто вижу эту картину, - добавил он. – И держу пари, что они дрались из-за того, кто лишит тебя девственности, так ведь? Драко громко засмеялся. - Ты не очень ошибся, насчет того, как это случилось, - сказал он, озорно приподняв бровь. Гарри хотел знать больше. Драко видел это по его лицу. Он откинулся на спинку кресла, потянулся, медленно зевая, провел рукой по волосам и погладил себя по груди, замечая голодный взгляд Гарри, когда сделал это. Он нарочно при этом надавил кончиками пальцев на соски и с удовольствием увидел, как потемнели глаза Гарри, когда тот заметил, что они затвердели и соблазнительно выпирают из-под тонкого джемпера. Они улыбнулись друг другу легкими улыбками, граничащими со своего рода негласным вызовом. Драко облизал губы, прежде чем продолжить. – Я был на третьем курсе, когда осознал, что душевая становилась жутко переполненной после квиддича. – Он взмахнул рукой и продолжил. – Неважно сколько времени я раздевался, я никогда не оставался один в этой душевой. Конечно, - фыркнул он. – Сначала я думал, что это из-за того кем я был, что Люциус и Темный Лорд воспринимались, как единое целое. Знаешь, что все защищали меня? – Гарри кивнул, чтобы он продолжал, по-видимому, зачарованный этой историей. – Но ближе к концу третьего курса я случайно услышал, как Кокрейн и Уорнер возбужденно шепчутся о чем-то. – Он увидел, что Гарри смутился и пояснил: - Пятикурсник и шестикурсник. Оба загонщики. – Гарри понимающе кивнул и махнул рукой Драко, чтобы тот продолжал. – Ублюдки спорили, кто из них первым будет выяснять, действительно ли я женоподобен! Оба залились громким смехом, Гарри в шоке прикрыл рот рукой, его лицо сначала порозовело, а потом покраснело от смеха. - И кто же из них выиграл пари? - усмехнулся Гарри. Драко кокетливо наклонил голову, прежде чем ответить. – Ой, ладно тебе, Гарри. Если тебя зовут Кокрейн, то о какой альтернативе может идти речь? Плюс он уложил эффектным левым хуком Уорнера, прежде чем я опустил полотенце и избавил их обоих от страданий. Гарри посмотрел ошеломленно: - Ты потерял невинность на третьем курсе? Драко покачал головой, не дав ему договорить. – Не будь глупым гриффиндорцем, Поттер, - назидательно сказал он. – Только в конце четвертого курса я трахнул Уорнера - Но ты только что сказал – Кокрейн, - перебил Гарри. Драко только взглянул на него. Этот взгляд говорил: Силы небесные, перестань быть таким ханжой. – Ох, - немного невпопад добавил Гарри. - Ты прекратишь перебивать меня? - спросил Драко саркастично и увидел, как Гарри неуверенно кивнул. – Хорошо. Мастурбация и минет с Кокрейном, - сказал он, загибая палец. – Первый раз сверху с Уорнером, первый раз снизу, когда мне было девятнадцать. Не знаю, как его звали, - закончил он, пожимая при этом плечами. Давай, скажи, что я шлюха, потому что занимался сексом неизвестно с кем. Гарри ничего не сказал. Он только произнес: - Итак, ты был на четвертом курсе, когда попробовал трахнуть кого-то в задницу. – Драко кивнул, удовлетворенный тем, что удивил Гарри. – Но ты же ярко выраженный боттом, Драко, - бестактно ляпнул Гарри. Драко открыл рот. У него не было слов. Это действительно так очевидно? Он никогда не думал о себе в этом качестве. Драко всегда был доминирующим партнером в прежних связях. Гарри потянулся к нему через стол, осознав свой промах. – Черт, Драко, прости. Я совсем не то имел в виду, - промямлил он. Драко громко запыхтел. Все его иллюзии разбились вдребезги, и ему было немножко обидно. – Не беспокойся, - спокойно ответил он. – Я – боттом, как бы ни пытался убедить себя в обратном все эти годы. Я всегда говорил Блейзу, что боттомизм – это в некотором смысле извращение. Женоподобность, может быть. – Его грудь сжалась, когда он сказал это, чувствуя дискомфорт от признания, а потом сжалась еще больше, когда он увидел по лицу Гарри, что тот хотел бы вернуть свои слова обратно. Драко на мгновение сжал протянутую руку Гарри и усмехнулся, пытаясь разрулить ситуацию. – Все нормально, Гарри, - искренне сказал он. – В сущности, сейчас, когда я думаю об этом, то нахожу, что мне нравится идея быть твоей сучкой – Теперь Гарри ошеломленно молчал. Драко мог сказать по странному блеску в глазах Гарри, что его член начал вставать и Драко понял, что в целом ему эта мысль понравилась. Абсолютно гармоничное сочетание сексуальности и силы, - подумал он, позволяя своей слизеринской ухмылке стать широкой, как у Чеширского кота, о котором он когда-то читал. - Итак, а что произошло у тебя с Джинни Уизли? - спросил Драко, направляя разговор в более безопасное русло. Он смутно помнил о школьном романе Гарри и волну сплетен о двух гриффиндорцах, но сейчас это вызвало необычно острый приступ ревности. Гарри тихо фыркнул, этот звук означал уступку. – На самом деле, все приукрашено намного больше, чем ты можешь себе представить, - начал он, вглядываясь в содержимое своего стакана. – Знаешь, мальчик встречает просто помешанную на нем девочку, девочка вначале говорит очень правильные вещи и мальчик думает, что может подавить эти странные маленькие чувства, которые он испытывает каждое утро в мужской душевой. - А, - сказал Драко, догадываясь как это должно было быть. – Итак, когда все покатилось в тартарары? Гарри почесал голову, раздумывая над вопросом. Он внимательно посмотрел на Драко и ответил: - Ну, это закончилось на свадьбе у Билла и Флер, но все к этому шло задолго до того. – На какое-то время повисло молчание, но Драко знал, что Гарри продолжит. – Знаешь, все мы в этом возрасте несем всякую чушь. Она считала мой член самой потрясающей частью мировой кармы Драко посмотрел в лицо Гарри, и увидел, как его выражение из отчасти развлекающегося стало раскаивающимся. - Она быстро разболтала всем своим подругам, какой он большой и могу тебе сказать, что мало удовольствия сидеть в гриффиндорской башне за домашним заданием, когда вокруг полно хихикающих девчонок, пытающихся застать восхитительное зрелище. Эта неблагодарная гребаная сука, - подумал Драко с нарастающей злостью. Гарри продолжал: - Мы пытались заниматься сексом и все такое, но она постоянно была недовольна. Говорила, что я все время делаю ей больно, что я слишком груб. Навсегда привив мне комплекс на этот счет. – Гарри на какое-то мгновение поднял взгляд на Драко и тот смог увидеть в его глазах всю историю его сексуальной жизни. Всю боль, ненависть к самому себе, провалы. Что бы мы ни пытались делать, она говорила, что я все делаю не так. За пять месяцев я прошел путь от блаженства до проклятий, - Гарри горько усмехнулся. Драко хотел коснуться Гарри, чтобы выразить уверение в том, что в нем совершенно нет ничего ущербного. На полпути он остановил себя. Он положил руку на стол, вытянув пальцы по направлению к Гарри, но не смог сделать незаметное движение рукой в зону соприкосновения. Гарри громко фыркнул и тихонько засмеялся. – Это при том, что она ни разу не мастурбировала меня, не говоря уж о минете. Она хотела только, чтобы я трахал ее, но она бы меня при этом не касалась. – Драко смотрел, как Гарри смеется над собой, удивляясь его способности быстро восстанавливать душевное спокойствие. – Все равно. На свадьбе Билла и Флер я огреб по полной программе. Джинни подслушала мой пьяный бессвязный треп с Гермионой, что я фантазировал о Билле. Она взбесилась. Хотел бы я увидеть это как зритель, а не как участник, - засмеялся Гарри. – Держу пари – это было весело. Драко потряс головой отчасти из сочувствия, отчасти из жалости. - Конечно, она накрутила всех, заявив, что Билл безобразен со всеми его шрамами и что я должно быть больной, если хочу его, не говоря уж о том, что я – извращенец, которому нравятся мужчины. Драко никогда ненавидел Уизли так сильно, как сейчас. – Держу пари, что ты вряд ли замечал его шрамы, - сказал он мягко, уверенный в своей правоте, но волнуясь из-за того, что перебил Гарри. Он видел, что Гарри смотрит на него в мгновенном озарении. Так много вещей сразу же встало на свои места, вещей, о которых им не было нужды говорить сейчас, потому что они это просто знали. - Нет, не замечал, - тихо сказал Гарри с теплой улыбкой. – Полагаю, что они-то и были Билл. Часть его жизни. Они для меня ничего не значили. Я думал, что он был прекрасен, невзирая на то, как он выглядел. Ему не надо было быть идеальным, чтобы быть собой. Джинни всегда хотела, чтобы я был идеальным. Я никогда не мог оправдать ее ожиданий, что бы ни делал. Пульс Драко бился у него в горле. Его желудок трепетал, будто был полон порхающих бабочек. Он посмотрел на свою руку, протянутую к Гарри, будто она существовала отдельно от него. Как будто она принадлежала другому человеку. Гарри сидел совершенно прямо, когда Драко наклонился вперед и отодвинул челку в сторону, открывая его шрам. Драко тяжело глотнул, когда позволил своему пальцу провести по метке в виде молнии на лбу Гарри. Она всегда завораживала его. При этом ему было страшно, как будто прикосновение к шраму могло привести к непосредственному контакту с Волдемортом или с чем-то подобным. Прямая связь с адом. Он был вполне осведомлен о тогдашних страшных событиях, сопровождавших всю юность Гарри. Он почувствовал их сокрушительную тяжесть и впервые осознал, каково было находиться на месте Гарри. Это было оглушительно. Заставляло склонить голову в знак уважения. Он сделал несколько дрожащих вдохов и сказал: - Знаешь, это не определяет тебя. – Они смотрели друг на друга и Драко мог поклясться, что слезы грозили пролиться из глаз Гарри, но если они там и были, то исчезли так же быстро, как и появились. Он позволил своему взгляду блуждать по лицу Гарри, наслаждаясь удовольствием разглядывать его. Эта маленькая отметина делает остальные черты такими невероятно безупречными, – думал он. Хотел бы он суметь найти слова, чтобы сказать об этом Гарри. - Ты прав, не определяет, - сказал Гарри. Он потянулся и сжал руку Драко, потянув вниз так, что ладонь накрыла его щеку. Гарри прижался к ней лицом, впитывая тепло и, накрыв своей ладонью, удерживал на месте, возможно из-за страха, что Драко мог убрать ее. Но он не убрал. Они сидели, глядя друг на друга какое-то время, пока Драко не решил, что больше не выдержит. Он отодвинул свой стакан вина в сторону и поднялся со стула. Он медленно перегнулся через стол к Гарри, наблюдая, как его желания отражаются на лице Гарри. Драко скользнул рукой от щеки Гарри к его затылку и тихонько потянул к себе. Когда они, наконец, поцеловались, это было божественно. Он был полон доверия и признания, пронизанного страстью и неприкрытым желанием коснуться друг друга. Когда они прервались, Гарри прошептал: - Идем, – и, взяв Драко за руку, повел его из кухни. Они очутились на мягком диване в гостиной. Они не искали именно его, казалось, их просто принесло туда. Драко смотрел, как Гарри утопает в подушках и позволил притянуть себя к нему на колени, садясь на него верхом, при этом глядя вниз в широко распахнутые приглашающие глаза Гарри. Поцелуй был продолжен ровно с того момента, на котором они прервались, покидая кухню. Драко рассеянно теребил пальцами прядь волос Гарри во время поцелуя, совершенно неторопливо, наслаждаясь мягким нажимом его губ, тем, как язык играл с его собственным. Руки Гарри ласкали его спину, поглаживая вверх-вниз, довольно сильно, чтобы джемпер двигался. Он чувствовал, как кашемир щекочет кожу и, хотя это ощущения было великолепным, ему хотелось вместо этого почувствовать на себе руки Гарри. Он подвинулся к нему ближе, добиваясь того, что тот удовлетворенно застонал ему в рот, заставляя при этом губы Драко дрожать. Драко усилил поцелуй, покусывая Гарри. Он получил, чего хотел, когда почувствовал, как его руки скользнули вниз под джемпер и двинулись вверх, надавливая ногтями на кожу, от чего по телу прокатилась волна дрожи, а из горла с выдохом вырвался полустон. А потом Гарри стащил с него джемпер через голову, прерывая поцелуй только лишь для того, чтобы снять его и отбросить в сторону, и снова набросился жадным ртом на губы Драко. Температура тела поднялась, но не так быстро, как его член и брюки из просто тесных стали мучительно тесными в области гениталий. Драко был разгорячен, но руки Гарри были еще горячее. Они царапали его тело, оставляя следы на бледной коже, и мяли с такой силой, что едва не оставались синяки. Драко откинул голову назад и застонал вслух от этого эротического клеймления, чувствуя, как губы Гарри прижимаются к его горлу, а руки придерживают голову, чтобы целовать, не прекращая там, где кожа была чувствительна даже к едва уловимым касаниям. – Ох, - вздохнул он возбужденно, издавая такой долгий и низкий звук, что Гарри застонал в ответ, обдавая горячим дыханием голое плечо Драко, делая долгий выдох. Когда Гарри заерзал под ним, то Драко тоже двигался, давая опустить себя на диван, по-прежнему сидя на нем верхом. Гарри удерживал себя на вытянутых руках, впившись в него затуманенным потемневшим взглядом, в котором не было ничего кроме жадного желания обладать. Драко попытался свалить с себя Гарри, используя свой вес, но Гарри не позволил ему. Вместо этого он отодвинулся назад, пока не встал на колени, а потом начал не спеша расстегивать брюки Драко. Настолько медленно, дразня его случайными поглаживаниями то тут, то там, что Драко захотелось оттолкнуть его руку и самому расстегнуть их. Он толкнулся бедрами вверх, когда руки Гарри, зажав пояс брюк и нижнего белья, стащили их вниз вместе, открывая его эрекцию, потом бедра, пока совсем не избавились от вещей и он не остался голым. Он чувствовал на себе взгляд Гарри. Как будто глаза выжигали дорожку на его теле, но выжигали внутри, а не снаружи. Он умолял Гарри глазами прийти к нему, и тот сделал это. Когда он лег на него плашмя и прижал к дивану, Драко обвился руками и ногами вокруг него, притягивая рот Гарри к своему, потому что не мог сдержаться, чтобы не поцеловать его. Прикосновение вещей Гарри, его кожи, волос, довели Драко до безумия, и он удивлялся, что не кричит в полный голос ото всего этого. Когда он почувствовал, как эрекция Гарри упирается ему в живот, напрочь разрушая самоконтроль, Драко почти сердито впился ногтями в его спину, просто от необходимости делать хоть что-нибудь, чтобы получить вожделенное облегчение. Гарри возбудился от боли и прервал поцелуй, опускаясь ниже и выцеловывая дорожку от подбородка Драко к его плечу, затем ниже – к соску, где его рот и остановился, что бы какое-то время поиграть с ним. Годы жутко грубого обращения с ними сделали соски Драко невероятно чувствительными. Ему нравилось, когда их покусывают, оттягивают тугую кожу и выкручивают неумолимыми пальцами. Он чувствовал каждое движение языка Гарри, дразнящего крошечный узелок, внезапно обхватывая его языком, прежде чем засосать в рот вместе с кожей вокруг и прижать его зубами, безжалостно покусывая. Драко громко закричал в шоке от внезапного укуса, но прижал голову Гарри к груди, выгибаясь вверх к его рту, удивляясь, откуда Гарри, черт побери, точно знает, что надо делать. Каково бы ни было объяснение, либидо Драко было благодарно, он стонал и всхлипывал, давая знать о своих ощущениях. Гарри не останавливался, пока кожа не покраснела, и не появились синяки. Он спускался все ниже и ниже по телу Драко, вылизывая его кожу и покрывая легкими поцелуями каждый изгиб тела, пока не дошел до выступов бедренных косточек. Посмотрев вниз на свое тело, Драко с удовлетворением отметил огромный синяк у себя на груди, прежде чем встретился глазами с пристальным взглядом Гарри, и почувствовал, как его губы покрывают крошечными поцелуями выступом бедра. Драко увидел, как высунулся кончик языка и прижался к коже. От этого зрелища он начал извиваться, сосредотачиваясь лишь на том, чтобы как можно ближе придвинуть свою эрекцию ко рту Гарри. О, Мерлин! Рот Гарри никогда еще не касался его там. Одна лишь мысль, что совсем скоро он познает удовольствие от языка Гарри, вылизывающего его щель, почувствует мягкую влажность его рта на члене, заставила вытечь из него тяжелую прозрачную каплю и зависнуть на секунду, прежде чем такие капли не начали непрерывно падать ему на живот, собираясь в лужицу. Звук низкого, коварного смеха Гарри заставил Драко оторвать взгляд от своего члена, он молча смотрел, нетерпеливо ожидая, как Гарри пододвигается все ближе и ближе, соблазнительно раздвигая губы, пока его рот не начал обдавать горячим дыханием член. Когда он опустил голову и, наконец, поцеловал его член, Драко застонал так сильно, как от боли. Он почувствовал, как рука Гарри приблизилась к его эрекции и обхватила ее, отклоняя от тела, и Драко увидел, как рот Поттера открывается и накрывает ее, а потом он почувствовал невероятное мягкое тепло, удерживающее его неподвижно, но заставляющее оживиться сразу все нервные окончания. Рот Гарри оставался неподвижным довольно долгое время, но он сосал и сосал до тех пор, пока все, что Драко мог почувствовать, так это самое возбуждающее сжимающее давление на головке его члена. Он увидел, как губы Гарри становятся все бледнее по мере того, как он сжимает их сильнее и сильнее, впечатывая каждую отдельную линию головки и его оттянутой крайней плоти в свой рот. Мускулы ягодиц Драко туго сжались под этим восхитительным штурмом, и он обнаружил себя неудобно выгнувшимся, пытаясь сильнее вдавить еще один дюйм в рот Гарри. Его зубы были стиснуты от напряжения, и давление только тогда ослабло и исчезло совсем, когда Гарри перестал сосать и скользнул ртом вниз. Мерлин, Драко никогда не испытывал таких ощущений, как в тот момент, когда Гарри сосал его. А смотреть на него, когда он делал это? Твою мать! Это было чертовски горячо, как в аду в жаркий летний день. Драко много раз наслаждался минетом, но Гарри делал это как никто другой. Его рука работала в полном соответствии со ртом, дразня Драко легкими, как перышко, поглаживаниями у основания члена и вокруг мошонки, затем позади широко разведенных ног, сильно вдавливаясь в тело, так, что Драко начинало казаться, будто кончики пальцев раздвигают его тело и ласкают ствол изнутри. Он не смог сдержаться и громко закричал, когда рот Гарри начал безжалостно обрабатывать его, путешествуя вверх-вниз, то быстро, то медленно, выжимая из тела Драко рыдания и стоны этими сумасшедшими движениями. Драко смотрел на это столько, сколько мог, стремясь максимально насладиться происходящим. Но иногда это было слишком потрясающе, и он ронял голову на руку и толкался бедрами вверх, утопая в ощущениях, потому что не мог сдерживать себя, глядя на это. В какой-то неуловимый момент Гарри прекратил сосать и начал трахать Драко. Он понял, что рот Гарри грубо насилует его, только когда уже находился в паре толчков от оргазма, а потом стало слишком поздно, чтобы быть нежным. Но благодаря звукам, которые издавал Гарри, Драко, казалось, ничего не имел против силы. Это была последняя мысль, перед тем как волна оргазма накрыла его тело, сжимая пальцы ног и вынуждая опустошиться в рот Гарри, толкаясь в его горло. Он почувствовал, как сперма орошает нежную кожу, собираясь во рту Гарри, и исчезает в горле одним большим глотком. Драко закричал так громко, что сорвал голос. Он выплескивал из себя струи спермы, интенсивность восприятия усилилась, когда Гарри застонал и проглотил ее. Он почувствовал, как язык Гарри покружил по его головке, проникая в набухшую щель и собирая последние капли, это было восхитительно. Но у Драко просто не было сил двигаться. Его мускулы не слушались приказов, он лежал, дрожа от усталости, чувствуя, как обмякает во рту Гарри, затем почувствовал холодный воздух, когда его мокрый от слюны член выскользнул изо рта и шлепнулся о его живот. Гарри опустил голову на бедро Драко, выравнивая дыхание и вычерчивая бессмысленные узоры пальцами на его животе. Через какое-то время, Драко смог произнести: - О о, Боже. – Он сопроводил свое задыхающееся восклицание удовлетворенным смешком и почувствовал, как голова Гарри слегка подпрыгнула на его бедре, когда он пошевелился, потревожив его костистую подушку. Гарри двигался медленно, будто через силу. Драко увидел, как он садится на колени, берется за край футболки и снимает ее через голову, открывая голую грудь взгляду Драко. У Гарри было прекрасное тело. Драко нравилось запоминать каждую деталь, он собирался провести часы и часы, изучая каждый дюйм глазами, руками, ртом. Но несмотря на то, что все тело Гарри было желанным, прямо сейчас Драко жаждал эти десять восхитительных дюймов стоявшего члена, половина из которых выглядывала из-под пояса брюк, казалось крича: Посмотри на меня. Попробуй меня. Сядь на меня. Дырочка Драко туго сжалась от предвкушения, даже после активных действий прошлой ночью и он позволил появиться на лице своей потребности в сексе, когда смотрел в полуприкрытые глаза Гарри. Гарри неуклюже стянул джинсы, обнажившись до колен между раздвинутых ног Драко, и протянул руку, чтобы передвинуть его повыше. Они целовались, не переставая перемещаться. Драко чувствовал во рту Гарри вкус своей спермы, и это заставляло его дрожать всем телом. Они оказались в том же положении, что и в начале, Драко сидел верхом на коленях у Гарри, но теперь это было гораздо лучше, потому что между ними не было никаких преград. Никакой одежды, только кожа. Когда они прервались, чтобы глотнуть немного воздуха, Драко прислонился лбом ко лбу Гарри и посмотрел вниз, на их колени. Он не думал, что когда-либо его будет трахать член таких размеров, как у Гарри. Его эрекция была почти недопустимо огромных размеров. Было так чертовски здорово видеть ее, и он знал, что проведет часы, изучая каждый изгиб и каждый ее фрагмент, но не прямо сейчас. Потому что в этот момент все, чего хотел Драко, это опуститься на Гарри и почувствовать, как тело старается принять его в себя до конца. Он смотрел зачарованно, как крошечная дырочка сочится влагой и знал, что Гарри тоже видит это. Не имея терпения ждать дольше, Драко пососал два пальца и увлажнил их так сильно, как только мог. Гарри ошеломленно смотрел на него, как он вынимает их, и наклонился, чтобы слизать ниточку слюны, которая тянулась за пальцами Драко изо рта по его губам и подбородку. Когда Драко дотянулся до себя сзади, он приподнялся над бедрами Гарри, посмотрел на его жаждущее лицо, и со вздохом ввел первый палец внутрь. Второй вскоре последовал за первым, но он выбрал неправильный угол, чтобы сделать что-то большее, чем просто растянуть тугое кольцо мускулов. Он видел, как рот Гарри произносит какие-то слова, но не понял, что именно, пока не услышал хлопок и не увидел баночку любриканта, влетающую в его руку. Немного погодя, Драко почувствовал еще один палец, скользнувший в его дырочку, проникая глубже, чем он мог ввести собственный и прижался свои пальцы к нему, пытаясь получить как можно больше, пока не почувствовал, как суставы трутся о его ягодицы. Он отодвинул свою руку, давая Гарри больше места, и дотянулся до банки с любрикантом, щедро зачерпывая из нее, а потом нежно размазал его по всей эрекции Гарри, втирая густой крем так, что он стал менее вязким и более скользким. Гарри улыбнулся в ответ, но это была ленивая, почти хмельная улыбка. Его лицо порозовело, и член ощутимо подергивался в ладони Драко, умоляя обратить на него все возможное внимание. Когда Драко наклонился, чтобы поцеловать Гарри, его тело сдвинулось и пальцы, бывшие внутри него, выскользнули наружу. Он опустился на колени, погружая свой язык в приглашающий рот Гарри и, почувствовав мягкие спазмы в анусе, понял, что более чем готов. Но он заставил Гарри подождать, с наслаждением дразня, чувствуя сильный поток энергии, распространявшийся по телу снизу, когда Гарри извивался и ерзал, чтобы усилить трение о кожу. Когда Гарри выдохнул: - Драко, - в его рот срывающимся голосом, Драко передвинулся вперед. Они смотрели друг другу в глаза все время, пока Драко устраивался. Гарри помог Драко раздвинуть ягодицы, поэтому все, что ему пришлось сделать, это поерзать немного пока он не почувствовал толстый округлый купол, надавивший на его мускулы и опустился вниз, поглощая дюймы Гарри одним долгим чуть-чуть болезненным толчком. Драко увидел, как глаза Гарри затуманились, когда тот застонал от нажима на член, и он улыбнулся, увидев его удовольствие, такое открытое, искреннее и совершенно несдерживаемое. Драко покрутил бедрами, готовясь растянуть мускулы так, чтобы сделать легче дальнейшее проникновение, он поиграл с парой дюймов Гарри, скользя по ним вверх- вниз, туго сжимая их внутри дырочки и снова давая двигаться, постанывая от невероятного ощущения, охватившего его и заставляющего желать большего. Драко увидел, что Гарри бросил взгляд вниз на его вновь пробудившуюся эрекцию и опустился ниже на этот огромный твердый член, более ритмично работая бедрами, наращивая равномерный темп так, что его собственный член покачивался между ними, иногда ударяясь о его живот, а иногда – о живот Гарри. Он двигался осторожно, неспешно вмещая в себя Гарри, чтобы тело могло привыкнуть к вторжению, могло почувствовать в этом скорее экстаз, нежели боль. И все это время Гарри пристально смотрел ему в глаза, как на некое божество с выражением бесконечного изумления на лице, а также очевидной любви. В этом Драко не сомневался. Гарри любил его так же сильно, как и он сам любил Гарри. От понимания этого его затопило чувство благодарности, что только усилило взрыв чувств внутри него, пока он не превратился в скопление нервных окончаний, ощущая нарастающее удовольствия, пока не смог думать больше ни о чем. Он мог только ощущать. Все трансформировалось в физическое восприятие. Драко мог проследить каждое мельчайшее движение своих внутренних мускулов и знал, что ему осталось принять в себя меньше дюйма члена Гарри, он хотел этого с обжигающим, пугающим голодом. Чувствительное место глубоко внутри него, которое принадлежало только Гарри, пульсировало и напоминало о себе, требуя финального толчка, который бы позволил принять член до конца и коснуться ее. И, Мерлин, Драко хотел этого! Он стремился к тому дню, когда сможет, не сдерживаясь, сесть верхом на Гарри, зная, что это могло прийти только с практикой, желая больше практики, чтобы этот день наступил как можно скорее. Когда Драко уверенно устроился на пахе партнера, погрузив в себя всю длину пениса, он наклонился, чтобы поцеловать Гарри и тот поцеловал его в ответ так, будто он был хрупкой вещью огромной ценности, которую надо боготворить, лелеять и за которой надо ухаживать с бесконечной осторожностью. Это была любовь. Чистая и простая. Только любовь. Драко медленно раскачивался, сидя на коленях у Гарри и наслаждаясь горячим натяжением в заднем проходе, улыбаясь, как кот, объевшийся сливок. Тело Гарри, казалось, таяло под ним, пока он не рухнул на подушки, любяще глядя на Драко и лениво выводя пальцами круги на упругой заднице. - О, Драко, - вздохнул Гарри. - Ты такой хороший на ощупь – И через несколько долгих секунд он выдохнул: - Не останавливайся. Никогда не останавливайся. - Не остановлюсь, - прошептал он в ответ, изгибая губы в самой нежной улыбке. Уперевшись руками по обе стороны головы Гарри, Драко покачивался на диване, пока они занимались любовью. Он установил ровный вялый ритм скольжения вверх-вниз по члену Гарри, отмечая каждый крошечный бугорок или шероховатость на всей длине его члена, когда они терлись о него внутри, посылая волну за волной приятной дрожи вверх и вниз по его спине, запуская пытливые пальцы в волосы до тех пор, пока даже кожа головы не почувствовала удовольствие. Его яички плотно прижались к лобку Гарри и, опускаясь при каждом толчке, он чувствовал, как волосы щекочут их. Через несколько долгих, долгих минут, Гарри начал толкаться под ним, осторожно приподнимаясь, чтобы встретить его, когда он опускался вниз, давая возможность еще более глубокого проникновения, когда их тела мягко соединялись друг с другом. Драко уже был почти переполнен эмоциями, он запрокинул голову и закрыл глаза, сосредоточившись на нежных толчках и чувствуя, как его член через какое-то время стал таким твердым, что это стало причинять боль. Казалось, он оседлал Гарри вечность назад, и мягкие губы, прижавшиеся к горлу, вернули его назад из почти астрального восприятия. В конце концов, сам он был любим также, как и его тело и было трудно не потерять голову под нежным натиском. Драко положил руки на затылок Гарри, проводя пальцами по коротким непослушным прядям, приподнимая его голову, чтобы прижаться губами, потому что ему нужно было чем-то занять себя, чтобы снова не потерять связь с реальностью. Они всего лишь слегка касались губами щек друг друга, носов, но это было более чем интимно. Руки Гарри скользили по спине Драко, сжимая ягодицы, прежде чем проложить легкие дорожки вверх и покружить на плечах, а затем снова опуститься вниз. Драко потерял счет времени. Он не представлял, как долго они занимаются этим, целуясь, ласкаясь и раскачиваясь вместе, это могли быть как минуты, так и часы. Когда его тело было полностью расслаблено, он стал толкаться немного сильнее, извлекая из Гарри отрывистые стоны, такие же, как и когда он изгибался, чтобы сжать его внутри себя и получая удовольствие от того, что любовник терял самоконтроль. Гарри понадобилось много времени, чтобы кончить, главным образом из-за того, что Драко не старался ускорить приближение финала. Гарри прижал свой торс к телу Драко, и удерживал его, не давая двигаться, а сам делал последние толчки вверх, пока не кончил с болезненной неспешностью, стоная от облегчения в шею Драко и произнося при этом его имя снова и снова. Они какое-то время плотно прижимались друг к другу, и Драко почувствовал, их грудные клетки слиплись, когда тускло поблескивавший пот остыл и начал высыхать. Все внутри его ануса стало ощущаться иначе, когда агрессивная твердость Гарри обмякла, и обильное густое семя потекло вниз, нежно успокаивая истерзанный проход. Драко только тогда уделил внимание собственной эрекции, когда увидел, что Гарри полностью расслабился, окруженный чем-то вроде воображаемого сияния, излучавшего совершенное пресыщение. Когда он убрал несколько длинных прядей со щеки партнера, то увидел, что большие зеленые глаза открыты и наблюдают за ним. - Я никогда раньше не ощущал ничего подобного, - прошептал Гарри, явно не желая говорить громче и сломать опьяняющую атмосферу. – Секс с тобой потрясающий, Драко, - сказал он с осторожной улыбкой. – Ты потрясающий, - закончил он, опуская голову на подушку и снова закрывая глаза. Драко мог представить, как сердце толчками гонит кровь по его телу, наполняя его любовью, и он утопал в любви. Он улыбнулся, но улыбнулся про себя, наслаждаясь теплом любви Гарри. Он почувствовал, как тот убрал руку с его бедра, где она лежала до сих пор. Рука переместилась, чтобы обхватить его член и сжать, но Драко разжал его пальцы и отодвинул руку, покачав головой, когда Гарри открыл глаза и нахмурился. Драко взял банку с любрикантом и растер немного по кончикам пальцев и ладони, прежде чем взяться за свой член и начать его поглаживать. Он действительно был слишком твердым. Головка пульсировала, кожа на ней была слишком натянута и он знал, что если коснется ее, то кончит через несколько секунд, поэтому опустил руку ниже, лаская мошонку и широкое основание члена сильными уверенными движениями. Он увидел, как заблестела и увлажнилась его уже липкая кожа от любриканта, его дыхание сбилось, когда почувствовал, как вздрагивает возбужденный член, толкаясь в ладонь. Гарри одобрительно вздохнул, когда посмотрел на Драко и впился кончиками пальцев глубже в его ягодицы, наслаждаясь зрелищем. Под тяжестью испытующего взгляда Гарри Драко больше не мог сдерживаться. Он быстро начал проводить рукой по всей длине эрекции, каждый раз сжимая при этом пальцами темно-красную головку, пока дыхание не стало громким, и оргазм не стал неотвратим. Когда рука Гарри накрыла его руку, Драко потерял самообладание. Он почувствовал, как напряглась его мошонка, и сперма выплеснулась из него, но вместо того, чтобы забрызгать их торсы, она вылилась в руку Гарри, которая накрыла головку, собирая ее, хотя много и протекло между пальцами. Драко выдохнул с низким всхлипом, опуская свою руку и позволяя Гарри трогать себя, пока не вылился полностью. Все, что он мог сейчас чувствовать – это бешеную пульсацию набухшей головки, то как из нее льется липко-густая сперма и мягкое поглаживание пальцами члена. Драко обессилел. Он, конечно, был в экстазе, но совершенно разбит. Он упал на грудь Гарри, сомневаясь, что найдет силы, чтобы слезть с его колен или вообще сделать хоть что-то еще, кроме как уснуть на месте. Гарри медленно покачал его, успокаивающе потирая спину, пока его веки не налились свинцом и он не понял, что может уснуть в ту же секунду. - Эй, хочешь, я отнесу тебя в постель на спине? - прошептал Гарри ему на ухо, целуя мочку. Лучшим ответом, который мог дать Драко, было утвердительное хрюканье, что вызвало у Гарри любящий смех. Он позволил переместить себя в другую позу, правда, мало помогая этому. Затем он почувствовал, что его приподняли повыше, его грудь прижалась к спине Гарри, и две сильные руки обхватили его бедра. Положив голову на плечо Гарри, он обхватил руками его за шею и почувствовал, что Гарри пошел. Затем он почувствовал, как холодная простыня накрывает его и как прогибается матрас, когда Гарри лег рядом с ним и уютно прижался боком. – Прости, - пробормотал он сонным низким голосом. - Не надо, - прошептал Гарри. – У тебя была тяжелая неделя. Сегодня был самый лучший день, Драко. - Я рад, - сумел выдавить он перед тем как окончательно заснуть.
