Эксперимент по намерению


ПРЕДИСЛОВИЕ
Бог всегда в движении, магия жива... магия никогда не умирала.
Леопард Коэн, «Бог жив, магия всегда в движении»
Перед вами продолжение книги «Поле», опубликованной в 2001 году. В попытке отыскать научное объяснение гомеопатии и духовному целительству я нечаянно наткнулась на то, что заложило основу для новой науки.
Во время своих исследований я встретилась с группой ведущих ученых, которые в течение многих лет изучали удивительные явления в области квантовой физики. Некоторые из них вновь вернулись К уравнениям, отвергнутым традиционной наукой как сомнительные. Эти уравнения описывают квантовое поле, порождаемое непрерывным перемещением энергии между субатомными частицами. Такое непрекращающееся квантовое движение и создает взимосвязь всей материи во Вселенной.
Другие вычисления подтверждали, что каждый из нас в своей основе также является сгустком пульсирующей энергии, непрерывно взаимодействующей с этим обширным энергетическим «морем».
Но наиболее «еретические» предположения касались роли сознания. Результаты тщательно спланированных экспериментов говорят о том, что сознание представляет собой субстанцию, находящуюся вне границ нашего тела, — упорядоченную энергию, обладающую способностью изменять физическую материю. То есть сила мысли может влиять на процессы внутри клетки и даже на целые многоклеточные организмы, такие как человеческое тело. Эта власть сознания над материей преодолевает время и пространство.
В книге «Поле» я попыталась собрать все идеи, возникшие во время отдельных экспериментов, и объединить их в единую теорию о взаимосвязанной Вселенной. «Поле» предоставляет научное объяснение многим загадкам, на которые человечество так долго не могло найти ответа, начиная от альтернативной медицины и духовного целительства и заканчивая экстрасенсорикой и коллективными бессознательными явлениями.
«Поле» явно вызвало активный резонанс среди общественности. Я получила сотни писем от читателей, сообщавших, что данная книга изменила их жизнь. Некая писательница даже хотела сделать меня героиней своего романа. Кроме того, два композитора написали музыку, черпая вдохновение из моего издания (одно из этих музыкальных произведений было исполнено на международном фестивале). По мотивам книги был снят фильм «Что мы вообще знаем?! Спускаясь в кроличью нору». Создатели фильма впоследствии выпустили календарь с подзаголовком «Что мы вообще знаем?!». Также цитаты из «Поля» были напечатаны на рождественских открытках.
Испытывая благодарность за такую теплую реакцию, я чувствовала, что мое собственное путешествие к открытиям только началось. Научные свидетельства, собранные мной для «Поля», подвели к удивительному и даже пугающему выводу: направленная мысль играет ключевую роль в создании реальности.
Направленные мысли, или то, что исследователи прежде называли «намерением», могут изменять физическую реальность. Простая, казалось бы, мысль обладает силой изменять мир.
После написания «Поля» я ломала голову над бесчисленным количеством возникших в связи с этим вопросов. Как, например, я могла применить то, что было подтверждено лабораторными исследованиями, к обычной жизни? Могла бы я, стоя на рельсах в метрополитене, как супермен, остановить 9-часовой поезд силой мысли? Могла бы я поднять себя в воздух над крышей дома, сконцентрировавшись на этом желании? Могла бы я теперь вычеркнуть из своей записной книжки номера врачей, так как получила возможность позаботиться о себе самостоятельно? Могла бы я помочь своим детям написать тест, просто думая об этом? Если линейное время и трехмерное пространство не существуют, могла бы я вернуться назад и изменить жизненные ситуации, заставившие меня чувствовать сожаление? И может ли мой скромный мысленный вклад сделать что-то, чтобы уменьшить такое огромное море страданий на планете?
Не совсем ясно, как использовать такие возможности в жизни. Следует ли нам постоянно отслеживать каждую мысль? Может ли пессимистичный взгляд на жизнь предопределить будущее? Обладают ли негативные мысли, этот непрекращающийся внутренний диалог осуждения и критики, каким-либо влиянием вне нашей головы?
Существуют ли условия, при которых шансы положительного воплощения наших мыслей особенно высоки? Может ли мысль влиять на прошлое? Должны ли вы или даже вся Вселенная сосредоточиваться на получении результата? Если мысли оказывают влияние на все в нашем мире в каждый момент времени, не пересекаются ли эти влияния между собой, и не аннулируют ли они друг друга?
Что происходит, когда много людей одновременно думают об одном и том же? Будет ли это иметь более значительный эффект, чем индивидуальные мысли? Существует ли порог, за которым индивидуальные мысли собираются в общее коллективное намерение, обладающее мощной силой воплощения? Зависит ли эффективность намерения от количества посылающих его людей — чем больше группа, тем сильнее эффект?
В значительном количестве литературных источников сегодня активно обсуждается сила мысли. Среди таких книг, например, «Думай и богатей» [1], написанная Наполеоном Хиллом, пожалуй, первым гуру самоактуализации. Намерение стало самым модным словом современности. Практикующие альтернативную медицину говорят о помощи пациентам исцеляться «намерением». Даже известная актриса Джейн Фонда пишет о воспитании детей «с намерением» [2].
Что же, удивлялась я, подразумевается под «намерением»? И как можно стать эффективным «намеревающимся»? Данной теме посвящено немалое количество популярной литературы, не имеющей, однако, особого смысла. Поверхностные фразы из восточной философии здесь, параграф Дейла Карнеги там... И никаких научных доказательств.
Чтобы найти ответы на все эти вопросы, я вновь обратилась к научной литературе, где стала искать объяснения цели-тельства на расстоянии, других форм психокинеза или власти сознания над материей. Научное направление, описанное в «Поле», развивалось в основном в 70-е годы. Поэтому я начала просматривать более современные исследования для получения нового материала.
Также пришлось обратиться к людям, которые научились использовать силу намерения в своих целях и обладали экстраординарными способностями: духовным целителям, буддийским монахам, мастерам, шаманам. Мне хотелось понять трансформационные процессы, через которые они прошли, прежде чем смогли эффективно использовать свои мысли. Я открыла множество способов использования намерения в реальной жизни — к примеру, в спорте, а также в таких практиках целительства, как биологическая обратная связь. Я исследовала, как примитивные, с точки зрения современного человека, племена включили направленную мысль в свои повседневные ритуалы.
Затем необходимо было найти подтверждения того, что совокупность намерений дает больший эффект по сравнению с индивидуальными усилиями. Выводы, полученные путем Трансцендентальной Медитации, были многообещающими. Они указывали на то, что совокупность одинаково настроенных мыслей создавала некий порядок в случайном поле нулевой энергии.
Когда я вышла за пределы «исследованной территории», передо мной открылась совершенно новая область для изучений.
Однажды вечером мой муж Брайан, настоящий генератор идей, высказал по-настоящему абсурдную мысль: «Почему бы тебе самой не провести несколько групповых экспериментов?»
Я не физик. Я не ученый. В последний раз я проводила эксперимент на лабораторной работе в десятом классе. Однако у меня было то, что доступно очень не многим ученым, — огромное количество испытуемых. Эксперименты с групповым намерением очень трудно проводить в обычной лаборатории. Исследователю нужны тысячи участников. Как он их найдет? Как он заставит их думать об одном и том же одновременно?
Читатели книги являлись идеальной самопроизвольно собравшейся группой, готовой участвовать в эксперименте. Действительно, у меня уже была моя собственная аудитория читателей — благодаря «Полю».
Сначала я обсудила идею проведения моего собственного исследования с почетным деканом технического факультета университета Принстона Робертом Яном и его коллегой, Брендой Дании — руководителем лаборатории исследований технических аномалий Принстона (ЛИТА). С этими людьми я познакомилась во время своей работы над «Полем». Почти тридцать лет они скрупулезно собирали доказательства влияния направленного намерения на технику. Ян и Дании — ярые сторонники научного метода. В жизни я встречала немного людей, способных изъясняться так же, как Роберт Ян, — идеально составленными, законченными предложениями. Бренда Дании одинаково виртуозно владеет и экспериментальными методами, и языком. Их участие в проведении эксперимента ограждало меня от многих ошибок.
Ян и Дании знакомы с большим количеством ученых, которых тоже можно было привлечь. К тому же они возглавляют Международную исследовательскую лабораторию сознания. Ее членами являются признанные научные деятели, проводящие исследования по всему миру. Дании также руководит организацией ДревоЛита — группой молодых ученых, заинтересованных в изучении сознания.
Ян и Дании немедленно заинтересовались моей идеей. Мы собирались много раз, обсуждая план работы. В конце концов, к исследованию решено было привлечь Фрица-Альберта Поп-па, помощника директора Международного института биофизики в Германии. Ему поручили провести первые эксперименты с намерением. Я уже была знакома с Поппом ранее благодаря своей работе над «Полем». Он первым открыл, что все живые существа излучают небольшое количество света. Будучи выдающимся немецким физиком, он пользуется международным признанием за сделанные им открытия и так же, как Ян и Дании, твердо верен научному методу.
Другие ученые, такие как психолог Гари Шварц, работающий в биологическом центре университета Аризоны, Мэрилин Шлиц, вице-президент по исследовательской и учебной работе Института духовных наук, Дин Радин, старший специалист ИОНа, и психолог Роджер Нельсон, работающий в проекте Глобальное Сознание, также согласились сотрудничать.
Нет никаких тайных лиц или организаций, спонсирующих этот проект. Все наши эксперименты, а также сайт, будут финансироваться из средств, полученных благодаря продаже данной книги, или из грантов.
Ученые, работающие над экспериментом, часто не могут рисковать, выходя за рамки своей компетенции. Поэтому при объединении уже существующих доказательств силы намерения я пыталась делать более обобщенные выводы на основании результатов данной работы. Затем необходимо было синтезировать все эти отдельные открытия в единую теорию. Чтобы описать словами концепции, которые традиционно записываются в виде математических уравнений, мне пришлось применять метафорические, приближенные значения истины. Временами, с помощью ученых, вовлеченных в проект, я занималась построением догадок. Важно понимать, что все выводы, содержащиеся в этой книге, представляют собой плоды передовой науки. Данные идеи все еще разрабатываются. Нет сомнений в том, что появятся и новые свидетельства, расширяющие и уточняющие эти первоначальные заключения.
Моя роль в проведенной работе была вновь весьма скромной по сравнению с другими людьми, находящимися на самом пороге научного открытия. В стенах лабораторий эти, в целом недооцененные, мужчины и женщины занимаются деятельностью, которую нельзя не назвать героической. Они рискуют своими грантами, академическими должностями, карьерой, «ощупью пробираясь в темноте». Большинство нацелены на получение грантов, чтобы иметь деньги, необходимые для продолжения научной работы.
Все прорывы в науке в какой-то степени «еретичны». Любое важное открытие частично, если не полностью, опровергает общепринятые взгляды. Быть истинным пионером науки, следовать путем непредвзятого, чистого научного исследования, — значит не бояться предполагать немыслимое и доказывать, что друзья и коллеги не правы, а научные парадигмы — ошибочны. Скрытый, осторожный, нейтральный «язык» экспериментальных данных и математических уравнений составляет не что иное, как фундамент нового мира, который постепенно становится видимым для всех нас, эксперимент за экспериментом.
Линн Мак-Таггарт
Июнь 2006
 
ВСТУПЛЕНИЕ
«Эксперимент по намерению» — необычная книга, а вы — необычный читатель. У этой книги нет конца, и я надеюсь, что вы поможете мне закончить ее. Вы не только читательская аудитория моей книги, вы — ее герои, участники передового научного исследования. Приготовьтесь принять участие в самом масштабном мировом эксперименте, демонстрирующем власть сознания над материей.
«Эксперимент по намерению» — первая «живая» книга в трех измерениях. Сама она, по сути, является вступлением, а ее содержание будет продолжаться и после того, как вы закроете последнюю страницу. В тексте вы найдете научные доказательства силы ваших собственных мыслей. Также вы примете участие в очень масштабном групповом эксперименте под руководством наиболее уважаемых международных ученых, работающих в области исследования сознания.
С помощью сайта книги «Эксперимент по намерению» (www.theintentionexperiment.com) вы и все остальные читатели сможете участвовать в удаленных экспериментах, результаты которых будут представлены на том же сайте. Каждый из вас станет ученым и проведет самое смелое исследование сознания из всех, что когда-либо проводились.
«Эксперимент по намерению» основывается на невероятном предположении: мысль влияет на физическую реальность. Природа сознания изучалась на протяжении более тридцати лет в престижных научных институтах по всему миру. Результаты экспериментов подтверждают: мысли могут воздействовать на все, начиная с простейших механизмов и заканчивая сложными живыми существами [3]. Следовательно, человеческие мысли и намерения являются реальными физическими «предметами», обладающими поразительной способностью менять наш мир. Каждая мысль представляет собой вполне ощутимую энергию, которая может что-то трансформировать. Мысль — не просто предмет, это предмет, влияющий на другие предметы.
Идея, что сознание влияет на материю, лежит в самом сердце непримиримого разногласия между классической физикой большого видимого мира и квантовой физикой — наукой о самых маленьких составляющих физической реальности. Это разногласие касается самой природы материи и тех способов, которыми ее можно изменить.
Вся классическая физика, да и вся наука в целом, основана на законах движения и гравитации, описанных Исааком Ньютоном в его книге «Начала», опубликованной в 1687 году [4]. Законы Ньютона описывают Вселенную, в которой все объекты движутся в трехмерном пространстве и во времени, подчиняясь определенным законам движения. Материя считается цельной, автономной и обладающей собственными определенными границами. Любое влияние подразумевает действие, производимое с каким-либо объектом, — влияние некой силы или столкновение. Изменить что-то — означает нагреть, сжечь, заморозить, уронить или дать хорошего пинка.
Законы Ньютона — основные «законы игры» науки, как однажды назвал их знаменитый физик Ричард Фейнман [5]. Они подразумевают, что объекты существуют независимо друг от друга. Эти законы и лежат в основе наших собственных философских взглядов на мир. Мы верим, что жизнь во всех ее проявлениях существует независимо от нас, и спокойно засыпаем по ночам в своих кроватях, уверенные: Вселенная не исчезает, как только мы закрываем глаза.
Тем не менее, этому упорядоченному взгляду на Вселенную как на коллекцию изолированных, подчиняющихся определенным законам объектов был нанесен сокрушительный удар в начале XX века. Тогда пионеры квантовой науки начали ближе «подбираться» к природе материи. Крошечные составляющие Вселенной, те самые мелкие частицы, из которых состоит большой объективный мир, не всегда вели себя в соответствии с законами, известными этим ученым.
Открытие такого необычного поведения частиц привело к идеям, которые вошли в историю под общим названием «Копенгагенской интерпретации». Именно в Копенгагене упорный датский физик Нильс Бор и его талантливый коллега немец Вернер Гейзенберг и сформулировали выводы своих поразительных математических открытий. Бор и Гейзенберг поняли, что атомы — это не маленькие солнечные системы «биллиардных шаров», а нечто непонятное — маленькие облака вероятностей. Каждая субатомная частица отнюдь не является чем-то твердым и стабильным, а существует просто как потенциал любой из своих будущих сущностей (физики называют это суперпозицией) или суммой всех вероятностей, — нечто, напоминающее человека, смотрящего на свое отражение в зеркальном коридоре.
Одно из открытий Бора и Гейзенберга имело отношение к идее «неопределенности»: невозможно знать все о субатомной частице в один момент времени. Если, к примеру, вы получите информацию о том, где находится частица, вы не можете в то же время выяснить, куда точно она движется и с какой скоростью. Бор и Гейзенберг рассматривали квантовую частицу и как твердый определенный объект, и как «волну» — большой размытый участок пространства и времени, в любой точке которого может находиться частица. Это подобно тому, как если бы человек мог одновременно находиться в разных частях улицы, на которой живет.
Ученые сделали вывод, что наиболее элементарная физическая материя не является твердой и стабильной, она вообще пока ничем не является. Субатомная реальность оказалась отнюдь не твердым и надежным состоянием бытия, какой ее описывала нам классическая наука, а эфемерной бесконечностью возможностей. Мельчайшие крупицы реальности казались такими непостоянными, что первым квантовым физикам приходилось использовать грубые приблизительные обозначения истины — математические ряды вероятностей.
На квантовом уровне реальность напоминает совершенно неопределенную смесь. Квантовые теории, которые развивали Бор, Гейзенберг и другие ученые, потрясли основание ньютоновского взгляда на материю как на нечто дискретное и автономное. Они утверждали, что материя на своем самом фундаментальном уровне не может быть разделена на отдельно существующие части и, по сути, не может быть даже точно описана. По отдельности объекты не имеют смысла, они имеют его, только находясь в подвижной взаимосвязи.
Пионеры квантовой науки открыли также поразительную способность частиц влиять друг на друга, несмотря на отсутствие всего того, что, как считают физики, может оказывать влияние: взаимодействие сил, происходящее при движении с ограниченной скоростью.
Раз вступив в контакт, частицы сохраняют странную связь друг с другом на расстоянии. Например, магнитная ориентация одной субатомной частицы мгновенно оказывает влияние на другую, вне зависимости от того, как далеко друг от друга они находятся.
На субатомном уровне изменения происходят и благодаря динамическим изменениям энергии. Крошечные скопления вибрирующей энергии постоянно обмениваются энергией между собой через «виртуальные частицы». Это напоминает игру в баскетбол — бесконечный процесс перебрасывания, порождающий неизмеримо огромный базовый уровень энергии во Вселенной [6].
Субатомная материя оказалась связанной с процессом непрерывного обмена информацией, вызывающего постоянное обновление и тонкие изменения. Вселенная — это не склад статичных отдельных объектов, а единый организм, взаимосвязанная энергия полей в непрерывном состоянии становления. На своем бесконечно малом уровне наш мир похож на обширную квантовую информационную сеть, все компоненты которой всегда находятся на связи.
Единственное, что может придать определенность этим маленьким облачкам вероятностей, — присутствие наблюдателя. Когда ученые решили провести измерения, чтобы лучше разобраться в природе частицы, ее субатомная сущность из своей вероятности существования переходила в одно определенное состояние.
Выводы этих ранних исследований были невероятны: сознание каким-то образом превращало возможность в нечто реальное. Оказывается, когда мы смотрим на электрон или проводим измерения, мы помогаем определить конечное состояние. Следовательно, самым важным компонентом в создании нашей Вселенной является сознание, которое за ней наблюдает. Некоторые уважаемые представители квантовой науки утверждали, что Вселенная представляет собой демократичное и общее творение — результат совместных усилий наблюдателя и наблюдаемого [7].
Эффект наблюдателя в квантовых экспериментах также свидетельствует в пользу «еретической» идеи, что сознание играет главную роль в процессе превращения неупорядоченного квантового мира в нечто напоминающее повседневную реальность. Это говорит не только о том, что наблюдатель вызывает наблюдаемое к жизни, но и о том, что ничто во Вселенной не существует как реальный «объект» без нашего восприятия.
Получается, сознание наблюдателя заставляет беспорядочную «смесь» принять некую форму. Следовательно, реальность не постоянна, а изменчива, нестабильна и открыта влиянию.
Мысль, что сознание создает физическую Вселенную и, возможно, влияет на нее, противоречит современному научному взгляду на сознание. Традиционное представление о сознании развивалось на основе теорий Рене Декарта, философа, жившего в XVII веке. Он утверждал, что сознание отлично и отдельно от материи. Постепенно такое представление привело к заключению, что сознание производится мозгом и «заперто» в черепной коробке.
Большинство современных физиков бьются над главной головоломкой нашего века: крупные объекты отдельны, но крошечные блоки, из которых они состоят, находятся в процессе постоянной и непрерывной коммуникации друг с другом. На протяжении полувека физики принимали как должное, что как только электрон, ведущий себя определенным образом на субатомном уровне, «понимает», что он является частью большего целого, как он тут же действует согласно законам физики Ньютона.
В целом ученые перестали заниматься причиняющими беспокойство вопросами квантовой физики, оставленными без ответа первыми исследователями. Квантовая теория работает математически и предлагает весьма удачную схему субатомного мира. Она помогла создать атомные бомбы и лазеры, а также расшифровать природу солнечного излучения. Однако современные физики забыли об эффекте наблюдателя. Они занимают себя стройными уравнениями в ожидании объединенной теории всего или открытия новых измерений, отличных от тех, которые доступны обычному человеческому восприятию. Ученые верят, что такая теория поможет как-то собрать вместе все противоречивые факты в одну концепцию.
30 лет назад, пока все научное сообщество механически следовало описанным традиционным путем, небольшая группа передовых ученых из престижных университетов всего мира занялась философскими вопросами Копенгагенской интерпретации и эффекта наблюдателя [8]. Если материя изменчива, а сознание заставляет ее принимать определенное состояние, то, видимо, сознание может задавать всему какое-либо направление.
Их исследование сводилось к простому вопросу: если направленное внимание оказывает влияние на физическую материю, каково влияние намерения — сознательной попытки что-либо изменить? Участвуя в качестве наблюдателей квантового мира, мы можем не только создавать, но и оказывать влияние [9].
Ученые стали планировать и проводить эксперименты, проверяя то, чему они дали неуклюжее название «направленное удаленное психическое воздействие» или, кратко, «психокинез», «намерение» либо «намеренность». Классическое определение намерения звучит как «продуманный план совершить действие, которое приведет к желаемому результату» [10]. Это отличается от желания, означающего просто сосредоточение на результате в отсутствие продуманного плана по его достижению. Мэрилин Шлиц, вице-президент по исследовательской и учебной работе Института духовных наук и просто ученый, принимала участие в первых исследованиях удаленного влияния. Она определила намерение как «целенаправленное и эффективное проецирование сознания на определенный объект или результат» [И]. Предполагалось, что для оказания влияния на физическую материю мысль должна быть сильно мотивированной и направленной.
В серии замечательных экспериментов ученые получили подтверждение влияния определенных направленных мыслей на тела всех живых существ, начиная с одноклеточного организма и заканчивая человеком, а также на неодушевленные предметы. Двумя главными фигурами в этой небольшой исследовательской группе являлись бывший декан Роберт Ян из лаборатории исследований технических аномалий Принстона (ЛИТА) и его коллега Бренда Дании. Вместе они создали сложную исследовательскую программу, полностью основанную на научных принципах. На протяжении 25 лет Ян и Дании возглавляли то, что стало впоследствии масштабным международным движением. Их исследование касалось «микро-психокинеза» — влияния сознания на генераторы случайных событий (ГСС), представляющих собой современный электронный вариант подбрасывания монетки.
Продукция этих машин (компьютеризированные аналоги «орлов» и «решек») контролировалась случайным образом изменяемой частотой положительных и отрицательных импульсов. Так как их активность была абсолютно случайной, они выдавали «орлов» и «решек» точно по 50 процентов, согласно законам вероятности. Во время эксперимента с ГСС на экране компьютера случайным образом чередовались два приятных изображения, скажем, ковбои и индейцы. Участники исследований находились напротив компьютеров и получали задание повлиять на машину, чтобы та показывала больше изображений одного определенного типа, например, больше ковбоев. Затем им нужно было сконцентрироваться на других изображениях (индейцах), а после не пытаться влиять на машину вовсе.
Ян и Дании собрали более 2,5 миллионов результатов такого эксперимента и убедительно доказали, что человеческое намерение может влиять на электронные приборы определенным образом [12]. Подобные результаты были независимо получены 68 другими исследователями [13].
В то время как ученые ЛИТА изучали влияние сознания на неодушевленные объекты и процессы, многие другие ученые проводили эксперименты с воздействием намерения на живых существ. Многие исследователи продемонстрировали, что человеческое намерение может влиять на разнообразные живые системы: на бактерии, дрожжи, водоросли, вшей, кур, мышей, песчанок, крыс, кошек и собак [14]. Некоторые эксперименты были поставлены и на людях. Это доказало воздействие намерения на многие биологические процессы организма, включая как внешнюю моторику, так и происходящее в сердце, глазу, мозгу и дыхательной системе.
Кроме того, было доказано, что животные также способны концентрироваться на своем желании. Так, Рене Поч, работающий в организации «Одьер» в Нанте, Франция, провел интересное исследование. «Курица»-робот, созданная на основе двигающегося генератора случайных событий, была помещена в клетку с цыплятами вскоре после их появления на свет. Затем робота извлекли из клетки, и он стал свободно передвигаться снаружи. Его перемещения отслеживались и записывались. Робот подходил к клетке с цыплятами в два с половиной раза чаще, чем если бы это было случайностью; «намерение» цыплят — их желание быть ближе к матери — влияло на робота, притягивая его ближе к клетке. Более чем в 80 подобных исследованиях в двигающийся генератор случайных событий помещалась свеча, и цыплята, находящиеся в темноте и нуждающиеся в свете, могли заставить робота проводить больше времени вблизи их клеток [15].
Множество убедительных исследований провел Уильям Брауд, психолог и руководитель исследовательских работ Фонда науки сознания в Сан-Антония, Техас, и позднее института Трансперсональной психологии. Брауд и его коллеги продемонстрировали, как человеческие мысли могут влиять на траекторию движения рыбы и других животных, таких как песчанки, а также на размножение клеток в лаборатории [16].
Брауд также провел одно из первых контролируемых исследований психического влияния на людей. В одном из групповых экспериментов Брауд доказал, что один человек может влиять на автономную нервную систему другого (механизм «бей или беги») [17]. Кожно-электрическая активность (КЭА) — это степень кожного сопротивления, показывающая уровень стресса индивидуума. КЭА обычно изменяется, если человек находится в состоянии стресса или испытывает какие-либо неудобства [18]. Исследование Брауда касалось влияния на КЭА направленного взгляда — одного из самых простых способов удаленного воздействия на человека. Выяснилось, что люди подсознательно пробуждаются и приходят в «боевую готовность», когда на них смотрят [19].
Возможно, наиболее изученной сферой удаленного воздействия является целительство. Всего было проведено около 150 разнообразных исследований [20]. Одним из самых значительных является эксперимент, проведенный доктором Элизабет Тарг. В 80-х годах она спланировала оригинальное контролируемое исследование, в котором 40 целителей, находящихся вдали от своих пациентов, смогли улучшить состояние больных ВИЧ, хотя целители никогда не встречались и не контактировали со своими пациентами [21].
Даже самые простые эксперименты, связанные с влиянием разума на материю, дают поразительные результаты. Одно из первых таких исследований состояло в попытках повлиять на бросаемые кости. К настоящему моменту в 73 поразительно успешных экспериментах с участием 2,5 тысяч людей было совершено более 2,5 миллионов бросков костей. После анализа результатов и скидок на их качество, выяснилось: шансы случайности равнялись [22] 1076 : 1.
Был также получен провокационный материал о согнутых ложках — давно известном, благодаря экстрасенсу Ури Геллеру, трюке. Джон Хастед, профессор колледжа Биркбека в университете Лондона исследовал этот феномен в оригинальном эксперименте с детьми. Хастед подвесил к потолку ключи, и на расстоянии от одного до трех метров от них распределил детей так, чтобы они не могли коснуться ключей. Затем Хастед попросил детей попытать согнуть подвешенный металл. Во время этих исследований он наблюдал не только качание и разделение ключей между собой, но и внезапные и сильные скачки напряжения до 10 В. Более того, когда детей просили посылать свое намерение к нескольким висящим по отдельности ключам одновременно, индивидуальные счетчики напряжения записывали одновременные сигналы, как будто на ключи оказывается согласованное воздействие [23].Удивительно то, что во многих исследованиях в области психокинеза психическое воздействие любого вида производило измеряемые эффекты вне зависимости от дистанции, разделяющей воздействующего и объект воздействия, или времени формулирования намерения. Согласно экспериментальным свидетельствам, сила мысли не сдерживается ни временем, ни пространством.
Эти исследования уничтожили все существующие законы физики и «развеяли их по ветру». Сознание оказалось сложным образом взаимосвязанным с материей и способным ее изменять. На физическую материю можно влиять, даже безвозвратно изменять, не только с помощью силы, но и просто с помощью сформулированной мысли.
Тем не менее, доказательства, полученные передовыми учеными, оставили без ответа три фундаментальных вопроса. Какие физические механизмы участвуют в процессе воздействия мысли на реальность? В момент написания данной книги некоторые широко разрекламированные исследования массовых молений не дали никакого результата. Являются ли определенные состояния сознания более благоприятными, чем другие? Насколько, к счастью или нет, могущественна мысль? Насколько мысль может в действительности изменить нашу жизнь?
Большая часть первоначальных открытий в области сознания была сделана более 30 лет назад. Более поздние открытия в передовой квантовой физике, проведенные в лабораториях по всему миру, предлагают ответы на некоторые из этих вопросов. Они предоставляют свидетельства того, что наш мир очень податлив и всегда открыт влиянию. Последние исследования показывают, что живые существа являются передатчиками и получателями доступной измерению энергии. Новые модели сознания представляют его как сущность, способную преодолевать физические границы любого вида. Намерение подобно камертону, заставляющему другие камертоны во Вселенной резонировать с той же частотой.
Последние исследования влияния сознания на материю показывают, что намерение может оказывать разнообразные эффекты в зависимости от состояния получателя, а также времени и места, где намерение возникает. При помощи намерения во многих частях света уже лечатся различные заболевания, изменяются физические процессы и оказывается осознанное влияние на события. Это не особый дар, а наработанный навык, которому можно научиться. В действительности мы все используем намерение во многих сферах своей повседневной жизни.
Результаты исследований также указывают на то, что сила намерения увеличивается в зависимости от того, сколько людей одновременно думают об одном и том же [24].
Книга «Эксперимент по намерению» состоит из трех частей. В основной части (главы 1-12) была сделана попытка объединить все существующие экспериментальные данные о намерении в единую научную теорию о том, как работает сознание, как его можно использовать в жизни, и какие условия необходимы для улучшения результата.
Вторая часть книги (глава 13) предлагает схему эффективного использования намерения в вашей жизни, включающую упражнения и рекомендации на эту тему. Данная часть также основана на новейшем научном материале. Я не являюсь экспертом в области человеческого потенциала, поэтому это не руководство из серии «помоги себе сам», а путешествие к новым открытиям — как для вас, так и для меня. Моя методика основана на научных доказательствах, полученных во время наиболее успешных психокинетических лабораторных экспериментов. Мы точно знаем, что настоящие техники давали положительные результаты в контролируемых лабораторных условиях, но я не могу гарантировать, что они будут работать в вашей жизни. Используя их, вы будете, по сути, вовлечены в непрерывный личный эксперимент.
Последняя часть книги включает в себя набор групповых и личных экспериментов. В главе 14 содержатся рекомендации по использованию намерения в вашей жизни, которые вы можете проводить индивидуально. Эти «мини-эксперименты» также являются частью исследования. У вас будет возможность опубликовать ваши результаты на сайте данной книги и поделиться ими с другими читателями.
Кроме индивидуальных экспериментов, я спланировала серии больших групповых исследований, предназначенных для читателей (глава 15). Под руководством нашей опытной команды «Эксперимент с намерением» будет периодически определять, оказывает ли направленное намерение читателей влияние на объекты, состояние которых впоследствии возможно измерить научными методами.
Все, что для этого необходимо, — прочитать книгу, усвоить ее содержание, зайти на сайт (www.theintentionexperiment.com) и, следуя упражнениям и инструкциям, посылать некие мысли в определенное время, обозначенное на сайте. Первые такие исследования проведут немецкий физик Фриц-Альберт Попп, вице-президент Международного института биофизики в Германии (www.lifescientists.de), и его команда, состоящая из 7 человек, а также доктор Гари Шварц и его коллеги в университете Аризоны в Таксоне, Мэрилин Шлиц и Дин Радин из Института духовной науки.
Эксперты в области создания сайтов в сотрудничестве с нашей научной командой разработали протоколы, позволяющие нам определить, какие характеристики группы или аспекты их мыслей дают наилучшие результаты. Для каждого эксперимента с намерением будет выбрана своя «мишень» — определенное живое существо или популяция. Любое влияние, вызванное групповым намерением, измерится. Мы начали с водорослей (см. главу 12) и с каждым экспериментом будем использовать все более сложный живой организм.
Наши планы амбициозны: постепенно победить различные заболевания. Так, одними из объектов могут стать пациенты с ранами. Известно, что раны заживают с определенной скоростью по достаточно общей схеме [25]. Любое отклонение от нормы может быть точно измерено и будет являться эффектом эксперимента. В настоящий момент наша цель состоит в том, чтобы определить, сможет ли направленное групповое намерение заставить раны заживать быстрее, чем обычно.
Естественно, вы не обязаны участвовать в наших исследованиях. Если вы не хотите этого, то можете просто прочитать об экспериментах с намерением, проведенных другими, и использовать часть такой информации в своей жизни.
Пожалуйста, не относитесь к исследованию легкомысленно. Для качественного проведения эксперимента вы должны полностью прочитать книгу. Экспериментальные данные свидетельствуют: наиболее эффективны те, кто тренировал свое сознание, как атлеты тренируют мышцы, увеличивая тем самым свои шансы на успех.
Чтобы застраховаться от небрежных участников, сайт «Эксперимента с намерением» содержит сложный пароль, состоящий из нескольких слов или идей из книги (которые будут слегка изменяться каждые несколько месяцев). Если вы хотите стать частью эксперимента, то нужно зайти на сайт, используя пароль, но прежде необходимо прочитать книгу и понять ее.
На сайте (www.theintentionexperiment.com) есть часы, настроенные по восточному времени США и гринвичскому времени. В определенный момент времени и день, указанные на сайте, вас попросят направить четко сформулированное подробное намерение.
После окончания экспериментов полученные результаты будут проанализированы нашей научной командой, оценены независимым статистиком и опубликованы на сайте и в последующих изданиях этой книги. Сайт, таким образом, станет живым продолжением книги, которую вы держите в своих руках. Вам просто необходимо периодически обращаться к сайту, чтобы узнать дату следующего эксперимента.
Сотни отлично спланированных исследований групповых намерений и удаленного психического влияния дали статистически значимые результаты. Тем не менее, может оказаться и так, что наши эксперименты не дадут измеряемых эффектов, вначале или совсем никогда. Как ответственные ученые и объективные исследователи, мы обязаны сообщать о полученных нами данных. Как и в любой науке, провал поучителен и помогает нам совершенствовать методику исследования, а также делать новые предположения.
Во время чтения книги помните: перед вами результат, предоставленный передовой наукой. Наука — это непрерывный процесс самокоррекции. Предположения, изначально считавшиеся неопровержимым фактом, часто приходится отметать. Многие, даже большая часть заключений, представленных в данной книге, будут изменены или уточнены в будущем.
Читая и участвуя в экспериментах, вы можете сделать свой вклад в мировое знание и, возможно, совершить новый перелом в нашем понимании того, как устроен мир. В сущности, сила массового намерения может оказаться той силой, которая направит развитие планеты в сторону исцеления и обновления. Ваш отдельный голос — едва слышимый звук, объединенный с сотнями тысяч других, может превратиться в оглушительную симфонию.
При написании «Эксперимента с намерением» мною управляло желание заявить об удивительной природе и силе сознания. Возможно, эта книга докажет, что отдельная направленная мысль может изменить мир.
 
ЧАСТЬ I
НАУКА НАМЕРЕНИЯ
Человек — это часть целого, которое мы называем Вселенной,часть, ограниченная во времени и в пространстве. Он переживает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального мира, что является своего рода оптической иллюзией его сознания.
Альберт Энштейн
 
ГЛАВА 1
НЕПОСТОЯННАЯ МАТЕРИЯ
Немногие части галактики так же холодны, как пространство внутри холодильной установки в лаборатории Тома Розенбаума. Температура в установке — круглом аппарате размером с комнату, оснащенном цилиндрами, — может опускаться до отметки в несколько тысячных градуса выше, чем абсолютный ноль. Это почти -459 градусов по Фаренгейту — в три тысячи раз холоднее, чем в самых отдаленных глубинах космоса. В течение двух дней жидкие азот и гелий циркулируют в холодильной установке, а затем три помпы, постоянно выдувающие газообразный гелий, опускают температуру до возможного предела. В отсутствие тепла атооды материи замедляют свое движение. При такой низкой температуре Вселенная бы остановилась. Такая установка — искусственный вариант ледяного ада.
Абсолютный ноль — наиболее «предпочтительная» температура для таких физиков, как Том Розенбаум. В свои 47 лет, будучи выдающимся профессором физики в университете Чикаго и бывшим главой института Джеймса Франка, Розенбаум являлся членом авангардной группы физиков. Они исследовали беспорядочность в физике конденсированного состояния вещества — науке о внутренних процессах в жидкостях и твердых веществах, при нарушении их структуры [26]. В физике, если вы хотите узнать, как нечто себя ведет, проще всего поместить это нечто в неподходящие условия и посмотреть, что получится. Нарушение структуры обычно достигается с помощью нагревания или применения магнитного поля, чтобы затем узнать, как интересующее нас нечто будет реагировать. Таким же образом можно определить, какое направление вращения, или магнитную ориентацию, выберут атомы.
Большинство коллег Розенбаума в сфере физики конденсированного состояния вещества занимаются симметричными системами, такими как кристаллические твердые вещества. Атомы таких веществ расположены в определенном порядке, как яйца в коробке. Но Розенбаума интересовали странные системы, которые изначально являются неупорядоченными, — о них квантовые физики более традиционной ориентации презрительно отзывались как о «грязи». Розенбаум был убежден, что в «грязи» были сокрыты тайны квантовой Вселенной, неисследованной территории, куда он был счастлив отправиться. Ученому нравилось исследовать секреты спинового стекла — странных гибридов кристаллов, обладающих магнитными свойствами и технически относящихся к медленно движущимся жидкостям. В отличие от кристалла, чьи атомы движутся в одном направлении, атомы спинового стекла непредсказуемы и застывают в беспорядке.
Использование крайне низких температур позволило Розенбауму настолько замедлить атомы этих странных веществ, что стало возможным детальное наблюдение и выявление их квантово-механического естества. При температуре, близкой к абсолютному нулю, когда атомы практически неподвижны, вещества начинают приобретать новые общие свойства. Розенбаум пришел в восторг от недавнего открытия, что системы, являющиеся неупорядоченными при комнатной температуре, демонстрируют постоянство, подвергшись охлаждению. Внезапно разрозненные атомы начинают действовать согласованно.
Исследования группового взаимодействия молекул в различных обстоятельствах позволяют многое узнать о внутренней природе материи. Лаборатория Розенбаума показалась мне самым подходящим местом для начала собственного путешествия к открытиям. Там, при самых низких температурах, где все происходит медленно, может открыться истинная природа самых базовых составляющих Вселенной. Меня интересовало, как компоненты нашей физической Вселенной, которые мы считаем абсолютно стабильными, могут быть фундаментально изменены. Я также хотела узнать, можно ли показать, что квантовые феномены, такие как эффект наблюдателя, происходят где-либо, кроме субатомного мира, в мире повседневном. Открытия Розенбаума, сделанные им с помощью холодильной установки, могли многое прояснить. Например, то, как каждый объект или организм в физическом мире, который считается в классической физике неизменным и окончательным, подверженным только воздействиям грубых ньютоновских сил, может быть изменен энергией мысли.
Согласно второму закону термодинамики, все физические процессы во Вселенной могут двигаться лишь от состояния большей энергии к меньшей. Мы бросаем камень в воду, и круги, вызванные им на поверхности воды, постепенно исчезают. Чашка горячего кофе, оставленная на столе, постепенно остывает. Все неумолимо распадается, все движется в единственном направлении — от неупорядоченности к упорядоченности.
Но это не всегда необратимо, полагал Розенбаум. Последние открытия, касающиеся беспорядочных систем, свидетельствуют о том, что определенные материалы при особых обстоятельствах могут не подчиняться законам энтропии и воссоединяться, вместо того чтобы распадаться. Возможно ли движение материи в противоположном направлении — от беспорядочности к упорядоченности?
На протяжении 10 лет Розенбаум и его студенты из института Джеймся Франка задавали этот вопрос относительно кусочка фтористо-гольмиево-литиевой соли. Внутри холодильной установки Розенбаума лежал розовый кристалл, завернутый в два слоя меди. По размеру он не превышал и кончика карандаша. За много лет работы со спиновым стеклом Розенбаум очень увлекся этими блестящими маленькими структурами, которые являются одними из наиболее мощных магнитов на Земле. Эта характеристика предоставляла отличную возможность для изучения неупорядоченности. Но сначала нужно было изменить до неузнаваемости сам кристалл, превратив его в неупорядоченное вещество.
Розенбаум распорядился, чтобы в лаборатории, где выращивались кристаллы, соединили гольмий, фтор и литий, первый металл в Периодической таблице. Получившаяся фтористо-гольмиево-литиевая соль была послушной и предсказуемой — высоко упорядоченная структура, чьи атомы вели себя подобно скоплению микроскопических компасов, показывающих на север. Затем Розенбаум проинструктировал работников лаборатории, как нарушить структуру соли. Один за другим они изымали атомы гольмия и заменяли их иттрием — металлом, не обладающим магнитными свойствами. Это происходило до тех пор, пока Розенбаум не получил странный гибрид — соль, называемую литиево-гольмиево-иттриевым тетрафторидом.
Убрав все магнитные свойства структуры, Розенбаум создал спиновую анархию — атомы этого «Франкенштейна» были ориентированы во всех существующих направлениях. Возможность манипулировать основными свойствами элементов, подобных гольмию, с помощью создания странных новых структур с такой легкостью слегка напоминало власть над самой материей. Вооруженный новыми спиновыми стеклами, Розенбаум мог изменять свойства вещества по своему желанию: заставить атомы принять одно направление или заморозить их в каком-либо случайном расположении.
Тем не менее, его всемогущество было ограничено. Гольмие-вые смеси Розенбаума упрямо вели себя по-своему в некоторых аспектах. Он никак не мог заставить их подчиняться законам температуры. Вне зависимости от того, насколько низкой была температура в холодильной установке, атомы противостояли всякой упорядоченности. Если Розенбаум был «Богом» своих спиновых стекол, то кристалл был «Адамом», упрямо не желающим подчиняться Его самому главному закону.
Интерес Розенбаума к странным свойствам кристаллического вещества разделяла и Саянтани Гош, одна из его многообещающих аспиранток. Сай, как ее называют друзья, родилась в Индии. Она закончила Кембридж, а затем, в 1999 году, выбрала лабораторию Тома для обучения в аспирантуре. Практически сразу же она отлично себя зарекомендовала и получила награду Грегора Вентзеля, которую университет Чикаго присуждает лучшему аспиранту первого года, ведущему занятия. Худенькая 23-летняя девушка, кажущаяся на первый взгляд стеснительной, вскоре впечатлила своих ровесников и преподавателей энергичностью и авторитетом, а также способностью переводить сложные идеи на уровень, доступный любому студенту. За 25 лет Гош стала второй женщиной, получившей награду Вентзеля.
Согласно законам классической физики, применение магнитного поля должно разрушать магнитную согласованность атомов вещества. Степень получаемых повреждений структуры называется «магнитной восприимчивостью». Обычно неупорядоченные вещества реагируют на магнитное поле, а затем успокаиваются, когда температура падает или магнитное поле достигает точки магнитной насыщенности. Атомы больше не могут двигаться в том же направлении, что и магнитное поле, и поэтому начинают замедляться.
В первых экспериментах Гош атомы фтористо-гольмиево-литиевой соли начинали «сходить с ума» при воздействии на них магнитного поля. Но затем, когда Гош увеличивала мощность поля, начинало происходить что-то странное. Чем больше она увеличивала частоту, тем быстрее сновали атомы. Более того, все атомы, которые находились в состоянии неупорядоченности, ориентировались в одном направлении и действовали как единое целое. Затем небольшие группы, примерно из 260 атомов, выстраивались в линию и образовывали осцилляторы [27], вместе поворачиваясь в ту или иную сторону. Вне зависимости от того, насколько интенсивным было магнитное поле, применяемое Сай, атомы упрямо оставались соединенными друг с другом, действуя вместе. Такая самоорганизация сохранялась 10 секунд.
Сначала Гош и Розенбаум думали, что подобное явление может быть связано со странными эффектами сохранившихся атомов гольмия. Это один из немногих известных элементов, обладающих настолько «долгоживущими» внутренними силами, что в некоторых источниках они были описаны как нечто, существующее в ином измерении, что было выведено и математически [28]. Хотя ученые и не понимали данный феномен, они все же опубликовали свои результаты в журнале «Наука» в 2002 году [29].
Розенбаум решил провести другой эксперимент и попытаться выявить свойство кристалла, позволяющее ему выдержать настолько сильные внешние воздействия. Он поручил разработку исследования своей молодой талантливой студентке, посоветовав ей создать компьютерную трехмерную модель эксперимента. В исследованиях такого «сорта» физикам приходится полагаться на компьютерные модели для математического подтверждения реакций, которые они наблюдают.
Гош на протяжении нескольких месяцев разрабатывала компьютерный код и создавала свою модель. План состоял в том, чтобы выяснить как можно больше о магнитных свойствах соли с помощью воздействия на нее как высокими температурами, так и сильным магнитным полем.
Она подготовила препарат, поместив его на небольшую, один на два дюйма, медную подставку. Затем Гош обернула кристалл двумя кольцами: первое было градиометром для измерения магнитной восприимчивости и направления вращения отдельных атомов, а второе было необходимо, чтобы отделить любые случайные потоки, оказывающие внешнее воздействие на атомы.
Соединение такой «конструкции» с компьютером позволяло регулировать напряжение, магнитное поле или температуру и записывать любые изменения, когда Гош даже совсем незначительно меняла переменные.
Она начала понижать температуру, по доле градуса шкалы Кельвина, а после применила сильное магнитное поле. К ее изумлению, атомы продолжали выстраиваться в линию. Далее она подняла температуру, но атомы снова упорядочились. Вне зависимости от того, что она делала, каждый раз атомы игнорировали внешнее воздействие. Хотя Гош и Розенбаум изъяли большую часть магнитных компонентов вещества, оно само продолжало превращаться во все более сильный магнит.
Гош решила, что это очень странно. Возможно, следовало собрать больше данных, просто чтобы удостовериться, что они не внесли ничего лишнего в систему.
Она повторяла свой эксперимент на протяжении шести месяцев. Весной 2002 года ее компьютерная модель была, наконец, завершена. Однажды вечером Гош изобразила результаты компьютерной модели в виде графика, а затем наложила сверху результаты своего реального эксперимента. Они полностью совпали. На компьютерном экране была точная копия графика, составленного на основании практических данных. То, что она наблюдала в маленьком кристалле, не было артефактом, это было реальностью, которую она теперь воспроизвела с помощью компьютера. Гош даже обозначила места на графике, где должны были располагаться атомы, подчиняйся они обычным законам физики. Но атомы выстраивались в линию — так, как им хотелось.
В тот же вечер она написала Розенбауму осторожное сообщение: «Я хочу показать вам кое-что интересное утром». На следующий день они рассмотрели график. Не было никаких других вариантов, они оба это понимали; атомы игнорировали внешние воздействия, подчиняясь, вместо этого, соседним атомам. Вне зависимости, воздействовала ли Гош на кристалл сильным магнитным полем или повышала температуру, атомы преодолевали внешние воздействия.
Единственным объяснением было то, что атомы в таком кристалле были внутренне организованы и вели себя так, как будто они были единым гигантским атомом. Гош и Розенбаум внезапно осознали: все атомы должны быть взаимосвязаны.
Один из наиболее странных аспектов квантовой физики называется нелокальностью, которую также поэтически называют «квантовой взаимосвязью». Датский физик Нильс Бор открыл, что после контакта электронов и протонов эти субатомные частицы продолжают знать о существовании друг друга и влиять друг на друга вечно, какое бы расстояние их ни разделяло. Подобное происходит даже несмотря на отсутствие обмена силами и энергиями — то есть того, что физики считают ответственным за влияние. Когда частицы связаны, какое-либо состояние одной из них, например, магнитная ориентация, всегда будет влиять на состояние другой частицы, вне зависимости от того, насколько далеко они находятся друг от друга. Эрвин Шредингер, еще один основатель квантовой теории, был убежден, что открытие нелокальности является определяющим моментом квантовой теории, ее основанием и положением.
Активность связанных частиц аналогична поведению близнецов, разделенных при рождении, но сохраняющих одинаковые интересы и телепатическую связь навсегда. Один из близнецов живет в Колорадо, другой — в Лондоне. Хотя они никогда больше не встретятся, оба любят синий цвет. Оба работают инженерами. Оба любят кататься на лыжах. Когда один падает и ломает правую ногу в Вэйле, второй в тот же самый момент чувствует в правой ноге боль, хотя находится на расстоянии почти семи километров и спокойно попивает кофе в «Старбак-се» [30]. Альберт Эйнштейн отказался признать нелокальность, презрительно называя ее «Spukhafte Fernwirkungen» («ужасное воздействие на расстоянии»). «Для такой мгновенной связи необходимо, чтобы информация перемещалась быстрее, чем скорость света», — говорил он об известном мысленном эксперименте. Это нарушает положения его собственной теории относительности [31], так как в теории Эйнштейна скорость света (300 000 километров в секунду) была использована для вычисления абсолютного ограничивающего фактора скорости какого-либо влияния. Одна вещь не может оказать влияние на другую быстрее скорости света.
Тем не менее, современные физики, такие как Алан Аспект и его коллеги в Париже, убедительно продемонстрировали, что скорость света не является абсолютной внешней границей субатомного мира. Эксперимент Аспекта по вычленению двух протонов из одного атома показал: положение одного протона мгновенно воздействовало на позицию другого [32], так что тот приобретал ту же или, как выразился физик Чарльз Н. Беннет, «противоположную судьбу» [33] — то есть направление вращения или позицию. Два протона продолжают взаимодействовать друг с другом, и, что бы ни случилось с одним, с другим происходит либо та же самая, либо абсолютно противоположная ситуация. В настоящее время даже самые консервативные физики принимают нелокальность как странное свойство субатомной реальности [34].
Большая часть квантовых экспериментов включает в себя неравенство Белла. Известный в квантовой физике эксперимент был проведен Джоном Беллом, ирландским физиком, разработавшим практический инструментарий для исследования того, как на самом деле ведут себя квантовые частицы [35]. В этом простом тесте необходимо, чтобы две квантовые частицы находились в контакте. Затем их следует разъединить и провести измерения. Это подобно паре, участников которой зовут Дафна и Тед. Они были вместе, а потом разошлись. Дафна может выбирать из двух возможных направлений, так же и Тед. Согласно нашим взглядам на реальность, выбор Дафны будет полностью независимым от Теда.
Когда Белл проводил свой эксперимент, он ожидал обнаружить, что данные измерений каждой частицы будут отличаться, и это продемонстрирует «неравенство». Однако сравнение показало, что результаты оказались одинаковыми, а неравенство — «нарушенным». Какая-то невидимая нить связывала частицы в пространстве и заставляла их следовать друг за другом. С тех пор физики поняли: когда происходит нарушение неравенства Белла, это значит, что частицы связаны.
Неравенство Белла заставило нас многое пересмотреть в своем понимании Вселенной. Принимая нелокальность как факт природы, мы признаем, что два основания, на которых строилось наше мировоззрение, неверны: влияние происходит без учета времени и расстояния, и частицы, такие как Дафна и Тед, а также все, что состоит из частиц, взаимосвязано.
Хотя современные физики принимают нелокальность как данность квантового мира, они успокаивают себя тем, что это странное, противоречащее здравому смыслу свойство субатомной Вселенной не применимо к чему-либо большему, чем фотон или электрон. Когда дело доходит до уровня атомов и молекул, которые считаются в мире физики «большими», Вселенная снова начинает вести себя в соответствии с предсказуемыми, измеримыми законами Ньютона.
При помощи одного кристалла, размером не больше ногтя, Розенбаум и его аспирантка опровергли это представление. Они доказали: большие объекты, такие как атомы, были связаны, даже в материи настолько большой, что вы могли бы подержать ее в своей руке. Никогда прежде квантовая нелокальность не проявлялась в таком масштабе. Хотя объектом эксперимента был всего лишь маленький кусочек соли, в атомном масштабе это было целое государство, в котором жили биллион биллионов (1 000 000 000 000 000 000, или 1018) атомов. Розенбаум, не желавший рассуждать о том, чего он пока не мог объяснить, понимал: они обнаружили нечто удивительное во Вселенной. И я поняла, что они открыли механизм намерения: Гош и Розенбаум показали, что атомы, составляющие материи, могут испытывать влияние нелокальности. Большие объекты, такие как кристаллы, играли не по высшим законам игры, а по анархическим правилам квантового мира, сохраняя невидимую взаимосвязь в отсутствие видимой причины.
В 2002 году, после того, как Гош записала эти открытия, Розенбаум откорректировал их статью и послал ее в журнал «Природа», известный своим консерватизмом и тщательностью отбора материала. После четырех месяцев переписки с рецензентами статья Гош была напечатана в главном мировом научном журнале — весьма значительное достижение для 26-летней аспирантки [36].
Один из рецензентов, Влатко Ведрал, отнесся к эксперименту с интересом, но в то же время испытал разочарование [37]. Будучи югославом, он учился в Королевском колледже в Лондоне, пока его гстрана была погружена в гражданскую войну. Позже Югославия и вовсе распалась. Ведрал отлично показал себя на своей новой родине и был выбран, чтобы руководить квантовой информационной наукой в университете Лидса. Высокий и мужественный Ведрал был частью малой исследовательской группы во Вьенне, работавшей в области передовой квантовой физики, в том числе и с вопросами квантовой взаимосвязи.
Ведрал первым теоретически предсказал эффект, с которым Гош и Розенбаум случайно столкнулись три года спустя. Он отправил статью в журнал «Природа» в 2001 году, но журнал, предпочитавший экспериментальный формат теоретическому, не принял ее. В конце концов, Ведрал опубликовал свою статью в «Физическом обзоре», основном журнале физиков [38]. После того, как «Природа» решил опубликовать исследование Гош, издатели журнала сделали шаг к примирению, предложив Ведралу быть рецензентом ее статьи. Кроме того, ему выделили полосу в том же выпуске, чтобы он высказал свое мнение об открытиях.
В своей статье Ведрал позволил себе некоторые домыслы. «Квантовая физика весьма точно описывает то, как атомы объединяются в молекулы, и, так как молекулярные отношения являются основой всей химии, а химия — основой биологии, удивительная взаимосвязь может быть ключом к разгадке тайны жизни», — писал он [39].
Ведрал и некоторые другие его коллеги не верили, что описанный эффект имеет место только для гольмия. Основной проблемой в обнаружении взаимосвязи является примитивное состояние наших технологий. Изолирование и наблюдение этого эффекта возможно в настоящее время лишь с помощью замедления атомов при таких низких температурах, что они едва движутся. Тем не менее, часть физиков наблюдали взаимосвязь в материи при температуре в 200 градусов Кельвина, или -100 градусов по Фаренгейту. Такая температура существует на Земле в некоторых самых холодных местах.
Другие исследователи доказали математически, что везде, даже внутри нашего тела, между атомами и молекулами происходит постоянный обмен информацией. Томас Дарт из университета Врие в Брюсселе показал при помощи стройных математических формул, что практически все квантовые взаимодействия порождают взаимосвязь, вне зависимости от внешних условий. Даже протоны, мельчайшие частицы света, излучаемые звездами, связаны к каждым атомом, встреченным ими на пути к Земле [40]. Взаимосвязанность при нормальных температурах оказывается естественным состоянием Вселенной, даже наших тел. Любое взаимодействие между каждой парой электронов внутри нас создает связь. Согласно Бенни Резнику, физику-теоретику из университета Телль-Авива в Израиле, даже пустое пространство вокруг нас наполнено взаимосвязанными атомами [41].
Английский математик Поль Дирак, один из создателей теории квантового поля, первым выявил, что не существует такого состояния, как «ничто» или «пустого» пространства. Даже если вы уберете всю материю и энергию из Вселенной и исследуете «пустое» пространство между звездами, вы откроете, что мир наполнен субатомной активностью.
В мире классической физики поле — это регион влияния, в котором две или более точек связаны определенной силой, такой как гравитация или электромагнетизм. Однако в мире квантовых частиц поля создаются с помощью обмена энергией. Согласно принципу неопределенности Гейзенберга, одной из причин непознаваемости квантовых частиц является то, что их энергия постоянно перенаправляется. Хотя нередко частицы представляются нам крошечными «бильярдными шарами», они больше похожи на маленькие скопления вибрирующих волн, перебрасывающихся энергией, как при игре в баскетбол. Все элементарные частицы взаимодействуют друг с другом, обмениваясь энергией с помощью временных или виртуальных квантовых частиц. Считается, будто они возникают из ниоткуда, объединяясь и аннулируя друг друга менее чем за мгновение, вызывая случайные флуктуации энергии в отсутствие видимой причины. Виртуальные частицы, или состояния негативной энергии, не принимают физическую форму, поэтому мы не можем наблюдать их. Даже «реальные» частицы являются не более чем маленькими клубочками энергии, возникающими на короткое время и затем исчезающими в энергетическом поле.
Эти перебрасывания энергией, которые так и не достигают какого-то базового энергетического состояния, известны под названием нулевого поля. Поле называется «нулевым», потому что даже при температуре, равной абсолютному нулю, когда вся материя теоретически должна остановиться, эти флуктуации все еще происходят. Даже в самом холодном уголке Вселенной субатомная материя никогда не останавливается, а продолжает «танго» энергии [42].
Энергия, производимая с каждым информационным обменом между частицами, невообразимо мала — около половины энергии одного протона. Однако, если сложить все энергетические обмены между всеми субатомными частицами во Вселенной, то получится чудовищное количество энергии, превосходящее всю энергию в материи [43] на 1040. Ричард Фейнман однажды отметил, что энергии кубического метра пространства достаточно, чтобы вскипятить все океаны мира [44].
После открытий Гейзенбергом нулевой энергии большинство традиционных физиков изъяли символы, обозначающие такую энергию, из своих уравнений. Они полагали, что, так как нулевое поле всегда присутствует в материи, оно ничего не меняет, поэтому его можно не учитывать. Однако в 1973 году, пытаясь вывести альтернативу ископаемому топливу во время нефтяного кризиса, американский физик Хал Патофф, вдохновленный русским ученым Андреем Сахаровым, начал выяснять, как применить изобилие энергии пустого пространства для перемещения по Земле и путешествий к отдаленным галактикам. Патофф провел более 30 лет, исследуя нулевое поле. Со своими коллегами он доказал, что постоянный энергообмен между всей субатомной материей и нулевым полем отвечает за стабильность атомов водорода и, следовательно, за стабильность всей материи [45]. Уберите нулевое поле, и вся материя разрушится. Он также показал, что энергия нулевого поля может отвечать и за два основных свойства массы — инерцию и гравитацию [46]. Патофф также работал над миллионным проектом, финансировавшимся корпорацией «Локхид Мартин» [47] и различными американскими университетами, направленным на применение энергии нулевого поля для космических путешествий. Данная программа была опубликована в 2006 году.
Многие странные свойства квантового мира, такие как неопределенность или взаимосвязь, могут быть объяснены, если учитывать постоянные взаимодействия всех квантовых частиц с нулевым полем. Патофф отмечал, что понимание наукой взаимосвязи аналогично примеру с двумя палками, воткнутыми в песок, на которые вот-вот должна накатить большая волна. Если обе палки будут смыты, и о воздействии на них волны в тот момент вы ничего не знаете, то можете думать, что одна палка оказала влияние на другую, и называть это нелокальностью. Постоянное взаимодействие квантовых частиц с нулевым полем может являться механизмом нелокальных эффектов, происходящих между частицами, позволяющих одной частице находиться в контакте с другой частицей в любой момент [48].
Работа Бенни Резника в Израиле с нулевым полем и квантовой взаимосвязью началась с основного математического вопроса: что произойдет с двумя гипотетическими образцами, взаимодействующими с нулевым полем? Согласно его подсчетам, после того, как они вступят во взаимодействие с данным полем, образцы начнут сообщаться друг с другом и установят взаимосвязь [49].
Если вся материя взаимодействует с нулевым полем, это означает, что вся материя взаимосвязана и потенциально сплетена во всем космосе с помощью квантовых волн [50]. И, если мы и все пустое пространство взаимосвязаны, мы должны быть способны устанавливать связь с тем, что находится на расстоянии от нас. Признание существования нулевого поля и взаимосвязи дает нам готовый механизм, при помощи которого сигналы, производимые силой мысли, могут быть получены кем-либо, находящимся за много миль.
Сай Гош доказала, что нелокальность существует в больших блоках материи, составляющих определенный объект, а другие ученые доказали, что вся материя во Вселенной является, по сути, сателлитом центрального энергетического поля. Но как материя может испытывать влияние этой связи? Основное предположение классической физики состоит в том, что все материальные объекты Вселенной являются постоянными, своего рода свершившимися фактами. Как они могут изменяться?
Ведралу представилась возможность изучить этот вопрос, когда он был приглашен к сотрудничеству с известным квантовым физиком Антоном Зейлингером. Лаборатория Зейлингера в институте экспериментальной физики при университете Вены проводила самые передовые и весьма необычные исследования природы квантовых частиц. Зейлингер был глубоко недоволен современными научными объяснениями свойств квантов и передал свою неудовлетворенность и стремление к новым объяснениям студентам.
Зейлингер и его команда связали пару протонов со дна Дуная. Они создали квантовый канал с помощью стеклянной трубки и протянули его через русло реки. В своей лаборатории Зейлингер любил называть отдельные протоны Бобом или Эллис, а иногда, когда был необходим третий протон, он называл его Чарли или Кэрол. Эллис и Боб были разделены шестьюстами метрами реки, никак друг с другом не соприкасались. Тем не менее, они сохранили нелокальную взаимосвязь [51].
Зейлингера особенно интересовали суперпозиция и следствия копенгагенской интерпретации — то, что субатомные частицы существуют только в состоянии потенциала. Могут ли объекты, а не просто субатомные частицы, которые входят в их состав, существовать в таком состоянии «зеркального коридора»? Чтобы ответить на этот вопрос, Зейлингер применил аппарат, называемый интерферометр Тальбот-Лау. Подобный аппарат уже применялся при известном эксперименте с двойным разрезом, проведенном Томасом Юнгом, британским физиком XIX века.
 