Глава 9
Глава 9 Вокруг было все еще темно, когда Драко проснулся. Он не мог сказать, что разбудило его, только какое-то непонятное еле уловимое движение стало причиной. Он повернул голову и посмотрел на Гарри и моргнул пару раз, чтобы сфокусироваться. Гарри вполне проснулся и смотрел на него спящего или, может, смотрел сквозь него, но все же смотрел. "Ты в порядке?" - пробормотал Драко хриплым со сна, но заботливым голосом. "Мм", - промямлил Гарри неуверенно. "Не можешь уснуть?" - спросил Драко, все более просыпаясь теперь уже из-за беспокойства, охватившего его. Он повернулся к Гарри и немедленно почувствовал причину его бессонницы, влажно ткнувшуюся ему в бедро. Гарри хихикнул: "Нет. Просто у меня кое-какие проблемы", - скривился он, заставляя Драко тоже хихикнуть. Когда Драко протянул руку и подвинул бедра Гарри ближе к себе, он почувствовал, что другая рука туго сжала его так, что у него не было другого выбора, как взяться за эрекцию Гарри. Рука Драко оставалась на месте, когда Гарри тихо заговорил. "Ты смог почувствовать это?" - спросил он, Драко только коротко кивнул, выдавливая из горла негромкий звук. "Ты сделал это", - сказал Гарри, двигая их руки так, что рука Драко взялась за его член, и накрыл сверху своей, твердо сжимая и двигая, чтобы эрекция окончательно затвердела. "Ты возбудил меня, Драко", - шептал Гарри и Драко почувствовал, как болезненно перехватывает горло от наступающего возбуждения. "Даже если бы ты не лежал здесь, рядом со мной", - продолжал Гарри, - "Я все равно возбудился бы, потому что это всегда происходит, когда я думаю о тебе". Драко застонал, раздвигая колени. Гарри толкнулся бедрами ему в ладонь, поэтому Драко усилил давление и заработал быстрее, чувствуя, как рука вокруг его собственного члена сжалась и заработала в том же ритме. "Скажи мне, ты можешь почувствовать, что ты делаешь со мной?" - выдохнул Гарри, эти слова обожгли Драко. "Я могу, боже, я могу", повторял Драко нетерпеливо, передвигаясь ближе, так, чтобы их груди касались друг друга, оставляя немного места для двигающихся рук. "Кончи на меня", - сказал Гарри ему, Драко прижал его спиной к матрасу и лег сверху, придерживая себя, чтобы оставить место для беспрепятственного продолжения их взаимной мастурбации. Драко мог чувствовать суставы пальцев и горячее дыхание Гарри при каждом поглаживании, их почти согласованные усилия, становящиеся более яростными, более грубыми. "Кончи на меня, Драко", - повторил Гарри, приближая оргазм несдерживаемыми эмоциями в голосе. "Я хочу почувствовать все на себе", - выдохнул он, заставляя Драко захныкать, когда он представил струю своего семени, выплескивающуюся на грудь Гарри, его занятую руку, смешивающуюся с семенем самого Гарри. "Ты так хорошо трахаешься", - выговорил Гарри, слова были почти не слышны, но Драко услышал. Драко еще усилил давление, трахая руку Гарри, пока не кончил громко, одновременно доведя и самого Гарри до оргазма, они вглядывались друг в друга в мрачной концентрации. Гарри взревел, когда его эякуляция плеснулась на него, выгибая спину, так, что их руки оказались зажаты телами. Когда он опустился на кровать, глотая воздух, он тихо засмеялся и Драко вместе с ним, поглаживая рукой себя и лежащего под ним любовника, размазывая скользкое и мокрое проявление их удовлетворения по телам от сосков до паха. Гарри обнял Драко, подвигая ближе, целуя его плечи и возвращая привычный контроль над телом. "Ты будешь причиной моей смерти", - прошептал Гарри в шею Драко, прежде чем игриво куснуть нежную кожу. Драко засмеялся порочно: "Все может быть", - хихикнул он. "Но, по крайней мере, мы будем вместе и будем счастливы до самого гребаного конца". Гарри поцеловал его медленно, вдумчиво, прежде чем сказать: "Мне нравится слышать это, Драко", - сказал он, его голос стал серьезным, - "Ты позволишь мне сделать тебя счастливым?". "Ммм", - ответил Драко. "Вскоре я подумаю об этом", - добавил он самодовольно, целуя Гарри в кончик носа, издавая милый смешок. "А теперь кто из нас почистит это все?" - потребовал он поддельно строгим голосом, явно подразумевая, что Гарри должен понять, что задача поставлена перед ним. "Я слишком хрупок, чтобы с утра заниматься чисткой простыней. Я потратил годы, чтобы вырастить эти три волосинки на груди и будь я проклят, если вырву их из-за того, что мальчик-который-выжил кончает так, что высыхая это становится крепче, чем вечно-приклеивающее заклятие", - заявил он пренебрежительно, заставляя Гарри хихикать. Они отодвинулись друг от друга, заставляя хлюпать уже остывшее и не такое желанное семя. "Сделано", - произнес Гарри сквозь зевок, быстро щелкая пальцами, вызывая вспышку очищающего заклятия. "Так, хорошо. Теперь я могу снова заснуть?" - спросил Драко устало. "Ты знаешь, мне необходимо отдохнуть", - закончил он, заползая под одеяло и нежничая с Гарри, театрально прижимая свой зад к развилке его ног. Гарри стукнул его по руке и обнял, прижимая к себе. "Хм. Держу пари, ты испорченней, чем кажешься", - поддразнил он, смеясь. "Если ты не прекратишь болтать, ты выяснишь это скорее раньше, чем позже", - игриво предостерег Драко. "Спокойной ночи, Драко", - сонно сказал Гарри. "Прости, что разбудил тебя". Драко фыркнул. Гарри извинялся совершенно неискренне. "Тебе нет необходимости извиняться за то, что разбудил меня среди ночи для постельной гимнастики", - тихо засмеялся он. Драко не поверил, когда услышал безошибочно узнаваемые звуки храпа за своей спиной меньше чем через минуту. Бесстыдный трахальщик не только разбудил его для быстрой работы рукой, но он посмел уснуть первым! Мужчины! Драко фыркнул про себя, закрыл глаза, ожидая, когда сон придет снова. Когда, наконец, это случилось, он все еще улыбался. -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Драко медленно просыпался воскресным утром, почувствовав себя не вполне отдохнувшим, он решил еще поваляться. Он понял, что лежит один еще до того, как проснулся, но это его не обеспокоило. Гарри был где-то поблизости. Драко навострил уши, но не услышал ни одного звука из ванной. Хм. Может быть, он собирает поднос, чтобы вместе позавтракать в постели? Драко улыбнулся и вытянул свое уставшее тело, предвкушая скорейшее появление чего-то очень вкусного. И полный поднос еды. Он забрался назад в уютное тепло, прикрывая глаза и ожидая Гарри, но не дремля. Вместо этого, Драко интересовался тем, что они будут делать сегодня. Может быть, они где-нибудь погуляют? Немного побродят, пообедают в случайном баре, может быть, поцелуются под осенними деревьями в каком-нибудь безымянном заброшенном парке. Он не представлял себе. С Гарри хорошо было заниматься чем угодно. Наконец, Драко начал терять терпение. Он подождал Гарри добрых десять минут и задался вопросом, были ли его предположения насчет завтрака корректны. Он подошел к шкафу, открыл дверцу и поискал свои вещи в сумке. Вытащив рубашку и шорты, Драко оделся и отправился на поиски Гарри. "А! Вот ты где", - сказал он, забредая в кухню, где и обнаружил его, сооружающего нечто выглядящее сложно в сочетании с огромным куском жесткой говядины. Гарри ухмыльнулся ему, обернувшись через плечо в сторону Драко, но не двигаясь из-за занятости. "Ты собираешься накормить рыцарей Круглого стола?" - спросил он Гарри с дразнящим намеком в голосе. "О, нет", - ответил он таким тоном, что Драко сразу насторожился. Он остановился рядом с Гарри и подождал. Молчание затянулось и Гарри, наконец, нарушил его. "На самом деле, это на четверых", - сказал он. Драко заметил, что Гарри показал только на мясо. Драко притворно громко вздохнул. "Объясни", - сказал он, несмотря на то, что тяжесть опустилась в его желудок, когда он подумал о доме, полном Уизли. Гарри закончил с мясом и отправился мыть руки. Намыливая их, он пояснил: "Твоя мама и Блейз придут на обед". Это было произнесено тоном не-кричи-на-меня в голосе Гарри, и Драко облегченно засмеялся от того, что удалось избежать всех Уизли-подобных. "Понятно", - ответил Драко тихо. "Когда ты собирался рассказать мне о своем таком-соблазнительном приглашении? Полагаю, непосредственно перед их прибытием?" Сарказм вряд ли был уместен, но Драко был слишком настроен на это и отказывался менять свое излюбленное средство словесной борьбы. Гарри тщательно высушил руки и подошел к Драко, обнимая его за талию и свободно удерживая его. "Если честно", - начал Гарри слегка улыбаясь, - "Я не приглашал их". Драко рассмеялся, и ответная улыбка появилась на лице Гарри. "О, дорогой", - сказал Драко, - "Полагаю, моя мать пригласила себя сама, ведь так?" Гарри кивнул и чмокнул его в щеку. "А Блейз слишком любопытный ублюдок, чтобы остаться в стороне, поэтому он добавил себя к списку приглашенных тоже", - закончил он, притягивая Гарри ближе, так, что он мог положить подбородок ему на плечо и, наклонив голову к уху, с наслаждением вдыхая запах. "Вообще-то, я хотел бы, чтобы мы были одни", - сказал Гарри застенчиво. Сердце Драко забилось в груди, от благодарности, что Гарри хотел того же, что и он сам. "Но я не ожидал их прихода и должен был поменять планы на этот день". Гарри коротко хохотнул и Драко отстранился, заглядывая ему в лицо, пытаясь увидеть подвох. Гарри намекающе поиграл бровями и продолжил. "Я серьезно думал о том, чтобы спрятать твои вещи, чтобы тебе пришлось весь день оставаться голым. Я, может быть, даже присоединился к тебе", - засмеялся Гарри. "Но вряд ли стоит принимать твою маму и лучшего друга в костюме Адама". "Правильно", - сказал Драко низким обжигающим голосом. "Думаю, они были бы ошеломлены приглашающей частью твоей анатомии", - он погладил Гарри по спине, чувствуя под ладонями мягкий хлопок его тенниски, свободно скользящий по коже под ним. "Льстец", - прошептал Гарри, заглядывая ему в глаза как бы умоляя о поцелуе. Наклонившись, Драко прильнул своим ртом к его рту и почувствовал, насколько это было правильно. Это был мягкий поцелуй, не насилующий или требующий. Это был обмен более глубокими эмоциями. Только простое суммирование того, что они нашли друг в друге. Товарищество и надежность. Тепло и любовь. Когда они прервались, то обменялись улыбками. Гарри подтолкнул Драко к столу и жестом велел сесть. "Давай я сделаю тебе завтрак", - сказал он, пропуская прекрасные волосы Драко через свои пальцы, прежде чем заняться делом. "Ты можешь даже первым взять квиддичную страницу, если хочешь", - усмехнулся он, бросая газету на белую дубовую поверхность. "Или светские новости", - добавил он робко, наблюдая на лице Драко ястребиное выражение. "Я знаю, что тебе это нравится", - сказал он со змеиной ухмылкой. Драко повел недовольно носом и высокомерно фыркнул, слегка удивляясь, что это обнаружилось, хотя когда он оставался здесь в последний раз, он пытался скрыть это. "Некоторым необходимо знать, как сейчас одеваются", - сказал он ровно, позволяя легкий намек на юмор в своем голосе, заставляя Гарри улыбнуться, может быть из-за такого легкого признания. "Ты не должен оправдываться передо мной", - сказал Гарри ему. "Каждому нужны бессмысленные занятия время от времени. Взять меня, например. У меня есть ты". Фыркнув в притворном оскорблении, Драко смотрел, как Гарри режет ломтиками свежий ананас и греет выложенные на тарелку кусочки в гриле, чтобы они пару минут пошипели, сладкий запах зрелых фруктов наполнил кухню. Он поставил на стол между тарелками банку йогурта. Гарри добавил: "Если ты хочешь, я могу подписать тебя на "Алохомору!". Тогда ты никогда не пропустишь горячие новости". "Алохомора!". Еженедельный ведьмовской журнал с отвратительной репутацией. Раскрытие секретов звезд могло соперничать только с "Ежедневным Пророком". Это был такой журнал, что никто не признавался, что читает его (особенно те, кто извиняющеся вытаскивал его в зале ожидания), потому что он был полон совершенно глупой болтовни о проблемах звезд и о тех, кто на них вис. В конце текущей недели, как было известно Драко, двадцать четвертая страница была целиком посвящена "Мерлин вещанию", ужасному ежегодному соревнованию, в котором десять волшебников и волшебниц, закрывшись в каком-нибудь доме для гостей на восемь недель, должна были выжить без помощи магии. Газеты рассказывали день за днем о пустячных ссорах и вызовах, изгнании из компании некоторых особенно сильных конкурентов. Весь волшебный мир, казалось, стал одержимым за эти два месяца, вы не могли пообедать на Диагон Аллее без того, чтобы не быть обстрелянными постерами в полный рост и развевающимися флагами, превозносящими достоинства одного из участников проекта перед другими. Победитель, выбираемый волшебной публикой, становился обладателем, по мнению Драко, незначительной суммы и славы такого рода, которая исчезает, не успев прийти. Взглянув пренебрежительно на Гарри, Драко вздернул нос от подобного предложения. "Я выгляжу похожим на пролетария, Поттер?" - усмехнулся он. "Этот журнал полон сахарных картинок о свадьбах едва знаменитых волшебников и фотографиями полуобнаженных игроков в квиддич, занимающихся вещами, о которых они не имеют ни малейшего понятия". "Именно поэтому я думаю, что тебе это должно нравиться", - хихикнул Гарри, не сдаваясь, и переворачивая шипящий ломтик ананаса. Драко улыбнулся в спину Гарри, с удовольствием наблюдая, как он занимается стряпней. "К тому же нет необходимости тратить твои деньги", - сказал он, когда Гарри повернулся и начал выкладывать горячие кружочки ананасов на две тарелки и размещать их на столе. Поливая йогуртом восхитительно пахнущие фрукты, Драко добавил: "Патриция покупает его и прячет в своем столе. Я читаю, когда она не видит". Слегка шокированный смех Гарри наполнил квартиру. ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Они не спеша позавтракали, подшучивая друг над другом. Потом он сидел и смотрел, как Гарри готовит йоркширский пудинг, взбивая тесто, чистит картошку для обеда. Драко думал про себя - это моя жизнь. Остаток моей жизни должен быть только таким - пространство, разделенное с Гарри, время, разделенное с ним. Он никогда не испытывал привязанности к кому-либо раньше. Он всегда ужасался ограничениям, которые налагает постоянная связь, сейчас он делал это и удивлялся, почему считал такие отношения чем-то плохим. Он не чувствовал себя посаженным в клетку. На самом деле, скорее наоборот. Темп жизни замедлялся вокруг него, когда он видел Гарри Поттера на кухне, бросающего ослепительные, многозначительные улыбки в его сторону так часто. Глаза Гарри наполнялись сиянием, его лицо морщилось от смеха над глупыми шутками Драко, который пытался выглядеть эффектно. Таким неиспорченным, как и все его ощущения. Качество такого времяпровождения не поддавалось определению. Они приняли душ и начали переодеваться, Гарри подобрал для Драко несколько вещей из их недавних покупок, соблазняя его обещаниями сексуальной благосклонности, если он оденет эти вещи. Как Драко мог отказаться? Но лучшей частью программы было то, что одевал его Гарри. Когда тебя кто-то раздевает, это одно дело, но Драко никто еще до этого не одевал. Конечно, не считая раннего детства, но это совершенно разные вещи. Гарри играл с ним, высушивая его после душа, дразнил, медленно поглаживая все чувствительные места. Гарри бранил Драко за то, что он возбудился, но Драко видел, что он был доволен, получая все больше и больше удовольствия от подаренных ласк, все более и более свободно поглаживая полотенцем его кожу. Шагнуть в боксеры, которые держал Гарри, было достаточно трудно для него, но гораздо труднее было чувствовать, как резинка прижимает его эрекцию. Он умолял Гарри помочь ему, но тот лукаво улыбнулся и посоветовал научиться самоконтролю, показывая без слов, что если Драко не научится, то Гарри будет очень рад научить его. И такой урок должен особенно беспокоить его, потому что может привести к разрушению самоконтроля самого Гарри. Драко оперся на плечи Гарри, когда тот встал на колени, держа его джинсы, чтобы он мог шагнуть в них. Он заерзал бедрами, помогая движению плотной ткани, и это движение заставило захихикать Гарри, прислонившегося головой так, что эрекция Драко шлепнула его по носу, когда он вставал. Еще большее удовольствие он получил, когда Гарри застегивал на нем брюки. Встав позади Драко, и положив руки ему на талию, Гарри соблазнительно провел по обнаженной плоти, двигаясь вокруг нее, сам в то же время оставаясь за спиной Драко. Руки Гарри охватили его и подтянули ближе на какой-то момент, Драко мог почувствовать каждый фрагмент обнаженной груди, прижимающейся к его спине, и любимое тепло кожи. Эти ощущения не уменьшили его эрекции, наоборот, его задница вздрагивала при каждом касании. Наконец, Гарри опустил руки вниз и прижал его яички через плотную ткань джинсов, Драко не мог не прижаться к руке сильнее. Казалось, Гарри не соблазнился. Вторая его рука легла на ширинку и начала застегивать пуговицы, проводя по эрекции Драко при каждом движении. Протаскивание пуговицы через петлю было пыткой. Не потому что джинсы были тесны. Отнюдь нет. Это было потому, что Гарри искусно поглаживал член и пуговица вскоре расстегивалась, потом он положил руку на ширинку, обжигая плоть через грубую ткань и делая член Драко еще горячее. Но худшее было потом, когда Гарри прижал извивающиеся бедра Драко и надавил на влажную головку члена, выдавливая из нее жидкость и делая кожу неправдоподобно чувствительной. Он почувствовал, что малейшее движение воздуха может привести его к концу. Подобно Гарри, член Драко не удержался под поясом, когда затвердел, добрый дюйм или два настойчиво появились на дневной свет. Это была пытка, но самая приятная, какую можно вообразить. Оперевшись спиной на такую уютную опору, как тело Гарри, Драко прошептал: "Пожалуйста, Гарри". Он ощущал мучительную потребность в нем всем телом от напряженных сосков до сжатых мышц ягодиц. Гарри приподнялся на цыпочках и выдохнул ему в шею, прошептав: "Если ты сдержишься сейчас, я отблагодарю тебя после обеда". Драко вздохнул, потерся головой о волосы Гарри, уровень его беспокойства только увеличился. "Это было бы неплохо", ответил он придушенным и напряженным голосом. Гарри улыбнулся в его шею. "О, это будет здорово", - пообещал он. В голосе Гарри было что-то, не намек на эротическую пытку, но ожидание игры. Драко поверил ему. Он твердо ждал. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Блейз прибыл первым, но всего на минуту раньше. Драко с изумлением смотрел, как Гарри и Блейз приветствуют друг друга, будто старые друзья, он решил, что они виделись, пока его не было. Это было правдоподобно. Блейз изогнул бровь, увидев одежду Драко и склоняя голову в знак одобрения увиденного. Блейз притянул его в объятия и прошептал в ухо: "Ты выглядишь счастливым", заставляя порозоветь щеки Драко от удовольствия. Драко подозрительно смотрел на прибытие его матери. Или точнее, он смотрел подозрительно на сумку, которую она принесла с собой. Она отчетливо видела, как забеспокоился Драко, когда она отказалась поставить ее, потащив за собой, когда Гарри вежливо провел ее в гостиную. Это было не похоже на ее обычное поведение. Она подмигнула ему украдкой, когда Гарри повернулся спиной, взглянув на сумку, и ухмыльнулась самым неприличным образом. Блейз был в курсе шутки, заметил Драко, что делало его все больше обеспокоенным насчет ее планов. Он явно хмурился, когда она в очередной раз бросала вредную ухмылку в его сторону. Вскоре, держа выпивку в одной руке, Нарцисса потребовала, чтобы Гарри показал ей квартиру флиртующим тоном масло-не будет-таять-у-меня-во-рту. Будучи джентльменом, Гарри уступил и повел ее в большое путешествие по квартире (или "голубятне", как он сообщил Нарциссе, развлекаясь). Драко потащился вслед за Гарри и матерью, его глаза твердо зафиксировались на тугих ягодицах Гарри, как они двигались, спрятанные под джинсами, пока Блейз не толкнул его локтем и не кашлянул предостерегающе. Драко посмотрел на друга и нахмурился от досады. "Аппетитно", - сказал он, понимающе подмигивая. Драко не поддержал, но ухмыльнулся. Он знал, что попался. Это был честный проигрыш. Нарцисса охала и ахала надо всем, что ей показывали, она задала множество вопросов о здании (выглядевшем, казалось, как старый текстильный завод) и благосклонно комментировала выбранное Гарри оформление. Она сновала по кухне Гарри, совершенно очарованная встроенными маггловскими приборами, быстро выспрашивая назначение. Драко мог видеть в ее голове воображаемый шоппинг-лист и он представлял Пипина, в старости вынужденного разбираться с инструкциями по эксплуатации. "Ах", - сказал Блейз конфиденциально. "Старый кухонный стол". Он пробежал пальцами по поверхности, провел по краю и ухмыльнулся. "Опробовал?"- спросил он нахально, выгибая бровь, подчеркивая этим вопрос. Драко посмотрел на стол и представил это. Довольно крепкий. Нужной высоты, - подумал он. "Нет, но ты можешь представить это", - протянул он, искривляя губы в своей фирменной усмешке, зыркнув глазами на Гарри. Ммм. Это правильно, - подумал он. Я могу это вообразить. Приходишь домой с работы, брюки спускаются на лодыжки, задница поднимается и начинается мой любимое домашнее развлечение после тяжелого дня в офисе. Прежде чем выйти из кухни, Драко благоговейно погладил дубовый стол, фиксируя представленное в сознании, чтобы попробовать в будущем. Дотащившись до спальни, Блейз прошептал ему в ухо: "Итак, все здесь и происходит?" Драко вспомнил случившееся в Мэноре и убил друга взглядом, но Блейз смотрел неизвиняющеся. "Для кого наручники, Драко?" - поддразнил он. Драко почувствовал, как кровь хлынула ему в лицо. Достаточно того, что здесь были так и неиспользованные наручники, которые он прислал Гарри, угрожающе блестевшие на темном дереве изголовья, только слегка прикрытые кучей подушек и пуфиков. Рот Драко зашевелился, но слов для объяснения пока не было. Блейз тихо засмеялся над его растерянностью, только возражения Драко смогли остановить его. "Только грязные ублюдки ограничивают себя в постели, Блейз. Если тебе необходим руководитель, чтобы научить творческому подходу к сексуальной игре, я могу выделить время в моем расписании для того, чтобы рассказать об этом". "Туше, туше", - захихикал Блейз, стукаясь головой о дверь полуоткрытой ванной, потянувшись за Гарри и Нарциссой. Драко задержался в спальне, не готовый позволить себе разрешить матери увидеть наручники. О, яйца! Кого он обманывал? Она никогда не пропускала таких вещей, эта женщина. Он посопротивлялся настойчивому движению спрятать наручники среди подушек, вместо этого твердо закрыл дверь и пошел за Блейзом. Они сидели вчетвером и беседовали, пока Гарри не закончил готовить овощи. Драко вытерпел добрых пять минут уверений матери и Блейза о его все-более-очевидном соединении с Гарри. Даже несмотря на все поддразнивания, Драко мог видеть, как они счастливы за него. Это было очевидно, что они оба одобряют и поощряют его связь и Нарцисса обмолвилась раз или два, что она надеется на долгосрочную перспективу. Драко засмеялся про себя, решив противиться, заставляя ее мучиться, а самому придерживаться своих собственных решений насчет Гарри. Входя на кухню за выпивкой, Драко в ту же секунду увидел Гарри, занимающегося стряпней. Он помешивал деревянной ложкой содержимое кастрюли, перемешивая мясной бульон с мукой, чтобы приготовить подливу. Драко поставил стакан на стол и подошел к Гарри сзади, обнимая его за талию и прижимая к себе. Гарри вздохнул счастливо и оперся на Драко, прижимаясь виском к его щеке. "Спасибо за то, что ты делаешь", - сказал он, прижимаясь поцелуем к плечу Гарри. "Я не предполагал", - ответил Гарри, - "они оба такие милые. Знаешь, хорошая компания". Драко смотрел, как густеет подлива под рукой Гарри. Она пузырилась, делаясь аппетитной, насыщаясь мясным ароматом, так, что рот Драко наполнился слюной. "Ты им нравишься", - сказал он Гарри. "Ты им очень нравишься". Гарри довольно громко засмеялся прямо Драко в ухо. Драко чувствовал, как смех катится через Гарри прямо к его груди и он крепче сжал руки, впитывая в себя вибрацию. "Что не нравится?" - спросил он, любопытным тоном. "Все нравится", - ответил Драко. "Вообще все". Гарри повернулся в объятиях Драко, так, что встретился глазами с его плечом. "Ну разве ты не конфетка?" - спросил он с широкой улыбкой на лице. "Даа", - протянул Драко нараспев, - "я такой". Гарри вытянул шею и Драко двинулся ему навстречу, их губы соприкоснулись в нежном поцелуе. Звуки булькающей подливы заставили Гарри вернуться к своему занятию, и Драко печально потащился прочь. Его мать и Блейз молча стояли на пороге кухни, двойное сияние неослабевающей радости освещало их лица. Драко испытал двойной дискомфорт, интересуясь, как много они видели из его неприкрытой любви к Гарри. Признавать этот факт для себя было одно дело, а показать другим - совсем другое. Драко не думал, что он готов к этому. Но он видел глаза своей матери, видел теплый румянец на ее щеках и не мог отрицать, что увидел, как она с гордостью смотрит на то, что ее единственный сын наконец-то устроен. Он робко улыбнулся им обоим и почувствовал, что краснеет. "Я сейчас подам" - отозвался Гарри, не подозревающий о близости своих гостей. Драко утащил их назад на их сиденья за импровизированный стол в гостиной. Воскресный обед Гарри был, вне всякого сомнения, лучшей домашней едой, какую Драко когда либо ел. Это был настоящий ростбиф и йоркширский пудинг, как полагается. Искушение переесть было непреодолимо и Драко, после домашнего десерта из мороженого с кокосом, откинулся на спинку кресла, чувствуя себя раздувшимся и чудовищно растолстевшим. Все было очень вкусно. Но он должен быть более сдержан, иначе его член заплывет жиром через полгода. Они пили кофе, удобно устроившись на гигантской софе Гарри, неоднократно делая комплименты его кулинарным способностям. Нарцисса попеняла на отсутствие домового эльфа в доме Гарри, расписывая ему все выгоды от наличия маленького помощника. Драко громко засмеялся над выражением лица матери, когда Гарри проинформировал ее очень деловито-нахально, что у него есть домовой эльф, но сейчас он путешествует "в поисках себя", это было бы неполным шоком, если бы Гарри не проинформировал ее, что его домовой эльф - Добби. Драко едва не выплеснул горячий кофе через нос, когда его мать выругалась с нервным смехом и быстро поменяла тему разговора. Драко начал нервничать, когда его мать достала сумку и опустила ее прямо рядом с Гарри. Он замер, когда она вытащила две большие книги, в которых он узнал свои детские фотоальбомы. "Мама, пожалуйста", - сказал он испуганно. "Гарри вряд ли рад это видеть", - добавил он с явным раздражением в голосе. Во всяком случае, он уверен, что Гарри не хочет это смотреть. Там были один или два слегка смущающих его сейчас снимка. "О, не будь таким глупеньким, дорогой", - сказала она надменно. Ее тон говорил ему, что у него не найдется аргументов, чтобы заставить свернуть с намеченного пути. "Ты был самым очаровательным ребенком, и я думаю, что Гарри необходимо увидеть качество нашего семейного воспитания". "Мама!" - закричал он в шоке. "Ни у кого из нас нет гребаной матки, женщина! Какого черта делать это?". Он затрясся от дискомфорта и унижения. "Одна из моих ланч-леди сказала мне о замечательном прогрессе на почве плодородия, Драко, дорогой", - фыркнула она, выглядя слегка смущенной от резкой реакции Драко. "Кроме того", - продолжила она оборонительно, - "ты всегда был прелестным ребенком и я хочу, чтобы Гарри знал это". Глаза Драко встретились с глазами Гарри и понимание промелькнуло между ними. Это был один из элементов родительской гордости, одна из тех вещей, которых Гарри никогда не знал и никогда не узнает. Этот простой взгляд сказал Драко, что его девчачья детская прелесть никогда в жизни не будет объектом поддразнивания, поэтому он взмахнул рукой, разрешая матери удовлетворить ее желание. Нарцисса переворачивала страницы медленно, потчуя Гарри рассказом об их семейной истории, представляя предков Малфоев, как своих собственных, показывая людей из фамильного дерева Блэков и поясняя свои родственные связи с Сириусом. Это был заботливый жест, размышлял Драко, наблюдая, как заинтересованно изучает Гарри семью своего крестного отца. Наконец, Гарри замолчал, слушая Нарциссу, его глаза застыли на движущейся картинке, палец время от времени проводил по поверхности там, где совсем крошечный Драко двигался неверными шажками к краю рамки, пытаясь расположить к себе лица рядом с камерой. Драко смотрел со знакомым выражением. Он выглядел, как крошечный ангел, его волосы светлые, такие белые, почти серебристые и большие наивные серые глаза, широко открытые на мир, окружающий его. Его мать задерживалась на своих любимых снимках. На первом был Драко в Св. Мунго в день своего рождения. Он был закутан в розовую пеленку и пускал пузыри, поворачивая лицо с забавным выражением в сторону отца, держащего камеру. Картинка мигала снова и снова и каждый раз Нарцисса всматривалась, как лицо Люциуса принимало осторожное выражение, когда Драко извивался в своих пеленках так, что оголялся, прежде чем его благопристойно прикрыла кажущаяся огромной рука отца. Нарцисса говорила, что это было самое счастливое выражение, какое она когда-либо видела у Люциуса, все они несколько секунд сопереживали ее эмоциям. Потом она перевернула лист и картинка сменилась. На другом любимом снимке Драко ковылял, наряженный в миниатюрную мантию, вскарабкивался в большое кожаное кресло позади огромного лакированного стола. Макушка белокурой головы Драко появлялась над краем стола и поднималась медленно над краем и его огромные глаза осматривали поверхность. Драко мог слышать звуки своего детского хохота, несмотря на то, что он не помнил, как его фотографировали, и был ли допущен в отцовский кабинет. Как альбом показывал развитие Драко, так и освещал жизнь Малфой Мэнора. Это было всем ясно видно, когда он совершенно-счастливой точкой мчится стрелой вокруг мантии матери и запрыгивает ей на колени для объятия и поцелуя, но замечает устрашающий взгляд, и выражение его утонченного лица меняется на расстроенное и недоверчивое. Многие снимки делались, когда Драко в первый раз пошел в школу, четыре из пяти показывали, как он стоит прямо, неподвижно, как маленькое привидение в тени отцовской мантии. Нарцисса пыталась перевернуть эти снимки побыстрее, извиняясь за мрачное выражение, но Гарри удерживал ее руку, морщинка появлялась между его бровей при взгляде на маленького Драко, живущего под террором своего отца, слишком далеко от помощи матери, которая была бессильна противостоять своему мужу. Когда второй альбом тоже был закрыт, они еще какое-то время сидели, охваченные своими мыслями, в довольно угнетенной атмосфере. Нарцисса пребывала в возбужденном состоянии, как и всю прошедшую неделю. Драко чувствовал себя натянуто из-за этих фотографий, мимолетно интересуясь, зачем его мать сделала это. Его детство лежало обнаженным перед Гарри и вызывало, он был уверен в этом, только жалость, что ему было совершенно не нужно. Он беспокоился из-за этого и чуть не упустил момент, когда его мать и Блейз собрались уходить. Гарри тронул его за колено, привлекая внимание, и он медленно вытащил себя с софы, содрогаясь всем телом от этого нежелательного упражнения. Гарри и Драко стояли бок о бок в холле, обнимаясь и целуясь с