В эксперименте Юнга поток чистого света посылался через разрез на кусок картона, проходя перед этим сквозь второй экран с двумя разрезами.
Когда две волны находятся в фазе (то есть поднимаются и опускаются одновременно) и сталкиваются друг с другом — что называется «интерференцией» — объединенная интенсивность волн больше, чем индивидуальная амплитуда каждой из них. Сигнал усиливается. Это является сохранением или передачей информации, процессом, называемым «конструктивной интерференцией». Если одна волна поднимается в то время, когда другая опускается, они аннулируют друг друга, что называется «негативной интерференцией». При конструктивной интерференции, когда волны синхронны, свет усиливается; деструктивная интерференция уничтожает свет и приводит к полной темноте.
В эксперименте свет проходил через две прорези, образуя чередующиеся черные и белые полоски на последнем экране. Если бы свет был просто потоком частиц, то тогда две самые яркие полоски были бы расположены сразу за двумя прорезями на втором экране. Однако самым ярким являлся участок посередине между двумя прорезями, созданный действием тех волн, которые в наибольшей степени взаимодействуют друг с другом. Благодаря этим результатам Юнг первым понял, что свет, пробивающийся сквозь две прорези, распространяется в виде перекрывающих друг друга волн.
В современной версии этого эксперимента через двойной прорез проходят отдельные фотоны. Они также отображают полоски на экране, показывая, что даже отдельные единицы света перемещаются в виде размытой воЛны, обладающей значительной сферой влияния.
Физики XX века проводили эксперимент Юнга с другими отдельными квантовыми частицами. Полученные результаты использовали как доказательства того, что в квантовой физике присутствовали следующие особенности: частицы вели себя подобно волнам и проходили через оба разреза сразу. Направьте поток электронов через три экрана, и вы получите интерференцию: чередующиеся светлые и темные полосы, что уже наблюдалось в случае частиц света. Так как для создания интерференции такого вида необходимы, по крайней мере, две волны, то на основании данного эксперимента можно сделать вывод, что фотон каким-то образом умудряется проходить через два разреза одновременно и интерферировать с самим собой.
В эксперименте с двойным разрезом содержится основная загадка квантовой физики — идея, что субатомная частица находится не в каком-то определенном месте, а представляет собой целый «стадион». Опыт также демонстрирует принцип, согласно которому все электроны, существующие в герметическом квантовом состоянии, абсолютно непознаваемы. Вы ничего не можете узнать о квантовой сущности, не остановив ее. Только после этого она примет определенное состояние.
В варианте эксперимента с разрезами Зейлингера использующий молекулы вместо субатомных частиц интерферометр содержал набор прорезей на первом экране и решетку из идентичных параллельных разрезов на втором. Их смысл состоял в задержании или отклонении проходящих через него молекул. Третья решетка, развернутая перпендикулярно потоку молекул, играла роль сканирующей «маски», способной подсчитывать размер волн любой проходящей молекулы с помощью высокочувствительного лазерного детектора. Это делалось для того, чтобы определить позиции молекул и их схемы интерференции.
Для первого эксперимента Зейлингер и его команда тщательно выбрали молекулы фуллерена, состоящие из 60 атомов углерода. Размером в один нанометр каждая, они являются гигантами молекулярного мира. Фуллерен был выбран не только за свой размер, но и за четкую структуру, напоминающую симметричный футбольный мяч.
Это была тонкая операция. Группе Зейлингера необходимо было работать с четко установленной температурой. Даже самый незначительный перегрев молекулы вызвал бы ее распад. Зейлингер нагревал молекулы фуллерена до 900 градусов Кельвина, чтобы они могли создать интенсивный молекулярный поток. Далее он «проводил» их через первый экран, затем они проходили через второй экран, а на третьем — образовывали рисунок. Результаты не оставляли места сомнениям. Каждая молекула продемонстрировала способность интерферировать с собой же. Огромные части физической материи не «пришли» в окончательное состояние. Как и субатомные частицы, эти гигантские молекулы не «застыли» во что-нибудь определенное.
Венская команда провела исследования с некоторыми другими молекулами, которые были в два раза больше и имели странную форму, чтобы проверить, будут ли геометрически асимметричные молекулы демонстрировать такие же «волшебные» свойства. Они остановили свой выбор на гигантских молекулах фторированного углерода — молекулах, в форме футбольного мяча, состоящих из 70 атомов углерода и похожих по форме на оладьи молекулах тетрафенилпорфирин. Состоящие из более чем 100 атомов, эти молекулы являются одними из самых больших на планете. И снова каждая из них интерферировала сама с собой.
Группа Зейлингера неоднократно демонстрировала, что молекулы могут находиться в двух местах одновременно, оставаясь в состоянии суперпозиции даже в таком большом масштабе [52]. Ученые доказали невообразимое: самые большие компоненты физической материи и живых существ существуют в неопределенном состоянии [53].
Сай Гош не очень много думала о выводах из своего открытия. Она была вполне удовлетворена тем, что по материалам ее эксперимента получилась очень хорошая статья. Это могло помочь ей сделать карьеру доцента. Гош решила и дальше заниматься исследованиями в области миниатюризации, направления, в котором, как она полагала, двигалась квантовая физика. Время от времени она позволяла себе рассуждать на тему того, что ее кристалл был ключом к пониманию природы Вселенной. Но она была всего лишь студенткой, недавно окончившей аспирантуру. Что она, в конце концов, могла знать о том, как устроен мир?
Но для меня исследование Гош и работа Зейлингера над экспериментом с двойным разрезом являются определяющими моментами в современной физике. Эксперименты Гош показывают, что существует невидимая взаимосвязь фундаментальных элементов материи. Связь часто является настолько сильной, что может преодолеть такие «классические» влияния, как температура или сила. Работа Зейлингера продемонстрировала нечто еще более поразительное. Материя не является твердой и стабильной и вовсе не обязательно ведет себя согласно законам Ньютона. Для того, чтобы прийти в определенное состояние, молекулам необходимо дополнительное влияние.
Эти данные были первыми свидетельствами того, что специфические особенности квантовой физики наблюдаются не только на квантовом уровне с субатомными частицами, но и в мире видимой материи. Молекулы также существуют в состоянии чистого потенциала, а не окончательной данности. При определенных обстоятельствах они преступают ньютоновские законы и демонстрируют нелокальные квантовые эффекты. Тот факт, что нечто настолько большое, как молекула, способно устанавливать взаимосвязь, указывает на существование не двух «сводов законов» — физики большого и физики малого, а общих правил для всего.
Два описанных эксперимента содержат также ключ к науке намерения — как мысли могут воздействовать на твердую материю. Они говорят о том, что эффект обозревателя имеет место не только в мире квантовых частиц, но и в повседневной жизни. Ничто не существует в изоляции, а, как квантовая частица, находится во взаимосвязи со всем. Совместное создание и влияние может быть основным свойством жизни. Наши наблюдения за каждым компонентом нашего мира могут определять его окончательное состояние. То есть мы, видимо, влияем на все, что находится вокруг нас. Когда мы входим в заполненную комнату, когда мы общаемся с нашими супругами и детьми, когда мы смотрим на небо, мы можем создавать и влиять в каждый отдельный момент. Мы пока не можем продемонстрировать это при нормальных температурах: современное оборудование все еще не достаточно совершенно. Но мы уже обладаем предварительными доказательствами: физический мир — сама материя — податлива, доступна влиянию извне.
 
ГЛАВА 2
ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ АНТЕННА
В 1951 году в семилетнем возрасте Гари Шварц сделал удивительное открытие, когда пытался настроить дома телевизор. Недавно приобретенный «Магнавокс», стоящий напротив дверей на деревянной подставке, завораживал его: удивляли не столько движущиеся картинки с людьми, сколько то, как они появлялись в его гостиной. Механизмы относительно нового изобретения все еще оставались загадкой, даже для большинства взрослых. Телевизор, как любой другой электронный прибор, манил не по годам развитого ребенка, желавшего разобрать устройство и понять, как оно работает. Эта страсть уже выражалась в отношении старых радиоприемников, которые мальчику давал его дед. Игнац Шварц продавал сменные трубки для телевизоров и радиоприемников в своем магазине в Грейт Нек, в Лонг-Айленде, и те, которые не подлежали починке, доставались его внуку. В углу спальни Гари лежала гора деталей: сваленных в кучу трубок, резисторов и каркасов, которые он позаимствовал у своего деда, — первые признаки увлечения электроникой, продолжавшегося всю жизнь.
Гари знал: то, как вы расположили антенну на телевизоре, определяет качество картинки. Его отец объяснял, что телевизоры «оживляются» с помощью невидимых волн, подобных радиоволнам, перемещающихся в воздухе и каким-то образом становящихся изображением. Гари даже проводил примитивные эксперименты. Когда вы стоите где-нибудь между антенной и телевизором, картинка может исчезнуть. Когда вы прикасаетесь к антенне определенным образом, вы делаете изображение лучше.
Однажды, следуя какому-то своему капризу, Гари отсоединил антенну и поместил свой палец в гнездо для кабеля. То, что было массой помех и статичного шума, внезапно стало отличным изображением. Даже в столь юном возрасте он понял, что стал свидетелем чего-то неординарного: его тело действовало как телевизионная антенна, получатель этой невидимой информации. Он провел тот же эксперимент с радио, вставив палец вместо антенны, и произошло то же самое. Нечто в человеке действовало подобно антенне, помогающей создать изображение в телевизоре. Шварц тоже был получателем невидимой информации, способным ловить сигналы, передаваемые через время и пространство.
Однако, пока ему не исполнилось 15 лет, он не мог представить, из чего состояли эти сигналы. Когда он научился играть на электрогитаре, то часто удивлялся тому, что невидимые потоки позволяли инструменту создавать различные звуки, Исполняя одну ноту, он мог заставить ее звучать более прерывисто или низко, в зависимости от того, как он поворачивает ручку. Как могла одна-единственная нота звучать настолько по-разному? Для научного эксперимента он сделал записи своей музыки и нашел компанию в Нью-Йорке, в паре сотен миль от его дома в Западном Вавилоне, у которой было оборудование для анализа частоты звука. Когда Шварц прослушал свои записи на этом оборудовании, он быстро смог разобрать мелодии до основания. Каждая йота выглядела как набор помех на экране электроннолучевого монитора напротив него — сложный набор сотен частот, представляющий смесь обертонов, меняющихся, когда он поворачивал ручку к колебанию или басу. Он знал, что эти частоты являются волнами, представленными на мониторе как положенная набок буква S или синусоида, напоминающая прогнувшуюся скакалку, которую держат с двух сторон. Волны обладают периодическими колебаниями или флуктуациями, похожими на волны Радио Лонг-Айленда. Шварц знал, что каждый раз, когда он что-либо говорил, он производил сходные частоты с помощью своего голоса. Он запомнил свои ранние эксперименты с телевидением и впоследствии стал размышлять, было ли энергетическое поле, пульсирующее внутри него, родственным звуковым волнам [54].
Детские эксперименты Шварца могли быть примитивными, но он уже приблизился к центральным механизмам намерения: нечто в качестве наших мыслей осуществляет постоянную передачу, подобно телевизионной станции.
Уже будучи взрослым, Шварц, все еще наполненный энтузиазмом, стал заниматься психофизиологией и изучением влияния сознания на тело. Он занял пост в университете Аризоны, известном своей исследовательской свободой, царившей среди ученых. Шварц увлекся биологической обратной связью и тем, каким образом сознание может контролировать кровяное давление и множество болезней, а также изучением мощного физического эффекта от мыслей различного типа [55].
Однажды, в 1994 году, на конференции, посвященной взаимосвязи любви и энергии, он сидел на лекции физика Элмера Грина, одного из пионеров биологической обратной связи. Грин, как и Шварц, заинтересовался энергией, передаваемой сознанием. Чтобы исследовать эту проблему, он решил изучить целителей, работающих на расстоянии, и определить, посылают ли они больше электрической энергии, чем обычно, в процессе лечения.
Грин рассказал в своей лекции, что он создал помещение, стены и потолок которого были целиком медными и соединялись с микровольтными усилителями электроэнцефалограммы (ЭЭГ) — прибора, используемого для измерения электрической активности мозга. Обычно усилитель ЭЭГ присоединяется к специальной шапочке с электродами, каждый из которых записывает отдельные электрические сигналы из разных частей мозга. Шапочка надевается на голову человека, и электрическая активность, записанная через каналы, отображается усилителем. Усилители ЭЭГ весьма чувствительны, они способны принимать самые незначительные сигналы, даже в одну миллионную вольта электричества.
В случае целительства на расстоянии Грин предполагал, что производимый сигнал является электрическим и исходит от рук целителя. Вместо шапочки для ЭЭГ он прикрепил усилители ЭЭГ к медной стене. Медная стена действовала как гигантская антенна, усиливающая способность обнаруживать электричество, исходящее от целителей, и позволяющая Грину находить его во всех пяти направлениях.
Грин заметил, что, когда целитель занимался лечением, усилитель ЭЭГ часто записывал этот процесс в виде гигантского всплеска электричества. Подобный электрический всплеск обычно появляется после того, как вы потрете ноги о новый ковер, а затем коснетесь металлической дверной ручки [56].
На ранних стадиях эксперимента с медными стенами Грин столкнулся с трудной проблемой. Если целитель просто шевелил пальцем, усилитель ЭЭГ записывал определенную волну. Грину было необходимо создать способы отделения истинных эффектов целительства от электрических шумов. Единственным способом сделать это была полная неподвижность целителей, пока они посылали свою энергию.
Шварц слушал лекцию со все возрастающим восторгом. Он решил, что Грин не обратил внимания на самую интересную часть данных: шумы одного человека были сигналами другого. Может ли движение, даже простое дыхание, создавать электромагнитный сигнал, достаточно мощный, чтобы быть обнаруженным на медной стене? Может ли быть так, что люди являются не только получателями, но и излучателями?
То, что мы излучаем энергию, кажется абсолютно логичным. Существует много доказательств того, что все живые ткани имеют электрический заряд. Помещение заряда в трехмерное пространство создает электромагнитное поле, перемещающееся со скоростью света. Механизмы передачи энергии были понятны. Неясным было то, в какой степени мы создаем электромагнитные поля с помощью обычных движений, и получают ли нашу энергию другие живые существа.
Шварцу не терпелось самостоятельно выяснить это. После конференции он связался с Грином и посоветовался, как построить собственную медную стену. Затем он поспешил на строительный склад. Медных листов там не оказалось, но были алюминиевые, которые тоже могли служить примитивной антенной. Шварц купил несколько листов четыре на два и поместил их на подставки, чтобы изолировать от земли, создавая таким образом «стену». После того, как он соединил стену с усилителем ЭЭГ, он начал исследовать воздействия своей руки, перемещая ее над коробкой. Как он и предполагал, усилитель засекал движения. Движения руки порождали сигналы [57].
Шварц начал показывать эти эффекты своим студентам в университетском кабинете, используя бюст Эйнштейна для более драматического эффекта. В своих экспериментах он применял шапочку ЭЭГ с сотнями электродов. В отсутствие мозговых сигналов шапочка регистровала лишь шумы усилителя.
 
Во время экспериментов Шварц надевал шапочку на бюст Эйнштейна и включал лишь один электрод в самом центре. Затем он проводил рукой над головой Эйнштейна. Как будто великого человека внезапно посещало озарение, усилитель внезапно оживал и фиксировал электромагнитную волну. Но сигнал, как объяснял своим студентам Шварц, был не странной мозговой волной, порожденной безжизненной статуей, а электромагнитным полем, производимым движением его руки. Это казалось неоспоримым: его тело посылало сигналы с помощью каждого колебания руки.
Шварц стал более творчески подходить к своим экспериментам. Когда он использовал тот же жест, но на расстоянии трех метров, сигнал уменьшался. Затем он поместил бюст в клетку Фарадея, состоящую из плотной медной сетки, не пропускающей никаких электромагнитных полей. Все эффекты исчезали. Это странная энергия, порождаемая движениями, имела все признаки электричества: она снижалась вместе с увеличением расстояния и блокировалась электромагнитными щитами.
В какой-то момент Шварц попросил одного из своих студентов встать так, чтобы его левая рука находилась над головой Эйнштейна, а правая была направлена в сторону Шварца, который сидел на стуле на расстоянии метра. Шварц двигал рукой вверх и вниз. К удивлению студентов, движения Шварца были обнаружены усилителем. Сигнал проходил через тело Шварца и затем перемещался сквозь тело студента. Шварц опять «излучал сигналы», но в данном случае студент стал «антенной», получавшей сигналы и передающей их усилителю, действующему как другая антенна [58].
Ученый понял: он достиг самой важной точки исследования. Простое движение порождало электрический заряд, но, что более важно — создавало связь. В каждый момент мы посылаем сигналы, которые могут ощущаться людьми вокруг нас. Выводы были ошеломляющими. Что, если он влиял на студента? Каким был бы физический эффект, если бы он воздействовал на студента, крича в то же время: «Не делай этого»? Студент мог чувствовать, как будто его накрывает волна энергии. Некоторые люди могут даже обладать более мощными позитивными или негативными зарядами, чем другие. Так, в эксперименте Элмера Грина все оборудование работало плохо в присутствии Розлин Бройер, известной целительницы.
Шварц наткнулся на нечто фундаментальное, касающееся энергии, излучаемой человеком. Могла ли энергия мысли иметь тот же эффект, что и физическая энергия? Могли ли мысли так же создавать связь с людьми вокруг нас? Каждое намерение по отношению к кому-либо может иметь свою собственную физическую составляющую, которая будет отмечена получателем как физический эффект.
Я, как Шварц, подозревала, что энергия, генерируемая мыслями, вела себя не так, как энергия, генерируемая движениями. В конце концов, сигнал, вызванный движением, снижает свою интенсивность с возрастанием дистанции, так же как и обычное электричество. В случае целительства расстояние, казалось, роли не играло. Энергия намерения, если она существует, должна быть более фундаментальной, чем обычный электромагнетизм, и находиться, пожалуй, в сфере квантовой физики. Как я могла исследовать энергетические эффекты намерения? Целители, которые, оказывается, посылают больше энергии, чем обычно, во время процесса излечения, были отличной «стартовой точкой».
Элмер Грин показал в своих исследованиях, что в процессе излечения возникала огромная волна электростатической энергии. Когда человек находится в неподвижном состоянии, его или ее дыхание и биение сердца производят, как показывают усилители ЭЭГ, электростатическую энергию в 10-15 милливольт. Во время деятельности, требующей сосредоточения внимания, такой как медитация, энергия подскакивает вверх до 3 В. Однако во время .процесса лечения целители Грина производили волны напряжения до 190 В. Один целитель породил 15 таких волн: они были в 100 тысяч раз выше, чем обычно, и сопровождались небольшой пульсацией в 1-5 В на каждой из четырех медных стен. Во время поисков источника этой энергии Грин выяснил, что пульсация исходила из живота целителя, точки, называемой дан тянъ, которая считается центральным хранилищем внутренней энергии тела в китайских боевых искусствах.
Физик Уильям Тиллер из Стэнфорда сконструировал хитроумное приспособление, чтобы измерять энергию, излучаемую целителями. Оборудование испускало насыщенный поток газа и записывало точное количество электронов, пульсирующих в потоке. Любое повышение напряжения отмечается счетчиком пульсаций.
В своем эксперименте Тиллер просил обычных волонтеров держать руки примерно в 15 сантиметрах от его устройства и мысленно стараться увеличить цифру, показываемую счетчиком пульсаций. В большей части подобных экспериментов, которых было более тысячи, Тиллер выявил: при появлении намерения количество записанных пульсаций возрастало на 50 тысяч и оставалось на таком уровне в течение 5 минут. Эти подъемы происходили, даже если участник не находился рядом с измерительной машиной, а просто «удерживал» свое намерение. Тиллер заключил, что направленные мысли производят физическую энергию даже на расстоянии [59].
Я нашла еще два исследования, в которых производились измерения электрических частот, испускаемых людьми при концентрации намерений. В одном исследовании измерялась целительная энергия, а в другом — энергия, производимая китайским мастером, когда тот излучал внутреннюю ци — китайский термин для энергии или жизненной силы [60]. В обоих случаях измерения дали одинаковые результаты: уровень частоты в 2-30 Гц.
Эта энергия также, казалось, изменяла молекулярную природу материи. Я обнаружила значительное количество научных исследований, посвященных химическим изменениям, вызываемым намерением. Бернард Град, кандидат биологических наук в университете Мак-Грилл в Монреале, исследовал влияние энергии целителя на воду, использовавшуюся для поливки растений. После того, как группа целителей послала свою энергию образцам воды, Град провел химический анализ с помощью инфракрасной спектроскопии. Он выяснил, что в воде, подвергшейся влиянию целителей, произошли значительнее изменения в молекулярных связях кислорода и водорода. Водородные связи между молекулами ослабли так же, как это происходит, когда на воду воздействует магнит [61]. Несколько других ученых подтвердили открытие Града: в исследовании, проведенном в России, было выявлено, что кислородно-водородные связи в молекулах воды изменяются в своей структуре во время целительства [62].
Изменения такого типа могут происходить и во время простого акта намерения. В одном исследовании опытные меди-таторы посылали свое намерение с целью повлиять на молекулярную структуру образцов воды, которые они держали во время медитации. При последующем обследовании воды с помощью инфракрасной спектроскопии было выявлено, что многие ее основные свойства, в частности, поглотительная способность — количество света, поглощаемого водой при определенной длине волны, — были в значительной степени изменены [63]. Когда некто сохраняет сосредоточенную мысль, он может изменять саму молекулярную структуру объекта при помощи своего намерения.
В своем исследовании Гари Шварц хотел выяснить, проявляется ли намерение лишь в виде электростатической энергии. Возможно, там присутствовала и магнитная энергия. Магнитные поля, естественно, мощнее. Магнетизм кажется более сильной и универсальной энергией: сама Земля испытывает влияние собственного слабого пульсирования геомагнетизма. Шварц помнил об исследовании, проведенном Уильямом Тиллером, в котором экстрасенсы помещались в разнообразные устройства, блокирующие различные формы энергии. Экстрасенсы действовали лучше, чем обычно в клетке Фарадея, блокирующей только электрическую энергию, но когда их помещали в защищенное от магнетизма помещение, они проявляли себя хуже [64].
На основании этих ранних исследований Шварц сделал два важных вывода: целительский процесс может порождать первоначальный всплеск электричества, но настоящие механизмы передачи должны быть магнитными. Действительно, на экстрасенсорные феномены и психокинез можно влиять выборочно, просто с помощью экранирования различных типов. Электрические сигналы могут оказывать влияние, в то время как магнитные сигналы усиливают процесс.
Чтобы проверить последнее предположение, Шварц объединился се своей коллегой, сорокалетним профессором Мелиндой Коннор, которая интересовалась целительством. Первое затруднение было связано с разработкой точных инструментов для обнаружения магнитных сигналов. Измерение слабых низкочастотных магнитных полей — задача не из легких. Для этого требуется дорогой и очень чувствительный аппарат — СПУКВ, или суперпроводящее устройство квантового взаимодействия. СПУКВ стоит около 4 миллионов долларов. Обычно устройство находится в комнате, изолированной от магнитных воздействий, чтобы не допускать внешних шумов.
Лучшее, что смогли позволить себе Шварц и Коннор с их ограниченным бюджетом, был СПУКВ «для бедных» — маленький, ручной, работающий на батарейках, трехосевой цифровой гауссметр. Изначально он предназначался для измерения характеристик магнитного поля и обнаружения сверхнизкочастотных магнитных полей. Гауссметр был достаточно чувствителен, чтобы засекать одну тысячную гаусса, слабейшую пульсацию магнитного поля. По мнению Шварца, этого уровня чувствительности было более чем достаточно для их исследования.
Коннор решила, что изменения в низкочастотном магнитном поле можно измерить с помощью записи внешнего стабильного магнитного поля, зафиксированного счетчиком в определенные промежутки времени. При измерении стабильного поля прибор показывал результаты, изменяющиеся лишь немного — менее чем на 1/10 гаусса. Однако в присутствии колеблющегося магнитного поля с периодическими изменениями частоты показания будут колебаться от, скажем, 0,6 к 0,7 и 0,8 и затем обратно к 0,6. Чем больше и чаще происходящие изменения, тем более вероятно, что магнитное поле подверглось влиянию источника направленной энергии.
Коннор и Шварц собрали группу людей, практикующих рейки, искусство исцеления, возникшее около века назад в Японии. Ученые провели измерения пространства около руки каждого из целителей, когда они излучали энергию и когда отдыхали, закрыв глаза. Затем исследователи собрали группу «мастеров-целителей» с богатой историей успешных исцелений. Снова Коннор и Шварц провели измерения магнитного поля около руки каждого, когда мастера излучали энергию и когда отдыхали. Далее они сравнили измерения целителей рейки с измерениями, полученными от людей, которые не занимались целительством.
После анализа данных Шварц и Коннор выяснили, что обе группы целителей продемонстрировали значительные флуктуации на очень низких частотах магнитного поля, исходящие из обеих рук. Огромный скачок колебаний в магнитном поле происходил каждый раз, когда целитель начинал излучать энергию. Однако наиболее мощный поток энергии исходил из их ведущих рук. Контрольная группа людей, которые не были целителями, не дала подобных результатов.
Затем Шварц сравнил данные группы рейки с данными мастеров-целителей и нашел другое значительное различие. Средние показатели изменений в магнитном поле в минуту воздействия мастеров-целителей были в три раза выше, чем у целителей рейки [р5].
Результаты были недвусмысленными. Шварц и Коннор получили доказательство того, что направленное намерение проявляется в виде электростатичекой и магнитной энергии. Но они также открыли, что намерение было подобно игре на пианино: этому необходимо учиться, и у некоторых людей «игра» получается лучше, чем у других.
Интерпретируя полученные данные, Гари Шварц вспомнил о фразе, часто произносимой докторами, особенно при чрезвычайных ситуациях: «Когда вы слышите стук копыт, думайте о лошадях, а не о зебрах». Другими словами, когда вы пытаетесь поставить диагноз, вначале отметьте все наиболее вероятные причины, а затем уже рассматривайте более экзотичные варианты. Он подходил к науке с такой же позиции и подвергал сомнению собственные открытия: может ли повышение колебаний магнитного поля во время процесса излечения быть просто результатом определенных периферических биофизических изменений? Сжатие мускулов порождает магнитное поле, то же происходит и благодаря изменениям в токе крови, расширению или сужению кровеносных сосудов, объему жидкости в организме или даже потоку электролитов. Кожа, потовые железы, изменения температуры, индукция нейронов — все генерирует магнитные поля. Шварц полагал, что исцеление происходит благодаря суммированию множества биологических процессов, которые поддерживаются магнитно.
Но возможность того, что исцеление может быть магнитным эффектом, не объясняла удаленного исцеления на расстоянии. В некоторых случаях целители посылали энергию за тысячи километров, и эффект не снижался с расстоянием. В одном успешном исследовании состояние пациентов, больных СПИДом, было улучшено с помощью лечения на расстоянии. В этом исследовании 40 целителей, находящиеся в разных частях США, посылали целительную энергию пациентам в Сан-Франциско [66]. Как и электрические, магнитные поля ослабевают с расстоянием. Магнитные и электрические эффекты, вероятнее всего, являются аспектом процесса воздействия, но отнюдь не центральным. Это ближе к квантовому полю и, возможно, напоминает поведение света.
Шварц начал рассматривать возможность того, что механизм, создававший намерение, брал свое начало в крошечных частицах света, излучаемых всеми людьми. В середине 70-х годов немецкий физик Фриц-Альберт Попп столкнулся с тем фактом, что все живые существа, от примитивных одноклеточных растений до самых сложных организмов, таких как человек, непрерывно излучают небольшое количество фотонов — маленьких частиц света [67]. Попп назвал их «биофотонным излучением». Физик решил, что он открыл основной канал коммуникации живых организмов: они используют свет как сигналы для себя и окружающего мира.
Более 30 лет Попп считал, что это слабое излучение, а вовсе не биохимия, является истинной силой, координирующей все клеточные процессы в теле. Световые волны представляют собой отличную систему коммуникации, способную передавать информацию практически мгновенно по всему организму. Мысль, что именно волны, а не химические вещества, являются механизмами коммуникации, решила бы и основную проблему генетики — как мы растем и развиваемся из одной-единственной клетки. Это также может объяснить то, как мы одновременно используем различные части тела одновременно для выполения определенных задач. Попп предположил, что этот свет должен быть основным механизмом «настройки», определяющим частоты, которые затем поддерживаются другими молекулами в теле [68].
Некоторые ученые, такие как немецкий биофизик Герберт Фролих, предполагали, что существуют определенные коллективные вибрации, заставляющие протеины и клетки координировать свою активность. Тем не менее, все подобные теории игнорировались до того, как Попп сделал свои открытия, в основном, по причине отсутствия оборудования, чувствительного настолько, чтобы можно было доказать их обоснованность.
С помощью одного из своих студентов Попп сконструировал первый прибор такого типа — фотоусилитель, который фиксировал свет и считал фотоны. Физик провел многолетние безукоризненные исследования, показавшие, что эти частоты в основном излучались из ДНК клеток. Интенсивность света в организме стабильна: несколько сотен фотонов в секунду на квадратный сантиметр поверхности тела живого существа. Но если организм болен, происходит резкое снижение интенсивности. Сигналы содержат ценную информацию о состоянии здоровья тела и эффектах любой определенной терапии. Раковые больные, например, испускают меньше фотонов. Как будто их свет уходит.
Первоначально Поппа не воспринимали всерьез из-за его теории. Однако постепенно физик был признан немецким правительством, а затем и международным сообществом. Он основал Международный институт биофизики (МИБ), в котором стали работать 15 групп ученых из международных центров по всему миру, включая такие престижные университеты, как Европейский центр ядерных исследований в Швейцарии, Северо-восточный университет США, институт биофизики академии наук в Пекине (Китай) и Московский государственный университет в России. К началу XXI века МИБ насчитывал по крайней мере 40 выдающихся ученых со всего света.
Итак, могли ли данные частоты объяснить феномен цели-тельства? Шварц понимал: если он собирается провести исследования биофотонных выделений, сначала ему необходимо выяснить, как обнаруживать эти маленькие порции света. В своей лаборатории Попп создал компьютерный механизм, присоединенный к коробке, в которую можно поместить нечто живое, например растение. Устройство могло считать фотоны и чертить график, показывающий количество излучаемого света. Но оно могло обнаруживать фотоны только в абсолютной темноте. До того момента ученые не могли наблюдать свечение живых организмов в подобных условиях.
Пока Шварц раздумывал над оборудованием, которое позволило бы ему видеть даже самый слабый свет, он вспомнил о современных сверхохлаждаемых двусторонних устройствах (ДСУ) для камер на телескопах. Это исключительно чувствительное оборудование, используемое для фотографирования удаленных галактик в космосе, находит 70 процентов любого света, вне зависимости от его интенсивности. ДСУ используются и в приборах ночного видения. Если ДСУ-камера способна обнаружить свет, идущий даже от самых далеких звезд, она может засечь также и слабый свет, исходящий от живых существ. Однако такое* оборудование стоит сотни тысяч долларов и обычно должно охлаждаться до температуры, равной всего 100 градусам выше абсолютного нуля, чтобы исключить любое внешнее излучение, существующее при комнатной температуре. Охлаждение камеры помогает также улучшить ее чувствительность к слабому свету. Как же Шварцу воспользоваться таким сложным оборудованием?
Кэти Крис, профессор оптических наук в университете Шварца, разделяла увлечение физика «живым» светом и допускала возможность исцеления им. Она высказала интересную мысль. Как оказалось, Крис знала, что отделение радиологии в Национальной научной организации (ННО) в Тусконе владело низкосветовой ДСУ-камерой. Сотрудники организации использовали ее для измерения света, излучаемого лабораторными крысами, после того как крысам вводили фосфоресцирующие вещества. Низкочастотная высокоэффективная «VersArray» 1300B ДСУ-камера находилась в темной комнате внутри черной коробки над охлаждающей системой, понижающей температуру до -150 градусов по Фаренгейту. Изображение выводилось на компьютерный экран. Именно это они искали. После того, как Крис поговорила с директором ННО, тот великодушно разрешил им пользоваться камерой, когда она не требуется сотрудникам.
Во время первого теста Шварц и Крис поместили лист герани на черную поверхность. Через 5 часов они сделали несколько флуоресцентных фотографий. Когда компьютер показал последнюю фотографию, исследователи были поражены: они увидели отличное изображение листа в окружении света, как будто это тень наоборот, с мельчайшими деталями. Были видны даже мельчайшие прожилки. Лист окружали маленькие белые точки, словно сверкающая пыльца фей — свидетельство высокоэнергетических космических лучей. При следующем снимке Шварц использовал специальный фильтр, чтобы избавиться от внешнего излучения. Теперь изображение листа было идеальным.
Когда они разглядывали последнюю фотографию на экране компьютера, Шварц и Крис поняли: они создавали историю. Впервые ученый смог получить снимки света, излучаемого живой материей [69].
Теперь, когда в распоряжении Шварца было оборудование, обнаруживающее и записывающее свет, он мог, наконец, проверить, излучало ли свет исцеляющее намерение. Крис связалась с несколькими целителями и попросила их поместить руки на платформу под камерой на 10 минут. Первые фотографии, полученные Шварцем, показали интенсивное сияние, но они были слишком размытыми, чтобы их анализировать. Тогда он попробовал помещать руки целителей на белый фон (который отражал свет) вместо черного (который поглощал свет). Изображения получились захватывающе четкими: поток света тек из рук целителей, как будто бы начинаясь с их пальцев. Шварц теперь знал природу сознательной мысли: исцеляющее намерение создает световые волны — одни из самых «организованных» волн в природе.
Теория относительности была не единственным достижением Эйнштейна. В 1924 году он пришел к другому поразительному заключению после переписки с талантливым индийским физиком, Шатьендранатом Нэс Бозе. Последний высказывал новую идею: свет состоит из крошечных вибрирующих частиц, называемых протонами. Бозе вывел, что при определенных обстоятельствах фотоны должны считаться идентичными частицами. В то время никто не верил ему. Никто, кроме Эйнштейна, после того как Бозе прислал ему свои вычисления.
Эйнштейн нашел доказательства Бозе убедительными и использовал свое влияние, чтобы теория Бозе была опубликована. Эйнштейна также заинтересовал вопрос, будут ли атомы газа, вибрирующие неупорядоченно, при определенных обстоятельствах или температурах действовать синхронно, как фотоны Бозе. Эйнштейн начал работать над своей собственной формулой, определяя, при каких условиях такой феномен был бы возможным. Когда он взглянул на результаты, то подумал, что допустил ошибку в своих калькуляциях. Согласно полученным данным, при определенных сверхнизких температурах, всего в несколько градусов Кельвина выше абсолютного нуля, начинало происходить нечто по-настоящему странное. Атомы, изначально двигающиеся с различной скоростью, замедлялись до одинаковых уровней энергии. В этом состоянии атомы теряют свою индивидуальность и выглядят и ведут себя как один гигантский атом. Ничто в его математических вычислениях не могло опровергнуть данного факта. Если это правда, решил Эйнштейн, значит, он наткнулся на абсолютно новое состояние материи, свойства которой полностью отличаются от всего остального во Вселенной.
Эйнштейн опубликовал результаты исследований [70] и подарил свое имя феномену — конденсату Бозе-Эйнштейна. Но он так никогда и не убедился в своей правоте. Как не были убеждены и другие физики, вплоть до 5 июня 1995 года. Тогда Эрик Корнелл и Карл Вьеман, участвовавшие в исследовательской программе, спонсируемой Национальным институтом стандартов и технологии и университетом Колорадо в Болдере, смогли охладить небольшое количество атомов рубидия до 170 биллионных градуса выше абсолютного нуля [71]. Это было нелегкой задачей, требующей наблюдения за атомами при помощи лазерной сетки, а затем — магнитных полей. В определенный момент группа примерно из 2000 атомов, вместе составляющих примерно 20 микрон, приблизительно 1/5 толщины листа бумаги, начали вести себя не так, как облако атомов вокруг них. Хотя атомы оставались частью газа, они вели себя как атомы твердого вещества.
Четыре месяца спустя Вольфганг Кеттерль из Массачусет-ского института технологии повторил их эксперимент, но с натрием; за эту работу он, как и Корнелл и Вьеман, получил Нобелевскую премию в 2001 году [72]. Несколькими годами позже Кеттерль и другие смогли повторить данное исследование уже с молекулами [73].
Ученые были убеждены, что теория Бозе и Эйнштейна могла объяснить некоторые странные особенности субатомного мира: супертекучесть, состояние, в котором некоторые жидкости могут течь, не теряя энергии, или даже спонтанно покидать свои контейнеры; или суперпроводимость (подобное качество можно наблюдать у электронов в цепи). При супертекучих или супер-проводимых состояниях жидкость или электричество теоретически могут двигаться вечно.
Кеттерль открыл еще одну удивительную особенность атомов и молекул в этом состоянии. Все атомы вибрируют в полной гармонии, как фотоны в лазере, которые ведут себя как один большой фотон. Такая организация использует энергию максимально эффективно: вместо того, чтобы посылать свет на 3 метра, лазер посылает волну в 300 миллионов раз дальше.
Ученые убедились, что конденсат Бозе-Эйнштейна является особым свойством атомов и молекул, замедлившихся почти до полной остановки при температуре лишь немногим выше, чем самая холодная температура во Вселенной. Но затем Фриц-Альберт Попп и ученые, работавшие с ним, сделали поразительное открытие: подобные свойства существуют и в слабом свете, излучаемом организмами. Более'того, биофотоны, замеренные у растений, животных и человека, были высокосогласованными. Они вели себя как одна мощная частота. Данный феномен также называется «суперизлучение». Немецкий биофизик Герберт Фролих первым описал модель, в которой присутствовала упорядоченность такого типа; она играла центральную роль в биологических системах. Его модель показала, что в сложных динамических системах, таких как человек, внутренняя энергия создает разнообразные тонкие взаимосвязи. Благодаря этому системы не являются рассогласованными [74]. Живая энергия способна организовываться в одно гигантское согласованное состояние, являющееся высшей- формой квантовой упорядоченности в природе. Когда субатомные частицы «согласованны» или «упорядоченны», они становятся тесно связанными с помощью общих электромагнитных полей и резонируют как множество камертонов, настроенных на одну частоту. Частицы перестают вести себя как независимые сущности и начинают действовать как один слаженный ансамбль.
Как сказал один ученый, согласованность подобна сравнению фотонов одной лампочки в 60 Вт с Солнцем. Обычно свет весьма неэффективен. Интенсивность света одной лампочки составляет всего 1 Вт на квадратный сантиметр света, потому что многие волны разрушительно интерферируют и аннулируют друг друга. Свет, испускаемый квадратным сантиметром Солнца, примерно в 6000 раз сильнее. Но если бы вы смогли заставить все фотоны в одной лампочке вести себя согласованно и резонировать в гармонии друг с другом, то энергетическая насыщенность одной лампочки стала бы в тысячи, а то и миллионы раз выше, чем энергетическая насыщенность поверхности Солнца [75].
После того, как Попп сделал свое открытие об упорядоченном свете в живых организмах, другие ученые заявили, что ментальные процессы также создают конденсаты Бозе-Эйнштейна. Британский физик Роджер Пенроуз и его коллега американский анестезиолог Стюарт Хамерофф из университета Аризоны вошли в число «авангардных» передовых ученых, провозгласивших, что микротрубочки, представляющие собой основную структуру клетки, являются «световыми сосудами», в которых неупорядоченные волновые сигналы трансформируются в высокосогласованные фотоны и посылаются в другие части тела [76].
Гари Шварц видел, как именно этот поток согласованных фотонов исходит из рук целителей. После знакомства с работой таких ученых, как Попп и Хамерофф, он, наконец, получил ответ на свой вопрос об источнике целительства: если мысли проявляются в виде частот, исцеляющее намерение — это упорядоченный свет.
Оригинальные эксперименты Гари Шварца открыли для меня нечто фундаментальное о квантовой природе мыслей и намерений. Он и его коллеги нашли подтверждение тому, что человеческие существа являются одновременно и получателями, и распространителями квантовых сигналов. Направленное намерение проявляет себя как электрическая и магнитная энергия и производит упорядоченный поток фотонов, видимых и доступных измерению при помощи чувствительного оборудования. Возможно, наши намерения также действуют как высоко согласованные частоты, изменяющие саму молекулярную структуру и связи материи. Как любая другая форма согласованности в субатомном мире, одна хорошо направленная мысль может быть подобна лазерному лучу, светящему и не теряющему при этом своей силы.
Мне вспоминается удивительный случай, произошедший однажды со Шварцем в Ванкувере. Он остановился в пентхаусе одного отеля. Проснувшись в два часа ночи, что случалось с ним достаточно часто, он вышел на балкон, чтобы насладиться открывающимся великолепным видом на восточную часть города, окаймленную горами. Его очень удивило количество домов на полуострове, расстилавшемся под ним, в которых все еще горел свет. Он пожалел, что у него не было бинокля, чтобы посмотреть, чем заняты эти люди. Но, конечно, если у кого-нибудь из них был бинокль, то они могли видеть его стоящим на балконе голышом. Внезапно в его голове возник странный образ его самого, влетающего в каждое окно. Но, возможно, подобная мысль и не была такой уж фантастической. В конце концов, он излучал постоянный поток биофотонов, перемещающийся со скоростью света. Каждый фотон способен преодолеть 299 337 километров через секунду, и 598 675 километров через две секунды.
Его свет не отличался от фотонов видимого света, излучаемых звездами на небе. Значительная часть света отдаленных звезд путешествовала миллионы лет. Звездный свет содержит индивидуальную историю звезды. Даже если звезда умерла задолго до того, как свет достиг Земли, ее информация остается, как неотделимый отпечаток на небе.
Затем Шварц внезапно представил себя в виде шара энергетических полей, маленькой звездой, окруженной стремительным потоком, состоящим из всех фотонов, которые его тело когда-либо произвело за более чем 50 лет. Вся информация, посланная им, когда он был еще маленьким мальчиком в Лонг-Айленде, каждая его последняя мысль все еще присутствовали там, светясь, как звездный свет. Возможно, подумала я, намерение тоже подобно звезде. Однажды созданная, мысль излучает свет, подобный звездному, оказывая влияние на каждого, кто попадается на пути. 
ГЛАВА 3
УЛИЦА С ДВУСТОРОННИМ ДВИЖЕНИЕМ
Клив Бэкстер был одним из первых ученых, предположивших, что растения подвержены влиянию со стороны человеческого сознания, — идея, считавшаяся настолько абсурдной, что над ней потешались в течение 40 лет. Бэкстер получил известность благодаря серии экспериментов, целью которых было продемонстрировать, что живые организмы читают мысли человека и отвечают на них.
Растительная телепатия интересовала меня меньше, чем сопутствующее открытие Бэкстера, которое затерялось в его печальной известности: свидетельство существования постоянного двустороннего потока информации между всеми живыми существами. Каждый организм, начиная от бактерии и заканчивая человеком, находится в процессе постоянной квантовой коммуникации. Это непрерывное общение предлагает готовый механизм, с помощью которого мысли могут оказывать физический эффект.
Это открытие было сделано благодаря незначительному отвлечению в 1966 году; Бэкстер, в то время высокий и жилистый человек, стриженный «под ежика» и пышущий несколько детским энтузиазмом, легко отвлекался. Он часто оставался работать в своем офисе, после того как все остальные сотрудники уходили домой. Когда его не отвлекали коллеги и шум Таймз-Сквер [77], находящейся четырьмя этажами ниже, он мог, наконец, сосредоточиться [78].
Бэкстер сделал себе имя на проблеме детектора лжи и считался ведущим экспертом в этой области. Во время Второй мировой войны он заинтересовался психологией лжи и вопросом «сыворотки правды» в контрразведке. Бэкстер использовал свое увлечение, чтобы превратить тест на детекторе лжи в психологическое искусство. Он запустил свою первую программу с ЦРУ для контрразведки через несколько лет после войны, а затем основал школу обнаружения лжи Бэкстера. Его школа до сих пор является лидирующей: в ней преподают методики работы с детектором лжи вот уже почти 50 лет.
Однажды февральским утром, в 7 часов, после ночной работы, Бэкстер пил кофе. Вдруг он вспомнил, что было бы неплохо полить драконово дерево и фикус в своем офисе. Когда он наполнил лейку, то подумал: а можно ли замерить время, которое потребуется воде, чтобы пройти путь от корней к листьям, особенно в драконовом дереве — тростниковом растении с очень длинным стеблем. Бэкстер решил, что сможет проверить это, присоединив драконово дерево к одному из своих детекторов лжи: когда вода достигнет пространства между электродами, влага попадет в электрическую цепь и будет зарегистрирована как спад напряжения.
Детектор лжи чувствителен к малейшим изменениям в электропроводимости кожи, которые вызываются возрастанием активности потовых желез, в свою очередь, управляющейся симпатической нервной системой. Часть теста, связанная с кожной гальванической реакцией (КГР), показывает степень электрического сопротивления кожи, во многом подобно тому, как электрический омметр показывает электрическое сопротивление внутри цепи. Детектор лжи также отслеживает изменения в кровяном давлении, дыхании и силе и частоте пульса. Низкие уровни электрической проводимости говорят о низком уровне стресса и состоянии покоя. Высокая электродермальная активность (ЭДА) свидетельствует о том, что симпатическая нервная система, которая чувствительна к стрессу и определенным эмоциональным состояниям, активизирована, что происходит, когда человек лжет. Детектор лжи может дать подтверждение состояния стресса в симпатической нервной системе даже до того, как испытуемый решит солгать.
В 1966 году детектор состоял из набора электродов, которые присоединялись к двум пальцам испытуемого и передавали небольшой постоянный ток. Малейшие колебания в электрическом сопротивлении кожи отмечались электродами и записывались на бумажном графике. Таким образом, получалась непрерывная зубчатая линия. Когда некто лгал или испытывал прилив эмоций (таких как восторг или страх), размер зигзага значительно увеличивался, и линия смещалась кверху графика.
Бэкстер поместил один из длинных листьев драконова дерева между двумя сенсорными электродами детектора лжи и связал их резиновой лентой. После поливки растения он ожидал увидеть на графике возрастающую линию, показывающую снижение электрической сопротивляемости вместе с увеличением количества влаги. Но произошло прямо противоположное. Вначале линия пошла вниз, а потом на ней появился один резкий зигзаг, напоминающий то, что происходит, когда человек испытывает кратковременный страх обнаружения.
В то время Бэкстер думал, что стал свидетелем реакции «человеческого типа», однако позже он выяснил: изолирующее вещество между клетками растения вызывает высвобождение электричества, которое повторяет человеческую реакцию стресса на детекторе лжи. Он решил, что, если растение действительно показывало эмоциональную реакцию, ему стоит применить некоторые сильные эмоциональные стимулы, чтобы усилить это состояние.
Когда человек проходит тест на детекторе лжи, лучший способ узнать, лжет ли он, — задать прямой вопрос. Любой, не являющийся истиной ответ вызовет немедленную сильную реакцию в симпатической нервной системе: «Это ты всадил две пули в Джо Смита?»
Чтобы вызвать равноценную тревогу у растения, Бэкстеру было необходимо что-то, угрожающее благополучию драконового дерева. Он опустил лист растения в чашку с кофе, но это не вызвало никакой интересной реакции. Линия графика продолжала стремиться вниз. Если бы график относился к человеку, Бэкстер заключил бы: исследуемый человек устал или ему скучно. Было очевидно, что необходимо применить настоящую угрозу. Бэкстер решил, что возьмет спичку и подожжет лист, к которому присоединены электроды.
В тот самый момент, когда он подумал об этом, пишущий грифель подскочил кверху графика и почти выпрыгнул. Он не поджег растение, он только подумал об этом. Реакция полиграфа показывала: растение восприняло мысль как прямую угрозу и впало в ужасную тревогу. Он побежал к столу секретаря за спичками. Исследователь зажег спичку и поднес ее под один из листьев. Грифель продолжал выписывать дикие зигзаги. Затем Бэкстер вернул спички на стол секретаря. Скачки прекратились, и график начал выравниваться.
Бэкстер не знал, с какой стороны подойти к своему открытию. Его давно привлекали гипноз и идеи о силе мысли и природе сознания. Он даже провел несколько экспериментов с гипнозом во время своей работы с ЦРУ. Это было частью кампании, спланированной для того, чтобы засечь использование техник гипноза русской разведкой.
Но эксперимент с растением был гораздо более ошеломляющим. Растение, казалось, читало его мысли. Это могло произойти, только если оно обладало способностью к сложному восприятию. Растение каким-то образом должно «осознавать» свою среду обитания и воспринимать гораздо больше, чем просто сенсорную информацию от воды или света.
Бэкстер переделал свое оборудование так, чтобы оно усиливало электрические сигналы и стало еще более чувствительным к самым незначительным электрическим изменениям в растениях. Он и его коллега Боб Хенсон решили повторить первоначальный эксперимент. Бэкстер в течение полутора лет наблюдал реакции других растений в офисе на их окружающую среду и обнаружил некоторые особенности. Растения привыкали к распорядку дня человека, который о них заботился. Они поддерживали своего рода «территориальность» и не реагировали на события, происходящие в других офисах около лаборатории Бэкстера. Они даже, казалось, привыкли к Питу, доберману Бэкстера, который целыми днями находился в офисе.
Наиболее интригующим из всего этого был постоянный двусторонний поток информации между растениями и другими живыми существами в их среде. Однажды Бэкстер вскипятил чайник, чтобы сделать кофе, и обнаружил, что налил слишком много воды. Но, когда он вылил остаток в раковину, то заметил: растения остро отреагировали.
Раковина не была особенно гигиеничной: на самом деле, ее не чистили уже несколько месяцев. Бэкстер решил взять из раковины несколько соскобов и изучить их под микроскопом. Обнаружились бактерии, живущие обычно в трубах под раковиной. Послали ли бактерии при угрозе кипящей воды сигнал SOS, который был пойман растениями?
Бэкстер, понимавший, что его засмеют, если он представит научному сообществу подобные открытия, попросил многих химиков, биологов, психиатров, психологов и физиков помочь ему спланировать эксперимент. В своих ранних экспериментах Бэкстер использовал человеческие мысли и эмоции как механизмы запуска реакций растений. Ученые отговорили его использовать намерение в качестве стимула в эксперименте, потому что оно не укладывается в научные рамки эксперимента. Как вы можете осуществить контроль над человеческой мыслью, скажем, над намерением нанести вред? Ортодоксальное научное сообщество с легкостью найдет неувязки в таком исследовании. Было необходимо создать лабораторию, свободную от всех остальных живых существ, кроме растений, чтобы обеспечить отсутствие помех для представителей флоры.
Достичь этого можно было лишь с помощью автоматизации всего эксперимента. Но Бэкстеру также были необходимы мощные стимулы. Он старался придумать действие, которое вызовет наиболее яркую реакцию у растений, нечто, являющееся эквивалентом ужаса для них. Было ясно, что единственным способом получить недвусмысленные результаты будет совершение подобия «массового геноцида». Но кого он мог массово убить, чтобы не вызвать ярость противников вивисекции и не попасть в тюрьму? Понятно, что подопытным не мог быть человек или большое животное любого вида. Он не хотел убивать даже членов обычной экспериментальной популяции, таких как крысы или морские свинки. Очевидным кандидатом была лишь морская креветка. Единственное их предназначение, насколько он мог судить, состояло в том, чтобы служить кормом тропическим рыбам. Морским креветкам предначертано быть убитыми. Возразить мог только самый ярый противник вивисекции.
Бэкстер и Хенсон сконструировали устройство, которое случайным образом выбирало один из шести возможных моментов, когда небольшая емкость с морскими креветками переворачивалась и высыпала свое содержимое в непрерывно кипящую воду. Устройство было помещено в отдаленное помещение в офисе из шести комнат, а три растения были присоединены к детектору в трех разных комнатах на другом конце лаборатории. Четвертый детектор, контрольный, был присоединен к резистору, чтобы убедиться, что не происходило внезапного скачка сопротивления.
Бэкстер работал в своей лаборатории в конце 60-х годов, и изобретение микрокомпьютеров еще было впереди. Для выполнения задачи Бэкстер создал инновационную механическую программу, действующую как переключатель. Таким образом, каждый опыт был автоматическим. После запуска переключателя Бэкстер и Хенсон покидали лабораторию, чтобы их мысли не влияли на результаты. Необходимо было исключить вариант, что растения больше настроены на него и его коллегу, чем на убийство креветок, происходящее дальше по коридору.
Ученые проводили свой эксперимент множество раз. Результаты были однозначными: электроды, присоединенные к растениям, фиксировали значительное количество скачков как раз в тот момент, когда креветки падали в воду. Многие годы спустя после этого открытия и после того, как Бэкстер стал большим поклонником «Звездных войн», он пришел к заключению, что в тот момент его растения чувствовали изменения в Силе, а он открыл способ измерять это [79]. Если растения могли чувствовать смерть организмов за тремя дверьми, значит, все формы жизни точно настроены друг на друга. Живые организмы регистрируют и передают телепатическую информацию во всех направлениях в каждый отдельный момент, особенно в минуты угрозы или смерти.
Бэкстер опубликовал результаты своего эксперимента в нескольких уважаемых журналах о физических исследованиях и провел презентацию перед членами Парапсихологической ассоциации во время ее десятой ежегодной встречи [80]. Парапсихологи признали вклад Бэкстера и повторили его эксперимент в нескольких независимых лабораториях. Одной из них была лаборатория Александра Дуброва, российского доктора ботаники и физиологии растений [81]. Этот ученый был даже увековечен в книге-бестселлере «Секретная жизнь растений» [82]. Но в большинстве своем научное сообщество пренебрегло исследованием Бэкстера, сочтя эксперимент нелепым. В основном это произошло потому, что он не был ученым в традиционном понимании этого слова, и «эффект Бэкстера» подвергался всяческому осмеянию. В 1975 году журнал «Эсквайр» даже вручил ему одну из своих 100 наград за сомнительные достижения: «Ученый утверждает, что йогурт разговаривает сам с собой» [83].
Тем не менее, на протяжении следующих 30 лет Бэкстер игнорировал критиков, упорно продолжая свои исследования и эксперименты с детектором. Постепенно его рабочие шкафы наполнялись записями того, что сам Бэкстер называл «первичным восприятием». Разнообразные растения, которые присоединялись к полиграфу, давали свидетельство реагирования на человеческие эмоциональные подъемы и спады. Особенно остро воспринимали угрозы и другие формы негативных намерений парамеция, плесень, яйца и, действительно, йогурт [84]. Бэкстер даже показал, что жидкости тела, такие как кровь и сперма, взятые у него самого и у его коллег, демонстрировали реакции, отражающие эмоциональное состояние своих хозяев. Так, кровяные клетки молодого лаборанта отреагировали чрезвычайно сильно в тот момент, когда он открыл «Плэйбой» на середине и увидел обнаженную Бо Дерек [85].
Реакции не зависели от расстояния; любая живая система, присоединенная к детектору, реагировала одинаковым образом на мысли человека, не важно, находился он в комнате или за несколько миль. Как и домашние питомцы, эти организмы настраивались на своих «владельцев». Они не просто регистрировали мысли, они телепатически общались со всеми живыми существами вокруг. Живые бактерии в йогурте продемонстрировали реакцию на гибель других бактерий, и йогурт даже «выражал желание» быть «скормленным». Яйца демонстрировали реакцию тревоги, а затем смирение, когда одно из них помещалось в кипящую воду. Растения реагировали в реальном времени на каждое изменение, связанное с живыми существами в их окружающей среде. Они реагировали даже в тот момент, когда заботившиеся о них люди, покинувшие офис некоторое время назад, решали вернуться [86].
Основная трудность состояла в том, чтобы придумать эксперимент, который продемонстрировал бы эффект научно. Лабораторные эксперименты Бэкстера не были автоматизированы полностью, и, когда он покидал лабораторию, растения оставались настроенными на него, вне зависимости от того, какое расстояние было между ними. Если Бэкстер и его коллега находились в баре в соседнем квартале во время эксперимента, оказывалось, что растения реагировали не на креветок, а на подъемы и спады оживления в разговоре ученых. Стало настолько трудным изолировать реакции на определенные события, что Бэкстеру пришлось планировать эксперименты, которые проводились бы незнакомыми людьми в другой лаборатории.
Другой большой проблемой была повторяемость. Все тесты требовали спонтанности и истинного намерения. Бэкстер выяснил это, когда известный провидец Инго Свонн посетил его лабораторию в октябре 1971 года. Свонн хотел повторить первый эксперимент Бэкстера с драконовым деревом. Как и ожидалось, детектор, прикрепленный к растению, начал рисовать пики, когда Свои представил, что поджигает растение. Он попробовал снова, и растение ярко отреагировало, а затем успокоилось.
«Что это значит?» — спросил Свонн. Бэкстер пожал плечами: «Сам подумай».
Мысль, пришедшая в голову Свонну, была настолько невероятной, что он даже не решался произнести ее вслух. «То есть ты хочешь сказать, — промолвил он, — растение „узнало", что по-настоящему я не собираюсь поджигать его лист? И нет необходимости тревожиться?»
«Ты это сказал, не я, — ответил Бэкстер. — Попытайся применить другую мысль».
Свонн подумал о том, как помещает кислоту в горшок цветка. Грифель детектора опять начал выписывать размашистые зигзаги. Постепенно растение понимало, что Свонн не серьезен в своем намерении. Линия детектора успокаивалась. Свонн, большой любитель растений, знал и ранее, что они могут чувствовать. Тем не менее, он был шокирован мыслью, что растения могут научиться различать истинное и притворное человеческое намерение, как показывала кривая «навыка» растений [87].
Определенные вопросы о нетрадиционных исследовательских методах Бэкстера остаются открытыми. Однако большое количество доказательств, полученных им, говорят о своего рода способности к восприятию, о «настроенности», или даже о предчувствии, всех организмов, вне зависимости от их примитивности. Но для моих целей реальным вкладом Бэкстера было открытие телепатической коммуникации, протекающей между живыми существами и их окружающей средой. Каким-то образом существует непрерывный поток сообщений, которые посылаются и получаются.
Бэкстеру пришлось ждать несколько лет, прежде чем механизм этой коммуникации был открыт. Физик Фриц-Альберт Попп открыл биофотоны, крошечные частицы света, излучаемые всеми живыми существами [88]. Поначалу Попп считал, что живой организм излучает биофотоны исключительно как способ мгновенной нелокальной передачи информации из одной части тела в другую. Это информация об общем состоянии здоровья, или, скажем, эффектах определенного лечения. Но затем Попп заинтересовался самым удивительным эффектом из всех: свет, казалось, являлся системой непрерывной коммуникации между живыми существами [89]. В своих экспериментах с дафниями он выяснил, что женские особи впитывали свет, излучаемый друг другом, и посылали обратно интерферирующие волны. Как будто они получили свет, отправленный им, и обогатили его новой информацией. Попп пришел к заключению, что эта активность может быть тем механизмом, позволяющим дафниям оставаться вместе, — неслышная коммуникация, объединяющая их вместе, словно невидимая сеть [90].
Ученый решил исследовать излучение света у динофлагелляты, люминесцентного морского растения, которое вызывает свечение морской воды. Эти одноклеточные организмы стоят где-то между животными и растениями на шкале эволюции. Хотя они классифицируются как растения, двигаются в большей степени как примитивное животное. Попп открыл, что свет каждой ди-нофлагелляты координируется со светом ее соседей, как будто каждая несет сигнальный фонарик [91]. Китайские коллеги Поп-па, которые помещали водоросли так, что те могли «видеть» друг друга сквозь разделяющую их преграду, тоже выяснили: излучение света в каждой группе было синхронным. Исследователи пришли к выводу, что они стали свидетелями сложного способа коммуникации. Не было сомнения: две группы динофлагеллят посылали друг другу сигналы [92].
Эти организмы также улавливали свет и от других существ, хотя данный процесс лучше проявляется между членами одного вида [93]. Когда световые волны одного организма поглощены другим организмом, происходит синхронный обмен информацией [94]. Живые существа, как оказалось, обмениваются информацией и с окружающей средой. Бактерии принимают сигналы от своей питательной среды. Чем больше бактерий присутствовало в определенном месте, выяснил Попп, тем больше света там поглощалось [95]. Даже белок и желток яйца «общаются» со скорлупой [96].
Обмен информацией продолжается, даже если организм разрезан на кусочки. Гари Шварц разрезал несколько бобов, поместил их на расстоянии 1 миллиметра и 10 миллиметров друг от друга. Затем он использовал ДСУ-камеру ННО, которую взял на время, чтобы сделать снимки фрагментов бобов. При использовании специального оборудования для усиления света между бобами он обнаружил столько света, что казалось, как будто каждый боб был целым. Хотя бобы были разрезаны, отдельные части продолжали свою коммуникацию с остальными частями растения [97]. Этот механизм может объяснять ощущения людей с ампутированными конечностями, «чувствующими» часть тела, которой больше нет. Свет тела все еще продолжает коммуникацию с энергетическим «отпечатком» ампутированной конечности.
Как и Бэкстер, Попп открыл, что все живые существа точно «настроены» на свою среду с помощью световых излучений. Один из коллег Поппа, профессор Вольфганг Климек, глава министерства исследований немецкого правительства, провел оригинальный эксперимент. Он хотел проверить, знают ли такие существа, как водоросли, о нарушениях, происходивших в их среде ранее. Климек подготовил два контейнера морской воды и потряс один из них. Через 10 минут, когда вода в контейнере, который встряхнули, успокоилась, он поместил группы динофлагеллят в обе емкости. Водоросли, помещенные во взболтанную воду, внезапно увеличили свои фотонные излучения — признак стресса. Оказалось, что водоросль знает о малейших изменениях в своей среде, даже произошедших в прошлом, и реагирует на сигнал тревоги [98].
Еще один коллега Поппа, Эдвард Ван Вейк, датский психолог, занимался вопросом, насколько далеко простиралось это влияние. Регистрировало ли живое существо информацию от всей окружающей среды, а не просто от какого-то одного организма? Когда целитель посылает исцеляющее намерение, например, как широко простирается поле его влияния? Повлияет ли он только на свою цель или на все живые организмы, находящиеся вокруг его цели?
Ван Вейк поместил емкость с асетабуларией, другим видом простых водорослей, около целителя и его пациента, а затем измерил фотонные излучения водоросли во время сеансов цели-тельства и между ними. После анализа данных он открыл значительные изменения в количестве фотонов, излучаемых водорослью. Во время сеансов излучение значительно изменялось, как будто водоросль подвергалась «бомбардировке» светом. Присутствовали также изменения в ритме излучения, словно водоросль приспосабливалась к более сильному источнику света.
Во время своего первоначального исследования Попп обнаружил странную реакцию на свет, демонстрируемую живыми существами. Если он светил на организм ярким светом, то после определенной задержки организм сам начинал светиться более ярко, излучая дополнительное количество фотонов, как будто избавляясь от «лишнего». Попп назвал этот феномен задержанным свечением и предположил, что это является корректирующим устройством, помогающим организму поддерживать свой уровень света в точном равновесии. В эксперименте Ван Вейка фотонные излучения водоросли, при графическом изображении, показали значительные отклонения от нормы. Ван Вейк добыл одно из первых свидетельств того, что целительный свет может влиять на все, что встречает на своем пути [99].
Мелинда Коннор, помогавшая Гари Шварцу, затем показала, что намерение оказывает непосредственное влияние на этот свет. Для своего исследования она срезала листья герани, объединив их в пары по размеру, состоянию, местоположению на растении, доступу к свету и сходству фотонного излучения. Она попросила каждого из 20 мастеров-целителей посылать намерение одной из пар листьев, сначала с целью уменьшить излучение, а затем — чтобы усилить его. В 29 из 38 попыток снизить излучение свет был значительно уменьшен, а в 22 из 38 попыток увеличить свет ее целители вызвали значительно более интенсивный поток [100].
Иногда физические повреждения системы служат механизмом, запускающим шок реализации. В случае физика Константина Короткова понимание пришло после падения с крыши. Зимой 1976 года Коротков, которому было в то время 24 года, отмечал свой день рождения с друзьями. Короткову нравилось праздновать на свежем воздухе, вне зависимости от погоды. Он и его друзья пили водку на крыше. Коротков был склонен к необузданным поступкам и в разгар веселья спрыгнул с крыши в большой сугроб, который должен был смягчить падение. Но под снегом прятался камень. Коротков сломал левую ногу и пролежал в больнице несколько месяцев [101].
В течение долгого выздоровления Коротков, преподаватель квантовой физики в Санкт-Петербургском государственном политехническом университете в России, размышлял над лекцией об эффекте Кирлиана и целительстве, которую он однажды посетил. Коротков был весьма заинтригован и раздумывал, сможет ли он улучшить то, что делал Кирлиан: запись жизненной энергии живых существ.
Семен Давидович Кирлиан был инженером. В 1939 году он обнаружил на фотографиях живых существ, которые были подвергнуты действию пульсирующего электромагнитного поля, отображение того, что многие называют человеческой «аурой». Когда любой проводящий объект (как живая ткань) помещается на изолирующую поверхность, например стекло, и подвергается обработке высоким напряжением, появляется коронообразное излучение, ореол цветного света вокруг объекта. Его можно запечатлеть на пленке. Кирлиан утверждал: состояние ауры отражает состояние здоровья человека; изменения в ауре свидетельствуют о болезни или умственном расстройстве.
Советская наука игнорировала Кирлиана до 1960-х годов, когда российская пресса наполнилась статьями о биоэлектрографии. Сам Кирлиан впоследствии был провозглашен великим изобретателем. К фотографиям Кирлиана внезапно стали относиться серьезно, особенно в области исследований пространства. Его эксперименты были поддержаны многими западными исследованиями. Публикация первого исследования Кирлиана в 1964 году еще больше привлекла интерес научного сообщества [102].
Лежа в кровати, Коротков осознал: если он собирается обнаружить загадочный свет, который Кирлиан считал настолько важным для здоровья, ему придется отказаться от своей дневной занятости. Он знал, что участие такого состоявшегося физика, как он сам, гарантирует соответствие научным нормам и правилам, а его технические способности смогут помочь решить техническую часть вопроса. Возможно, он даже сможет разработать способы отображения света в реальном времени.
После своего выздоровления Коротков много месяцев посвятил созданию механизма, названного им методом газоразрядной визуализации (ГРВ). Для исследования он использовал современные оптические инструменты, цифровые матрицы и мощный компьютер. Первоначально живое существо излучало слабую пульсацию фотонов, которую может обнаружить лишь самое чувствительное оборудование в условиях абсолютной темноты. Коротков решил, что лучшим способом «поймать» этот свет будет «взболтать» фотоны, приводя их в возбужденное состояние. Так они могут сиять в миллионы раз более интенсивно, чем обычно.
Его оборудование сочетало в себе несколько техник: фотографию, измерение интенсивности света и компьютеризированное распознавание форм. Камера Короткова делала снимки поля вокруг каждого из десяти пальцев по отдельности. Затем компьютерная программа собирала эти данные в изображение в реальном времени «биополя», окружающего организм, и делала вывод о состоянии его здоровья.
Коротков написал пять книг о биоэнергетическом поле человека [103]. Со временем он смог убедить российское Министерство здравоохранения в важности своего изобретения для медицинских технологий, диагностики и лечения. Его оборудование изначально применялось для прогнозирования определенных клинических ситуаций, таких как восстановление людей после операции [104]. Вскоре оно стало широко использоваться в России для диагностики множества болезней, включая рак и стресс [105]. Также оборудование применялось для оценки спортивного потенциала — чтобы предсказать психофизиологические резервы спортсменов, готовящихся к Олимпийским играм, и вероятность победы или истощения от перенапряжения [106]. Постепенно 3000 докторов, практиков и исследователей по всему миру стали применять эту технологию. Национальные институты здоровья заинтересовались данной областью и начали спонсировать исследования «биополя», в которых использовалось оборудование Короткова [107].
Официально исследуя вопросы практического применения подобных открытий, Коротков продолжал проводить собственные эксперименты в области того, что по-настоящему завладело его воображением, — связи между биополями и сознанием [108]. С помощью ГРВ он получил снимки энергетических полей целителей и мастеров в тот момент, когда они посылали энергию. Ученый обнаружил значительные изменения в их ореоле. Тогда Коротков исследовал влияние мыслей человека на тех, кто его окружает. Он попросил несколько пар «посылать» разнообразные мысли своим партнерам, пока те стоят внутри плотного кольца. Каждая сильная эмоция: любовь, ненависть или гнев — вызывала активное излучение света тем, на кого они направлялись [109].
Примерно 40 лет спустя после того, как Бэкстер впервые применил свой несовершенный детектор для обнаружения эффектов мысли, Коротков подтвердил те ранние открытия на современном оборудовании. Он присоединил растение к своему ГРВ-оборудованию и попросил коллег думать о различных эмоциях: гневе, грусти, радости, а затем испытывать позитивные и негативные намерения в отношении растения. Когда участник мысленно угрожал растению, энергетическое поле последнего уменьшалось. Противоположное происходило, если люди подходили к растению с водой и окружали его любовью.
Поскольку у Бэкстера не было научных званий, его вклад так и не признали. Однако он получил первое свидетельство того, что живые существа непрерывно обмениваются информацией и распознают нюансы человеческих мыслей. Были необходимы научные знания физиков Фрица Поппа и Константина Короткова, чтобы обнаружить настоящий механизм данного явления. Их исследования квантового света, излучаемого живыми организмами, внезапно придали смысл открытиям Бэкстера. Если мысли являются еще одним потоком фотонов, то вполне правдоподобно, что растение может получать сигналы и реагировать на них.
Работы Бэкстера, Поппа и Короткова свидетельствуют о глубине влияния намерения. Каждая мысль усиливает или уменьшает свет кого-то другого.
 