Нарциссой и Блейзом, прежде чем они отбыли. Затем они остались вдвоем и еще какое-то время не двигались, глядя в пустой камин. Драко, наконец, повернулся и посмотрел на Гарри, наблюдая непередаваемое выражение в его взгляде. Оно было задумчивым, даже обеспокоенным. Чувствуя необъяснимое беспокойство, Драко притянул Гарри в крепкие объятия, обвивая руками за шею и покрывая легкими поцелуями ухо. Фактически, это было маленькое признание в любви, которым он цеплялся за последний оплот в его жизни, пытаясь не потерять его, не исчезнуть навсегда. Он жутко волновался, пытаясь найти поддержку в Гарри, успокаивая его, оберегая его. Ни слова не прозвучало между ними, атмосферу можно было потрогать руками и Драко терял уверенность с каждой уходящей секундой. Они разомкнули объятия в безмолвном обоюдном согласии и Гарри, поймав взгляд Драко, наклонил его голову, притягивая к себе, разряжая тем самым атмосферу. Все так же молча они вернулись в гостиную. Они лежали на софе, переплетя тела так, что голова Гарри лежала на плече Драко, обхватив его рукой за талию. После долгих минут молчания, Драко прошептал: "Что не так, Гарри?". И затем, не дождавшись ответа: "Это из-за фотографий?". Гарри перевернулся, лег на бок и сунул свою ногу между ног Драко, крепче прижимая его тело. Было в этом жесте что-то такое, что заставило Драко хотеть защищать Гарри от всего зла в мире. "Да", - ответил Гарри тихо. Драко вздохнул тяжело, чувствуя все ту же хорошо знакомую боль внутри себя, которую он испытывал всякий раз, когда вспоминал свой детство. "Она не должна была приносить их", - сказал он. "Я не знаю, зачем она это сделала, но он не должна была". "Она хотела показать мне", - ответил Гарри ровно, но дрожащим голосом. Драко потер лоб, чувствуя что-то сродни беспокойству. "Показать что?" - спросил он резко. "Что я выглядел как гребаная девчонка?" - спросил он раздраженно, смущаясь и беспокоясь в то же время. Гарри поднял голову и нахмурился слегка сконфуженно. "Конечно, нет!" - сказал он быстро, прежде чем улечься назад, его тело слегка напряглось. Гарри говорил нерешительно. "Ты действительно был счастлив, когда был маленьким", - сказал он. "Ты и твоя мама выглядели такими совершенными. Она хотела показать мне как сильно она любит тебя. Как сильно она всегда любила тебя, несмотря на то, что я мог подумать о прошлом", - вздохнул он несчастно, прежде чем снова замолчать. О! Вот оно что, - подумал Драко, заключая, что плохое настроение Гарри связано с тем, что он был несчастлив дома и угнетаем Люциусом. "Мой отец умер, Гарри", - мягко укорил его Драко. "И потом, когда я научился иметь с ним дело, жизнь стала на такой уж плохой", - он притянул Гарри ближе, желая доказать, что все в порядке и что Гарри не стоит тратить время, переживая из-за того, что уже давно прошло. Он поцеловал его в макушку, подчеркивая слова о том, что эти проблемы очень далеко от них и давно уже благополучно разрешились. "Это не то", - сказал Гарри, его голос сорвался на хрип и перешел на еле различимый шепот. "Или скорее", - прокашлялся он, - "это не совсем то". Он снова замолчал. Напряжение буквально звенело вокруг Гарри, и Драко был встревожен собственной неспособностью понять происходящее. Немного погодя Гарри сказал: "Ты знаешь, сколько у меня моих детских фотографий?" О, боже. Его семья, вздрогнул Драко, разозлившись на себя за то, что забыл об этом, что не помешал матери. "У меня два снимка с моими родителями, когда я был ребенком", - сказал Гарри, его голос дрожал от напряжения. "Два снимка". Прежде чем Драко мог ответить, Гарри продолжил, взрывая эмоциональный барьер его обычной сдержанности. "Хагрид дал мне их. Это все, что я имею. Моя семья", - засмеялся он резко, горечь и одиночество наполнили его голос. "Мне так жаль", - прошептал Драко в густые мягкие волосы Гарри. "Это неправильно с моей стороны ревновать к твоей семье, когда я могу только предполагать, что случилось с тобой", - сказал Гарри, его гнев улегся. Он спрятал лицо в шею Драко, открывая и закрывая Глаза так, что ресницы щекотали кожу Драко при каждом взмахе. "Я видел твой страх", - выдохнул Гарри. "Я видел, что Люциус делал с вами обоими и я все еще ревную. Наши матери защищали нас, Драко ", - вздохнул он. "Но моя мать защитила меня ценой собственной жизни и я навсегда остался один". Драко хотелось кричать. Хотелось кричать вместо Гарри, потому что он видел, что Гарри не может кричать сам. Потеря, опустошение, все то, что притупилось вместе со смертью Волдеморта, но не исчезло совсем. "Гарри" "Даже зная, что твоя жизнь далека от совершенства, даже зная кем был твой отец, я вижу напоминание, что у меня никогда не будет таких альбомов. Я хочу иметь корни, Драко. Я хочу иметь историю, предков. Я не завидую тому, что у тебя это есть. Ничего подобного", - говорил Гарри быстро, запыхавшись выговаривая слова. "Я хочу этого, потому что каждый ребенок имеет право на счастливую семейную жизнь". Они снова замолчали, потому что Драко не знал как подобрать правильные слова, поэтому он промолчал, позволяя комфортному теплу охватить их, передавая Гарри свою любовь через касание. Это, похоже, сработало, потому что тело Гарри расслабилось. Он заговорил снова. "Следующее фото у меня из Хогвартса, когда мне было одиннадцать. Снимок квиддичной команды. Пробел в моей жизни занял одиннадцать лет и я хотел восполнить его, но я знал, что не могу вернуть их". "Жизнь несправедлива, правда?" - сказал Драко, сумев переместить себя назад во времени в детство, съеживаясь перед отцом, который всегда злился безо всякой причины. "Я думаю мы всегда хотим того, чего мы не имеем", - сказал он мягко. Гарри вцепился в Драко так, что кончики пальцев впились в его ребра, но он отстранился через секунду или две. "Я только хочу, чтобы у меня было хоть что-то". Такая невысказанная мольба была в его голосе, недоступная пониманию Драко. "Фотографии открыли список подарков, полученных мной на день рождения или помешательство на рождественском обеденном столе. Я знаю, Уизли не самые обожаемые тобой люди, но именно благодаря им у меня это все появилось". Драко замолчал и обнаружил, что рисует себе картинки с участием Гарри. Драко мог представить его на кухне, разрезающего огромную индейку и проводящего время с подвыпившим Артуром Уизли. Он мог представить Гарри окруженным морем рыжеволосых детей Уизли, соперничающих за внимание дяди Гарри, потому что он балует их, подсовывая им шоколадных лягушек, когда родители не видят и прячущего обертки от них, как маленький ребенок. Драко видел почему Гарри любит Уизли, даже если он не разделял этих чувств. Для них он не был Гарри Поттер. Он был просто частью семьи, делящей вместе с ними беды и радости. Они просто были вместе, наслаждались компанией друг друга, не беспокоясь о подарках и о том, сколько они стоят. Драко видел яркий образ. Единственный подарок, который хотел Гарри, это семья. Принадлежность. Создать семью, в которой можно быть самим собой, доверять и пользоваться доверием других ее членов. Драко внезапно осознал, что как и каждый ребенок, Гарри не выбирал себе семью. Несмотря на то, что это были Уизли. Драко услышал боль в голосе Гарри и вдруг понял, что он будет делать. Он придержит свой язык и поддержит Уизли, чтобы Гарри не пришлось выбирать между ними. У него будут оба. Может быть, подумал Драко, его матери тоже понравится, если ее окружение изменится. Они с матерью обычно проводили Рождество в Малфой Мэноре и, хотя им было хорошо вдвоем, одиночество висело в воздухе, возможно, теперь оно уйдет из его жизни. И из жизни Гарри тоже. Драко услышал себя: "У Уизли хорошая семья, да?". Немного погодя Гарри ответил: "Да. Да, они хорошие". Гарри заметно изменился. Последнее напряжение оставило его, он уткнулся в Драко, чтобы немного подремать. Драко лежал, запустив пальцы в волосы Гарри и размышляя. Не столько размышляя, сколько замышляя. Скорее о Гарри, чем о сексе и вожделении, его мысли были о том, как сделать Гарри счастливым, что для этого необходимо, и не только раздвигать ноги, как единственный метод решения неизбежных конфликтов. Драко чувствовал, что он меняется. Взрослеет, - сказал он про себя. Отношения - тяжелая работа, - размышлял он. Но я готов сделать все, что в моих силах. Наконец, он закрыл глаза и улыбнулся сам себе. Я заслуживаю этого, - думал он. Я заслужил шанс быть счастливым. Драко знал, что это было непросто. Но его это не беспокоило. --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Их мирный полдень был нарушен настойчивым звонком мобильного телефона Гарри. Гарри не успел добежать до кухни, когда звонки прекратились, но Драко услышал звуки повторного вызова и громко прозвучавшее имя Гермионы и радость, когда их, наконец, соединили. Драко слышал его смех и шутки, обращенные к Гермионе, он лежал на софе не вполне разбирая отдельные слова, но успокоенный интонациями голоса Гарри, звучавшим счастливо и оживленно. Спустя добрые десять минут, Гарри вошел в гостиную и взглянул на Драко, все еще держа телефон возле уха. Он пожал плечами извиняющеся, Драко махнул ему рукой, понимающе улыбаясь, довольный произносимыми словами и тем, что настроение Гарри улучшилось. Еще немного погодя Гарри зашел в комнату, держа телефон у лица. "Что ты делаешь в следующий вторник?" - весело спросил его Гарри. "Вечером?" - переспросил Драко, энергично кивая в ответ. "Ничего. Пока", - он замолчал, ожидая от Гарри продолжения. "Как насчет того, чтобы пойти и выпить с одним-двумя людьми? На растерзание к моим друзьям", - засмеялся он, взмахнув телефоном в сторону софы. "Хотел бы я увидеть их гребаные пытки", - ухмыльнулся Драко, одновременно кивая. "Хорошо", - сказал Гарри, снова прикладывая телефон к уху. "Он сказал "да", Миона. Скажи близнецам оставить канареечные помадки дома, хорошо?". При этом он подмигнул Драко, чье лицо полупритворно нахмурилось от перспективы провести вечер в рыжем аду. Гарри плюхнулся назад на софу и чмокнул его в губы быстро и громко. "Возьми с собой Блейза для моральной поддержки, если хочешь", - сказал он Драко весело. Драко громко фыркнул. "Блейз и мораль не употребляются вместе ни в одном контексте, Гарри", - поучал он. "Если ты не вполне понимаешь различие". Гарри громко засмеялся и игриво взъерошил волосы Драко, прежде чем вернулся на кухню, чтобы продолжить разговор. После довольно долгого ожидания, Драко вновь взял финансовую страницу "Воскресного Пророка" и настроился на серьезное чтение, он возлежал на софе, утопив голову в куче подушек, оперев газету на бедра. Быстро пишущее перо делало записи на полях, пока Драко диктовал свои мысли и идеи о прогнозах в финансовой сфере. Совершенно поглощенный работой, он не заметил, как Гарри вошел в комнату, но он глянул поверх колен, когда Гарри оперся руками на софу и начал двигать их в сторону ног Драко. Драко замолчал и вопросительно поднял брови. Гарри схвати его колени и раздвинул так, что они широко открылись. Газета упала с колен Драко и улетела на пол. "Эй! Положи меня на место, сейчас же", - воскликнул Драко, очень слабо возражая. Гарри посмотрел вниз на Драко и ухмыльнулся. Он опустился между раздвинутых бедер и улегся, прижимаясь выпуклостью в паху к Драко так, что они слились почти воедино. Когда Гарри улегся ниже, Драко обхватил своими ногами его бедра и крепко прижал их. Они оба вздохнули от удовлетворения и первая волна возбуждения затопила их. "Хорошо", - сказал Гарри, полуприкрыв веки, - "Я нашел свое". Гарри наклонился и мягко поцеловал Драко, пробуя на вкус. Они ненадолго прервались, потом Гарри поцеловал его снова и Драко прижал свою голову сильнее, чтобы он не мог прервать поцелуй. Наконец, они прервались и долго смотрели друг на друга. "Идем в постель". Вслед за нахлынувшим эротическим напряжением. "Ммм. Идем". И когда они переместились туда, Гарри сдержал свое обещание отблагодарить за терпение. Вечер вторника застал Драко, Гарри и Блейза направляющимися в очень простой на вид паб в стиле Тюдора, расположенный в конце Диагон Аллеи, который назывался "Сто пять рыцарей". Этот вечер был для Драко первым представлением окружению Гарри, и он собирался быть лояльным и стойким парнем, тем более, что большинство друзей Гарри он знал по школе. В то же время Драко нервничал и, как никогда, был рад тому, что Блейз рядом. "Они здесь", - бодро сказал Гарри, прокладывая себе путь в тесноте, кивая Драко и Блейзу, чтобы следовали за ним. "Ты в порядке?" - полувыкрикнул Блейз, чтобы быть услышанным сквозь шум, создаваемый слоняющейся по пабу толпой. Драко кивнул, прежде чем погрузиться в эту толпу, устремляясь за Гарри. По пути он надел лучшее мне-насрать-на-то-что-вы-ненавидите-меня выражение лица и подошел к нише, занятой друзьями Гарри. Остановившись рядом с ним, Драко кивнул в знак приветствия Симусу Финнигану, Невиллу Лонгботтому, Фреду и Джорджу Уизли, старшему Уизли, которого вроде бы звали Чарли. Луна Лавгуд, похоже, сидела на коленях, ошеломленно разглядывая какого-то азиата, взмахнула палочкой и на стол посыпались мыльные пузыри, оставляя мокрые следы, касаясь поверхности. Драко осматривал группу с оборонительной улыбкой, уютно опираясь на руку Гарри, обнимающую его за талию. Блейз, опершись одной рукой на стол, с энтузиазмом пожимал каждому руку и сразу же обезоруживал своей непосредственной улыбкой. Гарри и Драко сели на стулья рядом друг с другом, пока Блейз пролезал за стол, втискиваясь между близнецами. Взволнованный, но выглядящий счастливым, бармен подошел к нем, маяча на периферии, пока они вели затянувшиеся дебаты насчет выпивки. "Что ты предпочитаешь?" - спросил Гарри с ухмылкой. Кроме того, что и так очевидно, - несмотря на то, что это не было произнесено, повисло в воздухе между ними и заставило Драко почувствовать первый теплый намек. "О, бутылку шампанского", - произнес он отчетливо, чтобы быть услышанным среди болтовни, царящей за их столом. "Гм", - сказал бармен, посмотрев на Гарри в поисках поддержки. "Мы сожалеем", - добавил он со смехом, промелькивающим в голосе. "Может быть, вы попробуете что-нибудь из нашего прекрасного пива?" Драко вздохнул. "Тогда сухого белого вина", - объявил он, замечая некоторый интерес и едва сдерживаемое хихиканье среди сидящих за столом. "Прошу прощения, сэр", - сказал бармен ровно, пряча ухмылку на губах. "У нас не такого рода паб". Какого рода паб? - Думал Драко сконфуженно. Он вздохнул с нарастающим беспокойством. "Тогда так", - произнес он с нарастающим беспокойством, - "Что у вас имеется?" Он бросил вызов и смотрел, как бармен набирает в грудь воздух, чтобы озвучить свое тщательно отрепетированное меню напитков. "Сокращенную версию, пожалуйста", - сухо предупредил он, заметив, что вся компания смотрит на него с каким-то странным очарованием. "Обычный перечень спиртного", - начал бармен. "Гиннес", - продолжил он, кивая в сторону Симуса и получая от него маленькое ободрение. "И сто пятьдесят сортов пива на любой вкус", - закончил он надменно, - "каждый из которых достоин рыцарей короля Артура. Если вы расскажете мне о своих вкусовых пристрастиях, я буду рад порекомендовать вам то, что непременно понравится". О, мой бог, простонал Драко внутренне. Я в аду и это - дубовая крышка. "Почему бы тебе не взять то же, что и я?" - пришел на помощь Гарри. Драко заколебался. Гарри смотрел серьезно и ласково и Драко согласился с ним. "Две пинты "Меча Мордреда", пожалуйста", - вежливо сказал Гарри бармену. "Я не хочу пинту!" - закашлялся Драко удивленно. "Положение обязывает быть отвратительным", - пояснил он мягко, заметив ошеломленный взгляд Гарри. Повернувшись к бармену, Драко сказал: "Мне половину, пожалуйста". Звук подавляемого фырканья вокруг стола заставил Драко оглядеть друзей Гарри фирменным хмурым взглядом, даже сам Гарри уткнулся в колени, сдерживая смех. "Ты не возьмешь половину", - твердо сказал Симус, его глаза блестели весельем. "Почему это?" - упрямо спросил Драко. "Потому что только гомики пьют половину", - ответил Симус, посмеиваясь, вызывая более чем небольшой дискомфорт у сидящих за столом, включая стоящего рядом бармена. "Я могу пробросить твое замечание, Финниган", - произнес Драко надменно, - "но я гомик, как ты красноречиво заметил". "Я знаю это", - ответил Симус, его лицо порозовело от смеха. "Но я о том, что нет необходимости быть здесь гребаной девчонкой, понятно?" Драко прищурил глаза и прикинул, какое проклятье лучше бросить в ирландского клоуна, сидящего перед ним. "Не ссорьтесь, дети", - сказал Блейз, сдерживая поток гнева Драко поддерживающим подмигиванием. "Половину", - проинформировал он бармена, лицо которого вытянулось, но он записал заказ в блокнот. Когда бармен отошел, Джордж Уизли перегнулся через стол к Драко. "Тебе нравится ходить по магазинам?" - спросил он нетерпеливо. "О. Да. Конечно", - произнес Драко, слегка сконфуженный постановкой вопроса. "Изумительно!" - воскликнул Джордж, протягивая руку и предлагая ее Драко. "Ты, несомненно, спаситель каждого из здравомыслящих людей, сидящих за этим столом". Драко пожал предложенную руку. "Эй, все!" - завопил Джордж, - "Больше не будет походов по магазинам с Гарри" Раздались долгие громкие аплодисменты друзей, и Драко обнаружил, что они отталкивают Джорджа, чтобы пожать его руку или похлопать его по спине. Он засмеялся вопреки себе, чувствуя большее удовлетворение, чем ему хотелось бы показать. "Вы - кучка предателей!" - крикнул им Гарри, забавляясь, отражая поток пива, выплеснутый в его сторону многострадальными друзьями. Когда бармен вернулся, он заулыбался, услышав поток разнообразных ругательств. Он поставил перед каждым выпивку, оставив Драко напоследок. С цветистыми выражениями он преподнес Драко пиво, украшенное зонтиком, вишенкой и демонстративно вставленной соломинкой. "Это тебе, сладкий", - сказал ему бармен так, чтобы Драко мог услышать эту фразу, несмотря на несдерживаемые завывания смеющихся и бурные аплодисменты, раздавшиеся за столом. Драко не знал, присоединиться ему к смеющимся или обидеться. Он повернулся и посмотрел на Гарри, как на индикатор, и увидел, что он пытается спрятать огромную ухмылку. Когда они посмотрели друг на друга, Драко увидел в глазах Гарри такое умоляющее о самом большом одолжении выражение, что сразу растаял. Он улыбнулся сначала чуть-чуть, а потом громко рассмеялся, увидев, что лицо Гарри излучало любовь. Наклонившись к нему, Гарри приобнял его чуть повыше бедер и нежно поцеловал. Драко почувствовал, что осадок, вызванный бестактной шуткой, лопнул, как мыльный пузырь, его лицо и шея порозовели. "Люди увидят", - сказал он торопливо, сознавая, сколько людей пялились на них, когда они шли сюда. "Я знаю", - прошептал Гарри ему в ухо, длинная прядь его челки пощекотала щеку Драко. "Они не могут знать, насколько ты великолепен". Сраженный его приподнятым настроением и пытаясь не превратиться в кучку шаткого желе, Драко откинулся назад и сказал: "Кто бы знал, что у тебя такой медоточивый язык". Он выгнул бровь и улыбнулся, зная какого рода мысли появились у Гарри насчет его языка. Предпочтительно, думал Драко, чтобы они были связаны с двигательной активностью под его брюками. "Мерлинова борода!" - воскликнул Чарли, - "Вы, - сядьте по местам". Но несмотря на его слова и выразительную интонацию, Гарри и Драко оглядели сидящих за столом, усмехаясь им и друг другу. "Иди сюда", - позвал Симус. "Набери полный рот "Меча Мордреда" и скажи нам, что ты думаешь". Драко почувствовал первый признак неуверенности. "Хочу, чтобы ты знал, что я очень осторожно отношусь к тому, что кладу в рот", - сказал он, пытаясь отчетливо показать отсутствие энтузиазма по этому поводу. Раздалось несколько смешков и развратных комментариев, направленных в адрес Гарри, и Драко отругал себя за это. Он выдернул соломку и зонтик из своего пива и резко поднес его к губам. Все глаза были устремлены на него, ожидая, что он скажет. Сдерживая себя, он сделал крошечный глоток. Проклятье! Оно даже не холодное! - подумал он, сморщивая нос в безмолвном приговоре. Слегка горький резкий вкус обжег его язык и он подумал: Сносно, но труднотерпимо. Он проглотил, пытаясь не акцентироваться на вкусе. "Ну как?" - спросил Гарри. "Думаю, нормально", - ответил он, проявляя великодушие, давая молчаливый обет выскоблить рот при первом же удобном случае. "А, это не настоящая выпивка", - громко сказал Симус и протянул свой стакан через стол, жестом предлагая Драко попробовать. "Это похоже на грязь на дне твоего котла", - сказал Драко с отвращением, посмотрев на Гарри при этом. "Только попробуй", - приставал Симус с хищной улыбкой на лице, используя возможность познакомить чистое пиво с ирландским крепким портером. Повторив процедуру дегустации под пристальным взглядом соседей, Драко наконец сказал "Да. Вкус тоже как у грязного котла". Симус был оскорблен, но перевел все в шутку. Он выхватил назад свой стакан, пробормотал что-то о бесполезно потраченном "Гиннесе" и безнадежных язычниках. "Не беспокойся, Драко. Это гребаная зануда", - подмигнул ему Чарли, успокаивая и кивая головой в сторону Симуса. "Я позову бармена, если ты хочешь чего-то другого, чем это", - предложил он, показывая на половину пинты Драко. Это было очень по-рыцарски со стороны Чарли, подумал Драко. Он вернул маленькую, но искреннюю улыбку Чарли, благодаря его глазами за заботу. "Я на время потерплю эти помои, спасибо, Чарли", - сказал он, придвигая половину, заставляя тем самым Гарри игриво похлопать его по бедру и произвести такой же отвратительный шум, какой и Симус издал чуть раньше. "Выпей", - сказал ему Блейз строго. "Осталось сто сорок девять сортов". "Не будь дураком, Блейз", - так же строго ответил Драко. "Все остальные так же безнадежны". Громкий ржач прервал Драко и он повернулся к Симусу, который прикрыл рот тыльной стороной ладони, поставив на стол свою пинту и ухмыляясь собственной нескладности. "Я прошу не ссориться", - сказал Симус. "Тут и так по меньшей мере трое обиженных твоим замечанием". Драко посмотрел, ужаснувшись: "Ты шутишь?" - прошептал он, оглядывая соседей по столу, пытаясь определить, кто раздражен упоминанием грязи из котла в желудке или были задеты их вкусовыми пристрастиями. "Если ты угадаешь этих троих", - продолжил Симус, - "без использования легилименции, я притащу тебе ящик шампанского буквально через полчаса и скажу в баре, что это персонально для тебя, - закончил он доверительно Драко посмотрел, как Симус плюнул на ладонь и протянул ее, предлагая заключить пари. Вокруг стола раздался громкий стон "только не это" и Драко понял, что Симус несколько азартен. Он улыбнулся про себя. "Давай", - сказал он отчетливо, плюнул на свою ладонь и заключил пари с Симусом. "У тебя пять минут, Драко", - сказал Симус. "И никаких вопросов". Драко сделал свои предположения в первые двадцать секунд, но он проработал каждого. Он рассмотрел их лица отдельно, интересуясь проявляемой реакцией и пытаясь поймать взгляд каждого (довольно плохо, однако) хотя бы на секунду или две. И затем уже на Гарри, который стойко держался, пытаясь не флиртовать с ним и явно ожидая, что он выиграет пари. "Десять секунд", - сказал Симус, не скрывая победного выражения лица. Драко переплел пальцы и выгнул их, захрустев суставами. Он улыбнулся Симусу и увидел мелькнувшую неуверенность в глазах ирландца. "Луна, Невилл и Гарри", - сказал Драко, откидываясь на спинку стула и скрещивая руки, уже убежденный в своих предположениях. За столом воцарилось полное молчание и рты начали открываться. Затем Гарри взорвался смехом и начал бурно аплодировать. "Черт", - прошептал Симус совершенно изумленно. "Как ты, дьявол побери, это сделал?" Драко прищурился и повернул голову в сторону оппонента. "Легилименция не нужна тому, кто умеет читать людей", - сказал Драко спокойно. "И это часть моей работы. Уизли здесь", - показал он рукой, - "завсегдатаи. Им нравится то, что нравится и наплевать на остальных", - сказал он, получая подтверждающий кивок трех рыжих голов. "Дальше", - сказал Драко, дружелюбно улыбаясь Луне. "Она испугана этим реальным пивом, полагаю, как и я". "Я чувствую, что ты провел меня", - сказал Симус, недоверчиво качая головой. "Ты первый начал", - сказал Драко с ухмылкой. "Ты заказывал это несколько раз, но тобой всегда движет только истинная любовь, не так ли?" - добавил он, показывая на пустой стакан из-под "Гиннеса". "Это пугающе", - сказал Симус. "Ты хорош. Фактический, ты охренительно невероятный". "Да, я такой", - сказал Драко скривившись. "Теперь хватит тратить время попусту, тащи сюда мое шампанское". Его голос прозвучал надменно и он вернулся к прежней роли, но это было чистое притворство, что он и продемонстрировал широкой нахальной улыбкой. Когда Симус поднялся с сиденья, близнецы засомневались, что он вернется через полчаса. Драко повернулся на сиденье и посмотрел на спину, скрывающуюся среди толпы, чувство удовлетворения охватило его. "Я не думаю, что ты пугающий", - прошептал Гарри ему в ухо, касаясь волосами его кожи и выдыхая ему в шею. "Охренительно невероятный, да", - добавил он, мягко целуя Драко. Драко вздохнул в полном удовлетворении и обернулся посмотреть на объект своих воздыханий. "Теперь пей свои помои и веди себя прилично, пока Симус не вернется". "Все, что ты скажешь", - сказал Гарри нараспев, - "все, что ты скажешь". ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- После почти целой бутылки шампанского, Драко вынужден был поддаться зову натуры и отправиться в мужскую комнату. Возвращаясь назад он увидел, что его стул занят и рыжеволосая женщина пытается забраться Гарри на колени. Гарри, как он мог видеть, переносил это со скучающим смирением, а Чарли сидел напротив с окаменевшим лицом. Джиневра Уизли. Драко пришел в совершенный ступор и перевел дыхание. Это было очень правильное движение. Не приложив усилий, чтобы сдержать себя, он скорее всего ринулся бы к ней и вцепился в ее лицо, в ее оголенные руки, ударил кулаком прямо в зубы. Ненависть - это даже не то, что Драко чувствовал по отношению к Джинни Уизли. Чарли и Невилл видели, что Драко подошел к столу, сам он заметил, что у Блейза появилось на лице что-то вроде испуга. Блейз знал Драко довольно хорошо, чтобы сразу признать в его глазах появление убийственного выражения и Драко мог держать пари на несколько сот галеонов, что под столом он уже вытащил палочку. "Ооо! Смотри, Гарри", - начала Джинни, обнимая его за шею и жутко имитируя заигрывание, притягивая его к себе. "Здесь твой хозяин и повелитель!" Драко с безразличием увидел ее просчитывающий, манипулирующий взгляд. "Я не мог и мечтать сидеть рядом с такой леди". Как он не сплюнул, когда произносил то, чего не думал. "Я поищу другой стул". Он быстро осмотрел паб, понимая, что он переполнен и вряд ли где-нибудь есть свободные стулья. Вздохнув про себя, он приготовился провести остаток вечера стоя. "Я удивлена, что он не заставил тебя встать", - громко сказала Джинни, обращаясь к Гарри. "Ведь так поступает хозяин, правда? Я имею в виду, держать тебя рядом и обращаться, как с блядью". Ее рот сжался так, что губы, казалось, исчезли. Она попыталась улыбнуться, но достигла лишь того, что стала похожа на гарпию. "Я думаю, что тебе лучше отправиться домой, если ты не умеешь вести себя", - резко сказал Фред. Она звонко засмеялась в ответ. "Я проявляю искренний интерес!" - воскликнула она слишком громко. "Мне правда интересно знать, что такое настоящий гей". Она сузила глаз и бросила вредный взгляд на Гарри и Драко, явно оценивая насколько заставила их беспокоиться. Гарри, между тем, продолжал бороться с ней, пытаясь оторвать ее руки от себя. Драко бесился, глядя на то, как приходиться сдерживаться Гарри. Взглянув на Гарри, Джинни наклонила голову и жестко продолжила. "Тебе не стыдно раздвигать ноги перед грязным слизеринцем?" - спросила она наивно, пытаясь придать словам девичью сконфуженность. Драко не задели ее слова. Его не заботили глупые ругательства, вылетающие из ее рта. Он беспокоился только о Гарри. Всякий, взглянув на Гарри, мог видеть, что его самообладание исчерпано до предела и готово лопнуть в любой момент. Все происходило очень безобразно и очень быстро. "Я просто не могу этого забыть", - добавила она более спокойно, с показным огорчением, - "Я имею в виду Билла, конечно. Он - Уизли, у него явно наши рыжие волосы. Но как ты мог докатиться до того, чтобы стать персональной шлюхой человека, чей отец был правой рукой Темного Лорда?". "Он - не моя шлюха", - сказал Драко, его голос был низким из-за усилий смягчить угрожающие интонации. Периферийным зрением Драко видел, что остальные Уизли напряглись в ожидании неизбежного скандала. Он рассеянно полюбопытствовал на чьей они стороне. "Но быть твоим боттомом" - сказала она, глядя на Драко, теперь прилагая усилия, чтобы бороться с Гарри, поэтому она пыталась направить его внимание в другое русло. "Стыдно смотреть, как герой магического мира ложится под тебя. Что может быть унизительнее?" "Я предупреждаю тебя, Джинни", - сказал Гарри. Угроза зазвучала в его голосе, Чарли встал и начал выбираться из ниши. Рука Драко чесалась наставить на нее палочку. "Ничего не говори о нем. Никогда". "Но посмотри на себя", - продолжала она. "Ты не должен быть девочкой. Это неправильно. А он", - зарычала она, кольнув глазами Драко, - "не позволит тебе взять его. Он слишком горд. Я вижу это по его глазам. Он просто хочет поиграть с тобой". Драко открыл рот, чтобы ответить, но Гарри перебил его. "Мне нравится быть его боттомом", - сказал он ровно. Драко посмотрел на Гарри сконфуженно, он быстро метнул взгляд на Блейза и увидел, как его друг незаметно пожал плечами. "Он внимателен и заботлив и он касается меня так, как ты никогда не касалась". Ооо. Характер прорезался, - подумал Драко, наблюдая, как лицо Джинни побагровело от гнева. "Пора идти домой, Джинни", - быстро сказал Чарли, подходя к ней. Но Джинни не реагировала. "Он только хочет трахнуть тебя", - выплюнула она слово, как порцию яда, и продолжила, - "А потом он выбросит тебя", - закончила она триумфально. "Ты для него ничто. Всего лишь еще одно завоевание". "Довольно", - сказал Гарри, в его глазах не было никаких эмоций. Теперь Драко ясно мог представить себе, как он одержал победу в войне. Он видел то же самое выражение на его лице в Литтл-Хаглетоне, как раз перед финальной битвой с Волдемортом. В этом состоянии Гарри действительно мог убить и, внезапно, все вокруг стола вытащили палочки. Драко заметил, что все они были направлены на Джинни. "Не хочет запятнать себя, позволив кому-нибудь проникнуть в его тугое маленькое тело", - сказала Джинни с маниакальным блеском в глазах. Чарли потянул ее к себе, она стала вырываться, но тут Джордж вскочил со своего стула на помощь. Вдвоем они удержали ее и она бросала на них смертоносные взгляды. Они потащили ее от стола, но Джинни резко развернулась, подошла к Драко и встала напротив него. Они глядели друг на друга несколько секунд, но казалось, что прошли годы. Злость Драко прошла и он был свехъестественно спокоен, возможно, немного напряжен из-за ее ослабленного самоконтроля. Он видел, что ненависть перекосила ее лицо и она не нашла ничего лучшего, как наклеивать ярлыки. Наклонив голову и отчетливо выговаривая слова, Драко сказал: "Я - боттом, а ты - глупая сука". Он внезапно почувствовал, что его не заботит то, что кто-либо подумает об этом. Он увидел, что она поверила его словам, и что на ее лице появился страх. "Ты лжешь", - прошептала она, на Драко знал, что он не верит в то, что сама говорит. "Я с удовольствием объясню тебе разницу между нами, Джинни", - сказал Драко. "Она заключается, главным образом, в том, что тебе нужен Гарри Поттер, а мне нужен просто Гарри". "Но" - сказала она, ее глаза заблестели от притворных слез. На ее лице было написано поражение. И Драко знал, что она знает об этом. Тогда Гарри подошел к нему и притянул в свои объятия. "Оставь нас в покое, Джинни", - сказал Гарри тщательно. "Потому что если ты не сделаешь этого, я вынужден буду отреагировать. И я клянусь, что тебе не понравится то, что я сделаю". Драко видел, что все мужчины Уизли напряглись от угрозы, но придержали языки и оттащили Джинни, выталкивая ее из паба, оставляя сидящих за столом в шокированном молчании. "Ей нужна помощь", - сказал Фред, когда вернулся забрать пальто братьев, чтобы уйти потом вместе с ними. "Мы отведем ее к маме и попросим Гермиону поискать заклятие, излечивающее психические расстройства. Дождитесь нас, хорошо?" Драко услышал мольбу в его голосе и понял, что это необходимо, чтобы поддержать их семью. Уизли беспокоились о Джинни, потому что она была частью их семью, невзирая на ее поведение. Безусловно, это была любовь. Чистая и простая. Он обнаружил себя, желающим удачи Фреду и Фред похлопал его по плечу в знак благодарности, прежде чем выйти из паба. Рука Гарри обвилась вокруг его талии и он прижал эту руку, тысячи вопросов переполняли его, но самое главное, он хотел знать, были ли они правы. Они слабо улыбнулись друг другу и вернулись на свои сидения, не в состоянии что-либо делать, и ощущая некомфортное молчание, повисшее за столом. Симус выскочил, как джокер из колоды, сломал атмосферу неожиданным лающим смехом. Все они насмешливо посмотрели на него. "Гребаный черт, Малфой", - произнес он сильнейшее ирландское ругательство. "Твою мать", - продолжил он, поднимая руку и протягивая ее через стол. Драко пожал его руку второй раз за вечер, благодаря за отсутствие слюны, но любопытствуя для чего они делают это. Симус удержал руку Драко и прижал ее к столу, чтобы они наклонились друг к другу конфиденциально. "Член Гарри был легендой в Гриффиндорской башне. Я просто в шоке, что ты можешь передвигаться без посторонней помощи!" "Симус!" - закричал Гарри, совершенно шокированно. Но спустя мгновение фырканье и смешки раздались вокруг стола, пока они не засмеялись вместе со всеми, наконец расслабляясь после недавнего напряжения. Когда Драко сел назад на свой стул, он почувствовал на своем плече тепло руки Гарри и он завернулся в нее, наслаждаясь предложенной заботой. Он наклонился к Гарри и ненадолго положил голову на его плечо, чувствуя надежность и безопасность. "Полагаю, нам надо еще выпить", - мечтательно сказала Луна, пуская фонтан искр в воздух и спокойно подзывая бармена. "Несите", - сказал Гарри устало, - "Несите". ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ "Прости меня за это", - сказал Гарри позже, когда они вдвоем шли рука об руку из паба по лабиринту аллей к месту их расставания. "Я старался сдерживаться", - ответил Драко, слегка чувствую свою вину за неучастие в инциденте. "Я знаю, что ты не хочешь ее", - добавил он, признавая необходимость сказать это вслух. Гарри притянул его и они пошли в обнимку, успокаиваясь, прижимаясь друг к другу сильнее, чтобы почувствовать другого через тяжелое зимнее пальто. "Тебе надо было позволить мне сказать им, что я был боттомом", - добродушно пожурил Гарри. "Это слишком личная вещь, чтобы говорить им, и ты не должен был. Я никогда не сказал бы этого", - добавил он, целуя Драко в щеку и заглядывая ему в глаза. Драко вздохнул. "Я должен был сказать это", - ответил он Гарри, - "Потому что ты был бы счастлив сказать им, что ты берешь меня. Это заставило меня понять, что на самом деле не стыдно быть боттомом. Не всегда". "Но мы оба скорее "разносторонние", чем что-то одно", - сказал Гарри, - "Я думаю, что мы всегда можем меняться и это кажется мне прекрасным". Гарри взглянул на него, его глаза отражали крошечными точками свет фонарей. "Ты волнуешь меня", - сказал он тихо, - "как никто еще не волновал". Он хотел сказать еще какие-то слова, но Драко поцеловал его раньше, чем он смог произнести их. Это даже не был нежный, любящий поцелуй. Это был требовательный, жесткий поцелуй, от которого у обоих перехватило дыхание. У Драко запершило в горле и он почувствовал, что его член начал твердеть, лишая его комфорта, он потянулся к бедру Гарри, чувствуя необходимым намекнуть на охватившее его возбуждение. Руки Гарри расстегивали пуговицы его пальто, вдвоем они справились и нырнули в тепло, лежащее под одеждой. Через несколько секунд маленькое пространство разгорячилось от их касаний, и этот накал требовал дальнейшего выхода. Их руки яростно боролись с пуговицами, молниями, тканью, пока они не коснулись обнаженной кожи друг друга и не застонали от удовлетворения. "Идем ко мне домой", - сказал Драко между неуклюжими влажными поцелуями, - "пожалуйста". "Завтра на работу", - задыхаясь прошептал Гарри, засовывая руку под нижнее белье Драко и обхватывая горячей ладонью пульсирующую плоть. Драко преодолел несколько дюймов в борьбе в брюками Гарри и его рука скользнула вниз, сжимая нежные мохнатые яички. "Я хочу тебя", - умолял Драко, прикусывая нижнюю губу Гарри. "Скажи это снова", - прошептал Гарри прямо в рот Драко, двигая рукой вверх и вниз, вверх и вниз, пока колени Драко не начали подгибаться от неприкрытого удовольствия. "Я хочу тебя. Я хочу тебя. Я хочу тебя" - шептал он снова и снова, чувствуя, как ком появляется у него в горле. "Держись", - предупредил его Гарри. Драко чувствовал руку Гарри на своей эрекции, туго сжимающей ее. Он чувствовал начало аппарации и крепче ухватился за Гарри, смутно интересуясь, что будет если их разделит в этот момент. Но все было в порядке. Они были вместе.
Глава 10
ГЛАВА 10 Через относительно небольшой промежуток времени каждому стало ясно, конечно, речь шла в основном о людях из магического мира, что у Гарри и Драко серьезные отношения. Приглашения на обеды, балы, торжества и благотворительные мероприятия приходили, как и прежде, им обоим, но теперь все чаще их стали адресовать им, как паре. Они смеялись всякий раз, когда речь заходила об этом, но предпочитали открытое признание их статуса, чем упоминание о них, как о «компаньонах». Какого черта? Компаньоны? О, ради Бога. Драко особенно ненавидел это слово, непрерывно объясняя каждому слушающему, что платонические друзья могут быть «компаньонами», но не люди, которые трахают, отсасывают и дрочат друг другу днями напролет при каждом удобном случае. Они договорились обращать на это внимание в приходящих приглашениях. Они даже не принимали во внимание те, которые были адресованы «Гарри Поттеру и его спутнику» или «Драко Малфою и его спутнику». Это был хороший способ сократить количество ежедневных встреч. В первые несколько недель их отношений, когда было только несколько совместных приглашений, Драко был чрезвычайно взволнован не только из-за того, что их имена так быстро стали синонимами, но и потому что просто любил гламур и тонкую интригу, которые шли рука об руку в таких официальных романах. Представление о том, что они приходят куда-то с Гарри, и никак иначе, было удивительно для Драко. Он не знал, когда перестал беспокоиться о том, что могут подумать люди, но был рад этим изменениям в себе. Гарри, совершенно неспособный отказать Драко ни в чем, конечно, обнаружил что его стремительное вовлечение в общественные «нагрузки» довольно утомительно. Он никогда не жаловался и не пытался найти предлог, чтобы не ходить куда-либо, но Драко всегда чувствовал тот момент, когда Гарри достигал своей точки пресыщения и предпочитал уводить его с мероприятия, как можно скорее, едва заметив эти признаки. Поттер всегда был до смешного благодарен Драко за внимание к своим потребностям, что тот предвкушал сексуальное вознаграждение, так чрезмерно даруемое впоследствии, более пылко, чем сами мероприятия. Гарри был таким впечатляюще изобретательным и непристойным, занимаясь сексом, что у Драко бывали дни, когда ему хотелось сбежать с работы и провести это время с Гарри, делая свое тело доступным какому угодно употреблению или злоупотреблению, всему, что любовник был в настроении делать с ним. Драко знал, что никогда не сможет открыть другую дверцу холодильника до конца жизни, не увидев внутри чего-то, что было неотъемлемой частью их самых интимных моментов. Все шло спокойно до Хеллоуина. Но затем, как и во всех безукоризненных сценариях что-то, или скорее кто-то, появился, чтобы послать волну разрушения по гладкой поверхности их жизни. Они были в Торжественном Зале Гластонбури Тор, присутствуя на мероприятии высокого уровня по созданию международной организации мирового кубка по квиддичу, когда мистер Высокий, Смуглый и Абсолютно-Влюбленный-В-Собственную-Задницу, остановил свой взгляд на Драко, не рассчитывая быть отвергнутым. Карлос Кавальеро, суперобходительный министр спорта принимающей стороны, Испании, отчаянно флиртовал с Драко, прямо под самым носом у Гарри. Он слишком часто поглаживал руку Драко, пытаясь что-то кокетливо шептать ему на ухо, и раз или два отодвинул случайно выбившуюся прядь прекрасных шелковистых волос Драко пальцем, проводя по ней, чтобы намеренно-эротично коснуться его лица. Гарри со своей стороны тоже предпринял необходимые меры, прошептав на ухо Драко, что трудно удивиться тому, что им так восхищаются. Гарри разговаривал с ним тихо, раздразнивая словами о том, как он соблазнительно выглядит, заставляя тонкий румянец появиться у того на щеках. Карлосу это совсем не понравилось. Глаза Драко смотрели только на Гарри. Это было видно любому. Но только не Карлосу. После повторения процедуры отодвигания пряди при откровенной незаинтересованности Драко, Карлос перешел все границы приличий и установил над головой Драко чары, которые лили непрерывным потоком лепестки белых роз, куда бы он ни пошел. Испанец следовал за ним, глядя глазами самки, как Драко давит лепестки ботинками, и уверяя его в своей бессмертной любви в умоляющих почтительных тонах. Драко смущался и злился, от того что невольно стал центром внимания и испытывал неловкость, находясь под сладко пахнущим снегопадом. Это, безусловно, давало Гарри возможность не потерять Драко в большой, переполненной людьми комнате. Все, что ему надо было сделать, это отыскать столб падающих лепестков и напряженное злое лицо среди них, становящееся все более и более разгневанным с каждой последующей секундой. Драко перепробовал все, чтобы прекратить действие заклинания, но его усилия не увенчались успехом, так же, как и старания Гарри. Их первоначальное раздражение от сложившейся ситуации переросло в ярость, и даже непринужденная общительность Гарри быстро испарилась. Гарри был не единственным человеком среди присутствующих, кто пытался остановить излияния пылкого восхищения в адрес Драко со стороны Карлоса. Авроры и растерянные официальные представители министерств некоторых стран втайне приготовили палочки за спиной Драко, надеясь остановить этот совершенно беспардонный демарш. Но это привело лишь к тому, что лепестки посыпались еще сильнее, не давая Драко даже смотреть по сторонам. Если он останавливался слишком надолго, то чувствовал, как лепестки насыпаются кучкой вокруг его лодыжек, поэтому был вынужден непрестанно ходить. Конечно, ему под ноги непрерывно стелился белоснежный ковер и люди, шедшие позади него, едва не падали, увязнув в лепестках. Многие люди говорили Карлосу, что Гарри и Драко вместе, но он игнорировал Гарри, как будто его и вовсе не было, провожая Драко откровенно жадным взглядом, мало обращая внимания на его просьбы, а затем и требования прекратить все это. Казалось, что Карлос не видит ничего, кроме поразительного совершенного лица Драко, он продолжал все время следовать за ним в шаге или двух позади, и казался совершенно одержимым его изящными чертами. Гарри стал скорее телохранителем при Драко, чем его партнером, единственным барьером между ним и практически готовым к физическому нападению Карлосом. Они пытались уйти, но Драко не мог ни аппарировать, ни воспользоваться каминной сетью, тут стало очевидно, что проблемы так просто не исчезнут. Гарри отказывался оставить своего любовника без присмотра хоть на секунду. Все меньше и меньше людей останавливались, чтобы поговорить с ними, слишком смущаясь или слишком беспокоясь попасть под чары. Драко чувствовал себя прокаженным. После часа непрерывных страданий от рук Карлоса они оба явно были утомлены. Драко едва не плакал от беспокойства и ухватился за Поттера, чтобы не быть спровоцированным. Гарри по мере возможности пытался игнорировать настроение Драко, но чем больше народу таращили на них глаза и тыкали пальцами, тем меньше он был склонен сохранять видимость спокойствия. Переломный момент наступил, когда организатор мероприятия попросил Драко уйти. Они собирались пригласить всех к столу, а сугробы из лепестков роз покрывающие почти весь пол и многие поверхности, делали это невозможным. Если бы кто-нибудь мог разглядеть сквозь метель из лепестков лицо Драко, то заметил бы блестевшие в его глазах слезы, быстро спрятанные внутрь волевым усилием и рвущуюся наружу ярость. Несмотря на собственные попытки покинуть Торжественный Зал, сказать, что они были не рады такому повороту событий, было бы огромным преуменьшением. Когда Гарри уперся и проинформировал организатора, что это проблемы как его, так и их, и что в связи со сложившимися обстоятельствами они не могут никуда переместиться до тех пор, пока действуют чары, мужчина довольно глупо заявил, что просьба уйти не распространяется на Гарри. Он имел полное право остаться. Только мистера Малфоя они просят удалиться. Если бы Драко непрерывно смотрел на Гарри, он мог бы отчетливо увидеть волну его гнева. Нет. На самом деле, гнев – это не то определение. Скорее подошло бы бешенство. Странная напряженная тишина разливалась вокруг них по комнате, и Драко знал, что именно Гарри создавал этот ужас. Это было то самое, о чем слышали все в волшебном мире, но очень мало кто видел. Это был легендарный жест. Надо было быть там, чтобы видеть, как все случилось, а Драко был. Он знал, что это чертовски пугающе, и был бы рад не попасть под такой удар. Да, Драко мог держать пари на все свое состояние, что Гарри целился в эту занудную старую перечницу. Когда Гарри ткнул пальцем, что-то произошло. Драко отчетливо вспомнил пронзительный маниакальный смех Волдеморта, когда Гарри стоял перед ним, указывая на него пальцем, потому что его палочка была испепелена во время последней дуэли. Он мог также вспомнить насмешливый панегирик Волдеморта в адрес Гарри, держа при этом свою палочку высоко, и медленно направлял ее на Поттера, намеренно унижая его, прежде чем покончить с ним. Драко мог также вспомнить выражение полной решимости на лице Гарри. Образ был таким ярким, таким несмываемым, что запечатлелся в его сознании. В последующие годы много раз он закрывал глаза ночью и вспоминал во всех подробностях как Гарри стоял перед своим мучителем, делая возможно свой последний вдох, ни разу не ослабив своей решимости, ни разу не прекратив сопротивляться перед лицом сокрушающих ударов. Волдеморт высмеивал Гарри, его никчемность, как противника, и бесполезность преследования со стороны правосудия. Драко мог вспомнить каждое отдельное слово в этом финальном, кратком обмене словами между Гарри и Волдемортом. Он никогда не забудет это, пока жив. - Что ты собираешься делать, мальчишка? Нанести мне смертельный удар этим пальцем? Полагаю, нет, - продолжительный фальшивый смех. Гарри всего лишь ответил на последний вопрос Волдеморта: - Интересно, сможет ли тебя на этот раз спасти любовь матери? Взрывная волна, распылившая Волдеморта, была невидима, но все, кто был там в тот день, были согласны с тем, что эта волна шла из пальца Гарри. Не было причудливых слов и заклинаний, замысловатых взмахов рук. Просто Гарри ткнул пальцем, и его исключительная сила воли вырвалась, подобно реактивному снаряду, непреодолимой силой разбивающему вдребезги неподвижный объект, за исключением того, что объект не был неподвижным. Не прозвучало финального гневного крика, потому что все произошло слишком быстро. В эту секунду Волдеморт еще стоит там, а в следующую уже падает замертво. Мельчайшие брызги крови усеяли лица людей холодным бризом, от чего каждое приобрело слабый розовый оттенок. Да. Испарился - самое точное слово. Драко иногда задумывался, сможет ли он когда-нибудь забыть этот день или приглушить воспоминания о нем. Он предпочитал игнорировать силу Поттера в некоторых вопросах по окончании сражения, и теперь он понял ошибочность своих суждений. Стоя здесь, в центре Парадного Зала, после того как его попросили удалиться потому, что наведенные на него чары причиняли неудобство, Драко был ошеломлен внезапным пониманием, что его бойфренд - самый могущественный маг в мире. Небольшая волна какого-то странного чувства накатила на него, но он отправил его подальше, чтобы разобраться с этим позже, в более спокойное время. Придя в себя, Драко услышал, что говорит Гарри. - Послушайте, что Вы сейчас сделаете, - говорил он организатору низким опасным голосом. - Вы немедленно передадите этого испанского болвана под надзор аврорам, а потом Вы лично вытянете из него контрзаклинание, предпочтительно, причиняя ему при этом невыносимую боль. - Бу Бу - говорил мужчина, издавая беспомощные звуки. Драко подумал, что он от страха едва ли мог разобрать что-то кроме контуров тела. - Не бубукайте мне, - огрызнулся Гарри раздраженно. – В настоящий момент я пока еще достаточно владею собой, но советую Вам не ухудшать мое настроение. - Не угрожайте мне, - сказал мужчина высоким нервным голосом. - А что бы Вы сделали на моем месте? Стояли бы и молчали, глядя, как изводят Вашего любовника? Драко слышал напряжение в голосе Гарри, и это было единственной причиной того, что он помалкивал. Лучше не перебивать самого сильного мага в мире, когда тот взбешен, - думал он. - Значит, так вы заботитесь о своих гостях? - прессовал Гарри, чей голос становился громче, его слова вызывали шепоток сплетников в притихшей толпе. Драко почувствовал, как рука Гарри потянула его, и он ухватился за него покрепче, несмотря на обычную сдержанность на публике, нуждаясь в ощущении близости. Пожилой мужчина громко вздохнул, совершенно несчастно, но, возможно, понимая, что он должен уступить настойчивой просьбе Поттера. - Хорошо, - фыркнул он, и всего лишь несколько мгновений спустя Драко услышал шепот Гарри. - Три аврора выводят испанца отсюда, - с этими словами он сжал руку Драко, а тот сжал его руку в ответ, благодарный за то, что ему не пришлось заниматься этим самому. Было замечательно иметь кого-то, на кого можно было положиться, он никогда не был признателен Гарри так сильно, как сейчас. - Думаю, нам тоже надо идти, - сказал Поттер, и Драко обнаружил себя соглашающимся и позволяющим медленно уводить себя Гарри отдающим спокойные распоряжения и держащего Драко рядом с собой. Маленькая группа решающих задачу людей собралась в комнате, и приступила к переговорам, что избавить Драко от наложенных чар. Главная проблема заключалась в том, что Кавальеро имел дипломатическую неприкосновенность, поэтому попытки припугнуть его законом были малоэффективны. Он мог ничего не объяснять, и его раздражающе триумфальный тон говорил Драко, что Карлос требовал чего-то, что он не хотел бы дать, чтобы извлечь выгоду от снятия чар. Может быть, поцелуй, или что-то более интимное. Драко становилось плохо от этой мысли. Он попросил Гарри отвести его в сторону, чтобы они могли поговорить без посторонних ушей. - Сделай что-нибудь, Гарри - он едва не умолял, проведя почти полтора часа в этой пытке. - Как раз сейчас авроры этим занимаются, - утешал Гарри, поглаживая руку Драко во время разговора, и немного сам покрываясь лепестками роз. - Нет, – зашипел Драко. - Я имею в виду, сделай что-нибудь, чтобы заставить его прекратить это! Пригрози или сделай так, чтобы он потерял работу или что-нибудь еще, - настойчиво говорил он, добавляя в голос умоляющих интонаций. В этот момент Драко услышал, что Гарри начал возражать, шквал лепестков остановился, и слова оглушали в тишине. В глазах Поттера было болезненное напряжение, и Драко увидел, как нахмуренные брови линиями прорезали лоб. Гарри бросился к Драко, и он обнаружил себя слегка потерявшим равновесие под силой напора Гарри. - Я в порядке Я в порядке, - услышал Драко сам себя, пошатнувшись в руках Гарри, пряча лицо между его плечом и шеей. Драко смутно слышал спорящего на беглом испанском Карлоса на заднем плане, но не обращал внимания на слова, его взгляд был неподвижным, сфокусированным только на них с Гарри. - Я был так взбешен из-за тебя, - услышал он слова Гарри, его шепот был отрывистым и неровным от попытки спрятать эмоции. Драко поцеловал его в щеку и почувствовал, как руки пробираются под его пиджак и прижимаются к спине. Это беспокойство было необыкновенно трогательным, и Драко понял, что Гарри любит его. Правда любит. Теперь все, что он должен был делать - терпеливо ждать, когда будут произнесены слова. Он не сомневался, что рано или поздно они прозвучат. Казалось, что они обнимаются целую вечность, и действительно, Драко мог простоять, вот так прижавшись к Гарри, весь оставшийся вечер. Избавление от сдерживаемого напряжения вызвало легкую дрожь, и сильная головная боль, болезненно бьющая в висок, не улучшала его состояния. Гарри отодвинулся и поднял взгляд на Драко, его губы шевельнулись, чтобы что-то сказать, но Драко остановил его, осторожно покачав головой. Он смотрел через плечо Поттера на толпу чиновников и кивнул тому, который выводил Карлоса из комнаты, все еще распинавшегося на ломаном английском о Драко, который будто бы был его судьбой, и что ничего не могло стоять на пути их вечной любви. Вновь посмотрев Гарри в лицо, Драко поднял руки и прочесал пальцами его коротко стриженые на затылке пряди. Он видел, как прикрылись глаза Гарри от этого прикосновения, и легкая улыбка изогнула его губы. Открыв глаза, Гарри прошептал: - Ты пахнешь розами. Драко метнул ему «ну да?» взгляд и безучастно поинтересовался: - Действительно? Гарри кивнул и приподнялся на цыпочки, чтобы прижаться поцелуем к его рту. Это был всего лишь маленький поцелуй, но он произвел на Драко яркое впечатление. Он почувствовал, как уходит последнее напряжение, отпуская его плечи из своей жесткой хватки, и он резко выдохнул, будто выпуская остатки стресса. Он улыбнулся Гарри и сказал: - Я никогда в жизни не хочу снова увидеть белые розы. - Все, что скажешь, - ответил Гарри сладкозвучно и убежденно, его благодарность за прекращение страданий Драко была совершенно очевидной. - В таком случае, - сказал Драко, что напряженно думает в течение нескольких секунд, - как насчет головы этого засранца на тарелочке с золотой каемочкой? Гарри поднял брови. - Ты будешь приходить ко мне в азкабанскую камеру? - спросил он, нисколько не шутя. - Но ты – Гарри Поттер, - засмеялся Драко. - Они не посмеют упрятать тебя туда. - Да, но я не собираюсь проверять это предположение, - проворчал Гарри. – А теперь, - сказал он более оживленно, - что ты хочешь сделать? Остаться? Уйти? Гарри убрал руки со спины Драко и положил их ему на выпуклые части груди. Это было очень заманчиво, чувствовать две теплые соблазнительно блуждающие ладони, потирающие его затвердевшие соски, но он сумел произнести: - Догадываюсь, что ты предпочел бы уйти, но я думаю, что мы должны остаться еще ненадолго. Только для того, чтобы сохранить лицо, понимаешь? Драко увидел моментально надутые губы Гарри, из-за того, что его предложение поиграть было на этот раз отклонено. Это было гораздо красноречивее слов, и Драко поцеловал кончик носа Гарри в попытке приободрить его. - Отлично, - угрюмо пропыхтел Гарри. – Но у меня нет настроения есть, - добавил он таким тоном, что Драко поверил в его правдивость. - Идем, - твердо сказал Драко. – Давай пройдем через это. Я не знаю, как ты, но я не могу дождаться, когда смогу лечь отмокать в горячую пенящуюся ванну. Он поднял руки вверх, потягиваясь, хрустнув при этом шейными позвонками и плечевыми суставами. - Может быть я даже разрешу тебе снова высушить меня, - он тихонько засмеялся, схватил Гарри за руку и потянул за собой, вполне целеустремленно шагая к двери. - В таком случае я кончу без траха, - нахально хихикнул Гарри, наконец, начав передвигаться в одном темпе с Драко, присоединяясь к нему. Драко резко остановился и, нахмурившись, посмотрел на Гарри. - Ты сильно ошибаешься, Поттер, - сказал Драко надменно, - Тебе придется очень потрудиться, купая меня, чтобы ты мог расслабиться, - закончил он. Гарри подошел ближе, так, что они касались друг друга. - Ммм, - вздохнул он. - И держу пари, что знаю, каким частям твоего тела надо быть особенно чистыми, - дразнил он, его глаза говорили все то, для чего рот никогда не смог бы найти слов. - Гарри, - заскулил Драко, - у действительно может встать прямо сейчас. Снова притягательные аппетитно надутые губы украсили лицо Гарри, и Драко приложил усилия, чтобы сдержать ухмылку. - Как насчет того, чтобы поберечь заигрывания до тех пор, когда мы окажемся у себя? - спросил он тихо, зная, что Гарри не обидится. - Хорошо, - наконец сказал Гарри, - давай так и поступим. Драко обнаружил себя и Гарри среди толпы доброжелательно настроенных гостей, когда они, наконец, вернулись главный зал. Самые большие кучи белых лепестков были убраны, но часть их осталась, то тут, то там, как последнее наглядное напоминание о событиях этого вечера. Казалось, что запланированный обед был полностью забыт, и что вечер был до некоторой степени неудачен для организаторов. Когда другие гости начали отходить от них, Драко кивнул Гарри в знак того, что они могут уходить. Он увидел, как облегчение, появившееся на лице его бойфренда, едва не потерявшееся в широкой ослепительной улыбке. - Хвала Мерлину за это, - прошептал Гарри одной половиной рта. – Сваливаем отсюда. Они направились к двери, но хорошие манеры помешали Драко уйти немедленно, потому что выглядевшая знакомой женщина подошла к нему и встала рядом, подняв свой бокал в молчаливом тосте. Он вежливо кивнул в ответ, пытаясь быть с ней как можно учтивее. Она была маленького роста, с волосами такого темно-коричневого цвета, который можно было принять за черный при другом освещении. Сделав глоток из своего бокала, она осмотрела комнату и произнесла: - Стыдно за Кавальеро. Стать, в конце концов, начинающим садовником. Она небрежно повела плечами, делая вид, что ее не никоим образом это не интересует. А, - подумал Драко. Одна из подруг матери. - Простите, - сказал Драко, целуя женщине руку и слегка кланяясь. - Вы – Хелена, не так ли? Она улыбнулась ему менее сдержанно, он представил ее Гарри, как одну из приятельниц матери, надеясь, он правильно произнес ее фамилию и соответствующий род занятий. Он, как правило, был очень хорош в такого рода вещах, и действительно, Хелена не поправила его. - Знаете, я вполне поняла его, - сказала она, глядя прямо в глаза Драко, нисколько не смущаясь своего признания. Драко ничего не мог сказать на это. - Это печально, - сказала она наверно немного более суровым голосом, чем намеревалась. - Почему все привлекательные молодые люди – геи? - она повернулась, и открыто рассматривала Драко и Гарри во время этой тирады, и Драко почувствовал легкую тошноту, подумав о том, что подруги матери могут смотреть на него, как на объект вожделения. Теперь он вспомнил ее. Это была «незамужняя» подруга его матери. Одна из тех, кому никогда не удается найти мистера Правильный. Только каждый раз мистера Неправильный. - О, как сказать, – любезно отозвался Гарри, - здесь много горячих правильных парней. Драко бросил злой испытующий взгляд на Гарри, и увидел, что тот тут же сник под тяжестью его взгляда. - Не то, чтобы я искал кого-то еще, вы понимаете, - сказал Гарри с ухмылкой, обнимая одной рукой Драко за талию и быстро прижимая его к себе, прежде чем отпустить снова. - Вот так-то лучше, - фыркнул Драко, успокаиваясь, по крайней мере, на данный момент. Хелена вздохнула. - Нарцисса была права. Вы великолепно смотритесь вместе. Драко бросил на нее вопросительный хмурый взгляд, но на вид Хелена была искренней. - Если бы только она выбросила из головы эти глупости насчет ребенка, - закончила она, пробегая глазами по толпе еще раз. - Простите мою непонятливость, - сказал Драко решительно, - но о чем Вы, черт возьми, говорите? Он был в ужасе, поняв, что его мать обсуждает свои детородные виды на Гарри со своими подругами, и что это слишком отвратительная идея, чтобы ее обсуждать. И это был самый неподходящий разговор, который можно было вести в присутствии Гарри. Но теперь уже было слишком поздно. Она смотрела в пространство между ним и Гарри какое-то время, прежде чем заговорила. - Она выделила этому профессору медицины какие-то деньги пару лет назад. С тех пор как поняла, что ты действительно гей, только не надо смущаться. О, боже, Драко действительно не нравилось слышать все это. Ни на йоту. - Она беспокоилась из-за того, что в семье не будет наследника. Она боялась, что две фамилии: Блэк и Малфой умрут вместе с ней. Остаешься только ты, - Хелена говорила с Драко без обиняков, - а мужчины не могут заводить детей друг от друга. - Хвала Мерлину за это, - услышал свои слова Драко раньше, чем смог остановиться. Гарри почему-то был очень тих, Драко обнаружил, что ему не хочется поднять взгляд и прочитать его лицо. - Она думает, что если выбросит достаточно денег на исследования, то этот профессор найдет способ, благодаря которому у мужчин может вырасти матка. Отвратительная мысль, если вы спросите мое мнение, - добавила Хелена, делая большой глоток из своего стакана. Она даже пыталась скрыть высокомерного выражения лица. - О, боже, нет - сумел произнести Драко, шокированный тем, что маленькая причуда матери, на самом деле оказалась нездоровой одержимостью. - Мы все говорили ей, - сказала Хелена осторожно, накрывая его руку своей, - что это не получится. Это не должно получиться. Но она даже не хочет слушать нас. Как не хотела слушать нас о твоем отце, и посмотрите, чем это обернулось. Повисло молчание, пока Хелена не допила свой напиток и не повернулась, чтобы уйти. - Она любит тебя, Драко. Не сомневайся в этом. Ты – все, что у нее есть, и она каждую секунду беспокоится о твоем будущем. Это не хорошо для нее. Возможно, если бы у нее было еще что-то, чем она могла бы заняться ну, это могло бы быть как раз тем, что ей нужно. Кивнув на прощание им обоим, Хелена растворилась в толпе гостей, быстро исчезнув из их поля зрения. - Интересно, есть ли в палате Джинни еще одна кровать для матери? - сказал Драко сухо, заставляя Гарри неприлично фыркнуть. - Честно, - сказал он, поворачиваясь к Гарри и изо всех сил стараясь улучшить его настроение и отвлечь внимание от собственного смущения. - Это каким-то образом похоже на детородные бедра? - Он обеими руками показал на свое тело, и взгляд Гарри немедленно скользнул по его телу вниз, уголки губ дрогнули, прежде