ГЛАВА 4
СЕРДЦА, БЬЮЩИЕСЯ В ТАКТ
Никто из ученых, вовлеченных в «Исследование любви», уже точно не помнит, откуда взялось это название. Вероятно, оно могло появиться благодаря шутке доктора Элизабет Тарг по отношению к исследованию, в котором принимали участие пары, находившиеся в разных комнатах. Они были разделены коридором, тремя дверьми, восемью стенами и несколькими дюймами стали [110].
Название также было «благодарственным поклоном» главному спонсору исследования, институту исследований Безграничной Любви Кейс Вестерн Резерв. Исследование также стало «посмертным посланием любви» для Тарг, которой был поставлен диагноз опухоль мозга как раз перед тем, как были получены деньги гранта. «Исследование любви» — дань памяти Тарг. Оно стало первой научной демонстрацией физического влияние намерения на определенный объект. Название проекта особенно точно описывало происходящий процесс. Когда вы посылаете намерение, физиологическая система вашего тела «отражается» телом получателя. Намерение — это идеальное проявление любви. Два тела становятся одним.
Тарг начала свою карьеру как традиционный психиатр. Имя себе она сделала в 1999 году благодаря двум выдающимся исследованиям в Калифорнийском тихоокеанском медицинском центре (КТМЦ) в Сан-Франциско. Она проверяла возможность лечения на расстоянии пациентов с ВИЧ на поздних стадиях.
 
Исследование планировалось многие месяцы. Тарг и ее партнер — психолог Фред Сишер, в прошлом больничный администратор, собрали группу пациентов с ВИЧ на одинаковой стадии болезни, с определенным количеством сохранившихся Т-лимфоцитов, а также с одним «набором» вторичных заболеваний. Исследователи хотели проверить эффект исцеления на расстоянии и не желали ограничиваться одним определенным видом целительства. Они решили обратиться к опытным целителям, использующим разнообразные подходы.
Тарг и Сишер собрали вместе разнородную группу целителей со всей Америки — от православных христиан до индейских шаманов и попросили их послать исцеляющие мысли группе пациентов с ВИЧ в строго контролируемых условиях. Все лечение проводилось удаленно, чтобы ни присутствие целителлей, ни даже их прикосновения не могли повлиять на результаты. План эксперимента был таков: каждый целитель получал запечатанные пакеты с информацией о пациентах, которых было необходимо лечить, включая их имена, фотографии и уровни Т-лимфоцитов. Каждую неделю целители получали новых пациентов и задание посылать им здоровье и процветание в течение часа шесть дней в неделю, отдыхая на седьмой день. Таким образом, постепенно каждый пациент в целительскои группе получал лечение от каждого целителя по очереди.
В конце первого исследования почти 40 процентов пациентов контрольной группы умерли, а все 10 пациентов в целительскои группе были не только живы, но и гораздо более здоровы во всех отношениях.
Тарг и Сишер повторили исследование, но в этот раз удвоили количество испытуемых и еще больше уточнили правила. Они также расширили список результатов, требующих научного измерения. Во втором исследовании те пациенты, с которыми работали целители, опять оказались более здоровыми по всем параметрам: значительно более низкий уровень связанных с ВИЧ болезней, высокий уровень Т-лимфоцитов, меньше госпитализаций, меньше визитов к врачу, меньше новых болезней, меньшая тяжесть заболеваний и большее психологическое благополучие. Различия были убедительны: например, в группе, с которой работали целители, было в шесть раз меньше связанных с ВИЧ болезней и в четыре раза меньше госпитализаций в конце исследования, чем в контрольной группе [111].
В первоначальных экспериментах Тарг исцеление проводилось успешными целителями, выбранными за особый дар. После завершения исследований Тарг заинтересовал вопрос: можно ли обучить обычного человека эффективно использовать намерение?
Для «Исследования любви» Тарг объединила свои силы с Мэрилин Шлиц, вице-президентом по вопросам исследований и образования в Институте духовных наук (ИДИ). Энергичная блондинка была широко известна благодаря своим тщательно спланированным парапсихологическим экспериментам и их впечатляющим результатам. Ее исследования привлекли внимание старших коллег в области исследований сознания, а также заин-тересовали «Нью-Йорк Таймз». Во время длительного сотрудничества с психологом Уильямом Браудом Шлиц провела интенсивное исследование того, что стало известно в сообществе экстрасенсов как прямое ментальное взаимодействие с живыми системами (ПМВЖС). Это способность человеческой мысли влиять на живой мир вокруг [112]. На протяжении своей карьеры в парапсихологии Шлиц заинтересовалась влиянием на расстоянии. Она была одной из первых среди тех, кто изучал влияние намерения на исцеление, и создала обширную базу данных исследований в области целительства для ИДН.
Для «Исследования любви» Шлиц объединилась с Дином Радином, своим старшим исследователем и одним из передовых парапсихологов Америки. Радин должен был спланировать исследование и создать оборудование для него. Его техническое образование в сочетании с психологической подготовкой помогли ему справиться с задачей. Тарг также привлекла к работе Джерома Стоуна, медицинского работника и практикующего буддиста. В задачи Стоуна входили планирование программы и подготовка пациентов.
В 2002 году, после смерти Тарг, Шлиц и другие дали обет довести исследование до конца. К работе привлекли и Эллен Левин, одну из коллег Тарг по Калифорнийскому тихоокеанскому медицинскому центру. Левин должна была занять место Тарг и работать вместе со Стоуном.
Исследование любви должно было проводиться по «излюбленному» образцу исследователей сознания: изучение ощущения взгляда, направленного на человека [113]. В таких исследованиях два человека находятся в двух отдельных помещениях, изолированно друг от друга. Видеокамера направлена на получателя, к которому присоединено устройство, отслеживающее уровень сопротивления кожи. Процесс напоминает работу с детектором лжи, «обнаруживающим» обман и фиксирующим активацию подсознательной автономной нервной системы, деятельность которой обеспечивает протекание реакции «бей или беги». В случайно выбранные моменты посылающий смотрит в монитор на второго испытуемого, а получающий старается расслабиться и думать о чем-либо отвлеченном. Последующий анализ определяет, реагирует ли автономная нервная система в те моменты, когда на получающего смотрят. Это позволяет определить, может ли внимание посылающего быть подсознательно обнаружено самыми автоматическими системами тела получающего.
Данные Шлиц и Брауда о взгляде на расстоянии, собранные за более чем 10 лет, ясно указывают на существование такого эффекта. Все исследования были объединены в обзор, опубликованный солидным психологическим журналом. В обзоре содержится вывод, что эффекты были небольшими, но значимыми [114].
При «Исследовании любви» ученые опирались на результаты основных экспериментов с ПМВЖС, проведенных с 1963 года. Результаты последних показали, что при многих обстоятельствах электрические сигналы мозга людей синхронизируются [115]. Частота, амплитуда и фазы мозговых волн начинают подстраиваться. Хотя проведенные исследования были спланированы по-разному, все они задавали один и тот же вопрос: может ли стимуляция одного человека чувствоваться высшей центральной нервной системой другого? Или, как выражался Радин, если ущипнуть посылающего, почувствует ли это получающий? [116]
Два человека, окруженные разнообразной аппаратурой для отслеживания физиологического состояния, находились изолированно друг от друга в разных комнатах. На одного из них воздействовали с помощью картинки, света или легкого электрического шока. Затем исследователи изучали две ЭЭГ, чтобы определить, похожи ли мозговые волны получающего на волны посылающего, когда последний подвергался какому-либо воздействию.
Самое первое исследование ПМВЖС было проведено психологом и исследователем сознания Чарльзом Тартом. Он провел серию довольно-таки «жестких» экспериментов, определяющих, могут ли люди эмпатийно чувствовать боль другого человека. Тарт подвергал себя электрическому шоку. В другом помещении находился человек, подсоединенный к разнообразной медицинской технике, чтобы выяснить, может ли его симпатическая нервная система каким-то образом обнаружить реакции Тарта. Когда Тарт ощущал электрический удар, получающий демонстрировал подсознательный ответ в виде сужения сосудов и ускорения сердцебиения, как будто он сам также получал разряд [117]. Еще одно исследование, давшее поразительные результаты, было проведено с однояйцевыми близнецами. Когда один из близнецов закрывал глаза и электрические ритмы его мозга замедлялись, мозг другого близнеца тоже успокаивался, хотя его глаза были широко открыты [118].
Гаральд Валах, немецкий ученый из университета Фрейбур-га, провел эксперимент, в котором влияние посылающего увеличивалось, чтобы можно было зафиксировать более точную реакцию «получающего». Посылающему показывали черно-белую шахматную доску, известную под названием «обратный паттерн». Доска «запускает» предсказуемые высокоамплитудные мозговые волны у рассматривающих ее. В тот же самый момент ЭЭГ у изолированного получающего показывает наличие идентичных волн [119].
Нейрофизиолог Джакобо Гринберг-Зильбербаум из Национального независимого университета Мехико провел тот же опыт за десятилетие перед Валахом, но с другими стимуляторами: вместо паттернов использовались вспышки света. В этом исследовании определенные схемы активации мозга посылающего, спровоцированные светом, повторялись в мозгу «получателя», находившегося в электрически изолированном помещении на расстоянии 14,5 метра. Гринберг-Зильбербаум также обнаружил важное условие, определяющее успех: синхрония происходила только среди пар участников, которые перед экспериментом встречались и устанавливали связь, проводя 20 минут друг с другом в медитативной тишине [120].
В своей ранней работе Гринберг-Зильбербаум открыл, что синхрония мозговых волн происходит между двумя полушариями мозга обоих участников. Тот участник, чьи квантовые волны наиболее согласованы, обычно задает темп и влияет на другого. Мозг, деятельность которого наиболее упорядочена, часто доминирует [121].
В одном из последних исследований ПМВЖС в 2005 году группа исследователей из университета Фасмера и университета Вашингтона собрала 30 пар людей. Между членами этих пар существовала сильная эмоциональная и психологическая связь, и все участники имели опыт медитации. Пары были распределены по комнатам, разделенным расстоянием в 10 метров. К затылочному (визуальному) отделу головного мозга каждого участника был присоединен усилитель ЭЭГ. В момент, когда посылающим показывали мерцающий свет, он или она пытались передать образ или мысль о свете партнеру. Из 60 «получающих» 5 или 8 процентов продемонстрировали значительно более высокую степень активации мозга в то время, когда их партнеры «посылали» им визуальные образы [122].
Исследователи из Вашингтона выбрали пять пар участников, показавших наиболее значительные результаты, и попросили их повторить эксперимент. Состояние их мозга отслеживалось с помощью функционального магнитно-резонансного сканирования. Когда «передавалась» мысль, получающие переживали оксигенацию крови в визуальном отделе коры головного мозга. Этого не происходило, когда посылающий не получал визуальной стимуляции [123]. Исследователи из Фасмера повторили их исследование, на этот раз на людях, имеющих значительный опыт медитации. Во всех исследованиях были отмечены очевидные корреляции между посылающими и получающими.
Фасмерское исследование являлось прорывом в исследовании прямого психического воздействия. Оно показало, что волновой ответ мозга посылающего на какой-либо стимул отражается получающим, и реакция на стимулы происходит у получающего в тех же участках мозга, что и у посылающего. Мозг получающего действует так, как будто он или она видит те же образы в то же время, что и посылающий.
Финальное выдающееся исследование было посвящено влиянию эмоциональной взаимосвязи на расстоянии. Ученые из университета Эдинбурга исследовали и сравнили ЭЭГ пар, которые были вместе в течение значительного времени, и «искусственно» созданных пар людей, прежде не знакомых друг с другом. Также в эксперименте принимали участие несколько людей без пары, тем не менее думающих, что пара у них есть и их мозговые волны сравниваются. Все, кто были в парах, вне зависимости, знали они своего партнера или нет, продемонстрировали повышенное количество синхронных мозговых волн. Этот эффект не был обнаружен лишь среди тех, у кого не было пары [124].
Радин провел множество вариантов подобных экспериментов, привлекая пары, связанные тесными узами, — брачных партнеров, друзей, родителей и детей. В значительном количестве ситуаций ЭЭГ посылающих и получающих синхронизировались [125].
При подготовке «Исследования любви» Шлиц и Радин также обратили внимание на другие эксперименты, показавшие, что во время актов влияния на расстоянии волны ЭЭГ получающего отражают волны посылающего. В нескольких исследованиях це-лительства волны ЭЭГ получающего синхронизировались с волнами посылающего в моменты, когда «посылалась» исцеляющая энергия [126]. Исследования состояния мозга во время определенных видов целительства, например, биоэнергетического, также дают подтверждения синхронии мозговых волн [127]. Во многих случаях, когда один человек посылает сконцентрированное намерение другому, мозг каждого из них оказывается связанным с мозгом другого.
«Вовлечение» — это специальный термин в физике, который используется для обозначения феномена, когда две колеблющиеся системы начинают действовать синхронно. Термин был введен в 1665 году датским математиком Кристианом Гюйгенсом, после того как он открыл, что двое его часов с маятниками, находящиеся поблизости друг от друга, идут синхронно. Гюйгенс выяснил: даже если он запускал маятник одних часов слева-направо, а других — справа-налево, постепенно они начинали идти в унисон.
Две волны, поднимающиеся и опускающиеся одновременно, считаются находящимися «в фазе» и действующими синхронно. Волны, возрастающие в разные моменты, находятся «не в фазе». По мнению физиков, вовлечение происходит благодаря незаметному обмену энергиями между двумя системами, находящимися не в фазе. Одна волна начинает замедляться, а другая — ускоряться, пока они обе не достигнут синхронности. Вовлеченность также связана с резонансом или способностью любой системы поглощать больше энергии, чем обычно, на определенной частоте (количество подъемов и спадов в одну секунду). Любой объект, включая электромагнитную волну, имеет свои собственные характерные частоты, называемые «резонансными», на которых ему вибрировать легче всего. Когда объект «слышит» или ощущает вибрацию откуда-то извне, он принимает только волны своей собственной резонансной частоты. Это чем-то напоминает мать, без усилий узнающую своего ребенка в толпе других детей. У планет есть орбитальные резонансы. Наш слух основан на определенной форме вовлеченности: различные части мембраны внутреннего уха отвечают на звуки различных частот. Резонанс происходит даже в морях, как, например, резонанс прилива в бухте Фанди в северо-западной части залива Мэн около Новой Шотландии.
После достижения одинакового ритма вовлеченные объекты посылают вовне более сильный сигнал, чем каждый из них по отдельности. Это хорошо видно на примере музыкальных инструментов: их звук усиливается, когда они играют вместе. В бухте Фанди время, необходимое отдельной волне, чтобы переместиться от входа в бухту к береговой линии и обратно, точно соответствует времени каждого прилива. Сила волн возрастает с ритмом прилива, который в результате становится одним из самых высоких в мире.
Вовлеченность также происходит, когда некто посылает сильное намерение причинить вред, что было показано в экспериментах с тохэй Микио Ямамото из Национального института радиологических наук в Шибе и медицинской школе Ниппона в Токио. Тохэй — это своего рода пространство между двумя людьми, практикующими цигун [128]. Один человек получает сенсорный шок, заставляющий его подчиниться и отступить на несколько ярдов. Это происходит в отсутствие физического контакта со своим оппонентом. Ямамото интересовал вопрос, является ли эффект тохэй психологическим или физическим: отступает ли оппонент из-за психологического давления или его сбивает ци [129] противника?
В первом эксперименте Ямамото мастер цигун был помещен в электромагнитно-экранированную комнату на четвертом этаже здания, а его ученик был помещен в такую же комнату, но на первом этаже. Ямамото подавал сигналы, по которым мастер должен был начинать «излучать ци». Каждый раз он отслеживал передачу ци и момент реакции ученика. Примерно в 1/3 случаев из 49, что является очень значимым результатом, когда мастер производил действия тохэй, его оппонент в другом помещении оказывался опрокинутым. Во втором эксперименте, состоявшем из 57 попыток, Ямамото присоединил к мастеру и ученику аппараты ЭЭГ. Когда мастер испускал ци, в лобных отделах головного мозга ученика возрастала активность мозговых волн, следовательно, именно там происходила первоначальная «встреча» тела с «посланием» намерения.
В последнем эксперименте Ямамото исследовал записанные на ЭЭГ мозговые волны мастера и ученика. Когда мастер демонстрировал тохэй, волны обоих мужчин начинали демонстрировать высокую степень согласованности [130]. В более раннем исследовании, проведенном группой в Токио, мозговые волны получающего и посылающего синхронизировались за одну секунду во время тохэй [131].Кроме резонанса, исследования ПМВЖС предоставили свидетельства существования другого феномена, связанного с намерением: получающий предчувствует информацию. Он ощущает «толчок» за несколько мгновений до того, как посылающий получает стимул. В 1997 году в своей бывшей лаборатории в университете Невады Радин открыл, что люди могут иметь физические предчувствия событий. Он настроил компьютер на случайный отбор фотографий, часть которых оказывала успокаивающее воздействие, часть — возбуждающее, а часть — подавляющее. У испытуемых измерялся уровень кожной проводимости, ритм сердцебиения и кровяное давление во время просмотра данных снимков. Компьютер показывал фотографии мирных сцен (пейзажи), шокирующих (аутопсии) или возбуждающих (эротика).
Радин выяснил: испытуемые демонстрировали биологические реакции до того, как видели фотографию. Если они старались держать себя в руках, то их реакции были самыми явными как раз перед тем, как они видели эротическую или шокирующую картинку. Это было первым научным доказательством того, что наши тела подсознательно подстраиваются под наши будущие эмоциональные состояния, и нервная система не просто «включается» в поток будущего, а также воспринимает его эмоциональную окраску [132].
Доктор Роллин Мак-Крати, исполнительный вице-президент н директор исследований института Математики Сердца в Боулдер Крик, Калифорния, был захвачен идеей общего физического предчувствия события. Его интересовал вопрос, где конкретно в теле должна ощущаться интуитивная информация. Он использовал план исследования Радина с его компьютеризированной системой случайного показа фотографий, вызывающих эмоциональный отклик. Однако для мониторинга участников Мак-Крати использовал большее количество медицинского оборудования.
Мак-Крати открыл, что предчувствия хороших и дурных событий ощущались в сердце и в мозге, чьи электромагнитные волны ускоряются или замедляются как раз перед моментом показа картинки. Более того, все четыре доли коры головного мозга принимают участие в этом интуитивном процессе. Еще более поразительно то, что сердце, вероятно, получает информацию за несколько мгновений до того, как ее получает мозг. Следовательно, тело обладает определенным перцептивным аппаратом, позволяющим ему постоянно сканировать и предчувствовать будущее, а в сердце находится самая высокая «антенна». После того, как сердце получает информацию, оно передает ее в мозг. Исследование Мак-Крати продемонстрировало наличие удивительных различий между полами. И сердце, и мозг входят в состояние вовлеченности быстрее и чаще у женщин, чем у мужчин. Мак-Крати пришел к заключению, что полученные им данные подтверждают известное убеждение: женщины более интуитивны, чем мужчины, и находятся в более тесном контакте со своим сердечным центром [133].
Вывод Мак-Крати, что сердце является самым большим «мозгом» тела, получил поддержку после исследования доктора Джона Эндрю Армора из университета Монреаля. Армор обнаружил в сердце нейротрансмиттеры, оказывающие влияние на определенные процессы в мозге [134]. Прикосновение и даже простое сосредоточение на сердце вызывает синхронизацию мозговых волн людей. Когда два человека прикасались друг к другу, сосредоточивая свои полные любви мысли на сердцах друг друга, сердце, бьющееся наиболее гармонично, начинало оказывать влияние на мозг второго человека [135].
Вооружившись новыми данными о сердце, Дин Радин и Мэри-лин Шлиц решили исследовать, воздействует ли удаленное психическое влияние на какие-либо другие части тела. Самым очевидным местом, с которого можно было начать, являлся живот. Люди говорят об интуиции такими словами, как «нутром чую». Некоторые исследователи даже считают область живота «вторым мозгом» [136]. Радин хотел выснить, сопровождается ли это внутреннее чувство реальными физическими эффектами.
Радин и Шлиц собрали 26 студентов, объединили их в пары и на этот раз подсоединили к ним съемные электрогастограммы (ЭГГ), чтобы измерить электрическую активность внутренних органов брюшной полости. Датчики на коже обычно точно фиксируют частоты и сжатия внутри живота. Хотя исследование в университете Фрейбурга показало обратное, Радин и Шлиц все же были уверены, что личное знакомство может лишь усилить эффекты удаленного влияния. На случай, если некая физическая связь все же является по-настоящему важной, Радин попросил участников вначале обменяться значимыми для них предметами.
Радин помещал одного участника пары в отдельную комнату. Другой находился в другой затемненной комнате, с присоединенной к нему ЭГГ аппаратурой. Он смотрел на изображение первого человека, передаваемое видеокамерой. Изображение периодически переключалось на другой монитор и сопровождалось музыкой, которая должна была вызывать определенные эмоции: положительные, отрицательные, гнев, спокойствие или просто нейтральное состояние.
Результаты показали еще один вид вовлечения, на этот раз в животе. Данные ЭГГ получающего были значительно выше и коррелировали с данными посылающего, когда посылающий испытывал сильные эмоции, положительные или отрицательные. У исследователей появилось еще больше доказательств того, что эмоциональное состояние других людей ощущается телом получающего, в данном случае глубоко в органах брюшной полости, и источником внутреннего чувства являются сами внутренности [137].
Последнее доказательство стало еще одним подтверждением непрерывного восприятия и отражения наших эмоций теми, кто вокруг нас [138]. В каждом из описанных исследований тела обоих членов пары оказывались связанными или «сплетенными», как называл это Радин [139]. Получающие «видели» или чувствовали то, что их партнеры видели или ощущали в реальности.
Как показывают данные исследования, намерение должно быть «настройкой» энергии. ПМВЖС продемонстрировали, что при определенных условиях сердечный ритм, возбуждение автономной нервной системы, мозговые волны и ток крови двух разных людей, находящихся на расстоянии, синхронизируются и устанавливают взаимосвязь. Тем не менее, в большинстве исследований ПМВЖС взаимосвязь возникала после простой стимуляции посылающего, которую получающий бессознательно ощущал. За одним исключением: никто не пытался оказывать влияние на другого человека.
Шлиц и Радин теперь хотели выяснить, смогут ли они получить подобные корреляции, если посылающий отправляет намерение исцелить. Для «Исследования любви» Шлиц и ее коллеги решили привлечь обычных людей и научить их техникам цели-тельства. Они пытались узнать, существуют ли условия, способствующие установлению состояния вовлеченности. Многие исследования исцеления определяли, что мотивация, межличностная связь и сходная система убеждений были необходимы для успеха. Гринберг-Зильбербаум верил, что «передаваемый потенциал», как он назвал этот вид вовлечения, существовал только между теми, кто прошел определенную медитативную тренировку, и только после того, как была установлена психологическая связь между посылающим и получающим. Тем не менее, эксперименты в университете Фрейберга показывали: многие участвовавшие пары никогда прежде не встречали друг друга и не имели шанса установить связь. Немецкие исследователи пришли к заключению, что «связь» и ментальная подготовка могут играть роль, но не являются определяющими. По мнению Шлиц, мотивация была ключевым компонентом успеха. Чем более неотложной была ситуация, например, такая, в которой человек страдал от рака, тем более заинтересованным в исцелении этого человека оказывался его партнер.
Шлиц и ее коллеги-исследователи решили собрать пары, в которых жена страдала от рака груди, и начали искать волонтеров в Сан-Франциско. Вскоре стало ясно, что им придется расширить первоначальную группу испытуемых. Число больных раком груди в Сан-Франциско оказалось особенно высоким по сравнению с другими городами США, и эти люди уже подвергались тщательному изучению. На призывы участвовать в эксперименте Шлиц и Радина больные отреагировали крайне вяло, большинство не хотели принимать участие в дальнейших исследованиях. Ученые решили привлечь любые пары, в которых один из партнеров страдал раком любого типа. Постепенно на участие в исследовании согласилась 31 пара, включая полностью здоровых людей контрольной группы.
Джером Стоун составил практическое руководство для пар после анализа деятельности целителей и выделения общих моментов в их практике [140]. Первой частью его программы было обучение посылающего фокусировке и сосредоточенности, а точнее — медитации, чтобы человек мог долго сохранять свое внимание. Научные данные свидетельствуют, что медитация гармонизует мозговые волны. Не менее 25 исследований показывают, что во время медитации происходит синхронизация ЭЭГ четырех отделов мозга [141]. Медитация создает более согласованное излучение биофотонов [142] и в целом способствует исцелению.
Стоун также полагал, что его посылающим было необходимо научиться генерировать сострадание или эмпатию по отношению к их партнерам с помощью техники, основанной на буддийской идее «дарения и принятия». Эта практика помогала партнеру развить истинное понимание страданий другого, принять страдание и при этом не быть подавленным им, а затем нейтрализовать страдание в процессе передачи исцеления. Кроме того, развитие истинной эмпатии стирает границы и чувство «Я», стоящие между посылающим и получающим. Позитивные, наполненные любовью мысли оказывают положительный физиологический эффект. Исследования Роллина Мак-Крати в институте Математики Сердца показали, что равномерные (или, как он называл их, согласованные) вариации в сердцебиении были присущи «позитивным» — любящим и альтруистичным мыслям. Такая «согласованность» быстро подхватывалась мозгом, который вскоре начинал пульсировать синхронно [143] и лучше справлялся с когнитивными задачами [144].
После того, как Стоун обучил партнеров простым техникам медитации, он также научил их быть сострадательными при посылании намерения. Последний этап обучения Стоун посвятил культивированию веры и уверенности, как у посылающих, так и у получающих. После анализа литературы по целительству и парапсихологии Стоун понял: вера помогает достичь успеха в таких психологических процессах, как экстрасенсорное восприятие. Во время данного процесса, как и в случае с намерением, происходит «перенос» информации на расстояние [145].
Хотя программа обучения была первоначально рассчитана на 8 недель, ограниченное финансирование заставило Стоуна «втиснуть» в испытуемых всю информацию за один день. Далее последовали домашняя работа и практика.
Радин разделил пары на три группы. Члены первой группы («подготовленной») прошли тренинг Стоуна и практиковали сострадательное намерение в течение трех месяцев, а затем прошли тест. Члены второй группы (названной «группой ожидания») сначала прошли тест, а после — тренинг. В состав третьей группы (контрольной) вошли 18 здоровых пар и просто прошли тест без тренинга.
Для всех трех групп было общим следующее задание: один из двух партнеров — член пары с раком или здоровой пары из контрольной группы — садился на черный стул, поставленный в однотонном стальном электромагнетически экранированном помещении с двойными стенами. Небольшая комната была изолирована от окружающего мира двумя слоями стали и одним слоем дерева, которые блокировали все звуки и электромагнитную энергию. Все электрические сигналы выводились из комнаты оптоволоконным кабелем, чтобы она с точки зрения электромагнетизма оставалась одиночной камерой.
К каждому человеку, находящемуся в такой комнате, присоединялось разнообразное медицинское оборудование, чтобы измерять мозговые волны, сердцебиение, ритм дыхания, проводимость кожи и периферическое течение крови. В углу находилась видеокамера.
Комната была оформлена в природной цветовой гамме, в ней было мягкое освещение и большое, от пола до потока, искусственное плакучее дерево. Когда в ней кто-либо находился, успокаивающая музыка наполняла пространство. Все оформление, музыка и даже большое цветное изображение струящегося горного потока были созданы с целью отвлечь человека от того факта, что, после того как 400-фунтовая стальная дверь с изощренным механизмом закрывалась, он или она оказывались запертыми внутри теплой разновидности огромного рефрижератора.
На расстоянии 20 метров в темноте сидел второй партнер, к которому была подключена та же медицинская аппаратура, и смотрел на небольшой экран. Тяжелые занавеси блокировали последние крупицы света. Когда образ партнера вспыхивал ненадолго в запертой комнате на экране, второй член пары должен был посылать сострадательное намерение своему партнеру в течение 10 секунд.
Стоун, Радин и их коллеги планировали рассмотреть два различных результата: улучшил ли тренинг отношения между партнерами, и существует ли какая-либо взаимосвязь между физическими ощущениями посылающего и получающего. Хотя они надеялись также узнать, влияли ли отправленные намерения на медицинский прогноз, ограничение финансирования сделало выполнение этого аспекта исследования невозможным.
Стоун и Левин получили задание проанализировать социальные аспекты исследования. Первоначально они выяснили, что обучение никак не повлияло на качество взаимоотношений в браке. Это открытие не было неожиданным, принимая во внимание то, что любой человек, готовый принять участие в исследовании, включающем три месяца обучения, должен быть очень преданным партнеру. И Шлиц, когда планировала исследование, считала необходимым привлекать мотивированных партнеров. Последующий, более подробный анализ результатов показал, что тренинг намерения и его практика все же улучшил брак участников, но Радин заключил, что эти эффекты объяснялись их ожиданиями улучшения отношений.
Радин собрал психологические данные всех трех групп и рассмотрел результаты партнеров и средние показатели по группам. Каждая психологическая реакция давала потрясающую информацию об эффекте, оказываемом намерением на получающего. Например, в случае измерения притока крови к конечностям в каждой группе, через две секунды после того, как посылающий видел изображение своего партнера, проводимость его кожи возрастала, и то же самое происходило и с получающим через полторы секунды после показа изображения. Однако в отличие от более ранних исследований ПМВЖС, в которых реакция повышения проводимости кожи протекала так же, как и при ориентировочном рефлексе и быстро шла на спад, в данном случае реакция сохранялась в течение семи секунд после предъявления стимула. Получающий абсолютно явно реагировал на намерение, практически мгновенно. На самом деле, реакция получающего возникала, по крайней мере, на одну секунду быстрее, чем посылающий мог сознательно сформулировать намерение. Радин не был уверен, предчувствовал ли получающий намерение. Это могло просто отражать природу реакции кожной проводимости; получающий, возможно, отвечал на информацию, посланную центральной нервной системой посылающего, которая реагировала на первоначальную стимуляцию с помощью изображения на мониторе гораздо быстрее, чем электрические импульсы достигали подушечек его пальцев. Тем не менее, по мнению Ради-на, две реакции кожной проводимости следовали одна за другой, как будто они были слегка не в фазе.
Подобная ситуация сложилась и с сердцебиением. Пульс посылающего ускорялся через пять секунд после появления изображения, являвшегося стартовым сигналом для послания намерения. Это напоминало физический ответ, сопровождающий мысленные усилия. Но такая же реакция наблюдалась и у получающего, чего не должно было происходить, так как он или она просто отдыхали в кресле.
И ток крови изменялся по такому же принципу. Когда мы переживаем нечто, стимулирующее нас, система капилляров в наших конечностях слегка сжимается, чтобы максимально увеличить приток крови к центру тела. В «Исследовании любви» этот феномен происходил в теле посылающего, а затем повторялся в теле получающего.
Что касается дыхания, то, когда появлялось стимулирующее изображение, посылающий немедленно резко вдыхал и выпускал воздух 15 секунд спустя. Этот респираторный ответ повторяет то, что делает человек, успокаивающий себя перед выполнением задания. В этом случае Радин наблюдал отличную реакцию получающего. В течение первых 5 секунд дыхание получающего прерывалось, он или она практически переставали дышать, а за последние 5 секунд намерения происходил глубокий выдох. Как будто получающий сосредоточивался, задерживая дыхание и пытаясь все услышать, прежде чем вздохнуть с облегчением после того, как стимул прекратил действовать.
Но наиболее интересными оказались результаты исследования мозговых волн. Когда изображение получающего появлялось на экране, в мозговых волнах посылающего наблюдался небольшой подъем, напоминающий реакцию вздрагивания, затем появлялся огромный пик, после чего они резко снижались и в течение примерно одной секунды возвращались к обычному уровню. В посылающем этот незначительный первоначальный подъем представляет то, что называется волной Р300 — хорошо изученное явление [146], позволяющее определить время, необходимое мозгу для переработки информации после какого-либо условного сигнала (например, включения света). Спад показывает время, необходимое внутреннему вниманию, чтобы отреагировать на стимул.
В данном случае у получающих не наблюдалось волны Р300, но их мозговые волны, тем не менее, повторили практически вертикальный скачок мозговой волны, которая присутствовала у посылающих. Но, в отличие от посылающих, получающим не предъявлялся стимул. Мозг получающего реагировал так, как он это делает во время сна и сновидений. Получающие демонстрировали эмоциональную реакцию, хотя материального стимула не было.
Исследование Радина было замечательно еще и в том отношении, что получающим не было известно, когда ожидать стимуляции. Ни посылающие, ни получающие не знали заранее, как долго посылающему придется ждать появления на экране изображения своего партнера. Компьютерная программа случайным образом выбирала временные рамки, которые варьировались от 5 до 40 секунд. Это означало, что никакой эффект ожидания не мог объяснить полученных результатов.
Затем Радин сравнил реакции групп. Все три группы продемонстрировали результат. Во всех аспектах каждый физиологический ответ получающих следовал реакциям посылающих. Однако самый длительный эффект наблюдался у раковых пациентов, чьи партнеры были обучены сострадательному намерению. Получающие в обученной группе не просто реагировали на стимул: реакция удерживалась на протяжении 8 секунд из 10, в течение которых длилось намерение. Используя квантовую терминологию, пары стали одним.
«Исследование любви» открыло нам несколько интересных фактов относительно природы намерения. Передача направленной мысли создает реальную энергию. Когда один из посылающих в исследовании Радина передавал исцеляющее намерение, активизировалось множество едва различимых аспектов в теле получающего, словно он или она получили незначительный электрический шок. Это казалось своего рода активизирующим осознанием, как будто тело получающего чувствовало или слышало исцеляющий сигнал.
У получающего присутствовал даже элемент предчувствия. Некоторые из записанных физиологических реакций указывали на то, что получающий чувствовал исцеляющее намерение партнера до того, как последний послал его.
Люди принимают целительное воздействие в глубине тела, обращаясь к более гармоничной энергии намерения целителя. В процессе лечения может происходить так, что «упорядоченная» энергия здорового человека соединяется с нездоровой энергией и «упорядочивает» ее.
Чтобы достичь максимального эффекта, целитель или посылающий должны быть «упорядоченными» на субатомном уровне, ментально и эмоционально. «Исследование любви» показывает, что определенные условия и психические состояния делают наше намерение особенно мощным, а нас — более гармоничными. Эти состояния могут быть достигнуты с помощью тренировок. Успех базовой обучающей программы, проведенной Радином, Шлиц и Стоуном, указывает на то, что внимание, вера, мотивация и сострадание важны для работы намерения, но, возможно, существуют и другие условия, которые усиливают его эффекты.
Мне, например, было необходимо узнать, как можно ослабить свои психологические границы. Я поняла, что, когда мы посылаем намерение, мы должны «стать» тем другим человеком [147].
 
ЧАСТЬ II
ВКЛЮЧЕНИЕ
Каждый атом, принадлежащий тебе, принадлежит также и мне.
Уолт Уитман, «Моя ПЕСНЬ»
 
ГЛАВА 5
ВХОД В ГИПЕРПРОСТРАНСТВО
В монастыре, расположенном высоко в Гималаях на севере Индии, зимой 1985 года группа тибетских монахов-буддистов тихо сидела в глубокой медитации. Легко одетые, они были, тем не менее, равнодушны к холоду, царившему в помещении. Монах сновал между ними, заворачивая каждого в мокрые простыни. Обычно такие условия приводят к шоку и к стремительному падению температуры. Если температура тела падает всего лишь до 12 градусов по Фаренгейту, за несколько минут человек теряет сознание, и пропадают все признаки жизни.
Вместо того, чтобы дрожать, монахи начали потеть. От мокрых простыней шел пар, и за час они полностью высохли. Помощник заменил сухие простыни на мокрые, которые были смочены в ледяной воде. К этому времени тела монахов стали напоминать печи. Простыни были быстро высушены, и следующий набор тоже.
Команда ученых, возглавляемая Гербертом Бенсоном, кардиологом из медицинской школы Гарварда, стояла неподалеку, вглядываясь в экраны медицинских аппаратов. Это оборудование было присоединено к телам монахов для определения физических механизмов, которые позволяют телу вырабатывать такое огромное количество тепла. На протяжении многих лет Бенсон изучал влияние медитации на мозг и на тело. Он начал объемную программу исследований буддистов, практикующих в течение многих лет, в различных уголках мира. Во время одной из своих поездок в Гималаи он снял на видео монахов, одетых лишь в легкие платки. Они проводили морозную февральскую ночь вне помещения на вершине горы высотой в четыре тысячи метров. Бенсон заснял, как они крепко спали всю ночь без теплой одежды и укрытия.
Во время своих путешествий Бенсон стал свидетелем многих проявлений искусства намерения: например, контроль над температурой и метаболизмом, который мог даже привести к состоянию, напоминающему спячку. Монахи, находившиеся под наблюдением команды Бенсона, поднимали температуру своих конечностей до 17 градусов по Фаренгейту и замедляли свой метаболизм более чем на 60 процентов [148]. Бенсон знал, что это было самое значительное из когда-либо описанных снижений метаболизма. Во время сна метаболизм падает только на 10-15 процентов; даже опытные медитаторы могут снизить его только на 17 процентов в лучшем случае. Но в тот день в Гималаях он увидел невозможное. Монахи использовали свои тела, чтобы кипятить ледяную воду просто с помощью силы мысли [149].
Энтузиазм Бенсона в отношении медитации разжег интерес в главных центрах академической науки по всей Америке. В начале XXI века монахи стали любимыми «подопытными кроликами» в неврологических лабораториях. Исследователи из Прин-стона, Гарварда, университета Висконсин и университета Калифорнии в Дэвисе последовали примеру Бенсона и с помощью современного оборудования стали исследовать эффекты интенсивной медитации. Целые конференции были посвящены медитации и мозгу [150].
Ученых интересовала не сама практика, а ее влияние на человеческое тело, особенно на мозг, и те возможности, которые она открывала. Так, тщательно исследуя биологические эффекты, ученые надеялись понять процессы, сопровождающие направленную мысль, такие как те, что были продемонстрированы монахами в Гималаях.
Монахи также давали ученым возможность исследовать, могут ли годы сфокусированного внимания помочь мозгу выйти за рамки обычных возможностей. Становился ли разум монаха эквивалентом тела спортсмена-олимпийца — более развитым и значительно измененным благодаря суровой дисциплине и практике? Меняют ли тренировки и опыт со временем физиологию мозга? Может ли практика помочь развить способность к передаче намерения? Ответы на эти вопросы связаны с продолжающимся долгое время в нейрофизиологии спором: является ли структура нервной системы неизменной с юности, или же она пластична в зависимости от природы мыслей человека на протяжении жизни?
Меня в данном исследовании сфокусированного внимания больше всего интересовал вопрос, что позволяло буддийским монахам превращать себя в «нагреватели», и как их способы соотносятся с практиками других античных традиций. Как и Бенсо-на, меня притягивали «мастера» намерения: люди, практикующие древние дисциплины — буддизм, цигун, шаманизм, традиционное природное целительство; люди, способные совершать необычные действия с помощью своих мыслей. Мне хотелось выявить то общее, что было между ними. Схожи ли этапы, которые проходит мастер цигун, посылающий ци, с тем, что делает буддист во время медитации? Какого рода обучение позволяет целителю войти в состояние, когда он способен излечить тело другого человека? Обладают ли «мастера» намерения определенными способностями, обеспеченными строением их нервной системы, или они развивают в себе навык, который может быть приобретен и обычными людьми? И, пожалуй, самое главное: что может сказать исследование монахов о влиянии сфокусированного намерения на мозг? Поможет ли практика лучше передавать намерение?
Я начала собирать научные данные о целительских методах различных традиций, а затем провела опросы и интервью с целителями всех направлений [151]. Неоценимую помощь в исследовании мне оказали психолог Стэнли Криппнер и его студент Алан Коперштейн из высшей школы Сайбрука. Будучи клиническим и судебным психологом, Коперштейн провел всестороннее исследование различных техник, используемых удаленными целителями. Эксперименты он собирался отразить в своей докторской диссертации, включая анализ научных публикаций, посвященных целительству, а также письменные и устные интервью с известными профессионалами, чья успешная работа в области целительства была научно подтверждена [152].
Я выяснила, что во всех традициях первым и самым важным этапом являлось достижение состояния сконцентрированного внимания.
Согласно Крипперу, эксперту в области шаманских и других подобных традиций, практически во всех примитивных культурах существует принцип лечения на расстоянии. Это происходит во время измененных состояний сознания и достижения состояния сконцентрированного внимания с помощью различных средств [153]. Хотя использование галлюциногенных растений достаточно распространено, для достижения необходимого эффекта во многих культурах используются сильные повторяющиеся ритмы. Индейцы племени Оджибва, например, используют барабаны, стук, песнопения, танцы с обнажением, хождение по углям [154]. Барабаны особенно эффективны для создания высокой степени сосредоточенности. Некоторые исследования показали, что прослушивание барабанных ритмов заставляет мозг замедляться до трансоподобного состояния [155]. Как открыли американские индейцы, даже высокая температура тела может способствовать вхождению человека в измененное состояние сознания.
В рамках моего исследования намерения я разговаривала с Брюсом Францизом, одним из лучших практиков цигун на Западе. Будучи мастером боевых искусств, обладателем черных поясов в пяти видах японских единоборств, он также изучил систему исцеления цигун во время работы с китайскими мастерами. Сила намерения Франциза была легендарной. Существуют видеозаписи того, как он заставлял людей летать по комнате, просто направив на них свою ци. Когда Франциз участвовал в боях, он приковал несколько людей к инвалидным коляскам. Теперь, зная о своей силе, он сохранял ци для целительства. Во время моей встречи с ним Франциз продемонстрировал силу направленной ки [156]. После минуты сосредоточения кости его черепа на макушке начали двигаться, словно поверхность волнующегося моря [157].
Франциз показывал своим ученикам, как постепенно развивать сосредоточенность внимания с помощью концентрации на своем дыхании. Последовательно, шаг за шагом, они увеличивали продолжительность осознанного дыхания и, в конце концов, могли сосредоточиваться продолжительное время. Также они учились ясно осознавать свои физические ощущения [158].
Целители, с которыми беседовала я, входили в это сосредоточенное состояние с помощью разнообразных методов: медитации, молитвы, сосредоточения на исцеляемом человеке, символических или мифических представлениях, вербальных аффир-маций, воображения, даже внутреннего самовнушения в качестве «разогревающего» упражнения. Один целитель достигал сосредоточенности внимания, наполняя свое сознание целью, которой пытался достичь.
Доктор Джанет Пьедилато, целитель-шаман, часто «напевает» или говорит нараспев, либо использует трещотку и другие инструменты воздействия на людей. Доктор Констанс Джонсон, практикующая рейки, может вызывать измененное состояние по своему желанию. Другим приходится трудиться, чтобы достичь этого состояния: Ревренд Франц Геддс, духовный целитель, медитирует на маленький предмет, такой как камешек, лист или веточка, усиленно концентрируясь в течение 10 минут.
Другие используют пациента как объект медитации. Как говорит доктор Джудит Свэк, целитель души и тела, создавшая свою собственную целостную систему психотерапии: «Я смотрю прямо на клиента, направляю все свои органы чувств на него. Я вхожу в восприимчивое состояние, в котором обращаю внутреннее внимание на любую незаметную информацию и впечатления, приходящие ко мне из любых источников». Многие другие целители подобным образом входят в измененное состояние, просто «слушая пациента», полагаясь на слух, или каким-либо иным образом. «Просто мысли об оказании помощи кому-либо, — пишет доктор Пьедилато, — замедляют кровь в моих венах».
Первоначально многие целители ощущают нарастание когнитивных процессов, но большинство вскоре приходят к такому состоянию, когда внутренний диалог смолкает, и все ощущения, кроме ничем не замутненного образа, уходят. Сосредоточение размывает их собственные внутренние границы. Они внезапно осознают скрытые процессы, происходящие в теле пациента, и ощущают наполненность целительной энергией.
Меня особенно интересовало влияние сильной сконцентрированности на активность мозга. Замедляет мозг свою деятельность или ускоряет? Существующие данные говорят о том, что во время медитации активность мозга падает. Исследования электрической активности мозга во время медитации свидетельствуют о том, что медитация приводит к доминированию либо альфа-ритмов (медленные, высокоамплитудные мозговые волны с частотой 8-13 Гц, или циклов в секунду), которые появляются во время неглубокого сна, либо еще более медленных тета-волн (4-7 Гц), характерных для глубокого сна [159]. В бодрствующем состоянии мозг работает гораздо быстрее, преимущественно излучая бета-волны (около 13-40 Гц). На протяжении десятилетий господствовало мнение, что оптимальным состоянием для работы с намерением является «альфа»-состояние.
Ричард Дэвидсон, нейрофизиолог и психолог из лаборатории нейрофизиологии эмоций университета Висконсин, не так давно проверил эту гипотезу. Дэвидсон является экспертом в области «аффективной обработки данных» — процесса переработки мозгом эмоций и взаимодействия между мозгом и телом. Его работа привлекла внимание Далай-ламы, который пригласил ученого посетить Дхарамсалу в Индии. Большой любитель науки, Далай-лама желал узнать больше о биологических эффектах глубокой медитации. Восемь его наиболее опытных приближенных, практикующих медитации ньингма [160] и кагью, отправились в лабораторию Дэвидсона в Висконсине. Дэвидсон прикрепил 256 датчиков ЭЭГ к голове каждого монаха, чтобы записать электрическую активность различных областей мозга. Монахов попросили погрузиться в медитацию сострадания. Как и в случае процесса передачи намерения Джерома Стоуна, медитация подразумевала сосредоточение на глубокой готовности помочь другим и желании освобождения всех живых существ от страдания. В качестве контрольной группы Дэвидсон привлек студентов, никогда прежде не практиковавших медитацию. Они прошли недельный тренинг, а затем к ним были присоединены 256 датчиков ЭЭГ, чтобы следить за их состоянием во время медитации.
Через 15 секунд, как показали данные ЭЭГ, мозг монахов не замедлялся, а, наоборот, начинал ускоряться. На самом деле, мозг активировался на таком уровне, которого ни Дэвидсон, ни другие ученые никогда прежде не видели. Мониторы показали вспышки высокой гамма-активности — быстрые циклы в 25-70 Гц. Монахи быстро переходили от бета-волн к преобладанию альфа, обратно к бета и, наконец, к гамма. Гамма-диапазон, самые высокие мозговые частоты, наблюдается, когда мозг работает наиболее активно: в состоянии сосредоточения внимания, при обучении, во время вспышек озарения. Как выяснил Дэвидсон, когда мозг работает на очень высоких частотах, фазы мозговых волн (их подъемы и спады) начинают происходить синхронно во всех отделах мозга. Этот вид синхронизации считается необходимым для усиления осознания [161]. Полагают даже, что гамма-состояние вызывает изменение в синапсах мозга — участках, через которые проходят электрические импульсы, несущие сигнал к нейрону, мышце или железе [162].
То, что монахи могли достичь этого состояния так быстро, свидетельствовало об изменениях их нервных процессов благодаря годам глубокой медитации. Хотя все монахи были среднего возраста, их мозговые волны были гораздо более гармоничными и организованными, чем волны здоровых молодых людей из контрольной группы. Даже во время отдыха буддисты демонстрировали высокие уровни активности в гамма-диапазоне по сравнению с недавно начавшими практику медитации студентами.
Исследование Дэвидсона подтвердило правомерность результатов других предварительных исследований, свидетельствовавших, что определенные формы медитации приводят к наиболее интенсивной работе мозга [163]. Исследования йогов показали: во время глубокой медитации их мозг порождает вспышки высокочастотных бета- и гамма-волн, которые часто связывают с моментами экстаза или интенсивного сосредоточения [164]. Те, кто может отстраниться от внешних стимулов и полностью направить свое внимание внутрь, имеют больше шансов войти в пшерпространство гамма-волн. Во время такого напряжения внимания ускоряется также сердцебиение [165]. Подобные эффекты наблюдались и во время молитвы. Одно исследование, посвященное мозговым волнам шести протестантов во время молитвы, показало, что в моменты наибольшей концентрации скорость мозговых волн возрастала [166].
Различные формы медитации могут вызывать различные мозговые волны. Например, йоги стремятся к анураге, или чувству постоянной'свежести восприятия; дзен-буддисты стараются прекратить реагировать на окружающий мир. Исследования, в которых сравнивались эти два направления, показали, что ану-рага ведет к усилению перцептивной осознанности — повышает сосредоточение на внешнем, а дзен порождает внутреннюю погруженность — усиливает осознание внутреннего [167]. Многие исследования медитации были посвящены тому типу медитации, в котором требуется сосредоточение на одном отдельном стимуле, например, на дыхании или звуке, таком как мантра. В исследовании Дэвидсона монахи сосредоточивались на чувстве сострадания ко всему живому. Возможно, это сострадающее внимание, так же как и сходные «расширяющиеся» концепции, порождает мысли, погружающие мозг в «сверхзаряженное» состояние усиленного восприятия.
Когда Дэвидсон и его коллега Антоин Латз написали статью о своем исследовании, они осознали, что сообщают о самых высоких показателях гамма-активности, когда-либо записанной у людей без патологий [168]. В своих результатах они заметили связь между уровнем опыта и способностью поддерживать этот удивительно высокий уровень мозговой активности. Монахи, которые очень долго практиковали медитацию, показали самые высокие уровни гамма-активности. Углубленное состояние также вело к стабильному эмоциональному улучшению благодаря активации левой передней части мозга, связанной с переживаниями радости. Монахи приучили свой мозг быть настроенным на счастье.
В более позднем исследовании Дэвидсон показал, что медитация изменяет мозговые волны даже у недавно практикующих. Неофиты, которые занимались медитацией наполненности в течение всего лишь 8 недель, продемонстрировали повышение активности в части мозга, отвечающей за «счастливые мысли» и улучшение функционирования иммунной системы [169].
В прошлом нейрофизиологи считали мозг чем-то вроде мощнейшего компьютера, формирование которого завершается в подростковом возрасте. Результаты, полученные Дэвидсоном, поддерживают более современное мнение, что теория «неизменного» мозга устарела. Оказывается, мозг изменяет себя на протяжении жизни, в зависимости от природы своих мыслей. Определенные устоявшиеся мысли порождают ощутимые физические изменения в его структуре. Форма следует за функцией, сознание помогает сформировать мозг.
Кроме ускорения, мозговые волны синхронизируются при медитации и целительстве. Во время своей работы с природными и духовными целителями на пяти континентах Криппер заподозрил, что перед тем, как получить способность исцелять, все целители прошли через изменения в мозге, которые привели к гармонизации и синхронизации двух полушарий и интеграции лимбической (нижний эмоциональный центр) и кортикальной систем (центр высшего мышления) [170]. Не менее 25 исследований показали: во время медитации активность ЭЭГ четырех отделов мозга синхронизируется [171]. Медитация делает мозг более гармоничным, как и молитва. Исследования, проведенные в университете Павии в Италии и в госпитале Джона Рэдклиф-фа в Оксфорде, показали, что произнесение молитвы оказывает такой же эффект на тело, как и повторение мантры. Обе создают «поразительный, мощный рост синхронии» в кардиоваску-лярных ритмах при повторении 6 раз в минуту [172].
 
Другим важным эффектом сосредоточения является интеграция левого и правого полушарий. До недавнего времени ученые полагали, что два полушария работают более или менее независимо. Левая часть считалась «логической», ответственной за логическое, аналитическое, линейное мышление и речь, а правая часть — «творческой», отвечающей за ориентацию в пространстве, музыкальные и творческие способности и интуицию. Но Петер Фенвик, консультирующий нейропсихиатр из госпиталя Джона Рэдклиффа и больницы Маудсли при институте психиатрии, собрал данные, свидетельствующие о том, что речь и многие другие функции осуществляются в совместной деятельности обоих полушарий мозга, и что мозг работает наилучшим образом, когда он действует в целостности. Во время медитации обе стороны взаимодействуют особенно гармонично [173].
Сконцентрированное внимание усиливает определенные механизмы восприятия и одновременно отфильтровывает «шумы». Даниэль Голман, автор «Эмоционального интеллекта» [174], провел исследование, показавшее, что кора головного мозга меди-таторов действительно сильно активизируется, но лимбический эмоциональный центр создает значительные помехи. С практикой, по его мнению, каждый может научиться контролировать состояние мозга, в котором возможно углубленное восприятие без перегрузки эмоциями или смыслами [175]. Во время этого процесса вся энергия мозга концентрируется на отдельной мысли: осознании того, что происходит в настоящий момент.
Медитация также усиливает восприимчивость мозга. В нескольких исследованиях медитаторам периодически предъявлялись стимулы, такие как вспышки света или щелчки. Обычно человек привыкает к щелчкам: его мозг переключается и перестает на них реагировать. Но мозг медитаторов продолжал реагировать на стимулы, что было знаком усиления восприятия в каждый отдельный момент [176].
В одном исследовании практикующие медитацию наполненности — глубокого восприятия настоящего момента — были протестированы на визуальную чувствительность. Тесты проводились перед трехмесячным периодом медитации (по 16 часов в день) и после него. Сотрудники лаборатории, практиковавшие медитацию, служили контрольной группой. Исследователей интересовало, могут ли участники оценить длительность простых вспышек света и точный интервал между ними. Тем, кто не прошел ментальный тренинг по сосредоточению, эти вспышки казались сплошным потоком света. После занятий практикующие могли замечать отдельные вспышки света и различать каждую последующую. Медитация наполненности позволяет практикующим осознавать подсознательные процессы и оставаться высоко чувствительными к внешним стимулам [177]. Как свидетельствуют данные результаты, определенные типы концентрации, такие как медитация, усиливают механизмы, с помощью которых мы получаем информацию, и проясняют восприятие. Мы превращаемся в большое, чувствительное «радио».
В 2000 году Сара Лазар, нейрофизиолог из больницы Массачусетса, эксперт в области функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ), подтвердила, что медитация вызывает реальное физическое влияние на человека. В традиционной МРТ используются радиочастотные волны и мощное магнитное поле для получения изображений различных органов тела, включая мозг. ФМРТ фиксирует незначительные изменения в мозгу в то время, когда он выполняет важные функции. Так можно получить информацию о том, где и когда перерабатываются различные стимулы и речь. Метод основан на наблюдении за током крови в сети артерий и вен мозга, когда задействованы определенные системы нейронов. Для ученых, подобных Лазар, ФМРТ — лучший способ наблюдения за работой мозга в реальном времени.
Герберт Бенсон попросил Лазар обозначить те отделы мозга, которые активны во время простых форм медитации. Вместо того, чтобы привлекать монахов и других «мастеров» медитации, которые посвятили себя созерцательной жизни, Лазар предпочла изучать эффект медитации на миллионах обычных американцев, практикующих всего 20-60 минут в день. Вместе с Бенсоном они нашли пятерых волонтеров, занимающихся медитацией кундалини, по крайней мере, четыре года. В этой медитации используются две разновидности звуков для того, чтобы сосредоточиться и успокоить ум. Также необходимо концентрироваться на вдохе и выдохе. Лазар попросила волонтеров переходить из состояния медитации в контрольное состояние, во время которого они про себя составляли список животных, и вновь погружаться в медитацию. Во время эксперимента Лазар также следила за биологической активностью своих испытуемых: сердцебиением, дыханием, уровнем кислорода, выдыхаемого углекислого газа и ЭЭГ.
Лазар выяснила: во время медитации у волонтеров значительно возрастало количество сигналов в нейронных отделах мозга: лобной и теменной коре, где выполняются высшие когнитивные задачи, а также в амигдале и гипоталамусе, управляющих возбуждением и автоматическим контролем.
Это открытие представляло собой еще одно опровержение того, что медитация — это всегда состояние спокойствия. Эксперименты подтвердили: во время определенных типов медитации мозг погружается в состояние сосредоточенного внимания.
Лазар также открыла, что сигналы в различных областях мозга и нейронная активность во время медитации развивались со временем и возрастали вместе с накоплением опыта медитаций. У испытуемых создавалось впечатление, будто их состояния становились более осознанными с ростом их опыта во время каждой медитации.
Данные результаты убедили Лазар в том, что концентрация со временем может улучшать работу определенных частей мозга. Чтобы проверить это, она собрала 20 человек, долгое время практиковавших буддийскую медитацию наполненности. Пятеро из них преподавали медитацию. Средняя продолжительность практики составляла 9 лет. Контрольную группу составляли 15 человек, никогда не медитировавших. Участники по очереди медитировали внутри обычного аппарата МРТ, пока она делала подробные снимки их нервных структур.
Лазар выяснила, что части мозга, связанные с вниманием, осознанием ощущений, сенсорных стимулов и переработкой сенсорных данных у медитаторов, были более «плотными», чем у членов контрольной группы. Влияние медитации определенно было «зависимым от дозы»: увеличение «плотности» мозга было пропорционально количеству времени, которое испытуемый провел в медитации.
Лазар предоставила первые доказательства того, что медитация вызывает долговременные изменения в мозговой структуре. До ее эксперимента подобное утолщение кортикального слоя было связано только с определенной монотонной механической деятельностью, для которой необходима высокая степень внимания, такой как игра на музыкальных инструментах или показ фокусов. И вот было получено первое подтверждение, что определенные мысли тренируют «внимательную» область мозга и заставляют ее увеличиваться. Действительно, кортикальная толщина этих областей была более выраженной у старших участников. Обычно кортикальный слой истончается с возрастом. Регулярная медитация поворачивает этот процесс вспять.
Кроме усиленной когнитивной переработки, медитация также интегрирует эмоциональные и когнитивные процессы. В исследовании с использованием ФМРТ Лазар получила свидетельство активации лимбического отдела мозга («инстинктивного»), связанного с примитивными эмоциями. Медитация влияет не только на логические, аналитические «верхние этажи» мозга, но и на подсознательные и интуитивные «низшие». Она заметила значительную активацию области, отвечающей за «внутреннее чувство», интуицию. Было получено научное свидетельство того, что медитация увеличивает не только нашу способность получать интуитивную информацию, но и наше осознание этой информации.
Дэвидсон доказал, что часть мозга, связанная со «сближением», желанием помочь, увеличивается у монахов, которые участвовали в его исследовании и практиковали медитацию сострадания. У них увеличивалась область мозга, которая формулирует вопрос: «Могу ли я вам помочь?» А медитаторы Лазар работали над наполненностью, состоянием абсолютного внимания, и поэтому увеличились области, ответственные за внимание. Улучшилась способность мозга к наблюдению, он начинал воспринимать больше информации, даже на интуитивном уровне.
Некоторые люди рождаются с большей «антенной» и лучшей восприимчивостью, чем у большинства из нас. Так, экстрасенс Инго Свонн способен «видеть на расстоянии» объекты или события, что недоступно обычным людям. Он помогал в создании экстрасенсорной программы правительства США. Свонн широко известен как один из лучших экстрасенсов в мире. Однажды он позволил доктору Майклу Персинджеру, профессору психологии из университета Луарентии в Канаде, понаблюдать за особенностями работы своего мозга и проанализировать их. Присоединенный к аппарату ЭЭГ, Свонн использовал свои способности, чтобы определить, какие предметы находятся в другой комнате. В тот момент, когда он «увидел» эти предметы на расстоянии, в его мозгу произошли вспышки активности в бета- и гамма-диапазонах. То же происходило в мозгу тибетских монахов, участвовавших в исследовании Бенсона. Эти вспышки активности происходили в основном в правой затылочной части, связанной со зрением. Согласно результатам наблюдения за мозговыми волнами, Свонн вошел в состояние суперсознания, позволяющее ему получать информацию, доступ к которой закрыт в состоянии обычного бодрствующего сознания.
При снятии МРТ оказалось, что Свонн обладает необычайно большим теменно-затылочным отделом в правом полушарии, связанным с переработкой сенсорных и зрительных сигналов. Персинджер обнаружил такую же нейронную особенность у другого одаренного экстрасенса, по имени Шон Харрибанс [178]. ЭЭГ и компьютерная эмиссионная томограмма Харрибанса во время его экстрасенсорной деятельности показали увеличение активации правой теменной области. И он, и Свонн могли «видеть» за пределами времени, расстояния и пяти главных чувств.
Научно доказано, что с помощью определенных мыслей мы можем изменить и увеличить определенные доли нашего мозга, чтобы улучшить свою чувствительность и восприимчивость. Но возможно ли развить способность к передаче? Чтобы выяснить, какие качества улучшают эту способность, мне было необходимо изучить «мастеров» намерения, особенно одаренных в области передачи. Лучше всего было обратиться к талантливым целителям.
Специалист по раку и психолог доктор Лоуренс Ле Шан исследовал, как работают одаренные целители. Он выяснил, что общими для них являются две важные практики, помимо измененного состояния сознания: они визуализируют себя объединяющимися с человеком, которого собираются лечить, и представляют себя и этого человека единым целым с тем, что они часто называют «абсолютом» [179].
Целители, исследованные Коперштейном, также описывали «выключение» эго и исчезновение их чувства «Я» и отделенности. Они ощущали «вхождение» в тело человека, которого собирались лечить. Один из целителей чувствовал изменения в своем теле, сопровождающиеся перераспределением потоков внутренней энергии. Хотя целители не принимали на себя болезнь или боль, они чувствовали их, когда визуализировали свое единство с исцеляемым человеком. В момент этого объединения у целителей значительно изменялось восприятие и замедлялась моторика. Их наполняло чувство расширения границ своего собственного тела и даже ощущение изменений физической формы.
Они чувствовали себя выше, тоньше, как будто они покинули физическое бытие, переполненные чувством безусловной любви. Целители начинали видеть себя, по выражению одного из них, «только сердцевиной, которая всегда остается»:
«Я осознаю процессы, происходящие вдали от меня... Мое намерение находится с человеком, мой сознательный контроль полностью отброшен в сторону, как будто я просто стою и смотрю. Затем происходит что-то другое... Но я не думаю, что теряю осознание, когда нахожусь там» [180].
Другие целители ощущали выход за границы своего «Я» еще более явно. Чтобы выполнить задачу, им необходимо быть единым целым с тем, кого они лечили, стать тем человеком, со всей его или ее физической и эмоциональной историей. Их собственная личность и память отступали, и они входили в некое пространство совместного сознания, где безличное «Я» проводило исцеление. Некоторые из целителей принимали мистическую идентификацию с охраняющими духами или наставниками, и контроль переходил к альтер эго.
В работе Книппера некоторые люди оказывались более восприимчивыми к такому «слиянию», чем другие. Его испытуемые обладали более тонкими границами «Я». Согласно тесту границ Хартмана, созданному психиатром Эрнестом Хартманом из университета Тафте для исследования психологических защит человека, люди с «сильными» границами эго хорошо организованы, зависимы, занимают оборонительную позицию и, как выражался сам Хартман, «хорошо вооружены» прочным чувством «Я», которое остается замкнутым вокруг них, подобно стене. Люди с «тонкими» границами обычно бывают открытыми, неосторожными и незащищенными [181]. Чувствительные, ранимые и творческие, они быстро вступают в отношения, переживают измененные состояния и с легкостью перемещаются между фантазией и реальностью. Иногда они не уверены, в каком из состояний находятся [182]. Они не подавляют мысли, вызывающие у них дискомфорт, и не отделяют чувств от мыслей. Им легче, чем людям с сильными границами, использовать намерение, чтобы контролировать или изменять то, что находится вокруг них. В исследовании Мэрилин Шлиц, в котором участвовали музыканты и артисты, творческие люди с тонкими границами также лучше могли воздействовать на расстоянии [183].
Книппер продемонстрировал взаимосвязь между тонкими границами и намерением на примере студентов школы просветления Рамты в Ельме, штат Вашингтон. Многие техники, которым обучают в этой школе, например, сосредоточение на желаемом результате и исключение всех внешних стимулов, поиск выхода из лабиринта с завязанными глазами, направлены на то, чтобы помочь студентам переступить их обычные границы. Школа поощряет развитие воображения, утверждая, что оно открывает неиспользуемые ранее зоны мозга [184]. Книппер и несколько его коллег исследовали с помощью психологических тестов шестерых учеников этой школы, утверждающих, что они развили в себе способность к проявлению намерения.
Ян Викрамасекера, психолог, участвовавший в ельмском исследовании, составил ряд психологических тестов, основанных на его модели ожидания отрицательных событий [185]. Викрамасекера утверждал, что с помощью этих тестов можно выявить людей, которые в наибольшей степени склонны иметь психосенсорные переживания и быть внушаемыми. Хотя изначально тест был предназначен для обнаружения людей, подверженных развитию психологических проблем во время серьезных жизненных перемен, Книппер полагал, что модель Викрамасекеры могла быть использована и для обследования медиумов и целителей. Книппер и его коллеги выяснили, что они могут использовать тест для выявления людей, чье негибкое чувство реальности не давало им возможности воспринимать или признавать интуитивную информацию. Модель Викрамасекеры предсказывала, что люди будут лучшими целителями, если они в состоянии блокировать чувство угрозы, когда отпускают идеи отделения от «Я».
Оценки, полученные учениками Рамты [186], свидетельствовали, что их границы были крайне тонкими. На основании результатов 866 человек Хартман выявлял средний показатель в 273 балла. Ученики Рамты получили в среднем 343. Такими же тонкими границами обладали лишь музыканты и люди, которых часто посещают ночные кошмары. Ученики Рамты также продемонстрировали высокую «диссоциацию» — способность не обращать внимания на отвлекающие факторы и сохранять сосредоточенность, а также высокую степень «поглощенности» — склонности поддаваться гипнозу и погружаться в другую реальность [187].
В моем собственном исследовании целителей я встретилась с двумя их типами. Некоторые относились к себе как к «воде» (источнику исцеления), а другие видели себя «шлангом» (каналом, через который проходит исцеляющая энергия). Первая группа верила, что способность была их собственным талантом. Однако большая часть считала себя каналами, действующими как орудия большей силы, стоящей за ними.
Доктор Элизабет Тарг провела исследования СПИДа, в которых участвовали примерно 40 целителей всех направлений [188]. Примерно 15 процентов были традиционными христианскими целителями и использовали молитву. Другие были членами нетрадиционных целительских школ, таких как школа Исцеляющего Света Барбары Бреннан или школы Джойса Гудрича и Лоуренса Ле Шана. Некоторые работали с изменением сложных энергетических полей с помощью изменения спектра цветов или вибраций в энергетическом поле пациента. Более половины целителей концентрировались на исцелении чакр или энергетических полей тела, другие работали с тонами, заново «настраивая» пациента с помощью слышимых вибраций. Китайский мастер цигун посылал гармонизирующую ци пациенту. Один человек, работающий в рамках индейской традиции, входил в транс во время традиционных ударов в барабан и курения трубки в пустынных горах каньона Чако в Нью-Мексико и утверждал, что связывается с духами для пользы своих пациентов. Когда целители описывали свои действия, они часто употребляли такие слова и фразы, как расслабление, отпускание, принятие духа, света и любви. Для некоторых целителей духом был Иисус, для других — женщина звезд, исцеляющее божество индейцев.
Тарг проводила интервью, с целителями об их работе. Я беседовала с ней перед ее смертью о том общем, что может быть между разными исследованиями [189]. Она выявила, что любящее сострадание или доброта необходимы при выражении позитивного намерения исцелить. Но вне зависимости от подхода большинство целителей соглашались с необходимостью не мешать. Они подчинялись исцеляющей силе и изъявляли свое намерение как просьбу: «Можно ли излечить этого человека?» — а затем отходили в сторону. Тарг обратила свое внимание на пациентов, у которых были наиболее явные улучшения, и проанализировала, какие целители работали с этими людьми. Оказалось, что самыми успешными были «каналы» — те, кто отходил, чтобы впустить более могущественную силу. Никто из успешных целителей не считал, что это могущество принадлежало ему [190].
Психиатр Даниэль Бенор собрал и систематизировал практически все исследования целительства в четырех томах [191] и разместил их на сайте [192]. Он рассмотрел публикации самых известных целителей, описывающие методы их работы. Один из самых выдающихся целителей, участвовавший во множестве исследований, — Гари Эдварде написал, что целитель работает, отказываясь от своей воли и прося об исцелении высшую силу:
«Это изменение может быть описано (не точно) как чувство, обволакивающее его, как будто на его обычно бдительный разум накинута повязка. Здесь он переживает присутствие новой личности,— личности с абсолютно новым характером, которая наполняет его чувством уверенности и силы.
[Во время процесса излечения] целитель может лишь смутно осознавать обычные движения, речь и так далее, происходящие вокруг него. Если ему задать вопрос о состоянии его пациентов, он ответит с легкостью и без усилий: другими словами, более знающий Проводник дает ответ. Так целитель „настраивается" — это подчинение его физического чувства духовной составляющей, которая становится высшим „Я" под управлением дирижера» [193].
Для Эдвардса самым важным актом является «уход в сторону», отказ от личного эго, прикладывание сознательных усилий не мешать.
Целители в иесдедовании Коперштейна описывали свои переживания как чувство полного подчинения высшему существу и процессу. Все они верили, что являются частью одного большого целого. Чтобы получить доступ к космической нелокальной сущности истинного сознания, им необходимо отбросить границы «Я», индивидуальности, и слиться с высшей сущностью. При этой смене восприятия и расширении сознания целители чувствовали, что попали в огромное информационное поле, которое предоставляет им информацию, символы и образы. Они слышат слова, сообщающие диагноз, как кажется, из ниоткуда. Нечто, не связанное с их сознательной мыслью, проводит лечение.
Хотя подготовка к целительской работе проходит с помощью сознательно направленной мысли, само исцеление часто с этим механизмом не связано. В процессе двухминутного лечения, например, целители могут потратить полторы минуты на подготовку, а затем «происходит пятисекундное иррациональное нечто, ощущаешь бесконечное пространство и, кажется, находишь ключ ко всему» [194]. Наиболее важным аспектом процесса исцеления, без сомнения, является отказ от своего эго, готовность оставить в стороне свое чувство когнитивного контроля за процессом и позволение себе стать чистой энергией.
Но является ли способность «отходить в сторону» необходимой для всех видов намерения? Я нашла интересный ответ в исследовании людей с повреждениями мозга. Исследователи, участвующие в Программе поведенческой нейрологии и ученые из исследовательского института Ротмана при университете Торонто попытались повторить опыт из лаборатории Принстона с использованием генераторов случайных событий. Но с одним важным изменением: они привлекли несколько пациентов с повреждениями лобных долей головного мозга. Пациенты, у которых была поражена правая лобная доля, что, видимо, ослабило их способность сосредоточиваться и поддерживать высокий уровень внимания, не оказывали никакого влияния на генераторы. Единственным испытуемым, способным оказать влияние, был волонтер с повреждением левой части лобного отдела (правая была в порядке). Исследователи предположили, что дефект волонтера мог вызывать снижение чувства «Я», но никак не влиять на внимание. Достижение сниженного чувства самосознания, которого трудно достичь обычным людям, может усиливать влияние намерения на работу механизмов [195].
Книппер считает, что при некоторых измененных состояниях сознания тело естественным образом «выключает» определенные нейронные связи, в частности, область в районе затылка, которая связана с пространственной ориентацией, ощущением собственного тела и границ между телом и окружающим миром. Во время трансперсонального или трансцендентального опыта эта область деактивируется, граница между собой и окружающими размывается, вы больше не знаете, где начинаетесь вы и заканчивается что-то еще.
Юджин Де Куили из университета Пенсильвании и Эндрю Ньюберг, врач, изучающий программу ядерной медицины в больнице университета, продемонстрировали это в исследовании тибетских монахов. В моменты медитации наблюдаются значительная активность в лобных отделах головного мозга и спад активности в теменных отделах [196]. Медитация и другие измененные состояния могут влиять и на височные доли, в которых расположена амигдала — совокупность клеток, ответственных за чувство «Я», и наши эмоциональные ответы окружающему миру: нравится нам или нет то, что мы воспринимаем. Стимуляция височных долей или их поражение могут создавать чувство, будто наблюдаемое уже происходило, или, наоборот, неузнавание — достаточно распространенные особенности трансцендентального переживания. Сосредоточенность в сочетании с намерением, связанным с другим человеком, «переключают» амигдалу и таким образом убирают нейронное чувство себя.
Дэвидсон, Книппер и Лазар продемонстрировали, что мы можем изменять определенные части нашего мозга с помощью различных типов мыслей и внимания. Мне стало ясно, что сильная сосредоточенность, присутствующая в определенных видах медитации, может быть «порталом», ведущим к гиперпространству и высшей осознанности, перемещая медитатора в иной слой реальности. Медитация может также быть больше возбуждающей, нежели успокаивающей, и позволить нам перестроить свой мозг, чтобы улучшить чувствительность и передачу намерения. Я полагала, что намерение подобно сильному ментальному толчку, с помощью которого вы передаете свои мысли другому человеку, надеясь, что ваши пожелания исполнятся. Но целители описывали абсолютно иной процесс: намерение требует первоначальной сосредоточенности, но затем — своего рода подчинения, отказа от привязанности к себе и результату.
 