чем высунулся кончик языка и прочертил влажный след по нижней губе. - Нет, - сказал Гарри, выдыхая. - Они слишком крепкие и тонкие чтобы быть детородными. В горле Драко начал нарастать ком, когда он увидел грешное чувственное желание появившееся на лице Гарри. - Но мне необходимо увидеть их обнаженными, чтобы быть вполне уверенным, - добавил он, глядя Драко в лицо сквозь челку. Это был взгляд, наполненный чистым, диким желанием и Драко почувствовал, как кровь начинает приливать к паху, тепло просачиваясь в член до тех пор, пока он не смог почувствовать как тот начинает понемногу утолщаться. Рука Гарри снова обвилась вокруг его талии, но теперь они твердо стояли на месте, не подавая признаков движения. Драко прижался пахом к бедру любовника, и это прикосновение переместило его внимание к решительно возрастающей силе, пульсирующей внизу. Если бы они не уходили, Драко пришлось бы иметь с полноценной эрекцией посреди Торжественного Зала. Он никогда не загладил бы этого! - И я полагаю, что мы должны больше практиковаться в трахании без предохранения, - добавил Гарри возбужденно, - только так можно удостовериться, что я действительно не могу тебя оплодотворить. Забавный короткий шепчущий звук расколол момент и Драко понял, что начало было положено. - Как насчет того, чтобы мы вернулись ко мне и начали пробовать прямо сейчас? - прошептал Гарри ему в ухо, его дыхание шевелило густые пряди волос с одной стороны лица. - Как насчет того, чтобы медленно сесть на меня верхом? Натянуть себя на меня и, используя все твои невероятные мускулы, заставить меня кончить? Прямо внутри тебя. - Гарри замолчал на какой-то момент и Драко обнаружил, что слегка задыхается. Рука Поттера двинулась, чтобы быстро прижаться к его заднице, и Драко поинтересовался, докуда протаранил бы его член Гарри, если бы полностью оказался в нем. - Ммм Мне нравится, как это звучит, - дразнил Гарри, слабые искры юмора проскальзывали в его голосе. - Я лгу на спину и предоставлю всю работу тебе, - шептал он, его губы теперь были где-то возле мочки уха Драко. - И когда я кончу, это будет так сильно, что ты почувствуешь, как я выплескиваюсь внутри тебя, и я буду выкрикивать твое имя, потому что ты такой чертовски хороший. Глаза Драко прикрылись, и он позволил себе быть втянутым в быстрый поток слов Гарри. Он чувствовал, что тело уже содрогается от предвкушения, и не мог дождаться, когда Гарри ляжет на подушки так, что бы он мог сесть на его лицо и почувствовать как выпархивает язык Гарри и жадно кружит у его маленькой тугой дырочки, прежде чем напрячься и вдавиться внутрь. Он почувствовал, как его член заполняет брюки до тех пор пока швы не впиваются в те места, где их быть не должно. Он знал, что ему необходимо прекратить думать об этом, но все, что он мог сделать, так это представить себя трущимся о язык Гарри, чувствуя, как хлюпающая влажность размазывается между ягодиц, желая большего, большего до тех пор, пока он смог бы отодвинуться и насадить себя на твердый толстый пенис. Озорное хихиканье вернуло его на землю. - Думаю, нам надо аппарировать прямо отсюда, - сказал Гарри, - если я двинусь, то все увидят выпуклость у меня на брюках. - Не хочешь ли сделать это прямо сейчас? - ухмыльнулся Драко, потираясь при этом своей собственной эрекцией о бедро Гарри. - Ты крепко держишься? - спросил Гарри. - Ну, не за то место, за которое я предпочел бы держаться, но да, крепко. Они разделили порочную улыбку, наполненную обещанием нагих, потных тел, настойчивых пальцев и языков, и приготовились аппарировать. Как только первая волна дрожи накатила на тело Драко, он услышал, слова Гарри: - Ну, тогда пойдем и попрактикуемся делать детей. Он громко засмеялся, но они внезапно аппарировали и звук исчез. Тут молекулы, составляющие его тело, соединились снова в спальне Гарри у него дома. Драко думал, - Я должен напомнить ему, не произносить эту фразу при матери. Сомневаюсь, что она сочтет это очень забавным. Уже первого поцелуя, восстанавливающего право собственности Гарри на него, было достаточно, чтобы колени Драко подогнулись. Язык Гарри у него во рту нанес разрушительный удар воображению Драко, когда он представил себе, где еще мог бы оказаться этот язык и как страстно желали бы заполучить его другие части тела. Гарри отодвинулся от Драко, пальцем распустил узел его галстука. - Я иду в ванну, - сказал он спокойно, во всяком случае, его тон не соответствовал выражению его лица. - Тебе лучше быть совершенно голым к тому времени, когда я вернусь, или ты ни разу не кончишь за сегодняшнюю ночь, - говорил он, угроза пропитанная огненной страстью. Драко разделся. Быстро. И когда Гарри поманил его пальцем, оперевшись на дверной косяк между спальней и ванной, Драко подошел к нему. - Прекрасный, - выдохнул Гарри благоговейно. - Я не могу дождаться, чтобы искупать тебя, - прошептал он, запечатлевая нежный поцелую на шее Драко. - Но сначала, - добавил он с нажимом, завладевая всем вниманием Драко, - думаю, ты должен встать на колени и отсосать мне. Их глаза встретились, и Драко понял, что это был приказ. Он согнул колени и медленно опустился на пол. Проталкиваясь к мошонке Гарри через расстегнутую ширинку носом и щекой, он услышал его бормотание: - Не давай мне кончить. Я приберегу это на потом. Осторожно посасывая сначала одно яичко, потом другое, Драко думал: Для тебя это будет очень долгая ночь, Гарри. Он улыбнулся про себя когда услышал, как дыхание Гарри над ним стало громче, повторяя движение, чтобы вызвать еще более громкие стоны. О, да. Он собрался тянуть время, и Гарри придется использовать каждую унцию своего немалого самоконтроля. Жизнь сладка, - думал он. Когда он слегка задел зубами напряженную, разбухшую головку члена Гарри, провоцируя сдавленный всхлип над ним, то подумал, - действительно сладка. Он дал Гарри именно то, чего тот хотел. Но заставил его ждать этого очень долго. Драко почти уже добрался до работы следующим утром, когда его охватило неожиданное беспокойство. А когда он думал «беспокойство», то это означало «Карлос». Вместо того чтобы аппарировать прямо в офис, Драко зашел в любимую кофейню, чтобы купить свежеприготовленный кофе и два пирожных с корицей. Потягивая кофе, он вошел в здание, где находился его офис, счастливо напевая какую-то мелодию, впрочем, довольно фальшиво, поднимаясь все выше и выше, пока не добрался до верхних этажей. Он немного озадаченно смотрел на голубовато-белые искры, вылетающие из-под двери Патриции, слышал, как она пыхтит в разочарованном отвращении, подошел ближе. Заглянув за дверь, он увидел, как Патриция, вытащив палочку, поражает букет белых роз за букетом, каждый раз доходя до нервного истощения, чтобы уничтожить один до появления следующего. Цветы точно также продолжали появляться, как бы быстро она ни работала. Взглянув на обугленные остатки, покрывающие пол, Драко предположил, что она занимается этим довольно долго. - Доброе утро, Патриция, - сказал он, входя в комнату и, вынимая собственную палочку, присоединился к ее занятию, отложив пакет с пирожными в сторону. - Доброе утро, сэр, - сказала она, деловым тоном, который использовала, когда кто-то пытался проникнуть в их офис без договоренности о встрече. Не то чтобы это происходило часто. У Патриции была репутация человека, обладающего любезным взглядом Акромантулоса, особенно с тех пор, как Драко начал встречаться с Гарри, что повлекло резкое возрастание интереса к нему и его работе. - Вы знаете, откуда они появляются? - спросил он ее, скучающее смирение закралось в его голос, при мысли о том, что опять приходится иметь дело с Карлосом. - От этого идиота испанца, - выплюнула она, ее защитные инстинкты работали в полную силу. Драко фыркнул. – Нет, я имел в виду, не знаете ли Вы в какой магазин их перенаправить? Может быть, мы сможем пресечь это в зародыше, так сказать. Она кивнула, когда он еще говорил. - Я мысленно составила список потенциальных кандидатов, но у меня еще не было времени связаться с ними. Я надеялась устранить этот беспорядок до того, как вы придете. Драко заметил, что Патриция выглядела сердитой на себя. Он понял, что она расценивает это, как серьезный промах в своей работе. Достав бумажный пакет, Драко протянул его ей и сказал: - Я купил для нас пирожные с корицей. Почему бы Вам не сделать себе чашку чая и не присесть на несколько минут? Я пока буду сражаться с цветами. - Я не могу сделать этого, сэр! - воскликнула она шокированно. - Я настаиваю. Вы. Садитесь. Пирожные. Сейчас, - говорил он, жестикулируя, она неохотно взяла пакет и прошла за свой стол. Патриция тяжело вздохнула, садясь в свое кресло и открывая пакет. - Это в газетах, Вы должны знать, - сказала она, с горечью озвучивая этот факт. - Ну, - ответил он искренне, - это не может быть хуже того, что было прошлой ночью. Я думал, что Гарри взорвется. Драко удивился, почему ему хотелось улыбнуться при мысли об этом. Почему-то это казалось значимым. - Боюсь, что цветы – это еще не все, - сказала Патриция, стряхивая крошку с губ и задумчиво прожевывая. Драко посмотрел на нее, и слегка нахмурил брови. - Он также занял в «Пророке» целый разворот под обращение, - закончила она, переворачивая страницы, пока не нашла нужную и положила ее на стол так, чтобы он мог увидеть. - Эта чертова сука - кипел Драко, когда его взгляд упал на трехдюймовые буквы демонстрирующие признание Карлоса в любви всем и каждому. Но хуже всего было то, что Карлос описывал Гарри как головореза, который силой заставляет Драко отказываться от его ухаживаний. - Простите, Патриция, - пробормотал он, понимая, что его должен был держать за свой грязный язык за зубами. Патриция фыркнула. – Не надо извиняться за то что озвучили мои мысли, - сказала она, легкая улыбка серьезное выражение ее лица. Драко посмотрел на нее. По-настоящему посмотрел, и увидел первые проблески дискомфорта от открытого разглядывания. - Знаете, Вы – лучший секретарь, какой только может быть. Я никогда Вам этого не говорил, - сказал Драко серьезно, - а должен был. Я был невнимателен. Я не знаю, что делал бы без Вас, Патриция. О, боже, я говорю точь в точь, как Поттер! – подумал он. К счастью Патриция не возразила на комплимент, а только ответила: - С Вами очень легко работать, - прежде чем закончить с пирожными и заняться вызовом дополнительных курьерских сов из совятни и составлением писем нескольким флористам. Двадцать минут спустя последний букет булл превращен в пепел и Драко уселся на край стола Патриции, чтобы съесть свое пирожное. Он читал «Пророк» пока ел, радуясь, что изложение событий предыдущего вечера было в целом благоприятным для них с Гарри, но жутко разозленный, что они согласились напечатать любовное письмо Карлоса. Что эти гребаные журналисты готовы на все, лишь бы увеличить тираж. Он решил отправить редактору Вопиллер, и только открыл стол, чтобы найти там специальный пергамент, как Патриция прервала его. - Вы ищете это? - спросила она, помахивая куском огненно-красного превосходного пергамента. Лист жил своей собственной жизнью, уголки трепетали и скручивались от сдерживаемой внутри энергии. Он улыбнулся ей озорной злой улыбкой, в которой на самом деле не было юмора. Когда он кивнул, она сказала: - Думаю, будет лучше отправить его от моего имени. Если мы поступим так, то докажем редактору, что Вы далеки от такого рода вспышек характера и он поразится Вашему самообладанию. Малфой засмеялся и изумленно покачал головой. - Вы случайно не с моего факультета? - спросил он ее. - Нет, - ответила она, - я была на факультете Рейнард, в Шармбатоне. Мой отец работал в Британском посольстве во Франции. - А. Хитрая, как лиса, - сказал он, - это многое объясняет. Они кратко обговорили, что она скажет, затем Патриция оторвала кусок пергамента самым неподобающим образом, типично по-женски. Драко был шокирован ее доскональным знанием оскорблений и ругательств. Он никогда раньше не видел ее такой. И думал, что это было просто здорово. В конце концов, она была личностью. Не только секретарем. Когда Вопиллер был искусно сложен и отправлен в офис редактора газеты, Драко прошел в свой кабинет и сел за стол, пытаясь, наконец, заняться делом. Он находился в хорошем расположении духа ровно до девяти часов, а потом все посходило с ума. Перо Драко зажило своей собственной жизнью. Не только то перо, которым он пользовался. Все запасные тоже. Каждое перо начало исступленно царапать любую мало-мальски ровную поверхности, выливаясь в слова любви и страсти Карлоса. Меньше чем через минуту Драко понял, что Патриция столкнулась с той же самой проблемой. Менее чем через пять минут он понял, что проблема распространилась на весь этаж. Через двенадцать минут Патриция уведомила его, что все перья в здании пишут любовные письма к Драко. Даже перья председателя правления банка. Он содрогнулся, отчаянно надеясь, что перья не будут писать на очень дорогих, расписанных вручную обоях от Пугина. Ровно в девять четырнадцать Драко получил вызов в офис председателя правления, куда он направился, чтобы получить самый строгий выговор в своей жизни. Драко побледнел, когда понял, что отец был просто никто по сравнению с боссом. То, что он в действительности не был виноват, нисколько не помогло делу. Он чувствовал собственную беспомощность, у него не было выбора, кроме как стоять и выслушивать это. В девять двадцать семь Драко ворвался в свой офис, хлопнув дверью так, что вокруг нее штукатурка потрескалась и осыпалась. Он вытащил мобильный телефон, который Гарри купил ему из кармана пиджака и набрал номер. Ему даже не надо было говорить. Напряженный злой голос Гарри появился на линии и рявкнул: - Я аппарирую к тебе. Буду меньше чем через пять минут. Затем Гарри отключился. Драко сердито ходил взад и вперед по кабинету, ожидая. Хорошо, что не надо было ждать долго. Когда Патриция провожала Гарри в кабинете Драко, ей, несомненно, пришлось приложить максимум усилий, чтобы сдерживать накатывающие приступы рвоты. Гарри вонял. Другого слова тут было не подобрать. Зловоние, как от протухших яиц, казалось, сочилось сквозь его поры, и внезапно Драко почувствовал, что злость от его собственных страданий уменьшилась, когда он увидел, что Карлос самое худшее припас для Гарри. - Не целуй меня, - сказал Гарри натянутым голосом, когда Драко пересилил себя и шагнул ему навстречу, пытаясь дышать только через рот. Это не очень помогало. – Не думаю, что хочу увидеть, как тебя будет выворачивать, когда ты попытаешься сделать это, - сказал он. – Это одна из тех вещей, которые я избегаю представлять, - Гарри пытался шутить, но весьма неудачно. - О, черт, Гарри, - произнес Драко, падая назад в кресло. - Рассказывай, - произнес Гарри, продолжал стоять у самой дальней стены в комнате, будто несколько лишних шагов делали запах менее тошнотворным. Отнюдь нет. Тогда Драко рассказал ему о своем утре. Он не упустил ни одной детали и, заканчивая, произнес: - Это надо прекратить, Гарри. Ты должен что-нибудь сделать с этим. Еще до того, как Гарри начал говорить, Драко с тревогой заметил, как дергается уголок его глаза. - А почему именно я должен что-нибудь сделать? Ты упоминал об этом прошлым вечером, но я пропустил это, так как был очень рад тому, что с тобой все в порядке. Но, полагаю, мне нужно услышать, что ты хочешь сказать. Гарри скрестил руки, когда произносил эту тираду, но Драко не почувствовал этот огромный барьер только что появившийся между ними. Сигнал был очевидным, но Драко не сумел уловить нюансы формулировок. Он обнаружил, что заламывает руки, и заставил себя остановиться. В комнате было множество других движений, привлекающих внимание, таких как штук двадцать или более перьев, выводящих черные надписи на каждой неподвижной поверхности. - Смотри, - начал он, хватая тролля за рога. - У него неприкосновенность от судебного преследования, так? Гарри кивнул. - Даже если бы ее не было, маловероятно, что его бы в чем-либо обвинили. Он скорее причиняет нам неудобство, чем наносит непосредственный ущерб. Гарри сердито фыркнул, вероятно, желая что-то сказать, но промолчал. Драко продолжил: - насколько я понимаю, существует один способ как-то прекратить все это, а именно, ты должен либо встретиться с ним один на один, либо использовать немного своего прославленного влияния и заставить кого-нибудь разобраться с этим. Он сел назад, его пульс колотился от стресса и злости, и интересно, почему Гарри выглядел таким явно разочарованным. Черт! Он что-то сделал неправильное. Снова! Драко судорожно искал ключи к разгадке, пытаясь держаться. Гарри потратил добрых тридцать секунд, чтобы дать ему эти ключи, вместе с обрывками мыслей. - Не делай этого со мной, Драко, - печально сказал он. - Я с таким трудом пытаюсь быть нормальным. Ты этого не понимаешь и я думаю, что так оно и есть. У Драко перехватило горло. Он не мог дышать. Гарри продолжил высокопарно. - Если я возьмусь за него, он исчезнет. Я не дурак. Я знаю, как это случится, и знаю, что скажут газеты. Это будет все равно что ударить раненую собаку. Я не хочу прослыть после этого злодеем, когда я не сделал ничего дурного. Брови Драко сошлись вместе в замешательстве. Конечно, Гарри не имеет в виду - И это также не твоя вина, - добавил Гарри, именно в тот момент, когда Драко надо было услышать это подтверждение. Он расслабился на маленькую толику, но тот не закончил. - Ты не можешь перестать быть собой, - сказал Поттер, и это была самая теплая фраза, которую он произнес. Это была малюсенькое смягчение в его непреклонности, которое исчезло в тот же момент. - И я не уверен, что вполне прозрачен в твоем представлении насчет использования моего влияния, - закончил Гарри, явно ожидая ответа. Вместо того чтобы прочитать предупреждающие знаки, Драко продолжил давить. - Это могло бы быть незатруднительно, - начал Драко торопливо. - Так же, как со Скримджером. Все, что тебе надо было бы сделать, это сказать нужное слово в нужном месте и вся проблема с Карлосом исчезла бы моментально. Никто не пойдет против тебя, Гарри. Он наклонился вперед, хватаясь за крышку стола, страстно желая, чтобы Гарри понял. Вместо этого тот закрыл лицо. - И что именно значит «так же, как со Скримджером»? - спросил он грозно. Теперь уже было слишком поздно, чтобы вернуть свои слова, когда Драко понял ошибку, но продолжил, хотя и с меньшей уверенностью. – Ну, он потерял свое кресло, потому что не нравился тебе. Я предположил Но Драко не смог продолжить. Выражение лица Гарри разбило его сердце. Нет. На самом деле это будто его пронзили длинным ножом и повернули клинок, так что было ощущение будто его сердце разрезали на кусочки в груди. - Я никогда не злоупотребил бы моим влиянием подобным образом, - прошептал Гарри сквозь стиснутые зубы, его лицо и шея заливались горячим красным цветом по мере нарастания гнева. - Я извлек мои уроки несколько лет тому назад, и не собираюсь снова повторять те же ошибки. Как ты мог не знать этого обо мне? О, разочарование! Это ранило Драко даже больше, чем гнев. - Если бы я нарушал закон в отношении тех людей, которым случилось не понравиться мне, или потому что они сделали что-то, что меня раздражает, то был бы ничем не лучше Волдеморта, - шипел Гарри. - Ты думаешь, я хочу быть следующим пугалом для волшебного мира? Когда я все свою жизнь боролся за то, чтобы жить спокойно? Сейчас Гарри выпускал пар, Драко думал, что он будет размазан яростью его слов. Это было намного хуже, чем недавняя взбучка, полученная от босса. - Я. Не. Буду. Судьей. Присяжным или палачом магического мира, - кипел Гарри. - Ни ради тебя. Ни ради кого бы то ни было. Я не хочу, чтобы чья-либо судьба оказывалась в моих руках, Драко. Я хочу быть таким же, как и все остальные. Почему ты не можешь этого понять? Гарри теперь экспрессивно размахивал руками, подчеркивая жестами свои слова. Драко побелел. Казалось, что кровь перестала течь по его венам, несмотря на то, что пульс стучал, как молот Тора. - Если я сделаю это, то посыплются просьбы, Драко. Просьбы отовсюду, ото всех людей, ожидающих от меня решения проблем, потому что люди поймут, что им не обязательно сидеть и ждать, когда они разрешатся. А это то, что мы собираемся делать, - кричал Гарри, - мы будем сидеть и ждать, когда это закончится. Я не разрушу его жизнь из-за того, что он имел несчастье по уши влюбиться в тебя! О. О, боже, - думал Драко. Он опустил голову на руки, надавливая кончиками пальцев на глаза. Он не плакал. Вместо этого, Драко сконцентрировался на звуках дыхания Гарри, ставшего тяжелым, он ясно слышал его страдание. Он напрочь забыл о перьях и об их бесконечных письменах в эти долгие секунды. Драко был совершенно сокрушен. Он проклинал себя, и в этом некого было винить кроме себя. Ясно, что Гарри теперь ненавидит его. Разве могло быть иначе? - Я так виноват, - шептал Драко сквозь пальцы, неуверенный, что говорит достаточно громко, чтобы быть услышанным. - Я знаю это, - сказал Гарри, и его голос был резким и отрывистым. - Но на данный момент этого недостаточно. Мне нужно время, чтобы успокоиться, сказал он и желудок Драко упал в предчувствии слов о том, что Гарри хочет прекратить их отношения. Драко думал, что умрет при этом от боли. Вместо этого он услышал: - Я пришлю тебе сову. Да, - подумал Драко, - лет через десять, может быть. - Хорошо, - услышал он свой шепот, затем послышался щелчок закрываемой двери и Гарри ушел, оставив после себя лишь запах гнили. Драко сидел в кабинете уже около часа, совершенно не в состоянии что-либо делать. В комнате становилось все темнее и темнее, по мере того, как перья исписывали все свободное пространство, начиная новыми надписями покрывать предыдущие. Все приобретало мрачный оттенок серого, который по иронии отражал самочувствие Драко. Как это могло случиться? Он все еще ощущал Гарри внутри себя с прошлой ночи, это приятное длительное тепло, которое уходило только через несколько дней после того, как Гарри занимался с ним сексом. Сейчас оно было просто притупленным. Еще одна боль добавилась ко всему остальному. Он даже не беспокоился наложить чары, чтобы очистить воздух. Это было в самый раз, сидеть вот так, задыхаясь от мерзкого навязчивого запаха проклятия, наложенного на Гарри. Послышался уверенный стук в дверь, но Драко не ответил. Тогда дверь открылась, и он увидел Блейза, появившегося в дверном проеме и решительно смотревшего ему в лицо. - Бери пальто. Ты уходишь, - сказал Блейз невыразительно. - Я не могу, - прошептал Драко безнадежно, - я должен работать. - Ничего ты не должен. У тебя выходной, - сказал ему Блейз, входя в комнату и собирая вещи Драко со стола, аккуратно складывая их в его портфель. Когда Драко вопросительно посмотрел, Блейз ответил просто: - Патриция. Вполне логично, - думал Драко, безмерно благодарный ее за вмешательство. Он медленно натянул пиджак и подошел к Блейзу, чтобы аппарировать их обоих в Малфой Мэнор. - Пожалуйста, скажи мне, что ты не говорил этого, - вздрогнул Блейз, когда Драко рассказал ему о ссоре с Гарри. - Черт, Драко! Как ты мог быть настолько глупым? - Что? - огрызнулся он резко, удивляясь, почему Блейз выбрал самый уязвимый момент, чтобы указать на его многочисленные и разнообразные недостатки. - Он, может быть, просто Гарри для тебя, но он Гарри гребаный Поттер, Драко. Не говори мне, что ты не знал. В голосе Блейза было раздражение, и в глубине души Драко знал, что оно было оправданным. - Как я могу исправить это? - спросил он осторожно, умоляя Блейза помочь ему найти ответ. - Я не знаю, - ответил Блейз, потирая лоб. - Но точно знаю, что это не тот случай, когда помогло бы обильное количество секса. Думаю, тебе придется пострадать какое-то время, пока ты не найдешь решение. - Я боялся, что ты скажешь что-нибудь подобное, - обиделся он, глядя на бренди, налитый в большой пузатый бокал, который он вертел в руках, глядя, как жидкость оставляет следы на стекле. Он не пил. Он просто играл с ним, чтобы занять руки. Отвлекающий маневр, может быть. И не самый лучший. Они долго сидели молча, пока Драко снова не заговорил, на этот раз о матери. Он пересказал Блейзу разговор с Хеленой прошлым вечером, сейчас и впрямь лучше было подумать о чем-нибудь еще. Он закончил рассказ словами: - Итак, теперь мне нужно найти что-то, что займет ее время. Прекратить это ее беспокойство о семейном дереве. Блейз сидел все это время молча, ничего не спрашивая, с ничего не выражающим видом. - Думаю, что ей необходим, - начал он осторожно, - кто-то, чтобы занять ее время. Драко этим словам осесть, прежде чем взглянул на друга и ответил, пытаясь изо всех сил оставаться спокойным. - Предлагаешь себя на роль этой загадочной персоны? - спросил он, пытаясь держаться как можно спокойней ради безоговорочной дружбы с Блейзом и его непоколебимой поддержки. - Нет, - вздохнул Блейз. - Я могу занять, может быть, на неделю, но с таким, как я, она быстро заскучает. Однако, я знаком кое с кем, кто мог бы идеально подойти ей. Он подождал, пока у Драко заинтересованно кивнул ему и продолжил. - Его зовут Гриффин Коуп. Он владелец «Чадли Кэнонс». Очень интересный парень. Влиятельный, с массой достоинств. Как раз такой, какие ей нравятся, понимаешь? Драко медленно кивнул. - Как это можно устроить? - спросил он друга. - Предоставь это мне, - подмигнул Блейз, - предоставь это мне. Полдень застал Драко наедине с собой, лежащим голым на кровати после долгого вымачивания в ванной. Он ненавидел лежать в мокром полотенце, но, казалось, сейчас не мог найти сил, чтобы одеться. Он так остался голым, но из-за каких-либо приятно возбуждающих причин. Когда зазвонил мобильник, Драко чуть не выпрыгнул из кожи. Это мог быть только Гарри. Больше ни у кого не было номера. Дрожащими руками он взял его с тумбочки и неуверенно сказал: - Алло? - Это я. О, слава богу. - Ты в порядке? - спросил он, искренне интересуясь и боясь звучания своего голоса. - О, да. Вонь прекратилась десять минут назад. Я принял душ и потом решил позвонить тебе - узнать, продолжают ли перья отравлять твой день. - О, я не в офисе, - сказал Драко тихо, на самом деле не желая говорить «Моя секретарша отправила меня домой, потому что я был совершенно и полностью разбит». - В таком случае дома нет проблем? - спросил Гарри. - Нет, слава Мерлину. Тихо, как в могиле. Даже мать не бродит. Гарри тихо фыркнул и Драко почувствовал, как ужасное напряжение и сидящая в глубине души боль немного отступили. – Я так виноват, Гарри, - услышал он себя, хотя не собирался начинать извиняться. Он хотел сначала все как следует обдумать, прежде чем обратиться к Гарри. Он намеревался сделать это безукоризненно. - Я не имел в виду того несусветного бреда, который наговорил. Правда. Горло перехватило, пот неприятными горячими иголочками ощущался на коже головы. Он почти прошептал последние слова. - Эй. Шшшш., - успокоил Гарри, - это и моя вина тоже. Черт! Почему он должен был начать плакать? Он – Малфой! Малфои никогда не плачут! Он не может допустить, чтобы Гарри узнал, что он плакал. Он должен успокоиться. - Я мог надеяться, что ты знаешь меня без каких-либо подсказок, - добавил Гарри, в его голосе слышалась боль. - Я действительно позволил этому идиоту достать меня, - сказал он, - как раз то, чего он добивался. - Ммм, - промычал Драко, надеясь, что это был достаточный ответ, чтобы Гарри не ждал более развернутого. - Мне надо объясниться насчет Скримджера, - в его голосе явно звучала мольба. - Я не понимал тогда, как люди воспринимают меня. Я был слишком молод. Совсем ничего не понимал. Драко мог слышать, насколько опустошен был Гарри. Он понимал, что одной из сильных сторон Гарри была его способность сопереживать другим. Даже тем кто ему не нравился. - Когда ему публично был объявлен вотум недоверия, и его выдворяли из кабинета, я видел его. Он смотрел мне прямо в глаза, пока они делали это, и знал, что это была моя вина. Повисло тяжелое молчание, во время которого Драко, прикрыв микрофон телефона, содрогался от беззвучных рыданий, обещая себе, что это было в последний раз. Самый последний. - Я сложил с себя общественные функции, потому что не мог ни о чем упомянуть, чтобы кто-то не лез из кожи вон, чтобы предоставить это мне. Если я говорил, что мне нравятся чьи-то мантии, то в конце вечера их преподносили мне в подарок. Я сделал ошибку однажды, сказав кому-то, что считаю одну из обслуживающих официанток хорошенькой, и, я не шучу, – ее доставили мне организаторы мероприятия в конце вечера. Я должен остановиться, Драко. Я не могу иметь дело со всем с этим. Мне надо было рассказать тебе, но я промолчал. Не расстраивайся. Только прости меня, ладно? - Я должен был - начал Драко, его голос надломился, когда он говорил. - Чепуха, - перебил его Гарри, - я разрушил это, Драко. Я был неправ. И знаю, что ты расстроен. Ты можешь простить меня? - Да. Конечно, могу, - ответил Драко, едва не переполненный эмоциями. - Я думал, ты собираешься бросить меня, - добавил он, страдание снова окрасило его голос. Гарри тяжело вздохнул: - Я не думаю, что мог бы выбрать этот вариант. Я слишком нуждаюсь в тебе. Драко был ошеломлен. Конечно, это было то, что он хотел услышать, но не ожидал, что услышит эти слова после сегодняшнего утра. - Гарри - начал он, но не смог найти сил, чтобы закончить. - Приходи, Драко, - умолял Гарри. - Мне одиноко и хочу обнять тебя. Просто приди и ляг на софу рядом со мной, чтобы посмотреть фильм. Я не имею в виду секс или что-то еще. Я только хочу обнять тебя. Сейчас это звучало так, будто он плакал и Драко смог решиться на ответ. - Не реви, Поттер, - сказал он тепло, надеясь вызвать улыбку на лице человека, которого любил больше чем кого-либо еще в жизни. Гарри сделал слабую попытку засмеяться. И Драко подумал, что он может выйти из ситуации победителем. - Надень тот красный флисовый топ, - добавил он, - мне нравится касаться его лицом. Он представил себя лежащим на боку лицом к Гарри, потираясь щекой о его сладко пахнущую грудь, и обнимающим его за талию так крепко, что смог бы почувствовать стук его сердца в своей груди. - Хорошо, - сказал Гарри, - только приходи скорее. - Я уже иду, - сказал Драко. - Включай DVD и выбирай фильм. Я приду до того, как ты сделаешь это. - Пока, - тихо сказал Гарри и Драко услышал отбой на линии. Он упал на постель на сотую долю секунды, прежде чем подпрыгнуть, натягивая первые попавшиеся под руку вещи. Он обул кроссовки, зашнуровал, и все, о чем он мог сейчас думать, было: Спасибо, Мерлин, спасибо, Мерлин, спасибо, Мерлин, снова и снова. Это был болезненный урок. Он надеялся никогда не повторить его снова. Драко бежал по лестнице через три ступеньки, спеша к камину. Он прибежал туда как раз тогда, когда из него вышла его мать и быстро отряхнулась. Она заметила его растрепанный вид, но ничего не сказала. Все, что она сказала, взмахнув рукой освобождающим жестом: - Итак. Вот и все, этот маленький испанский ублюдок наказан. Драко открыл рот, осознавая тот факт, что его мать немедленно бросилась на его защиту. Снова. Ему не следовало удивляться. Но он был более чем тронут ее преданностью. ОН подхватил ее, оторвал от пола и закружил по комнате, извлекая из нее шокированное хихиканье. Он осторожно поставил на ее место, перепрыгнул через каминную решетку и приготовился отправляться к Гарри. - Я люблю тебя, - сказал он ей. Ее прощальная улыбка была такой яркой, что ей можно было осветить всю планету.