ГЛАВА 6
НАСТРОЕНИЕ
Мич Кракофф в 1994 году вернулся домой из Индии, где перевернулись все его представления о медицине. Кракофф, кардиолог из медицинского центра в университете Дьюк, и его ассистент, Сюзан Кратер, были приглашены осмотреть институт высшей медицины Шри Сатья Сай при больнице в Паттапарти через год после ее открытия. Госпиталь был «детищем» индийского гуру Шри Сатья Сай Бабы, который хотел сделать так, чтобы услуги современной западной больницы стали абсолютно бесплатными для бедных и нуждающихся. Кракофф был привлечен как кардиолог, консультирующий относительно оборудования для современного кардиологического отделения.
Кракофф и Кратер были поражены увиденным. В архитектуре здания прослеживалась невероятная духовность (даже акустика и освещение были особенными), и техническое оснащение на этом фоне отходило на второй план. Духовность была представлена даже в оформлении помещений: индуистские образы гармонично украшали стены. Находящийся в восьми километрах от ашрама Сай Бабы комплекс напоминал вытянутый Тадж-Махал. Изгибы здания, похожие на крылья, приветствовали всех входящих, а ротонда, расположенная рядом со входом, символизировала сердце, вершина которого указывала на рай.
Проводя осмотр, Кракофф и Кратер были поражены тем, какой эффект все это оказывало на пациентов. Многие из них были жителями Индии, приехавшими из глубинки, и они никогда в жизни не видели водопровода. Несмотря на то, что у них были найдены смертельно опасные болезни, и все они находились в окружении самого современного лабораторного оборудования, ни один из пациентов не выглядел испуганным. Полное отсутствие страха было так не похоже на ужас и отчаяние, к которым привык Кракофф, каждый день наблюдая эти состояния у пациентов в своей стране.
Кракофф горел желанием оформить американские больницы в таком же стиле. Но сначала нужно было убедить своих коллег-кардиологов, что духовность оказывает положительное влияние на состояние здоровья кардиологических пациентов. Требовались доказательства психологических изменений. Кракоффу было необходимо показать, что неосязаемые аспекты, такие как намерение, или духовные убеждения, или даже духовная атмосфера, могут существенно повлиять на лечение пациента.
Во время 18-часового перелета домой Кракофф и Кратер начали собирать идеи для исследования. Единственным способом сделать это, как они постепенно поняли, было подвергнуть изучению молитву. Нужно было провести масштабный эксперимент [197].
Когда Кракофф прибыл домой, он начал искать в научной литературе данные о том, что молитва улучшала результаты лечения. 14 контролируемых исследований показали наличие положительного эффекта. Наиболее известное исследование было опубликовано Рендольфом Бердом в 1988 году. Берд изучал влияние молитв, произносимых христианами вне больницы за тех, кто находился в отделении кардиореанимации. Те пациенты, за которых молились, имели значительно меньше симптомов и нуждались в менее серьезных лекарствах и медицинских вмешательствах [198]. Исследование института Сердца, опубли-жованное примерно в одно время с исследованием Тарг и поддержавшее его результаты, показало, что молитвы христиан о госпитализированных пациентах, находящихся на кардиологическом отделении, снижали симптомы на 10 процентов и уменьшали количество рецидивов [199].
Молитва рассматривается как своего рода сверхнамерение, совместное усилие: вы выражаете намерение — Бог его осуществляет. В некоторых конфессиях намерение считается синонимом молитвы, а молитва — синонимом целительства; когда вы посылаете намерение, Бог это намерение выполняет. Действительно, многие исследователи сознания считают такие ранние исследования молитвы экспериментами с намерением. Небольшие исследования, в которых группы христиан возносили коллективные молитвы о выздоровлении больных, часто были структурированы как групповое намерение — попытка группы людей повлиять на одну вещь в одно время.
Несмотря на многообещающие результаты ранних исследований, Кракофф понимал необходимость масштабных экспериментов с привлечением значительного числа испытуемых с точными характеристиками, и занялся проведением собственного небольшого пилотного исследования. Он привлек 150 пациентов кардиологического отделения из находящегося неподалеку медицинского центра для ветеранов Дархам, которым были предписаны эндопротез сосудов и ангиопластика. Кроме молитвы, Кракофф хотел выяснить, могут ли «духовные» виды терапии, включая удаленное влияние и влияние разума на тело, быть связанными с исходами лечения пациентов. Он разделил всех пациентов на пять групп. В дополнение к стандартным медицинским мерам, четыре группы из пяти получали один из видов духовного лечения: релаксацию, целительное прикосновение, управляемую медитацию или коллективную молитву. Пятая группа не получала никакого дополнительного лечения, кроме традиционных медицинских мер. Каждый пациент постоянно проходил сканирование мозговых волн, сердечного ритма и кровяного давления для оценки неосязаемых целительных воздействий.
Кракофф решил повысить интенсивность молитвы. Чтобы создать новые молитвенные группы, Сюзан Кратер развернула международную кампанию по привлечению участников. Она написала в буддийские монастыри в Непале и Франции, а также на информационный израильский ресурс Virtualjerusalem.com. В итоге она получила разрешение на экспериментальное проведение молитв у городской стены плача. Кратер позвонила монахиням-кармелиткам в Балтимор, попросив о чтении молитв во время вечерни. К моменту завершения кампании она собрала семь молитвенных групп семи разных религиозных направлений, включая фундаменталистов, моравских братьев, евреев, буддистов, католиков, баптистов и членов Единой Церкви.
Каждая молитвенная группа была приписана к группе пациентов, которые идентифицировались только по имени, возрасту и типу болезни. Хотя Кратер и Кракофф оставили составление индивидуальных молитв на усмотрение самих членов группы, они поставили условие, что за пациентов необходимо молиться по имени, и что молитвы за этих пациентов должны быть связаны с их выздоровлением. Молитвенная часть исследования проводилась «вслепую»: то есть ни пациенты, ни персонал не знали, за кого будут молиться. Другие виды терапии проводились час спустя после того, как пациенты проходили ангиопластику.
Результаты были впечатляющими. У пациентов из групп духовного лечения состояние здоровья улучшилось на 30-50 процентов за время их пребывания в больнице, наблюдалось меньше осложнений и меньше случаев сужения артерий по сравнению с контрольной группой. Наблюдалось также на 25-30 процентов меньше неблагоприятных исходов: смертей, сердечных приступов, отказов сердца, ухудшения состояния артерий или необходимости в повторении ангиопластики. Но из всех использованных видов альтернативного лечения молитва оказала самый значительный эффект.
Исследование было слишком маленьким, для того чтобы делать какие-либо определенные выводы. В конце концов, только 30 пациентов были в молитвенной группе. Тем не менее, результаты казались многообещающими. Кракофф и Кратер, которые окрестили свое исследование МАНТРой (мониторинг и актуализация нетрадиционных терапий), опубликовали статью и представили свои открытия перед Американской ассоциацией кардиологов [200]. Даже самые консервативно настроенные специалисты начали принимать идею, что лечение на расстоянии может действительно работать и что молитва полезна для сердца [201].
Кракофф понимал, что для значимости его результатов его исследования должны быть проведены на гораздо большей выборке. Он пересмотрел свое исследование и создал МАНТРу-2, развернув масштабную рекрутинговую кампанию, с помощью которой постепенно собрал 750 пациентов из медицинского центра Дьюка и девяти других больниц по всей Америке. Кракофф привлек 12 молитвенных групп, расширивших уже имевшийся набор представителей мировых религий. Из Великобритании были привлечены христиане, из Непала — буддисты, из Америки — мусульмане, из Израиля — евреи. Воодушевленные успехом, Кракофф и Кратер провозгласили проект самым крупным многосторонним исследованием влияния на расстоянии, важнейшим испытанием молитвы.
В МАНТРе-2 Кракофф разделил всех пациентов на четыре группы. Одна группа получала молитву; другая — специально разработанную программу, в которую входили музыка, образы и прикосновения (МОП-терапия); третья группа — МОП плюс молитва, и последняя группа служила контрольной, ее участники получали обычную медицинскую помощь. Непосредственно перед тем, как проходить ангиопластику, МОП-пациенты получали инструктаж по методу расслабленного дыхания с визуализацией любимого места и слушанием успокаивающей музыки на их выбор. Затем на них воздействовали исцеляющим прикосновением на протяжении 15 минут. Эти пациенты могли также не снимать наушники во время операции.
Смысл нового исследования состоял в том, чтобы выяснить, могли ли молитвы или духовные виды вмешательства предотвратить смерть пациента или дальнейшие недуги, связанные с сердечно-сосудистой системой, новые сердечные приступы, необходимость в повторных операциях, новые госпитализации, а также не допустить сильного подъема уровня креатинфосфокиназы, что является признаком повреждения сердца. На этот раз Кракофф хотел исследовать долговременные эффекты как «вторичные результаты»: могут ли вмешательства смягчить эмоциональный дистресс или предотвратить смерть или повторную госпитализацию в течение шести месяцев после выписки пациента.
Исследование Кракоффа пришлось прямо на безумие террористических атак 9 сентября и их последствия. За три месяца количество участников упало так низко, что ему пришлось изменить план. Он развил стратегию двойной поддержки, добавив 12 вторичных молитвенных групп. После того, как в исследование включились новые пациенты, вторичные группы должны были молиться за членов первичных молитвенных групп, которые все время с начала эксперимента молились за пациентов. С помощью этой стратегии Кракофф надеялся сделать так, чтобы новые пациенты получили большую порцию молитв, чем пациенты, которые участвовали в исследовании ранее.
Однако, если предыдущие исследования Кракоффа вызывали огромный интерес, то на этот раз ученого ожидало огромное разочарование. Когда данные были получены и проанализированы, не оставалось никаких сомнений: не было обнаружено различий в результатах между представителями разных групп. Единственным видимым преимуществом было легкое снижение стресса среди пациентов, получавших МОП перед процедурой.
Во всех других отношениях масштабная МАНТРА была провалом. Молитва никому не помогла [202].
Среди долговременных эффектов наблюдались такие терапевтические воздействия, как смягчение эмоционального дистресса, снижение количества повторных госпитализаций и даже уровня смертности после шести месяцев. Но они не считались статистически значимыми и не были главной целью исследования.
Одержав маленькую победу после своего огромного поражения, Кракофф смог опубликовать свои результаты в престижном британском журнале «Ланцет». Для публики он был «заинтригован» результатами, которые были интерпретированы иначе. Исследование Кракоффа порадовало скептиков, не считающих молитву возможным объектом исследования. Простой вывод заключался в том, что молитва другого человека за вас не действует.
Тем временем, в 1997 году, клиника Майо начала двухгодичное исследование пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые недавно были выписаны из отделения кардио-реанимации. Примерно 800 пациентов были разделены на две группы: высокого риска (те, у которых присутствовали один или более факторов риска, таких как диабет, прошлые сердечные приступы или предшествующее сосудистое заболевание) и низкого риска (те, у кого не было других факторов риска, кроме присутствующих симптомов). Каждая группа в свою очередь тоже была разделена на две. В дополнение к традиционному медицинскому лечению одна группа в каждой из двух категорий получала молитвы пяти людей один раз в неделю в течение 26 недель. Две другие группы просто продолжали стандартное медицинское лечение.
В конце исследования ученые пришли к выводу, что молитва не влияла на различия в смертности, возможности будущих приступов или необходимости дальнейшего лечения или госпитализаций. Хотя были небольшие различия между группами, получавшими молитвы и не получавшими их, особенно среди пациентов из группы низкой степени риска, результаты не казались значимыми [203].
Чтобы разобраться с этим вопросом раз и навсегда, Герберт Бенсон выступил с оригинальным планом. Бенсон смог стать своим как в традиционном, так и в нетрадиционном лагере медицины, и был глубоко уважаем за это — дипломат со статусом старшего политика между двух, с подозрением взирающих друг на друга фракций. Обладатель диплома медицинской школы Гарварда, Бенсон основал медицинский институт Души и Тела, который занимается исследованиями и практикой в сфере техник исцеления души и тела. Он даже пустил в оборот термин «релаксационный ответ», описывающий их эффекты [204]. Его имя в списке авторов исследования молитвы узаконило такое исследование для представителей консервативной медицины. Для этого исследования Бенсон привлек пять других медицинских центров в США, включая клинику Майо. Согласно его плану, это исследование молитвы, которое он назвал ИТЭМ (исследование терапевтических эффектов молитвы), должно было стать самым масштабным и самым научно спланированным.
В исследовании участвовали 1800 пациентов, прошедшие через шунтирование коронарной артерии, они были разделены на три группы: члены первых двух групп не знали, будут они получать молитвы или нет; в действительности первая группа получала молитвы, а вторая — нет. Третья группа, которая тоже получала молитвы, знала об этом. Бенсон использовал эту структуру, чтобы изолировать два возможных эффекта: работает ли молитва сама по себе, и влияет ли знание человека о том, что за него будут молиться, на результаты. Таким образом он мог контролировать эффект веры [205].
Для молитвенных групп Бенсон привлек группу католических монахов и членов трех других христианских направлений: монахов из монастыря святого Павла в Сэнт-Поле, Миссури; сообщество Терезианских Кармелиток в Вустере, Массачусетс, и Братство Тишины, молитвенное объединение в Миссури рядом с Канзас-Сити. Он не включил в молитвенные группы приверженцев ислама и иудаизма, потому что не смог найти нехристианской группы, которая согласилась бы работать в соответствии с требованиями временных рамок исследования. Молитвенным группам предоставлялись имена пациентов. Хотя составление молитвы отдавалось на усмотрение молящегося, молитва должны была включать слова: «за успешную операцию с быстрым, здоровым восстановлением и отсутствием осложнений». Группы молились в течение 30 дней, а все послеоперационные осложнения, события и смерти пациентов отслеживались во всех группах.
Результаты шокировали мир и исследователей, в первую очередь Бенсона, большую часть своей карьеры пропагандировавшего положительное влияние разума на тело. Исследователи ожидали, что наибольший эффект будет получен в группе, члены которой знали, что за них молились. Второй по значимости эффект будет в группе, за членов которой молились, но они об этом не знали. И наименьший эффект будет среди членов группы, за которых не молились вовсе, а те не знали, молятся за них или нет. Но результаты показали, что никакое количество молитв ни при каких условиях не влияло на результаты операций. В действительности, результаты были прямо противоположны ожиданиям исследователей. Те пациенты, за которых молились и которые знали об этом, чувствовали себя хуже всего. Данный факт нашел отражение в статистически значимых показателях: 59 процентов членов группы, за которых молились и которые об этом знали, сильнее страдали от послеоперационных осложнений по сравнению с 52 процентами среди тех, за кого не молились. Пациенты, не знающие, что за них молятся, переносили несколько больше сердечных приступов, чем те, кто не получал молитв. Среди не информированных пациентов, которые получали молитвы, 10 процентов страдали от осложнений после операции по сравнению с 13 процентами тех, кто не получал молитв [206].
Бенсон и его коллеги не знали, что делать с данными результатами. Они даже думали о том, что пациенты могли страдать от своего рода «тревоги перед публикой», вызванной психологическим давлением и ожиданиями определенных результатов.
Многие наблюдатели заключили, что молитва не только не работает, но и вредит, или, по крайней мере, не может быть научно изучена. Кракофф, которого попросили написать комментарий об исследовании, подчеркнул, что в действительности молитва имеет эффект — негативный. Людям необходимо было отказаться от общего мнения, что, если за вас молятся, то это вам на пользу, так как результаты показывали: не только «Вуду и проклятия», но и «добрая, любящая, сердечная молитва может непоправимо навредить или убить незащищенных пациентов при определенных обстоятельствах» [207].
Американский журнал «Сердце» разместил результаты исследования в Интернете, а его авторы провели пресс-конференцию. Бенсон предупредил прессу, что ИТЭМ не был последним словом в дискуссии о молитве, хотя это исследование и вызвало вопросы о том, следует ли сообщать пациентам, что за них молились. Знание пациента о том, что за него молятся, стало считаться одной из самых важных тем для дальнейших исследований. Но другие уже не были уверены, стоит ли изучать молитву и дальше. Фонд Джона Темплтона потратил 2,4 миллиона долларов на ИТЭМ, и при тех негативных результатах, которые были получены, ждать финансирования из этого источника было бы нелепо.
Результаты ИТЭМ, казалось, делали и мой собственный план большого эксперимента с намерением ненужным. Затем, после того как я поразмышляла над негативными результатами, я пришла к заключению, что план исследований мог быть причиной провалов. Хотя Бенсон просил, чтобы была включена фраза: «за успешную операцию с быстрым, здоровым восстановлением и отсутствием осложнений», он не просил молящихся быть определенными. Самые успешные эксперименты с намерением включают в намерение весьма определенную задачу. В исследовании Тарг целителям предоставлялись данные об уровне Т-лимфоцитов в крови больных ВИЧ пациентов, и они направляли исцеление именно на повышение этого уровня. Молитвенным группам должна была быть дана инструкция просить об определенных результатах, связанных с сердечной симптоматикой, или любых других очень определенных результатах, а не высказывать неопределенные, очень общие утверждения об улучшении состояния пациента.
Ни в одном из исследований не производился точный контроль за количеством людей, вовлеченных в молитвенные группы, или хотя бы за временем или частотой их молитв. Это тоже могло нарушить коллективное намерение. Возможно, так как использовались совершенно различные молитвенные группы, их молитвы не были эквивалентными. В исследовании Бенсона молитвенным группам позволялось молиться от 30 секунд до нескольких часов четыре раза в неделю. Его помощники никогда не фиксировали, как долго люди молились. В исследовании Тарг принимали участие целители из различных традиций, но упор делался на то, чтобы каждый пациент получал только одно целительное послание в каждый момент.
Как сказал Боб Барт, директор организации по исследованию молитвы: «Как можно определить дозу чего-либо настолько внутреннего, как молитва? Например, отличается ли пятиминутная молитва буддиста от часовой молитвы 10 католических монахинь? Является ли молитва 20 раз в день более эффективной, чем один раз?»
В комментариях к результатам Кракоффа «Ланцет» также высказал свои опасение по поводу плана исследования: «Мог ли более строгий подход привести к иным результатам»? [208]
Попытка Бенсона стандартизировать методы молитвы, использованные в его исследовании, ненамеренно смешалась с методами, с помощью которых молитвенные группы обычно осуществляют моление. В обычных обстоятельствах, когда молитвенные группы должны помолиться за кого-то, они получали определенную информацию о пациенте, включая полное имя, возраст, медицинское состояние и периодически доставляемые сведения о состоянии здоровья пациента. Часто они встречались с пациентом и его или ее семьей. С помощью этой личной информации можно было персонализировать молитвы.
В исследовании Бенсона молитвенные группы получали только имя и первую букву фамилии человека, за которого они молятся. Ограничение информации сделало невозможным установление связи между молитвенными группами и пациентами, которую Шлиц и Радин считали необходимой для успешного исцеления. Несколько групп в исследовании Бенсона выказывали недовольство по поводу дизайна исследования. Как выразился один комментатор: «Это напоминает попытку позвонить другу и ожидать ответа, набрав только три первые цифры телефонного номера» [209].
Как и в ИТЭМ, в исследованиях Кракоффа не предоставлялось никакой информации о пациентах, достаточной, чтобы установить связь. В исследовании Тарг целителям предоставлялись фотографии и имена, а также информация о состоянии каждого пациента! Ни одна из групп не делала различий между молитвами за пациентов с подробными характеристиками, и молитвами за людей, о которых кроме имени ничего не известно.
Выбор молитвенных групп был также ненаучным. Ни в одном из основных исследований молитвы не использовались критерии для отбора участников в молитвенные группы. Также не отслеживались их количество или предыдущий опыт. Тарг выбирала только опытных целителей, которые имели значительную историю успешной работы. Хотя в «Исследовании любви» Шлиц принимали участие непрофессионалы, посылавшие целительное намерение, им было предоставлено обучение, чтобы группа была однородной.
Другой проблемой было отсутствие настоящей контрольной группы во всех исследованиях. Чтобы считаться по-настоящему научным, исследование должно распределять участников случайным образом по группам, одна из которых получает лечение, и сравнить результаты этой группы с группой, никакого лечения не получающей. Однако при любой опасной ситуации, связанной со здоровьем, за пациентов обычно молятся их близкие. В МАНТРе-2 почти 89 процентов людей из лечебных и контрольных групп признались, что кто-то в семье молился за них. Эти пациенты жили в очень религиозных районах.
Отсутствие контрольной группы неизбежно смешивает результаты исследования. Эта проблема встречалась и раньше в ранних исследованиях влияния гормонозаместительной терапии (ГЗТ) на развитие рака. Многие из этих исследований дали неверные результаты, потому что невозможно найти для исследования женщин, не принимающих гормоны: противозачаточные средства, таблетки экстренной контрацепции или ГЗТ — в какой-либо период своей жизни. Следовательно, ни в одном исследовании не было чистой контрольной группы «не принимающих», с данными которых можно было бы сравнить результаты. Женщины, принимающие гормоны, таким образом, сравниваются с женщинами, принимавшими гормоны в прошлом. Обе ситуации предрасполагают к развитию рака. То же самое происходит и в рассматриваемых исследованиях. Люди в группах «лечения», получающие молитвы, сравниваются с пациентами, за которых молятся родственники.
Главные исследования молитв имеют и другие недостатки. Как в исследовании Бенсона, так и в исследовании Кракоффа, молящиеся люди не знали пациентов и не имели сильной мотивации лечить, какой обладали посылающие в «Исследовании любви». В исследовании Бенсона, как указал Кракофф в своем комментарии об ИТЭМ, должна была присутствовать группа истинного плацебо, члены которой не подозревали о возможности молитвы, и должно было быть проведено сравнение между такой группой и супергруппой, куда входили все люди, получавшие молитву. Не было проведено сравнения между эффектами молитв за человека и определенным мнением пациента относительно того, в какую группу он или она были помещены, что могло бы прояснить возможную роль эффекта плацебо. Исследователи также не учли возможный стресс, испытываемый пациентом из-за необходимости скрывать от больничного персонала свое участие в исследовании [210].
В исследовании Кракоффа были нарушены все основные правила научного плана, в основном из-за событий, не поддающихся контролю. Когда он проводил свое исследование до событий 9 сентября, некоторые из пациентов получали молитвы от множества разнообразных групп, а те, кто начал участвовать в исследовании уже после трагедии в Мировом торговом центре, получали двойную молитву. Следовательно, те, кто молился за них, еще и сами получали молитвы. В отличие от большинства основных научных исследований, в его работе пациенты не получали одинакового лечения.
Даже Тарг указывала на проблемы первого исследования молитвы, проведенного Рэндольфом Вердом, в котором обычных христиан просили молиться за пациентов кардиологического отделения. Не было информации о том, кто принимал лекарства, действующие на артериальное давление, поэтому было неясно, произошло ли излечение благодаря целителю или благодаря традиционной медицине. Не было контрольной группы, позволяющей оценить влияние установки в процессе исследования. Большое количество пациентов с позитивными взглядами могли оказаться в группе лечения. Иногда эффект плацебо, ожиданий от лечения, может быть важным фактором достижения положительных результатов. В одном исследовании пациентов с клинической депрессией улучшилось состояние всех пациентов, — даже тех, кто находился в контрольной группе, которые никак не лечились, — в основном благодаря психологической поддержке, создаваемой возможностью лечения [211].
В исследовании Бенсона перспектива молитв могла оказать противоположное влияние. Согласно Ларри Досси, прекрасному терапевту и автору множества книг о молитве [212], в исследовании ИТЭМ тяжелобольным пациентам молитву предлагали, как бы «дразня» ею, преподнося ее как нечто, что пациентам может посчастливиться получить, а может и нет.
«Нигде более молитва не производится подобным образом, — говорит Досси. — Когда молитва происходит в реальной жизни, мы не дразним ею своих близких. Сострадательные молитвы возносятся за них безусловно и без обмана. Кто может сказать, какие эмоции: разочарование? враждебность? — появились у этих пациентов в результате того, как была предложена молитва?» [213]
Тот факт, что люди, знающие о направленной на них молитве, не только не продемонстрировали эффекта плацебо, а, наоборот, страдали от большего количества послеоперационных осложнений, чем любая другая группа, говорит он, «свидетельствует о том, что в гарвардском исследовании молитвы имела место весьма странная внутренняя динамика» [214].
Исследование Американского института Сердца, в котором молитвы христиан различных конфессий снизили симптомы у кардиологических пациентов на 10 процентов, тоже подверглось критике, поскольку в нем предполагалось так много вариантов конечных результатов, что оно было просто обязано продемонстрировать положительный результат [215].
Негативные результаты масштабных исследований молитвы могут объясняться тем, что молитва не действует, так как ее невозможно научно исследовать или просто потому, что в этих исследованиях задавались неправильные вопросы. В конце концов, как говорит Боб Барт из Центра исследования молитвы, созданного Единой церковью для получения научных данных о молитве, эти исследования являются лишь небольшой частью научных работ на данную тему [216]. Из более чем 227 исследований, проведенных центром, 75 процентов дали положительные результаты.
Тем не менее, чтобы изучить влияние намерения, посылаемого на расстоянии, разумно было бы отойти от молитвы, которая несет с собой значительный эмоциональный багаж. Тарг попыталась выделить влияние простого целительного намерения, отличающегося от молитвы. В случае намерения источником изменений является человек, в случае молитвы — это Бог. Простое целительное намерение можно легче контролировать в научном исследовании, для того чтобы убедиться: каждый человек, посылающий намерение, посылает одно и то же сообщение. Для целей моих экспериментов с намерением простое намерение исцелить или улучшить что-либо могло помочь избежать всех проблем, связанных с исследованием молитвы. В отличие от молитвы, действенность целительства была неоднократно подтверждена: проведено почти 150 исследований, доказывающих это [217]. Научные исследования были подвергнуты анализам, оценивающим значимость эффектов и результата. В самом тщательном из таких анализов профессор Эдзард Эрнст, требовательный и скептичный глава отделения нетрадиционной медицины в университете Экзетер в Великобритании, пришел к заключению: из 23 исследований 57 процентов показали положительный результат [218]. Среди наиболее строгих научных исследований средний результат, или масштаб изменений среди пациентов, получавших лечение, был в 10 раз выше, чем эффект аспирина или анаприлина, — лекарств, считающихся действенными в предотвращении сердечных приступов.
В провале масштабных исследований молитвы скрыты важнейшие указания не только о том, каким должен быть план исследования, но и о том, какие элементы максимально увеличивают силу намерения. Чтобы быть успешным, для намерения могут требоваться другие параметры, кроме натренированного внимания, невмешательства в процесс и формулирования простой просьбы для вселенной. Как выяснил Гари Шварц в процессе своего собственного исследования целительства, установки целителя и пациента играют большую роль.
Работа Шварца началась как простое исследование исцеляющего намерения практикующих рейки. Шварц привлек в проект своего коллегу Беверли Рубика, директора Центра передовых наук в университете Тэмпл, Филадельфия, биофизика, интересующегося тонкими энергиями. Так как Рубик обладал значительным опытом исследований с использованием бактерий, они решили использовать для своего исследования кишечные палочки, которые подверглись серьезному стрессу. Одним способом подвергнуть бактерий стрессу было обработать их внезапной тепловой волной. Шварц, Рубик и их коллега Одри Брукс осторожно выверили количество тепла, чтобы оно было достаточным для стресса бактерий, но не их гибели. Затем они попросили 14 практикующих рейки лечить выживших бактерий, передавая стандартное исцеляющее намерение рейки в течение 15 минут. Каждый практикующий должен был лечить три различных выборки бактерий на протяжении трех дней. Специальное оборудование отслеживало количество выживших бактерий.
Первоначально Шварц, Рубик и Брукс были удивлены, обнаружив, что практикующие рейки никак не повлияли на выживание жизнеспособных бактерий. Однако при более тщательном осмотре они выяснили: деятельность практикующих рейки была успешной в определенные дни. Они не знали, что делать с этой «неравномерностью». Возможно, думал Шварц, успех целителя зависел от своего рода связи с исцеляемым. Трудно, в конце концов, испытывать теплоту и близость к кишечным палочкам, которые обычно мирно живут внутри нас, но могут причинить вред при перемещении из пищеварительного тракта. Но что, если он сможет ввести этих практикующих в подходящее для целительства настроение?
В следующей серии экспериментов Шварц и его коллеги попросили практикующих рейки работать 30 минут с человеком, страдающим от боли, а затем вернуться к работе с бактериями. На этот раз работа была успешной, ученые увидели значительно больше живых бактерий в выборках, с которыми работали практикующие рейки, чем в контрольных выборках. Целители были гораздо более успешны, когда их целительные «инструменты» были настроены [219].
Тем не менее, Шварц и другие исследователи продолжили поиски ситуаций, когда целители оказывали вредоносное воздействие на бактерии. Они предположили, что состояние самого целителя может влиять на результаты. Им был необходим простой тест, с помощью которого можно оценить больше показателей, чем просто физическое состояние. Они решили использовать аризонскую шкалу интегративных результатов (АШИР), набор простых визуальных стимулов, с помощью которых оценивается духовное, социальное, умственное, эмоциональное и физическое благополучие на протяжении последних 24 часов [220]. Составленная врачом и психологом Ирисом Беллом, одним из коллег Шварца в университете Аризоны, АШИР позволяет оценить не только физические симптомы пациентов. Проходящих тест просят подумать о своем общем чувстве благополучия, «принимая во внимание ваше физическое, умственное, эмоциональное, социальное и духовное состояние на протяжении последних 24 часов», а затем отметить точку на горизонтальной линии между «хуже, чем когда-либо» слева и «лучше, чем когда-либо» справа, которая, по их мнению, представляет их общее чувство благополучия на протяжении этого временного отрезка. Исследования показали, что АШИР является полезным, точным инструментом для определения эмоционального благополучия и здорового состояния [221].
В следующей серии экспериментов Шварц, Рубик и Брукс попросили практикующих рейки оценить себя с помощью АШИР перед тем, как они провели сеанс рейки, и после. С помощью этих данных исследователи обнаружили важную тенденцию. В те дни, когда целители чувствовали себя очень хорошо, они оказывали положительное влияние на бактерий. Количество бактерий, получающих поддержку рейки, становилось больше, чем тех, которые рейки не получали. В дни, когда они чувствовали себя не так хорошо, и их оценки за тест были ниже, они оказывали негативное влияние. Практикующие, приступившие к целительству с низким уровнем благополучия, убили больше бактерий, чем естественным путем умерло в контрольных группах. Очевидно, что собственное здоровье практикующего было важным фактором в его способности лечить.
Шварц и его коллеги затем предприняли исследование, применив АШИР к целителям другого направления, называемого дзерэй. Они привлекли 236 практикующих и волонтеров и попросили их заполнить АШИР, а также опросник, оценивающий эмоциональное состояние непосредственно перед сеансом и после него. Когда Шварц и Брук сравнили результаты АШИР целителей и пациентов до и после сеанса, они открыли другой интересный эффект. Хотя пациенты чувствовали себя лучше, после того, как получили лечение, лучше чувствовали себя и целители.
Отдавание было не менее полезным, чем получение. Другое исследование дало такие же результаты [222]. Акт целительства и, возможно, его «контекст», сами по себе были целительны. Исцеление другого человека исцеляло целителя [223].
Шварц и его исследователи гсровели затем еще одно исследование удаленного целительного воздействия дзерэй на пациентов с сердечными заболеваниями, исследование вслепую, чтобы никто, кроме специалиста по статистике, не знал, кто получал лечение [224]. Первичными результатами были клинические отчеты о боли, тревоге, депрессии и общем благополучии. Через три дня пациентов спросили, было ли у них чувство, ощущение или убеждение, что они получали сеанс дзерэй. Как в экспериментальной, так и в контрольной группе были люди, твердо верившие, что они получали лечение, и люди, уверенные, что они не были включены в группу лечения.
Когда Шварц и Брукс занесли результаты в таблицу, перед ними предстала поразительная картина. Лучшие результаты были среди тех, кто получали дзерэй и верили в то, что они получали его. Худшие результаты были среди тех, кто не получали дзерэй и были убеждены в том, что не получают его. Две другие группы — те, кто получали, но не верили в это, и те, кто не получали, но верили, что получают, — оказались где-то посередине.
Эти результаты противоречили идее, что положительные результаты объясняются исключительно эффектом плацебо, те, кто ошибочно полагали, что получают лечение, не были так благополучны, как те, кто и верили, что получают лечение, и действительно его получали.
Исследования Шварца раскрыли несколько фундаментальных особенностей целительства: энергия и намерение самого исцеляющего воздействия и убежденность пациента в том, что он или она получают лечение, осуществляли процесс лечения. Вера в эффективность определенного лечения была, без сомнения, еще одним фактором. В «Исследовании любви» Шлиц и Стоун подчеркивали важность общей системы убеждений в успехе влияния на расстоянии, и результаты исследования Шварца это подтвердили.
В масштабных исследованиях молитвы посылающие и получающие молитву не обладали одинаковыми системами верований относительно Бога. За большинство пациентов молились группы разных и несопоставимых направлений. Даже в христианском исследовании Бенсона участвовали различные христианские секты, верования которых не совпадают. Некоторым группам может быть некомфортно молиться за людей, которые не разделяют их систему убеждений.
Мэрилин Шлиц обращает внимание на то, что ни один из клинических экспериментов не удовлетворяет тому, что ученые называют «экологической валидностью». Это означает, что эксперименты не соотносятся с реальной жизнью. В гарвардском исследовании, например, молитвенным группам приходилось молиться не так, как они это делают обычно. Ни в одном из масштабных экспериментов по исследованию молитвы не был проверен эффект того вида молитвы, который, по мнению молитвенных групп, был наиболее действенным [225]. В этих исследованиях, говорит Досси, «исследуется не истинная молитва, а выжатое ее подобие» [226]. К содержанию и контексту молитвы относились безлично, как будто молитва ничем не отличается от нового лекарства. В исследовании Бенсона намерение было сформулировано «негативно» в просьбе, чтобы у пациента не началось осложнений. Это нарушает основное правило молитв и аффирмаций, которое гласит, что их всегда следует формулировать в виде позитивного утверждения.
Обычно, говорит Шлиц, люди связаны значимыми отношениями с теми, за кого они молятся. Психолог и исследователь Джейн Ахтерберг из института Трансперсональной психологии в Калифорнии провела исследование в госпитале на Гавайях. В эксперименте участвовали очень опытные целители, работающие на расстоянии. Они выбрали в качества своего «пациента» человека, с которым их связывали некие узы. Каждый целитель был отделен от своего пациента, находящегося в аппарате МРТ. В случайно выбранные моменты целители посылали исцеляющее намерение своим пациентам, используя свою традиционную практику. Ахтерберг обнаружила значительную активизацию мозга в одних и тех же отделах (в основном, в лобных долях) у всех пациентов в то время, когда посылалась целительная энергия. Когда такой же эксперимент провели с людьми, которых целители не знали, никакого эффекта в мозгу пациентов обнаружено не было. Эмоциональная связь может быть значимой для успеха как молитвы, так и исцеляющего намерения [227].
Масштабные исследования молитвы могли провалиться, потому что исследователи искали эффекты не там, где нужно. Исследование ВИЧ, которое будет опубликовано в скором времени, также не обнаружило никакого эффекта. Тем не менее, значительное количество людей в экспериментальной группе правильно догадались, в какой группе они находятся, в то время как участники контрольной группы не были столь успешны. Как заключила Шлиц: «Члены экспериментальной группы чувствовали что-то, это просто не коррелировало с клиническими результатами, которые измерялись» [228]. В исследовании могли просто задаваться неверные вопросы.
Другой важной переменной могут быть мысли, которые появляются у пациента во время сеанса. Исследователи выяснили, что негативные мысли и визуализации могут оказывать мощный отрицательный эффект на тело, как будто негативность заразна и эти мысли приминают физическую форму. Например, исследователи из Центра лечения ранений в Ридинге, Пенсильвания, открыли, что пациенты с медленно заживающими ранами часто склонны к негативным мыслям и имеют также эмоциональные травмы, вызывающие вину, гнев или низкую самооценку [229].
Такое же влияние оказывали и негативные отношения. Последнее исследование пар показало, что стресс, порожденный ссорой, задерживает заживление раны по крайней мере на один день. В оригинальном исследовании, проведенном медицинским колледжем государственного университета Огайо, исследователи собрали 42 пары и нанесли маленькие ранки с помощью специального устройства одному из партнеров. Во время первой части эксперимента партнеры вели бесконфликтную, конструктивную дискуссию, и время заживления ранки точно фиксировалось. Несколько месяцев спустя исследователи вновь нанесли такие же небольшие повреждения одному из партнеров, но в этот раз позволили супругам поднять животрепещущие вопросы, касающиеся денег или родственников партнера. На этот раз ранка заживала гораздо дольше. Более того, среди пар, между которыми были враждебные отношения, ранки затянулись только на 60 процентов по сравнению с более мирными парами. Исследование жидкостей в ранках показало наличие различных уровней химического вещества, называемого интерлейкин-6 (ИЛ-6), которое является цитокином и ключевым веществом в иммунной системе. Среди враждебных пар уровни интерлейкина-6 были низкими изначально, а затем — слишком высокими сразу после спора, что указывает на перегруз, испытываемый их иммунной системой [230].
Человек, который посылает намерение, может также нуждаться в том, чтобы и ему были посланы добрые намерения. В интерпретации результатов, полученных Кракоффом, упущено одно важно открытие: пациенты, за которых молились группы, за которые, в свою очередь, молились другие группы, чувствовали себя гораздо лучше в долговременной перспективе. Уровень их смертности и повторных госпитализаций на протяжении шести месяцев после выписки был на 30 процентов ниже, чем у других. Уровень смертности был самым низким среди пациентов, получавших МОП и молитвы. Эти результаты были интерпретированы только как «тенденция», но они могли быть сутью всей истории. Молитва работала, если молящийся тоже получал молитвы [231].
Целительство и позитивное намерение представляют собой просто аспект непрерывного двустороннего потока коммуникации между всем сущим. Вера в исцеляющую силу и позитивное эмоциональное состояние человека, получающего целительное воздействие, могут усилить результаты. Исследование Фрица Поппа показывает, что степень согласованности светового излучения организма связана с общим состоянием здоровья. Когда целители здоровы, находятся в хорошем расположении духа и прошли «разогрев», их свет сияет ярче. Самым успешным целителем может быть тот, кто сам получал исцеление.
 
ГЛАВА 7
ПРАВИЛЬНОЕ ВРЕМЯ
 
Среди обитателей кампуса университета Лаурентии в Канаде подвал Майкла Персинджера был известен как комната рая и ада. Комната СОО2В, неиспользуемая звуковая кабина, была оборудована в 1970-х годах. Первоначальный интерьер сохранился: огромные колонки, пятнисто-оранжевое жесткое ковровое покрытие и единственный предмет мебели — испачканное коричневое кресло. Более 2000 людей сидели в этом кресле в полнейшей темноте с желтым мотоциклетным шлемом на голове, доверив весь контроль над собой на следующие полчаса ученым в стеклянной кабине. Персинджер, нейрофизиолог, был «богом» комнаты СОО2В: Он стал экспертом в манипулировании мозговыми волнами, а в результате его воздействий испытуемые переживали божественный опыт или, как он сам говорил, «ощущение присутствия». С помощью нескольких простых команд, введенных в компьютер, он заставлял шлем передавать низкочастотные магнитные поля, проходящие через височные доли головного мозга его волонтеров, внезапно переключая стороны мозга, чтобы усилить трансцендентальную и иногда пугающую природу переживания [232].
Испытуемые, сидящие в коричневом кресле, видели Иисуса, деву Марию, Мухаммеда, монахов в рясах с капюшонами, рыцарей в сверкающих доспехах и индейское божество Небесный Дух. Происходили переживания выхода из тела, оживали воспоминания о клинической смерти. Один журналист перенесся обратно в самый выдающийся момент своей жизни — время, когда его взгляд впервые упал на грудь девушки, с которой он встречался в школе.
Не все посетители находили Бога. Были видения инопланетян и похищения ими, был даже сатанинский ритуал. Один волонтер, приведенный в ужас огромным количеством глаз и запахом горящей серы, попытался сорвать с себя шлем, повязку, прикрывающую глаза и наушники. Когда 500-фунтовая дверь была открыта, он буквально вылетел из помещения.
Как объясняли Персинджер и его ассистенты, природа переживаний зависела от физиологических особенностей: чувствительности левой амигдалы по сравнению с ее «двойником» в правой части. Если более чувствительна левая, и через нее проходят магнитные волны, вы попадаете в рай. Если вам не повезло родиться с более чувствительной правой амигдалой, то вы попадаете в ад [233].Персинджер был одержим необычной страстью: его интересовали тонкие влияния геологии и метеорологии на человеческую биологию, в частности, на электрическую активность мозга.
Рожденный на юге Америки, Персинджер переселился на север в 1960-х годах, чтобы избежать призыва в армию и вероятного направления во Вьетнам, военные действия в котором осуждал. Персинджер остался в Канаде после того, как получил место профессора в Лаурентиан в 1971 году. Спустя 40 лет он уже не был похож на человека, уклоняющегося от военной службы. Ученый носил костюмы в тонкую полоску, золотую цепочку и карманные часы и обладал резкими, бесцеремонными манерами. За этим консервативным внешним обликом скрывалась буйная любознательность, которая заводила его в самые экзотические области: ритмы биологических систем, непостоянная энергия внешнего пространства, природа эпилепсии, источник мистических видений — вот разнообразные области, привлекавшие его. Персинджер понял, что живые существа настроены не только друг на друга, но и на Землю с ее непрерывно меняющимися магнитными энергиями. Это значимое откровение, основанное на открытиях Франца Холберга, убедило меня, что тщательный учет времени для совмещения с этими энергиями может быть витальным для эффективного внимания.
В 1948 году, будучи молодым врачом в медицинской школе Гарварда, с временной визой, полученной в опустошенной войной Австрии, Франц Холберг получил невыполнимое задание: помочь найти лекарство от всех болезней [234]. В то время полагали, что такое лекарство должно содержать кортикальные гормоны, выделяемые надпочечниками. Такие гормоны позволяют телу адаптироваться к повседневным стрессам жизни. Велся поиск возможных заместителей скудных запасов стероидов, которыми обладает тело.
Холбергу было предписано изучать мышей, чьи надпочечники были удалены. Животным вводился адреналин, чтобы понять его влияние на белые кровяные клетки, называемые эозинофи-лами. В обычных условиях адреналин запускает предсказуемую реакцию: выделяется больше естественных стероидов, что, в свою очередь, понижает уровень эозинофилов. Однако у животных и людей без надпочечников уровни должны оставаться стабильными. Но количественные уровни у мышей Холберга все равно колебались, даже когда он удалил все следы надпочечниковой ткани. Позже, после того, как Холберг перешел в университет Миннесоты, он продолжил свои исследования на огромном количестве экспериментальных мышей и пришел к тем же результатам. Даже когда он старался поменьше брать мышей на руки, чтобы они лишний раз не испытывали стресс, он замечал значительное количество вариаций в уровнях клеток.
Холберг был заинтригован этими колебаниями. Он заметил закономерность: уровень клеток всегда был выше по утрам и ниже по вечерам. Уровень возрастал и падал согласно предсказуемому 24-часовому циклу. Холберг исследовал другие биологические процессы и открыл, что многие из них проходят в соответствии с показаниями внутренних часов. Все живые организмы отвечают на один и тот же 24-часовой ритм в согласии с вращением Земли. Холберг пустил в оборот термины «хронобиология» (влияние времени и определенных периодических циклов на биологическое функционирование) и «циркадный ритм» (от латинского «circa» — кругом, вокруг; биоритм, скоординированный с суточной периодичностью вращения Земли, но регулярно отклоняющийся от 24 часов). Он создал лабораторию Хронобиологии при университете Миннесоты и стал известен как отец хронобиологии. Хронобиология, как было выяснено в его лаборатории, является неотъемлемым свойством организмов, а не просто чем-то выученным или приобретенным, — внутренним качеством жизни.
Кроме циркадных ритмов, Холберг также открыл, что живые существа существуют синхронно со многими другими периодическими ритмами; полунедельные, недельные, месячные и годовые циклы управляют практически всеми биологическими функциями. Человеческий пульс и кровяное давление, температура тела и свертываемость крови, циркуляция лимфоцитов, гормональные циклы и другие функции человеческого тела — все совершает приливы и отливы в соответствии с неким базовым повторяющимся расписанием. Эти ритмы не уникальны для человека, они свойственны всей природе и видны даже в останках одноклеточных организмов, которые существовали миллионы лет назад.
Первоначально Холберг был уверен, что переключатель этих биологических ритмов находится в определенных клетках мозга или надпочечников. Однако определенные циклы продолжали сохраняться даже после того, как Холберг удалял те мозговые клетки, которые считал ответственными за сохранение биоритмов, надпочечники и даже сам мозг. Уже в возрасте 80 лет Холберг сделал свое финальное открытие: синхронизатор внутри каждого живого существа является не внутренним, а связан с планетами, в частности, с Солнцем [235].
Солнце — неистовая звезда. Этот огромный сгусток газов с температурой поверхности примерно 11 тысяч градусов по Фаренгейту окружен сильными магнитными полями во внешней солнечной атмосфере. Когда накапливаются газы, магнитные поля пересекаются на поверхности Солнца и вызывают периодические взрывы. Хотя пространство между Солнцем и Землей считалось прежде вакуумом, в котором ничего не происходит, в настоящее время «космическая погода» представляется настолько суровой, настолько бурной, что, если бы она добралась до поверхности Земли, то смела бы всю планету. Солнечный ветер, непрерывный поток наэлектризованного газа, доминирует в межпланетной среде, проносясь мимо Земли со скоростью до 600-700 км/с. Хотя магнитное поле Земли обычно защищает ее, эта буря может пройти сквозь наше магнитное поле в моменты сильной солнечной активности.
Пятна на Солнце — вихри концентрированных магнитных полей, видимые нам как темные участки на солнечной поверхности, начинают образовываться, а затем исчезать согласно регулярным циклам, поэтому ученые могут предсказать извержения на Солнце. Солнечный цикл роста и спада активности равен примерно 11 годам. Когда пятна на Солнце растут, растет и агрессивность Солнца. В непредсказуемые моменты происходят солнечные вспышки, энергия которых равна 40 биллионам атомных бомб. Такие газовые вспышки происходят из-за разрыва и воссоединения сильных магнитных полей. Наэлектризованные снаряды высоко заряженных протонов из ядер газов подхватываются солнечным ветром и «швыряются» в сторону Земли, «поливая» атмосферу радиацией. Периодически Солнце производит корональные выбросы вещества — шар газа и магнитных полей, массой до биллионов тонн, который тоже направляется к Земле с огромной скоростью, вызывая сильнейшие биомагнитные бури в пространстве.
Ученые давно поняли, что Земля является гигантским магнитом с двумя полюсами, северным и южным, окруженным непрерывно движущимся магнитным полем. Это поле окружает Землю как пончик в пространстве, которое называется «магнитосферой», и удерживается на месте солнечным ветром, с силой около 0,5 или 50 000 нанотесл — примерно в 1000 раз слабее, чем обычный магнит в виде подковы.
Геомагнитные поля (ГМП) отличаются друг от друга в зависимости от региона и времени. Любые изменения в нашей Солнечной системе (активность Солнца, движение планет, ежедневные колебания Земли в ее вращении) или геологические изменения на Земле (присутствие грунтовых вод или движение расплавленной внутренней коры в Земле) могут изменять силу ГМП Земли. Бури в пространстве перемещают некоторую часть энергии солнечного ветра в магнитосферу Земли, что вызывает сильнейшие колебания направления и скорости частиц в магнитном поле. Национальная океаническая и атмосферная организация (НОАО), которая отслеживает перемены в космической погоде, сообщает, что на протяжении каждого солнечного цикла геомагнитные штормы в космосе происходят примерно одну треть времени, и примерно половина из них достаточно сильны, чтобы влиять на работу современной техники. Штормы такой силы (G5, максимальный балл на шкале НОАО) могут вызывать перебои в работе электрических систем, трубопроводов и коммуникационных систем и дезориентировать навигационные системы космических кораблей и навигации. В марте 1989 года один из таких штормов оставил 6 миллионов жителей Монреаля без электричества на 9 часов.
В то время, когда Холберг делал свои открытия, было известно, что геомагнитные бури оказывают значительное влияние на движение и ориентацию животных, использующих для ориентировки геомагнитное поле Земли, таких как голуби и дельфины. Биологи пришли к заключению, что слабое магнитное поле Земли оказывает незначительное влияние на основные биологические процессы, особенно в настоящее время, когда живые организмы ежедневно подвергаются воздействию более сильных электромагнитных и магнитных полей, генерируемых современной техникой. Но в процессе исследования влияния космических полетов на здоровье советское правительство получило свидетельства того, что естественные геомагнитные поля, особенно низкочастотные (менее чем 100 Гц), оказывают сильнейшее влияние на буквально все клеточные и химические процессы в живых существах.
Когда русские ученые из института Космических исследований Российской академии наук исследовали влияние космической погоды на космонавтов, находящихся в космосе, они открыли, что синтез белка в бактериальных клетках очень чувствителен к изменениям геомагнитных полей. Эта нестабильность в синтезе протеина влияет и на человеческие микроорганизмы [236]. Геомагнитные колебания влияют на синтез питательных веществ в растениях, даже одноклеточная водоросль отвечает на изменения солнечного цикла [237]. Микроорганизмы и растения так тонко настроены на эти колебания, что русские ученые использовали их в качестве чувствительного барометра геомагнитных колебаний [238].
Советские ученые также открыли, что, если у космонавта случается приступ сердечной недостаточности, это обычно происходит во время магнитного шторма [239]. Заболевания людей также связаны с геомагнитной активностью пространства. Риск заболеваний и смертность повышаются в дни геомагнитных штормов [240]. Изменения в солнечных геомагнитных условиях больше всего влияют на ритмы сердца.
Исследователи из Института космических исследований наблюдали за сердечным ритмом здоровых волонтеров на протяжении всего солнечного цикла и сопоставляли полученные данные с пятнами на Солнце и другой геомагнитной активностью в указанный период. Самый здоровый сердечный ритм подвержен наиболее значительным колебаниям. В российском исследовании наиболее нестабильный сердечный ритм наблюдался в периоды наименьшей солнечной активности [241], в то время как вариации в сердечном ритме (ВСР) снижались во время магнитной бури. Изменения сердечного ритма влияют в первую очередь на автономную нервную систему, которая заставляет сердце биться беспорядочно. Низкие ВСР повышают риск всех заболеваний коронарной артерии и сердечного приступа. В период повышенной геомагнитной активности вязкость или плотность крови резко увеличивается, иногда в два раза, и ток крови замедляется [242].
Внезапная смерть от сердечного заболевания оказывается связанной с солнечной геомагнитной активностью [243]. Уровни сердечных приступов поднимаются и снижаются в соответствии с солнечной активностью [244]: самое большое количество внезапных смертей от сердечных заболеваний происходит в день геомагнитного шторма [245]. Холберг открыл пятипроцентный рост количества сердечных приступов в Миннесоте во время пиковой солнечной активности [246].
Не удивительно, что биологические системы, подобные человеку, чувствительны к внешним сигналам, таким как геомагнитные колебания. Магнитные поля создаются потоком электронов и заряженных атомов, известных как ионы, и, когда изменяются магнитные силы, они изменяют направление движения этих атомов и частиц. Соответственно, так как живые существа также состоят из частиц, любое значительное изменение в направлении может значительно изменить их биологические процессы.
После того, как Холберг понял эффект, оказываемый геомагнитным полем Земли на живые организмы, он дал другое название делу своей жизни — «хроноастробиология» — наука, изучающая влияние космических тел на биологические ритмы. Солнце является гигантским метрономом, определяющим ритм всего живого.
Персинджера интересовали в первую очередь геомагнитные влияния на мозг. Российские исследователи также выяснили, что космическая погода может влиять и на нейронные процессы. Ученые из академии наук Азербайджана в Баку использовали специальное устройство, позволяющее им постоянно отслеживать электрическую активность сердца и мозга у небольшого количества здоровых волонтеров и сравнивать эти ритмы с ритмами геомагнитного поля Земли.
Они выяснили, что геомагнитная активность оказывает сильное влияние на функционирование мозга. Во время магнитных бурь показания ЭЭГ дестабилизируются [247]. Геомагнитные колебания нарушают также баланс между определенными частями мозга и сильно затрудняют передачу информации внутри нервной системы, слишком сильно активируя определенные части автономной нервной системы и подавляя другие функции [248].
Солнечная активность влияет и на умственное восприятие. Как выяснил Персинджер, чем более неспокойна погода в космосе, тем большее количество людей поступает в больницы с нервными расстройствами. Также наблюдается большее количество суицидов [249]. Геомагнитные колебания коррелируют и с психическими заболеваниями [250]. Даже те, кто уже страдает от психического расстройства, чувствуют себя хуже в эти дни.
Персинджера заинтриговала возможная связь между геомагнитными колебаниями Земли и временем эпилептических приступов. Интерес возник после того, как его коллега нейрофизиолог Тодд Мерфи, который страдал эпилепсией в детстве, рассказал, что часто он чувствовал, будто «выходит» из собственного тела во время приступов. Некоторые данные уже указывали на связь между повышением геомагнитной активности и приступами эпилепсии [251]. Может ли эпилептический припадок происходить из-за магнитных колебаний? Персинджер решил исследовать эту возможность на животных. Он ввел крысам пилокарпин лития, вызывающий эпилептоподобные припадки у грызунов, и сопоставил время начала приступа с искусственным повышением геомагнитной активности в лаборатории, произошедшим за час до приступа [252]. На основании этого Персинджер заключил: когда электромагнитная активность превышает определенный предел, возрастает вероятность эпилептического приступа. Когда геомагнитная активность превышала 20 нано-тесл, приступы происходили чаще [253].
Затем Персинджер открыл существование связи между смертями от эпилепсии, внезапными смертями младенцев и высокими уровнями геомагнитной активности [254]. Смертность, не имеющая, на первый взгляд, причины, может все же иметь рациональное объяснение: люди со слабым сложением зависимы от капризов непрекращающейся активности Солнца.
Сильные геомагнитные поля оказывают влияние даже на обучение, чаще способствуя его успешности. Повышение геомагнитной активности улучшает память: крысы, находящиеся под воздействием геомагнитных полей, учатся выбираться из лабиринта быстрее [255]. Значительные колебания солнечной активности ответственны и за другие скрытые эффекты, проявляющиеся в человеческом поведении, например, способность выполнить сложное задание [256]. Психолог Дин Радин исследовал влияние геомагнитной активности на игру в боулинг. Он зафиксировал успешность опытных игроков на протяжении нескольких периодов, а затем сопоставил количество очков с показателями геомагнитной активности в этот период. Значительные геомагнитные колебания за день до матча вызвали значительный разброс результатов: в 41 процент по сравнению с более ровными результатами в дни геомагнитной стабильности [257]. В другом исследовании было показано, что, чем значительнее изменения в геомагнитном поле Земли, тем больше случается аварий на дорогах и несчастных случаев на производстве [258]. Самым важным фактором является само изменение геомагнитной активности, переход от беспокойности к стабильному состоянию или наоборот.
При своей способности оказывать иногда дестабилизирующее действие, ежедневные приливы и отливы земной геомагнитной активности могут быть совершенно необходимы для жизни. Лаборатория солнечных и земных воздействий при академии наук Болгарии в Софии проводила биологические эксперименты на борту российской станции «Мир», чтобы проверить, что происходит с космонавтами, лишенными контакта с земными геомагнитными полями в космосе. Ученые создали «геомагнитный вакуум» — шестиметровое помещение, которое частично блокировало естественные геомагнитные поля Земли. Семеро здоровых молодых мужчин были помещены туда, и за биологическими процессами внутри их тел велось непрерывное наблюдение. У мужчин, после помещения в «геомагнитный вакуум», стали наблюдаться расстройства волновой активности мозга. Сон стал более беспокойным и менее глубоким [259].
Контакт с геомагнитными полями может играть ведущую роль в поддержании равновесия нервной системы. Действительно, незначительные земные геомагнитные колебания оказывают значительное влияние на два главных «двигателя» тела — сердце и мозг.
Персинджер открыл и другие удивительные геомагнитные эффекты. Электромагнитные и геомагнитные феномены, вызываемые движениями земной поверхности, землетрясениями, необычайно обильными осадками и даже электромагнитными «свечениями» или огнями в небе, могут стимулировать определенные зоны мозга, вызывая галлюцинации. В период с 1968 по 1971 год более чем 100 тысяч людей сообщили о том, что видели деву Марию над церковью в Зейтоне, Египет. Когда Пер-синджер обратил внимание на сейсмическую активность в той местности в период, о котором идет речь, то он обнаружил необычайный рост сейсмической активности [260]. Иногда электромагнитные влияния вызываются самим человеком. Однажды он обследовал женщину-католичку с ранней мозговой травмой, которая сообщала о ночных посещениях Святого Духа. Он нашел источник чудес: травма сделала ее подверженной влиянию электрического будильника, находившегося рядом с ее головой, когда она спала [261].
Персинджер задался вопросом, сможет ли он воспроизвести такие геомагнитные воздействия в лаборатории. Его коллега, Стэн Корен, изобрел на основе мотоциклетного шлема устройство (названное впоследствии шлемом Корена), с помощью которого стало возможно посылать в определенных направлениях низкочастотные сложные магнитные поля примерно равные тому полю, излучаемому телефоном. На испытуемых надевался шлем, затем их помещали в акустическую кабинку комнаты СОО2В, которая была оборудована так, чтобы блокировать электромагнитные шумы. Включенный шлем производил то, что Персинджер называл «напряжение в височных долях» или нечто, возможно, напоминающее микроприступы — небольшие эпизоды, вызывающие изменения в схемах активации нейронов. Это приводило к таким же эффектами мозгу, как и повышение внешней геомагнитной активности.
Со временем Персинджер стал искать закономерности. Мозговые волны его испытуемых совпадали с магнитными полями и поддерживали эту синхронию до 10 секунд после того, как он выключал шлем [262]. С помощью метода проб и ошибок он выяснил, что наиболее восприимчивой к электромагнитным и геомагнитным влияниям частью мозга является правая височная доля. Низкочастотные (1 микротесла), пульсирующие магнитные поля, воздействующие на правое полушарие головного мозга, замедляли мозговые волны до альфа-уровня (8-13 Гц), но только в правой части [263].
Наше «чувство „Я"» и наше «чувство другого» располагаются в височных долях, но в первую очередь в левом полушарии, где находятся языковые центры. Для нормального функционирования левое и правое полушария должны действовать согласованно. Если что-то нарушает баланс, мозг будет ощущать другое «Я» и создавать галлюцинации. Персинджер во время своих экспериментов обнаружил, что стимуляция правой височной доли вызывает видения, как хорошие, так и плохие. Воздействие магнитным полем на амигдалу вызывает переживание бурной эмоции, такой же, какая имеет место во время духовных переживаний. Стимулируя разные стороны амигдалы, Персинджер выяснил, что он может усиливать эмоциональную составляющую переживания.
Волонтеры, надевавшие шлем Корена, переживали божественные явления, видения, ощущения выхода из тела и даже галлюцинации в виде сатаны благодаря стимуляции височных долей. Природа переживания в основном зависела от биографии участников: негативные события, пережитые в начале жизни, увеличивали чувствительность правой височной доли. Люди со значительным количеством таких событий в жизни были склонны к негативным переживаниям во время контакта со шлемом. Счастливые люди, с более чувствительной левой височной долей, были склонны к божественным переживаниям [264].
Можно было бы заключить, что все духовные переживания являются просто геомагнитными галлюцинациями. Если бы не один факт: экстрасенсорное восприятие и другие экстрасенсорные способности усиливаются во время определенных типов геомагнитной активности. Когда Земля «спокойна» и геомагнитное море находится в состоянии отлива, телепатические и экстрасенсорные способности усиливаются [265]. Даже незначительные внешние изменения, от небольших колебаний погоды до солнечного цикла, оказывают сильное влияние на экстрасенсорное восприятие и видение на расстоянии. Противоположная закономерность наблюдается в сфере психокинеза — изменения материи с помощью психического воздействия. Сила намерения возрастает, когда энергия Земли находится в движении [266].
В 1970-х годах Персинджер смог исследовать влияние геомагнитной активности на телепатию во время сна, объединившись с известным парапсихологом Стэнли Криппнером, занимавшим тогда пост директора лаборатории сновидений в медицинском центре Мэймонид в Нью-Йорке. Криппнер спланировал эксперимент, чтобы исследовать телепатию, ясновидение и предчувствие во время глубокого сна. Испытуемые объединялись в пары. Пока один партнер спал, другой находился в отдельной комнате, сосредоточиваясь на изображении и пытаясь «передать» его спящему, чтобы картинка появилась во сне. После пробуждения испытуемые подробно описывали свои сновидения, чтобы Крип-пнер мог определить, содержалось ли в них нечто похожее на изображения, которые передавались им во время сна [267].
Персинджер и Криппнер обнаружили, что в определенные дни результаты экспериментов были более успешны, чем в другие. Когда они отследили геомагнитную активность за период исследования, оказалось, что спящие были гораздо более точны в описании полученных изображений, когда геомагнитная активность Земли была относительно спокойной [268].
Геомагнитная активность влияет и на вещие сны — те, которые предсказывают события. Доктор Алан Вауган, известный ясновидящий, чьи сны точно и подробно предсказывали будущее, вел дневник сновидений, чтобы сравнивать их содержание с происходящими событиями. Один из снов Ваугана предсказал смерть Роберта Кеннеди за два дня до убийства последнего [269]. Изучение геомагнитной активности в те ночи, когда Ва-угану приснился 61 вещий сон, показало, что активность была значительно ниже тогда, когда ему снились его самые точные сны [270].
В дни геомагнитного спокойствия вероятны спонтанные моменты телепатии или ясновидения [271], увеличивается также точность видения на расстоянии [272]. Персинджер провел собственный тест экстрасенсорного восприятия, где в качестве испытуемых выступали пары. Одному из членов каждой пары показывали изображение, окруженное в тот момент магнитными полями, а затем просили описать то общее для обоих партнеров воспоминание, которое было вызвано показанным изображением. Одновременно в другой комнате партнерам показывали то же самое изображение и также просили описать воспоминание. Когда Персинджер сравнил результаты, он увидел, что два рассказа были более схожи тогда, когда магнитная активность была наиболее тихой. Чем выше была магнитная активность, тем менее два воспоминания походили друг на друга [273].
Интересно, что представители разного пола по-разному реагировали на геомагнитную активность. Персинджер выяснил это после сравнения данных о паранормальных опытах, связанных с геомагнитной активностью, и разделения результатов по половому критерию. Мужчины склонны переживать больше предчувствий в дни с высокой геомагнитной активностью (выше 20 нанотесл), в то время как женщины переживают больше предчувствий, если геомагнитная активность низкая (ниже 20 нанотесл). Мужчины склонны сохранять более точные воспоминания при высокой геомагнитной активности, женщины — при низкой. Как выяснил Криппнер, наиболее чувствительными к экстрасенсорным переживаниям оказались люди с «тонкими границами», особенно те, кто уже сталкивались с паранормальными явлениями [274].
Со временем Персинджер понял, что может усилить экстрасенсорное восприятие с помощью искусственного геомагнитного поля шлема Корена. Способность к видению на расстоянии одного из его студентов значительно улучшилась, после того как этот студент подвергся действию слабых горизонтальных магнитных полей [275].
В 1998 году Персинджер решил устроить шлему Корена настоящее испытание. Сможет ли он нарушить способности одного из величайших экстрасенсов в мире? Он пригласил Инго Свонна [276] в свою лабораторию. Свонн, которому тогда было 68 лет, вскоре доказал, что не потерял ни грамма своей экстрасенсорной мощи; он точно описал и подробно нарисовал случайным образом выбранные фотографии, помещенные в заклеенные конверты, находящиеся в другой комнате. Тем не менее, после того, как Персинджер окружил фотографии сложными магнитными полями, точность предсказаний Свонна уменьшилась. Поля, которые больше всего затрудняли работу Свонна, состояли из волн разных форм, находившихся в различных фазах. Это говорило о том, что Свонн получал информацию в форме колебания, и эти сигналы легко могут глушиться магнитными полями, нарушающими их согласованность [277]. Как выяснил Гари Шварц, информация, передаваемая или получаемая людьми, должна иметь сильный магнитный компонент.
Данные, полученные Персинджером, убедили меня, что геомагнитная активность влияет на ясность нашего восприятия квантовой информации. Но влияют ли геомагнитные поля на силу того, что мы передаем в мир, и на то, как эта информация на мир влияет? Исследования Стэнли Криппера дают нам несколько подсказок. Криппнер хотел протестировать гипотезу, что психокинез чаще происходит, когда Земля «неспокойна». Он и его команда отправились к бразильскому экстрасенсу Амиру Амилену, известному своими поразительными психокинетическими способностями. Ученые стали сопоставлять время психокинетической активности Амидена с геомагнитными колебаниями в районе Бразилии, где проходило исследование. Команда Крип-пнера также записывала пульс и кровяное давление Амидена.
Была обнаружена значительная корреляция между психокинетическими способностями Амидена и геомагнитным индексом всего Южного полушария. Например, Амиден продемонстрировал наибольшее количество своих трюков 15 и 19 марта — дни, когда геомагнетическая активность достигала своего пика. Он не сделал ничего выдающегося 20 марта — в день, являвшийся самым тихим днем месяца [278].
Экстрасенсорные способности Амидена предварялись повышением кровяного давления и возрастанием геомагнитных «шумов». Может быть и так, что геомагнитная активность вызывает изменения «сердечного мозга», прежде чем человек сможет передавать информацию, которая в состоянии повлиять на физическую материю.
Интересно, что, как и в случае пар в «Исследовании любви», наиболее сильные психокинетические действия Амидена предваряли сильное влияние, в данном случае — геомагнитный поток. Один раз в помещении, где находились Амиден и исследователи, внезапно материализовались два медальона, словно упав с потолка, вслед за этим произошел внезапный подъем активности геомагнитного поля. Могут ли люди предчувствовать этот геомагнитный шум, и, если так, усиливаются ли в этот период их способности?
Психолог Уильям Брауд провел несколько оригинальных исследований влияния геомагнитных полей на намерение. Он искал ответ на вопрос: коррелируют ли высокие уровни геомагнитной активности с силой влияния на расстоянии? Брауд изучил влияние посылания намерения человеческим клеткам крови и другому человеку. Как и Криппнер, он пришел к заключению, что успешность намерения была связана с Солнцем, порождающим высокую геомагнитную активность [279].
Кроме солнечной активности существуют и другие факторы внешней среды, которые необходимо учитывать при выборе наилучшего времени для работы с намерением. Несколько ученых, включая Персинджера, выяснили, что определенные дни и определенное время суток влияют на успех экстрасенсорного восприятия и психокинеза [280]. Лучшие результаты получались около часу дня по местному звездному времени. Местное звездное время вычисляется из угла, образующегося в момент весеннего равноденствия, где плоскость экватора Земли пересекается с плоскостью ее орбиты. Психокинетические эффекты также возрастают каждые 13 дней, в то время когда солнечный ветер успокаивается [281].
Стоит также избегать моментов, характеризующихся плохой видимостью и высокой ветреностью, так как такие условия порождают большое количество электрически заряженных ионов в воздухе. Ион образуется, когда молекула накапливает достаточно энергии, чтобы освободить электрон. Ионы также создаются дождями, атмосферным давлением, силами, высвобождаемыми водопадами и трением, порождаемым большими объемами воздушных масс, быстро проносящимися над сушей, такими как ураганы Эль-Ниньо и Санта-Ана в южной Калифорнии. И положительные, и отрицательные ионы эквивалентны незначительной пульсации статического электричества, и воздух, который мы вдыхаем, состоит из биллионов этих крошечных разрядов.
Хороший «чистый» воздух содержит 1500-4000 ионов на кубический сантиметр, а предпочитаемое соотношение негативных ионов к позитивным должно быть примерно 1,2 к 1. Однако ионы крайне нестабильны; в нашей индустриализированной жизни, проходящей, в основном, в помещении и наполненной электромагнитным излучением, создаваемым загрязнениями и искусственными'источниками, это идеальное количество резко снижено, а соотношение нарушено. В результате все мы, кроме, разве что, самых здоровых, проводящих много времени на свежем воздухе, вдыхаем воздух со слишком низким уровнем ионов, где доминируют положительно заряженные ионы. Такая жизнь не слишком хороша для нас, а также для нашей способности передавать и получать. Исследования в Калифорнии и Израиле показали, что низкие концентрации как положительно, так и отрицательно заряженных ионов снижают количество альфа-частот в человеческом мозге, и что внезапное повышение уровня любой группы ионов вызывает быстрые изменения мозговых волн [282].
Исследования Персинджера дали миру огромное количество доказательств того, что магнитная частота влияет на нашу способность «настраиваться» и передавать, а также воздействует на те зоны мозга, которые получают информацию. Небольшие изменения в геомагнитных полях Земли влияют в первую очередь на сердце и мозг, те самые системы тела, которые, как показало «Исследование любви», являются основным источником передачи намерения. После знакомства с работой Персинджера я начала рассматривать намерение как обширную энергетическую связь, включающую в себя Солнце, атмосферу, земные и циркадные ритмы. Чтобы направлять намерение эффективно, нам необходимо учитывать эти энергии. Персинджер обнаружил не только лучший «канал» для намерения, но и лучшее время для его использования.
 