Глава 11
ГЛАВА 11 Драко помнил в течение нескольких недель, что время пришло, но наступало Рождество, и приходилось много работать, чтобы успеть приготовить что-то особенное для Гарри, и он решил подождать. Это будет его первый подарок для Гарри к празднику, и ему не терпелось сделать его. Месяцы медленных тщательных приготовлений вели их к этому дню, Драко хотел разделить это с Гарри в их первый совместный Сочельник. То, что несомненно было бы ценным воспоминанием для них обоих, то, что навсегда осталось бы счастливой ассоциацией с праздниками. Да, Драко был убежден, что это - самый подходящий момент. Пришла пора использовать те самые наручники. За те четыре месяца, что они были вместе, Гарри никогда не напоминал Драко об этой своей фантазии. Ни разу с того приема в Министерстве. Для Драко это был базовый элемент любого и каждого занятия сексом в последнее время. Это было то, к чему он неустанно готовился. Он отодвигал все дальше и дальше свое тело, привыкшее к вторжению огромного соблазнительного члена Гарри, когда они занимались любовью, начиная кричать, чтобы схитрить, когда ожесточенно трахающий его Гарри хотел большего. Иногда было достаточно всего лишь увидеть страсть в глазах Гарри, сдерживаемую силой воли, чтобы Драко кончил. Он много знал о ментальной и физической подготовке, и зачастую мастурбировал, представляя себе, что сказал бы Гарри, перекатывая на языке вкус его требований, делая их реальными, живыми, дышащими. Это жило собственной жизнью, его голодом и в последние пару недель были такие моменты, когда он почти сдавался, чтобы позволить Гарри взять себя. Он не знал, на чем держится его самоконтроль. Может, сказывалось влияние Гарри? Сознание превыше материи, - твердил он про себя. Да, крайне важно было управлять собой, если он хотел держать неизбежное раздражение под контролем. Он мало что знал о человеческом теле, когда открыл для себя то, что магглы называли «эндорфинами». Он потратил много времени, заигрывая со своими эндорфинами, проверяя их, определяя границы возможностей своего тела. Он уверовал в них и в себя. Все должно было пройти абсолютно безукоризненно. Будучи кулинарным перфекционистом, Гарри за несколько недель до праздника составил список и просчитал время готовки, гарантирующее максимальный успех его праздничному обеду. На Рождество он ждал нашествие голодных Уизли, и решил поразить их своими кулинарными способностями, не считаясь с приготовлениями. Драко безжалостно дразнил его этой добросовестностью, но на самом деле думал, что она восхитительна. Он знал, что Гарри был радушным хозяином. Драко интересовался в некоторые моменты, значит ли это, что он должен быть радушной хозяйкой, но отбрасывал свои мысли в сторону, когда они появлялись, удивляясь своему подозрительному стремлению к распределению ролей в отношениях на женские и мужские. Рассвет Сочельника был ясным и безоблачным, но довольно холодным. Драко ночевал у Гарри, уставший до нельзя на работе, так же, как и Гарри. Гарри был отчасти разочарован, когда они не занялись сексом, хотя ничего и не сказал. Но сейчас Драко стал экспертом по чтению знаков. Он не хотел доводить до края потревоженное либидо Гарри ради своего маленького развлечения в Сочельник. Поэтому симулировал легкое недомогание, убаюкав бдительность любовника впечатляющим минетом вместо полноценного секса. Гарри называл Драко «помешанным на технике». Драко должен был признать, что ему нравится делать все в самом лучшем виде, и, конечно, это касалось и их занятий сексом. Драко мог просчитать эмоциональный отклик на физическую стимуляцию на пятьдесят шагов вперед. И он был уверен, что использует каждое наблюдение, даже самое незначительное, удовлетворяя Гарри. Драко знал, что означает у него за спиной каждый вздох или стон Гарри, каждое движение его бедер, каждое сжатие пальцев ног. Он картографировал все эти вещи в своем сознании, и умел находить на теле Поттера необычайно чувствительные местечки. Но правда заключалась в том, что Драко чувствовал себя в разряде любителей, по сравнению с Гарри. Вот кто действительно был помешан на технике. Причина этого заключалась в том, что у Гарри была сверхъестественная способность определять, когда стоит забыть о технике и использовать грубую силу и воодушевление. Большинство фантазий Драко при мастурбации вращалось вокруг тех случаев, когда Гарри был грязен и груб. Это всегда случалось, когда Поттер терял контроль из-за ответных действий Драко, который заставляли его еще больше возбудиться. Не имело значения, попадало ли каждое прикосновения языка в нужную точку, и было ли слишком мало пальцев или слишком много. Иногда реальное удовольствие тонуло в силе эмоций, связанных с фанатическим вниманием, которое Гарри оказывал телу Драко. Всякий раз, когда Гарри трахал сознание Драко это действовало так, будто он трахал его тело. Гарри поднялся на рассвете, чтобы напечь крошечные печенья и разложить их в порядке вручения гостям подарков, поставить вторую рождественскую елку (на этом настоял Драко, так как гостиная Гарри была слишком велика для одной, даже если та была 10 футов в высоту), заказать продукты, спиртное из различных магазинов и другие мелочи, гарантирующие успех завтрашнему дню. У Драко было очень плотное расписание на этот день. Сначала он завтракал с матерью в ресторане на Литтерн Лэйн, довольно оживленной улице рядом с Диагон Аллеей. Нарцисса была приглашена на рождественский обед к Гарри на следующий день, хотя ее новый мужчина, Гриффин Коуп проводил время со своей семьей и не сопровождал ее. Драко беспокоился, что мать может расстроиться из-за этого, но она, казалось, была больше всего обеспокоена изображением счастливой семьи с ним и Гарри, даже если это делалось для целой толпы шумных Уизли. Блейз был прав насчет Гриффина. Драко увидел, что мать расцвела, немного подутратила свой цинизм и сбросила лет десять. Гриффин был хорош для нее, хотя Драко находил его несколько сухим. По крайней мере, он не был гомофобом, его мать отмечала это при каждом удобном случае. Наличие этого качества привело к краху несколько романов, потому что Нарцисса не выносила мужчин, которые не признавали ее сына безоговорочно. Расставшись с матерью ближе к полдню, Драко отправился в спа-салон. Сейчас большинство людей посещали спа-салон один или два раза в год. Драко не относился к большинству. Вполне возможно, что Драко оплачивал годовой жалование, по крайней мере, двум сотрудникам салона. Для него посещение салона не был роскошью. Это было необходимостью. А поскольку приближалось Рождеством и у него были планы, он записался на все процедуры. Что это подразумевалось под «всеми процедурами»? На этот вопрос нельзя было ответить быстро. Это и стрижка, и стилистика, и бритье, и чистка, и массаж лица, и скраб тела, и небольшая обработка воском некоторых участков, обрызгивание одеколоном, маникюр, педикюр, массаж всего тела. Не обязательно в этом порядке. Он не помнил, в каком порядке он записан на процедуры, но это ему было и не нужно. За него это делал Роберт. Роберт был его личным косметологом, и он заботился о полномасштабном выполнении всех пожеланий Драко и гарантировал, что тот получит все желаемое. И учитывая, сколько Драко тратил на них, он получал именно то, что хотел. Без единого вопроса. Драко обожал нежиться. Он получил истинное наслаждение от визита, ощущая полную расслабленность и готовность к предстоящему вечеру. Ближе к вечеру он появился в квартире Гарри через камин, обнаружив ее пустой. Так и должно было быть. Он договорился с Джорджем и Фредом, чтобы они пригласили Гарри на чай, оторвав его от кухни и обеспечив необходимое время для подготовки. Близнецы клятвенно обещали Драко, что Гарри вернется домой к шести тридцати. Драко сказал им, что готовит маленький сюрприз для Гарри. Но не сказал какой. Все приготовления начались, когда пробило шесть. В животе запорхали бабочки, тело, казалось, стало горячее, чем обычно. Его рот то пересыхал, то наполнялся слюной, он даже разозлился на свое беспокойство. Полчаса. Этого вполне достаточно, чтобы подготовиться. Он сходил в ванну, почистил зубы, отобрал несколько обезболивающих зелий и положил их спереди в шкафчике в ванной, чтобы легче было призвать, если они им понадобятся, разделся донага и пошел в спальню. У Драко был собственный ящик в шкафу. Фактически, он занимал ящиков больше, чем Гарри, но это было несущественно. Он открыл нижний ящик и полез в самый низ. Он вытащил пакет из дальнего угла и развернул, доставая новейшую игрушку. Это была жутковатая вещь - его новое дилдо. Девять дюймов, больше, чем любимое дилдо, хранившееся дома. Черт побери, оно выглядит так агрессивно, - думал он. Может быть, из-за того, что была черной, а может из-за того, что имела широкую рукоятку у основания. Чем-то оно привлекло взгляд Драко в магазине, где он купил его. Он мог выбрать ради забавы что-нибудь телесного цвета, но было что-то в таком контрасте между его бледной кожей и чернотой игрушки, что сразу же показалось Драко правильным. Он подумал, что цвет сам по себе несет в себе некое сообщение и кратко скажет Гарри, что оно предназначено для грубой работы. Или даже более того. Будучи магической игрушкой, она имела убийственную для магглов особенность. Изготовитель имел реальное представление, для чего нужна эта вещь, и понимал, что пользователь не всегда имеет возможность взять его в руки. Дилдо было правильно зачаровано, это означало, что Драко мог вставить его и удерживать внутри в соответствии с собственным желанием. Эта вещь была способна даже трахнуть его, если бы он пожелал, но он решил, что только Гарри будет трахать его этой ночью. Единственным назначением дилдо было только подготовить его так, чтобы Гарри не пришлось заниматься прелюдией. Драко вытащил бутылку масла из ящика, поставил ее рядом с кроватью со стороны Гарри и взобрался на середину большого матраса, на минуту он убрал с нее все, сбросив все подушки и подушечки, которые вряд ли могли понадобиться. Его сердце билось все быстрее, пока он занимался этими делами, вспоминая, сколько раз представлял себе это, проходя через все этапы приготовления себя для Гарри. Поиски подходящих Запирающих чар для наручников заняли почти неделю исследований. Еще были чары, раздвигающие ноги врозь так, что он не мог соединить их сам, пока действуют чары. Все, что ему надо было сделать, это положить руки в металлические манжеты, произнести слова и наручники захлопывались. Он попрактиковался в этом заранее, потому что чары были не из легких. Драко проверил кучку подушек, которую соорудил, чтобы положить себе под бедра. Он хотел, чтобы все было компактным, так, чтобы Гарри вошел и увидел его зад поднятым и готовым к действию. Затем, удовлетворенный подушками, он потянулся за маслом и открыл крышку. Такое простое действие, как увлажнение пальцев заставило член Драко затвердеть. Он был на грани возбуждения с тех пор как вошел в квартиру, но не сомневался, что основная масса крови прилила к паху именно сейчас. Он потер друг о друга кончики большого и еще двух пальцев, размазывая по ним влагу, и опустил руку между ног. Драко двинулся прямо к анусу, зная, что касание других частей тела слишком возбудит его, даже чересчур. Он откинул голову назад и застонал, чувствуя кончики пальцев, описывающие медленные круги вокруг заветного места, но, не погружаясь внутрь. Казалось, что внезапно здесь сконцентрировалось большинство нервных окончаний, потому что Драко почувствовал потрескивание сексуальной энергии вокруг тела, когда он касался себя, представляя себе Гарри: его тело, его лицо, изумительные мускулистые руки. Когда он представил себе, как пальцы Гарри скользят в нем и сам надавил внутрь, то тут же ощутил отдачу от стимуляции. Он немного расслабился и продолжил подготовку. Это было похоже на продолжительное поддразнивание, но его навязчивая нервозность как-то успокаивалась, когда он думал о том, для чего это делает. Подготовившись, он капнул масло на черную блестящую головку и размазал его пальцем. Встав над подушками на четвереньки, Драко поместил дилдо между ног и начал вводить его внутрь. Делая это, он держал его неподвижно и двигался телом, растягивая те мускулы, которые должны были быть задействованы позже. Он твердо держал дилдо и насаживался на него, медленно работая бедрами взад и вперед, каждый раз погружая его на дюйм больше до тех пор, пока почти все дилдо не оказалось внутри. Он остановился на некоторое время, привыкая к тому, как анус пульсировал и двигался вокруг вторжения. Все о чем теперь думал Драко, что он не может дождаться того момента, когда его заменит Гарри. Он осторожно лег вниз лицом на подушки, тщательно устраиваясь на них и, когда нашел удобную позу, то завел руку назад и вдавил оставшуюся длину. Боже, он чертовски любил, когда ему вставляли. Ничто в мире не могло сравниться с этим ощущением. В каком-то роде, Драко чувствовал, что это определяло его. Он никогда не был в большей степени Драко, чем когда чувствовал, как его тело вмещало в себя что-то, что давало ему несказанное удовольствие. Это было его. Вне всякого сомнения. С этой мыслью в сознании он распростерся, вложил свои запястья в наручники и произнес магические слова. Вот так лежать было пыткой для Драко, но не из-за боли. По крайней мере, не физической боли. Это было внутри него, в его сознании, в совокупности различных эмоций. Возможно, это имело отношение к чистой боли. Мукой было то, что он был так близок к финалу; всего несколько минут осталось до прихода Гарри, он хотел этого так сильно, что каждая доля секунды, проведенная в ожидании, превращалась в вечность. Драко лежал, погрузившись в ощущения, контрастировавшие с его слабым хрупким телосложением. О, боже, он был возбужден! Он лежал неподвижно или почти неподвижно, но на коже почувствовались первые покалывания, предваряющие появление испарины, и Драко живо представлял, что тысячи маленьких кончиков пальцев одновременно коснулись его тела. Он не выдержит. Гарри мог войти, посмотреть на него, выкрикнуть какое-нибудь крепкое ругательство и ему придется удовлетворить себя самому, так и не почувствовав на себе руки Гарри. Он был уверен, что никогда, никогда не был так уязвим раньше. Он хотел бы увидеть себя, но вместе с тем был благодарен, что не может этого сделать. Было что-то довольно смущающее в его положении, он чувствовал прилив страха, думая о том, что Гарри войдет, увидит его, распростертого здесь, и засмеется. Это был самый неподходящий случай для смеха, как бы ни были крепки их отношения. Драко выгнул спину и слегка ослабил напряжение, охватившее шею и плечи. Когда он двинулся, бедра едва заметно качнулись. Это крошечное движение послало целую взрывную волну по его телу, девять дюймов дилдо, вставленных в анус, надавили на внутренности. Его дырка непроизвольно сжалась, и вздох возбуждения вырвался из приоткрытых губ. Появилось искушение его качнуть бедрами и почувствовать эту твердость, но Драко не намеревался ничего предпринимать без Гарри. Он с трудом справился с собой, но не смог подавить непрерывные волны удовольствия, исходящие из его прохода. Это было не только из-за ощущения заполняющего его дилдо, но и мысль о том, что Гарри увидит его таким. Ноги раздвинулись шире, бедра приподнялись вверх, и агрессивная широкая рукоятка толстого черного дилдо, втиснутого в тело, торчала из него, соблазняя Гарри прийти и поиграть с ней, прийти и мучить Драко этой игрой. - Гарри - пробормотал он, но был ли в этом какой-то прок, он не знал. Он слышал только себя. Подушка под его пахом была мокрой. Он чувствовал, как мокрое пятно растекается вокруг его набухшей, пульсирующей головки, влаги было так много, что он легко мог поверить, что это опорожняется его мочевой пузырь. Но этого не случилось. Подушки под головой не было. Он прислонился щекой к хлопковой обивке матраса, вытирая об нее губы каждый раз, когда рот переполнялся слюной, он слегка сочился, еще немного потеряв контроль над собственным телом. Его запястья стали чувствительнее, тонкая полоска кожи и мускулов сдалась под давлением неумолимо жестких браслетов наручников, которые крепились к нижней части изголовья кровати. К счастью, его руки не были сильно растянуты. Локти были согнуты, позволяя совершать небольшие движения. Он медленно повращал запястьями, знакомясь с ограничениями в их движении, предвкушая какой эффект это произведет на Гарри. Еще один стон вырвался из его груди, когда он подумал об этом и член засочился еще сильнее, смегма растекалась между телом и подушкой. Гарри. Это было все, что он мог. Только произносить его имя. Трахни меня, Гарри. Слова формировались беззвучно, произносимые только в его сознании, представляя мольбу, произнесенную охрипшим и надломленным голосом, он будто кричал вслух, поощряя Гарри к более сильному, грубому обращению. Драко вспотел. Пряди волос упали на лоб, и он закрыл глаза, молчаливо умоляя Гарри поторопиться. Он не знал, как долго еще сможет выдержать. Он поджал пальцы ног и выпрямил их снова, чувствуя, как откликается каждый мускул ноги. Драко узнавал о себе то, чего не знал раньше. Он никогда не думал, что это возможно. - Черт! ГАРРИ! Гарри наконец-то был здесь, внезапно появившиеся звуки возбужденного дыхания означали его присутствие в комнате, хотя Драко и не видел его. - Черт! - сказал Гарри снова напряженным и безумно непристойным голосом. В его голосе звучала слепая похоть, тот вид грубых эмоций, которые обещали разрушить все границы между их телами. Драко знал это. Он предполагал получить это. Черт возьми, он получит это! Как он мог подумать, что Гарри найдет ситуацию смешной? Это было бы бесчувственно. Они никогда не шутили о наручниках в изголовье кровати все эти месяцы. Нет, они оба часто просто смотрели на них многозначительно, молчаливо обещая, что наступит тот момент, когда Драко наденет их и отдастся полностью в руки любовника. Драко издал высокое безнадежное хныканье, и каждый мускул его тела сжался. Его ягодицы напряглись, и он услышал, как Гарри шумно сглотнул, возможно, наблюдая за ним, задыхающимся и корчащимся, как шлюха, растянутая и готовая для Гарри, чтобы он трахнул его, придя домой. Драко издал еще один небольшой звук, с трудом сглатывая, услышал безошибочные звуки снимаемой одежды и отбросил все мысли. Он слышал звуки шагов Гарри, когда тот подошел к шкафу, дверь открылась с тихим скрипом. Моментом позже звуки рвущейся бумаги сломали напряженность атмосферы, которые быстро потонули в звуках двойного быстрого тревожного дыхания. Через какое-то время Драко услышал слабый, неопределяемый звук откуда-то от стены. Затем кровать за ним дрогнула. Драко внезапно испугался, он не смел повернуть голову и посмотреть Гарри в лицо. Он не боялся Гарри или того, что может произойти, когда он был связан и уязвим. Слишком велико было доверие между ними, чтобы беспокоиться об этом. Нет, он боялся увидеть искру неуверенности в лице Гарри, что он может посчитать какие-то детали происходящего неправильными, такие мысли были для него невыносимы. Кровать дрогнула снова, когда Гарри стал придвигаться ближе, и каждый раз, когда содрогалась кровать, содрогалось и тело Драко. Он не мог удерживать свои бедра неподвижно, поэтому дилдо внутри него каждый раз давало о себе знать и тело немедленно отзывалось на это напоминание. Тогда он сжал мускулы вокруг игрушки, сжимая зубы из-за всепоглощающего желания, ему хотелось выть от своей готовности. Он почувствовал дыхание Гарри на своем плече и понял, что тот наклоняется к нему. Прядь волос защекотала ухо, затем он услышал жадное дыхание, втягивающее запах его кожи, дыхание обдавало дразнящим жаром тело. Драко представил, как Гарри делает это, наполняя легкие запахом его возбуждения. Губы Гарри прижались в мягком поцелуе к ключице, и Драко громко застонал от этого прикосновения. Гарри отодвинулся и Драко почувствовал кончики пальцев, проводящие линии по его бокам. Он задрожал от прикосновения, задевающего каждую его эрогенную зону, и это еще больше напрягло нервные окончания. Его бедра качнулись вместе с подушкой под ним и Гарри лукаво засмеялся. Кровать снова дрогнула, и Драко почувствовал, как рука Гарри охватывает рукоятку дилдо с мягкой осторожностью. Каждое крошечное движение дилдо вызывало напряжение внутри него. Он хотел, чтобы вместо него был Гарри, но он знал, что это часть игры, часть фантазии Гарри, поэтому не умолял о настоящем органе. Не сейчас, не так скоро. - Ммм - вздохнул Гарри медленно. - Оно большое, не так ли? Он качнул дилдо дробно и Драко растекся лужицей. Тихий горячий вздох раздался снова и Гарри благодарно засмеялся, когда Драко выгнул спину, раздвигая ноги еще немножко шире. - Но не такое большое, как я, правда? - дразнил он, вытаскивая силиконовую головку на дюйм и снова скользя ей назад в одном и том же медленном темпе. Драко закусил губы так, что почувствовал вкус крови. Впервые он осознал, что прикован к кровати, что ограничен в движениях наручниками, подпрыгивая слегка, когда металл звякал о дерево. - Я не сомневаюсь, что ты самый грязный трахальщик, какого я когда-либо знал, -соблазняюще говорил Гарри. Он держал дилдо твердо, иногда наклоняя его, слегка надавливая на спину Драко. Это было мягкое растяжение, и такое невероятно приятное. Драко застонал благодарно и Гарри заработал рукояткой, поворачивая его, делая бесконечно малые круги внутри тела концом дилдо, исследуя возможности ануса, вталкивая его как можно глубже в дырку, затрагивая те нервные окончания, которые оживали только при вторжении члена Гарри. Кровать дрогнула снова, и Гарри крепче сжал дилдо. Драко почувствовал касание где-то в животе, он толкнул бедра назад, раскрывая себя, показывая себя, и услышал, как Гарри застонал в ответ. Устроившись между широко разведенных ног Драко, Гарри начал трахать его дилдом, двигая им вверх-вниз мягким спиралевидным вращением. Он легонько потирал головкой стенки мускулов, дразнящими движениями растягивая их шире, делая восхитительные мелкие движения, которые Драко собирался посмаковать, когда Гарри будет в нем. Он толкался каждый раз вверх, когда Гарри поглаживал его, слыша при этом мокрые шлепающие звуки, которые означали, что Гарри мастурбирует. Драко представил себе эту картинку. Гарри сидит на коленях, его ноги слегка разведены, одна рука движется по всей длине собственного члена, другая работает дилдом. Такие мысли заставили сердце Драко биться сильнее, и он почувствовал, как капли пота щекочут его, сбегая с волос на шею. Драко застонал снова, и Гарри сжал его ягодицы рукой, слегка влажной от мастурбации. Рука слегка мяла его тугую плоть, растягивая и давая возможность беспрепятственно видеть пурпурно-красную дырку внутри. Драко закричал вслух, когда почувствовал, как большой палец Гарри, надавливая, очертил окружность, потирая то место, где кожа встречалась с дилдо. Его кожа была такой чувствительной, что Гарри даже легкими прикосновениями посылал все возрастающее вожделение сквозь него, от яичек до самых кончиков пальцев. - Я не думаю, что когда-либо хотел трахнуть тебя так сильно, как хочу сейчас, - сказал Гарри неровным хриплым голосом, - и я никогда не хотел никого трахнуть так сильно, как хочу тебя. Все, о чем Драко мог думать, так это только об одной вещи, целиком захватившей его сознание, - Он мой. Он мой. Он почувствовал, как большой палец Гарри опустился ниже, проникая глубже между его ног, пока не остановился у основания мошонки. Поттер прижал ее и поводил вокруг большим пальцем до тех пор, пока Драко не почувствовал, как головка запульсировала от удовольствия, затем рука охватила член и начала медленно дрочить. Трахни меня, - бормотал он мысленно, не решаясь сказать это вслух, пока Гарри не ответил: - Скоро, Драко. Скоро Гарри теперь работал дилдо сильнее, вдавливая его до самого основания, усиливая нажим при каждом вторжении. Драко застонал, вздыхая и шепча при каждом толчке, зная, насколько он зависим сейчас от Гарри, превращавшего его в липкую лужицу. Он чувствовал, как соски терлись о хлопок под ним, эти касания заставили его покрыться испариной, делая напряжение сильней и чувствительней. Может быть, Гарри покусает их, оставляя на них синяки, когда перевернет меня. Но это будет позже. В настоящий момент он мог думать только о происходящем трахании. Поэтому сконцентрировал всего себя там, между ног, сжимая бедра, вращая ими, умоляя Гарри не сопротивляться дольше. Когда Гарри, наконец, вытащил дилдо и отбросил его в сторону, Драко вздрогнул от предвкушения. Он открыл глаза впервые с тех пор, как Гарри пришел и увидел его с дилдом. - Боже! - воскликнул Гарри, - ты ведь готов, правда? Драко услышал, как издает странный звук вместо «да», и кивнул, вдавливаясь лицом в матрас. Внезапно Драко замычал от шока, не в состоянии поверить, что еще не кончил. Гарри наклонился и немедленно уткнулся лицом в его зад. Его язык нежно порхал внутри хорошо разработанной дырки, легко очерчивая края, надавливая внутрь и обводя ее по кругу. Драко думал, что никогда не ощущал этого действия более ярко, а это много значило, так как у Гарри был талант к этому. Гарри всегда говорил, что его вкус имеет для него решающее значений всякий раз, когда он начинает заниматься оральным сексом. Он хотел бы, чтобы руки не были закреплены сейчас, когда Гарри вылизывает его, ему очень нравилось мастурбировать себя в одном ритме с толчками языка Гарри. Вместо этого, Драко обнаружил, что поднимает бедра над кроватью так высоко, как только может и прижимает себя к лицу Гарри, совершенно пылая от ощущения языка, скользящего вверх-вниз между его ягодиц, делая всю поверхность влажной от слюны. Гарри застонал и издал самый невероятный звук, сжимая пальцами зад Драко так, что остались синяки. Он овладевал им и Драко потек от получаемого удовольствия. Наконец, Гарри отодвинулся, оставляя Драко распростертым, пальцы все еще держали его ягодицы раскрытыми так, что влажная кожа охладилась под затуманившимся взглядом. Драко опустил лицо снова на кровать, когда почувствовал, как слюна сбегает по подбородку, он мотнул головой, когда услышал бормотание Гарри: - Так, хорошо. Затем лизнул его снова самым кончиком языка. Ни какая другая часть лица Гарри не касалась его кожи, только крошечные поглаживания были такими мягкими, почти дразнящими, но они заставляли его дырку сжиматься и тревожно пульсировать с невероятно сильными волнами. Это был финал пытки, нежнейшая часть эротического натиска Поттера, следующая за агрессивной прелюдией и обострившая возбуждение. - Гарри, - пробормотал Драко в матрас, - Гарри, пожалуйста. Это было простое слово, прозвучавшее умоляюще, и этого было достаточно, чтобы сломать Гарри. Он двинулся телом вперед и вниз, чтобы натянуть на себя Драко, лежащего ничком. Балансируя над ним на одной руке, другой он дотянулся до бутылки с маслом. Драко услышал характерный звук открывающейся бутылки и представил себе, как масло капает на ладонь Гарри, стекая на постель. Драко услышал стон любовника, когда тот наносил на себя масло и застонал тоже. Затем член Гарри был приставлен ко входу и Драко почувствовал трение этой длины о его зад обещающее и соблазняющее движение над его дыркой, но не проникающей внутрь. Казалось, вся кровь Драко прилила к его коже, температура подскочила, подгоняя обещанное. Гарри устроился поудобнее на коленях, раскрыл Драко и вошел в него. Драко вдавился коленями в кровать от силы, придавливающей его к подушкам под ним. Поза была неудобной, но это было для него не важно. Гарри скользнул своей намасленной рукой глубоко между ног Драко и взялся за его теплую мягкую мошонку. Он сжал ее, но тотчас же остановился, когда Драко закричал: - Не надо! Этого касания было довольно, чтобы начался оргазм. Драко тяжело дышал и сглатывал, чтобы успокоиться и почувствовал, как член Гарри вдавливается в его тело медленно, очень медленно, проторивая тропинку первому дюйму. Они застонали в унисон, Драко чувствовал как мягко и нежно Гарри открывает его, шире, чем перед тем дилдо. Он хотел, чтобы Гарри почувствовал его напряжение, чтобы он почувствовал, что дилдо не было ни шире, ни длиннее, чем совершенный пенис Гарри. Он хотел сжать его крепко, чувствуя, как напрягаются все мускулы, препятствуя вторжению. Это было жестко, напряженно, безжалостно, сыро, липко и, наконец, грязно. О, да, именно это и привлекало, Драко не обманывался на этот счет. Гарри балансировал