ГЛАВА 8
ПРАВИЛЬНОЕ МЕСТО
В 1997 году Уильям Тиллер помогал одной калифорнийской компании создать продукт, который удалял бы электромагнитные зашумления. В разработанном приборе содержался кристалл кварца, и именно поэтому компания решила проконсультироваться с Тиллером. Физик и заслуженный профессор, преподающий физику материалов и машиностроение в университете Стэнфорда, Тиллер занимал особое положение в науке кристаллизации. Он написал три учебника по этому предмету и опубликовал более 250 научных статей [283].
Аппарат состоял из простой черной коробки, размером примерно с пульт управления телевизором. Внутри ее располагались три осциллятора в 1-10 МГц, мощность едва дотягивала до микроватта во включенном состоянии. В коробке также была электронно-перепрограммируемая постоянная память (ЕЕР-ROM), соединенная с электрической цепью. Предполагалось, что это устройство сканирует входящую электромагнитную энергию с помощью кварцевых осцилляторов, скрытых внутри: кварц должен был регулировать квантовую информацию, изменяя направление волн.
После того, как Тиллер осмотрел устройство, его внезапно посетила шальная идея. Заинтересованный существующими доказательствами влияния на расстоянии, Тиллер провел свои собственные эксперименты и сформулировал целую теорию о «тонкой энергии» в живых системах. Возможно, маленькая черная коробочка, которую он держал в руках, могла помочь ему подвергнуть намерение настоящей проверке. Если мысли являются просто другой формой энергии, что, если он попытается «зарядить» этот простой механизм человеческим намерением, а затем использовать его для оказания влияния на химические процессы? Его эксперимент будет основан на невообразимом допущении, что мысль может быть заключена в бите электронной памяти, а позже «выпущена», чтобы оказать воздействие на физический мир [284]. Эта необычная идея привела к странным экспериментальным результатам, убедительно доказывающим, что есть правильное место, а также правильное время для выражения намерений.
Тиллер занял лабораторию в здании института Терман при Стэнфорде, которую ему предложил один из его коллег, а также помещение факультета биологии. Он сделал несколько изменений в разработанном устройстве и приступил к планированию экспериментов. Тиллер хотел узнать, сможет ли «пойманное» намерение повлиять на реальную жизнь его испытуемых. Он понял, что не может пока проводить эксперименты на людях из-за большого количества случайных неконтролируемых переменных. Однако была возможность экспериментировать на фруктовых мушках, весьма «удобных» для изучения.
В лаборатории среди других экспериментальных животных фруктовая мушка — королева. Ученые уже более века считают дрозофилу идеально подходящим организмом, в основном благодаря тому, что срок ее жизни очень короток. За шесть дней фруктовая мушка превращается из личинки в насекомое с шестью ногами и крыльями, а две недели спустя умирает. Тиллер задумал эксперимент, который еще больше ускорит процесс развития. Его стэнфордский коллега Майкл Коган, эксперт по фруктовым мушкам, изучал влияние никотинамидадениндинуклеотида (НАД) на популяции фруктовых мушек. Важный кофактор для энзимов, НАД поддерживает внутриклеточный метаболизм, доставляя водород, необходимый для установки внутреннего таймера развития личинки. Доступность энергии также напрямую влияет на жизнеспособность организма [285].
НАД выстраивает электроны так, как необходимо для максимальной выработки энергии и ускорения метаболизма. Низкие уровни НАД влияют на производство трифосфата аденозина (АТФ). Каждая клетка использует кислород и глюкозу, чтобы превращать АДФ (дифосфат аденина) и фосфорную кислоту в АТФ, молекулы которого поставляют энергию для большей части клеточных процессов. АДФ и АТФ являются химическими «хранилищами» энергии. Каждая молекула хранит небольшое количество энергии в своих кислородно-фосфорных связях. Повышение НАД увеличивает соотношение АТФ к АДФ, что ускоряет клеточные процессы, стимулируя развитие личинки. Чем выше соотношение АТФ к АДФ в период развития мушки, тем больше энергии доступно клеткам, и более жизнеспособна сама мушка. В целом, НАД увеличивает общий уровень здоровья мушки от рождения и до смерти.
Электромагнитные поля могут оказывать значительное влияние на клеточный энергетический обмен, в частности, на синтез АТФ [286]. Человеческие мысли могут пониматься как подобная энергия, рассуждал Тиллер. Но может ли мысль взаимодействовать с транспортной цепочкой электронов, ускоряя метаболизм?
Чтобы провести задуманные эксперименты, Тиллеру была необходима вторая лаборатория. Он получил ее от одного спонсора, который согласился финансировать исследования в небольшом помещении в Миннесоте, к северу от Экселсиора. Туда он перевез Майкла Когана и Уолта Диббла, своего бывшего аспиранта.
Однажды утром, в начале января 1997 года, Тиллер собрал четырех участников эксперимента, включая себя самого, свою жену и двоих -друзей (все участники были очень опытными ме-дитаторами) вокруг стола. Он развернул первый черный ящик, поместил его на середину стола и включил.
По сигналу Тиллер скомандовал войти в глубокое медитативное состояние. После ментальной «настройки» он встал перед участниками эксперимента — высокий, прямой, с ярко горящими глазами и белой бородой — и громко прочел намерение, записанное им ранее:
«Наше намерение состоит в том, чтобы одновременно повлиять на: а) доступность кислорода, протонов и АДФ; б) активность доступной концентрации НАД; в) активность имеющихся энзимов, дегидрогеназы и АТФ-ситазы в митохондриях, чтобы выработка АТФ в личинках фруктовых мушек возросла (настолько, насколько возможно без причинения вреда функционированию личинок), таким образом, значительно уменьшив время развития личинок по сравнению с контрольной выборкой».Хотя намерение сводилось просто к увеличению соотношения АТФ к АДП, Тиллер специально оформил намерение очень точно, чтобы не было возможных разногласий. Он считал так: чем более точна мысль, тем более вероятно, что она окажет эффект, и поэтому тщательно определял цели эксперимента. Он добавил: «без причинения вреда функционированию личинки», потому как подозревал, что, если бы они зашли слишком далеко, они легко могли убить маленьких созданий.
Медитаторы выражали намерение в течение 15 минут, затем, по сигналу Тиллера, прервали процесс и сосредоточились на завершении намерения, «впечатывая намерение» в устройство.
Тиллер подготовил такой же контрольный ящик, в который не было «впечатано» намерение, завернул его в алюминиевую фольгу и поместил в клетку Фарадея, чтобы отфильтровать все магнитные частоты.
Он завернул запечатанный черный ящик («запечатанный намерением электронный прибор», как он его называл), в алюминиевую фольгу и поместил его в другую клетку Фарадея, подготовив для пересылки. В разные дни он переслал каждый ящик в лабораторию в Миннесоте, примерно в 2400 км. Он сделал так, чтобы ни Диббл, ни Коган не знали, в каком из ящиков содержалось намерение, а какой был контрольным. Ученые из Экселсиора подготовили несколько групп, каждая из которых состояла из восьми пузырьков личинок фруктовых мушек, и поместили три группы в клетки Фарадея. Затем они поместили оба черных ящика внутрь клеток с личинками и включили приборы.
За следующие восемь месяцев ученые провели эксперименты на 10 тысячах личинок и 7 тысячах взрослых особях, каждый раз отслеживая соотношение АТФ к АДП. После окончания сбора данных и сведения их в таблицу, Тиллер и Коган выяснили, что возрос не только уровень АТФ в АДФ. Личинки, находившиеся вблизи запечатанных намерением устройств, развивались на 15 процентов быстрее, чем обычно [287]. Более того, когда личинки достигали взрослой стадии, они были более здоровыми, чем их предки [288]. Намерение не только оказывало положительный эффект на мушек, но и влияло на всю генеалогическую последовательность.
К тому времени Тиллер проверил действие остальных черных ящиков на других объектах, тщательно их отбирая. Ему были необходимы такие тесты, как соотношение коферментов у фруктовых мушек, которые показали бы измеримые различия.
Он выбрал новые объекты исследования: рН воды и повышение активности энзима, называющегося щелочной фосфатазой (ЩФ). Тиллер остановил свой выбор на рН воды, так как мера кислотности раствора статична и можно измерить даже незначительные изменения в одну сотую или одну тысячную единицы измерения кислотности. Изменение на целую единицу или более будут огромным скачком, который не мог бы быть результатом ошибки в измерениях. ЩФ — это другой отличный «испытуемый», так как ее активность также протекает на одном уровне.
В обоих случаях медитаторы впечатывали намерения в черные ящики, чтобы изменять pH воды как вверх, так и вниз на целую единицу по шкале кислотности, и повысить активность ЩФ. Затем Тиллер переслал впечатанные и контрольные ящики Дибблу, который повторил уже проверенный экспериментальный план. Оба эксперимента были удивительно успешны [289]. В экспериментах с водой их намерение смогло как поднять, так и снизить pH на единицу, а активность ЩФ была значительно повышена [290].
Тиллер был погружен в свои эксперименты с черными ящиками, когда заметил нечто странное. Через три месяца результаты его исследований начали улучшаться: чем чаще он повторял эксперимент, тем быстрее были результаты.
Тиллер решил определить, какой аспект окружающей среды менялся. Он снял показания о температуре воздуха внутри и вне клеток Фарадея и выяснил, что температура зависела от ритма колебаний, падая и поднимаясь в определенные интервалы. Сначала он проверял температуру с помощью обычного ртутного термометра. В случае, если полученные результаты были каким-либо образом связаны с измерительными приборами, он использовал электронный цифровой термометр с низким разрешением. Затем — термометр с высоким разрешением. Все три дали одинаковые результаты. Когда он изобразил данные на графике, то увидел, что температура колебалась в одинаковом ритме примерно каждые 45 минут, изменяясь на 7 градусов по шкале Фаренгейта [291]. Затем Тиллер измерил в лаборатории уровень pH воды и ее электропроводимость. Он столкнулся с тем же феноменом, что и в случае с температурой: наблюдались периодические колебания, по крайней мере, на одну четверть единицы на шкале кислотности и регулярные подъемы и спады в способности воды проводить электричество. Тиллер был особенно заинтригован изменениями в pH. Кислотно-щелочной баланс в любом веществе весьма чувствителен к изменениям: если pH крови человека поднимается и опускается всего лишь на половину единицы измерения кислотности, это означает, что человек умирает или уже умер.
Картина прояснялась: когда температура воздуха повышалась, pH падала, и наоборот, в идеальной гармонии. Электрическая проводимость воды продемонстрировала сходный гармоничный цикл [292]. Каким-то образом в его лаборатории начали проявляться отличные особенности материалов, как будто там существовала особая изменяющаяся среда.
Эти эффекты также постепенно нарастали. Вне зависимости от того, какой эксперимент проводился, чем дольше в помещении находились запечатанные намерением устройства, тем значительнее были ритмичные колебания температуры и pH [293]. На эти колебания не влияли открывания дверей и окон, работа кондиционеров или нагревателей и даже присутствие и движение людей или объектов в их непосредственной близости. Когда он сравнил показатели температуры воздуха и воды, они опять совпали в полной гармонии. Каждый аспект физического пространства, казалось, находился в своего рода ритмичной энергетической гармонии с целым.
К этому времени Тиллер и его коллеги оборудовали четыре лаборатории, каждая из которых находилась на расстоянии 35-300 метров от другой. После того, как проводилось достаточное количество экспериментов, в каждом новом помещении также начинали происходить подобные колебания.
Тиллеру никогда не приходилось наблюдать «организованные» колебания такого типа в своей традиционно-научной лаборатории в Стэнфорде. В действительности, они вообще не были замечены нигде более. Чтобы удостовериться, что этот феномен не вызывался самими ящиками, он и его коллеги провели три контрольных эксперимента, во время которых устройства, которые не были заряжены намерением, помещались в определенное пространство и включались. В этом случае температура воды и воздуха была стабильной.
Тиллер все ломал голову над значением этих эффектов и тем, могут ли они объясняться каким-либо физическим влиянием. Он подумал, повлияют ли два больших вентилятора в помещении на колебания воды и воздуха. Обычно перемещение воздуха, вызываемое вентилятором, заставляет колебания температуры исчезнуть. Он поместил два вентилятора в стратегические места около линии температурных датчиков. Даже когда вентиляторы работали на такой мощности, что сдували листы бумаги, изначальные колебания температуры не исчезали.
Что же происходило? «Это может быть магнитный эффект», — думал Тиллер. Возможно, ему следовало проверить магнитные поля в воде. Он поместил обычный магнит южным полюсом вверх под емкость с водой на три дня и измерил рН. Затем он перевернул магнит и оставил его под емкостью на такой же период. Когда обычная вода подвергается влиянию слабого магнита, силой менее 500 гауссов, уровень кислотности остается тем же, вне зависимости от того, какая сторона магнита обращена к воде.
Знакомый нам мир магнетически симметричен. Квантовые физики используют теорию измерений и симметрии, чтобы объяснять отношения между силами и частицами, которые включают электрический и магнитный заряды. Считается, что мы существуем в состоянии электромагнитной симметрии — достаточно сложной системе, в которой магнитная сила пропорциональна градиенту площади магнитного поля. Из этого можно сделать один простой вывод: вне зависимости от того, где именно в конкретном поле вы снимаете электромагнитные показатели, вы получите одинаковые данные. Электромагнитные законы природы одинаковы, куда бы вы ни посмотрели.
Если вы увеличили электромагнитное притяжение на одном участке, то вы увидите, что изменилось электромагнитное притяжение и на другом участке. В книге «Космический код» [294] Гейнц Пэйджелс сравнивает Вселенную с бесконечным листом бумаги серого цвета. Если вы измените цвет на другой оттенок серого, вы не измените существующей симметрии, потому что все оставшееся пространство листа примет такой же оттенок, и будет невозможно понять, в какой именно части листа вы находитесь. Состояние симметричного магнетизма называется «магнитным диполем».
Но pH воды в лаборатории Тиллера при одной полярности значительно отличался от pH при другой полярности — на 1-1,5 единицы. Воздействие на воду южного полюса повышало pH, тогда как воздействие северного — снижало. В его экспериментах рН воды при воздействии на нее южного полюса магнита продолжала изменяться со временем, достигая своего пика через шесть дней. Когда на воду воздействовал северный полюс магнита, ритмичные колебания уровня pH исчезали [295].
Классическая наука утверждает, что монополи существуют только в электричестве (как положительный или отрицательный заряд), но не в магнетизме, где создаются только диполи путем вращения электрического заряда [296]. Правительства по всему миру потратили миллионы долларов в поисках магнитных монополей на Земле, но безуспешно [297]. Каким-то образом Тиллер смог обнаружить магнитный монополь в своей отнюдь не передовой лаборатории. Этот феномен распространялся на всю систему. В любой лаборатории, где находились его запечатанные намерением черные ящики, приборы фиксировали магнетическое поведение по типу монополя.
Тиллера осенило, что он наблюдал самый поразительный результат: человеческое намерение, запертое внутри его маленьких черных ящиков, каким-то образом изменяло условия среды, в которой проводились эксперименты.
Тиллер хотел знать, сохранится ли этот феномен, если изменить что-либо в пространстве. Когда он убирал один элемент, например компьютер, колебания исчезали примерно на 10 часов. Любые новые материалы в его лаборатории также заставляли эффекты исчезать на несколько недель, хотя, подчеркиваю, потом они появлялись вновь. Как будто пространство превратилось в точно настроенную структуру, и ничто не могло разрушить это состояние. Даже после того, как Тиллер завернул устройства с запечатанным намерением в алюминиевую фольгу и поместил в клетки Фарадея, все вибрации в воде и температуре воздуха сохранились. В одном из экспериментальных помещений, переоборудованном амбаре, колебания температуры воздуха фиксировались на протяжении шести месяцев; в другом помещении, официальной лаборатории, — целый год [298].
После того, как запечатанные ящики оставались включенными на какое-то время, эффект становился относительно «постоянным», цель, будь то рН, ЩФ или фруктовые мушки, продолжала подвергаться воздействию, даже если устройство находилось не в лаборатории. Тиллер решил посмотреть, что случится, когда он переместит все элементы эксперимента. Он разобрал клетки Фарадея, демонтировал сосуды с водой и удалил их из своей лаборатории, а затем стал записывать температуру воздуха в том месте, где ранее находились клетки. Хотя экспериментальные сосуды там больше не находились, его термометры продолжали фиксировать периодические колебания температуры в 3-5 градусов по Фаренгейту. Хотя это влияние со временем очень медленно снижалось, лаборатории Тиллера прошли некий долговременный процесс термодинамической трансформации. Энергия намерения оказалась способна «заряжать» среду и упорядочивать по принципу эффекта домино [299].
Единственным феноменом, оказывающим сходное действие на окружающую среду, который пришел в голову Тиллеру, были сложные химические реакции. Но он работал всего лишь с обычным воздухом и очищенной водой. Согласно традиционным законам термодинамики, воздух и вода существуют в состоянии, предельно близком к равновесию, что означает, что они более или менее статичны. Результаты такого типа никогда прежде не наблюдались ни в одной лаборатории мира.
Он подозревал, что стал свидетелем квантового эффекта. Постоянное повторение определенных мыслей, казалось, изменяло физическую реальность помещения и делало квантовые виртуальные частицы пустого пространства более «упорядоченными». А затем, подобно эффекту домино, «упорядоченность» пространства способствовала получению результата эксперимента. Выражение намерений в одном и том же пространстве усиливало их эффект.
Каким-то образом в этих заряженных частях пространства он и его коллеги ухитрились создать SU(2) — равномерное пространство, где сосуществуют электрические и магнитные монополя, подобное реальности, предположительно существующей при сверхсимметричных состояниях. В этих особых пространствах изменяется сам закон пропорций магнитного поля. Изменяются основные физические свойства. Единственный способ получить такой эффект полярности состоит в том, чтобы создать элемент SU(2) — равномерной симметрии [300].
Это изменение в равномерной симметрии пространства означало, что произошли глубокие изменения в окружающем нулевом поле. В U(l) — равномерной симметрии случайные колебания поля не оказывают влияния на физическую вселенную. Однако в состояниях SU(2) — равномерной симметрии поле становится более упорядоченным и порождает множество изменений тончайших элементов материи, что способствует глубокому изменению в самой ткани физической реальности.
Тиллер чувствовал, что вступил в сумеречную зону высшей энергии и увидел систему с поразительной способностью к самоорганизации. Действительно, колебания, измеренные им, имели все признаки конденсата Бозе-Эйнштейна — высшего состояния согласованности. До этого момента ученым удавалось создать конденсат Бозе-Эйнштейна только в высоко контролируемых средах при температуре, близкой к абсолютному нулю. Но он смог создать тот же эффект при комнатной температуре при помощи мыслительного процесса, пойманного в примитивное устройство.
Другие ученые наблюдали подобную «заряженность» пространства намерения. В одной серии тщательных исследований, например, ученый Грэхэм Уоткинз и его жена Анита собрали в качестве испытуемых людей, известных своими экстрасенсорными способностями, и попросили их попытаться оказать влияние на спящую под влиянием наркоза мышь, чтобы та пришла в себя быстрее, чем обычно. Экспериментальные мыши были отобраны на основании признака одинакового времени, которое им требовалось, чтобы прийти в себя после одинаковой дозы наркоза; полученная группа была разделена надвое, и одна половина стала контрольной.
В первых исследованиях экспериментальная группа просыпалась примерно на 4 секунды раньше, чем контрольная, такой результат мог считаться только относительно значимым. Однако в последующих исследованиях время пробуждения мышей из экспериментальной группы улучшилось и продолжало улучшаться с каждым исследованием.
Уоткинсес повторил их эксперимент семь раз. Они выяснили, что воздействие имело «распространяющийся эффект»: если мышь помещали рядом с другой мышью, которая получала экстрасенсорное намерение, то первая тоже оживала быстрее, чем обычно. В пространстве появлялся целительный «заряд», влияющий на все, что находится в этом пространстве [301].
Биолог Бернард Град из университета Мак-Грилл в Монреале, Канада, наблюдал сходный феномен во время экспериментов с венгерским целителем Оскаром Эстабани: когда венгерский целитель прикасался к чему-либо, даже к простой ткани, это нечто начинало нести в себе фантомный заряд. Материал затем мог успешно использоваться для лечения вместо рук Эстабани [302].
Идея «настроенного пространства» была исследована ученым, ранее работавшим в лаборатории Принстона, доктором Роджером Нельсоном, в священных местах. Нельсон был заинтригован как самими священными местами, так и тем, могло ли их специальное назначение или какое-либо внутреннее качество «зарядить» пространство энергетическим резонансом, который можно зафиксировать с помощью генератора случайных чисел. Он провел несколько экспериментов, подтвердивших, что «поле сознания» в сильно заряженной атмосфере влияет на механизмы и делает их более «упорядоченными». Он носил с собой карманный генератор случайных событий, чтобы регистрировать любые изменения в случайности окружающего поля в различных местах: у Раненого Колена — места гибели всего племени Сиу, у Башни Дьявола в Вайоминге и у Комнаты Королевы в великой пирамиде Гиза. Нельсон получил значимые свидетельства повышения порядка, показываемые генератором случайных чисел, как будто само место содержало сохранившийся с давних времен водоворот согласованной энергии, оставшейся ото всех людей, которые молились или умирали там [303].
Дин Радин использовал генератор случайных чисел, чтобы выяснить, может ли целительство повлиять на то место, где оно происходило. Он поместил три генератора случайных чисел около культуры человеческих мозговых клеток, а затем попросил группу целителей послать этой культуре намерение, чтобы клетки росли быстрее, и провести традиционную медитацию заряжения пространства. Любое отклонение от случайности в работе генератора случайных чисел будет говорить о присутствии большей согласованности. Радин также подготовил контрольную группу клеток, которым.намерение не посылалось.
Через три дня различий в росте между клетками двух групп не наблюдалось. Тем не менее по мере продолжения эксперимента обрабатываемые клетки начали расти быстрее. На третий день все три генератора случайных чисел начали отклоняться от случайной активности и проявлять все большую степень упорядоченности. Намерение целителей также оказало влияние на фоновое ионизирующее излучение [304].
Подобно данным Нельсона, полученным им в священных местах, эксперимент Радина дает нам интересную информацию о природе «задержанного» эффекта намерения. Данные генератора случайных чисел, которые от случайности переходят к большей упорядоченности, указывают на то, что нулевая энергия пустого пространства перешла в состояние большей упорядоченности. «Заряд» намерения может вызывать эффект домино в своей среде, внося квантовый порядок в пустое пространство, что повышает его эффективность [305]. Российские ученые наблюдали похожий феномен в воде, которая сохраняет память о воздействии электромагнитных полей в течение часов, а то и дней [306]. Эффект был подобен эффекту лазера: когда волны окружающего поля становятся более упорядоченными, намерение может пройти сквозь них как один мощный, сконцентрированный пучок света.
С магнитными монополями Тиллер поднялся на уровень, где находились лишь немногие из его коллег, даже в области исследования сознания. Его исследования должны быть повторены другими независимыми лабораториями. Но, если его труд выдержит проверку временем, будут показаны те пределы, в которых энергия человеческой мысли может изменять окружающую среду. Упорядочивающий процесс намерения осуществляет, сохраняет и даже усиливает эти изменения.
Странные, почти невероятные события, происходящие во время экспериментов Тиллера, заставили меня задуматься, может ли выделение определенного помещения для работы с намерением быть важным для успеха. Возможно, нам всем необходима своя «часовня», в которую мы возвращаемся, пусть даже только мысленно, каждый раз, когда посылаем направленную мысль.
 
ЧАСТЬ III
СИЛА ВАШИХ МЫСЛЕЙ
Бейсбол на 90 процентов ментален. Лишь оставшаяся часть физическая.
Йог БЕРРА
ГЛАВА 9
МЕНТАЛЬНЫЕ ПЛАНЫ
За семь недель перед тем, как Мохаммед Али встретился с чемпионом мира в тяжелом весе Джорджем Форманом для «схватки в джунглях» в Киншасе в 1974 году, он отрабатывал свои удары совершенно равнодушно, беспорядочно и редко ударяя своего противника, как будто бы он бездумно раскачивает боксерскую грушу. Большую часть времени они проводил, лежа на веревках и позволяя противнику атаковать его со всех сторон.
В последние годы своей карьеры Али проводил значительную часть своих тренировок, учась принимать удары. Он изучал, как на один волосок поворачивать голову за одну микросекунду до удара, или в какой части своего тела он может внутренне отклонить удар так, что он не будет болезненным. Али делал упор не столько на тренировку тела, сколько на тренировку разума. Он тренировал свой разум не проигрывать в тот момент, когда приходит непреодолимая усталость примерно в 12-м раунде, и большинство боксеров отступают [307]. Самая важная работа делалась не на ринге, а в его кресле. Он дрался в своей голове.
Али был мастером намерения. Он развил набор ментальных навыков, которые постепенно изменили его поведение на ринге. Перед поединком Али использовал все техники самомотивирования: аффирмации, визуализации, внутреннее проживание, самоподтверждение и, пожалуй, самую мощную фразу о собственной ценности, которая когда-либо произносилась: «Я величайший».
 
Али также делал публичные заявления о своих намерениях. Его постоянный поток рифмованных куплетов и четверостиший, с виду таких невинных, при ближайшем рассмотрении оказывался очень специфическими намерениями:
Арчи Мур Ляжет на пол И будет лежать Без четверти пять.
Теперь Клэй взмахивает правой,
Какой красивый удар он собирается нанести!
И тычок сбивает Медведя с ног:
Его придется нести.
Перед поединком Али повторял эти простые стишки как мантру — прессе, своему оппоненту и даже на ринге, — пока он сам не принимал их как факт.
Когда они встретились в Киншасе, Форман был на 7 лет моложе Али и считался одним из самых беспощадных боксеров на ринге. За два месяца до этой встречи он оставил Кена Нортона при смерти после пяти ударов в голову, нанесенных всего за два раунда.
Тем не менее, когда перед поединком репортеры заговаривали с Али о его небольших шансах на победу над Форманом, Али пересказывал по-своему историю боя между Нортоном и Форманом и повторял свою версию почти дословно каждому журналисту:
«У него тяжелый удар, но он не умеет попадать в цель, — говорил Али, размахивая кулаком перед самым носом репортера, — Форман просто приминает людей. У него медленные удары, целый год пройдет, прежде чем он дотянется. Вы думаете, это может меня напугать? Это будет величайшее поражение в истории бокса» [308].
Намерение Али осуществилось. Он также мастерски использовал намерение, чтобы победить Джо Фразера в Филиппинах позже в том же году в самой, пожалуй, жестокой и ошеломляющей схватке в истории бокса.
На этот раз он сделал куклу Буду. Али превратил своего беспощадного противника в резиновую гориллу, которую он таскал с собой в верхнем кармане и время от времени бил кулаком перед камерами: «Будет дрожь, трепет и убийство, когда я достану эту гориллу в Маниле». К тому моменту, когда Фразер поднялся на ринг, он в своем собственном сознании был опущен ниже уровня человека.
Кроме этих вербализированных намерений Али выражал ментальные намерения, прокручивая каждый момент схватки в своей голове: слабость в своих ногах, пот, струящийся по телу, боль в почках, синяки на лице, вспышки фотокамер, выкрики зрителей, даже момент, когда судья поднимает его руку, обозначая его победу в бое против Фразера. Он посылал в свое тело намерение выиграть, и его тело исполняло полученные приказы.
Чтобы вывести намерение из лаборатории, я начала просматривать данные о людях или группах людей, успешно использовавших намерение в реальной жизни. Я хотела исследовать их техники, особенные мыслительные процессы, происходящие, когда они направляли намерение, и выявить в их опыте некие инструменты, которые мы все смогли бы использовать в работе с намерением. Мне было очень любопытно выявить пределы «ментальной досягаемости», как далеко люди могут «протолкнуть» свои намерения.
Самые показательные примеры были из области спорта, это были не только величайшие атлеты всех времен и народов, но и другие, добившиеся высоких результатов мужчины и женщины. Спортсмены во всех видах спорта сейчас поголовно используют то, что называется «ментальным повторением», «внутренней практикой» или даже «скрытым повторением». Сосредоточение внимания считается необходимым для изменения и улучшения результатов. Пловцы, скейтеры, тяжелоатлеты и футболисты применяют намерение, чтобы повысить свою результативность и стабильность. Намерение используется даже в таких видах спорта, как гольф и скалолазание.
Любой тренер в наши дни обязательно рекомендует мысленные тренировки, которые считаются тем, что отделяет элитного спортсмена от игрока второго разряда. Например, футболисты национального уровня чаще используют мысленные тренировки, чем провинциальные игроки [309]. Практически все олимпийские спортсмены из Канады используют прием воображаемой практики.
Психолог Алан Пайвио, заслуженный профессор университете Западного Онтарио, первым предположил, что мозг использует «двойное кодирование», чтобы перерабатывать вербальную и невербальную информацию одновременно [310]. Мысленная практика, как было доказано, работает так же хорошо, как и физическая при отработке схем и преодолении временных ограничений [311]. Модель, созданная Пайвио, широко применяется для помощи атлетам. Она предполагает мотивацию, обучение и работу над улучшением определенного набора навыков [312]. Техники, применяемые в мысленных упражнениях, хорошо изучены, о них написано много психологической литературы и популярных книг [313], а их надежность была подтверждена в 1990 году, когда Национальная академия наук сделала обзор всех научных исследований этих методов и объявила их эффективными [314].
Спортивные мысленные тренировки ошибочно считаются аналогичными визуализации. «Визуализация» подразумевает, что вы наблюдаете за собой в ситуации, как будто смотрите видео, где снимались вы сами, словно глазами другого человека. Хотя это и может быть полезно в других сферах жизни, визуализация с внешней точки зрения в спорте может лишь ухудшить результаты. Умственная практика также отличается и от позитивного мышления, сами по себе счастливые мысли не работают в соревновательных видах спорта [315].
В успешной мысленной тренировке спортивное событие видится глазами самого спортсмена, как будто он или она по-настоящему соревнуются. Так, Али представлял свой кулак соприкасающимся с левым глазом фразера. Чемпионы представляют и мысленно проигрывают каждую деталь ситуации и все меры, которые им необходимо предпринять, чтобы преодолеть любые помехи.
Трейси Каулкин использовала намерение, чтобы заработать третью золотую медаль в 1984 году на Олимпийских играх. К тому моменту Каулкин уже побила пять мировых рекордов и 63 американских рекорда и в свои 23 года считалась лучшей из когда-либо живших американских пловчих. Все, что ей было необходимо, чтобы завершить свою стену славы, — это несколько золотых олимпийских медалей.
В то время электронные сенсорные панели только что заменили секундомеры. В то время как секундомеры могли отображать точность до сотых секунды, новые электронные приборы давали результаты с точностью до тысячных — в четыре раза быстрее, чем моргает человек. В Олимпийских играх сменные пловцы могут начать движение не раньше, чем за две сотых секунды до того, как их товарищ по команде, уже проплывший свою дистанцию, ударяет по сенсорной панели. Эти две сотых критичны: даже незначительное промедление перед началом движения в одну тысячную секунды может отдать преимущество другой команде.
Во время 400-метровой эстафеты Трейси заняла лидерскую позицию, нырнув на одну сотую секунды раньше, чем ее приплывшая коллега ударила по сенсорной панели.
Хотя все ее соперницы были так же хорошо подготовлены, Каулкин обладала одним значительным преимуществом. Она уже знала каждое мгновение своего заплыва, от прыжка и холодных брызг воды до того самого момента, когда она вынырнет в конце дистанции. Каждую ночь в своей голове Трейси отрабатывала момент получения своего небольшого преимущества, мгновение, когда она оттолкнется на одну сотую секунды раньше, чем ее соперницы. Итог олимпийской эстафеты полностью зависел от точности ее намерения.
Самые успешные спортсмены разбивают свои выступления на маленькие кусочки и работают над улучшением определенных аспектов. Для общего мастерства в своем виде спорта они мысленно отрабатывают идеальное выступление [316]. Они сосредоточиваются на самых трудных моментах и вырабатывают стратегии, позволяющие не терять контроль при неудачном стечении обстоятельств, таких как растяжение мышцы или предупреждающий свисток судьи. Применяются различные виды намерения, в зависимости от того, впервые ли спортсмен осваивает навык или просто желает закрепить и улучшить технику. Как и Мухаммед Али, выдающиеся спортсмены учатся блокировать сомнение. Если в голове всплывает образ неудачи, они профессионально меняют внутреннее видео, быстро вставляя сцену успеха [317].
Победа зависит от того, насколько точно вы можете тренироваться мысленно. Спортсмены используют яркие, очень подробные внутренние образы и продумывают полностью все выступление [318]. Самое важное в намерении — это представить победу. Мысленное представление помогает ее обеспечить. Успешные спортсмены представляют свои собственные чувства, особенно свое возбуждение и эмоциональную реакцию на победу, реакцию своих родителей, приз или медаль, празднование после соревнования и вторичные награды, такие как предложения от спонсоров [319]. Они представляют, как толпа радуется их победе.
Опытные спортсмены используют в ментальной практике все виды ощущений. Они не только создают визуальный образ будущего события, но еще и слышат его, чувствуют его, чувствуют его запах и вкус: окружающую обстановку, своих противников, пот своих тел, аплодисменты. Из всех видов ощущений самым важным для спорта является внутренняя проработка «чувства» или кинетических ощущений [320]. Чем более опытен спортсмен, тем лучше он может представить себе телесные ощущения во время соревнований [321]. Гребцы наиболее успешны, когда они могут представить каждую деталь гонки, от взмаха весла до напряжения своих мышц [322].
Некоторым спортсменам помогает знакомство с тем местом, где будет проходить спортивное событие, а затем последующее представление себя там. Те, кто сочетают знание спортивной площадки с воображаемыми тренировками, чаще всего более успешны, чем те, кто использует только ментальную практику [323].
Роки Блейер, бывший защитник питтсбургской команды «Стилеры», использовал намерение, чтобы помочь «Стилерам» выиграть Суперкубок. Его техника заключалась в том, чтобы наполнять свое сознание деталями определенных движений. Он мысленно практиковался по утрам перед завтраком и перед сном каждый день на протяжении двух недель перед матчем. Блейер также представлял весь набор движений в последний раз перед матчем. Сидя на скамье, он снова прокручивал в голове передачи и перемещения. С чем бы он ни встретился на поле в тот день, он был готов ко всему [324].
В разных видах спорта используются разные техники. Те виды ментальных тренировок, которые работают в видах спорта, требующих ловкости и быстрых, скоординированных движений, обычно не работают в силовом спорте. Тяжелоатлеты наиболее успешны после выражения ментального намерения, которое возбуждает их так, что они поднимают невероятно тяжелый вес [325].
Традиционно считалось, что лучшее состояние для выступления — это состояние релаксации, но, как я выяснила, благодаря мастерам намерения, расслабленное состояние не обязательно является оптимальным. В исследовании карате использование техник релаксации перед боем не улучшало качества выступлений [326]. Они были полезны, только если участник нервничал, и ему было необходимо успокоиться, чтобы хорошо выступить [327]. Расслабление и гипноз используются в дополнение к намерению, чтобы улучшить некий аспект, скажем, баскетбольных бросков или точность попадания в лунку в гольфе. Но, как и в случае с буддистами, самые успешные спортсмены могут вызывать у себя состояние «пиковой яркости» — спокойной гиперуверенности.
Но как могут мысли о будущем выступлении влиять на результативность самого выступления? Кое-что мы можем узнать из исследования мозга с помощью электромиографии (ЭМГ). С помощью ЭМГ можно зафиксировать в реальном времени, когда и как мозг приказывает телу двигаться. Записывается каждый электрический сигнал, отправленный моторными нейронами к определенным мышцам, чтобы вызвать сокращение последних. Обычно ЭМГ используется врачами для диагностики нервно-мышечных заболеваний и проверки реагирования мышц на стимуляцию.
Но ЭМГ применяется и для того, чтобы разрешить интересную научную загадку: отличает ли мозг мысль от действия? Вызывает ли мысль о действии такую же нейронную активацию, как и само действие? Эта проблема изучалась на группе лыжников, активность мозга которых во время мысленных тренировок отслеживалась с помощью ЭМГ. Когда лыжники представляли себе спуск с горы, электрические импульсы, отправляющиеся к их мышцам, были такими же, как при подпрыгиваниях и поворотах, совершаемых ими при настоящем спуске [328]. Мозг посылал телу одинаковые инструкции вне зависимости от того, думали лыжники о действии или производили его. У тяжелоатлетов, например, те же нейроны, которые активируются во время выполнения реального действия, активируются и тогда, когда действие производится всего лишь мысленно [329]. Мысли достаточно, чтобы вызвать деятельность нейронов, приводящую к физическому акту.
В основу этого исследования ученые заложили несколько интересных теорий работы мысленной практики. Одна школа мысли считает, что мысленная практика вызывает активацию нейронов, достаточную для реального действия. Как будто мозг сам является еще одной мышцей. Эта практика тренирует мозг порождать движения с большей легкостью во время настоящего выступления [330].
Во время выступления стимулируются нервные волокна, передающие сигналы мышцам по определенному пути, и произведенные химические вещества остаются там на короткий период.
Любая дальнейшая стимуляция тех же участков нервного пути облегчается остаточными явлениями предыдущей стимуляции. Мы лучше выполняем физические задания, потому что сигнал к переходу от намерения к действию уже был произведен. Это напоминает строительство железнодорожного полотна через дикую, негостеприимную местность. Будущие выполнения физических действий улучшаются, потому что мозг уже знает маршрут и следует по тем «рельсам», которые были проложены заранее. Так как для мозга нет различия между выполнением определенных действий и просто мыслями о них, мысленные тренировки прокладывают этот путь ничуть не хуже, чем настоящая практика.
Тем не менее, существует несколько важных различий между мысленной и физической практикой. В случае физической практики, если вы тренируетесь слишком много, наступает истощение, вызывающее электрическую интерференцию и блокаду путей. В случае мысленного намерения никогда не появляется никаких перекрытий, сколько бы вы ни практиковались у себя в голове.
Другое различие касается силы эффекта: нейромышечная схема, заложенная в мысленной практике, может быть немного менее устойчивой, чем при практике физической. Хотя оба типа практики создают одинаковые мышечные схемы, воображаемые выступления имеют менее выраженные эффекты [331].
Чтобы дать положительный результат, умственная тренировка должна повторять реальное движение при нормальной скорости. Хотя может показаться логичным, что тренировка будет более плодотворной при медленном темпе, с обращением внимания на определенные движения, это опровергается исследованиями. Когда лыжники при снятии ЭМГ представляли свое выступление в медленном темпе, происходили мышечные ответы, отличные от тех, которые имеют место при выполнении движений на обычной скорости. Это согласуется с научными данными о нейронных цепях, связанных с медленными движениями, отличными от нейронных цепей, вовлеченных в процесс выполнения движений на обычной скорости [332].
В мысленной практике не существует кросс-тренинга: намерение способствует развитию именно тех навыков, которые прорабатываются мысленно и не могут быть использованы в других видах спорта, даже в тех, где задействуются сходные мышечные группы. Это было выявлено в оригинальном исследовании, проведенном на спринтерах. Исследователи разделили группу бегунов на четыре подгруппы и попросили их выполнять четыре определенных вида подготовки: представлять себя бегущим 40-метровую дистанцию, тренироваться на велотренажере, сочетать физическую и мысленную практику или, как представители контрольной группы, не тренироваться совсем. После шести недель спортсмены прошли два теста: они крутили педали вело-тренажера с максимальной скоростью и пробегали 40-метровую дистанцию. Эти два вида активности требуют практически одинаковых моторных способностей и предполагают активную работу мышц ног.
Во время велосипедного теста группы, занимающиеся только физическими тренировками, продемонстрировали хорошие результаты. Однако, когда тестировался бег, значительно улучшились результаты только тех, кто использовал мысленную практику бега. Мысленные тренировки определенного вида улучшают выполнение только того задания, которое воображалось. Мысли не способствуют общему увеличению мышц. Тренировки моторных нейронов очень узконаправленны и влияют на выполнение только тех действий, которые визуализировались [333].
Кроме повышения результативности мысленные тренировки могут порождать настоящие физиологические изменения, и не только в телах спортсменов. Гуанг Ю, спортивный психолог в клинике Кливленда в Огайо, провел любопытные исследования. Он сравнил пациентов, тренирующихся в спортзале, с теми, кто тренировался мысленно. Те, кто регулярно посещали спортзал, смогли увеличить свою мышечную силу на 30 процентов. Но даже те, кто оставались в своих креслах и практиковали мысленный силовой тренинг, достигли определенных результатов, равных почти 15 процентам.
Волонтеры в возрасте от 20 до 35 лет представляли себе предельно сильное сжатие одного из своих бицепсов во время сессий, проводившихся пять раз в неделю. После проверки, подтвердившей, что участники не выполняли никаких настоящих упражнений, включая напряжение мышц, исследователи обнаружили прирост в 13,5 процентов в размере мышц и их силе после нескольких недель. Результаты сохранялись на протяжении трех месяцев после прекращения тренировок [334].
В 1997 году доктор Дэвид Смит из колледжа Честер получил аналогичные результаты: участники, выполнявшие физические упражнения, получали 30-процентные увеличения в мышечной силе, в то время как те, кто всего лишь представлял свои тренировки, достигали увеличения в 16 процентов [335]. Направленная мысль может приносить результаты, подобные тем, что дает настоящая тренировка.
Мысли об изменении некого аспекта тела также действенны, что может принести успокоение всем, кому не нравится свое тело. Одно исследование показало, что под гипнозом женщины увеличивали объем своей груди, просто представляя себя на пляже открывающими свою грудь лучам солнца [336].
Техники яркой визуализации, используемые спортсменами, также высоко эффективны при лечении различных заболеваний и хронических состояний, начиная от коронарной болезни сосудов [337] и повышенного кровяного давления до болей в спине и мышечно-скелетных заболеваний [338] и даже фибромиалгии [339]. Визуализация также улучшает результаты операций [340], помогает справиться с болью [341] и сводит к минимуму побочные эффекты химиотерапии [342].
Действительно, итог болезни пациента предсказывался на основании изучения типов визуализаций, которые использовались в борьбе с нею. Психолог Джейн Ахтерберг, исцелившая себя от редкого вида рака глаза с помощью визуализации, исследовала группу раковых больных, применяющих метод визуализации в борьбе со своей болезнью. Она предсказала с точностью в 93 процента, чье состояние улучшится, а кто не пойдет на поправку или даже умрет, просто с помощью исследования визуализаций и их оценки. Те, кто был успешен, обладали более развитой способностью визуализировать ярко, детально и могли удерживать чистое визуальное .намерение, представляя себе победу над раком и эффективность лекарств. Успешные пациенты проводили визуализации регулярно [343].
Если мозг не различает мысли и действия, то будет ли тело следовать каким-либо ментальным инструкциям? Если я посылаю своему телу команду замедлиться или ускориться, то обязательно ли оно меня послушается? Данные из литературы по биологической обратной связи и медицине, опирающейся на связь души и тела, говорят «да». В 1961 году Нил Миллер, нейробиолог бихевиорального направления из Йельского университета, первым предположил, что люди могут научиться ментально влиять на деятельность своей автономной нервной системы и контролировать такие механизмы, как кровяное давление и кишечные движения так же просто, как ребенок учится управлять велосипедом. Он провел серию замечательных экспериментов на крысах. Миллер выяснил: если он стимулирует центр удовольствия в мозгу крыс, то животные могут научиться снижать скорость сердцебиения, контролировать уровень наполнения почек мочой и даже по-разному расширять кровеносные сосуды в каждом ухе [344]. Если даже крысы могут достичь таких результатов, думал Миллер, способны ли люди, обладающие более развитым интеллектом, регулировать процессы в теле?
После этих ранних открытий многие ученые выяснили, что информация об автономной нервной системе может быть перенаправлена обратно человеку в виде «биологической обратной связи», чтобы точно определить, куда следует посылать намерение. В 1960-х годах Джон Басмаджан, профессор медицины в университете Мак-Мастер в Онтарио и специалист по реабилитации, начал тренировать людей с травмами позвоночника использовать биологическую обратную связь ЭМГ. Целью тренировок являлось обретение контроля над отдельными клетками в позвоночнике [345]. Примерно в то же время психолог Элмер Грин из института Меннингер разработал метод биологической обратной связи для лечения мигрени после того, как наблюдал за тем, как его пациентка заставляла свои мигрени исчезнуть, практикуя особую форму релаксации. Грин использовал биологическую обратную связь, чтобы помочь пациентам излечить свои мигрени, и теперь этот метод стал признанной формой терапии [346]. Биологическая обратная связь особенно полезна при лечении болезни Рейно, при которой сосуды сжимаются при низкой температуре, из-за чего конечности мерзнут, белеют и синеют [347].
В процессе лечения с помощью биологической обратной связи пациент подсоединяется к компьютеру. Датчики помещаются на различные части его тела и выводят на экран информацию об активности автономной нервной системы: мозговых волнах, кровяном давлении и сердцебиении и сжатиях мышц. Аудиаль-ная или визуальная информация, отправляемая обратно пациенту, зависит от состояния; в случае болезни Рейно, когда артерии на руках сжимаются, приборы фиксируют падение температуры кожи, и загорается лампочка или же подается звуковой сигнал. Обратная связь сигнализирует пациенту о необходимости послать своему телу намерение, чтобы наладить процесс, над которым ведется работа. В случае болезни Рейно пациенты посылают намерение согреть свои руки.
 