над ним, почти войдя в дырку, только удерживая свой вес на руках, чтобы было удобнее. Драко чувствовал, как запястья Гарри, поставленные на кровати по обе стороны от него, терлись о его руки, затем он скользнул на дюйм или два в смазанную любрикантом дырку. Когда Гарри надавил на него, прижимая ниже, Драко почувствовал губы Гарри на краешке уха, он открыл глаза и увидел прядь черных волос, закрывающих ему обзор. - Я хочу этого, - выдыхнул Гарри, выдавливая из Драко жалобное бульканье в ответ на настойчивость в своем голосе. - И ты тоже хочешь этого, ты - грязная маленькая шлюшка О, Мерлин. Это случилось. Наконец-то, грубое ругательство, Гарри, вбивающийся на всю длину в тело Драко так, что слышно как их тела громко шлепают друг о друга. Но это было еще не все. Поттер дернул свои бедра назад и снова ударил ими вперед, не давая Драко шансов перевести дыхание после громкого крика, который он издал. Это продолжалось. Гарри вколачивался в него, и это было самое непринужденное и самое интенсивное сексуальное возбуждение, какое он когда-либо испытывал. Он взмок от звуков ворчания и ругательств Гарри, царапая колени о пуговицы на подушках, встречая насильственное вторжение Гарри. Драко работал телом жестче, чем когда-либо раньше, предвкушая грубую силу поглаживаний Гарри, ощущая не боль, а невероятный жар, исходящий от него, заставляющий ожить каждый нерв и зашевелиться каждый волосок на его теле. - Сильнее, - прохрипел он, вызывая неразборчивый стон у Гарри. - Трахай меня сильнее, Гарри, - произнес Драко уверенным голосом, что позволило ему расслабить дырочку и открыть ее шире для более удобного доступа любовника. Гарри отклонился назад, убрал руки с матраса и Драко потерял его из поля периферийного зрения. Его руки грубо сжали ягодицы Драко, и он почувствовал, как его тело потянули, пока колени и спина не выпрямились, верх тела был распластан на кровати. Гарри вбивался в него, используя бедра Драко для углубления толчков. Гарри издавал громкие гортанные звуки. Это было самым сексуальным, что когда-либо слышал Драко, и он начал вторить им. Проложенный внутри него путь вызывал экстаз, но никак не боль. Он подозревал, что она может прийти позже. Это было заслугой Гарри, но не из-за того, что он был не подготовлен, а из-за того, как сильно любовник трахал его. Так сильно, как мог только он. При каждом толчке член Драко шлепался о его живот, разбухнув и намокнув, почти готовый взорваться. Он сильнее выгнул спину, охватывая пальцами цепи, крепящие каждый наручник к изголовью. Драко чувствовал, как оргазм накатывает на тело с легкой тревогой, отказываясь даже напоминать себе об этом. Но не было ошибки, он кончал, каждый мускул его ануса сжался вокруг члена Гарри и он буквально завизжал, чувствуя, как тяжелые брызги спермы ударяют о грудь. Оргазм был бесконечным, он грохотал в его ушах так оглушительно, что почти заглушил собственный рев Гарри, возвещавший о приближении самого порочного завершения. Когда Гарри кончал, он выкрикивал имя Драко, произнося его это так, будто это слово было самым сексуальным в мире. Его толчки замедлились, он опустошался так долго, как только мог, с явной неохотой заканчивая это. Драко крутнул бедрами и вздохнул пресыщено, улыбка изогнула его губы и, наконец, он пробормотал: - О, Гарри. Тот засмеялся тихим опустошенным смехом и вытащил свой обмякший член из липко-влажной дырки, помогая Драко переместить свое тело на кровати в более удобное положение. Гарри собрал подушки, чтобы Драко мог лечь ровно и распрямить спину. Было прекрасно лежать в мягком тумане совершенного блаженства, вдыхая запах любимого человека и, наконец, находясь лицом к лицу с объектом своих желаний, когда Гарри лег рядом, используя руку Драко как подушку. - Заявляю официально, - засмеялся Гарри, все еще задерживая дыхание, его лицо и шея были красными, пот склеил волосы на лбу, в таком же состоянии находился и Драко. - Ты действительно пытаешься убить меня. Драко захихикал над очевидной эйфорией любовника, наслаждаясь выражением удовлетворения на его лице, удивляясь абсолютной чистоте его зеленых глаз. - Ммм- пробормотал Драко намекающе. - Надо полагать, ты думаешь, что этого достаточно? Он поднял бровь и посмотрел на невероятно прекрасное лицо своего бойфренда, ожидая ответа. Гарри был просто ошеломлен. - О, - засмеялся Гарри, - почему ты думаешь, что я не смогу продолжить? - Потому что я слишком горяч для тебя, чтобы потрогать, Поттер, - промурлыкал Драко, вытягивая заинтересованный хищный взгляд из Гарри. Одна рука Гарри легла на ягодицы Драко, лаская их ладонью. - О, думаю, что могу потрогать тебя, - ответил он, явно дразня, и добавил с ухмылкой: - И я намереваюсь доказать это минут через пятнадцать. - Действительно? - спросил Драко. - Да, действительно, - ответил Гарри, - как только определенная часть моего организма придет в себя настолько, чтобы ощутить твою пульсацию вокруг себя. Он улыбнулся Драко похотливо, и даже сквозь жар своего недавнего напряжения он почувствовал, как румянец заливает щеки. Он повернулся, чтобы посмотреть ни пах Гарри и увидел блестящую красную головку, все еще набухшую и полнокровную, хотя и не вполне твердую. Он подсознательно облизнул губы, представив, что сосет ее. Он хотел почувствовать этот тугой купол на языке, попробовать, как раскроется щелка на конце под его языком и всю эту сочащуюся нежную влажность у себя во рту. Он хотел, чтобы Гарри знал, что его член принадлежит Драко. Это обладание относилось к обоим отверстиям, и Драко хотел немедленно попробовать его вкус. Он обнаружил, что пытается перевернуться и что ему понадобится меньше пятнадцати минут, чтобы прийти в готовность. - Я не думаю, что ты хочешь взять его в рот прямо сейчас? - поддразнил Гарри, покачивая бедрами так, чтобы член затанцевал перед Драко. - Это меня не беспокоит, - сказал Драко искренне. - Это все равно как если бы я не вылизывал тебя, так ведь? Или не целовал после того, как ты сделал мне минет? Я знаю, какова задница на вкус. И мы следим за собой, не так ли? Это одно из неписаных правил. Его на самом деле не волновало то, что он хочет пососать член, который перед тем побывал у него в анусе. Фактически, это ничего не меняло. - Ты невероятен, - пробормотал Гарри, широко распахивая глаза. - Только я подумаю, что ты не можешь сделать больше ничего, шокирующего меня - произнес он, взглянув с неприкрытым обожанием ему в лицо. - Они делают это во всех порнофильмах, - ответил Драко, констатируя факт. - Это называется АТМ. Он увидел, как брови Гарри вопросительно поднялись и пояснил: «Arse to mouth». Так это называется. Он пожал плечами, прекращая объяснение. - Да, - начал Гарри с сомнением. - Но держу пари, что они сначала делают всем актерам клизмы. Драко засмеялся: - Не знаю. Я никогда не посещал порностудию, - пошутил он, - но полагаю, что ты прав. После этого они долго смотрели друг на друга молча. Драко, наконец, нарушил молчание: - Если ты так будешь лучше себя чувствовать, то можешь сделать мне клизму заранее. Гарри тяжело сглотнул. Он действительно выглядел разнервничавшимся! - О, теперь я уже не знаю, - ответил он слабо, - и, знаешь, я не вполне уверен, что смогу. Драко ухмыльнулся. Это была победная ухмылка, он сказал: - Я, похоже, достал тебя. Гарри увидел это, понял, нахмурился, но улыбнулся. - О, давай, Гарри. Ты почистишь себя, правда? Вряд ли это хуже, чем почистить меня? - Не знаю, - пробормотал Гарри. - Просто, это кажется мне таким интимным. Очень личным, я бы сказал. Я был бы очень смущен, если бы ты вымывал меня там. Только в случае Драко выдыхнул, развлекаясь. - Ради Мерлина, Гарри! Тебе не кажется, что это происходит в любом случае? Ты трахаешь меня в задницу, ради бога! Это неизбежно случается, и я представляю, как бы это выглядело, если бы я смущался тебя, когда ты делаешь меня своей самкой. - Я знаю все это, - сказал Гарри, но Драко видел, как он при этом нервничает. - Это не обеспокоит меня, если все-таки произойдет, - добавил он успокаивающе, проводя кончиками пальцев по спине Драко и заставляя кожу при этом покрываться пупырышками. - Я знаю, - сказал Драко с улыбкой. - Но подумай об этом, ладно? Вдруг тебе понравится, кто знает? - Ты – гребаный извращенец, Малфой, - сказал Гарри, расплываясь в улыбке. - Потом ты захочешь, чтобы я писал на тебя. Драко поиграл бровями, изображая заинтересованность, флиртующее вздыхая в ответ. Гарри ахнул с притворным отвращением, но тут же захихикал. - О, тебе нравится это, Поттер, - поддразнил Драко. - Я твоя личная, персональная шлюха. Именно то, чего ты хотел. Он прищурил глаза и облизнулся, увидев, как это повлияло на Гарри. О, да. У него снова стоял. Он приподнял бедра, касаясь головкой члена простыни, делая знак «добро пожаловать снова», прежде чем встать в необходимую позу. Гарри смотрел на все это пронзительными глазами, отмечая возбуждение Драко. Он придвинулся к нему ближе, дотронулся носом до его носа, дразня, потом нашел своим ртом его рот и начал целовать. Только одно слово было для этого поцелуя – восхитительный. В этом слове было тысячи оттенков. Это было и медленно, и страстно, и собственнически, и ревниво. Этот поцелуй требовал от участников полного внимания, втягивая их в обещание пробующих, влажных, сильных языков, и более мягких, пьющих, жаждущих губ. Это был вкус секса. Когда Гарри отодвинулся, он пристально посмотрел на своего любовника. - Я украл тебя у всех остальных, - сказал он, интонации его голоса сразу же стали неопределяемыми. - Яне против, - ответил Драко мягко. - Ты ошибаешься насчет благородства моих намерений, - сказал Гарри ему более твердо. Драко был растерян, он дернул головой вопросительно. - Я рад, что сделал это, - сказал Гарри. - Я принадлежу тебе, Драко. Ты - мне. Твой рот - мой, твой член - мой, твоя дырка - моя, чтобы я мог трахать ее, как захочу. Все твое принадлежит мне. Эти слова не звучали жестко или высокомерно. Они говорили правду, просто констатируя факт, который они оба и так уже знали. Благодарю тебя, Мерлин, - думал Драко. Я хочу быть его. Я хочу, чтобы он был моим. Это не был вопрошающий голос в его сознании, Драко знал, что это были слова благодарности за их соединение. Он никогда не верил в Бога ни в каком изображении, но было невозможно представить, что кто-то мог завоевать такого человека, как Гарри без вмешательства высших космических сил. Он вынырнул из своих грез, почувствовав прикосновение кончиков пальцев к ягодицам и поглаживающих его вокруг дырки. Он вздрогнул, глаза прикрылись, глубокий голодный стон вырвался из груди, когда Гарри начал подготавливать его зад. Он шире раздвинул ноги и Гарри захихикал над его распутным поведением. - Тебе совсем не стыдно, - благодарно сказал Гарри. - Ты любишь это, - фыркнул Драко, выгибая спину, пытаясь справиться с хитрыми пальцами Гарри, поглаживающими его изнутри. - Теперь ты собираешься очень долго мучить меня? Хм. Нет, не очень долго, - подумал он, чувствуя, как эрекция Гарри утыкается ему в бедро. - Давай только снимем эти наручники, хорошо? - прошептал Гарри, отыскивая ключ на столике рядом с кроватью. - Я думал, что тебе понравилось, - надулся Драко. - О, мне понравилось, - сказал Гарри, поворачиваясь к Драко и устремляя на него просчитанный, соблазняющий взгляд. - Я хочу только сдвинуть их повыше, чтобы ты мог встать на колени, сжимая свою очаровательную задницу, а я мог видеть, как трахаю тебя. Я хочу видеть, как мой член скользит взад- вперед в тебе и хочу видеть твое лицо, когда я делаю это. - Как ты собираешься осуществить все это? - ухмыльнулся Драко. - Знаешь, мое тело может только сгибаться. Гарри отстегнул наручники от изголовья, не трогая браслеты на запястьях Драко. - Поднимайся, - он потянул Драко за руки, ставя его на колени. Когда Драко встал, то увидел на стене зеркало. Его никогда не было там раньше, и его точно не было, когда он пристегивал себя наручниками. - Какого черта?.. - сказал он сконфуженно, повернувшись, чтобы увидеть ухмыляющееся лицо Гарри над своим плечом. - Удобная вещь, эти отражающие чары, знаешь ли, - засмеялся Гарри, потянувшись через Драко и пристегивая наручники снова к стойке изголовья. Стойка была широкой, и Драко вцепился в гладкую поверхность. Он смотрел на себя в зеркало и видел возбужденного, покрасневшего, совершенно взъерошенного человека, который смутно был похож на него самого. Он нахально улыбнулся отражению и отвернул свою улыбку с видом самого удовлетворенного человека в мире, какой когда-либо жил и дышал. Он вздрогнул от удовлетворения, когда почувствовал первое теплое касание Гарри, которое охватило его тело и побежало вниз по ногам. - Закончил рассматривать себя, ты, тщеславный ублюдок? - сказал Гарри сквозь огромную ухмылку. - Я не могу оторваться, - ответил Драко, выдавая притворный вздох. - Он слишком прекрасен. Если бы у меня была свободная рука, я бы дотронулся до него прямо сейчас. Гарри захохотал и Драко увидел, что его лицо светится чистым удовольствием. - Я могу помочь тебе в этом, - сказал он, становясь на колени позади Драко и прижимая к себе его бедра горячими руками. Руки Драко напряглись, локти замерли на месте, удерживая напор любовника. Драко пошевелил плечами и шеей, сбрасывая мускульное напряжение. Он делал это медленно и затем посмотрел в зеркало. Гарри смотрел на него с таким голодным выражением лица, будто готов был съесть. Драко поерзал своей задницей под ним, посылая чувственную волну вниз по спине, при этом не отводя взгляд от его лица. Но Гарри пришлось отвернуться. Его рот приоткрылся и смотрел теперь на тугой зад Драко, дразнивший его влажной горячей глубиной. - Черт, Драко, - застонал он, облизывая губы и потирая головкой члена о все еще липкий вход. - Ммм, - промычал дразняще Драко, выгибаясь так, что почувствовал дыхание Гарри. - Возьми меня, - прошептал он, наблюдая, как тот проглатывает ком в горле. - Трахни меня, - сказал он, не умоляя, а требуя. Драко откинул голову назад так, что Гарри увидел в зеркале его напряженную шею. Он прикрыл глаза, застонал и начал работать бедрами у паха Гарри, возвращаясь каждый раз на исходную позицию. Может быть потому, что теперь он знал, как много зависит от них обоих. - Больше масла, - сказал Гарри с явным напряжением в голосе. Драко видел, как он потянулся, взял бутылку и отвинтил крышку, затем наклонил бутылку и плеснул прямо на зад Драко. Масла было так много, что Драко чувствовал, как оно бежит между ног вниз, разгорячая его тело, образуя в лужицу у его колен. Он заинтересовался, как должна выглядеть жидкость без запаха, вытекающая из него белыми вязкими капельками, подобно сперме. Когда бутылка была отброшена, Драко увидел, как Гарри взял свой член в руку и начал легко поглаживать его. Звуки любриканта, хлюпающего под ладонью, были самыми любимыми звуками Драко, приближающими тот момент, когда Гарри будет выкрикивать его имя, кончая. Он не произносил слов, умоляя Гарри трахнуть его. Он действовал более тонко: ерзал и вращал бедрами, потираясь о каждую часть паха и бедер Гарри, до которой мог дотянуться. Гарри взял свой член в руки и управлял им, потирая вокруг дырки Драко секунд пять, и Драко послал ему озорную триумфальную улыбку, расплачиваясь за удовольствие. Гарри рукой поддерживал свою мошонку прямо у тела Драко. Он тер головкой между раздвинутых ягодиц, заставляя Драко думать, что собирается войти всякий раз, когда касался чувствительного места, но не делал этого, беспокойство овладело Драко, он взглянул на Гарри и увидел, как его лицо приобрело расчетливое вызывающее выражение. - Умоляй об этом, - ухмыльнулся Гарри, его глаза опасно прищурились. Драко открыл рот и потрогал зубы кончиком языка. Он медлил, пока Гарри не забылся и не начал толкаться. Его глаза распахнулись, дыхание замерло, когда он увидел лицо Драко в зеркало. Возвращая спокойствие, Гарри протянул: - Я не собираюсь делать этого, если ты не будешь умолять как совершеннейшая шлюха. Драко опустил голову на стойку, чувствуя триумфальную пульсацию в горле. Гарри знал, на какие кнопки надавить, чтобы заставить Драко сделать это. - Ммм Я хотел этого весь день, - прошептал он и почувствовал, как Гарри наклоняется, чтобы услышать его слова. - Знаешь, я планировал это несколько недель, - сказал он, добавляя маленький робкий смешок в конце предложения, когда почувствовал, как Гарри вжимает головку между его ягодиц и руками нежно поглаживает бедра вверх-вниз. - Иногда я не мог думать ни о чем другом, кроме как о том, чтобы почувствовать тебя внутри себя, - дыхание Гарри коснулось его, он оторвал голову от стойки и посмотрел в зеркало на лицо Поттера. Их взгляды встретились, и Драко подумал, что Гарри смотрит так правильно. Это было единение слова и дела, Гарри был нежен с Драко, стремясь услышать все, что он скажет, покупая жадным вниманием каждое слово. - Я люблю, когда ты трогаешь меня, - продолжал Драко, его голос зазвучал тише, но более доверительно. - Я сделаю все, лишь бы ты потрогал меня, - и когда он сказал «все», он знал, что это прозвучало искренне. - Я хочу, чтобы ты владел мной, как любовником, - добавил он. - Хочу, чтобы ты целовал меня везде и разрешал мне делать то же самое с тобой. Хочу, чтобы ты брал меня любым мыслимым способом, зная, что каждый мой оргазм только для тебя. Гарри молчал. Его губы приоткрылись, и он не мог отвести глаз от лица Драко. Драко никогда не говорил так. Он мог говорить грязные вещи, разжигая вожделение Гарри, но никогда не говорил, что у него на сердце, о своих желаниях, о своих надеждах. - Я хочу, чтобы ты брал меня, Гарри, - говорил Драко, и слабая улыбка играла на его губах. - Я хочу, чтобы ты использовал меня так, как тебе только захочется, - Драко начал загораться, и в сознании промелькнула мысль о том, что именно может сделать с ним Гарри. Он прикрыл глаза на мгновение, а когда открыл их снова, Гарри скользнул своим членом прямо внутрь одним медленным твердым, настойчивым движением. Глаза Драко блеснули от невероятного ощущения того, как Гарри открывает его, и он услышал, как Поттер выдыхает с тихим стоном, может быть из-за выражения его лица, может быть из-за того, насколько хорошо ему было внутри. - Трахни меня, Гарри, - сказал Драко, толкнул свои бедра, слегка вильнув ими, прямо в пах Гарри, излюбленный способ столкнуться телами, посылая трепещущее удовольствие наружу через все тело. - Трахни меня сильно, - сказал он, напрягаясь всем телом, когда Гарри выходил из него на всю длину и затем входил до конца снова. Они оба громко застонали, Драко улыбнулся жадной улыбкой, когда Гарри вбился в него так, что яички шлепнулись о его тело. - Я хочу тебя, - сказал он Гарри, и тот начал ускорять движения, вращая бедрами, когда входил в Драко, масло, оставшееся от предыдущего раза, облегчало скольжение. Глаза Гарри оторвались от лица Драко и сосредоточились на собственном члене. Драко мог видеть в зеркале, как он закусывает губу и раздувает ноздри каждый раз, когда входит в его тело. - Давай, Гарри, - бормотал Драко. - Сделай меня своим. Трахай меня так сильно, чтобы только одно слово я мог вспомнить – твое имя О, Мерлин. Никогда раньше член Гарри не мучил Драко с такой жесткостью. Он доставал до живота Драко, когда Гарри врывался в него, кровать двигалась к стене, пока не замерла неподвижно. Боже, он хотел погладить себя. Он хотел охватить рукой свою эрекцию и жестко мастурбировать себя, потому, что ничто в мире не могло измерить то невероятное удовольствие, которое он получал пока Гарри трахал его. Драко никогда не стеснялся попросить Гарри подрочить его, но сейчас не хотел этого делать, чтобы не мешать Гарри воплощать свои фантазии. Между тяжелыми вздохами и невнятными всхлипываниями Драко смог зафиксировать свой взгляд на Гарри и мог видеть каждое изменение выражения лица любовника. Его совершенное лицо расслаблялось, покрывалось потом, длинные пряди челки хлестали по щекам, когда он вбивался в дырку Драко так, будто они трахались в последний раз. - Ты можешь делать это лучше, чем сейчас, - выдохнул Драко, его голос дрожал от порочных телодвижений Гарри. - Ты сдерживаешься, - насмехался он, изгибая губы в ухмылке, потому что это был лучший способ справиться с собой. Он сильнее сжал мускулы в анусе и почувствовал толстую рельефную головку, трущуюся внутри него о самые чувствительные места, пока он не захныкал и не опустил голову назад на стойку. - Я сделаю так, что ты почувствуешь меня, - выдавливал Гарри сквозь сжатые зубы. - Ты будешь чувствовать это всю следующую неделю. Драко почувствовал, как пальцы Гарри впились в его бедра. Это было немного болезненно, но он получил удовольствие, представив все те синяки, которые появятся от этих пальцев на его бледной коже на следующий день. Он считал, что это великолепно, приглашая Гарри метить его так грубо, как только возможно. Он помнил, как часто они сравнивали синяки, когда в следующий раз занимались сексом, каждый раз надеясь вытащить наружу животную сущность Гарри, чтобы он забыл сам себя. Драко должен был отодвинуть голову. Если бы он не сделал этого, то ударился бы о стену. Кровать скрипела, и это было так долго, как никогда раньше, Драко было на все наплевать. Закованные запястья были единственными частями тела, которые были подвластны Драко, ниже талии господствовал Гарри. Он тянул, хватал и сжимал податливое тело, разминая и растягивая большими ладонями его плоть, вызывая боль, но Драко эти манипуляции заставляли задерживать дыхание, он жаждал прикосновений Гарри. - Итак, - прошипел Гарри только для того, чтобы справиться с собой. На его лице при этом было болезненное выражение. Такая разновидность взгляда, который говорил: «мои яйца сейчас взорвутся». - Я достаточно большой для тебя? Драко восхищенно наблюдал в зеркало за потерей самообладания Гарри, пойманного в ловушку распутного бесконечного цикла скольжения-сжимания-хлопания с которым Гарри выходил и вбивался в его горячее жаждущее тело раз за разом. - Да, - произнес он. - Да, - немного громче на этот раз, давая два ответа на вопрос Гарри, получая удовольствие от особенно энергичных толчков. Гарри протянул руку и вцепился в волосы Драко, схватывая пряди и грубо оттягивая голову Драко назад. Ощущение руки, ограничивающей его движения еще больше, привело к невероятному возбуждению. Драко почувствовал, как его тело бросило сначала в холод, затем в жар, но он не был готов проверить, насколько ограничивали его движения захваченные волосы. Оттягивание волос совершенно соответствовало тому, как его трахали, он так был увлечен этим, что боялся потерять сознание. Они замолчали, им не нужны были сейчас какие-либо слова. Драко забыл даже смотреть в зеркало на Гарри. Это было слишком хорошо. Если даже он сомневался в своем совершеннейшем боттомизме, его абсолютный экстаз, и это полное внимание к каждой фрикции десяти дюймов Гарри, уничтожили в его сознании какие-либо сомнения на этот счет. Он держал голову между лопаток и закрыл глаза, его рот открылся и он застонал, закричал от того, насколько глубоко Гарри вошел в его тело, достигнув того места, куда он еще ни разу не доставал. Рука, наконец, соскользнула с волос, и Драко пожалел об этом, но вскоре забыл о своем разочаровании под влиянием новой волны удовольствия. Темп замедлился, что он воспринял несколько болезненно, но сила толчков осталась прежней. Боже, я так заполнен, - стонал Драко мысленно, - я так заполнен моим Гарри. Гарри наклонился к Драко так, что их тела касались друг друга. Толчки стали не такими глубокими, более нежными, более похожими на занятие любовью, чем на простое трахание. Гарри поцеловал Драко в плечо и обхватил его, беря в руку его липкую незаслуженно забытую эрекцию, тогда как другая ухватилась за изголовье рядом с руками Драко. Мизинец Драко дотянулся и коснулся указательного пальца Гарри, два пальца сплелись в касании в самом разгаре физического воплощения их влечения. - О, боже, - прошептал Драко, чувствуя, как напрягается тело, готовое к оргазму. - Гарри - выдохнул он, его дыхание заглушалось стуком его пульса. Рука Гарри была нежнее, чем ожидал, но знакомое энергетическое воздействие оказало решающее значение. Член Драко стал как одно большое нервное окончание по всей длине, наполнился кровью, приходя к сверхъестественному взрыву удовольствия. - Тебе нравится этот способ, - прошептал Гарри, касаясь губами его спины, - больше, чем я предполагал. Ты создан для меня, Драко, - добавил он, и Драко улыбнулся на это, чувствуя маленький поцелуй на своей покрытой испариной коже. Драко не мог говорить. Удовольствие готово было снести последние признаки контроля, и он собирался опустошить себя на изголовье, на стену. - Ты готов выплеснуться в любую секунду, - поддразнил Гарри, легкий юмор сквозил в его голосе. - И когда ты сделаешь это, твоя дырка сожмется вокруг меня так туго, что у меня перехватит дыхание. Это такое великолепное ощущение, когда ты кончаешь, - сказал ему Гарри и Драко мысленно согласился с ним. Драко громко всхлипнул и Гарри начал играть своей рукой, оттягивая крайнюю плоть. Рука Гарри кружила и кружила, двигаясь вверх-вниз, мастурбируя просто восхитительно, и это случилось. Драко кончил. Громко. Спазм его оргазма был сильнее, чем в последний раз, но спермы было немного меньше, он почувствовал, как Гарри задохнулся у него за спиной, сжимая его эрекцию. Драко ощущал его с почти парализованными эмоциями, отмечая, что рука Гарри накрыла пульсирующую щель, подставляя свои пальцы под струю спермы, вместо того, чтобы дать ей растечься по постели. Когда волны спали, Драко смог сфокусироваться на Гарри и увидел, что его рука все еще охватывает головку, но только просто сжимает ее, не делая никаких движений. Драко знал, что Гарри находится на грани оргазма по тому, какие стоны он издает, и Драко пробормотал бессловесно что-то ободряющее, толкая свое тело назад в мягкие движения Гарри, чувствуя, как их потные тела скользят вместе. - Драко - произнес Гарри, это не был громкий крик. Это была почти болезненная мольба, наполненная тем же самым градусом, что и Драко несколько секунд назад. Затем он издал длинный низкий вопль и Драко сжал свои мускулы вокруг Гарри, пока тот медленно опустошал себя. Подбородок Гарри опустился на плечо Драко, их глаза встретились в зеркале. Только одна эмоция была в их взгляде, и это была любовь. - Оххх - простонал Гарри, беспрепятственно кончая, обвивая руками Драко вокруг груди и крепко держа его, рассеянно растирая липкую влажность Драко по его коже. - Ты восхитителен, - искренне сказал Гарри, протягивая руку, чтобы поласкать сосок, надавливая на него большим пальцем. - Ммм. Я знаю, - сказал Драко счастливо. - Как насчет того, чтобы поцеловать меня? Гарри отодвинулся, неспешно вытаскивая член, потом стал на колени рядом с Драко. Драко повернул голову, взглянул на Гарри, и что-то произошло в его груди. Будто сердце стало расширяться от внезапно нахлынувшего неконтролируемого чувства, заставив замереть дыхание. Он увидел, что лицо Гарри приближается так, что стало трудно сфокусироваться на нем. - Спасибо, - прошептал он прямо в его рот так, что Драко почувствовал вибрацию звуков на своих губах. - Спасибо. Поцелуй был мягким. Гарри провел языком по нижней губе Драко, прежде чем скользнуть в рот. Кончики их языков встретились, играя, делая небольшие усилия, чтобы поддразнить друг друга. Это был поцелуй для соединения, а не для поцелуя, они оба слегка постанывали, касаясь языками друг друга и прижимаясь друг к другу носами. Гарри слегка отодвинулся и, покрывая легкими поцелуями линию скул Драко, прошептал: - Дай мне снять с тебя эти наручники. Драко смотрел, как Гарри открывает маленьким ключом браслеты, но он держался за стойку до тех пор, пока Гарри не охватил своими руками его запястья и не разжал его руки. Они повернулись и посмотрели друг на друга, затем Драко почувствовал, как две крепкие руки обнимают его и притягивают к себе. Он растаял в этом объятии, чувствуя тепло и надежную защиту. Гарри начал целовать его плечи и Драко застонал от удовольствия. Гарри положил Драко на постель, устраивая его руки и ноги так, чтобы Драко мог отдохнуть с наибольшим комфортом. Он чувствовал, как Гарри ложится рядом, обнимает его и закидывает на него свою ногу, а обмякший пенис ложится на его бедро. Драко зарылся лицом в растрепанные черные волосы, когда Гарри улегся головой ему на плечо вместо подушки. Они лежали молча и Драко лениво водил кончиками пальцев вверх-вниз по руке Гарри, отмечая все, что он чувствовал и физически и эмоционально. - Я поранил тебя? - спросил Гарри тихо, но обеспокоенно. Драко хихикнул и наклонился, чтобы поцеловать Гарри в макушку. - Я Малфой, Гарри. Мы умеем терпеть. - Я знаю это, - сказал Гарри, сжимая руку на секунду или две, подчеркивая слова, - но я поранил тебя. - Нет, конечно, нет, дурачок, - мягко возразил он. - Ты знаешь, что я был подготовлен для тебя. Мне понравилось то, что ты делал со мной. Я этого никогда не забуду. Гарри молча подпрыгнул и сел с нахальной улыбкой на лице и озорным выражением глаз. - Ты прав насчет того, что никогда не забудешь этого, - ухмыльнулся он. Драко смотрел с интересом, как Гарри вытягивает руку и показывает ладонью куда-то вверх над кроватью. Там виднелся маленький черный предмет и Драко полюбопытствовал что это. Это была компактная коробка, маленькая, странная, прямоугольная, имеющая сбоку крошечную петельку. - Что это? - спросил Драко более чем сконфуженно. Гарри повернулся к нему, протянул предмет и Драко осторожно взял его. - С Рождеством, Драко, - сказал Гарри, счастливо смеясь над его очевидной неосведомленностью. - Спасибо, Гарри, - ответил он, вертя странный предмет в руках, разглядывая его со всех сторон. Он, наконец, разглядел маленький отпечатанный прямоугольник, через который мог видеть часть тела Гарри. Это было похоже на небольшое зеркало, за исключением того, что изображение не переворачивалось. - Что ты сказал, это было? - Я не говорил, - хихикнул Гарри. - Я подумал, что было бы забавно посмотреть на тебя, когда ты мастурбируешь. Когда Драко выдал самый оскорбленный взгляд из своего драматического репертуара, Гарри испугался совершенно натурально и добавил: - Это видеокамера. Понимание пришло очень быстро. Драко мог не знать, как выглядит маггловский прибор, но он совершенно точно знал, для чего предназначена видеокамера. Ухмылка на его лице становилась все шире и шире, пока он весело не захихикал. - Поттер! - засмеялся он. - С этим мы можем снять свое собственное порно. Гарри плюхнулся назад рядом с ним, запечатлел игривый влажный поцелуй на его губах. - Мы уже сняли, - сказал он, закончив поцелуй. Драко смотрел на него несколько удивленно. Это была правда? Гарри шокировал его своей готовностью показать самые интимные и развратные действия в фильме, теперь Драко мог думать только о Гарри, делающем самые грязные вещи. - Итак, дай мне разобраться в этом, - сказал Драко ровно. - Ты купил мне это на Рождество? Гарри энергично кивнул. - И ты играл с ней первым? Гарри широко ухмыльнулся. - Сначала ты упаковал ее для меня? А потом ты развернул, не отдавая мне? Гарри хохотнул: - Это ты из-за размера коробки? Драко надменно фыркнул: - И, полагаю, что теперь ты думаешь, что подарок сделан, не так ли? - О, нет, - сказал Гарри. – Мне же надо было найти правильное заклинание, чтобы заставить ее левитировать и двигаться вокруг, знаешь, чтобы выбрать лучший ракурс, - объяснил Гарри, слегка извиняясь. - А когда я вошел и увидел тебя скованного, я подумал, что ты достанешь меня за то, что я не снял это, чтобы посмотреть позже. Гарри все еще улыбался, но теперь это была развратная намекающая улыбка. - Я знаю, как давно ты хочешь посмотреть на мой член, входящий в твою маленькую развратную задницу и это был самый удобный случай осуществить твое желание, - закончил он отчасти самодовольно. Драко вздохнул, притворяясь великодушным. -Я прощаю тебя, учитывая обстоятельства, - сказал он манерно. - Только надеюсь, что остальные мои подарки я разверну завтра сам. Он немного надул губы, Гарри взял видеокамеру из его руки и положил на кровать, затем потянул Драко так, что он оказался распростертым поверх Гарри, их пальцы переплелись поверх голов. Гарри тер большими пальцами грубые красные линии на запястьях, пытаясь успокоить раздраженную кожу. Драко поцеловал Гарри, пробуя на вкус каждый уголок его рта, исследуя его кончиком языка осторожно и настойчиво. Драко чувствовал, как их сердца бьются друг напротив друга с глухим стуком и множество других крошечных черточек, составляющих образ Гарри, добавились в копилку его эмоций. Драко разорвал, наконец, поцелуй, прижавшись напоследок к губам Гарри, затем откинулся назад и внимательно посмотрел ему в глаза. - О чем ты думаешь? - в конце концов спросил Гарри. - Ты любишь меня, - сказал Драко. Он смотрел в глаза Гарри, пока говорил это, замечая теплые искорки в их глубине. - Ты меня тоже любишь, - ответил Гарри, и легкая улыбка играла у него на губах. - О, да, - ответил Драко просто. - Я тоже. - Я знал, что ты не сможешь оставить меня, - сказал Гарри триумфально. - С самого первого момента, когда ты сел ко мне на колени и оседлал меня, я знал, что ты - мой. Сказав это, он засмеялся тихо и его смех был наполнен облегчением и чистым счастьем. - Я люблю тебя больше, чем десять дюймов твоего члена, Гарри, - нахмурился Драко, слегка обеспокоенный тем, что тот считает, что его больше ничего не интересует. Было мучительно думать так после стольких месяцев, проведенных вместе. - Я знаю это, - тепло ответил Гарри. - Это было то, благодаря чему ты посмотрел на меня и лег под меня. Звучит глупо, но мне нравится, что ты знаешь обо мне все. Я не могу объяснить это, - неловко пожал он плечами. - Почему ты согласился на секс со мной в самый первый раз? - спросил Драко, наконец-то озвучив вопрос, который возникал у него уже довольно давно. - Мне было любопытно, - сказал ему Гарри, - а ты был возбужден. Драко фыркнул: - Несмотря на это, у тебя в туалете даже не стоял. - Черт возьми, Драко! Я был смущен, понятно? Веришь или нет, но не каждый день один из тех на кого ты дрочил в своих подростковых фантазиях оказывается геем, убийственно одетым, могу добавить, и просит меня трахнуть его. Рассудок Драко не мог не заметить «дрочил в своих подростковых фантазиях» в предложении. - Что ты имеешь в виду?.. - поинтересовался он. - О, ради Бога, не будь сейчас таким стеснительным, - засмеялся Гарри. - Проклятье, ты прекрасно знаешь, что был самым сексуальным парнем в Хогвартсе. Я держу пари, что каждая мальчишеская спальня была полна смущенных и гормонально озабоченных парней, которые занимались старой доброй дрочкой, представляя тебя в квиддичной форме. - Гарри! - воскликнул Драко в шоке. - Только представь, - ухмыльнулся Гарри, прижимаясь лицом к шее Драко, чтобы поцеловать пульсирующую венку, - все эти нетерпеливые мальчишки, до предела возбуждающиеся от малейшего намека, прячутся под пологами своих кроватей, вжимаясь животами в постель, чтобы кончить, представляя твой сосущий рот. - Прекрати! - сказал Драко в совершенном отвращении от этой мысли. - Нет, - выдохнул Гарри, согревая своим дыханием мочку уха Драко и щекоча ее своими волосами. - Я не могу поверить, что только я занимался этим, - добавил он, обводя языком контур уха, прежде чем пососать мочку и нежно прижать ее зубами. У Драко перехватило дыхание. Ему очень нравилось, когда Гарри делал это. - Итак, когда ты в первый раз ох - Дрочил на тебя? - спросил Гарри сладко. - Ммм, - пробормотал Драко, уворачиваясь от настойчивых поцелуев. - Сразу после дуэли на втором курсе. Помнишь? Когда все узнали, что я говорю на парацелтанге. - Но тогда мы ненавидели друг друга, - застонал Драко, пряча лицо в плечо Гарри и потираясь носом о едва заметное сухожилие. - Да, ненавидели, - говорил Гарри между поцелуями. - Но взглянув на твое лицо, когда ты лежал на полу, отшатнувшись от меня, после того, как я заговорил со змеей, которую ты вызвал - Гарри сделал горячий вдох и укусил Драко за ключицу. - Твой рот был открыт, он был розовый и влажный, и я не мог не отметить этого в моем сознании. Когда я думал об этом ночью в кровати, то представил, как стою перед тобой и мастурбирую на тебя. Я хотел увидеть, как моя сперма брызнет тебе в лицо. Я представлял, как она каплет тебе на губы, и твой язычок высовывается и слизывает ее. - Перестань, Гарри, - пробормотал Драко, вовсе не желая прекращения. О, нет. Это была слишком вкусная история, чтобы быть рано прерванной. - И потом была еще много раз, когда я представлял, как ты становишься на колени и охватываешь влажными губами мой член и сосешь, пока я не кончу тебе прямо в горло. - Итак, ты фантазировал обо мне со второго курса? - спросил Драко, скользнув руками по телу Гарри, он запустил их ему в волосы, удерживая голову на месте, чтобы покрыть поцелуями доступный участок шеи. - И да и нет, - пробормотал Гарри, - ты же знаешь, как капризна эрекция. - Не представляю, - хихикнул Драко. - И говоря об эрекции. Ты должен прекратить делать это, потому что нет абсолютно никаких шансов, чтобы у меня нормально встал. И я потеряю сознание от истощения прежде, чем ты выжмешь из меня еще один оргазм. Гарри издал очень разочарованный шумок, так, что Драко улыбнулся. Это было восхитительное разочарование и его эго было полностью удовлетворено. - И не делай вид, что с тобой все иначе, - предостерег он твердо. - У тебя не успеет встать, как тут же упадет обратно, и ты знаешь, что я говорю правду. - Да. Да. Я знаю, - простонал Гарри грустно. - Но, все равно, это была такая хорошая мысль. - Ммм. Это точно, - согласился Драко, - но факты таковы, что я грязный и голодный. Как насчет душа и поесть? Желательно в этом порядке. - Ты потрешь спинку? - обхаживал его Гарри. - Если ты приготовишь поесть, - торговался Драко. - Идет. - Согласен. - Тогда идем. - Ты первый. - Почему? - Потому что я люблю смотреть, как ты виляешь задницей, когда идешь. - В таком случае как я могу отказаться? - Не можешь. Драко лежал еще секунду или две после того, как Гарри поднялся. Он облизал губы, наслаждаясь зрелищем его соблазнительно покачивающихся тугих ягодиц, потом поднялся с кровати и последовал за ним в ванную. Через час или два после того, как они, наконец, поели, Гарри занялся последними приготовлениями, а Драко делал то же, что и обычно. Глазел, прижав задницу к табурету. - Ты уверен, что я ничем не могу помочь? - спросил он, играя со стаканом красного вина, пока Гарри готовил индейку к отправке в духовку. Она была огромной и должна была готовиться чуть ли не всю ночь. - Ты можешь покрыть глазурью печенье, если хочешь, - ответил Гарри, показывая на приготовленную выпечку кивком головы. Он проинструктировал Драко, как приготовить простейшую сахарную глазурь и оставил за этим занятием. Драко решил, что это забавно. В течение первых пяти минут, по крайней мере. Затем новизна ощущений исчезла. Забавляясь, он капнул по капельке глазури на каждое печенье. Это было более чем занимательно. - Что-то ты здесь притих, - сказал Гарри чуть позже, - у тебя получается? - Отлично, - пробормотал Драко, сконцентрировав усилия на том, чтобы поставить два пятна в нужном месте. Он даже не заметил, когда Гарри подошел, чтобы взглянуть на его работу. - Что, черт возьми, ты делаешь? - засмеялся Гарри шокированно. - Я не могу кормить этим Уизли. - Почему нет? - спросил Драко невинно. - Можно подумать, что никто из них раньше не видел эрегированный пенис. Это было сказано о дюжине печений, разрисованных так, что в полной мере демонстрировали художественные способности Драко, которые он применил к их украшению. На каждом красовались по два пятна, похожих на яйца, и большая толстая палочка из глазури. Гарри передернул плечами. - Я даже не хочу думать об упоминании эрегированных пенисов и Молли Уизли в одном предложении, благодарю покорно. - Я не хочу разочаровывать тебя, но полагаю, что Молли Уизли в своей жизни видела эрегированный пенис более одного раза, учитывая количество маленьких Уизли, которых она произвела на свет, - ухмыльнулся Драко. - Ах, так, - возмутился Гарри, - вон из моей кухни! Он подскочил и выхватил ложку из руки Драко, подталкивая его по направлению к двери. - Ты даже не можешь нарисовать их, как следует, - смеялся он. – Посмотри, некоторые пятна повисли на самом краю печений? На одном из печений Драко нарисовал очень длинную, очень толстую черточку, так, что она дотянулась до самого края, почти покрывая боковую сторону. - Я могу объяснить, - смеялся он, - просто предполагается, что это будет твое. - Вон. Вон. Вон, - кричал Гарри, чтобы не расхохотаться, позволяя Драко взять свое вино со стола, прежде чем выпроводить его в гостиную. - Ты похотливый трахальщик, - говорил он Драко, тыча в него пальцем и озорно смеясь. Признав свое поражение и убедившись, что ему больше ничего не дадут приготовить, Драко отправился к камину. Он разжег огонь и улегся на софу, разглядывая елку, украшенную блестящими, сверкающими игрушками и огоньками. Гарри хотел натянуть маггловские гирлянды, но Драко вместо этого повесил настоящие огоньки. Он был рад, что сделал это. Они, несомненно, выглядели более празднично. Он забыл про вино и лежал молча, наслаждаясь теплом от камина и отблесками огоньков от елки. Он чувствовал умиротворение. Интересно, можно ли всегда быть таким счастливым, во всяком случае, хотелось надеяться. Это было все, чего он хотел от жизни и не представлял, что может наступить такое время, когда все будет по-иному. - Ты задремал? - осторожно спросил Гарри. - Ммм. Может быть, - ответил Драко, увидев, что Гарри наклоняется над ним. Его глаза были прекрасны в свете огня, хрупкие тени падали ему на лицо, делая черты более утонченными. Драко очень нравилось это. Он потянул руку к Гарри, который тем временем улегся на софу рядом с Драко, сворачиваясь клубочком на боку. - Я не могу представить более фантастического Рождества, - сказал Гарри, пряча голову под подбородок Драко и засовывая свою ногу между ног Драко. - Оно еще даже не наступило, - сказал ему Драко с улыбкой. - Даже если все будет абсолютно наперекосяк завтра, - ответил Гарри тихо, - это будет самое счастливое Рождество. Драко не ответил, потому что у него в горле встал комок. Так мало было сказано, но Гарри был так искренне счастлив его подарком, что ему хотелось заплакать. Он притянул Гарри поближе, чувствуя каждый его вздох, поцеловал его в макушку, вдыхая чистый запах волос и чувствуя, как непокорная прядь трется об его нос. - Я не заслуживаю тебя, - пробормотал Гарри, невзирая на протест Драко. - Не говори так, Гарри, - возразил Драко. - Если ты не заслуживаешь того, чтобы быть счастливым, тогда у остальных смертных тем более нет на это надежды. Я постоянно удивляюсь, что ты хочешь меня, учитывая нашу историю и, особенно, моего отца, но ничто не может заставить меня отказаться от тебя. Ничто. - Хорошо, - сказал Гарри и Драко мог почувствовать улыбку в его словах. Драко закрыл глаза и лежал, слушая потрескивание огня и ровное дыхание Гарри. Он не хотел спать, просто позволил себе плыть, не думая ни о чем, кроме приятного веса тела Гарри, лежащего рядом. Гарри слегка напрягся, и Драко подумал, что он, должно быть, устраивается спать, но затем почувствовал, как рука Поттера скользнула ему под тенниску и начала ласкать живот, не дразняще, а любяще, жадно. Его пальцы лениво поглаживали живот Драко вокруг пупка, затем он приподнял голову, и они поцеловались. Губы Драко были уже приоткрыты, когда они встретились с губами Гарри, затем он почувствовал, как влажный язык скользнул по его нижней губе, Драко впустил его в свой рот и застонал. Поцелуй был болезненно томным, бедра начали прижиматься к его телу. Рука Гарри скользнула выше, и палец мягко надавил на сосок, дразня, придавливая и обводя его, играя, пока Драко не начал извиваться от касаний. - Как ты себя чувствуешь? - спросил Гарри с жаром в голосе после того, как прервал поцелуй. - Хорошо оттраханным, - ответил он робко, хорошо понимая, что Гарри хочет заняться любовью, но зная, что его тело вряд ли готово к этому. Они молча посмотрели друг на друга, прежде чем снова начать целоваться. Медленно, очень медленно Гарри начал двигаться, пока, в конце концов, не оказался лежащим под Драко. Затем Гарри взялся за край тенниски Драко и поднял ее. Глаза Гарри жаждуще, но ненавязчиво скользили по обнаженной груди любовника. Он поглаживал спину и бока Драко, затем переместился на грудь, наблюдая за ним с бесконечным вниманием. - Я люблю твое тело, - прошептал он и Драко понял, что это правда. Он приподнялся, чтобы Гарри мог поиграть с его сосками, чувствуя наслаждение, охватывающее тело. - Драко?.. - прошептал Гарри еле слышно, одними губами. Ему необходимо было сказать это, потому что Драко знал, чего тот хочет. - Здесь или в кровати, - спросил он, наблюдая, как Гарри закусывает нижнюю губу и прикрывает глаза, как он подает бедра в сторону Драко и поворачивает их, пытаясь прижаться к его паху. Брюки Гарри топорщились в паховой части, и Драко понимал, что долго он не продержится из-за наступающего сильного напряжения. - Кровать, - прошептал он, Драко поднялся, потянув его за собой и уводя в спальню. У кровати Драко нежно и заботливо раздел любовника, непрерывно улыбаясь совершенно покорному Поттеру в желании отдаться ему. Подойдя так близко, что мог смотреть на обнаженную грудь Гарри сверху вниз, он угадывал длинную твердую совершенную плоть под хлопком боксеров и почувствовал острое желание осуществить это желание. Он поиграл с резинкой его трусов, запуская пальцы под нее, но не опускаясь ниже, даже когда Гарри пытался надавить сверху своей ладонью. Несмотря на свое возбуждение от этой игры, Драко скользнул руками по спине и накрыл горячими ладонями ягодицы, прижимая их тела друг к другу и начиная первый поцелуй. Драко почувствовал, как Гарри прогнулся под его касаниями, толкаясь в него, чтобы показать свою потребность и свое желание. Закончив, наконец, раздевать любовника он помог ему переместиться на кровать и бережно опустил на постель, прежде чем начать раздеваться самому. Гарри выгибался и извивался очень соблазнительно, раздвигая ноги, приглашая воспользоваться заветным путем. Он пристально смотрел, как Драко опускается на колени на кровать и ложится на него сверху. - Я люблю тебя, - серьезно сказал ему Гарри. - Я люблю тебя. Драко посмотрел вниз на лицо Гарри и увидел его глаза, призывающие к поцелую. Это был прекрасный момент, который ему никогда не забыть. Когда они не могли уже продолжать поцелуй, Гарри взял любрикант и умоляюще вложил в ладонь Драко. Драко быстро нанес его на себя и занялся подготовкой любовника. Они оба застонали от сладкой пытки, когда он вошел в Гарри, чувствуя, как раздвигаются под ним бедра, облегчая доступ. Только одно он мог сказать Гарри, только одно, что имело смысл. ` - Я люблю тебя.
Глава 12
Для начала, хотелось бы обратиться ко всем моим читателям. Вы, наверное, заметили, что перевод, начиная с 6 главы, ухудшился. дело в том, что я, Mellu, этот фанфик перевести не могла долгое время, и Elen любезно предложила сделать это до меня. Главы, что я выкладываю - в ее переводе. Я понимаю, что он далек от совершенства, но не пропадать же ему зря... Если есть храбарая бета, которая способна довести его до "нужной кондиции" - пишите мне. mellu at mail.ru ГЛАВА 12 - Гарри? - Ммм? - пробормотал тот рассеянно, тщательно поливая индейку растопленным жиром, прежде чем снова засунуть ее в духовку. - Мы можем оставить зеркало над кроватью? Повернувшись кругом и вытирая руки полотенцем, Гарри ухмыльнулся и сказал: - Извращенец. - Отлично, - фыркнул Драко. - Просто я подумал, что тебе понравилось, вот и все, - объяснил он тоном, предполагающим, что его самого это нисколько не заботит. Гарри тихо усмехнулся и отложил полотенце. - Да, Драко. Мы можем оставить зеркало. Вообще-то, я заказал его еще неделю назад, чтобы нам не пришлось возиться с отражающими чарами. Думаю, оно будет там уже сегодня, - успокоил Гарри, взъерошил волосы Драко, обошел и начал сортировать тарелки, которые вынимал из шкафа. Драко улыбнулся про себя. Они действительно одинаково думали о многих вещах. - Ты уже закончил? - спросил он нетерпеливо. - Я хочу открыть мой носок. - Носок? - переспросил Гарри поддразнивающим тоном. - Что заставило тебя подумать, что ты получишь носок? Он повернулся от шкафа, прекратив сортировку тарелок, оперся спиной на стенку шкафа; руки скрещены, во взгляде - еле сдерживаемый смех. - Тот факт, что ты безнадежно глуп для Рождества, - сообщил ему Драко. Затем продолжил, слегка вредничая: - И еще тот факт, что я видел его висящим в шкафу, когда доставал эту тенниску. Он показал на злосчастную деталь одежды, демонстрируя Гарри знакомую ухмылку. - Ты - большой испорченный ребенок, – засмеялся Гарри, покачивая головой от завуалированного пыла Драко. - Тогда пошли. Пойдем и посмотрим, что Санта принес тебе. Он оттолкнулся от шкафа и протянул руку, чтобы Драко ухватился за нее. Что он с удовольствием и сделал. Он поднялся и потащил Гарри за собой, возбужденно хватая его руку, как первый подарок за сегодняшнее утро. Ну, ладно. Не первый подарок. Первый был получен в виде теплого влажного рта, мягко коснувшегося его, пока он спал. Как только он открыл глаза, чтобы встретить свое самое первое Рождество с Гарри, все, что мог видеть Драко - это большой бугор под одеялом, который издал стонущий звук, возбужденный и соответствующий неспешному путешествию губ, языка и зубов по его благодарной эрекции. Когда Драко кончил, Гарри медленно приподнялся, высовывая покрасневшее лицо из-под одеяла и улыбаясь от удовлетворения. Когда Гарри поцеловал его, Драко мог почувствовать свой вкус у него на губах. Он подумал, будет ли каждое Рождественское утро в их жизни таким же, станет ли это чем-то вроде праздничного ритуала, чтобы поприветствовать этот день. Может быть, это начало чего-то подобного, думал он. Свой собственный способ начать праздник, как и другие многозначительные проявления их любви. Драко взгромоздился на кровать пока Гарри доставал из шкафа носок. - Ооо! Он такой большой! - захихикал он, когда Гарри положил его на постель рядом с ним и плюхнулся рядом, лег на бок и смотрел с выражением тепла и любви на лице. - Я всегда мечтал о больших набитых носках, - заявил он с намеком. - Гад! - воскликнул Гарри громко, пытаясь дотянуться до его горла и опрокидывая на покрывало. - Что за отвратительный образ! Драко видел, что Гарри побагровел от смеха, его лицо скривилось от притворного возмущения. - Что? - спросил он совершенно смущенно. Затем Гарри отодвинулся от него, успокоившись, вытянул лицо и сказал: - Я представил себе ужас на лице Молли Уизли, когда ты сказал «набитые носки». Пожалуйста, не произноси это снова. По крайней мере, не с такими интонациями в голосе. - Я держу пари, что Артуру Уизли больше понравится эта мысль, - пробормотал Драко, он положил носок себе на колено и с любопытством ткнул в него. - Ты хочешь получить свой? - спросил он осторожно, хорошо зная, что Гарри полагает, что он купит ему какую-нибудь чепуху в подарок, что-нибудь такое, что кладут в носок детям. - Ты приготовил мне носок? - спросил Гарри весьма заинтересованно. Когда Драко кивнул, он воскликнул: - Правда? Это фантастика! Он перевернулся и влажно чмокнул его в губы. - Ты не должен был, - но Драко подумал, что такое выражение лица дорогого стоит. Драко вытащил из ящика шкафа носок и протянул Гарри, они уселись друг напротив друга, обмениваясь взглядами, как два соперника перед стартом. - Три два один Пошел! - скомандовал Гарри, и они вытащили свои подарки и начали разрывать оберточную бумагу. И громко засмеялись, когда стало ясно, что Фред и Джордж очень хорошо знают их обоих. У каждого было два или три глупых подарка из магазина «Ужастики умников Уизли», среди разрозненных предметов были самопишущие перья, запонки в виде снитчей, два почти идентичных колечка для пирсинга сосков. Оба для Драко, как оказалось, хотя он выбрал один и предложил Поттеру, давая безмолвное согласие использовать их на своем теле по прихоти любовника. Когда все подарки были развернуты, и кровать покрылась грудой рваной бумаги, гораздо большей, чем могло предполагать количество свертков, они легли рядом и обнялись. Гарри недавно постригся, и Драко пропускал сквозь пальцы мягкие стриженые пряди, отодвигая их назад к шее и поглаживая кожу на голове, что вызвало у Гарри легкую дрожь. - Так хорошо, - прошептал Драко, желая, чтобы они оставались на месте и никуда не выходили весь день. - Ммм, - пробормотал Гарри, пряча лицо в изгиб шеи Драко. - Может, мы останемся здесь? - Я уверен, что мама перевозбудится, завтракая с нами в постели, - мягко посетовал Драко. Гарри неохотно поднялся. - Она скоро будет здесь, - сказал он. - Я должен порезать копченого лосося. Он начал вылезать из постели, но остановился, когда рука Драко легла ему на талию. - У меня есть еще один подарок и сначала я хотел бы отдать его тебе, - сказал Драко, встречаясь с Гарри глазами, и удивился, что смог справиться с собой и не выдать секрет раньше времени. - Я думал, что ты мне его уже сделал, - усмехнулся Гарри, явно намекая на благодарность Драко после утреннего оказания помощи. Драко нахмурился от притворной досады, но не ответил. Гарри насмешливо смотрел, как он при помощи Акцио призвал подарок из-под елки в соседней комнате и протянул руку с подарком ему, произнося с явной любовью в голосе: - С Рождеством, Гарри. Тот улыбнулся ему так открыто и так искренне, что сердце Драко пропустило один или два удара. Он сел и улыбнулся, глядя, как Поттер открывает обернутую розовой фольгой коробку. - О, мой бог! - выдохнул Гарри в благоговейном восторге. - Это колдовской фотоаппарат! Драко хмыкнул и прижал колени к груди, наблюдая, как Гарри сражается с коробкой и достает, наконец, фотоаппарат, поворачивая его в руках то так, то этак, чтобы лучше разглядеть со всех сторон. - Я подумал, что мы можем сделать свой собственный семейный альбом, если ты захочешь, - предложил Драко, чувствуя легкое смущение от очевидной радости Гарри. Казалось невероятным, что можно быть настолько счастливым от такого незначительного подарка. - О, это так здорово, - засмеялся Гарри. - Я не могу поверить, что ты вспомнил. Да, Гарри, - думал Драко, - если бы ты только знал. Я помню все, что ты говорил. - Там, в носке, много пленки. Я не знаю, сколько снимков ты захочешь сделать. - Множество, - хихикнул Гарри, прежде чем расположиться на краю кровати и зарядить пленку. Зарядив фотоаппарат, он навел его на Драко. - Скажи «сыр». У Драко были идеи получше. Вместо этого он послал воздушный поцелуй, Гарри восхищенно засмеялся и щелкнул кнопкой. - Хватит, - наконец сказал Драко. - Мать будет здесь с минуты на минуту. Он пошел из спальни, улыбаясь про себя хихиканью Гарри, который щелкал Мерлин знает что где-то у него за спиной. Драко поприветствовал мать, которая появилась из камина в холле. Нарцисса была одета более тщательно, чем обычно к ланчу и Драко понял по тому, как она обнимает его и целует в щеку, что она готовится к встрече с Уизли. Он сказал ей комплимент насчет того, как она хорошо выглядит, и Нарцисса засмеялась по-девчоночьи звонким смехом, затем пошла навстречу Гарри. Он смотрел на мать и Гарри вместе. Это выглядело так, будто она усыновила его. Она крепко обняла бойфренда сына и тоже поцеловала в щеку, и Гарри покраснел от ее любящего внимания, но искренне ответил ей и Драко был рад понять, что она ему явно нравится. Гарри приготовил на завтрак восхитительного копченого лосося и яичницу-болтунью. Он сделал несколько снимков, на которых были только мать и Драко, затем Нарцисса несколько раз сфотографировала их с Драко сидящими рядом друг с другом, смеющимися и подшучивающими друг над другом. Процесс распечатывания подарков занял у них довольно много времени, все они, казалось, немного сошли с ума на почве покупки подарков. И, конечно, каждое разворачивание было сфотографировано. Кучка блестящих цветных пакетов была уже около фута в высоту, они открывали их по очереди, нетерпеливо глядя друг на друга и широко усмехаясь. Список подарков был довольно большой, но справедливости ради надо сказать, что разнообразие было невероятное. Любимым подарком Нарциссы оказалось отвратительное в стиле «Чадли Кэнонс» вечернее платье, невообразимого кислотного оранжевого цвета. Она очень сильно смеялась над ним, пока слезы не потекли по щекам. Это была идея Гарри, но Драко не был убежден в правильности выбора. Он кивнул Гарри, молча соглашаясь, что был неправ и был вознагражден нахальным подмигиванием. Конечно, Драко приберег самый лучший подарок для нее напоследок и увидел настоящие слезы на глазах матери, когда та открыла его. Она молчала около минуты, заг