С того времени биологическая обратная связь стала признанной терапией для лечения практически любых хронических заболеваний, от синдрома нарушения внимания и гиперактивности (СДВГ) до климактического синдрома. Пациенты с инсультами и травмами позвоночника теперь применяют биологическую обратную связь, чтобы восстановиться или вновь начать пользоваться парализованными мышцами. Этот метод признан незаменимым в борьбе с фантомной болью в отсутствующих конечностях [348]. Космонавты даже использовали биологическую обратную связь, чтобы бороться с вестибулярными недомоганиями во время передвижения в открытом космосе [349].
Более традиционный подход к биологической обратной связи подразумевает, что она неким образом связана с релаксацией — умением успокоить реакции автономной нервной системы по типу «бей или беги». Однако абсолютная широта контроля наталкивает на мысль, что механизм в большей степени связан с силой намерения. Практически каждый телесный процесс, который можно измерить с помощью приборов, даже отдельные нейроны, контролирующие мышечное волокно, подвластны человеческому контролю. Волонтеры, участвовавшие в исследованиях, достигали полного ментального контроля над температурой своего тела [350] и даже направлением течения крови к мозгу [351].
Как и биологическая обратная связь, аутогенная тренировка, разработанная немецким психиатром Йоханнесом Шалцем для расслабления тела, замедления дыхания и сердечного ритма, также демонстрирует подконтрольность широкого разнообразия телесных функций человеческому сознанию. Практикующие эту технику могут понижать кровяное давление, поднимать температуру в конечностях и замедлять сердцебиение и дыхание. Аутогенная тренировка используется и для лечения многих хронических болезней, связанных со стрессом, таких как астма, гастриты и язвы, высокое кровяное давление и проблемы со щитовидной железой [352]. Существуют даже свидетельства, что аутогенная тренировка может эффективно применяться в группах [353].
Для кошки нирвана — это постоянно полная миска с едой. Доктор Джаак Пангсепп, заслуженный профессор психологии в университете Боулинг Грин, считает, что радость предвкушения связана с «поисковым» состоянием мозга — одной из пяти примитивных эмоций, характерных как для людей, так и для животных [354]. Система поиска помогает животным исследовать и выяснять значение их окружающей среды. Поисковые нейронные цепи полностью включаются, когда животное находится в состоянии ожидания, испытывает интерес или любопытство. Пангсепп с удивлением обнаружил, что сам процесс охоты доставляет животным не меньшее удовольствие, чем свершившаяся поимка добычи [355].
Когда нечто возбуждает любопытство животного, активируется гипоталамус, и организм производит нейротрансмиттер допамин. Ученые были убеждены, что само это вещество вызывает удовольствие, пока не было выяснено: настоящее назначение вещества состоит в том, чтобы возбуждать определенный нервный путь. Удовольствие вызывает процесс активации поисковой части мозга.
Барри Стерман, заслуженный профессор факультета нейробиолоии и поведенческой психиатрии из университета Калифорнии в Лос-Анджелесе, 40 лет назад случайно открыл, что предвкушение вызывает у кошек медитативное состояние. В их мозгу начинают появляться волны в 8-13 Гц, соответствующие альфа-ритмам человеческого мозга за несколько мгновений до получения человеком награды [356]. Постепенно Стерман смог заставить кошек воссоздавать это состояние по желанию, а не только тогда, когда они ожидают еды. То, что животные могут контролировать свои собственные мозговые волны, было поразительным открытием.
Но могут ли люди делать то же самое? Чтобы проверить это, Стерману было необходимо исследовать тех, чьи мозговые волны настолько соответствуют норме, что любое изменение было бы очевидным. Он нашел женщину, страдавшую от эпилептических припадков, которые вызывались мощным появлением мозговых тета-волн в неподходящие моменты. Стерман сконструировал электроэнцефалограф (ЭЭГ) биологической обратной связи с лампочками, вспыхивающими красным цветом при появлении тета-волн и зеленым — при альфа-состояниях. По прошествии некоторого времени его пациентка смогла по собственному желанию изменять свое состояние и снижать количество и интенсивность своих эпилептических приступов. Стерман потратил 10 последующих лет своей жизни на изучение эпилептиков, обучая их справляться с припадками [357].
В 1980-х годах два американских психолога, Юджин Пенистой и Пол Колкоски использовали открытия Стермана для работы с больными алкоголизмом. При помощи биологической обратной связи мозговых волн пациенты-алкоголики сосредоточивались на снижении бета-волн, которые доминируют в моменты жажды и зависимости, и повышении количества волн альфа- и тета-частот, помогающих расслабиться и установить волновую согласованность. Примерно 80 процентов алкозависимых смогли контролировать свою тягу и держаться на расстоянии от алкоголя. Обучение также повлияло на химический состав их крови, повысив уровень бета-эндорфина, еще одного химического вещества, «отвечающего» за хорошее настроение. Биологическая обратная связь в сочетании с работой над их самовосприятием, постепенно искоренила большую часть их дезадаптивного поведения и помогла им стать полноценными людьми [358].
Джо Камия, психолог из университета Чикаго, показал удивительную особенность биологической обратной связи на основе мозговых волн с помощью замечательного исследования. Он поставил электроды ЭЭГ нескольким добровольцам на затылок — ближе к той части мозга, где альфа-волны наиболее заметны. При подаче звукового сигнала его участники должны были догадаться, находятся ли их мозговые волны преимущественно в диапазоне альфа. После сравнения их ответов с информацией, записанной на ЭЭГ, Камия сообщал добровольцам, верны ли их догадки. На второй день один из его испытуемых мог правильно догадываться в 2/3 случаев, а еще через два дня он определял состояние практически безошибочно. Второй участник открыл в себе способность приводить свои мозговые волны в определенное состояние по желанию {359].Биологическая обратная связь, основанная на мозговых волнах, в настоящее время эволюционировала в сложные инструменты контроля частот, испускаемых мозгом. Этот метод особенно хорошо работает с пациентами, страдающими депрессией [360], помогает студентам сосредоточиваться и повышает креативность. Возможно, намерение можно использовать для контроля над мозгом.
Гипноз — это тоже намерение, инструкция, получаемая мозгом в измененном состоянии. Гипнотизеры не перестают демонстрировать, что мозг и тело в целом чувствительны к силе направленной мысли.
В качестве примера мысленного воздействия можно привести историю небольшой группы людей с загадочной врожденной болезнью, называемой ихтиозиформным дерматитом, более известным как болезнь рыбьей чешуи. Все тело больного покрывают чешуйки, напоминающие рыбьи. В одном исследовании пять пациентов были загипнотизированы и получили приказ сосредоточиться на части своего тела. Им нужно было визуализировать, что кожа становится нормальной. Через несколько недель 80 процентов кожных покровов каждого пациента полностью излечились. Кожа оставалась гладкой и чистой [361].
Благодаря гипнотическим воздействиям пациенты, которые проходили через операцию на спинном мозге, теряли вполовину меньше крови, просто направляя ее прочь от места проведения операции [362]. Беременные женщины могли рожать детей, располагавшихся во чреве вниз ногами, жертвы ожогов ускоряли свое восстановление, а люди, страдавшие от внутренних кровоизлияний в пищеварительный тракт, останавливали кровотечение [363]. Ясно, что в измененном состоянии, сходном со сверхвосприимчивым состоянием глубокой медитации, сознательная мысль может «убедить» тело не чувствовать боли, излечиться от множества серьезных заболеваний и изменить практически любое состояние.
Хирург Анджел Эскадеро из Валенсии, Испания, провел более 900 сложных операций без наркоза. В его операционную были приглашены репортеры, заснявшие женщину, которую оперировали без анестезии. Все, что ей было необходимо делать, — это наполнять свой рот слюной и повторять про себя: «Моя нога обезболена». Такие аффирмации являются еще одной формой намерения. Сухой рот является для разума одним из первых сигналов опасности. Когда рот увлажнен, мозг расслабляется, решив, что все хорошо, и выключает болевые рецепторы, в уверенности, что обезболивание было произведено [364].
Оригинальное исследование Дэвида Спигела, профессора психиатрии и бихевиоральных наук в Стэндфордском университете, дает нам некоторые сведения о том, что происходит с мозгом, когда намерение направляется под гипнозом. Его испытуемые получали цветной рисунок, напоминающий решетку, и их просили представить себе, что цвет уходит из картины, оставляя только черное и белое. С помощью позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), отображающей физическую активность мозга, Спигел показал, что ток крови и активность в значительной мере снижались в части мозга, отвечающей за восприятие цвета, в то время как те части, которые перерабатывают черные, белые и серые образы, все еще стимулировались.
Когда цель эксперимента изменили и участников попросили представить, как серое изображение приобретает цвета, происходили противоположные изменения в механизмах мозгового восприятия [365].
Есть и другой аспект, в котором мозг занимает подчиненное отношение по отношению к мысли. Визуальная кора головного мозга, часть, ответственная за переработку изображений, не может различить настоящего изображения от воображаемого. Ментальные инструкции более важны, чем настоящий визуальный образ.
Эффект плацебо демонстрирует силу убеждений, даже если убеждения ложны. Плацебо — это форма намерения, своего рода обман намерения. Когда врач дает пациенту плацебо, сахарную таблетку, он рассчитывает на веру пациента в то, что лекарство будет работать. Доказано, что вера в плацебо порождает такие же физиологические эффекты, как и само лекарство. Это создает огромные трудности для фармацевтов при тестировании лекарств. Очень многие пациенты получают облегчение или такие же побочные эффекты при приеме плацебо вместо настоящего препарата, поэтому плацебо не может быть использовано в качестве контроля. Наши тела не отличают химические процессы от мыслей о химических процессах. Действительно, недавнее исследование 46 тысяч пациентов с сердечными заболеваниями, половина из которых принимала плацебо, показало: пациенты достигали такого же результата, что и пациенты, принимающие настоящее лекарство. Единственным фактором, определяющим благополучие, была вера в эффективность лечения и готовность строго следовать всем предписаниям. Те, кто придерживался рекомендаций врача принимать лекарство три раза в день, достигали прогресса вне зависимости от того, принимали они лекарство или сахарные таблетки. Кроме того, как в группе принимавших лекарство, так и среди получавших плацебо, был практически одинаковый уровень смертности [366].Сила плацебо лучше всего показывается на группе пациентов, лечившихся от болезни Паркинсона, расстройства двигательной сферы, при котором нарушается производство мозгового химического вещества допамина. Стандартное лечение болезни Паркинсона осуществляется с помощью синтетической формы допамина. В исследовании, проведенном университетом Британской Колумбии, команда докторов продемонстрировала с помощью ПЭТ, что, когда пациенты, получающие плацебо, верили в то, что получают допамин, в их мозгу происходило выделение их собственных запасов вещества [367]. В другом случае в госпитале в Хьюстоне доктор Брюс Мосли, врач-ортопед, набрал 150 пациентов с тяжелым остеоартритом колена и разделил их на три группы. Двум группам делалось либо артроско-пическое промывание (вымывалась дегенеративная ткань и обломки), либо всасывание тканей небольшим насосом. А третьей группе были сделаны ложные операции: пациентов хирургически готовили, давали наркоз и привозили в операционную. На их коленях делались надрезы, но никаких других вмешательств не производилось.
На протяжении следующих двух лет пациенты так и оставались в неведении относительно того, кто перенес настоящие операции, а кто получал плацебо. Но во всех трех группах боль уменьшилась, и наблюдались легкие улучшения. В действительности, группа плацебо продемонстрировала лучшие результаты, чем те люди, кто прошел реальную операцию [368]. Намерение, порожденное ожиданием успешной операции, приводило к физическим изменениям.
Особые случаи намерения и ожидания также могут проявляться физически.
Стигматы — феномен, при котором очень высокая религиозность вызывает кровотечение, синяки и раны на руках, ногах и боках, подобные ранам распятого Христа. Это также является формой намерения. Ассоциация научных исследований аномалий зафиксировала не менее 350 таких случаев появления стигматов из-за сильной идентификации с Христом. Психолог Стэнли Криппнер и его коллеги из университета Сейбрук наблюдали этот процесс у бразильского ясновидящего Амира Амидена. Как только их разговор коснулся Иисуса Христа, появились красные пятна и капли крови на тыльной стороне ладоней Амидена и его лбу [369]. Подобное происходило в течение трех недель перед Пасхой с маленькой чернокожей девочкой, которая была глубоко потрясена фильмом о распятии и одержима страданиями Христа. Из ее левой ладони кровь текла от 2 до 6 раз в день [370]. Криппнер знал о троих людях, у которых регулярно появлялись стигматы [371].
Случаи спонтанного излечения являются особыми видами намерения, предотвращающего почти верную смерть. Люди, считающиеся неизлечимыми, опровергают все, что написано об их недугах в учебниках, прогнозы своих докторов и побеждают болезнь буквально за ночь без помощи средств современной медицины.
Институт Духовных наук собрал вместе все научно задокументированные случаи так называемых «чудесных исцелений» [372]. Хотя такие случаи весьма редкие, просмотр медицинской литературы весьма поучителен. Один из восьми страдающих раком кожи исцеляется спонтанно, то же происходит примерно в одном из пяти случаев заболевания раком мочеполового тракта. Практически все болезни, включая диабет и атеросклероз, при которых жизненно важные органы или части тела считаются необратимо поврежденными, исцелялись спонтанно [373]. Существует несколько исследований больных раком на последней стадии, неожиданно выздоровевших без медицинского вмешательства.
Хотя эти случаи называются «спонтанным исцелением», как будто болезнь вдруг решила «спрятаться», но может вернуться обратно в любой момент, во многом они представляют собой еще один пример способности тела к «самокоррекции» с помощью силы намерения. Многие случаи спонтанного исцеления описывают людей, преодолевших главное препятствие в своей жизни: упорный стресс, непроработанную травму, длительную враждебность, изоляцию, глубокую неудовлетворенность и отчаяние [374]. В таких случаях часто описываются люди, больше не чувствующие себя хозяинами собственной жизни [375].
Многие случаи спонтанного исцеления случаются после того как в человеке происходит значительный психологический сдвиг, заново привносящий смысл в жизнь. В такие моменты пациент освобождается от источника психологической боли [376] и принимает на себя ответственность за свою болезнь и лечение [377] Следовательно, некоторые люди заболевают из-за того, что теряют надежду на то, что жизнь когда-либо будет хорошей, потому что они думают негативно. Случаи спонтанного исцеления указывают на то, что обычные мысли, которые бродят в нашек голове каждый день, становятся жизненным намерением.
Мы можем использовать внимание, чтобы получить контроль над любым процессом в организме и, возможно, даже угрожающей жизни болезнью. Но как наши мысли о других могут быть не менее действенными, чем наши собственные мысли о себе?
Психолог Уильям Брауд является одним из немногих ученых, которые исследовали этот вопрос. Он набрал группу добровольцев и попросил их провести обратную биологическую связь для себя. Брауд объединил участников в пары, присоединил одного члена пары к оборудованию биологической обратной связи, а второго человека попросил следить за данными приборов и посылать мысленные инструкции. Результаты, которые были получены такими парами, были аналогичны результатам, полученным людьми, самостоятельно следившими за сигналами биологической обратной связи. Следовательно, хорошие намерения другого человека могут быть не менее действенными, чем наши собственные [378].
Результаты других исследований Брауда также указывают на то, что мы можем лучше всего влиять на других с тем, чтобы они стали более гармоничными, когда мы сами пребываем в гармонии. В его исследованиях спокойные люди были наиболее успешными в передаче ментального успокаивающего влияния нервным людям, а сосредоточенные люди помогали легко отвлекаемым людям сосредоточиться [379]. Работы Брауда также свидетельствуют: самый значительный эффект достигается, когда человек больше всего нуждается в помощи [380].
Научные данные также говорят о том, что мы можем влиять практически на любое живое существо. Значительное количество научных доказательств, полученных доктором Даниэлем Бенором, убеждают нас, что мысли могут мощно влиять на разнообразные растения, семена, одноклеточные организмы, такие как бактерии и дрожжи, насекомых и животных [381]. В серии экспериментов, проведенных под руководством доктора Серены Рони-Дугал в течение двух лет в Сомерсете, было продемонстрировано, что семена салата, которым отправлялось намерение, дали на 10 процентов больше ростков и были в значительной степени менее подвержены грибковой болезни, чем те, что были выращены традиционным способом [382].Доказательства убедили меня, что мы можем улучшить наше здоровье, повысить результативность в любой сфере нашей жизни и, возможно, даже влиять на будущее, сознательно используя намерение. Намерение должно быть оформлено в виде очень точной цели, которую вам следует визуализировать как уже произошедшую, находясь в этот момент в состоянии сконцентрированности и сверхвосприимчивости. Когда вы представляете себе будущее событие, представляйте, что оно происходит с вами в настоящий момент. Используйте все пять чувств, чтобы визуализировать детали. Центральной частью этой картины должен быть момент, когда вы достигаете цели.
Врачи могут понизить уровень смертности, отказавшись от негативных диагнозов [383]. Хирург может ускорить восстановление своего пациента, прокручивая у себя в голове процесс операции перед тем, как отправляться в операционную. Действительно, мы можем нуждаться не в лекарствах, а в положительных намерениях. Так как было показано, что намерение влияет на химические процессы нашего тела, мы можем ускорять, замедлять и улучшать любые физиологические процессы. Мы можем создать больше передовых видов лечения, мысленно сосредоточиваясь на их эффективности и минимизируя побочные эффекты.
Мы также можем повысить качество наших повседневных действий, производя их мысленно. Дома мы можем отправлять намерения нашим детям, чтобы те лучше успевали в школе или были более добрыми к своим друзьям. Человеческое намерение может быть достаточно мощным, чтобы влиять на каждый элемент нашей жизни. Все эти возможности указывают на то, что мы имеем высокий уровень ответственности, когда производим свои мысли. Каждый из нас является потенциальным «Франкенштейном», обладающим огромной силой влияния на живой мир вокруг нас. Сколь многие из нас посылают исключительно положительные намерения?
 
ГЛАВА 10
ЭФФЕКТ ВУДУ
Дик Бласбенд был увлечен идеей увеличивать и направлять жизненную энергию, подобно тому, как действует направление солнечного луча сквозь увеличительное стекло. Этот психолог заинтересовался теориями Вильгельма Рейча, австрийского психиатра, бывшего протеже Зигмунда Фрейда. Рейч считал возможным накопить «оргон» — так он назвал то, что считал вездесущей космической энергией, — в «аккумуляторе» оргонной энергии. Аккумулятор, напоминающий коробку, может быть сделан из чередующихся слоев любого металла и неметаллических материалов, таких как хлопковая ткань или войлок. Рейч был уверен, что атмосферная энергия будет сначала притянута, а затем незамедлительно отторгнута металлом и постепенно впитана неметаллическим веществом. Так как ящик состоит из слоев, энергия будет непрерывно перемещаться между атмосферой и коробкой, как поток воздуха, и, таким образом, постоянно «накапливаться». Рейч добился воодушевляющих результатов в экспериментах с животными и растениями, помещенными в коробки. Эти эксперименты заложили основу для его последующих утверждений, что накопленная энергия обладает значительной способностью исцелять.
Бласбенду показалось, что идеи энергетических полей не так уж сильно отличались от идей его коллеги Фрица-Альберта Поппа, изучающего биофотоны. Возможно, лучший способ проверить аккумулятор состоял в измерении его влияния на излучение этих небольших искорок света живыми существами.
В августе 1993 года Бласбенд приехал в международный институт Поппа в Кайзерслаутерне, Германия. Он и Попп создали множество разнообразных аккумуляторов оргона. Затем они выбрали для экспериментов несколько растений в лаборатории Поппа: семена и саженцы кресс-салата и ацетабулярию — примитивную морскую водоросль. Фотоусилители Поппа должны были считать световые излучения всех растений внутри и вне оргонных ящиков и фиксировать любые различия.
Бласбенд провел четыре эксперимента, помещая водоросль в аккумулятор: сначала на час, а затем, постепенно увеличивая срок, на две недели. Оборудование Поппа не записало даже незначительных изменений в излучении света. Бласбенд сомневался. Он предположил, что растения, вероятно, уже были настолько здоровы, что их состояние просто некуда было улучшать. Он и Попп решили попробовать заставить ацетабулярию «заболеть» путем лишения ее большинства необходимых витаминов на 24 часа перед лечением. Это не внесло никаких изменений. Биофотоны растения никак не изменились. Нахождение в аккумуляторе вне зависимости от длительности никак не влияло на здоровье или благополучие любого растения.
Бласбенд и Попп решили тогда проверить, может ли ментальное намерение повысить действенность аккумуляторов. В следующей серии экспериментов Бласбенд посылал намерение, чтобы энергия внутри аккумулятора была полезной для одних саженцев и вредоносной для других. И эти результаты не принесли утешения. Единственное значимое различие в количестве и качестве биофотонных излучений до и после лечения любого растения было связано с намерением остановить их рост [384]. В обоих экспериментах негативное намерение было более сильным, чем позитивное. Мысли о причинении вреда были более действенными.
Небольшое исследование Бласбенда указывает на, пожалуй, самую тревожащую особенность намерения: плохие мысли, так же как и хорошие, могут оказывать влияние на мир и даже способны быть более сильным видом намерения. В конце концов, во многих примитивных культурах молитвы и намерения имеют теневые стороны, такие как сглазы, Буду и проклятья, которые считаются высоко эффективными формами негативного намерения.
Многие целители часто используют негативные способы в хороших целях. Как отметил доктор Ларри Досси, автор книги «Будьте осторожны в своих молитвах» [385], негативное намерение является основой целительства. Исцеление от инфекций или вышедших из-под контроля клеток, таких как раковые, требует намерения навредить [386]. Оно работает от желания убить что-то: подавить бактерии, изменить проницаемость клеточной мембраны или пресечь процесс питания клетки или синтез ДНК [387]. Чтобы пациенту стало лучше, источник вредоносного влияния должен умереть.
Многие пионеры психотелесного подхода к лечению рака, такие как доктор Берни Сегель, доктор Карл Симонтон и австралийский психиатр Ансли Меарс, поддерживали использование их пациентами ярких, живых образов — метафорических репрезентаций их болезней, чтобы ускорить излечение [388]. Большинство раковых больных, впервые использовавших техники визуализации, представляли себе поле сражения, на котором добро (пациент) противостоит злу (раку), и оружие пациента мощнее, чем оружие его противника. Некоторые пациенты представляли свои белые кровяные клетки в виде армии, убивающей раковые клетки, или же «кран», из которого течет кровь, питающая раковые клетки, и мысленно «закрывали» его. Некоторые пациенты представляли себя персонажами жестокой видеоигры. Когда Симонтон впервые представил эту технику своим пациентам в 1970 году, Пак-Мэн был самой популярной видеоигрой. Он предлагал пациентам представлять внутри своего тела маленьких Пак-Мэнов, вырубающих на своем пути раковые клетки. Но пациент должен хотеть уничтожить врага, иначе само намерение может быть смертоносным даже для человека.
Исследования негативного психического влияния очень трудны для ученых. Самая основная проблема, как выяснил Клив Бэкстер, состоит в том, чтобы найти живое существо, в убийстве которого невозможно никого обвинить. Многие решали по этой причине экспериментировать с наиболее примитивными формами жизни, такими как дрожжи и грибы, либо с семенами и небольшими растениями [389].
Другая проблема заключается в необходимости предотвратить ненамеренный эффект «распыления»: что, если целитель слегка не в форме и человеку будет отправлено негативное намерение? Канадская целительница Ольга Уоррел отказалась работать с негативным намерением как раз по этой причине. Она волновалась, что ее негативное намерение может с бактерий распространиться на человека, которому она пытается помочь [390].
Один из самых первых экспериментов, посвященных негативному намерению, был проведен Джином Барри, президентом Международного метафизического института. Барри исследовал бактерии и грибки. Какими бы незначительными ни казались эти низшие организмы, Барри, будучи врачом, понимал их ключевую роль в поддержании здоровья и развитии болезней. Если намерение может истреблять эти маленькие организмы, то люди смогут получить больше контроля над своим здоровьем.
Барри решил подвергнуть проверке влияние негативного намерения на грибы, называемые ризоктонией. Это отдаленная родственница обычных грибов, напоминающая внешне тонкие волоски, является врагом для 500 сельскохозяйственных культур. Фермеры называют ее черным грибковым налетом. Она обычно поражает плоды и корни, останавливая рост и постепенно поедая растение. Никто не стал бы жалеть о появлении способа контролировать эту садовую угрозу.
Барри поместил ризоктонии в несколько экспериментальных чашек Петри [391] и соотнес их с контрольной группой таких же грибов, растущих в тех же условиях. Он собрал 10 добровольцев и каждому из них дал по 5 экспериментальных чашек Петри и 5 контрольных популяций грибов. В определенное время каждый доброволец должен был послать намерение замедлить рост грибов в экспериментальных чашках Петри. После эксперимента лаборант замерил рост каждой группы грибов, отмечая ее границы на бумаге. Из 195 емкостей, на которые направлялось негативное внимание, в 151 (77 процентов) грибов было меньше, чем в среднем по контрольной группе [392].
Исследование Барри было успешно повторено исследователями из университета Теннеси, хотя их исследование включало PI изучение влияния на расстоянии; на этот раз волонтеры, отправлявшие намерение, были в 24 километрах от грибов [393].
Подобное исследование было проведено Кэрроллом Нэшем, директором отделения парапсихологии в университете Святого Джозефа в Филадельфии, но на кишечных палочках — микробах, имеющих непосредственное отношение к людям. Миллионы этих бактерий, помогающих переваривать еду и сдерживать размножение вредоносных бактерий, мирно живут в кишечнике. Палочки также помогают усваивать лактозу — сахар, содержащийся в молоке. Однако, как и многие другие микробы, кишечные палочки могут внезапно стать очень недружелюбными, перемещаясь по пищеварительному тракту или мутируя в опасную форму, вызывая заболевание. Многие токсичные элементы также присутствуют в еде. Кишечные палочки очень интересовали Нэша. Если люди смогут контролировать их рост, то смогут избежать серьезных кишечных инфекций и улучшить состояние своего пищеварительного тракта в целом.
Нэш решил выяснить, может ли психическое воздействие повлиять на уровни мутации кишечной палочки. Обычно вначале своего существования популяции палочки не в состоянии перерабатывать лактозу, но после мутаций, происходивших на протяжении многих поколений, новая популяции может это делать. Темп этого процесса обычно предсказуем. Нэш хотел посмотреть, смогут ли его добровольцы замедлить или ускорить его. Чтобы выяснить скорость роста этих крошечных организмов, Нэш применил электрофотометр, который считает микробов, фиксируя малейшие изменения в плотности среды, в которой они, как предполагается, находятся.
Каждый из его 6 участников-студентов получил 9 экспериментальных емкостей, где находились бактерии, перерабатывающие лактозу, и бактерии, еще не способные этого делать. Студенты должны были психически запустить трансформацию немутиро-вавших бактерий в трех первых экспериментальных емкостях. В трех следующих экспериментальных емкостях они должны были попытаться замедлить процесс мутации. И последние три, контрольные, не должны были подвергаться никакому влиянию. После обработки результатов Нэш увидел большее количество мутантов, чем в норме, в емкостях, получающих мысленную положительную стимуляцию к мутации. В тех емкостях, которым отправлялось намерение сдержать мутации, мутантов было меньше, чем в норме, хотя самый значительный эффект наблюдался в случае негативного намерения.
Исследование Нэша имело интересное завершение: он не уточнил, откуда именно должно исходить психическое влияние. Волонтеры могли посылать свои мысли, выбрав свое местоположение самостоятельно. Когда Нэш соотнес различия в результатах с местом, откуда намерение передавалось, проявилась закономерность. Студенты, посылавшие позитивные намерения, были наиболее успешны, если они выполняли свое задание в лаборатории; а те, кто посылал негативное намерение, получали лучшие результаты, если делали это вне лаборатории. Исследователи в Теннеси, которые повторили исследование Барри, также выяснили, что негативное намерение наиболее эффективно, если его посылать, находясь на расстоянии. Позитивное намерение работало лучше всего в присутствии объекта, а негативное — когда объект недоброго намерения находился вне поля зрения [394].
Эти ранние исследования продемонстрировали несколько важных аспектов намерения. Мысли достигают цели весьма точно; хотя их влияние на живые существа может варьировать в значительной степени, в зависимости от природы намерения — позитивной или негативной. Наше местоположение во время отправления мысленного намерения также влияет на успех. Близость к объекту при отправлении позитивного намерения или отдаленность от него при отправлении намерения негативного может усилить эффект.
Следующим после человека объектом экспериментальных исследований являются его клетки. Если вы можете доказать влияние на важнейший компонент живого существа, то, вероятнее всего, тот же самый эффект будет наблюдаться и в целом организме. Доктор Джон Кмец, коллега Уильяма Брауда из Сан-Антонии, Техас, решил исследовать влияние негативного намерения на рак. Он не мог проверить свою теорию на живых людях и решил поместить раковые клетки шейки матки в пластиковую емкость. Кмец привлек к исследованию Мэтью Маннинга, одаренного британского целителя.
Маннинг посылал негативные намерения, либо прикасаясь к емкости с клетками, либо на расстоянии, находясь внутри электромагнитно экранированной комнаты. Затем Кмец применил специальное оборудование, чтобы определить количество раковых клеток в емкости. Обычно раковые клетки, обладающие положительным зарядом, прижимаются к стенке пластиковой емкости, притянутые ее негативным электростатическим зарядом. Повреждение клетки заставит ее переместиться прочь от стенки. Измерительные приборы Кмеца продемонстрировали, что Маннинг разрушил клетки [395]. Удивительные целительские способности Маннинга были перевернуты с ног на голову: в этом исследовании он превратился в «машину для убийств».
Практикующие цигун открыто признают, что намерение имеет силу поддерживать или разрушать. Действительно, китайское название для передачи ци, или жизненной энергии, с помощью намерения переводится как «мирный ум», а передача негативной ци — как разрушающий ум [396]. Множество исследований цигун, проведенных в Китае, были собраны в базу данных. Многие из этих исследований предоставляют свидетельства того, что «разрушающий ум» может убивать человеческие раковые клетки и опухоли у мышей, снижать количество кишечных палочек и подавлять активность амилазы — энзима, помогающего перевариванию углеводов [397].
Одно исследование растений, проведенное на первой всемирной конференции обмена научными знаниями о цигун в Пекине в 1988 году, было направлено на изучение влияния ци на рост традесканции. Мастер ци должен был повредить один из механизмов саморазрушения растения. Это повреждение заставило бы растение жить дольше, чем обычно [398]. Мастеру было необходимо точно направить свое негативное намерение, чтобы оно повредило лишь один аспект растения и сохранило все остальные. Чтобы зафиксировать любые незначительные изменения в здоровье растений во время эксперимента и любые повышения или понижения количества клеток, исследователи использовали микроядерный метод, разработанный в государственном институте Западного Иллинойса. В процессе исследования мастер цигун продемонстрировал выдающуюся способность посылать определенным частям растения точные инструкции, часть которых является положительными, а часть — отрицательными [399].
Подобное исследование было проведено исследователями Национального медицинского колледжа Янг Минг и Национальным исследовательским институтом китайской медицины в Тайпе, Тайвань. На этот раз мастер цигун поочередно направлял положительные и отрицательные намерения сперматозоидам кабана и человеческим фибробластам, которые являются соединительной тканью тела. Через 2 минуты действия негативного намерения уровень роста и синтеза протеина в клетках упал на 22-53 процента. Когда мастер цигун переменил намерение и направлял в течение 10 минут положительное намерение, все активность клеток увеличилась на 5-28 процентов [400]. В другом надежном исследовании, проведенном школой медицины Монт Синай, два мастера цигун смогли снизить процесс, связанный со сжатием мускулов, на 23 процента [401].
Эти исследования подняли очевидный вопрос: что же более действенно — позитивная или негативная мысль? В некоторых исследованиях намерение навредить оказывается более сильным, но это имеет смысл в исследованиях, подобных исследованию Бласбэнда, когда гораздо легче повредить здоровую систему, чем сделать ее еще более здоровой, либо починить нечто сломанное или упорядочить хаотичную систему [402]. Тем не менее, эффективное намерение любой модальности требует упорядоченной и сосредоточенной мысли. Сколько негативных намерений направляется кем-либо, кто настолько же гармоничен, как мастер цигун?
Хотя негативное намерение кажется способным нарушить самые фундаментальные биологические процессы при точном его направлении [403], результаты одного исследования указывают на то, что для целительства вовсе не обязательно требуется негативное намерение. Леонард Ласкоу, американский гинеколог и целитель, был нанят американским биологом Гленом Рейном, чтобы найти самую эффективную целительную стратегию для замедления роста раковых клеток. На основании личного опыта Ласкоу верил в необходимость установления эмоциональной связи с объектом, даже с раковыми клетками, перед направлением намерения. Рейн подготовил пять чашек Петри с одинаковым количеством раковых клеток, а затем попросил Ласкоу передавать различные виды намерения, держа по очереди все чашки в руках. Первое намерение Ласкоу состояло в том, чтобы естественный порядок был восстановлен и уровень роста клеток вернулся к норме.
При работе со следующей чашкой он использовал даосскую визуализацию, представляя, что в емкости остались только три раковые клетки. Он не передавал намерения третьей чашке, а просто просил Бога направить Его силу через руки Ласкоу. Он посылал раковым клеткам в четвертой чашке безусловную любовь. Во время этого процесса он медитировал в состоянии любви и сострадания, что во многом напоминало действия буддистов Дэвидсона. И последней чашке Ласкоу передал свое единственное по-настоящему негативное намерение, представляя себе, что клетки исчезают, превращаясь в свет или «пустоту». Рейн ставил выбор мысленных образов Ласкоу, поскольку он не был уверен, какая визуализация лучше всего подойдет для уничтожения чего-либо. Что будет более эффективным: растворить сущность до «конечной точки» (света) или просто дать ей неограниченность (пустоту)? В качестве индикатора эффективности Ласкоу Рейн измерял количество радиоактивного тимидина, впитываемого раковыми клетками, что является показателем роста болезнетворных клеток.
Различные намерения Ласкоу вызвали различные эффекты. Самыми мощными стали ненаправленные намерения, состоящие в том, чтобы клетки вернулись к естественному состоянию, что сократило рост числа раковых клеток на 39 процентов. Подчинение себя Божьей воле без определенного намерения было примерно в половину менее эффективным, замедляя рост клеток на 21 процент, так же как и даосская визуализация. Безусловное принятие ситуации не оказывало никакого влияния, как и визуализация растворения клеток. В этих двух случаях проблема могла состоять в том, что мысль просто не была достаточно сфокусированной.
В последующем исследовании Рейн попросил Ласкоу ограничиться двумя методами: даосской визуализацией и намерением, чтобы клетки вернулись к естественному состоянию. На этот раз он получил одинаковые результаты в обоих случаях, рост раковых клеток был замедлен на 20 процентов. Самый сильный эффект наблюдался, когда он объединил два этих метода, соединив намерение вернуть клетки к естественному состоянию с визуализацией того, что остались только три раковых клетки, тогда рост клеток снизился на 40 процентов. Очевидно, что сочетание просьбы к Вселенной восстановить порядок и воображение определенного результата имело мощный эффект. Рейн попросил Ласкоу повторно применить этот объединенный подход, но направить его влияние на среду, в которой размножались только раковые клетки. Ласкоу достиг тех же результатов, что и при сосредоточении на самих клетках.
Наконец, Рейн попросил применить пять описанных методов для пяти емкостей с водой, которая позже должна была быть использована для создания тканевой среды для раковых клеток. Вода, обработанная намерением «естественного состояния», вновь была наиболее эффективна, снизив рост раковых клеток на 28 процентов. В этом случае вода «сохранила» и передала намерения в среду и от нее — раковым клеткам.
Подход Ласкоу весьма поучителен. Самое эффективное исцеляющее намерение было оформлено как запрос, объединенный с очень детальной визуализацией результата, который вовсе не обязательно должен быть деструктивным [404]. Самым эффективным подходом в целительстве может быть не разрушение источника болезни, а, как и в других формах намерения, перемещение в сторону, отказ от привязки к результатам и подчинение высшей силе, чтобы та восстановила порядок.
Большинство исследований негативного намерения касаются сознательного желания навредить. Меня интересовали те моменты, когда негативное намерение бессознательно. Предположим, кто-то не нравится вам, и вы подсознательно желаете этому человеку зла. Будете ли вы невольно посылать негативное намерение? А что будет происходить в те моменты, когда вы злитесь? Возможно ли, чтобы ваш минутный гнев нанес вред?
Однажды слишком увлеченная уборщица поцарапала все хромированные детали в наших ванных комнатах. Когда я обнаружила это через несколько часов после того, как она покинула наш дом, то так рассердилась, что вынуждена была прилечь. Я только что закончила ремонт, длившийся пять месяцев, в нашем новом семейном доме, и с любовью осматривала весь проект, который стоил больших денег, с таким трудом заработанных. Позже я, к своему ужасу, узнала, что примерно в тот момент, когда я дала выход своей ярости, уборщица выпала из автобуса и сломала ногу. В другой раз я была переполнена гневом на служащую банка, которая не занесла в документацию пополнение счета, что привело к возвращению нескольких счетов. Позже я ужаснулась, узнав, что как раз в тот момент, когда я «выпускала пар», она поскользнулась на тротуаре и выбила себе передние зубы.
Два этих случая всегда вызывали во мне смесь вины и любопытства. Были ли несчастья вызваны мной? Возможно ли насылать проклятье с помощью наших мыслей? Я рассмотрела влияние повседневных негативных мыслей, которые появляются в уме каждого человека изо дня в день. Негативные мысли о себе («Я бесполезен и ленив»)* своих детях («Он такой неряха»; «Она ничего не понимает в математике») могут проявляться в виде физической энергии и стать самовыполняющимся пророчеством. Действительно, в те моменты, когда вы чувствуете необъяснимую неприязнь по отношению к кому-либо, вы можете просто ощущать негативное намерение, направленное на вас. Даже ваше подавленное настроение может оказывать физическое воздействие на людей и других живых существ вокруг вас.
Бернард Град, канадский биолог, обратился ко многим из этих вопросов в исследовании, посвященном влиянию негативных установок на рост растений. Он использовал четыре группы из 18 горшков, в каждом из которых находились 20 семян ячменя. Почва в каждом горшке поливалась однопроцентным раствором соли, чуть менее насыщенным, чем раствор, используемый в больницах для внутривенных инъекций, что замедляло рост растений. Каждый горшок из трех других групп получал соленую воду, но только после того, как воду держал в руках один из трех человек на протяжении получаса. Контрольная группа поливалась раствором, который никто не держал в руках.
Первый сосуд держал в руках целитель, страстно любивший растения. Два других сосуда были отданы двум пациентам: мужчине с психотической депрессией и женщине с невротической депрессией, лечившихся в больнице, где работал Град. Мужчина был настолько депрессивен, что даже не спросил о назначении бутылки, а просто подумал, что Град, одетый в белый халат, был очередным доктором, готовящим его к электрошоковой терапии. Держа в руках бутылку, он повторял, что не нуждается больше в ЭШТ. Женщина же, наоборот, заинтересовалась, когда Град сказал ей, что бутылка является частью эксперимента. Через полчаса, когда он пришел забрать у нее бутылку, он увидел: пациентка укачивала емкость как ребенка.
Этот неожиданный поворот событий волновал Града, так как женщина была выбрана именно потому, что должна была, по идее, находиться в негативном состоянии. А она внезапно снова стала демонстрировать волю к жизни просто при мысли о своем участии в эксперименте. После создания строгой системы, гарантировавшей, что он не будет до конца эксперимента знать, кто обрабатывал каждую бутылку, Град полил водой растения.
Через несколько недель он с удовольствием убедился, что результат более или менее согласовывался с его предсказаниями. Растения, политые водой, заряженной мужчиной с психотической депрессией, росли медленнее всего. За ними следовали контрольные растения, чью бутылку никто не держал. Самые быстрорастущие растения были политы водой целителя, и чуть отставали от них растения, политые водой женщины с депрессией. Казалось, что ее растения росли быстрее благодаря энтузиазму в отношении эксперимента [405].
Кэрролл Нэш попытался провести подобный эксперимент, попросив группу пациентов с диагнозом психоз подержать запечатанные стеклянные бутылки с раствором декстрозы и хлорида натрия в течение получаса. Затем Нэш отлил по 6 мл раствора из каждой бутылки, поместив их в ферментационные емкости. Аналогичные растворы, которые не были «заряжены» пациентами с психозом, были налиты в контрольные емкости. Через 24 часа в каждую емкость были помещены дрожжи. Через два часа Нэш измерил количество углекислого газа, образовавшегося в каждой емкости; затем он проводил регулярные измерения на протяжении шести недель. Потом, когда он сравнил емкости, содержащие «подержанные» растворы с контрольными, он обнаружил, что раствор, находившийся в руках психотических больных, не позволил дрожжам размножаться [406].
Даже глубоко скрытые чувства могут оказывать влияние на людей, о которых мы заботимся. В 1966 году доктор Скотт Уокер из медицинской школы университета Нью-Мексико провел исследование алкоголиков в процессе реабилитации. Он случайным образом разделил группу на две части и попросил членов инициативной группы из Альбукерке молиться за них каждый день на протяжении шести месяцев. Половина участников (некоторые — из группы, получавшей лечение, а некоторые — из контрольной группы) знали, что за них молятся члены их семьи.
В конце шести месяцев Скотт выяснил, что те, чьи родственники и друзья молились за них, пили больше, чем остальные. Молитвы, произносимые теми, кто старался на благо пациентов, приносили обратный эффект.
Скотт предложил интересную интерпретацию. Негативный эффект молитв родственников мог отражать их сложные подсознательные чувства по отношению к алкоголикам. Хотя сознательно они могли желать своим любимым выздоровления, они также могли хотеть, чтобы те продолжали пить, если молящийся является его собутыльником и не желает терять партнера. Или же грубое, эгоистичное поведение алкоголика принесло так много горя родственникам, что те подсознательно хотят его смерти.
Все эти исследования проведены на небольших выборках, но из них можно сделать значительный вывод: даже ваше настроение несет в себе намерение, оказывающее влияние на жизнь вокруг вас. Сознание продолжает оказывать влияние на окружающую действительность, высказываем мы сознательное намерение или нет. Думать — значит влиять. Когда мы сознательно пытаемся повлиять на кого-то с помощью наших мыслей, нам стоит заглянуть в свое сердце в поисках своих истинных чувств, чтобы убедиться, что мы не посылаем испорченной любви.
Эти исследования также свидетельствуют о возможности того, что мысли могут исходить из нас в каждый момент, влияя даже на неодушевленные объекты в зоне нашей досягаемости. О некоторых людях говорят, что они хорошо или плохо влияют на технику, они либо «ангелы», либо «гремлины». Один из отцов квантовой теории, гениальный физик-теоретик, был известен своим мощным негативным силовым полем. Когда он приходил в свою лабораторию, приборы прекращали работать, ломались и даже разваливались [407].
Я в первую очередь гремлин. В те редкие моменты, когда я нахожусь в плохом настроении, все компьютеры в офисе ломаются одновременно. Однажды, в особенно неудачный день, я отправилась на работу и попыталась попользоваться почти всеми компьютерами в офисе моей компании. Один за одним они «умирали». Когда один из лазерных принтеров завис в тот момент, когда я пыталась сделать копию страницы, моя команда вежливо, но твердо выдворила меня из помещения.
Жак Бенвенист обнаружил этот эффект гремлина, когда проводил эксперименты по изучению межклеточных электромагнитных сигналов. В- 1991 году после своих знаменитых исследований «памяти воды» Бенвенист понял, что основная система сигналов, посылаемых друг другу молекулами, является не химической, а электромагнитной. Внутри живой клетки молекулы поддерживают связь не с помощью химических веществ, а с помощью электромагнитных сигналов на низких частотах, и у каждой молекулы есть своя сигнальная частота [408]. До конца своей жизни в 2005 году Бенвенист изучал возможность того, что эти молекулярные сигналы могут быть переданы просто с помощью усилителя и электромагнитных катушек. Он показал возможность влияния на молекулярные реакции в отсутствие самой молекулы, просто с помощью извлечения уникального «звука» этой молекулы.
Один из многочисленных экспериментов Бенвениста, посвященных клеточным сигналам, касался прерывания коагуляции плазмы — желтоватой жидкостной среды крови. Обычно плазменная способность к свертыванию, зависящая от присутствия кальция, может легко контролироваться с помощью метода, при котором из плазмы убирается весь имеющийся кальций, а затем обратно возвращается определенное количество этого минерала. Кроме того, добавление гепарина, вещества-антикоагулянта, препятствует свертыванию плазмы даже при наличии кальция.
В своем исследовании Бенвенист удалял кальций из плазмы и добавлял кальций в воду, но, вместо того, чтобы добавлять в кальциевую воду настоящий гепарин, он просто подвергал воду воздействию «звука» гепарина, передаваемого на электромагнитной частоте гепарина, которую он открыл. Как и во всех его экспериментах, частота гепарина работала так, как будто в наличии были сами молекулы гепарина: если они присутствовали, способность крови свертываться снижалась.
Для проведения эксперимента, чтобы утихомирить критиков и исключить потенциальную возможность человеческого влияния, Бенвенист использовал робота. Робот представлял собой коробку с «рукой», которая двигалась в трех направлениях, добавляя гепарин в воду, содержащую кальций.
После сотен таких экспериментов Бенвенист открыл, что процесс обычно шел гладко, кроме тех дней, когда присутствовала одна женщина — тоже опытный ученый. Бенвенист подозревал, что женщина излучала некие волны, блокировавшие сигналы. Он разработал методы для проверки своей гипотезы и выяснил: женщина действительно излучала мощные, высоко согласованные электромагнитные поля, которые вмешивались в систему коммуникационных сигналов, использовавшуюся в его эксперименте. Каким-то образом женщина действовала, как частотное шифровальное устройство. Чтобы изучить этот феномен, он попросил женщину подержать в руке баночку с гомеопатическими гранулами в течение 5 минут. Когда он исследовал содержимое баночки с помощью своего оборудования, все молекулярные сигналы исчезли.
Так как проблема была, вероятнее всего, электромагнитной, следующим шагом было создание защиты приборов от электромагнитных полей. Но, после того как защита была установлена, механизм перестал хорошо работать. Бенвенист обдумывал эту закономерность в течение нескольких дней. Возможно, причина была связана с положительными влияниями среды, а не просто с отсутствием негативных влияний. Он снял защиту и попросил мужчину, работавшего в этой лаборатории много лет, встать напротив робота. Немедленно робот начал замечательно работать. Как только мужчина ушел, и защита была восстановлена, робот больше не давал подходящих результатов. Это говорило о том, что если некоторые люди затрудняют работу оборудования, то другие ее облегчают. Защита, предназначавшаяся для борьбы с негативными влияниями, заблокировала и влияния положительные.
Бенвенист рассудил, что единственным веществом около робота, чувствительным к позитивной или негативной активности, была вода в бутылке, поэтому он попросил лаборанта подержать эту бутылку у себя в кармане в течение двух часов. Затем он поместил бутылку в механизм, удалил человека из лаборатории и включил защиту. Далее эксперименты, проводимые роботом, не давали сбоев [409].
Эти отдельные истории эффекта гремлина не кажутся такими уж неправдоподобными в свете данных, полученных в лаборатории Принстона, показывающих, что человеческое намерение может делать случайные данные, генерируемые компьютером, более упорядоченными, даже когда намерение не является сознательным и обдуманным. Живое сознание может оказывать значительное влияние на технику, которая к настоящему моменту стала высокочувствительной. Крошечные отклонения в квантовом процессе могут становиться значительными помехами. Мое собственное влияние гремлина оказывается связанным с моментами сильного стресса или возбуждения, но для некоторых людей оно может быть неразрывно связано с самой природой их мышления.
Идея, что мы можем «заряжать» неодушевленные объекты при помощи своих мыслей, является основой темных искусств многих примитивных культур, которые наполняют изображения и куклы Вуду негативным намерением, а затем используют их для нанесения вреда врагам. Куклы и изображения используются с давних времен, но исследований в этой области проводилось мало. Дин Радин однажды провел эксперимент, чтобы проверить эффективность кукол Вуду в качестве инструментов положительного намерения. Он создал небольшое изображение человека, известного группе добровольцев, которые затем направили свои молитвы этой кукле. Молитвы дали ощутимый эффект — пример доброжелательного Вуду.
Если мы можем оказаться невольными жертвами негативного влияния, то стоит ли нам принимать меры, чтобы заблокировать его? Многие экстрасенсы рекомендуют использовать визуализации, чтобы создавать психический образ защищенности, представляя себя, например, внутри гигантского пузыря. Мэри-лин Шлиц и Уильям Брауд проверили эту гипотезу в различных вариантах в своих экспериментах, в которых участвовали 300 добровольцев, разделенных на пары. Члены пар находились в разных помещениях. Один член каждой пары (посылающий) должен был использовать техники визуализации и саморегуляции, такие как релаксация или аутогенная тренировка, чтобы расслабить или зарядить себя энергией. Затем посылающие должны были направить намерение, чтобы вызвать аналогичное состояние у своего партнера (получающего), что фиксировалось с помощью пера полиграфа. Сравнение данных посылающих и принимающих показало, что посылающие оказывали влияние: когда они были расслаблены или активизированы, их состояние повторялось и принимающими.
Принимающие затем визуализировали различные образы, которые действовали в качестве психологического «щита», блокирующего влияние посылающих, любой образ: щит, огромная стена, стальная изгородь, пульсирующий белый свет — все подходило, если давало ощущение безопасности. Эти стратегии были весьма успешными в блокировке нежелательных воздействий [410].
Затем другие ученые из университета Эдинбурга попытались повторить эти исследования в более жестких условиях. Посылающие пытались то успокоить, то активизировать принимающих, которые должны были оставаться открытыми влиянию на протяжении половины сессии, а затем «заблокировать» попытки влияния в течение другой половины сеанса, представив себя завернутыми в «защищающий кокон» или вводя себя в упрямое и невосприимчивое состояние. Тем не менее, во время попыток влияния данные о состоянии получающих были абсолютно идентичны, вне зависимости от того, «пропускали» они это влияние или нет. Наблюдался даже несколько более выраженный эффект, когда получающие пытались блокировать влияние. Эти данные свидетельствуют о том, что обычных ментальных стратегий изолирования или защиты себя может быть недостаточно, чтобы противостоять нежелательному влиянию [411].
Практикующие цигун проходят длительный тренинг, чтобы освоить техники, позволяющие им «замаскироваться» или сделать свое энергетическое поле временно «невидимым», чтобы избавиться от нежелательного влияния. Создание психологической защиты вокруг себя для предотвращения негативных вторжений: со стороны начальника, опытного, от назойливого человека; от недружелюбного соседа, даже от незнакомца, разглядывающего вас в супермаркете, — требует несколько большего, чем просто установка на противостояние или немного воображения.
Ларри Досси однажды написал, что самым мощным средством от негативного намерения является фраза из молитвы: «Защити нас от зла». Я нашла в работе доктора Джона Диамонда и другие способы защиты себя от нежелательных воздействий. Диамонд, психиатр и целитель, был вдохновлен Джорджем Гудхартом, создателем кинезиологии, которая изучает влияние различных веществ на тело. Гудхарт разработал технику «мышечного тестирования», признанную ныне в кинезиологии. Он просил пациента встать лицом к нему, вытянуть левую руку параллельно полу; затем он клал свою левую руку на плечо пациента, чтобы поддерживать его в вертикальном положении, и просил его всеми силами сопротивляться, когда он будет давить на вытянутую руку пациента. В большинстве случаев рука удерживала свое изначальное положение и противостояла нажиму Гудхарта. Однако, если пациент употреблял вредные вещества, такие как пищевые добавки или аллергены, левая рука не выдерживала давления Гудхарта и меняла свое положение.
Диамонд применил это мышечное тестирование для изучения вредоносных мыслей. Когда на пациента воздействовала какая-либо неприятная мысль, «показательная мышца» была слабой. Диамонд назвал это «поведенческой кинезиологией» и проверил ее действенность в качестве инструмента отслеживания человеческих мыслей и тайных желаний на тысячах испытуемых на протяжении многих лет [412].
Диамонд нашел одну мысль, которая может преодолеть любой вид негативного влияния или стрессовую ситуацию. Он называл ее «мыслью, возвращающей домой», потому что она напоминала ему о его молодости в Сиднее, Австралии и серфинге. Когда появлялась большая угрожающая волна, он и его друзья ныряли под воду и держались кончиками пальцев за песок. «Мы поняли, что, когда мы встречаемся со стрессовой ситуацией, мы можем нырнуть, ухватиться за безопасное дно и припасть к своей „скале", пока опасность не исчезнет», — пишет он [413].
Диамонд понял, что «возвращающая домой» мысль, на ко-торую каждый из нас может положиться, является нашим конечным стремлением или целью в жизни. Он считал ее особым даром или талантом каждого человека. Это не только ощущение радости, но способность к единению со Вселенной. Термин «мысль, возвращающая домой» напоминал ему также о радиопеленгаторе, который потерявшиеся пилоты используют, чтобы найти путь домой. Возвращающая домой мысль может помочь каждому, особенно в самые трудные моменты. По словам Диамонда, «она удерживает нас на нашем курсе».
Идеи Диамонда не были подвергнуты научной проверке, но свидетельства эффективности использования бихевиоральной кинезиологии на тысячах пациентов придают им значимость. Когда мы окружены темными намерениями, мы должны защищать себя с помощью мысли о том, ради чего были рождены.
 
ГЛАВА 11
МОЛЯСЬ ЗА ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ
 
Накануне нового тысячелетия Леонард Лейбовичи, профессор медицины в Израиле и эксперт в области больничных инфекций, провел исследование влияния исцеляющей молитвы на примерно 4000 взрослых, у которых начался сепсис во время лечения в больнице. Лейбовичи составил жесткий протокол, использовал генератор случайных чисел для распределения участников в две группы, за членов одной из которых молились, и на протяжении всего исследования сохранял полнейшую анонимность происходящего: ни пациенты, ни больничный персонал не знали, кто проходил лечение. Они даже не знали о том, что проходит исследование. Имена всех участников группы лечения были переданы человеку, который произнес короткую молитву за благополучие и полное выздоровление всей группы в целом. Лейбовичи хотел сравнить три возможных результата в группах: количество смертей в больнице, общая длительность пребывания в госпитале и продолжительность высокой температуры. При обработке результатов он применил несколько статистических мер, чтобы исследовать значимость любых различий. Оказалось, что в группе, за которую молились, произошло меньше смертей, чем в контрольной группе (28,1 против 30,2 процента), хотя различие не было статистически значимым. Однако статистически значимыми были различия между получавшей молитву и контрольной группами, касавшиеся общей тяжести болезни и времени восстановления. У тех, за кого молились, значительно менее продолжительно держалась высокая температура, и сокращался срок пребывания в больнице. В целом, пациенты выздоравливали значительно быстрее, чем контрольная группа.
Тему исследования Лейбовичи (целительное влияние молитвы) с трудом можно назвать новой. Но в его исследовании был один новый аспект. Пациенты находились в больнице в период между 1990 и 1996 годами. Молитвы произносились в 2000 году, от 4 до 10 лет спустя.
Исследование должно было быть своего рода розыгрышем. Британский медицинский журнал (BMJ) опубликовал его в рождественском номере 2001 года [414]. Сразу после изображения группы зловредных бродячих клеток, похожих на северных оленей, следовали шутливые комментарии. Но Лейбовичи не шутил. Он пытался сделать серьезное утверждение самым наглядным способом, каким только мог. Лейбовичи питал особую страсть к математике и статистике и многократно использовал их в своих обзорах и метаанализах при оценке определенных методов. Он даже пришел к заключению, что заболевания и успех лечения могут быть предсказаны с помощью математических моделей [415].
По его мнению, научный метод оскверняется бездумно применяющей его альтернативой медициной. За два года до описываемых событий, тоже в рождественском номере BMJ, он опубликовал статью, где утверждал, что альтернативная медицина, маскируясь под научную медицину, похожа на кукушку в гнезде певчей птицы [416]. Первые писки птенца кукушки неотличимы от звуков других птенцов, а когда она подрастает, ее крики становятся настолько громкими, что они заглушают звуки восьми маленьких птенцов. Родители игнорируют все знаки того, что в их гнезде находится чужак, и продолжают заботиться о птенце кукушки, вплоть до смерти собственных птенцов. Лейбовичи был убежден, что альтернативная медицина не отвечает требованиям научной точности, и что нам не имеет смысла тратить драгоценное время и ресурсы на кукушку в гнезде.
Но в отношении этой статьи казалось, что именно Лейбовичи попусту тратит свое время и силы. Большинство его коллег совершенно не восприняли его аргументов. Два года спустя, почти в тот же самый день, его исследование молитвы было опубликовано в BMJ.
Он хотел, чтобы это исследование продемонстрировало, что попросту невозможно использовать научный метод для объяснения таких субъективных явлений, как молитва. Вместо этого все восприняли исследование серьезно. Сотни скептиков высмеивали эксперимент. Как написал один корреспондент, если бы было возможным нарушать направление времени таким образом, то кто-нибудь мог бы отправиться в прошлое и предотвратить Холокост, убив Гитлера [417].
В поддержку Лейбовичи многие ученые, интересующиеся парапсихологическими исследованиями, утверждали, что исследование подтверждает эффективность молитвы в любой временной период. Ларри Досси, публикующий много материала о «нелокальности» сознания и целительстве [418], прокомментировал, что Лейбовичи перевернул наши «привычные представления о времени, пространстве, молитве, сознании и причинности» [419]. Многие другие считали, будто Лейбовичи погубил тот самый тщательный дизайн его исследования. В исследовании Лейбовичи присутствовал лишь один молившийся человек, который посылал молитву одновременно каждому пациенту в группе лечения, и многие сторонники альтернативной медицины не верили, что эксперимент, как и другие исследования молитвы, страдал от тех же проблем с дизайном. Всем откликнувшимся Лейбовичи ответил в разделе «Письма в редакцию» BMJ:
«Цель экспериментов может быть выражена следующим вопросом: поверители вы в исследование, которое выглядит методически корректным, но направлено на изучение чего-либо, абсолютно не вписывающегося в человеческую модель физической реальности, например, ретроактивного вмешательства или плохо очищенной воды при лечении астмы?» [420]
Оно было ошибочным, сообщил он, потому что оно должно было быть ошибочным. Статистика сплелась в узел и сошла с ума. Для прояснения своих мотивов он добавил:
«Статья никак не связана с религией. Я верю, что молитва дает утешение и поддержку верующему. Я не верю, что ее нужно исследовать в контролируемых экспериментах».
Его целью было:
«С самого начала подчеркнуть, что эмпирические методы не могут применяться к вопросам, которые находятся вне научной модели физического мира. Или, выражаясь более формально, если экспериментальная вероятность, существующая перед проведением эксперимента, неизмеримо мала, то полученные результаты ее не поменяют, и эксперимент проводить не следует».
Хотя он намеревался использовать науку, чтобы доказать абсурдность альтернативной медицины, в действительности он доказал многим людям, что мы можем молиться сегодня и влиять на что-то, произошедшее вчера. Лейбовичи глубоко сожалел о своем исследовании и отказался его обсуждать [421]. Несмотря на все его усилия применить рассудок и логику в медицине, именно это исследование люди будут помнить лучше всего: исследование, показавшее, что мы можем вернуться назад и изменить прошлое.
Одно из самых распространенных предположений относительно намерения состоит в том, что оно действует согласно общепринятому закону причины и следствия: причина всегда должна предшествовать следствию. Если А служит причиной Б, то А должно произойти первым. Это предположение отражает наши глубочайшие убеждения в том, что время течет вперед, и это единственно возможное направление его движения. Такое положение подкрепляется в каждый момент нашей повседневной жизни. Сначала мы заказываем кофе, а затем официантка нам его приносит. Сначала мы заказываем книгу в Интернет-магазине, а затем получаем ее. И самым ощутимым свидетельством направленности времени является наше физическое старение, мы рождаемся, стареем и умираем. Так же мы верим, что последствия наших намерений могут обнаружиться только в будущем.
Однако значительное количество научных данных о намерении нарушает эти базовые допущения причинности. Исследования демонстрировали явно выраженные эффекты обратимости времени, когда результат предшествует причине. Исследование Лейбовичи было уникальным в том, что оно было проведено «назад во времени»: исцеляющее намерение должно было оказать влияние на то, что уже произошло. Но для многих передовых ученых этот эксперимент просто представлял естественный вид эффектов смены времени, которые регулярно наблюдаются в лабораториях. Более того, некоторые из самых значительных эффектов происходят, когда намерение направляется вразрез со строгими законами временной последовательности.
Исследования, подобные проведенному Лейбовичи, наталкивают на самую невероятную идею: мысли могут оказывать влияние, вне зависимости от того, когда эта мысль возникла, и. фактически, могут работать лучше, если их применять вне привычных временных рамок причинности.
Роберт Ян и Бренда Дании из ЛИТА столкнулись с этим феноменом, когда они исследовали смещение времени в своих экспериментах с генератором случайных событий. В некоторых из 87 тысяч проведенных экспериментальных попыток добровольцев просили попытаться оказать влияние на работу генератора в период от трех дней до двух недель после того, как машина сгенерировала данные. В целом «смещенные во времени» эксперименты дали даже более значительные результаты, чем стандартные эксперименты [422]. Ян и Дании посчитали эти данные незначительными только потому, что количество экспериментов, проведенных таким образом, было незначительным по сравнению с остальными данными. Тем не менее, сама идея, что намерение может одинаково эффективно действовать в прошлом, в будущем или последовательно, заставила Яна осознать: все традиционные представления о времени должны быть пересмотрены [423]. Факт, что влияние было даже более значительным в исследованиях со смещением времени, указывал: мысль имеет больше силы, когда ее передача осуществляется вне рамок обычного времени и пространства.
Влияние на прошлое было подробно изучено датским физиком Диком Бирманом и его коллегой Хупом Хоткупером из университета Амстердама [424], а позже Гелматом Шмидтом, талантливым физиком из Локхид Мартин. Шмидт провел еще один вариант исследования влияния, смещенного во времени, на результат работы генератора случайных чисел. Он хотел определить, сможет ли чье-либо намерение повлиять на работу машины после того, как она уже совершилась. Шмидт присоединил свой генератор случайных чисел к аудиоустройству, которое в случайные моменты издавало щелчок. Этот звук записывался и прослушивался через наушники, направляясь либо в левое, либо в правое ухо. Затем он включил машину и записал звуки, сделав так, что никто, включая его самого, их не слышал. После копирования записи-образца (и вновь ее никто не слышал) он запер первоначальную запись, чтобы исключить возможность обмана, и на следующий день вручил копии студентам-медикам. Задача добровольцев состояла в том, чтобы прослушать запись и направить намерение так, чтобы больше звуков-щелчков приходило на левое ухо. Шмидт также создал контрольные записи, запустив аудиоустройство, но влиять на щелчки никого не просил. Как и предполагалось, «правые» и «левые» щелчки на контрольных записях распределились более или менее равномерно.
После того, как участники окончили свои попытки повлиять на записи, Шмидт провел компьютерный анализ студенческих записей и первоначальной записи, которая прежде была заперта. Необходимо было определить, проявились ли какие-либо отклонения от обычного случайного распределения. После более 20 тысяч таких попыток, проведенных в период между 1971 и 1975 годами, Шмидт получил значимый результат: на 55 процентах как копий, так и первоначальных записей, было больше щелчков в левом ухе, чем в правом. И оба набора записей прекрасно соответствовали друг другу.
Шмидт был убежден, что понял механизм действия полученных им результатов. Его участники не изменяли запись после ее создания. Их влияние «вернулось назад во времени» и повлияло на работу машины в тот момент, когда эта запись была сделана [425]. Они изменили работу машины так же, как если бы присутствовали в момент создания записи. Они не изменяли уже случившееся прошлое, они повлияли на прошлое тогда, когда оно разворачивалось, будучи настоящим, поэтому оно стало таким, какое есть.
Шмидт постоянно работал над планом своих экспериментов со сдвигами времени, постепенно привлекая для участия в них людей, обучающихся восточным единоборствам и обладающих значительным опытом в области контроля сознания. В одном исследовании он использовал счетчик ретроактивного распада, чтобы сгенерировать случайные цифры, визуально предъявляемые испытуемым. Ученики сидели напротив экрана и пытались мысленно влиять на цифры в определенном статистическом распределении. И вновь он получил очень значимые результаты, шансы против того, что это было случайное совпадение, составляли 1000 : 1. Каким-то образом намерение учеников «вернулось назад во времени», повлияв на события, происходившие ранее [426].
Смещенное во времени намерение было успешно применено и по отношению к живым существам. Немецкий парапсихолог Элмар Грубер из института психологии и психогигиены во Фрейбурге провел серию оригинальных экспериментов, направленных на изучение того, можно ли оказать влияние на движения животных и людей уже после их совершения. В его первых экспериментах участвовали грызуны, крутящие беговое колесо и передвигающиеся внутри больших клеток. Специальный прибор считал количество оборотов колеса. Пучок света в клетке также был оснащен записывающим устройством, фиксирующим, контактировал ли с ним грызун. Он также просил группу людей-добровольцев прогуливаться по помещению, через которое проходил чувствительный луч, присоединенный к записывающему устройству, чтобы отмечать все моменты, когда добровольцы его пересекали.
Грубер затем перевел каждый оборот колеса или контакт с лучом в звук щелчка. Щелчки были записаны и скопированы, а оригиналы заперты для того, чтобы избежать подлога. 1-6 дней спустя волонтеров попросили послушать записи и попытаться повлиять на грызунов, чтобы те бегали быстрее, чем обычно, или, чтобы люди пересекали луч чаще. Успех выразился бы в большем количестве щелчков, чем обычно. Грубер использовал каждую запись по 20 раз и каждый раз сравнивал записи, использованные волонтерами, с записями, сделанными тогда, когда животные и люди не подвергались влиянию на расстоянии. 4 из 6 групп исследований достигли значительных результатов, а в трех из них эффект был больше, чем 0,44.
Размер эффекта является статистическим понятием и используется для демонстрации размера изменений. Он вычисляется с помощью нескольких факторов, обычно при сравнении двух групп, в одной из которых произошли изменения. Размер эффекта ниже 0,3 считается маленьким, размер между 0,3 и 0,6 считается средним, а выше 0,6 — значительным. Аспирин, считающийся одним из самых действенных лекарств, предотвращающих сердечные приступы, имеет эффект всего в 0,032 — более, чем в 10 раз ниже, чем размер эффекта, полученный Грубером. В экспериментах с колесом, вращаемым грызунами, размер эффекта [427] составил 0,7. Если бы эти результаты были получены при испытании лекарства, Грубер считался бы первооткрывателем одного из величайших средств по спасению жизни из когда-либо существовавших.
Грубер провел еще шесть экспериментов. В одном исследовании он записывал, сколько раз люди в венском супермаркете пересекали чувствительный луч, а затем отмечал, сколько раз луч пересекали машины, проезжающие через различные тоннели в Вене в час пик. Эти записи вновь были переведены в щелчки, а записи щелчков хранились на протяжении 1-2 месяцев перед тем, как их получили волонтеры, которых попросили повлиять на скорость пешеходов или машин. На этот раз он решил включить в группу влияющих несколько людей с экстрасенсорными способностями. Грубер также создал аналогичные записи в качестве контрольных, не подвергающихся влиянию. И снова при сравнении с этими записями результаты были высоко значимыми: все, кроме одного, испытания, проводившиеся в автомобильных тоннелях, показали значительный размер эффекта. В двух испытаниях размер эффекта был огромным [428] (0,52 и 0,74).
Возможно ли ретроактивно предотвратить заболевание, после того как оно поразило своего хозяина и распространилось по организму? Фонд Хирона в Нидерландах провел интересное исследование, чтобы проверить это, кажущееся невозможным, предположение. Множество крыс были случайным образом разделены на две группы, представители одной группы были заражены паразитической инфекцией крови. Эксперимент был анонимным, так что даже сами экспериментаторы не знали, какие животные были больны, а какие — нет, до того, как исследование было закончено. Целитель получил фотографии крыс после инфицирования и должен был попытаться предотвратить распространение паразитов. После заражения животных пробы крови брались через равные интервалы времени. Исследование проводилось три раза, и каждый раз в нем принимало участие все большее количество крыс. Два исследования продемонстрировали средний размер эффекта [429] (0,47).
Психолог Уильям Брауд задал один из самых провокационных вопросов: возможно ли «изменить» свою собственную эмоциональную реакцию на событие? Чтобы это проверить, он провел несколько исследований, направленных на изучение смещенного во времени влияния на нервную деятельность. Брауд сделал несколько записей кожной электрической активности (КЭА) добровольцев, использовав стандартный детектор лжи, вполне способный показать, спокоен человек или нервничает. Затем Брауд попросил участников взглянуть на свои собственные записи и попытаться повлиять на них, посылая намерение, чтобы или успокоить, или активизировать свою собственную симпатическую нервную систему. Другие записи участников использовались для контроля. Позже он сравнил записи, на которые оказывалось влияние, с контрольными, и выяснил: записи, подвергшиеся влиянию со стороны волонтеров, указывали на гораздо более спокойное состояние, чем контрольные записи. В целом, эти исследования дали небольшой, значимый размер эффекта (0,37), став первым свидетельством того, что люди могут переписывать свои собственные эмоциональные истории [430]. Гелмат Шмидт успешно провел подобное исследование, изменив свой собственный, записанный ранее ритм дыхания, и показал, таким образом, что возможно ретроактивно изменять и свое собственное физическое состояние [431].
Дин Радин провел тестирование кожной электрической активности, подобное тому, что использовал Брауд, но добавил расстояние к временной удаленности объекта влияния. Через два месяца после проведения тестирований Радин отослал копии данных проб электрической активности кожи целителям в Бразилию и попросил их оказать на активность успокаивающее влияние. После проведения 21 подобного эксперимента Радин получил эффект 0,47, сходный с размером эффекта у Брауда [432].
Радин также исследовал, могут ли события в будущем при определенных условиях оказывать влияние на предшествующие им реакции нервной системы. Он мудро использовал странный психологический феномен, называемый «Струп-эффектом» в честь открывшего его психолога Джона Ридли Струпа [433], автора эксперимента, повлиявшего на психологию в целом. В тесте Струпа представлен список названий цветов (например, зеленый), напечатанных другим цветом. Струп выяснил, что, когда человека просят прочитать название цвета как можно быстрее, ему требуется гораздо больше времени, если название цвета не соответствует цвету чернил (например, если слово «зеленый» напечатано красным), чем если название и цвет шрифта совпадают (например, если слово «зеленый» напечатано зеленым).
Психологи убеждены, что этот феномен связан с различиями во времени, необходимом мозгу, чтобы переработать образ (сам цвет) и чтобы переработать слово (название цвета).
Шведский психолог Холгер Клинтман разработал свой вариант теста Струпа. Он просил добровольцев как можно быстрее определить цвет прямоугольника, а затем ответить, соответствует ли этот цвет тому цвету, название которого было написано на карточке, показанной несколькими секундами позже. Наблюдался большой разброс во времени, требующемся испытуемым, чтобы определить цвет прямоугольника. Клинтман выяснил, что определение цвета прямоугольника происходило быстрее, когда цвет соответствовал тому названию, которое показывалось сразу после этого [434]. Количество времени, необходимое людям, чтобы определить цвет прямоугольника, казалось, зависело от второго задания, состоящего в определении того, соответствует ли предъявляемое слово цвету прямоугольника. Клинтман назвал это «отсроченной во времени интерференцией». Другими словами, последующий эффект влиял на реакцию мозга на первый стимул.
Радин провел более современную версию исследования Клинтмана. Его участники сидели напротив экрана компьютера и определяли с наибольшей возможной скоростью цвета прямоугольников, появляющихся на экране, нажимая на буквы, соответствующие первым буквам названий цветов. Затем изображение на экране сменялось названием цвета, и волонтер должен был нажать или «д» (да), подтверждая, что название цвета соответствовало цвету треугольника, или «н» (нет), указывая на несоответствие. Радин изменял вторую часть эксперимента. Определив цвет прямоугольника, участник нажимал на клавишу с первой буквой названия цвета, которым было написано слово. Например, если появлялось слово «зеленый», но оно было написано синим, то волонтеру следовало нажать клавишу «с».
В четырех исследованиях, состоявших из более чем 5000 проб, был продемонстрирован ретрокаузальный эффект. Значительная корреляция была обнаружена в двух других исследованиях, третье было погранично значимым [435]. Каким-то образом на время, необходимое для выполнения второго задания, влияло время, затраченное на выполнение первого. Радин заключил, что его исследования служат подтверждением эффекта смещения времени в нервной системе. Следствия этого заключения огромны. Наши мысли о чем-либо могут влиять на время, затраченное нами на реакцию в прошлом.
Одним научно признанным способом исследования общей силы эффекта является объединение всех исследований по определенной теме в то, что называется «метаанализом». Проанализированные таким образом 19 исследований влияния на прошлое дали удивительный общий результат [436]. Уильям Брауд подсчитал, что общий размер эффекта составил 0,32. Хотя эта цифра считается показателем малого эффекта, она в 10 раз превосходит размер эффекта большинства прописываемых лекарств, таких как анаприлин, которые признаются очень эффективными.
Другой анализ всех лучших исследований смещения времени был проведен в 1996 году Диком Бирманом, экспериментальным физиком из университета Амстердама. В статистике лучший способ оценить эффект состоит в том, чтобы выяснить, насколько он отклоняется от среднего показателя. Статистики часто вычисляют распределение хи-квадрат, для чего на график заносятся квадраты всех индивидуальных показателей. Любое отклонение от случайного распределения, положительное или отрицательное, проявится в виде отклонения на четком графике. Бирман обнаружил значительные вариации между отдельными исследованиями, но все вместе они представляли результаты, вероятность случайного получения которых равнялась одному против 630 миллиардов [437].
Интерпретация лабораторных данных об отсроченном во времени влиянии свидетельствует о невообразимом: намерение способно возвращаться назад по линии времени и влиять на события, произошедшие в прошлом, или эмоциональные и физические реакции в тот момент, когда они происходили. Центральными проблемами с перемещениями «назад в будущее» и манипулированием нашим собственным прошлым являются логические трудности, в которых запутывается разум. Как утверждал в 1956 году английский философ Макс Б л эк, если А вызывает Б, но происходит после Б, Б часто предотвращает А. Следовательно, А не может вызывать Б.
Этот момент был упущен в фильме «Терминатор». Если киборг Шварценеггер возвращается назад и убивает Сару Коннор, чтобы та не рожала Джона Коннора, то в будущем не развернулась бы война между людьми и машинами. Терминатору, на самом деле, не только не нужно возвращаться назад во времени, он сам уже не является необходимым.
Британский психолог Дэвид Виггинс создал подобный сценарий, чтобы проиллюстрировать логические затруднения, сопутствующие идее машины времени. Представим, что молодой человек является внуком жестокого лидера фашистского движения. Он решает вернуться назад, чтобы убить своего деда, чтобы предотвратить его приход к власти. Но, если он это сделает, то его мать может не родиться, и сам он перестанет существовать.
Тем не менее физики больше не считают возврат в прошлое несовместимым с законами природы. Более сотни статей в научной литературе посвящены тому, как законы физики могут объяснять смещение времени [438]. Некоторые ученые предположили, что скалярные волны (вторичные волны в нулевом поле) позволяют людям производить изменения в пространстве-времени. Эти вторичные поля, созданные движением субатомных частиц, взаимодействующих с нулевым полем, являются рябью на поверхности пространства-времени и могут перемещаться быстрее скорости света. Скалярные волны обладают поразительной мощью: единица энергии, произведенной лазером в таком состоянии, будет превышать энергию, вырабатываемую всеми атомными станциями мира [439].
Некоторые технологии, например, квантовая оптика, используют лазерные вибрации, чтобы сжать нулевое поле так, что оно создает негативную энергию [440]. Общепризнанным фактом в физике считается, что негативная энергия способна изгибать пространство-время. Многие теоретики полагают, что негативная энергия позволит нам путешествовать через пространственно-временные тоннели на огромных скоростях, создавать машины времени и даже помогать людям летать.
Когда электроны плотно соприкасаются друг с другом, плотность потока виртуальных частиц, непрерывно создаваемых нулевым полем, возрастает. Эти плотные выбросы организуются в электромагнитные волны, которые расходятся в двух направлениях, и, таким образом, могут передвигаться «вперед и назад» во времени [441].
Физик Эван Харрис Уокер первым предположил, что ре-тровлияние может быть объяснено квантовой физикой, если мы просто примем во внимание эффект наблюдателя [442]. Уокер и позже Генри -Стапп, физик, изучающий элементарные частицы в университете Калифорнии в Беркли, который выполнял роль независимого наблюдателя в последнем исследовании восточных единоборств Гелмата Шмидта, полагали, что «нелинейная квантовая теория» поможет объяснить все случаи влияния на прошлое. В линейной системе, такой как современная квантовая механика, поведение системы может с легкостью быть описано: 2 + 2 = 4. Поведение системы складывается из суммы ее частей. В нелинейных системах 2 + 2 может равняться 5 или даже 8. Поведение системы есть нечто большее, чем сумма ее частей, но насколько большее, мы не всегда можем предсказать.
По мнению Уокера и Страппа, применение квантовой теории к нелинейной системе позволило бы им включить в уравнение еще один неучтенный элемент — человеческий разум. В исследовании, проведенном Шмидтом на людях, обучающихся восточным единоборствам, цифры, появляющиеся на экране, оставались в своем «потенциальном» состоянии всех возможных сочетаний до тех пор, пока за ними не начали наблюдать люди. В этот момент ментальное намерение студентов и цифры на экране не вступили в квантовое взаимодействие. Согласно Стаппу, физическая вселенная существует как набор «тенденций» со «статистическими связями», протянувшимися между событиями. Хотя цифровая последовательность была записана, она разделяется на несколько каналов со всеми возможными результатами. Когда человек наблюдает за цифрами, его мозг воспринимает такое же количество каналов. Намерение избирает определенный канал и с помощью цифр «собирает» каналы в единое целое [443]. Человеческая воля, наше намерение, всегда создает реальность.
Другая возможность такова, что вся информация во Вселенной доступна нам в каждый момент, и время существует в виде одного гигантского размытого настоящего. Брауд высказывал предположение, что предчувствия будущего могут быть актом обратного смещения времени — будущее событие каким-то образом передвигается назад во времени, влияя на наше состояние в настоящем. Если вы просто перевернете предчувствие и назовете его обратным влиянием, в котором будущее влияет на настоящее, вы будете пользоваться той же моделью, что и при исследованиях влияния на прошлые события. Все предчувствия могут быть свидетельством обратного влияния [444], все будущие решения могут влиять на прошлое.
Существует также вероятность, что на самом фундаментальном уровне нашего существования нет последовательного времени. Чистая энергия в том виде, в каком она существует на квантовом уровне, не имеет ни пространства, ни времени, а существует как огромный колеблющийся заряженный континуум. Мы, в каком-то смысле, являемся и пространством, и временем. Когда мы привносим энергию в сознание через акт восприятия, мы создаем разделенные объекты, существующие в пространстве вдоль определенной шкалы. Учитывая время и пространство, мы создаем свою отделенность и наше собственное время.
Согласно Бирману, обратное влияние есть ни что иное, как свидетельство того, что настоящее есть просто условность, и нелокальность пронизывает как время, так и пространство. В каком-то смысле наши будущие действия, решения и возможности помогают создавать наше настоящее. Согласно этой точке зрения, на наши действия и решения в настоящем непрерывно влияют наши будущие «Я».
Это объяснение было поддержано результатами простого эксперимента, проведенного Влатко Ведралом и одним из его коллег из университета Вены, Каславом Бракнером, сербом, который смог покинуть Югославию во время гражданской войны. Как и Ведрал, он проводил много времени в венской лаборатории Зейлинджера.
Когда Бракнер присоединился к Ведралу в Лондоне во время годового обучения в Императорском колледже, он начал размышлять о квантовых вычислениях и том, что они в миллиарды раз быстрее, чем классические вычисления. Когда квантовый компьютер будет, наконец, разработан, он будет в состоянии обшарить каждый уголок Интернета за полчаса [445]. Могло ли это огромное преимущество в скорости как-то относиться к неравенству Белла, известному тесту нелокальности? Белл показал, что связь на расстоянии, существующая между двумя частицами, даже если они разделены огромным расстоянием, «нарушает» наши ньютонианские представления о разделенности в пространстве.
Мог ли тот же самый тест быть использован для демонстрации того, что ограничения, управляющие временем, так же нарушаются? Бракнер предложил Ведралу провести с ним серию мысленных экспериментов. Их эксперимент основывался на признанной наукой данности: в процессе развитии частицы измерение, сделанное в определенный момент, будет абсолютно независимым от измерения, сделанного позже или раньше. В данном случае «неравенство» Белла будет относиться к различиям в двух измерениях, сделанных в разное время.
Для своего эксперимента им не требовались две частицы, они могли спокойно убрать частицу «Боба» и сосредоточиться на фотоне «Эллис». Задача теперь состояла в том, чтобы провести теоретические вычисления поляризации Эллис в два различных момента времени. Если квантовые волны ведут себя подобно скакалке, раскачиваемой с одной стороны, то направление, в котором движется скакалка, называется поляризацией. Чтобы математически оформить свою временную последовательность, Бракнер и Ведрал использовали то, что называется абстрактным пространством.
Сначала они вычислили поляризацию Эллис, затем измерили ее несколько мгновений спустя. Когда они закончили свои вычисления позиции Эллис в настоящем, они вернулись и снова измерили ее поляризацию. Они открыли, что между двумя точками во времени неравенство Белла действительно было нарушено, они получили другие цифры в результате измерения первой поляризации во второй раз. Сам акт измерения поляризации Эллис повлиял и изменил ее поляризацию ранее во времени.
Выводы, следующие из этого поразительного открытия, не были проигнорированы научным сообществом. Журнал «Новый ученый» поместил их открытия на обложку: «Квантовая взаимосвязь: как будущее может влиять на прошлое», и заключил:
«Квантовая механика разрушает закон причины и следствия... взаимосвязь во времени наделяет время качествами пространства... Результаты Бракнера свидетельствуюно том, что мы можем упускать нечто важное в нашем понимании мира» [446].
Для меня мысленный эксперимент Бракнера имеет значимость гораздо большую, чем просто теоретическая выкладка. Он показал, что непрерывные причины и следствия происходят не только в пространстве, он и во всех направлениях времени. Он предоставил первое математическое доказательство влияния действий, совершенных в любой момент, на наше прошлое. Может оказаться, что каждый наш поступок, каждая мысль в настоящем изменяют всю нашу историю.
Еще более значимо то, что его эксперимент продемонстрировал центральную роль наблюдателя в создании и изменении реальности. Наблюдение играло центральную роль в изменении состояния поляризации фотона. Сам акт измерения сущности в один момент изменил ее состояние, предшествовавшее этому измерению. Это может означать, что любое наше наблюдение изменяет некое более раннее состояние Вселенной. Мысль о том. чтобы изменить что-то в нашем настоящем, может влиять и на наше прошлое. Сам акт намерения, изменения в настоящем, может влиять на все, что вело к этому моменту.
Такое влияние отражает нелокальные связи, обнаруженные в квантовом мире, как будто эти связи всегда были там в неком скрытом порядке [447]. Возможно, наше будущее уже существует в неком неопределенном состоянии, которое мы актуализируем в настоящем. Это имеет смысл, так как субатомные частицы существуют в состоянии потенциала, пока их никто не наблюдает и не думает о них. Если сознание оперирует на уровне квантовой частоты, то оно естественным образом находится вне пространства и времени, и мы теоретически имеем доступ к информации «прошлого» и «будущего». Если люди могут влиять на квантовые события, то они могут влиять и на события или моменты, находящиеся вне настоящего.
Радин обнаружил новые подтверждения того, что наше психокинетическое влияние распространяется «назад» во времени, в оригинальном исследовании, направленном на изучение возможных скрытых механизмов намерения на случайных битах информации, выдаваемых генератором случайных событий (ГСС). Вначале Радин провел пять исследований с использованием ГС С, в рамках которых были сделаны тысячи проб, а затем провел анализ полученных данных с помощью процесса, называемого «цепью Маркова». Это позволило математически проанализировать то, как материал, выдаваемый генератором случайных событий, изменялся во времени. Радин использовал три различных вида намерения: первое — непосредственное каузальное влияние (сознание «толкает» ГСС в одном направлении с помощью намерения); второе — как влияние на предстоящее (сознание интуитивно выбирает точный момент, чтобы повлиять на ГСС в его случайных колебаниях, чтобы получить желаемый результат, «наблюдая за будущим» и пассивно «возвращая» эту информацию в настоящее); и третье — как истинное ретрокаузальное влияние (сознание сначала устанавливает результат в будущем и выстраивает всю цепь событий, которая вернет его назад во времени).
Анализ данных позволил прийти к одному неизбежному заключению: это не было процессом движения вперед в попытке достичь некой цели, так как поток «информации» возвращался назад во времени [448].
Но насколько мы можем изменить прошлое в мире нашей реальной жизни? Уильям Брауд глубоко разобрал этот вопрос. Однажды он отметил, что моменты в прошлом, наиболее открытые изменениям, могут быть «ключевыми» моментами, когда природа еще не приняла окончательного решения, возможно, ранние стадии событий перед тем, как они разворачиваются и превращаются во что-то статичное и неизменное [449]. Эти моменты аналогичны молодому деревцу, которое все еще может быть согнуто, прежде чем его ствол затвердеет, а ветви станут большими; мозгу ребенка, который гораздо более открыт влиянию и обучению, чем мозг взрослого человека; или даже вирусу, который гораздо легче преодолеть на ранних этапах его развития [450]. Случайные события, выбор между равно привлекательными возможностями, болезнь — все моменты такого рода, доступные раннему влиянию, когда человеческое намерение может легко перенаправить исход в определенном направлении, могут быть частями нашей жизни, наиболее открытыми влиянию. Брауд говорил о них как об открытых или уязвимых системах, наиболее подверженных изменениям.
Эти системы включают результаты творения живых существ, случайные процессы, во многом напоминающие квантовые системы генераторов случайных событий. Любому биологическому событию предшествует огромное количество процессов. Живые существа чувствительны к тем тонким влияниям, которые наблюдались в исследованиях с использованием генератора случайных событий в, скажем, исследовании ЛИТА [451].
Во время своих ранних исследований Брауд открыл, что влияние на расстоянии наиболее эффективно, когда существует сильная потребность в нем [452]. Необходимость в существовании определенного результата может быть одним из качеств, которые движет горы назад во времени.
Ключ к пониманию пределов нашего влияния был найден после открытия Шмидтом эффекта наблюдателя в его экспериментах с аудио ГСС. Во многом это подобно эффекту в квантовых экспериментах: самым важным было то, чтобы человек, предпринимающий попытки повлиять на записи, был первым слушателем. Если кто-либо еще слышал запись первым и слушал с сосредоточенным вниманием, то она была менее доступна для влияния в дальнейшем. Результаты нескольких исследований даже свидетельствуют о том, что наблюдение любым ощущающим существом, человеком или животным, блокирует дальнейшие попытки смещенного во времени влияния.
Бирман исследовал это, установив радиоактивный источник, чтобы тот запускал гудки, которые задерживались на одну секунду, а затем воспринимались главным наблюдателем. Примерно в половине случаев другой наблюдатель получал обратную связь об этом квантовом событии прежде, чем главный наблюдатель его воспринимал.
В этих случаях участие первого наблюдателя приводило к определению суперпозиции квантового события, в то время как в других случаях главный наблюдатель «производил» определение [453].
Если сознание является необходимым ингредиентом для того, чтобы определение произошло, люди и их способность «сводить» реальность к ограниченным состояниям полностью ответственны за идею, что время есть стрела, указывающая в одном направлении. Если ваш будущий выбор определенного состояния — это то, что влияет на «определение» в настоящем, в реальности наше будущее и настоящее могут постоянно встречаться друг с другом.
Это согласуется с нашим пониманием эффекта наблюдателя в квантовой теории: что первое наблюдение квантовой сущности сводит ее чистое состояние потенциала к отдельному состоянию, определяет его [454]. Это говорит о том, что, если бы никто не видел Гитлера, мы могли бы направить намерение, чтобы предотвратить Холокост.
Хотя наше понимание механизма все еще примитивно, экспериментальные подтверждения смещений времени весьма убедительны. Эти исследования открывают перед нами жизнь как нечто единое, колоссальное, слившееся здесь и сейчас, многое из которого: прошлое, настоящее и будущее — открыто нашему влиянию в любой момент.
Но это рождает идею, которая может быть очень тревожащей. Однажды оформившись, мысль сохраняется навсегда.
 
ГЛАВА 12
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВДНИ НАМЕРЕНИЯ
Когда вы видите ацетабулярию в первый раз, у вас перехватывает дыхание. Чарующий вид этой распространенной в Карибском и Средиземном морях водоросли принес ей множество поэтических названий. Например, «бокал русалки», или «сомбрелиллос» на испанском. Ее тонкий стебелек поддерживает небольшой вырост, напоминающий сомбреро, как будто маленький зеленый зонтик, готовый быть унесенным подводным тропическим течением.
Более 70 лет биологи удивляются этому крошечному растению: не только его внешнему виду, но и просто тому факту, что оно вообще существует. Ацетабулярия — странность природы. Растение, длиной в пять сантиметров, состоит из одной клетки. Благодаря этой особенности поведение ацетабулярии, в отличие от поведения большинства живых существ может быть предсказано. Большое ядро клетки находится на ризоиде, основании растения, и делится, только когда растение достигает своего окончательного размера. Эта несложная структура помогла разгадать величайшую загадку биологии: какая часть растения отвечает за его способность к размножению. В 1930-х годах немецкий ученый Иоахим Гаммеринг выбрал ацетабулярию организмом для исследования роли ядра в генетике растений.
Простота этого одноклеточного организма с его единственным гигантским ядром не только давала возможность без усилий рассмотреть секреты клетки, она раскрывала все схемы и структуры растительной жизни. Работа с ацетабулярией позволила наблюдать сложную морфологию жизни внутри одной-единственной клетки, настолько большой, что ее можно увидеть невооруженным глазом.
Ацетабулярия также идеально подходила для моего первого эксперимента с намерением. Фриц Попп, который проводил этот эксперимент со мной, был убежден: если мы хотим выполнить предложенный мною план, нам необходимо начинать с самых основ. Для этого первого эксперимента я планировала собрать небольшую группу волонтеров в Лондоне и попросить их использовать намерение, чтобы повлиять на организм, находящийся в лаборатории Поппа в Германии. Использование ацетабулярии в нашем исследовании было аналогично тестированию машины, сделанной из одной детали. Исчезают все переменные живого существа, с их неисчислимым множеством химических и энергетических процессов, происходящих в каждое мгновение.
Люди, например, подобны заводу, занимающему большую часть Соединенных Штатов. Миллиарды химических реакций происходят каждую секунду в чайной ложке наших клеток, в 50 триллионах клеток обычного человеческого тела постоянно возникают крошечные взрывы. В эксперименте, где сравниваются, скажем, скорости роста двух частей тела, невозможно контролировать все переменные. Скорость роста может зависеть от пищи, воды, генетики, настроения или даже внезапного понижения температуры воздуха.
В первом исследовании намерения Попп намеревался сосредоточиться на изменениях излучаемого водорослью света, который гораздо более незаметен, чем скорость роста клетки. Тем не менее, в многоклеточных организмах даже свет, излучаемый каждой клеткой, зависит от множества факторов: здоровья хозяина, погоды и даже солнечной активности [455]. Свет может варьироваться от клетки к клетке.
В случае ацетабулярии, так как свет исходит из ее единственного ядра, он колеблется в гораздо меньшей степени. На таком примитивном организме, объясняет Попп, возможно продемонстрировать с большой долей определенности, что любой эффект является в полной мере результатом нашего влияния на расстоянии. Только используя такую простую систему, мы можем показать, что эффект абсолютно точно вызван намерением, а не сотней других возможностей.
В целом, увеличение числа фотонов свидетельствует о том, что организм находится в состоянии стресса, а снижение числа фотонов говорит об улучшении здоровья. Если я направляю намерение улучшить здоровье водоросли, и количество фотонов понизилось, это должно означать, что я получила хороший результат. Если же количество фотонов увеличилось, то, возможно, я каким-то образом повредила водоросль. Попп имеет в своем распоряжении несколько высоко чувствительных счетчиков фотонов, которые могут регистрировать интенсивность видимого света примерно в 10-17 Вт на 1 см2, что аналогично свету, приходящему от свечи, находящейся на расстоянии нескольких километров [456]. Такое сверхчувствительное оборудование позволило нам зафиксировать самые крошечные различия, даже в один фотон, и, таким образом, определить степень нашего влияния.
У Поппа была причина для осторожности. За 30 лет он встречал противостояние своему смелому заявлению, что живые существа излучают свет [457], и, наконец, завоевал уважение научного сообщества. Он создал свое международное сообщество сходным образом мыслящих ученых из престижных центров по всему миру для совместной работы в области биофотонных излучений [458]. Участвуя в нашем эксперименте, он рисковал с таким трудом завоеванной репутацией. В конце концов, я просила этого всемирно известного ученого выяснить, может ли коллективное позитивное мышление изменить физический мир.
Результаты нескольких экспериментов свидетельствуют, что «групповое» сознание действительно может существовать. В своих экспериментах с генератором случайных событий Ян и Дани выяснили, что влияние разнополых пар, участники которых знали друг друга, оказывало значительный эффект на работу прибора. В 3,5 раза это превышало влияние отдельных людей. Два действующих совместно человека делали работу механизма в 6 раз более «упорядоченной». Некоторые пары даже вызывали «оригинальные» эффекты, которые не соответствовали эффектам, которые они порождали поодиночке [459].
Было получено и свидетельство того, что группа, члены которой намеренно сосредоточились на одной мысли, оказывает очень значительное влияние на ГС С. Роджер Нельсон, глава лаборатории ЛИТА, высказал идею, что можно не прерывать работу ГСС во время особенно важных событий, чтобы проверить, будет ли сосредоточенное внимание группы влиять на данные, генерируемые прибором.Нельсон и Радин создали прибор под названием «Полевой ГСС» и запускали его, когда наблюдалось особенно сосредоточенное внимание аудитории: напряженные или вводящие в состояние эйфории семинары, ритуалы религиозных групп, театральные представления, даже церемонии вручения наград. В большинстве случаев было показано, что множество людей, переживающих одну и ту же мысль, порождали какое-либо отклонение оборудования от нормы [460].
Нельсона привела в восторг мысль о возможности существования глобального коллективного сознания. В 1997 году он решил разместить работающие без перерывов ГСС по всему миру и сопоставить их данные с моментами глобальных событий, оказавших наибольшее эмоциональное влияние на население. Для этой программы, которая получила название проект «Глобальное сознание», Нельсон создал централизированную компьютерную программу, чтобы ГСС, размещенные в 50 местах по всему миру, могли направлять непрерывный поток своих данных через Интернет в одно центральное хранилище. Периодически Нельсон и его коллеги, включая Дина Радина, исследовали пришедшие данные и сопоставляли их с самыми значительными событиями, пытаясь найти какую-нибудь статистическую взаимосвязь. Стандартизированные методы и анализ выявили все показатели упорядоченности — моменты, когда данные ГСС были менее случайными, чем обычно, и сделали возможным проверку того, совпадали ли эти моменты с каким-либо из важнейших мировых событий.К 2006 году они исследовали 205 главных мировых событий, включая смерть принцессы Уэльской, празднования, посвященные приходу нового тысячелетия, смерти Джона Кеннеди и его жены, импичмент Клинтона. Когда Нельсон проанализировал данные за четыре года, стала вырисовываться закономерность. Когда люди испытывали огромную радость или непомерный ужас из-за мирового события, реагировали и приборы. Более того, степень «порядка» данных приборов соответствовала эмоциональной насыщенности событий, особенно трагических: чем больше ужаса, тем больше упорядоченности [461].
Эта особенность проявилась особенно ярко во время событий 9 сентября. После разрушения башен-близнецов Нельсон, Радин и несколько их коллег проанализировали данные, полученные от 37 ГСС со всего мира. Статистический анализ был проведен Радином, Нельсоном, Ричардом Шоупом и Брайаном Д. Уильям-сом, студентом-психологом из университета Нью-Мексико. Согласно результатам полного анализа, во время трагедии приборы подверглись беспрецедентному влиянию. Из всего 2001 года самые значительные отклонения в данных приборов наблюдались именно в этот день. Результаты также показали самую значительную среднюю дневную корреляцию за всю историю проекта [462]. Согласно ГСС, сознание всего мира отреагировало глобальным ужасом. Нельсон и три независимых аналитика обработали данные, использовав различные статистические методы. Нельсон исследовал результаты с помощью метода хи-квадрата, статистической техники, которая графически отображает квадрат данных каждого прибора, так что любое отклонение выявляется с легкостью. Все аналитики пришли к заключению, что огромное повышение «упорядоченности», произошедшее в рассматриваемый временной период, относилось к тем моментам трагедии (например, за несколько минут перед тем, как рухнула первая башня), когда люди испытывали больше всего ужаса и отчаяния [463]. Поскольку ГСС созданы так, чтобы контролировать электрические перепады, природные электромагнитные поля или излучение мобильных телефонов, ученые смогли исключить эти возможности из списка возможных причин [464].
Более того, хотя активность ГСС была обычной в дни, предшествовавшие событиям 9 сентября, взаимосвязанность работы приборов повысилась за несколько часов до того, как самолет врезался в первую башню, как будто имело место массовое предчувствие. Эта общность данных продолжалась в течение двух дней после первой атаки. Уильяме рассматривал ее как гигантский подсознательный психокинетический эффект, созданный 6 миллиардами сознаний, реагирующих с одинаковым ужасом [465]. Весь мир вздрогнул за несколько часов перед первой атакой, и каждый ГСС обнаружил и зафиксировал это.
Хотя не все аналитики согласились с этими заключениями [466], Нельсон, Радин и несколько их коллег смогли напечатать обзор своих исследований в престижном журнале «Основы физики» [467].
Нельсон исследовал и другие события, предшествовавшие 9 сентября, включая начало войны в Ираке. Он сопоставил активность ГСС с различиями в уровне одобрения и поддержки, выражаемыми в адрес президента Джорджа Буша, чтобы проверить, можно ли найти какую-либо связь между глобальным «сознанием» и мнением населения США о президенте. Также он хотел определить, была ли реакция ГСС самой интенсивной в моменты существования сильного чувства единства и общей цели, как, например, во время событий 9 сентября, или в моменты полярной разделенности мнений, которая наблюдалась после вторжения в Ирак и свержения режима Саддама Хусейна. После исследования 556 независимых опросов общественного мнения, проведенных между 1998 и 2004 годами, его коллега Питер Бэнсел выяснил, что пики отклонений следовали значительным изменениям общественного мнения, вне зависимости от направления этих изменений. Сильные эмоции, положительные или отрицательные, вызванные даже решениями президента, порождали упорядоченность.
Результаты работы полевых ГСС и проекта «Глобальное сознание» дают нам важную информацию о природе группового намерения. Коллективное сознание оказывает психокинетическое влияние на любой случайный микрофизический процесс, при этом даже не фокусируясь на самих приборах. Энергия коллективной насыщенной мысли оказывается заразительной. Существует также и эффект «зависимости от дозы»: влияние, оказываемое на ГСС группой людей, держащих в голове одну и ту же мысль, оказывается более сильным, чем влияние, оказываемое отдельным человеком. И, наконец, эмоциональное содержание или степень сосредоточенности также важны. Мысль должна поглотить людей в момент наибольшей сосредоточенности внимания, чтобы каждый член группы думал одну и ту же мысль в одно и то же мгновение. Катастрофа определенно является эффективным способом захватить внимание сознания.
Данные, полученные в ходе проекта «Глобальное сознание», имеют одно серьезное ограничение. Как бы точно ни измерял Нельсон температуру мирового сознания, его данные просто относились к эффекту массового внимания. Намерения вызвать изменения не присутствовало. Что бы произошло, если бы люди не просто обращали внимание на что-либо, но и пытались каким-то образом на это повлиять? Если сосредоточенное внимание группы оказывает физическое влияние на чувствительное оборудование, усиливается ли сигнал, когда группа пытается изменить нечто?
Единственное тщательно спланированное исследование группового намерения связано с так называемым эффектом трансцендентальной медитации (ТМ) Махариши, техники, впервые представленной Западу в 1960-х годах йогом Махариши Малеш. За несколько десятилетий организация ТМ провела более 500 исследований групповой медитации с намерением или в отсутствие такового, направленных на то, чтобы выяснить, может ли медитация повлиять на снижение конфликтов и уменьшение страданий.
Йог Махариши Малеш утверждал, что регулярная практика ТМ позволяет человеку установить связь с квантовым энергетическим полем, которое объединяет все на свете. Если группа медитаторов достаточно велика, утверждал он, их совместная медитация вызывает «сверхизлучение» (термин, используемый в физике для описания единства света лазера). Во время ТМ сознание всех медитирующих настраивается на одну частоту, и эта общая частота начинает упорядочивать разобщенные частоты вокруг. Разрешение индивидуального внутреннего конфликта ведет к разрешению глобального конфликта.
Исследования ТМ имели целью продемонстрировать эффекты двух типов медитации. Первая была ненаправленной, просто результат медитации определенного процента населения. Вторая происходила из сконцентрированного внимания и требовала опыта и сосредоточения, опытные медитаторы нацеливались на определенную область и направляли свою медитацию, чтобы помочь разрешить конфликт и снизить уровень жестокости.
Теория Махариши полностью основана на предположении, что в медитации присутствует эффект порога. Если один процент популяции в определенной местности практикует ТМ, или количество людей, равное квадратному корню одного процента, практикуют ТМ-Сидхи — более продвинутый тип медитации, то снижается уровень конфликтов любого типа: убийств, преступлений, использования наркотиков, даже дорожно-транспортных происшествий.
21 исследование было направлено на изучение влияния эффекта Махариши на уровень преступности. Одно исследование, проведенное в 24 городах США, показало, что, когда город достигает уровня, когда один процент популяции регулярно практикует ТМ, уровень преступности падает на 24 процента. В последующем исследовании 48 городов в тех 24 городах, которые достигли требуемого порога (один процент населения), произошел 22-процентный спад уровня преступности и снижение криминальных тенденций на 89 процентов. В других городах, не достигших пороговой величины в один процент, уровень преступности возрос на 2 процента, а криминальные тенденции — на 53 процента [468].
В 1993 году Национальный проект демонстрации ТМ сосредоточился на Вашингтоне в период всплеска преступности в первые 5 месяцев обозначенного года. Когда местная группа, подвергшаяся сверхизлучению, достигла пороговой численности в 4 тысячи человек, уровень преступности упал и продолжал снижаться до конца эксперимента. Исследование показало, что эффект на мог быть объяснен ничем другим, например, усилиями полиции или специальной кампанией по борьбе с преступностью. После того, как группа была расформирована, уровень преступности в столице вновь вырос [469].
Организация ТМ работала и в области глобальных конфликтов. В 1983 году специальная ассамблея ТМ встретилась в Израиле, чтобы с помощью медитации направить намерение на урегулирование палестинского конфликта. Во время своих сессий они ежедневно сопоставляли количество медитаторов, работающих над проектом, с изменениями в арабо-израильских отношениях. В дни, когда медитировало много людей, количество смертей падало на 76 процентов. Они вышли за пределы вооруженного конфликта: снизились уровни и местной преступности, транспортных происшествий и пожаров. После анализа полученных результатов группа ТМ заявила, что учтены были и все остальные возможные влияния, включая погоду [470].
Практикующие ТМ также пытались повлиять на «индекс страданий» — общий показатель инфляции и уровня безработицы — в США и Канаде. И, действительно, в процессе одного согласованного усилия, имевшего место между 1979 и 1988 годами, индекс в США упал на 40 процентов, а в Канаде — на 30 процентов.
Другая группа медитаторов попыталась повлиять на денежные запасы, цены на сырье и индекс страданий. В данном случае уровень страданий упал на 36 процентов, а цены на сырье — на 13 процентов. Хотя влияние на денежные запасы и имело место, но было весьма незначительным [471].
Критики ТМ утверждают, что эти результаты могут с легкостью объясняться и действием других факторов: снижением количества молодых мужчин в популяции, или применением лучших образовательных программ, или подъемами и спадами экономики, хотя организация ТМ и утверждает, что контролировала эти переменные.
Ha мой взгляд, проблема этих исследований состоит, в первую очередь, в противоречивой репутации самой организации ТМ: в научных кругах ходят слухи о подтасовке данных, производимой последователями Махариши. Тем не менее, доказательства, предлагаемые ТМ, настолько обширны, а исследования настолько многочисленны, что трудно отвергнуть их полностью. Более того, исследования регулярно публикуются в рецензируемых учеными журналах и, следовательно, удовлетворяют критериям научной точности. Значительное количество экспериментальных данных свидетельствует о существовании силы, находящейся вне понимания ортодоксальной науки.
Но даже если результаты истинны, исследования ТМ, так же как и данные, полученные в исследованиях ГСС, в основном касаются внимания. Чаще всего медитирующие не поддерживают сосредоточенного намерения изменить что-либо.На три месяца в первой четверти 1998 года лесные пожары вышли из-под контроля в амазонском районе Рораима в 1500 милях на северо-запад от Бразилиа и уничтожали тропические леса. Дождя не было многие месяцы, в чем обвиняли ураган Эль-Ниньо, и обыкновенно влажные тропические леса были сухими — отличная пища для огня, который к тому времени уничтожил 15 процентов леса в той области. Дожди, обычно столь обильные в этой части Бразилии, упорно не выпадали. ООН объявил пожары беспрецедентной катастрофой. Вертолеты и 1500 пожарных, включая добровольцев из близлежащих Венесуэлы и Аргентины, безрезультатно боролись с огнем.Во второй половине марта были вызваны эксперты по изменению погоды: два индейских шамана, специально прилетевших из резервации Яномами — пристанища последних представителей племен каменного века. Они немного потанцевали, помолились, подобрали несколько листьев. Два дня спустя небеса разверзлись, и хлынул ливень. 90 процентов пожаров были потушены [472].
Западным эквивалентом танца вызова дождя является надежда на хорошую погоду, и при создании группового намерения этот метод может быть эффективным. Роджер Нельсон провел оригинальное небольшое исследование после того, как осознал, что каждый год в день выпускных торжеств в Принстоне сияло солнце. Может быть, общее желание того, чтобы день был солнечным, оказывало такой мощный локальный эффект?
Он собрал отчеты о погоде в Принстоне за последние 30 лет в период выпускных торжеств и статистически сравнил их. Оказалось, что погода в Принстоне была суше, чем обычно в это время года, а также солнечнее, чем в прилегающих областях именно в день выпуска. Если верить вычислениям, то коллективное желание хорошей погоды принстонским сообществом могло создавать своего рода мысленный зонт, который работал только в течение одного дня [473].
Еще одним свидетельством работы группового сознания стало провокационное анонимное упражнение, проведенное Ди-ном Радином, который заинтересовался утверждениями Масару Ямото, японского целителя, полагавшего, что на структуру кристаллов воды влияют положительные и отрицательные эмоции [474]. Ямото утверждал, что провел сотни тестов, показавших: даже отдельное слово, несущее в себе положительное или отрицательное намерение, глубоко изменяет внутреннюю организацию воды. Вода, подвергшаяся влиянию позитивного намерения, как предполагается, при заморозке образует красивую сложную кристаллическую структуру, в то время как структура воды, подвергшейся влиянию негативных эмоций, становится разрозненной и дезорганизованной. Положительные результаты приносят чувства любви и благодарности.
Радин поместил два сосуда с водой в экранированное помещение в своей лаборатории в Институте духовных наук, расположенном в Петалуме, Калифорния. Тем временем группе из 2 тысяч человек, собравшихся на одной из конференций Ямото в Японии, был показан фотоснимок сосудов и предложено направить им благодарность. Затем Радин заморозил воду в этих сосудах, а также образцы контрольной воды, взятой из того же источника, что и вода в сосудах, но не подвергнутой влиянию. Он показал получившиеся кристаллы группе независимых добровольцев. Радин тщательно спланировал исследование так, чтобы ни он сам, ни добровольцы не имели понятия о том, какие кристаллы принадлежали воде, получившей влияние намерения. Статистически значимое количество волонтеров заключили, что вода, которой было направлено положительное намерение, образовала более эстетически приятные кристаллические структуры [475].
Результаты проекта Нельсона «Глобальное сознание» стали особенно интригующим примером силы коллективной мысли. В каком-то смысле они продемонстрировали тот же эффект, что был обнаружен Тиллером в его лаборатории. Намерение вносило упорядоченность в нулевое поле. Но присутствовал ли там загадочный пороговый эффект, который постулировал Махариши? И сколько людей было необходимо, чтобы набралась критическая масса? Согласно формуле Махариши, количество практикующих продвинутую медитацию должно составлять квадратный корень из одного процента населения региона, чтобы оказывать положительное влияние: только 1730 американцев необходимы, чтобы оказать положительное влияние на Соединенные Штаты, и только 8084 — чтобы повлиять на весь мир.
Результаты работы Нельсона с полевыми ГСС свидетельствуют о том, что размер группы был не так важен, как интенсивность сосредоточения. Любая группа, какой бы маленькой она ни была, вызывает эффект, пока ее участники демонстрируют сосредоточенность внимания. Но сколько людей необходимо группе, чтобы оказывать эффект? Насколько сильным должно быть сосредоточение? Каковы границы нашего влияния, если таковые существуют? Пришло время мне найти свои ответы.
Первоначальный план нашего первого исследования намерения, каким его видел Попп, состоял в том, чтобы собрать группу опытных медитаторов в Лондоне и попросить их направить положительное намерение ацетабулярии, растущей в лаборатории Поппа в Нойсе, Германии.
Я была разочарована после нашего первого обсуждения возможного экспериментального объекта. В первом эксперименте я хотела помочь исцелению обгоревших людей, спасти мир от глобального потепления. Одноклеточный организм не совсем отвечал моим представлениям о героизме.
Затем я начала размышлять о водоросли, и мое мнение быстро переменилось. Необходимая всей планете водоросль умирала в результате глобального потепления. Ученые говорят о том, что происходит беспрецедентный подъем океанских температур. За последние 30 лет коралловые рифы, центральный элемент морской экосистемы, исчезли с лица Земли. Когда океан потеплел, водоросли, окружающие коралловые рифы, исчезли. В отсутствие этого защитного слоя умерли и сами коралловые рифы. Только в Карибском бассейне исчезли 97 процентов некоторых видов кораллов. Недавно правительство США объявило их исчезающими.
 
Согласно межправительственному комитету ООН по климатическим изменениям, в который входят лучшие климатологи мира и другие ученые, уровень потепления достигнет 10 градусов по Фаренгейту к концу этого века и принесет катастрофу библейского размаха: повышение уровня моря примерно на метр, непереносимую жару в некоторых частях света, распространение вирусных инфекций, наводнения и бури. Изменение на 10 градусов не кажется таким уж значительным, пока человек ни понимает, что аналогичное понижение температуры привело бы к ледниковому периоду.
Средством против всех пожаров и наводнений оказалась водоросль. Водоросли и другие растения являются основными защитниками перегретых океанов. Ученые в настоящее время изучают осадочные породы со дна океана, чтобы понять, как океаны справляются с повышенным количеством газов. Они особенно заинтересованы в исследовании реакции морских растений на глобальное потепление, так как эти растения являются основными потребителями излишка углекислого газа. Водоросли предоставляют кислород и другие блага растительной и животной морской жизни. Они являются маленькой защитной стеной океана от человеческих воздействий.
Я пересмотрела свое мнение об ацетабулярии как об объекте исследования. Водоросль может быть необходимой для нашего выживания. Благополучие океанской жизни зависит от этих маленьких одноклеточных созданий, а моря, подобно тропическим лесам, являются легкими Земли. Если водоросль исчезнет, то постепенно исчезнем и мы. Демонстрация того, что групповое намерение может спасти несколько растений, покажет, что наши мысли могут сражаться с таким разрушительным явлением, как глобальное потепление.
1 марта 2006 года я поехала в Германию, чтобы встретиться с Поппом и его коллегами в лаборатории на Музейном острове Хомбройх, к западу от Дюссельдорфа. Остров впервые был застроен по прихоти Карла Генриха Миллера, миллионера, обратившегося к буддизму, которому негде было разместить свою обширную коллекцию картин и скульптуры. Он приобрел 650 акров у американской армии и затем превратил склад боеприпасов НАТО в музей под открытым небом.
Продолжая развивать свои идеи, Миллер решил создать на острове сообщество артистов и писателей. Он пригласил архитектора, бывшего скульптора, по имени Эрвин Герич и предоставил ему неограниченное финансирование. Герич создал огромное количество футуристических построек — галереи, концертный зал, рабочие студии и даже резиденции и изобретательно разместил их посереди не самого привлекательного пейзажа. Ничто не пропало даром, даже неиспользуемые металлические бункеры были превращены в студии и рабочие кабинеты для известных немецких артистов, писателей и музыкантов, включая поэта Томаса Клинга и скульптора Джозефа Бойса.
За «садом» разноцветных зданий взгляд привлекает приземистое здание, составленное из кубов, взгроможденных на одну маленькую опору, как будто гигантский конструктор «Лего» пытается отправиться в полет. Это новый исследовательский институт. Попп вежливо принял предложенное ему там помещение, хотя считал открытую, воздушную планировку с огромными окнами, через которые открывается широкий вид на Музейный остров, совершенно неподходящей для его целей. Он обосновался в одном из тесных металлических бункеров, слева от станции Ракетная, чьи маленькие темные комнатки были более пригодны для работы с живым светом.Там я встретила команду Поппа из 8 человек, среди которых были Ю Ян, китайский физик, Софи Коген, французский химик, и Эдвард Ван Вейк, датский психолог. В большинстве тесных комнат находились фотоусилители, большие ящики, присоединенные к компьютерам, предназначенные для того, чтобы считать фотонные излучения. В одной из комнат располагалась другая комната с кроватью и фотоусилителем для работы с людьми. Много пространства занимала хитроумная конструкция из приваренных друг к другу металлических колец, напоминающая скульптуру Дэвида Смита из сжатого металла, которая периодически лязгала. Это был, как с гордостью пояснил Попп, его первый фотоусилитель, сконструированный в 1976 году студентом Бернардом Рутом. Аппарат и по сей день является одним из самых точных приборов такого рода. Попп был убежден, что с прошествием времени фотоусилитель не потерял своей актуальности.
При измерении небольших эффектов, таких как крошечные световые излучения живых существ, важно составить такой тест, который продемонстрирует достаточно значительный эффект, чтобы было понятно, что нечто изменилось. Наш экспериментальный план должен быть настолько строгим, сказал Попп, чтобы положительный результат было невозможно отрицать, отыскивая слабые стороны научной гипотезы и предоставляя готовые объяснения аномальных эффектов. Или, как выразился Гари Шварц, если мы слышим стук копыт, сначала нам необходимо убедиться, что это лошади, прежде чем предполагать, будто это зебры.
В нашем эксперименте нам необходимо было стремиться к эффекту «вкл.-выкл.» и изолировать любые изменения, вызванные влиянием на расстоянии. Попп предложил, чтобы наша группа посылала намерение через равные интервалы: 10 минут интенсивного направления намерения, 10 минут отдыха, так чтобы намерение «включалось» несколько раз в час. Если наши предположения были верными и намерение работало, то, после того как мы нанесем полученные результаты на график, мы увидим ясный зигзагообразный рисунок.
Попп согласился на включение в эксперимент и динофлагел-ляты наравне с ацетабулярией. Световые излучения этих растений особенно чувствительны к изменениям. Попп видел прежде при помещении динофлагелляты в перемешанную воду, что любые изменения заставляют это растение изменять интенсивность своего светового излучения. Я настояла на том, что необходимо использовать несколько экспериментальных объектов. С каждым будет проведен отдельный эксперимент, а у нас будет несколько результатов, которые мы сможем сравнить. Несколько положительных результатов труднее объяснить случайностью. Наконец, ученые согласились. Мы добавили денежное дерево и человека.
Как Попп выяснил во время его эксперимента с Диком Бласбендом, любое изменение легче заметить в случае болезни, которую вы пытаетесь излечить. Поэтому нам было необходимо вызвать каким-то образом у наших испытуемых стресс. Самым очевидным способом вызвать стресс у любой формы жизни является помещение ее в неблагоприятную внешнюю среду. Эдвард и Софи решили вылить немного уксуса в среду, окружающую динофлагеляты. Мы могли вызвать стресс у денежного дерева, воткнув иголку в один из его мясистых листьев. Эдвард решил вызвать стресс у испытуемого человека с помощью трех чашек кофе, и я согласилась не открывать этого факта моим медитаторам. Любопытно было посмотреть, смогут ли они получить какую-либо экстрасенсорную информацию. Мы решили не трогать ацетабулярию, чтобы проверить, смогут ли наши намерения повлиять на здоровый организм. Для простоты наши медитирующие должны были направлять свои намерения каждому организму, чтобы его биофотонные излучения снизились, а здоровье улучшилось.
Эксперимент проходил по вечерам между 15 и 21 часами. Эдвард и Софи включали оборудование, а я выбирала три получасовых окна, о которых они не знали, в этот период, чтобы посылать наше групповое намерение. Хотя было невозможно провести полностью анонимное исследования (все мы, находившиеся в Лондоне, конечно, знали о том, когда мы направляем намерение), мы создали частично анонимные условия и установили контроль за экспериментальными эффектами. Ни наш испытуемый-человек, ни ученые не должны были знать о том, когда именно направляется намерение. Я открыла им наше расписание только после того, как эксперимент был окончен.
В план эксперимента вносило ограничения и имеющееся в нашем распоряжении оборудование. Фотоусилитель не мог работать без остановки в течение 6 часов, поэтому мы решили периодически включать его на полтора часа и на полчаса выключать. Я инструктировала моих медитирующих, чтобы те направляли намерение всем четырем испытуемым по 10 минут на каждого на протяжении трех выбранных мною временных периодов. Эдвард и Попп планировали обнаружить количественные различия в световом излучении. Любое изменение в количестве или квантовой природе фотонов в те периоды, когда мы «включали» намерение, говорило бы о том, что изменение произошло благодаря внешнему влиянию, и что мы обнаружили эффект.
Я сделала несколько фотографий наших испытуемых и ученых. Перед тем, как покинуть лабораторию, я бросила последний взгляд на ацетабулярию, растущую в маленьких горшочках в переоборудованном затемненном холодильнике, и на динофлагелляту, напоминавшую маленькие зеленые пятнышки на воде, — маленьких испытуемых, которым предстояло подвергнуться стрессу и, возможно, даже быть принесенными в жертву ради науки.
Через несколько недель Эдвард нашел добровольца для участия в эксперименте — одну из своих датских коллег, Анну-Марию Дюр, биолога и медитатора со стажем. Хотя она относилась скептически к нашему плану, она радовалась тому, что станет нашим первым испытуемым. Ее согласие участвовать было особенно великодушным, так как требовало от нее нахождения в абсолютно черной комнате в течение 6 часов.
На одной из конференций в середине марта я объявила о том, что ищу волонтеров из опытных медитаторов для участия в первом исследовании намерения. Я подготовила презентацию в Power Point, чтобы вкратце рассказать о целях нашего эксперимента и протоколе, а также подкрепить мое устное изложение, и назначила встречу на 28 мая в 17:30 в аудитории университета, которую я забронировала на вечер.
В тот вечер разразился такой ливень, что, когда я и моя коллега Николетт Вивьен уходили из офиса, чтобы сесть в поезд до центра Лондона, нам пришлось некоторое время прятаться в дверном проходе. Мы полностью вымокли под таким «водопадом», но меня воодушевляли атмосферные условия: темный, штормовой вечер будет только способствовать тому, что мы собирались делать. Такая погода часто объясняется геомагнитными или атмосферными колебаниями, усиливающими психокинетические влияния. Когда я зашла на сайт Национальной атмосферной и океанической организации США позже в тот вечер, я выяснила, что они определили погоду вечером как «неустойчивую» с большой вероятностью геомагнитной активности и несколько меньшей — космических бурь.
Несмотря на непогоду, пришли 16 волонтеров. Я попросила их заполнить несколько форм, включающих личные данные, плюс несколько психологических тестов, среди которых были аризонская шкала интегративных результатов и опросник границ Хартмана, которые использовались Гари Шварцем и Стэнли Криппнером для проверки экстрасенсорных способностей. Я хотела получить как можно больше данных, чтобы понять, будут ли их настроение, экстрасенсорные таланты или состояние здоровья влиять на наши результаты.
Я объяснила эксперимент, показала фотографии и сообщила подробности о наших четверых испытуемых, а затем прошлась по процедуре. Я рассказала, что мы будем посылать наши намерения с 18:00 до 20:30 по 40 минут из каждого часа. В перерывах предполагалось отдыхать, разговаривать и заполнять формы.
Мы начали ровно в 18:00. Так же, как Уильям Тиллер в его экспериментах с черными ящиками, я показала намерение на компьютерном экране, одновременно зачитывая его вслух, чтобы все участники в процессе медитации посылали одну и ту же мысль. Я вела медитацию и вслух зачитывала намерение повлиять на биофотонное излучение испытуемых и повысить их состояние здоровья и благополучие.
Общая энергия немедленно стала ощутимой, а ее мощность росла по мере продолжения вечера. Майкл, один из членов группы, предложил, чтобы мы называли наши водоросли «Дино» и «Табу», чтобы установить отношения с этими крошечными организмами. Хотя ни у кого не было предыдущего опыта в телепатии, некоторые участники начали ощущать информацию о наших испытуемых, особенно об Анне-Марии. Несколько медитаторов были убеждены, что она была непрофессиональной певицей и испытывала проблемы с горлом. Изабелл думала, что она могла страдать от проблем с кишечником или чего-то, связанного с гинекологией. Майкл, который был немцем, никак не мог отделаться от фразы, которая крутилась у него в голове: «im schutz der dunkelheit» (под прикрытием темноты) — и интерпретировал это так, что она завернулась в одеяло. Эмми сказала, что видит Анну-Марию завернутой в мягкое одеяло на твердой поверхности, временами спящей. Она также была убеждена, что Анна-Мария съела что-то не то, и у нее болел живот.
Многие медитирующие чувствовали связь с денежным деревом и «Табу», а у Питера было сильное чувство, что ацетабуля-рия интенсивнее всех отвечала на намерения, но с некоторыми исключениями. Группа испытывала больше всего трудностей, устанавливая связь с «Дино», и эти затруднения увеличивались до тех пор, пока к последней сессии группа почти перестала чувствовать связь.
Всех нас наполняло сильное чувство цели, и мы даже иногда теряли ощущение своей индивидуальности. К концу вечера я отбросила свои сомнения относительно исследования, и навязчивая мысль, что все наши действия просто смешны, исчезла. Хотя мы и не были целителями, все чувствовали, что процесс исцеления произошел. Что бы ни происходило, думала я, отправляясь обратно в ветреную ночь, мы вызвали эффект.
Несколько дней спустя я отправила Поппу наше расписание медитаций, чтобы его команда могла сравнить наши результаты. Я также поговорила с Анной-Марией. Некая часть наших экстрасенсорных впечатлений была правомерна. Пение действительно было ее хобби, и она периодически страдала от болей в горле. Хотя у нее не было обычно проблем с кишечником, в ту ночь они все же имели место из-за трех чашек кофе, которые Эдвард попросил ее выпить. Хотя днем кофе оживлял ее и прогонял сон, в ночь нашего эксперимента она периодически засыпала на протяжении 6 часов и легко заснула в ту ночь. Она описала ощущения пощипывания, которые периодически испытывала в тот вечер, и их появление соответствовало первой и третьей сессиям «включения» внимания. Тем не менее, мы приняли и некоторые «помехи»: она не была вегетарианкой и никогда не слушала и не пела Вивальди, как чувствовали несколько медитаторов.
При интерпретации данных Эдвард исследовал не только интенсивность света, но и его отклонения от симметрии: обычно излучения, испускаемые живым существом, при графическом изображении в виде кривой нормального распределения выглядят идеально симметричными. Он искал эксцессы кривой плотности распределения или «пики» распределения. Значительный эксцесс выглядит как кривая нормального распределения, сильно выгнутая в своей средней части. Когда световые излучения изображаются графически, нормальное распределение вершин равняется 0 — подъемы и спады аннулируют друг друга. После исследования 12 периодов (6 периодов направления намерения и 6 периодов отдыха) он не нашел изменений в интенсивности света. Но он обнаружил значительную асимметрию (от 1,124 до 0,922) и эксцесс (от 2,403 до 1,581) в излучениях. Нечто в свете подверглось значительным изменениям.
Эдвард пришел в восторг от полученных результатов. Они точно совпадали с тем, что он наблюдал в своем исследовании целителей, когда пытался выяснить, оказывает ли целительство влияние на другие живые существа в той среде, где происходит целительство. В том исследовании, когда он помещал водоросли в счетчик фотонов в присутствии целителя и его пациентов и измерял излучение водоросли в течение 36 сеансов, выяснилось, что во время целительских ритуалов происходят значительные изменения. Наблюдались сдвиги в циклических особенностях излучения. Его небольшое исследование подтвердило, что целительство вызывает изменения в световых излучениях всего, находящегося поблизости [476]. Теперь он обнаружил тот же эффект в ситуации, когда простое намерение посылалось обычными людьми, находящимися за 300 миль.
12 апреля Фриц Попп отправил мне данные, касающиеся водоросли, динофлагелляты и денежного дерева. Хотя на первый взгляд цифры говорили о том, что никакого эффекта не было, он изменил свое мнение после того, как произвел вычисления.
 
Обычно любое живое существо, находящееся в состоянии стресса, начинает приспосабливаться к ситуации, и его световые излучения, значительные поначалу, постепенно начинают снижаться, когда организм привыкает к новым обстоятельствам. Следовательно, чтобы выявить истинное доказательство влияние намерения, Поппу необходимо было контролировать этот феномен. Он математически вычислил средние значения, начиная с нуля, чтобы можно было с легкостью вычислить любое отклонение от нормы. Таким образом он смог бы определить, являлось ли непредвиденное отклонение повышением или снижением количества биофотонных излучений. Количественные значения излучения он поместил на свой график, который отражал любое необычное отклонение от нормы.
Во всех трех сессиях наши испытуемые демонстрировали значительное снижение интенсивности биофотонного излучения во время периодов медитации по сравнению с контрольным периодами. В конце динофлагеллята погибла под воздействием кислоты (вот возможная причина того, что медитирующим было так сложно ее почувствовать). Тем не менее, сообщил Попп, их ответ (снижение интенсивности излучения примерно на 140 тысяч) значительно отличался от стандартных излучений умирающего организма. Среди выживших ацетабулярия, здоровый испытуемый, продемонстрировала более значительный эффект, чем денежное дерево, возможно, потому, что ей не приходилось преодолевать стресс (на 544 ниже, чем в норме), в то время, как в случае денежного дерева (которое продемонстрировало понижение на 65,5), стрессор все еще оставался в листе в процессе эксперимента.
Попп представил результаты в виде графика, обозначив красным периоды воздействия наших целительских намерений, и отправил их мне. Мы действительно породили эффект «зигзага». Во время медитации, написал в своем заключении Попп, «наблюдается явная тенденция к снижению реакций, а не к их повышению», что повторяет расписание «включения» наших намерений. В случае ацетабулярии мы наблюдали общее понижение на 573 единицы и повышение на 29.
Наше небольшое медитационное усилие породило значительный исцеляющий эффект, явное снижение количества живого света. Не только эти обозначенные особенности, но и эффект на таком значительном расстоянии напоминали эффект, оказываемый опытным целителем на все, что находится в одном помещении с ним. Намерение нашей группы породило тот же свет, что и намерение целителя.
Вскоре я выяснила, что мои волонтеры были идеальными кандидатами для участия в исследовании намерения. Согласно тем формам, которые были заполнены для меня, они медитировали в среднем по 14 лет, и их результаты выполнения психологических тестов, которые я дала им, показали, что как группа они имели очень тонкие границы, были склонны к позитивному мировоззрению, обладали отличным умственным, эмоциональным и физическим здоровьем и демонстрировали сильные эмоции.
Во многом это была первая пробная попытка. В конце концов, мы протестировали четырех испытуемых, кто-то из них находился в состоянии стресса, кто-то нет, и один умер. Мы использовали контрольные периоды, но не использовали контрольных испытуемых. И Эдвард, и Попп предупредили меня о необходимости соблюдать осторожность: «Нам следует быть уверенными, что эти изменения в эксцессах и асимметрии реальны. Это значит, что нам необходимо повторить эксперимент пару раз», — сказал Эдвард. «Несмотря на явную тенденцию в результатах, — написал Попп, — я не осмеливаюсь назвать это доказательством».
Но, несмотря на эти предостережения, факт состоит в том, что мы зафиксировали значительный эффект. И в конце получение положительных результатов не слишком удивило меня. На протяжении более 30 лет Попп, Шлиц, Шварц и их коллеги собирали неоспоримые доказательства в других экспериментах, в которые тоже нелегко было поверить. Передовые исследования природы человеческого сознания перевернули все знания о мире, прежде считающиеся научно доказанными. Эти открытия неопровержимо свидетельствуют о том, что вся материя во Вселенной существует в тесной взаимосвязи и взаимовлиянии, часто противоречащими многим законам Вселенной, которые мы привыкли считать нерушимой истиной.
Значимость этих открытий состоит не только в подтверждении существования экстрасенсорных способностей или парапсихологии. Они угрожают разрушить весь фундамент современной науки. Открытия Тома Розенбаума, Сай Гош и Антона Зейлингера, что квантовые эффекты происходят в осязаемом мире, могут быть сигналом к концу разделения физики на законы большого и законы квантовых частиц и началу единого свода правил для всей жизни.
Наше определение физической Вселенной как набора изолированных объектов, наше представление о себе как об очередном таком объекте, даже наши самые основные представления о времени и пространстве должны быть пересмотрены. По крайней мере 40 известнейших ученых из академических исследовательских центров по всему миру продемонстрировали, что обмен информацией между живыми существами происходит непрерывно, и что мысли — это просто другой аспект передачи энергии. Сотни других предложили правдоподобные теории, предлагающие объяснение самых неподвластных пониманию эффектов, таких как смещенное во времени влияние, как согласующихся с законами физики.
Мы больше не можем считать себя изолированными от окружающей среды, а свои мысли — как частные, закрытые продукты индивидуального мозга. Сотни ученых, которые написали тысячи научных работ, высказывают мнение, что мысли способны глубоко влиять на все аспекты нашей жизни. Как наблюдатели и создатели мы непрерывно изменяем наш мир в каждое мгновение. Каждая наша мысль, каждое суждение, какими бы подсознательными они ни были, оказывают влияние. В каждый момент сознательный разум отправляет намерение.
Эти открытия призывают нас пересмотреть не только, что значит быть человеком, но и нашу роль в окружающей среде. Нам нужно изменить свои представления о влиянии всего, что мы думаем, вне зависимости от того, высказываем мы это вслух или нет. Наши отношения с миром продолжаются, даже если мы молчим.
Нам необходимо также признать, что эти идеи больше не могут считаться мудрствованиями нескольких нестандартно мыслящих индивидуумов. Сила мысли играет роль во многих признанных дисциплинах во всех сферах жизни, от ортодоксальной и альтернативной медицины до спортивных соревнований. Современная медицина должна полностью оценить центральную роль намерения в исцелении. Исследователи, работающие в области медицины, часто говорят об «эффекте плацебо» как о раздражающем препятствии на пути к подтверждению эффективности химического вещества. Пришло время понять и полностью использовать силу плацебо. Вновь разум доказал, что является более успешным целителем, чем лучшие из лекарств.
 
Нам необходимо будет пересмотреть наше понимание биологии. Мы лишь начинаем понимать обширный и неисследованный человеческий потенциал, находящийся в нашем распоряжении: удивительную способность человека влиять на окружающий мир. Этот потенциал принадлежит с рождения каждому человеку, а не только одаренным мастерам. Наши мысли могут быть неистощимым и простым ресурсом, который можно призвать для того, чтобы направить в нужное русло свою жизнь, излечить болезни, очистить города и улучшить планету. Мы можем обладать силой, достаточной, чтобы улучшить качество воздуха и воды, снизить уровень преступности и дорожно-транспортных происшествий, повысить образованность своих детей. Одна хорошо направленная мысль может быть мягким, но эффективным способом для обычных мужчин и женщин взять в свои руки решение глобальных проблем.
Это знание может вернуть нам чувство индивидуальной и коллективной силы, которое было отнято у нас господствующим мировоззрением, изображающим равнодушную Вселенную, наполненную отдельными, не связанными между собой объектами. Понимание силы сознательной мысли может приблизить науку к религии, предложив научное доказательство интуитивного понимания, присутствующего у большинства из нас, что быть живым значит гораздо больше, чем быть просто «набором» химических веществ и электрических сигналов.
Нам необходимо открыть свой разум мудрости многих примитивных традиций, которые содержат интуитивное понимание намерения. Практически все эти культуры описывают единое энергетическое поле, сходное с нулевым полем, объединяющее все во Вселенной невидимой паутиной. Эти другие культуры понимают наше место в иерархии энергии и ценности осторожного выбора времени и места. Современная наука влияния на расстоянии наконец предоставила научное доказательство истинности древних интуитивных представлений о проявлении, целительстве и силе мыслей. Будет хорошо, если мы, как и представители традиционных культур, будем ценить каждую мысль как священную, обладающую силой принимать физическую форму.
И современная наука, и античные практики могут научить нас тому, как использовать нашу удивительную силу намерения. Если мы научимся направлять нашу способность влияния позитивным образом, мы сможем улучшить каждый аспект нашего мира. Медицина, целительство, образование, даже наше взаимодействие с нашими технологиями только выиграют благодаря более полному постижению неразрывной связи разума с миром. Если мы поймем неимоверную силу человеческого сознания, мы продвинемся в понимании себя как человеческих существ во всей нашей сложности.
Но все равно остается множество незаданных вопросов о природе намерения. Передовая наука — это искусство интересоваться невозможным. Все наши главные достижения в истории произошли благодаря постановкам неожиданных и странных вопросов. Что, если камни падают с неба? Что, если гигантские металлические объекты могут преодолеть силу гравитации? Что. если не существует края Земли, к которому можно приплыть? Что, если время не абсолютно, а зависит от нашего местоположения? Все открытия в области намерения и удаленного влияния вышли из, на первый взгляд, абсурдного вопроса: что, если наши мысли могут влиять на наше окружение?
Истинная наука, не страшащаяся исследовать темные глубины нашего невежества, всегда начинается с непопулярного вопроса, даже если не существует возможности немедленного ответа, даже если ответ угрожает перевернуть все наши привычные представления. Ученые, работающие в области исследований сознания, должны постоянно задавать непопулярные вопросы о природе сознания и границах его влияния. В наших групповых экспериментах мы будем задавать самый невероятный вопрос: что, если групповое намерение может исцелять на расстоянии? Может ли мысль исцелить мир? Подобные вопросы необычны, но самой важной частью научного исследования является простое желание задавать вопросы. Как прокомментировал Боб Барт из Организации по исследованию молитвы, отвечая на вопрос, стоит ли продолжать изучение молитвы после экспериментов Бенсона: «Мы не можем получать ответы, если не задаем вопросов». Так мы приступим к нашим экспериментам — не боясь задавать вопросы, каким бы ни был ответ.
 
ЧАСТЬ IV
ЭКСПЕРЕМЕНТЫ
 
Чудеса случаются не наперекор природе,
а лишь наперекор тому,
что о природе известно.
Святой АВГУСТИН
 
ГЛАВА 13
РАЗВИТИЕ НАМЕРЕНИЯ
 
До настоящего момента в книге «Эксперимент по намерению» рассматривались научные свидетельства силы намерения. Неисследованными остались пределы этой силы в спешке и суете повседневной жизни. Было написано огромное количество книг о способности людей проявлять свою реальность, и, хотя в них обозначено много интуитивных истин, они мало дают в плане научных доказательств.
Сколько именно силы нам необходимо, чтобы определять и изменять нашу повседневную жизнь? В каких целях мы можем ее использовать индивидуально и коллективно? Какой объем силы необходим нам, чтобы излечить себя, наполнить свою жизнь счастьем и осмысленностью?
Здесь я хочу попросить вас о помощи. Определение дальнейшего практического приложения силы мысли является целью следующей части этой книги, части, в которой вы примете участие как равный партнер-исследователь.
Хотя сила намерения такова, что сосредоточенная воля любого сорта может оказать некое влияние, научные данные свидетельствуют о том, что ваша работа с намерением будет более эффективной, если вы будете более «гармоничны» в научном смысле этого термина. Чтобы достичь этой максимальной эффективности, согласно научным данным, вам необходимо выбрать правильное время и место, успокоить ваш разум, научиться сосредоточиваться, установить связь с объектом вашего намерения, визуализировать и проигрывать в своем сознании свое намерение. Необходима также уверенность в том, что эксперимент сработает.
Большинство из нас существуют в достаточно негармоничном состоянии. Мы живем, погрузившись в разгул беспорядочных и бессвязных мыслей. Вы станете более гармоничны, просто научившись прекращать этот бесполезный внутренний гам, которьш всегда сосредоточен на прошлом или будущем и никогда — на настоящем. Со временем вы станете профессионалом в успокоении своего разума и «ускоритесь», так же как бегуны тренируют свои мышцы и с каждым днем бегут немного быстрее.
Представленные упражнения разработаны специально для того, чтобы помочь вам стать более гармоничными и эффективными в использовании намерения в вашей жизни и наших общих экспериментах с намерением. Упражнения созданы на основе методик, лучше всего работавших в научных лабораториях.
Думайте о намерениях с точки зрения больших и малых планов. Рассматривайте большие планы так, чтобы направлять намерения пошагово в направлении реализации. Также начинайте с умеренных целей — чего-нибудь достижимого в ближайшем будущем. Если ваш вес на 18 килограммов превышает норму, и ваша цель состоит в том, чтобы уже на следующей неделе носить сорок четвертый размер, то такие временные рамки нереалистичны. Тем не менее, держите свои большие планы в уме и продвигайтесь в направлении их реализации по мере получения вами необходимого опыта. Важно также преодолеть ваш природный скептицизм. Идея того, что ваша мысль в состоянии влиять на физическую реальность, может не согласовываться с вашей парадигмой окружающего мира, существующей в настоящий момент, но и концепция гравитации казалась бы вам не менее странной, живи вы в средние века.
ВЫБЕРИТЕ СВОЕ ПРОСТРАНСТВО НАМЕРЕНИЯ
В значительном количестве научных исследований были получены свидетельства того, что ваше особое пространство усиливает эффективность ваших намерений. Выберите место, где вам было бы комфортно работать со своими намерениями. Уберите все посторонние предметы, обставьте помещение удобной мебелью, достаньте мягкие подушки, чтобы, когда бы вы ни пришли туда, вы оказались в приятном окружении, где вы можете находиться в тишине и медитировать. Если хотите, используйте свечи, мягкий свет, ладан.
Некоторым людям нравится создавать своего рода «алтарь» в месте сосредоточения, где можно размещать предметы или фотографии, которые вдохновляют или имеют особое значение. Даже если вы не дома, вы сможете без усилий «войти» в свое пространство намерения, визуализируя его, когда хотите направить намерение.
Если вы не живете в горах, где в любой момент можете открыть окно, чтобы впустить в помещение чистый горный воздух, то можете установить в вашем пространстве ионизатор. Период полураспада ионов (имеется в виду время, в течение которого ионы продолжают поддерживать уровень излучения) зависит от количества загрязняющих веществ в воздухе. Чем чище воздух, тем длительнее период полураспада ионов, если присутствует источник ионизации (например, проточная вода). Уровень ионизации оптимален:
· в ненаселенной местности, вдали от городских районов;
· около проточной воды, будь то душ или водопад;
· в природной среде;
· под солнечными лучами, которые являются естественными ионизаторами;
· после грозы;
· в горах.
Худшими в отношении уровня ионизации являются:
· закрытые пространства, где находится много людей;
· около телевизоров и других электрических приборов, которые испускают электрические эмиссии до 11 000 В, немедленно подвергая все, находящееся рядом, воздействию положительного заряда;
· в городах;
· около производственных зон;
· в смоге, тумане, пыли.
Основное правило гласит: чем ниже видимость, тем ниже концентрация ионов. Видимость понижается из-за присутствия множества больших частиц, к которым ионы легко примыкают. Людям, живущим в городах, в пространстве намерения могут помочь улучшить ионизационный уровень растения и источник воды, например, маленький настольный фонтан. Освободите ваше пространство от электрических приборов и компьютеров.
 
ВКЛЮЧИТЕСЬ
Чтобы «включиться» и «ускориться» до максимальной интенсивности, вам сначала необходимо замедлить свои мозговые волны до альфа-состояния легкой медитации или поверхностных сновидений, когда мозг испускает частоты (измеряемые ЭЭГ) в 8-13 Гц (циклов в секунду).
Сядьте удобно. Многие люди предпочитают сидеть прямо на стуле с прямой спинкой, положив руки на колени. Вы можете сесть на пол, скрестив ноги. Начинайте дышать медленно и ритмично, вдыхая через нос и выдыхая через рот, так чтобы ваш вдох длился столько же, сколько и выдох. Позвольте своему животу расслабиться, вдыхайте диафрагмой, так чтобы при вдохе ваш живот слегка надувался, а затем втягивался обратно.
Повторяйте это движение каждые 15 секунд, но будьте уверены, что вы не вдыхаете слишком много и в то же время не стесняете себя. Продолжайте дышать таким образом в течение 3 минут, а затем продолжайте просто наблюдать за тем, как оно проходит. Это займет еще от 5 до 10 минут. Начинайте сосредоточивать свое внимание только на дыхании. Выполняйте это упражнение регулярно, так оно сформирует базу для ваших занятий медитаций.
Чтобы войти в альфа-состояние, важнее всего успокоить свой ум. Об этом знают все буддисты. Конечно, не думать ни о чем часто просто невозможно.
После того, как вы погрузились в нужное состояние, сконцентрировавшись на дыхании или на отдельном объекте, большинство школ медитации рекомендуют применить своего рода «якорь», позволяющий вам поддерживать тишину ума, чтобы вы могли быть более восприимчивыми к интуитивной информации. Обычно в качестве якоря используется сосредоточение на:
· теле и его функциях или дыхании;
· своих мыслях, как будто они пролетают мимо, не имея к вам отношения;
· мантре, что используется в трансцендентальной медитации, обычно состоящей из таких слов, как Ом («поле» в буддизме), Ах (универсальная правда жизни) или Хум (физическое проявление правды, сама Вселенная); в начале 1970-х годов многие практикующие ТМ использовали мантру Ах-Ом;
· цифрах, с помощью счета про себя, как по возрастанию, так по убыванию;
· музыке, обычно чем-нибудь монотонном, как Бах или монотонное пение;
· отдельном звуке, например таком, какой издает австралийский музыкальный инструмент диджериду;
· звуках барабана или трещотки, использующихся многими традиционными культурами для успокоения ума;
· молитве (можно при этом перебирать четки, так как повторяющиеся звуки успокаивают разум).
Практикуйтесь, пока не сможете сосредоточиваться на своем «якоре» в течение 20 минут или больше.
МАКСИМАЛЬНАЯ ИНТЕНСИВНОСТЬ
Необходимо развивать способность присутствовать с максимальной полнотой в каждом моменте. Одним из самых надежных способов развить ее является практика древнего искусства осознанности, переданного нам в 500 году до н. э. Буддой Шакьямуни, основателем буддизма. В процессе этой практики вы поддерживаете ясное осознание того, что происходит внутри и вовне в каждый момент, не окрашивая свое восприятие интерпретациями, эмоциями и не погружаясь в свои мысли.
Осознанность требует не только концентрации, но и внимания к тому, чтобы фокус вашей концентрации оставался в настоящем. С практикой вы сможете легко прекращать непрерывный внутренний диалог своего разума и концентрироваться на своих сенсорных переживаниях, вне зависимости от того, насколько они земные: будь то принятие пищи, объятия ребенка, боль, которую вы испытываете, или просто удаление ниточки, которую вы заметили на своем свитере. Вы ведете себя по отношению к своему разуму как великодушный родитель, выбирая то, на чем ему сосредоточиться, и возвращая его при необходимости обратно.
Со временем медитация осознанности усилит ваше визуальное восприятие и не позволит вам проявлять слепоту по отношению к своему повседневному опыту.
Одна из трудностей включения осознанности в повседневную жизнь состоит в том, что ей обычно обучают на семинарах с погружением, где участники имеют редкую возможность медитировать на протяжении многих часов в день или практиковать наполненность, выполняя действия в «замедленном темпе». Тем не менее, существуют способы применять многие традиционные практики в вашей медитации намерения.
Как только вы достигли вашего альфа-состояния, молча наблюдайте за всем, что проявляет себя в вашем разуме и теле. Присутствуйте и будьте внимательны к тому, что есть, не позволяйте своим эмоциям говорить вам о том, чего бы вам хотелось, или о том, что является самым приятным в ситуации. Не подавляйте и не отбрасывайте негативные мысли, если они истинны. Один из хороших способов заставить ваш ум присутствовать в настоящем состоит в том, чтобы «вернуться в тело» и чувствовать позу своего тела.
Важно отличать осознанность от простой сосредоточенности. Самое важное отличие — отсутствие суждений или точки отсчета для оценки переживаемого. Вы присутствуете в каждом моменте настоящего, не окрашивая его предпочтением приятного, или отвращением к неприятному, или определением переживаемого как чего-то, что уже переживалось вами ранее. Коротко, не должно быть ни «лучше», ни «хуже».
Осознавайте запахи, текстуру, цвета и все ощущения, испытываемые вами. Как пахнет комната? Каков вкус у вас во рту? Какие ощущения вызывает ваше сидение?
Осознавайте все, что происходит внутри и снаружи. Когда бы вы ни поймали себя на вынесении суждений о том, что вы видите, скажите себе: «Я думаю» и возвращайтесь к наблюдению с обычным вниманием.
Развивайте искусство слушать все звуки, наполняющие вашу комнату: шум водопровода, автомобильные гудки, лай собаки, звук пролетающего самолета. Принимайте все звуки: шум, хаос или тишину — без суждений.
Отмечайте все другие ощущения: «цвет» дня, освещенность помещения, любое движение, происходящее перед вами, ощущения тишины.
Попытайтесь не пытаться. Работайте над тем, чтобы отказаться от осуждений и стремления к определенным результатам (и тревоги, вызываемой этими стремлениями).
Принимайте все происходящее, не вынося суждений. Это значит— не анализируйте происходящего. Абстрагируйтесь от чужих взглядов, мнений и предпочтений. Принимайте все свои чувства и переживания, даже неприятные. Никогда не спешите. Если спешить необходимо,™ присутствуйте в этой спешке. Прочувствуйте ее.
 
ПРИВНЕСЕНИЕ ОСОЗНАННОССТИ В ВАШУ ПОВСЕДНЕВНУЮ ЖИЗНЬ
Данные свидетельствуют о том, что, даже когда вы не используете намерение, вы подготовите свой мозг для этого, если внесете наполненность в свою повседневную жизнь. Психолог доктор Чарльз Тарт, один из ведущих мировых экспертов в области измененных состояний сознания, дает несколько рекомендаций [477].
· В течение дня делайте небольшие перерывы, во время которых вы в тишине можете осознать все, что происходит внутри и снаружи.
· Когда вы чувствуете, что ваша сосредоточенность ослабевает, осознайте свое дыхание, это поможет вам вернуться.
· Находитесь в состоянии осознанности, выполняя даже самые обычные дела, например, когда вы чистите свои зубы или бреетесь.
· Начните с маленького упражнения, например, наденьте пальто и отправьтесь на прогулку, поддерживая сосредоточенность на том, что вы делаете.
· Отмечайте про себя, что вы делаете в настоящий момент, например: «Я надеваю пальто», «открываю дверь», «надеваю ботинки».
· Используйте осознанность в любой повседневной ситуации. Когда вы готовите ужин или чистите зубы, осознавайте запахи, текстуру, цвета или ощущения, испытываемые вами.
· Научитесь по-настоящему смотреть на своего партнера, своих детей, домашних животных, друзей и коллег. Наблюдайте за ними в деятельности — за каждой деталью, не вынося суждений.
· В процессе какой-либо деятельности, например, завтракая, просите своих детей осознавать каждый ее аспект. Сконцентрируйтесь на вкусе вашей еды. Посмотрите на ее текстуру и цвета. Как хрустят хлопья? Что вы чувствуете, когда глотаете сок? Осознавайте запахи и звуки, присутствующие вокруг вас. Что чувствуют различные части вашего тела, пока вы наблюдаете за всем этим?
· Прислушивайтесь к тому, как звучит ваша жизнь: миллиардами звуков, каждый день окружающих вас. Когда кто-либо говорит с вами, слушайте его голос наравне со словами. Не думайте о своем ответе, пока ваш собеседник не перестанет говорить.
· Привносите осознанность в любую деятельность: когда вы идете по улице, едете домой, работаете в саду.
· Если вы, практикуя все эти упражнения, столкнетесь с кем-нибудь, не вступайте в разговор. Просто поблагодарите человека, пожмите руки и оставайтесь в настоящем моменте.
· Используйте осознанность, когда вы особенно заняты или приближается срок сдачи работы. Наблюдайте свою спешку, давление, оказываемое на вас, свое поведение. Как эти состояния влияют на ваше равновесие? Наблюдайте за собой в любой ситуации. Можете ли вы оставаться в своем теле, напряженно работая?
· Практикуйте осознанность, когда стоите в очереди. Переживайте само ожидание, вместо того чтобы фокусироваться на том, чего вы ждете. Осознавайте все физические движения и свои мысли.
· Не думайте о своих проблемах или попытайтесь их решить. Просто работайте с теми повседневными проблемами, которые оказываются прямо перед вами.
 
СЛИЯНИЕ С ДРУГИМ
Исследования показывают, что прикосновение или даже сосредоточение на теплых чувствах или сопереживании другом}' являются действенными способами установления согласованности мозговых волн между людьми. Когда два человека прикасаются друг к другу, сохраняя любящие мысли в своих сердцах, «согласованное» сердцебиение одного может увлечь за собой мозг другого [478].
Перед тем, как вы направите свое намерение, важно установить эмпатийную связь с объектом вашего намерения.
Устанавливайте связь с помощью следующих техник.
· Вначале попробуйте сделать это с кем-либо, с кем у вас уже существует прочная связь: с партнером, ребенком, братом, сестрой, близким другом.
· Обменяйтесь с тем, кого не знаете, какими-либо предметами или фотографиями.
· Узнайте поближе этого человека. Отправьтесь на прогулку вместе или просто встретьтесь лично.
· Проведите полчаса в совместной медитации.
· Попросите человека открыться вашему намерению, когда вы его направляете.
· Если вы направляете намерение кому- или чему-либо, что не является человеком, вы также можете установить связь. Выясните все, что сможете, об объекте вашего намерения, будь то растение, животное или неодушевленный предмет. Пусть оно находится рядом с вами в течение какого-либо периода перед тем, как вы отправите намерение. Не стоит отдельно отмечать, что вам необходимо хорошо относиться к объекту, даже если «это» является вашим компьютером или ксероксом.
 
БУДЬТЕ СОСТРОДАТЕЛЬНЫ
Используйте следующие методы, чтобы усилить чувство со переживания во время вашей сессии намерения.
· Сосредоточьте свое внимание на сердце, так, как будто вы направляете туда свет. Наблюдайте, как свет распространяется от вашего сердца по всему телу. Посылайте себе наполненные любовью мысли, такие как: «Пусть я буду чувствовать себя хорошо и испытаю счастье».
· На выдохе представляйте, как свет распространяется вовне, исходя из вашего сердца. Пока вы делаете это, думайте: «Я благодарю всех живых существ за любовь и доброту». Как рекомендуют буддисты, вначале подумайте обо всех, кого любите, затем подумайте о своих хороших друзьях. Перейдите к знакомым и, наконец, к тем, кого вы явно недолюбливаете. На каждой стадии думайте: «Пусть они живут хорошо и счастливо».
· Сосредоточьтесь на доброте и сострадании всех живых существ и ваших любимых, которые сделали вклад в ваше благополучие. Наконец, направьте ваше послание сострадания всем людям и всем живым существам на Земле.
· Практикуйте обмен ролями со своими любимыми. Представляйте, как это — быть вашим супругом, родителем, ребенком. Вставайте на место своих любимых и представляйте, что значит смотреть на мир их глазами, с их надеждами, страхами и мечтами. Подумайте о том, как бы вы реагировали.
· Джером Стоун, цитируя Согьяла Ринпоче, автора «Тибетской книги жизни и смерти» [479], говорит о том, что необходимо открывать свое сердце каждый день страданиям вокруг нас, всем нищим, проходящим мимо, всей бедности, трагедиям и горю, которые мы видим на экранах своих телевизоров:
«Не расходуйте попусту любовь и скорбь, которые они вызывают, в момент, когда вы чувствуете, как внутри вас поднимается сострадание, не отбрасывайте его, не давите его, пытаясь быстро вернуться к «нормальному» состоянию, не бойтесь чувствовать его, позвольте ему отвлечь вас, пусть оно будет внутри. Будьте уязвимы, используйте этот быстрый, яркий проблеск сострадания, сосредоточьтесь на нем, отправьтесь в глубь своего сердца и медитируйте, развивайте его, усиливайте и углубляйте его. Делая это, вы поймете, как слепы были к страданиям...» [480].
· В процессе работы с намерением, если вы посылаете кому-то целительную энергию, сначала попытайтесь поместить себя в его ситуацию. Представьте, что значит быть им и встретиться с происходящим кризисом. Попытайтесь почувствовать сострадание к получающему. Спросите себя, что бы вы чувствовали, если бы испытывали подобные страдания, и какого исцеления хотели бы.
· Теперь направьте свои наполненные любовью мысли на объект вашего внимания. Если человек присутствует рядом, то возьмите его или ее за руку.
 
СФОРМУЛИРУЙТЕ СВОЕ НАМЕРЕНИЕ
Медитируя, сформулируйте свое намерение. Хотя многие люди используют конструкцию «всегда был»: «Я всегда был здоров», я предпочитаю настоящее время — направление своего намерения к его «конечной точке» как желание, которое уже было исполнено. Например, если вы пытаетесь излечить боль в спине, вы можете сказать: «Моя поясница здорова и движется легко и плавно». Помните о необходимости оформлять свое намерение как позитивное утверждение, вместо того, чтобы говорить: «У меня не будет побочных эффектов», — говорите «Побочные эффекты будут отсутствовать».
 
БУДЬТЕ ТОЧНЫ
Точно сформулированные намерения работают лучше всего. Пусть ваше намерение будет очень определенным и направленным, и чем более детальным, тем лучше. Если вы пытаетесь излечить безымянный палец на левой руке вашего ребенка, уточните, какой палец нуждается в лечении и, если возможно, проблему с ним.
Сформулируйте свое намерение полностью и четко определите, что и как вы хотите изменить: когда, где и у кого. Удостоверьтесь, что вы пояснили все детали: кто, что, когда, где, почему и как (подобно репортерам из программ новостей). Полезно рисовать картину вашего намерения или создавать коллаж из фотографий или вырезок из журналов. Поместите свое творение туда, где вы часто будете его видеть.
ВИЗУАЛИЗИРУЙТЕ
Как и в профессиональной деятельности лучших спортсменов, лучший способ направить намерение — это визуализировать результат, который вы хотите получить, используя все свои органы чувств. Визуализация — это использование образов и/ или внутренних посланий, чтобы получить желаемую цель. Их можно использовать для достижения любого желаемого результата: изменить или улучшить жилищные условия, работу, отношения, физическое состояние или здоровье, настроение, взгляд на жизнь или даже определенный аспект себя, включая личность. Также их можно использовать, чтобы отправлять намерения кому-то еще. Самонаправляемые визуализации во многом напоминают самогипноз.
Спланируйте образ результата вашего намерения заранее. Многие люди убеждены, что в процессе визуализирования вы должны отчетливо своим мысленным взором «видеть» точный образ. Но для намерения не обязательно иметь точный внутренний образ или какой-либо образ вообще. Достаточно просто думать о намерении без внутреннего образа и просто создавать впечатление, чувство или мысль. Некоторые из нас думают образами, другие думают словами, а некоторые — звуками, прикосновениями или пространственными отношениями между объектами. Ваше ментальное представление будет зависеть от того, какие ощущения лучше всего воспринимает ваш мозг.
Если вы, обращаясь к уже использованному нами примеру, собираетесь лечить боль в спине, представьте, что вы свободны от этой боли и с радостью выполняете какое-либо упражнение или движение. Представляйте себе, как вы быстро идете. Запомните чувство отсутствия боли и наполненности энергией. «Прочувствуйте» свою спину. Почувствуйте себя свободно бегущим. Выберите и другие ощущения, которые сопутствуют исцелению спины. Если вы направляете намерение, чтобы исцелить другого человека, выполните все аспекты процесса исцеления, но представляйте, что вы чувствуете спину этого человека. Посылайте намерение его или ее спине.
 
ПРАКТИКА ВИЗУАЛИЗАЦИИ
Вы можете практиковать визуализацию, погружаясь в медитативное состояние и представляя себе следующее, одновременно вспоминая или представляя как можно больше об образах и запахах и ваших чувствах, испытываемых к ним:
· любимая еда, съеденная недавно (вспомните запахи и вкусы, которые вам нравятся);
· ваша спальня. Мысленно пройдитесь по ней, припоминая каждую деталь: ваше покрывало, занавески, ковер. Вам необязательно видеть всю комнату целиком, просто несколько деталей или общее впечатление;
· недавний счастливый момент (с любимым, с ребенком). Припомните наиболее яркие ощущения, образы;
· вы сами в какой-нибудь физической деятельности, например, во время бега, езды на велосипеде, плавания или занятий в спортзале. Прочувствуйте ощущения вашего тела вовремя движения;
· ваша любимая музыка (попытайтесь внутренне «услышать» ее);
· недавний опыт, включающий сильное физическое ощущение (например, прыжок в море или бассейн, принятие горячей ванны, ощущения снега или дождя или занятия любовью).
Попытайтесь заново пережить эти ощущения.
Чтобы визуализировать свое намерение, вначале тщательно проработайте его заранее.
· Теперь создайте мысленную картину желаемого результата. Представьте его себе уже существующим, и себя в такой ситуации.
· Попытайтесь представить как можно больше сенсорных деталей ситуации (вид, запах, ощущения).
· Думайте о ней в позитивном, оптимистичном, воодушевляющем ключе. Используйте ментальные утверждения или аффирмации, которые подтверждают, что желаемое уже произошло или происходит сейчас (а не произойдет в будущем). Например, кто-то, испытывающий проблемы с сердцем, может использовать такую аффирмацию: «Мое сердце здорово».
· Для исцеления попытайтесь представить себе целительную энергию (например, в виде белого света), наполняющую вас, и наблюдайте за тем, как она исцеляет больную часть вашего тела, скажем, превращает заболевший орган в здоровый. Если битва «добра и зла» более близка вам, представляйте, как клетки-«герои» сражаются или поедают «злодеев». Или представляйте, как больные клетки или ткани превращаются в здоровые, все ваше тело вместе с той определенной частью становится полностью здоровым. Чаще визуализируйте себя полностью здоровыми, пока выполняете свои повседневные дела. Найдите в Интернете или в книге изображение части тела, которая выглядит совершенно здоровой. Представляйте, что ваша часть тела выглядит именно так.
· Если вам больно, представляйте себе нервные окончания всего тела и «смотрите», как целительная энергия, входящая в вас с каждым вдохом, течет через ваши мышцы и клетки крови, через ваши артерии к нервам, которые успокаиваются и излечиваются.
· Чаще посылайте визуализации, во время медитации и на протяжении дня.
 
ВЕРА
Бесчисленные свидетельства существования эффекта плацебо демонстрируют огромную силу веры. Вера также является абсолютно необходимой для намерения. Помните о желаемом результате и не позволяйте себе думать о провале. Отбрасывайте все мысли, вроде: «Этого со мной не произойдет». Если вы пытаетесь помочь кому-то другому, кто не разделяет вашей веры в успех, поговорите с ним о научных доказательствах, представленных в «Эксперименте по намерению» и в других источниках. Важно, чтобы вы оба разделяли одни и те же убеждения. Герберт Бенсон верит, что его монахи смогли достичь своих результатов, так как они использовали слова и фразы, содержащие их самые глубокие убеждения [481].
ОТОЙДИТЕ В СТОРОНУ
В исследованиях медитации, медиумов и целительства показано, что люди, которые успешно работают с намерением, представляют себя и человека, получающего целительную энергию, в единстве со Вселенной. Будучи в медитативном состоянии, вступите на территорию, где вы отпустите свое чувство «Я» и сольетесь с объектом своего намерения и полем. Оформите свое намерение, точно провозгласите его, а затем отпустите результат. В этот момент вы можете почувствовать, что намерение принимается некой высшей силой. Завершите свою внутреннюю медитацию просьбой, а затем отодвиньте в сторону свое эго. Запомните: эта «сила» исходит не от вас, вы — ее проводник. Рассматривайте свое намерение как просьбу, которую вы посылаете Вселенной.
 
ВРЕМЯ
Научные данные свидетельствуют о том, что психокинез (влияние сознания на материю) лучше всего работает в моменты повышенной геомагнитной активности. Вы можете узнать уровень геомагнитной активности в вашей местности, зайдя на пару сайтов. Национальная океаническая и атмосферная организация США (НОАО) создала Космический центр окружающей среды (КЦОС), официальный американский ресурс, посвященный космической погоде (www.sec.noaa.gov). КЦОС, в свою очередь, организовал специальное отделение космической погоды (ОКП), предупреждающее мир о колебаниях в пространстве. Управляемое совместно КЦОС и воздушными силами США, ОКП предоставляет прогнозы погоды и предупреждения о солнечной и геомагнитной активности.
ОКП получает данные в реальном времени от огромного количества земных обсерваторий и спутников по всему миру. Эти данные позволяют ОКП предсказывать солнечную и геомагнитную активность и предупреждать мир о сильных бурях. Чтобы узнать прогноз на тот день, когда вы собираетесь работать с намерением, зайдите на сайт http://sec.noaa.gov/today2.html.
КЦОС разработал шкалы космической погоды, чтобы помочь людям сориентироваться в силе геомагнитных штормов, солнечных бурь и их влияниях на наши технологические системы (www.sec.noaa.gov/NOAAscales). Цифры, расположенные на них, указывают на уровень жестокости, начиная от 1 (легкий) и заканчивая 5 (самый сильный).
Обсерватория Солнца и гелиосферы (ОСОГ) была основана как совместный проект Европейского управления космических исследований и НАСА, чтобы изучать влияние Солнца на Землю. Больше информации можно получить, зайдя на сайт http:/ sohowww.nascom.nass.gov/spaceweather/. На этом сайте представлены полезные сводки геомагнитной активности, прогнозы относительно солнечных ветров, рассматриваются движения протонов высокой энергии. Вся геомагнитная активность измеряется в единицах от 1 до 9 с индексом К. Существует еще индекс А, который используется на большей шкале — от 0 до 400.
Когда вы направляете намерение, планируйте делать это в день, когда К равняется 5 или более (если используется индекс А, то более 200).
Работа с намерениями особенно эффективна, если она осуществляется в час дня по звездному времени (используйте Интернет-ресурсы, чтобы подсчитать местное звездное время). Посылайте намерения только в те дни, когда чувствуете себя счастливыми и довольными.
 
ОБОБЩЕНИЕ
Ваша программа намерения:
· пройдите в свое пространство намерения;
· настройтесь с помощью медитации;
· максимально сосредоточьтесь с помощью осознания происходящего в настоящий момент;
· настройтесь на получающего с помощью сосредоточения на сострадании и установлении связи;
· сформулируйте свое намерение и сделайте его точным и детальным;
· мысленно проработайте каждый момент, используя все свои чувства;
· визуализируйте в деталях ваше намерение как свершившийся факт;
· важно выбрать правильное время: проверяйте, что происходит с Солнцем, и выбирайте дни, когда вы хорошо себя чувствуете и находитесь в хорошем настроении;
· отодвиньтесь в сторону, подчинитесь силе Вселенной и отпустите результат.
 
ГЛАВА 14
ВАШИ ЛИЧНЫЕ ЭКСПЕРЕМЕНТЫ С НАМЕРЕНИЕМ
Теперь, после того как вы достаточно «попрактиковались», как вы можете использовать намерение в своей повседневной жизни? Чтобы помочь вам разобраться в этом вопросе, я, с помощью моих ученых, разработала серию неформальных личных экспериментов.
Представленные ниже «эксперименты» следует читать как вводную часть к инкорпорации намерения в вашу повседневную жизнь, а также как примеры индивидуальных исследований. После того, как вы провели экспериментальное исследование намерения, я прошу вас описать его на моем сайте.
Чтобы провести эти эксперименты, вам необходимо всего лишь обзавестись блокнотом для записей и календарем. Отмечайте день и время работы с намерением. Каждое экспериментальное исследование намерения должно проводиться после того, как вы «настроитесь» в своем пространстве намерения, используя программу, представленную в предыдущей главе. Излишне повторять, что, если вы страдаете серьезным заболеванием и пытаетесь улучшить свое состояние, вам следует дополнить свои целительные намерения помощью профессионального медика, традиционной или альтернативной ориентации.
Каждый день отмечайте изменения объекта своего намерения, будьте внимательны к деталям. Если вы пытаетесь исцелить определенное состояние в себе или ком-либо другом, каждый день «замеряйте температуру» изменений. Как человек чувствует себя в общем? Ухудшилось ли его состояние? Появились ли симптомы ухудшения? (Если ситуация ухудшилась, немедленно свяжитесь с врачом, а также обратите внимание на возможные подсознательные эффекты.)
Если вы пытаетесь изменить свои отношения с кем-либо, кто обычно весьма негативно настроен, каждый день делайте записи о своих взаимодействиях с этим человеком, чтобы определить, изменилось ли что-либо.
ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ, ЧТОБЫ НЕЧТО ПРОЯВИЛОСЬ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ
Выберите целью нечто, что никогда с вами прежде не случалось, но появления чего вы хотите в своей жизни. Пусть это будет нечто, что весьма маловероятно или происходит исключительно редко, чтобы это появление было, вероятнее всего, результатом вашего намерения.
Вот несколько примеров:
· вы получаете цветы от мужа (если он никогда не дарил вам их);
· вы смотрите футбольный матч вместе с женой (если обычно она отказывается делать это);
· ваш неприветливый сосед, который никогда не отвечает на вопрос: «Который час?», начинает приветливый разговор с вами;
· ваш ребенок моет посуду;
· ваш ребенок самостоятельно просыпается утром и отправляется в школу без понуканий;
· улучшается погода (скажем, на 30 процентов меньше или больше дождя);
· ваш ребенок заправляет кровать;
· ваша собака не лает ночью;
· ваш кот перестает точить когти о диван;
· ваш муж или ваша жена приходит домой на час раньше, чем обычно;
· ваш ребенок смотрит телевизор на три часа меньше;
· коллега, который вас терпеть не может, здоровается с вами и начинает диалог;
· ваши заработки повышаются на 10 процентов;
· ваши растения растут на 10 процентов быстрее, чем обычно.
Когда вы начнете получать желаемое, вы можете попробовать работать с более сложными мыслями. Но помните: вначале вам стоит изменить один определенный аспект, нечто, где изменение может быть легко замечено и приписано влиянию ваших мыслей.
ОТСРОЧЕННЫЕ ВО ВPEMEHИ НАМЕРЕНИЯ
· Если у вас все еще есть некая медицинская проблема, отправьтесь мысленно туда, где она началась. Направьте намерение на разрешение именно тогда. Подождите, чтобы посмотреть, улучшится ли ваше состояние.
· Если вы не ладите с кем-либо, вернитесь обратно в тот момент, когда между вами впервые возникли разногласия, и направьте свое намерение туда. Помните о том, что необходима точность.
· Спросите своих друзей и семью, можете ли вы попробовать использовать смещенную во времени молитву для некоторых из них, кто был болен 5 лет назад. Сконцентрируйтесь на их бывшей болезни и проверьте, и затем проверьте, улучшит ли это их состояние в настоящем. Эта процедура может показаться настолько невероятной и такой безвредной, что они, вероятнее всего, разрешат ее провести. Если вы чувствуете в себе достаточно смелости, то можете поэкспериментировать в местной больнице. Но сначала не забудьте получить согласие пациентов и персонала.
Опишите результаты на сайте книги «Эксперимент по намерению»: www.theintentionexperiment.com
.
УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ РАБОТЫ С НАMEPEHИEM В ГРУППЕ
Соберите группу своих друзей, которые согласны принять участие в нескольких упражнениях по развитию умения направлять намерение в группе. Создайте пространство намерения, где вы будете встречаться каждый раз. Выберите цель в вашем сообществе. Вот несколько возможных:
· улучшение погоды;
· снижение преступности на 5 процентов;
· снижение загрязненности на 5 процентов;
· уменьшение количества мусора на определенной улице;
· доставка почты на час раньше;
· успех какой-либо общественной инициативы (например, отмена решения о постройке вышки мобильной связи в вашей местности);
· снижение количества дорожно-транспортных происшествий с участием детей на 30 процентов;
· повышение общего уровня успеваемости в отдельно взятой школе на один балл;
· снижение уровня жестокого обращения с детьми в вашем обществе на 30 процентов;
· снижение уровня незаконного ношения оружия на 30 процентов;
· повышение (или снижение) выпадения осадков на 10 процентов;
· снижение количества алкоголиков на 25 процентов.
В зависимости от природы вашего намерения выберите одного члена группы ответственным за получение статистических данных о местных происшествиях, погоде или преступности. Для получения данных такого типа полезно собрать данные за последние 5 лет, касающиеся вашей местности, чтобы иметь достаточно данных для проведения сравнения.
Затем, при встрече, сформулируйте групповое намерение. Когда вы настраиваетесь, представляйте себя единым целым с другими экспериментаторами (скажем, гигантским шаром или иным символом единства). Когда вы все вместе войдете в медитативное состояние, пусть один из членов группы зачитывает намерение. Регулярно встречайтесь, чтобы посылать одинаковые намерения. Внимательно читайте статистику за 1 месяц перед и 7 месяцев после вашей работы с намерением. Отмечайте все изменения.
Отправляйте результаты на сайт книги www.theintentionexperiment.com
.
 
ГЛАВА 15
ГРУППОВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НАМЕРЕНИЯ
Теперь я предлагаю вам принять участие в масштабном групповом эксперименте совместно со многими, если не со всеми, читателями этой книги. Если вы готовы принять участие в самом масштабном эксперименте по изучению влияния сознания на материю, то читайте дальше.
Принимая участие в этой групповой работе с намерениями, вы становитесь частью важного новейшего исследования, направленного на изучение силы намерения. На нашем сайте есть блоги и интерактивные элементы, используя которые, вы сможете общаться с другими людьми со всех концов света, чье мировоззрение схоже с вашим, обсуждая наши общие результаты и результаты индивидуальных экспериментов (см. главу 14).Естественно, это не обязательно и не является главной целью прочтения этой книги. На самом деле, я бы предпочла, чтобы вы не принимали участия, если вы не хотите участвовать. Мне необходимы активные участники, готовые серьезно относиться к эксперименту. Каждый эксперимент может занимать от нескольких минут до часа вашего времени, хотя в будущем мы можем попытаться провести несколько более продолжительные эксперименты.
Сначала зайдите на сайт www.theintentionexperiment.com. Там вы найдете информацию о датах и целях будущих экспериментальных исследований намерения. Мы определяем эти даты в соответствии со степенью геомагнитной активности. Сразу же, если собираетесь участвовать, отметьте даты у себя в ежедневнике, чтобы ничего не пропустить. Мы уже запланировали несколько экспериментов, но, так как научные эксперименты дороги и требуют длительного анализа данных, эксперименты будут разделены значительными временными интервалами. Если вы пропустите эксперимент, вам придется несколько месяцев ждать другого.
За несколько дней до эксперимента прочитайте предварительные инструкции, чтобы познакомиться с тем, что мы будем делать. В инструкциях будет объяснено, что вам необходимо выполнить многие из «настраивающих» упражнений из главы 13 перед тем, как посылать намерение. Вы найдете информацию о времени эксперимента в вашем часовом поясе. На сайте есть часы (показывающие восточное стандартное и гринвичское время), отсчитывающие время до каждого нового эксперимента. С их помощью можно определить эквивалентное время в различных часовых поясах.
Для такого научного эксперимента необходимо проявлять активность, опять же, предварительно ознакомившись с идеями, изложенные в этой книге. Мы попытаемся отстранить всех потенциальных вредителей или несерьезно настроенных участников, предлагая каждому потенциальному участнику ввести пароль, составленный из фраз или идей этой книги. Пароль будет меняться каждые несколько месяцев. Мы можем, например, попросить ввести четвертое слово третьего параграфа на 57 странице издания США в твердой обложке (или на странице 65 издания в мягкой обложке). Мы обязательно укажем пароли для каждого издания, вышедшего в каждой стране, чтобы в вашем распоряжении был пароль, вне зависимости от того, какое издание вы прочитали. Просто следуйте инструкциям. Единственный способ стать частью эксперимента состоит в том, чтобы прочитать книгу и войти на сайт, использовав правильный пароль, после чего вы получите личный пароль для дальнейших экспериментов.
Так как это научный эксперимент, нам необходимо знать некоторые подробности об участниках: возраст, пол, состояние здоровья, или, по возможности, экстрасенсорные способности. В день эксперимента вам будет предложено ввести некоторую информацию о себе. Несколько ученых составили краткие опросники, которые необходимо заполнить. Конечно, информация конфиденциальна и находится под защитой международных и национальных законов. После того, как вы один раз ввели свою информацию, вам больше не потребуется вводить ее при участии в дальнейших экспериментах.
В день эксперимента в определенное время, указанное на сайте, вас попросят направить тщательно сформулированное, подробное намерение. На сайте будут указаны все необходимые шаги. Вам потребуется настроиться на медитацию, войти в состояние сострадания и направить тщательно сформулированное намерение, сведения о котором будут размещены на нашем сайте.
Например, скажем, вы пытаетесь направить намерение ускорить рост хлорофитума в лаборатории Фрица-Альберта Поппа в Нойсе, Германия в пятницу 20 марта в 20:00 по стандартному западному времени. Мы поместим фотографию или изображение, переданное вэб-камерой, на сайт, чтобы вы могли направить свое намерение на правильный объект. На сайте будет размещена инструкция, согласно которой вам необходимо думать или произносить следующее предложение 20 марта в 20:00:
«Наше намерение состоит в том, чтобы хлорофитум в Нойсе рос на 10 процентов быстрее, чем контрольное растение».
Или, скажем, в нашем распоряжении имеется пациент с раной. Тогда наше намерение может звучать так:
«Наше намерение состоит в том, чтобы рана Лизы зажила на 10 процентов быстрее, чем в норме».
Так как это научный эксперимент, его структура будет обусловлена необходимостью получить точные, тщательно подсчитанные результаты: например, на 10 процентов быстрее или медленнее или на 10 градусов холоднее, чем в норме или чем контрольный объект.
Когда эксперимент закончится, результаты будут проанализированы нашей научной командой, в идеале еще и независимым статистиком, а затем опубликованы на сайте.
Я должна повторить, что не могу гарантировать, что эксперименты будут работать — с самого начала или когда-либо. Как ученые и объективные исследователи мы обязаны честно докладывать обо всех полученных данных. Вне зависимости от того, насколько успешными будут наши первые эксперименты, мы продолжим совершенствовать проект с каждым новым экспериментом, в котором мы узнаем нечто новое о групповом намерении. Если первый, второй или пятый эксперимент не дадут положительных результатов, мы продолжим свои попытки и будем узнавать больше с каждым полученным результатом. Сама природа передовой науки требует, чтобы мы бродили, вслепую нащупывая верный путь.
Чаще заходите на сайт, чтобы быть в курсе готовящихся экспериментов, результатах индивидуальных экспериментов (глава 14) и данных, полученных в ходе групповых экспериментов. Если вы получили удовольствие при чтении этой книги, то продолжайте чтение на сайте: это станет для вас продолжением, конец которого пока еще не определен.
www.theintentionexperiment.com
БЛАГОДАРНОСТИ
Материал, представленный в книге «Эксперимент по намерению», был взят из многочисленных интервью и переписок ученых и врачей, чьи имена упоминаются на этих страницах, а также дополнен внимательным прочтением научной литературы. Эти ученые: Гарольд Атманспашер, Клив Бекстер, Дик Бирман, Каслав Брукнер, Мелинда Коннор, Эрик Дэвид, Ричард Дэвидсон, Джон Диамонд, Уолтер Диббл, Томас Дарт, Саянтани Гош, Стюарт Хамерофф, Валерия Хант, Митч Кра-кофф, Константин Коротков, Стэнли Крипнер, Сара Лазар, Леонард Лейбовичи, Тодд Мерфи, Роджер Нельсон, Майкл Пер-синджер, Фриц-Альберт Попп, Дин Радин, Бенни Резник, Томас Розенбаум, Метод Санига, Мэрилин Шлиц, Гари Шварц, Джером Стоун, Инго Свонн, Уильям Тиллер, Эдвард Ван Вейк и Фред Алан Вульф.
Я также брала интервью у некоторых людей, имеющих опыт работы с намерением: одаренных экстрасенсов, таких как Инго Свонн, мастеров цигун, таких как Брюс Камар Франциз, целителей, таких как Эрик Перл, и многих других талантливых целителей, которые заполнили подробный вопросник.
Я особенно благодарна Влатко Ведралу за его помощь в освоении современной квантовой теории; Гари Шварцу за множество его идей и помощь во многих аспектах; Уильяму Тиллеру, который подробно объяснил мне свои теории; Стэнли Крипнеру, который мудро направлял меня и снабжал научными данными, и Дину Радину за его неоценимую цомощь в изучении науки отсроченного намерения. Я многим обязана Кливу Бэксте-ру, Дику Бирману, Каславу Брукнеру, Ричарду Дэвидсону, Сай Гош, Константину Короткову, Стэнли Крипнеру, Саре Лазар, Майклу Персинджеру, Фрицу-Альберту Поппу, Вину Радину, Томасу Розенбауму, Гари Шварцу, Джерому Стоуну, Уильяму Тиллеру, Эдварду Ван Вейку и Влатко Ведралу, которые читали части рукописи, где описывается их работа, и исправляли мои ошибки. Мне очень помогли книги «Будьте осторожны с тем, о чем молитесь» и «Исцеляющие слова» Ларри Досси; «Сознание и целительство» Мэрилин Шлиц; несколько книг Даниэля Бенора и его отличный сайт; книги Уильяма Тиллера; «Взаимосвязанное сознание» Дина Радина и «Первичное восприятие» Клива Бэкстера. Я пользовалась многими библиографиями, опубликованными в Интернете, включая библиографию Радина из «Взаимосвязанного сознания», библиографию Майкла Мерфи из «Науки медитации» и библиографии Стефана Шварца и проекта исследованию отсроченного намерения.
Приношу особую благодарность Сюзан Донах, Хейди Меткальф, Шэннон Галлахер и Эндрю Полсону из издательства «Свободная пресса» и Ванде Уайтли, Лиз Доусон и Белинде Бадж из издательства «Харпер Коллинз» в Великобритании за веру в успех этого проекта и оказание поддержки на каждой стадии его осуществления. Мои редакторы Лесли Мередит и Кэти Ка-эррингтон, а также корректоры — «орлиный глаз» Эндрю Коул-мэн в Великобритании и «неумолимые» Виола и Брайан Чол-фин в Соединенных Штатах сделали многое, чтобы рукопись стала лучше.
Отдельно хочу отметить Уилла Арнца, Ветси Чесе и Марка Винсента, участвовавших в программе «Что мы вообще знаем?» и поддержавших «Поле», а также другие мои проекты. И спасибо всей моей команде компании «Конатус», особенно Тони Эдвардсу, Джоанне Эванс, Николетт Вивьен и Павлу Миколовски, которые больше всех были вовлечены в «Жизнь в поле».
Мои агенты Рассел Гален и Даниэль в очередной раз продемонстрировали преданность проекту с самого начала и без устали трудились во многих уголках света, чтобы найти для него «дом».
Я благодарна за то, что каждый день узнаю об удивительной силе намерения, своим детям Кэйтлин и Ане.
Вклад Роберта Яна, Бренды Данн, Фрица-Альберта Поппа, Эдварда Ван Вейка, Софии Коген, Анны-Марии и всех работников Международного института биофизики в Германии, которые провели первый эксперимент с намерением, неоценим. Без них этой книги не было бы.
И, наконец, я благодарю своего мужа, Брайана Хаббарта, за первое посеянное «зерно» и осторожную заботу о «ростках».
Вклад Роберта Яна, Бренды Данн, Фрица-Альберта Поппа, Эдварда Ван Вейка, Софии Коген, Анны-Марии и всех работников Международного института биофизики в Германии, которые провели первый эксперимент с намерением, неоценим. Без них этой книги не было бы.
И, наконец, я благодарю своего мужа, Брайана Хаббарта, за первое посеянное «зерно» и осторожную заботу о «ростках».
ПРЕДИСЛОВИЕ
Бог всегда в движении, магия жива... магия никогда не умирала.
Леопард Коэн, «Бог жив, магия всегда в движении»
Перед вами продолжение книги «Поле», опубликованной в 2001 году. В попытке отыскать научное объяснение гомеопатии и духовному целительству я нечаянно наткнулась на то, что заложило основу для новой науки.
Во время своих исследований я встретилась с группой ведущих ученых, которые в течение многих лет изучали удивительные явления в области квантовой физики. Некоторые из них вновь вернулись К уравнениям, отвергнутым традиционной наукой как сомнительные. Эти уравнения описывают квантовое поле, порождаемое непрерывным перемещением энергии между субатомными частицами. Такое непрекращающееся квантовое движение и создает взимосвязь всей материи во Вселенной.
Другие вычисления подтверждали, что каждый из нас в своей основе также является сгустком пульсирующей энергии, непрерывно взаимодействующей с этим обширным энергетическим «морем».
Но наиболее «еретические» предположения касались роли сознания. Результаты тщательно спланированных экспериментов говорят о том, что сознание представляет собой субстанцию, находящуюся вне границ нашего тела, — упорядоченную энергию, обладающую способностью изменять физическую материю. То есть сила мысли может влиять на процессы внутри клетки и даже на целые многоклеточные организмы, такие как человеческое тело. Эта власть сознания над материей преодолевает время и пространство.
В книге «Поле» я попыталась собрать все идеи, возникшие во время отдельных экспериментов, и объединить их в единую теорию о взаимосвязанной Вселенной. «Поле» предоставляет научное объяснение многим загадкам, на которые человечество так долго не могло найти ответа, начиная от альтернативной медицины и духовного целительства и заканчивая экстрасенсорикой и коллективными бессознательными явлениями.
«Поле» явно вызвало активный резонанс среди общественности. Я получила сотни писем от читателей, сообщавших, что данная книга изменила их жизнь. Некая писательница даже хотела сделать меня героиней своего романа. Кроме того, два композитора написали музыку, черпая вдохновение из моего издания (одно из этих музыкальных произведений было исполнено на международном фестивале). По мотивам книги был снят фильм «Что мы вообще знаем?! Спускаясь в кроличью нору». Создатели фильма впоследствии выпустили календарь с подзаголовком «Что мы вообще знаем?!». Также цитаты из «Поля» были напечатаны на рождественских открытках.
Испытывая благодарность за такую теплую реакцию, я чувствовала, что мое собственное путешествие к открытиям только началось. Научные свидетельства, собранные мной для «Поля», подвели к удивительному и даже пугающему выводу: направленная мысль играет ключевую роль в создании реальности.
Направленные мысли, или то, что исследователи прежде называли «намерением», могут изменять физическую реальность. Простая, казалось бы, мысль обладает силой изменять мир.
После написания «Поля» я ломала голову над бесчисленным количеством возникших в связи с этим вопросов. Как, например, я могла применить то, что было подтверждено лабораторными исследованиями, к обычной жизни? Могла бы я, стоя на рельсах в метрополитене, как супермен, остановить 9-часовой поезд силой мысли? Могла бы я поднять себя в воздух над крышей дома, сконцентрировавшись на этом желании? Могла бы я теперь вычеркнуть из своей записной книжки номера врачей, так как получила возможность позаботиться о себе самостоятельно? Могла бы я помочь своим детям написать тест, просто думая об этом? Если линейное время и трехмерное пространство не существуют, могла бы я вернуться назад и изменить жизненные ситуации, заставившие меня чувствовать сожаление? И может ли мой скромный мысленный вклад сделать что-то, чтобы уменьшить такое огромное море страданий на планете?
Не совсем ясно, как использовать такие возможности в жизни. Следует ли нам постоянно отслеживать каждую мысль? Может ли пессимистичный взгляд на жизнь предопределить будущее? Обладают ли негативные мысли, этот непрекращающийся внутренний диалог осуждения и критики, каким-либо влиянием вне нашей головы?
Существуют ли условия, при которых шансы положительного воплощения наших мыслей особенно высоки? Может ли мысль влиять на прошлое? Должны ли вы или даже вся Вселенная сосредоточиваться на получении результата? Если мысли оказывают влияние на все в нашем мире в каждый момент времени, не пересекаются ли эти влияния между собой, и не аннулируют ли они друг друга?
Что происходит, когда много людей одновременно думают об одном и том же? Будет ли это иметь более значительный эффект, чем индивидуальные мысли? Существует ли порог, за которым индивидуальные мысли собираются в общее коллективное намерение, обладающее мощной силой воплощения? Зависит ли эффективность намерения от количества посылающих его людей — чем больше группа, тем сильнее эффект?
В значительном количестве литературных источников сегодня активно обсуждается сила мысли. Среди таких книг, например, «Думай и богатей» [1], написанная Наполеоном Хиллом, пожалуй, первым гуру самоактуализации. Намерение стало самым модным словом современности. Практикующие альтернативную медицину говорят о помощи пациентам исцеляться «намерением». Даже известная актриса Джейн Фонда пишет о воспитании детей «с намерением» [2].
Что же, удивлялась я, подразумевается под «намерением»? И как можно стать эффективным «намеревающимся»? Данной теме посвящено немалое количество популярной литературы, не имеющей, однако, особого смысла. Поверхностные фразы из восточной философии здесь, параграф Дейла Карнеги там... И никаких научных доказательств.
Чтобы найти ответы на все эти вопросы, я вновь обратилась к научной литературе, где стала искать объяснения цели-тельства на расстоянии, других форм психокинеза или власти сознания над материей. Научное направление, описанное в «Поле», развивалось в основном в 70-е годы. Поэтому я начала просматривать более современные исследования для получения нового материала.
Также пришлось обратиться к людям, которые научились использовать силу намерения в своих целях и обладали экстраординарными способностями: духовным целителям, буддийским монахам, мастерам, шаманам. Мне хотелось понять трансформационные процессы, через которые они прошли, прежде чем смогли эффективно использовать свои мысли. Я открыла множество способов использования намерения в реальной жизни — к примеру, в спорте, а также в таких практиках целительства, как биологическая обратная связь. Я исследовала, как примитивные, с точки зрения современного человека, племена включили направленную мысль в свои повседневные ритуалы.
Затем необходимо было найти подтверждения того, что совокупность намерений дает больший эффект по сравнению с индивидуальными усилиями. Выводы, полученные путем Трансцендентальной Медитации, были многообещающими. Они указывали на то, что совокупность одинаково настроенных мыслей создавала некий порядок в случайном поле нулевой энергии.
Когда я вышла за пределы «исследованной территории», передо мной открылась совершенно новая область для изучений.
Однажды вечером мой муж Брайан, настоящий генератор идей, высказал по-настоящему абсурдную мысль: «Почему бы тебе самой не провести несколько групповых экспериментов?»
Я не физик. Я не ученый. В последний раз я проводила эксперимент на лабораторной работе в десятом классе. Однако у меня было то, что доступно очень не многим ученым, — огромное количество испытуемых. Эксперименты с групповым намерением очень трудно проводить в обычной лаборатории. Исследователю нужны тысячи участников. Как он их найдет? Как он заставит их думать об одном и том же одновременно?
Читатели книги являлись идеальной самопроизвольно собравшейся группой, готовой участвовать в эксперименте. Действительно, у меня уже была моя собственная аудитория читателей — благодаря «Полю».
Сначала я обсудила идею проведения моего собственного исследования с почетным деканом технического факультета университета Принстона Робертом Яном и его коллегой, Брендой Дании — руководителем лаборатории исследований технических аномалий Принстона (ЛИТА). С этими людьми я познакомилась во время своей работы над «Полем». Почти тридцать лет они скрупулезно собирали доказательства влияния направленного намерения на технику. Ян и Дании — ярые сторонники научного метода. В жизни я встречала немного людей, способных изъясняться так же, как Роберт Ян, — идеально составленными, законченными предложениями. Бренда Дании одинаково виртуозно владеет и экспериментальными методами, и языком. Их участие в проведении эксперимента ограждало меня от многих ошибок.
Ян и Дании знакомы с большим количеством ученых, которых тоже можно было привлечь. К тому же они возглавляют Международную исследовательскую лабораторию сознания. Ее членами являются признанные научные деятели, проводящие исследования по всему миру. Дании также руководит организацией ДревоЛита — группой молодых ученых, заинтересованных в изучении сознания.
Ян и Дании немедленно заинтересовались моей идеей. Мы собирались много раз, обсуждая план работы. В конце концов, к исследованию решено было привлечь Фрица-Альберта Поп-па, помощника директора Международного института биофизики в Германии. Ему поручили провести первые эксперименты с намерением. Я уже была знакома с Поппом ранее благодаря своей работе над «Полем». Он первым открыл, что все живые существа излучают небольшое количество света. Будучи выдающимся немецким физиком, он пользуется международным признанием за сделанные им открытия и так же, как Ян и Дании, твердо верен научному методу.
Другие ученые, такие как психолог Гари Шварц, работающий в биологическом центре университета Аризоны, Мэрилин Шлиц, вице-президент по исследовательской и учебной работе Института духовных наук, Дин Радин, старший специалист ИОНа, и психолог Роджер Нельсон, работающий в проекте Глобальное Сознание, также согласились сотрудничать.
Нет никаких тайных лиц или организаций, спонсирующих этот проект. Все наши эксперименты, а также сайт, будут финансироваться из средств, полученных благодаря продаже данной книги, или из грантов.
Ученые, работающие над экспериментом, часто не могут рисковать, выходя за рамки своей компетенции. Поэтому при объединении уже существующих доказательств силы намерения я пыталась делать более обобщенные выводы на основании результатов данной работы. Затем необходимо было синтезировать все эти отдельные открытия в единую теорию. Чтобы описать словами концепции, которые традиционно записываются в виде математических уравнений, мне пришлось применять метафорические, приближенные значения истины. Временами, с помощью ученых, вовлеченных в проект, я занималась построением догадок. Важно понимать, что все выводы, содержащиеся в этой книге, представляют собой плоды передовой науки. Данные идеи все еще разрабатываются. Нет сомнений в том, что появятся и новые свидетельства, расширяющие и уточняющие эти первоначальные заключения.
Моя роль в проведенной работе была вновь весьма скромной по сравнению с другими людьми, находящимися на самом пороге научного открытия. В стенах лабораторий эти, в целом недооцененные, мужчины и женщины занимаются деятельностью, которую нельзя не назвать героической. Они рискуют своими грантами, академическими должностями, карьерой, «ощупью пробираясь в темноте». Большинство нацелены на получение грантов, чтобы иметь деньги, необходимые для продолжения научной работы.
Все прорывы в науке в какой-то степени «еретичны». Любое важное открытие частично, если не полностью, опровергает общепринятые взгляды. Быть истинным пионером науки, следовать путем непредвзятого, чистого научного исследования, — значит не бояться предполагать немыслимое и доказывать, что друзья и коллеги не правы, а научные парадигмы — ошибочны. Скрытый, осторожный, нейтральный «язык» экспериментальных данных и математических уравнений составляет не что иное, как фундамент нового мира, который постепенно становится видимым для всех нас, эксперимент за экспериментом.
Линн Мак-Таггарт
Июнь 2006
 
ВСТУПЛЕНИЕ
«Эксперимент по намерению» — необычная книга, а вы — необычный читатель. У этой книги нет конца, и я надеюсь, что вы поможете мне закончить ее. Вы не только читательская аудитория моей книги, вы — ее герои, участники передового научного исследования. Приготовьтесь принять участие в самом масштабном мировом эксперименте, демонстрирующем власть сознания над материей.
«Эксперимент по намерению» — первая «живая» книга в трех измерениях. Сама она, по сути, является вступлением, а ее содержание будет продолжаться и после того, как вы закроете последнюю страницу. В тексте вы найдете научные доказательства силы ваших собственных мыслей. Также вы примете участие в очень масштабном групповом эксперименте под руководством наиболее уважаемых международных ученых, работающих в области исследования сознания.
С помощью сайта книги «Эксперимент по намерению» (www.theintentionexperiment.com) вы и все остальные читатели сможете участвовать в удаленных экспериментах, результаты которых будут представлены на том же сайте. Каждый из вас станет ученым и проведет самое смелое исследование сознания из всех, что когда-либо проводились.
«Эксперимент по намерению» основывается на невероятном предположении: мысль влияет на физическую реальность. Природа сознания изучалась на протяжении более тридцати лет в престижных научных институтах по всему миру. Результаты экспериментов подтверждают: мысли могут воздействовать на все, начиная с простейших механизмов и заканчивая сложными живыми существами [3]. Следовательно, человеческие мысли и намерения являются реальными физическими «предметами», обладающими поразительной способностью менять наш мир. Каждая мысль представляет собой вполне ощутимую энергию, которая может что-то трансформировать. Мысль — не просто предмет, это предмет, влияющий на другие предметы.
Идея, что сознание влияет на материю, лежит в самом сердце непримиримого разногласия между классической физикой большого видимого мира и квантовой физикой — наукой о самых маленьких составляющих физической реальности. Это разногласие касается самой природы материи и тех способов, которыми ее можно изменить.
Вся классическая физика, да и вся наука в целом, основана на законах движения и гравитации, описанных Исааком Ньютоном в его книге «Начала», опубликованной в 1687 году [4]. Законы Ньютона описывают Вселенную, в которой все объекты движутся в трехмерном пространстве и во времени, подчиняясь определенным законам движения. Материя считается цельной, автономной и обладающей собственными определенными границами. Любое влияние подразумевает действие, производимое с каким-либо объектом, — влияние некой силы или столкновение. Изменить что-то — означает нагреть, сжечь, заморозить, уронить или дать хорошего пинка.
Законы Ньютона — основные «законы игры» науки, как однажды назвал их знаменитый физик Ричард Фейнман [5]. Они подразумевают, что объекты существуют независимо друг от друга. Эти законы и лежат в основе наших собственных философских взглядов на мир. Мы верим, что жизнь во всех ее проявлениях существует независимо от нас, и спокойно засыпаем по ночам в своих кроватях, уверенные: Вселенная не исчезает, как только мы закрываем глаза.
Тем не менее, этому упорядоченному взгляду на Вселенную как на коллекцию изолированных, подчиняющихся определенным законам объектов был нанесен сокрушительный удар в начале XX века. Тогда пионеры квантовой науки начали ближе «подбираться» к природе материи. Крошечные составляющие Вселенной, те самые мелкие частицы, из которых состоит большой объективный мир, не всегда вели себя в соответствии с законами, известными этим ученым.
Открытие такого необычного поведения частиц привело к идеям, которые вошли в историю под общим названием «Копенгагенской интерпретации». Именно в Копенгагене упорный датский физик Нильс Бор и его талантливый коллега немец Вернер Гейзенберг и сформулировали выводы своих поразительных математических открытий. Бор и Гейзенберг поняли, что атомы — это не маленькие солнечные системы «биллиардных шаров», а нечто непонятное — маленькие облака вероятностей. Каждая субатомная частица отнюдь не является чем-то твердым и стабильным, а существует просто как потенциал любой из своих будущих сущностей (физики называют это суперпозицией) или суммой всех вероятностей, — нечто, напоминающее человека, смотрящего на свое отражение в зеркальном коридоре.
Одно из открытий Бора и Гейзенберга имело отношение к идее «неопределенности»: невозможно знать все о субатомной частице в один момент времени. Если, к примеру, вы получите информацию о том, где находится частица, вы не можете в то же время выяснить, куда точно она движется и с какой скоростью. Бор и Гейзенберг рассматривали квантовую частицу и как твердый определенный объект, и как «волну» — большой размытый участок пространства и времени, в любой точке которого может находиться частица. Это подобно тому, как если бы человек мог одновременно находиться в разных частях улицы, на которой живет.
Ученые сделали вывод, что наиболее элементарная физическая материя не является твердой и стабильной, она вообще пока ничем не является. Субатомная реальность оказалась отнюдь не твердым и надежным состоянием бытия, какой ее описывала нам классическая наука, а эфемерной бесконечностью возможностей. Мельчайшие крупицы реальности казались такими непостоянными, что первым квантовым физикам приходилось использовать грубые приблизительные обозначения истины — математические ряды вероятностей.
На квантовом уровне реальность напоминает совершенно неопределенную смесь. Квантовые теории, которые развивали Бор, Гейзенберг и другие ученые, потрясли основание ньютоновского взгляда на материю как на нечто дискретное и автономное. Они утверждали, что материя на своем самом фундаментальном уровне не может быть разделена на отдельно существующие части и, по сути, не может быть даже точно описана. По отдельности объекты не имеют смысла, они имеют его, только находясь в подвижной взаимосвязи.
Пионеры квантовой науки открыли также поразительную способность частиц влиять друг на друга, несмотря на отсутствие всего того, что, как считают физики, может оказывать влияние: взаимодействие сил, происходящее при движении с ограниченной скоростью.
Раз вступив в контакт, частицы сохраняют странную связь друг с другом на расстоянии. Например, магнитная ориентация одной субатомной частицы мгновенно оказывает влияние на другую, вне зависимости от того, как далеко друг от друга они находятся.
На субатомном уровне изменения происходят и благодаря динамическим изменениям энергии. Крошечные скопления вибрирующей энергии постоянно обмениваются энергией между собой через «виртуальные частицы». Это напоминает игру в баскетбол — бесконечный процесс перебрасывания, порождающий неизмеримо огромный базовый уровень энергии во Вселенной [6].
Субатомная материя оказалась связанной с процессом непрерывного обмена информацией, вызывающего постоянное обновление и тонкие изменения. Вселенная — это не склад статичных отдельных объектов, а единый организм, взаимосвязанная энергия полей в непрерывном состоянии становления. На своем бесконечно малом уровне наш мир похож на обширную квантовую информационную сеть, все компоненты которой всегда находятся на связи.
Единственное, что может придать определенность этим маленьким облачкам вероятностей, — присутствие наблюдателя. Когда ученые решили провести измерения, чтобы лучше разобраться в природе частицы, ее субатомная сущность из своей вероятности существования переходила в одно определенное состояние.
Выводы этих ранних исследований были невероятны: сознание каким-то образом превращало возможность в нечто реальное. Оказывается, когда мы смотрим на электрон или проводим измерения, мы помогаем определить конечное состояние. Следовательно, самым важным компонентом в создании нашей Вселенной является сознание, которое за ней наблюдает. Некоторые уважаемые представители квантовой науки утверждали, что Вселенная представляет собой демократичное и общее творение — результат совместных усилий наблюдателя и наблюдаемого [7].
Эффект наблюдателя в квантовых экспериментах также свидетельствует в пользу «еретической» идеи, что сознание играет главную роль в процессе превращения неупорядоченного квантового мира в нечто напоминающее повседневную реальность. Это говорит не только о том, что наблюдатель вызывает наблюдаемое к жизни, но и о том, что ничто во Вселенной не существует как реальный «объект» без нашего восприятия.
Получается, сознание наблюдателя заставляет беспорядочную «смесь» принять некую форму. Следовательно, реальность не постоянна, а изменчива, нестабильна и открыта влиянию.
Мысль, что сознание создает физическую Вселенную и, возможно, влияет на нее, противоречит современному научному взгляду на сознание. Традиционное представление о сознании развивалось на основе теорий Рене Декарта, философа, жившего в XVII веке. Он утверждал, что сознание отлично и отдельно от материи. Постепенно такое представление привело к заключению, что сознание производится мозгом и «заперто» в черепной коробке.
Большинство современных физиков бьются над главной головоломкой нашего века: крупные объекты отдельны, но крошечные блоки, из которых они состоят, находятся в процессе постоянной и непрерывной коммуникации друг с другом. На протяжении полувека физики принимали как должное, что как только электрон, ведущий себя определенным образом на субатомном уровне, «понимает», что он является частью большего целого, как он тут же действует согласно законам физики Ньютона.
В целом ученые перестал